Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Всё, что ты пожелаешь


Всё, что ты пожелаешь

Сообщений 151 страница 171 из 171

1

Время: 1265 год, 8 октября
Место: Темерия, земли барона Хаймонта.
Описание:  ребенок в семье - радость в доме. А уж если это законный наследник благородного и справедливого барона Руперта Хаймонта и его молодой супруги - радость для всех его подданных.
Вот только баронесса угасает с каждым днём - неведомая болезнь сразила благоверную.
Гонцы скачут во все концы, клича лекаря.
И, как ни странно, ведьмака.

+3

151

Поместье. Спальня баронессы.
Воротилась сестрица светловолосая, за водицей студеной посланная, торопливо так подскочила, сосуд заветный пред Ивоной поставила. Ведьма лишь головой кивнула.
- Хорошо. Жаль только, горлышко узкое, но какое уж есть.
Нахмурилась девица, посерьезнела, полезла в свой узелок заветный за травами, да едва уголок один потянуть успела, одернула ее бабка, заставляя в шепот невнятный вслушаться.
- Помогла бы, - не стерпев ответила знахарка, точно также тихо, чтобы не слышал никто, - Да не здесь и не так…
На том и замолкла. Узелок на колени опустила, в ладонях руку старухину сжала, внимать приготовилась. Тяжело было няньке бароновой, последние минуты свои она доживала, однако, чудились в ней еще отголоски силы былой да желание неясное что-то важное высказать. Наклонилась к ней кметка деревенская, к самым губам почти ухом приникла, закивала едва заметно: понимаю, мол, понимаю; о чем толкуешь, все сделаю. А сама-то, тем временем, еще и умом пораскинула. «Соль да знаки – то дело ясное, а с молитвой вот посложнее будет. Не пристало мне новых богов себе выбирать. Может, ты и права, старая, в словах ведьминых силы немного будет, да только я иного-то не желаю. За всякий талант своя настает расплата. Тебя вот сейчас государыня Смерть ожидает, а чего еще ты на тот алтарь вознесла никто теперь не узнает…» Вздохнула Ивона, разжала пальцы, выпуская руку старушечью, а потом, глаза ей закрыв, подняла свои очи черные на мутанта кошкоглазого да на Виррку, что недалече стояла. Обратилась вот только к одному Лето.
- Слыхал? – осторожно спросила, одними губами, можно сказать, - Уж не знаю, насколько слова те правдивы, да только нам все равно надлежит дело сделать. Я совету последую. Пойду начерчу письмена над воротами, да соль под порог насыплю, а ты уж сам смотри, хочешь – езжай за водицей, хочешь – с бароном, вон, оставайся да с баронессою. Неясно оно, когда тварь окаянная по наши души опять пожалует.
На том и закончила ведьма речь свою. Поднялась на ноги, отступила от бабки помершей, да знакомку недавнюю за рукав дернула.
- Со мной пошли – подсобишь. Только тихо. Не хочу, чтоб за нами тут наблюдали.
И, ухватив Виррку за руку, потянула знахарка деревенская ее прочь из покоев местных владетелей. И ни слова, ни пол слова более не промолвила, покуда не скрылась из виду дверь, что в спальню вела баронову.

Поместье. Коридоры. Где-то между вторым и первым этажом.
- На кухню идем, - так ведьма проговорила, когда часть пути позади осталась, - Наказала мне бабка обряд кой-какой совершить. Я бы и одна совладала с ним, да вдвоем оно сподручнее будет. А что до самой старухи – померла она. Поминай теперь в молитвах своих да назад не зови.
На том и затихла Ивона. Дальше молча пошла. Не хотелось ей то обсуждать, что в спальне случилось. Вот и не знала она бабки, веры ее не жаловала, а все равно пригорюнилась. И почему всегда в жизни все так случается, что за чужие грехи другие расплачиваются?

Отредактировано Ивона (2016-10-20 17:52:38)

+7

152

События летели к чертям, словно тело барона в стену несколькими минутами ранее. Вот, из жизни ушла старуха. Инга могла сопроводить ее лишь холодным взглядом бессильного профессионала. Сердечный приступ в подобном возрасте переживают единицы, чистая статистика, разве что подловить его на "тревожных звоночках" еще до непосредственно его самого. Таковы были реалии нынешней медицины. И нильфгаардка не корила себя за это. Да что уж там, некогда ей было, ведь Руперт снова очнулся.
- Милсдарь барон, попрошу вас не делать резких движений,- вступилась девица, выдержав тактичную паузу опосля ответа на вопрос ведьмака,- вас сильно приложило. Даже для человека с вашим телосложением это может оказаться чревато сотрясением мозга и если не переломами, то трещинами в костях. Вы потеряли сознание , верно?- ей было уже плевать на существо неведомой силы, растекшееся лужицей на полу, на ведьмака, который внезапно осознал, что именно надо делать, да даже на почившую бабку. Врачевательница действительно умела увлекаться, и сейчас именно это спасало ее от страх, безумия и прочих радостей контакта со сверхъестественным,- это серьезно, поэтому я прошу вас. Лежите и не двигайтесь, пожалуйста, нужно как минимум проверить целостность ваших ребер степень травмы головы, если она есть конечно,- с этими словами она мягко, но настойчиво надавила ладонями на плечи хозяина дома, возвращая его крепкую тушу на мягкое пространство кровати,- вы же не хотите упасть на ровном месте и расшибить себе еще чего?- черноволосая склонилась над головой мужчины и занялась проверками, сама надеясь избежать чужого сотрясения. Его лечение затягивается, требует наблюдения хотя бы несколько дней.
- А вы, милсдарыня, как себя ощущаете? В вашем положении подобные ситуации могут обернуться физическими последствиями? Есть жалобы?- она обращалась к виновнице сегодняшних бед между делом, даже не глядя в ее сторону, но не из презрения или осуждения, то было лишним для образа идеального беспристрастного врачевателя, недостижимого, но желаемого.
- Так, а теперь, господин, проверим целостность костей... Кричите, если будет очень больно...

+7

153

Поместье. Спальня баронессы, потом кухня.
Как ни старалась ведьма, как ни вилась вокруг бабки, а все было понапрасну. Старуха прикрыла морщинистые веки и тихо испустила дух, оставляя всех окружающих наедине со своими мыслями в этой гнетущей и напряженной обстановке. Вирра чувствовала себя измотанной и опустошенной и могла лишь молча смотреть на тело некогда приветливой старухи, любезно привечавшей их в этом поместье. «Вот и все, была бабка и нет бабки, а кто тому виной? Правильно, баронесса захапущая! Кашу заварила, а расхлебала бабка. Расхлебала, да не сдюжила…». Что такое скорбь, сестры, к своему сожалению, знали. Правда делали они это тихо, без причитаний и лишних слёз, пряча свою горесть в глубине души.
   — Пошли уж, раз ни черта поделать не смогли. — За ведьмой Вирра потянулась охотно, доверяя знакомой и молча следуя за ней темными коридорами поместья. Девушка прекрасно понимала, что чтобы не задумала Ивона, помощь явно не будет лишней. «Ну как подам чего, аль подсажу. Чай одной-то все сложнее, чем с кем-то на подмоге». Однако на самом деле, наёмнице просто не терпелось поскорее убраться из покоев баронессы, не желая видеть ни лица хозяйки, ни тела шибко понравившейся ей старухи.
   Шли они молча, не желая ворошить прошлое и обсуждать случившееся. Вирра же и вовсе была поглощена своими мрачными мыслями, невидящим взором рассматривая стены коридора.  Нынче блондинку не интересовали портреты вальяжных господ, позолоченные канделябры и прочая красота, украшающая поместье барона. Куда больше наёмницу волновало другое - неужели существо может вернуться? «Если так, то что будет дальше? Уж давно ясно, что ни нам, ни ведьме с ведьмаком, с ним не совладать! А коль бабка мертва, то и помощи, стало быть, ждать неоткуда». Впрочем, как оказалось, волновалась Вирра зря, ибо старуха, даже на одре смертном сумела о них позаботиться. 
   — И ты сумеешь его провести? — Нет, наёмница вовсе не сомневалась в силах Ивоны, просто даже она знала, что ведьмы-то бывают разные. — Если так, то и волноваться нам не о чем.«И пусть силы темные, губу свою не раскатывают!».  Только вот волноваться все равно было о чем, и где-то в глубине души Вирра прекрасно это понимала. Однако понимать – не признавать, а потому шла Качмарчик дальше, лелея мечты, что вскоре все закончится и они с сестрой наконец-то уберутся отсюда восвояси.
   Кухня встретила девушек безжизненной пустотой.  Без бабки здесь было неуютно, да и все вокруг, как назло, напоминало Вирре о старухе. «Жаль, что время вспять не повернуть», пожалуй, посиделки на кухне были одним из самых приятных событий в её жизни. «И почему жизнь просто не может быть радостной?», вздохнув, девушка подняла опрокинутые в спешке стулья, зачем-то выставляя их возле стола, чем в это время занималась ведьма, она не видела.
   — Как думаешь, это существо ещё вернется? — Вирре было уже все равно, какая участь ждет баронессу и её ребенка. Они с Риной оставались здесь только заради бабки. Той самой, что почила с миром в хозяйской опочивальне. «Один хрен денег не заплатят, так ещё и до волос седых доведут». Вновь встретиться со злобным существом, чем бы там оно ни было, наёмнице не хотелось. «Хватит на нашу долю приключений, хлебнули уже сполна». Всего за одну ночь они увидели столько ужасающих существ, сколько не видели за всю свою жизнь.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-10-21 17:40:48)

+5

154

Комната баронессы

Молитвы позабытым и запрещенным богам, смерть и страшные клятвы.
Мир этот - безумный, отвратительный, паскудный, требовал всё больших и больших жертв и подношений.
Помолиться. Смыть след демона водой из определенного источника. Казалось бы, такие малые жертвы. А просившая их взяла и испустила дух.
Руперт, широко распахнув глаза, переспросил у Лето его просьбу. А когда убедился, что не ослышался, то лишь сухо кивнул. Впрочем, совсем скоро ему пришлось защищать свое моральное положение и вес в обществе.
- А? Что? Милсдарыня... как вас там? - барон отмахнулся от хирурга. - Займитесь моей женой! Здесь она, а не я беременная!
Пожалуй, только хорошее воспитание и отбитый хребет удержали Хаймонта от мата.
- Знаю, ведьмак. Я знаю, где это. В том озере рыба не водится, вода холодная... деревенские болтали, что видели там русалок. Но им везде все кажется да чудится.
Барон, отмахнувшись в который раз от назойливой врачевательницы, кивнул ведьмаку на дверь. И лишь обернувшись у самых дверей, бросил взгляд на Ингу.
- Поручаю здоровье моей жены тебе. Будет здорова - осыплю серебром. Сгинет - голову отрублю.

Выйдя в коридор, барон кликнул людей, приказав стоять на страже и во всем слушаться Микалину. Оставшись с ведьмаком наедине, Руперт тяжело вздохнул.
- Что это было? Та тварь... я думал, что такое может существовать только в сказках. А потом эта бестия... Грася... я знал эту старуху с самого моего рождения, но никогда бы не подумал, что она способна на такое.
Руперт вздохнул ещё раз.
- Озеро находится на севере. Съедешь с тракта на едва заметную тропу близ первого же поворота. А дальше никуда не сворачивай. Вот только... - барон на мгновение задумался, - это не входит в первоначальную сделку, да? И что попросишь ты за свои услуги?

примечание: Ивона и Вирра, Кристанна и Рина, я вам пока не нужен. Правда? Если же нужен, то я обязательно напишу. Вы только сообщите.

+5

155

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]Коридор

Лето одарил барона тяжелым взглядом. Не время было трепаться и обсуждать, что же за порождение темной силы посетило его поместье. Впрочем, хозяин - барин. В долгие и пространные разъяснения ведьмак пускаться все равно не собирался, даже будь на них время.
- Это демон. Либо очень похожая и очень могущественная сущность. Отвадить ли, победить ли - все невероятно сложно. Худо, что ваша жена противиться ему боится. Сделку он навязал нечестно, но страхом давит. - мутант бросил взгляд на покосившуюся картину мужчины в возрасте, чертами лица напоминавшего самого Руперта. - А Грася отсрочила неминуемое. Вы ей благодарны быть должны.
Наконец ведьмак получил указания к тому, как проехать к нужному ему озеру. Уже развернувшись и начав шагать по коридору в сторону лестницы, ведущей к выходу, он на пару мгновений остановился и ответил на вопрос хозяина этих несчастных, сотрясающихся от горя земель.
- Ничего мне дополнительно не надо. Изначальный контракт еще не закончен. - он шмыгнул носом. - Посмотрим позже.
Ведьмак спустился во двор и направился к конюшне. Лошади, конечно, поперепугались за ночь не раз, но его конь был привыкшим к ужасам, что ждут путника чуть дальше обочины дороги. Так и дремал, стоя на привязи. Разбудив животное, Лето дал ему минутку на приход в себя, справление нужд и питье, сам же в это время откупорил свою флягу с водой и выплеснул ее содержимое на землю.
Совсем скоро он скакал по дороге на север, огибая камни и поваленные деревья - следы работы то ли беса, то ли ночных лесорубов-браконьеров. Из куста сиганул кролик, почти под копыта коня, тут же скрывшись в ночной тени. Лето гнал вперед, не останавливаясь. Впереди показался поворот, и вот она - та самая тропинка. Обладатель зрения обычного, человеческого, ни за что бы не различил ее ночью, летя галопом. Резко свернув, он немного замедлил ход. Чем дальше в лес, тем природа нетронутее, тем меньше следов растекающихся по земле бед.
Озеро встретило его мертвой тишиной и веявшей от него прохладой, какая бывает только солнечным зимним утром. Спустившись на землю, Змей принялся набирать воду.

+5

156

Поместье. Комната баронессы

- А ведь я даже не удивлена...- глубоко вздохнула черноволосая нильфгаардка, взглядом провожая побитого барона за дверь натерпевшейся ужасов спальни. Так было в большинстве случаев,- ведь, конечно же, сейчас то никто уже не умирает,- возмущенно кинула она вдогонку прежде чем развернуться к единственному оставшемуся в комнате человеку. Хотя нет, к двум.
- Я дико извиняюсь, но... Если ваш муж внезапно дернется и свалится в обморок от болевого шока из-за сломаного ребра, то я делала все что могла, да мне не дали...- а после она вроде-как успокоилась, напоследок сдув опавшую на глаз прядку черных как смоль волос, только замялась на секунду, обдумывая что именно успела за последнюю минуту наговорить,- Кхм... Да, но в голову вы не берите, вам вредно. Просто... Хочется делать как положено, но нет, у всех всегда свое мнение даже на врачебное дело,- с этой фразой южанка уселась рядом с Микалиной, вид у нее был недовольный и даже пара глубоких вдохов не сильно помогли успокоить бушующую профессиональную гордость, по крайней мере пока перед глазами на полу красовалась эта чудная жижа ни о каком спокойствии точно речи быть не могло.
- Вы как себя ощущаете то, милсдарыня? Ну, окромя нервов?- в руках между делом оказалась сумка, из сумки показался лоскуток белоснежной ткани, которым опытные руки хирурга умело стерли с лица беременной лишнюю влагу,- Вот так оно получшей будет,- сумела даже обнадеживающе улыбнуться врачевательница, вложив в руки горе-женушки импровизированный платок.
- Еще, думается мне, нам стоит другое помещение занять,- нильфгаардка поднялась и протянула своей новой подопечной руку,- это как минимум не стерильно,- шутка заведомо была неудачной, но другой методы обстановку разряжать дочь южных земель не знала, разве что чьей-нибудь внезапной смертью, что в данный момент определенно было бы лишним,- идти то сможете?

+4

157

Спальня баронессы, позже коридоры поместья
Рина встретила смерть единственного, кроме сестры, небезразличного ей в этом помещении человека молча, сдержанно, лишь внутри что-то ёкнуло, да оборвалась ещё одна тонкая ниточка.
Охотницы видели много скорбного и смерть была гостей в их жизни частой и приветливой, навещала она их регулярно, видать, очень ей у них нравилось. После того, как Грася отмучилась, Рина перевела взгляд на барона, тот кажется и вовсе бровью не повел, лишь о жене своей пекся, охотница нахмурилась. Нет, это правильно думать о живых вперед мертвых, но она тебя гада неблагодарного вырастила! Возопила про себя оскорбленная за бабку наемница. А эта твоя грелка постельная, что из этой самой постели под венец ловко прыгнула, и из-за которой мы все пострадали, что она сделала? Баба мерзкая. Если раньше Рина скрывала свою неприязнь к Микалине, то сейчас та на лице девичьем проступила отчетливо, она даже рот открыла высказать баронессе все, что она думает по её поводу, да не успела. Одна из девиц, что последними приехали, ловко подхватила охотницу под локоток и поволокла прочь. Рина, признаться, опешила, даже не сразу сообразила, что происходит, только когда за дверью оказались и стали в направлении выхода из поместья двигаться. Кажется, она двор поминала в своем обращении к напарнице-докторше.
- Никуда я с тобой не пойду! – Рина хотела руку выдернуть, да отойти подальше, но не сразу у неё это получилось, рыжая была упорной и хватка у неё была железная. - Вот ещё не хватало мне шляться ночью не пойми где и не пойми с кем.
Найди другого дурака – про себя добавила девушка, глядя на женщину хмуро, стоя посреди коридора поместья баронского.
- Скажи сначала, что задумала. – Рина скрестила руки на груди, всем своим видом показывая, что с места не сдвинется, пока не получит объяснения. Хватит сюрпризов, они уже навидались за сегодня чудищ и явно только чудом избежали увечий и травм, с жизнью не совместимых. К тому же бабке эта рыжая не нравилась, и охотница склонна была верить почившей Метелице. – Или ищи себе другого помощника, вдруг ты заодно с этим…демоном.
Рина припомнила как злодей про "цену" что-то говорил, поэтому опасения девушки были вполне оправданы. Стать жертвенной овцой во благо чьего-то облагодетельствования охотнице не хотелось, лучше бы побыстрее от новой попутчицы отделаться и сестру найти с ведьмой. Тоже такие интересные, умотали неизвестно куда, ищи их теперь, а вдруг случится что?! Тревога за Вирру всколыхнулась в душе с новой силой, Рина даже принялась прислушиваться – не слышно ли воя нечеловеческого или ещё какого шума подозрительного.

+7

158

Коридоры поместья. Позднее кухня.
Долго Ивона молчала. Шла себе коридорами темными, под ноги смотрела да прядь волос теребила задумчиво. Тяжело на душе у нее было, неспокойно как-то. Чуяло сердце ведьмино, что не избыли они еще напасти поместной, что там, где конец вышел, и начало будет, и не могло против того ни слово помочь, ни меч серебряный, а чего могло, то в землю ушло да с бабкою сгинуло. Одно лишь осталось, за что мысли цеплялись девичьи, - тот обряд, про который Метелица старая сказывала. Простой он был, знакомый такой, обережный, казалось бы, ничем не должен помочь, однако, старуха умелая в него верила, и знахарка деревенская указанья ее послушалась.
- Смочь-то смогу, - так откликнулась кметка, когда Виррка с нею заговорила, - Только что из того выйдет, не ведаю. Бабка-то наша темному Богу молилась, к силам его взывала, а я наговоры иные знаю, да к тем прибегаю, кто той же породы, что и Лихо окаянное, по души наши явившееся.
Помедлила Ивона, обернулась к своей попутчице, окинула ее взором внимательным. Хорошая была девка, ладная, добрая, к бедам чужим отзывчивая. Такую-то и печалить неловко как-то. Потому не решилась ведьма все так оставить, как есть, поравнялась с сестрицей-наемницей, положила ладонь свою узкую на плечо ее тренированное.
- Ты не думай о том, не горюй. Все, что в силах моих, я сделаю. Отведу беду, насколько смогу. Коль права была бабка, избавим мы этот дом от сущности проявившейся, спасем барона несчастного, оградим жинку его от напасти. Только знаешь, будь воля моя, я бы эту девицу живой в объятия демона кинула. Сама она с ним на сделку пошла, сама любви себе пожелала, да сытой жизни. И коли будет смерть ее решеньем единственным, не вставай на моем пути, и сестру свою удержи. Я вам зла не желаю. Вышло уж так, что и вас круговерть затянула проклятая.
Пожала девица плечами да и дальше пошла. Как раз впереди та дверь замаячила, что на кухню вела. Распахнула ее деревенская знахарка, огляделась, воздух потрогала, по губам языком провела, а там выдохнула протяжно и пошла по ящикам шарить, искала она соли мешок да масла бутыль. Впрочем, последнее в дело пускать, быстро кметка раздумала. «Тут уж либо водой молитвенной заклинать, либо кровью собственной огораживать», - так рассудив, подхватила кружку пузатую, зачерпнула соли в нее, да на дверь кивнула знакомке.
- Пойдем теперь. Не знаю уж, сколько времени отвели нам силы небесные, но, чем раньше все сделаем, тем спокойнее будет, - вздохнула Ивона, втянула воздух ночной, кровью да болью пропитанный, на ворота глянула, на порог затем и, рассудив, что со сложного начать разумнее, поспешила к самому выезду, - Явится сущность та, что пред нами предстала ранее. Когда и где мне неведомо, но что назад воротится, то дело ясное. Не уходят такие, платы не взяв.

Поместье барона. У ворот.
На том и затихла ведьма. Крепко сомненья ее держали. Не знала она, чего дельного из обряда выйдет, но, куда деваться, обещала – делай теперь. Вот и сделала. Подошла к воротам, задрала голову, призадумалась.
- Взобраться мне надо на самый верх, - так промолвила, к Виррке уже обращаясь, - Тут мне помощь твоя и понадобится. Подсобляй давай. Я-то хоть и в деревне выросла, а не больно лазать люблю. Давай-ка ты первая, а там руку мне дашь, да подтянешь, как-нибудь и взберемся. И на вот еще, соль себе положи, пока я ее не рассыпала. Мне и сунуть-то ее некуда.
Насупилась девица, глаза свои черные сузила, юбку поправила, чтобы не мешалась, да сапоги с ног прочь скинула. «Потом подберу, как дело сделаю».

+6

159

Темерия. 8 октября 1265. Вечер. Поместье барона Хаймонта. Поместье, затем - двор и близ ворот

Задумка, что сложилась  в голове у рыжей из всей той информации, что была получена от других и того, до чего она дотумкала сама, была чистой воды авантюрой, задуманной впопыхах и основанной на отрывках фактов и древних, деревенских приметах и байках.
Не стоило и говорить, что в случае провала  - Кристанну ждало кое-что похуже смерти...
Но другого-то выхода всё равно не было..?
Так, что, прихватив в качестве "добровольца" с собой одну из наёмниц, проклятая бодрым скорым шагом двигалась к выходу из поместья, держа ту под локоть.
Но перед самым выходом, видимо, придя в себя от проявленных в отношении неё столь бесцеремонных действий, девушка встала в позу.
- Ну, уж прости, что без предварительных ласк, но времени на них вот как-то нет совсем! - взмахнув руками и шумно хлопнув ими себя по  бёдрам, с сарказмом возгласила Кристанна, - Эта сука, только после того внутрь прошла, когда подо мной конь взбрыкнул. А с чего коню просто так взбрыкивать, словно ему в жопу раскалённый прут всунули?
О том, что здешняя защита, если она всё-таки была и догадки проклятой были хоть сколь-нибудь верны - скорее всего среагировала на неё, она пока благоразумно смолчала.
- Не спросит - ладушки. Спросит - чего-нибудь совру...
- Ай, да больно много чести тебя в жертву приносить, - небрежно махнув рукой сказала рыжая, про себя отметив, что здравого смысла в девушке поболе, чем она себе представляла ранее, - Мне он такую цену заломил, что проще на осине повеситься, чем исполнять... Посмотреть я хочу, что там с этими воротами такого было, что он пройти не мог. Ясно? - Так идёшь, или тебя на плечо взвалить и тащить?
Уже через несколько минут, проклятая смогла лицезреть презабавную в иной ситуации картину - подобрав юбку, на стену лезет ещё одна из приехавших лекарок, которую страхует сестра утянутой Кристанной с собой наёмницы.
- Значит, всё верно. Значит, сукин сын пройти кое-где не может! - подумала проклятая, прибавив шагу, - Ну, ничего, трахожоп, отольётся тебе твоё бессмертие так, что взвоешь...
- Эй, чернявая, стой-ка! - встав в двух шагах от корячившейся у стены наёмницы и корячившейся уже на стене брюнетки, огласила окружающий мир повелительным требованием Кристанна, - Что удумала?

Отредактировано Кристанна (2016-10-24 20:13:12)

+7

160

Плместье барона. Кухня, позже двор у ворот.
Ивона наконец-то прервала своё молчания, таки решив ответить на вопросы наёмницы. Как оказалось, бабка была не обычной ведуньей иль знахаркой, и молилась она тем богам, имена коих лучше никогда не поминать, а потому и молитва её силой обладала особой, способной даже лихо невиданное, куда подальше изгнать. «Стало быть, вернётся шалопут зубастый, что же не хорошие новости, да ожидаемые», в столь быстрое избавление от подобной твари Качмарчик не верила, ещё до слов ведьминых догадываясь, что молитва бабкина эффект возымеет временный.
   — Не буду обещать то, что не в силах предугадать, — Вирре и самой не особо нравилась барыня, со всеми её тайнами, приворотами, да поворотами, а потому и жизнью жертвовать драгоценной ради той коя по заслугам получила, она не собиралась. Только вот судьба штука странная, непредсказуемая, а порой ещё и жестокая.  — Но без надобности особой, мы с сестрой не сунемся. Нам шкура собственная, дороже золотых монет.«А ведь нам, поди, даже медьки ломаной не перепадет! У ведьмака вон ручищи шо ведра, ничего не уронит, не потеряет», тяжко вздохнув и не забывая сетовать на судьбу-злодейку, Вирра сунула за пазуху парочку, как ей показалось, серебряных ложек. — Главное, ты не оплошай. А то задумаешься, да начертишь фигу вместо вороны, иль чего там надобно. — Как только Ивона закончила со своими приготовлениями, наёмница окинула кухню последним взглядом, надеясь, что более ей не придется сюда вернуться.
   — А что делать-то надобно? — Сейчас Вирра больше всего надеялась, что им не придется приносить кого-нибудь в жертву, и уж тем более кого-то определенного, блондинистого и языкатого. «А ну как помощь ведьме в этом состояла? Тьфу, тьфу, тьфу! Быть того не может!», успокоив взбрыкнувшее сознание, она уже спокойно последовала за Ивоной, не без интереса рассматривая тушку безвременно почившего беса. «Хорош хрен рогатый, вот бы рог этот, да с собой утащить!», о том, сколько может стоить подобный трофей она могла лишь догадываться. — Тю, а я уж тут подумала…— Решив не шибко откровенничать на тему свои мыслей, Виррка засучила рукава и сунув в компанию к ложкам ещё и соль, ведьмой протянутую, подобно кошке взлетела на забор. Разумеется, легко это было лишь со стороны, а на самом деле её пальцы скользили по гладкому камню, а неведомая сила неустанно тянула пятую точку наёмницы вниз. «Черт драный! А ведь по деревенским заборам лазать куда легче!», впрочем, до верха Вирра, таки, доползла, устраиваясь удобней и протягивая Ивоне свою руку.
   — Давай ведьма, подтягивай усест! — Буркнула блондинка, крепко сжимая руку ведьмы в своей руке. — Тяжела ты, ох и тяжела, поди, пирожки отложились не там, где надобно. — Младшей Качмарчик пришлось немало потрудиться, дабы найти достойный упор, чтобы затянуть Ивону к себе. «Надо было ещё и Ринку позвать, пускай бы под зад подталкивала». — Ещё и в юбке карабкалась! Запомни совет добрый, в штанах все делать куда удобней. — Сама Вирра юбки с детства терпеть не могла, ибо мешались они ей, цепляясь за что ни попадя. В лесу в них не побегаешь, в курятник не залезешь, да и на дерево тоже хлопотно было. А вот маменька их покойная, платья весьма жаловала, не упуская шанса дочек в них нарядить, ибо считала она, что штаны — это неприлично и удел лишь разбойниц с большой дороги.  «Удивилась бы ты, мама, узнав, в чем нынче щеголяют твои дочки», хмыкнув, Вирра без задней мысли обтерла грязную руку об штанину, «хоть с нашей-то жизнью скажи спасибо шо не голые». 

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-10-25 23:47:10)

+7

161

Рина рыжей не верила, потому не стала говорить про бабкины обереги на воротах, лишь фыркнула.
- А я тебе зачем? Вон ворота, иди, смотри. – Охотница продолжала упираться, ибо с детства была подозрительной, да и родители завещали с незнакомцами не говорить и уж точно не ходить в ночь глухую на заборы смотреть. Это правило во все времена и на все возрасты работало, уж Качмарчик успели в этом убедиться. – Это ты ту падлу в поместье привела, ты и разбирайся. С нами бы он так просто не просочился.
Девушка подбородок вздернула, а после сама вперед пошла, но не затем, чтобы наемнице помогать, а чтобы во дворе поискать сестру. Начнет руки распускать, по рукам получит, Рина не знала насколько эта женщина искусна в ратном деле, но сдаваться без боя не собиралась. К счастью, пока обходилось без кровопролития, и Вирра нашлась сразу же, стоило только выйти на улицу. И да, ведьма в платье на заборе смотрелась дивно, Ринка по молодости тоже как-то такой трюк проделала, потом еле слезла, платье порвала и едва не посрамилась, благо в их глуши срамиться кроме семьи было не перед кем. Отец тогда долго смеялся, Виррка ещё дольше.
Окинув младшую изучающим взглядом - вроде целая - охотница стала по сторонам осматриваться. Темный пустынный двор наводил ужаса, кругом обломки, рытвины, а самое страшное – туша беса, ведьмаком убиенного. Эх и завоняет он под солнышком – отчего-то вдруг Рине подумалось. Переименуют селение, что рядом стоит в Духовища, если люди барона не подсуетятся и мертвого зверя не уберут, но куда его убирать? Мясо то в пищу не пригодное, а чтоб его в землю закопать, это ж какая должна быть ямища? В лес отнести, да поди, и волки такое угощение жрать не будут. С него ценного только шкура, да может рога, ух какие рога. Охотница воровато оглянулась, а после убедившись, что собравшимся под и на воротах дела до неё нет, отбежала в сторонку. Обошла беса, ступая осторожно, прислушалась – не дышит ли, а то с такой неумиручей бестии станется. Нет, тихо все вроде, глаза жуткие стекленеют, смотрят на луну, что туда-сюда за тучки прыгает, на славу сработал ведьмак. Закончив восхищаться проделанной работой, девушка рога упомянутые пощупала, крепкие – не обломать и ножом пилить – до рассвета маяться, нужен…
- Топор! – Пилой было бы сподручнее, она может быть бы даже в амбаре сыскалась, но в темноте пойди разбери, а тут – вот удача – совсем близко алебарда валяется, точнее половина её – с древком обломанным под окнами, как раз теми, в которые упырь влетел, видать то оружие стражников. Прикинув, да подумав как следует, Рина не поленилась, за инструментом сбегала. Тяжелая зараза, но не такая, чтоб совсем с ней не управиться, вот у бати топор был, так то всем топорам топор, никто его поднять не мог, бревна перерубал три обхвата толщиной, хотя может то так казалось с взгляда детского? Ай да не важно. Отбросив ностальгию в сторону, охотница принялась шуровать топором уверено.
- Будет и на сувениры и на пропитание. – Смахнув пот со лба, девушка топор в сторону отбросила, горка нарубленных рогов была объемистой, покумекав – Рина их в свою куртку драную завернула и ремнем стянула, что сняла с пояса, штаны не свалятся, зато тащить удобно будет, можно закинуть за спину туда, где арбалет уже болтается. Эх, шкуру бы ещё снять, да нет на это времени. Поцокав языком, девушка к воротам вернулась, под ношей своей ступая медленно.

Отредактировано Рина Качмарчик (2016-10-28 17:28:04)

+7

162

Мастерский

Около озера

Каждый из нас в этой жизни делает важное дело. Хочет он того или нет.
Дело Ивоны и сестер Качмарчик было безумно важным: позаботиться о других, не забыть о себе. Заботилась о других и Кристанна. А если быть точным - о другой.
Та самая другая, нужно ей отдать должное, заботилась о женщине, носящей под сердцем ребенка. Инга ван Мейст - дезертир, предатель собственной отчизны, даже не представляла, какое полезное дело она совершает.
Все эти подвиги стояли на ровне с тем, что собирался сделать ведьмак. Оградить целое поместье от злого духа, побороть силу договора - это ли не подвиг?
Подвиг. И, как у каждого из подвигов, у этого был свой собственный дракон, пусть и не такой явный.
Когда был уже практически полон, где-то над головой Лето раздалось отчетливое покашливание.
Там, среди веток плакучих ив, сидел Кирас.
Дух не сменил облика, в котором предстал в спальне, не таился и поглядывал на ведьмака с нескончаемым интересом, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую.
- Забавно, правда, - из его голоса пропали металл и властность, - какая-то деревенская колдунья оказалась умнее тебя и меня. Как тебе такое, ведьмак?
Дух хохотнул и беззвучно спрыгнул наземь, отряхивая брюки.
- Уж не подумал, что остался на этом свете кто-то, прибегающий к помощи таких богов. А ты? Ты думал об этом?
Дух снова наклонил голову, отчего в его глазах отразилась луна.
- Конечно, сейчас ты можешь окатить меня водой, выхватить меч, разрубить и отправить в небытие на пару десятков лет. А что потом, а? Ты уйдешь, эти люди останутся. Рано или поздно я вернусь и превращу их жизнь в настоящий кошмар. Заберу у этой дурочки Микалины всё, чем она дорожит, буду питаться её страданиями как ты - жаренной колбасой с луком. Год, два, пять, десять... о, поверь, ведьмак! Время для меня - сущий пустяк. Но не для неё.
Дух прищурился, улыбнулся, щеря желтые неровные зубы.
- Я вижу, что ты всё еще не тянешься к мечу. Значит, ты не такой уж и дурак. Быть может, поговорим?

Поместье. Комната баронессы

Избежать страшной участи хоть на мгновение - великое благо.
Вот только пережитое не проходит даром.
Микалина взглянула на доктора с благодарностью. Во всей это кутерьме с разгневанным мужем и помершей старухой Инга была единственной, кто не обвинил и не оттолкнул от себя молоденькую влюбленную дурочку.
Вот только страх всё еще не разжал ледяных рук на её тонком горле.
- Могу. Нам... нужно уйти отсюда, - баронесса испуганно глянула на пятно, что осталось от мерзкого волшебника, - подальше отсюда. Поможете?
Явившиеся по приказу Рупперта солдаты застыли в изумлении, непонимающе глядя то на хозяйку, то на хирурга, то на мертвую Метелицу.
Микалина лишь махнула рукой.
- Что стоите? Унесите её отсюда! - баронесса поморщилась и из последних сил шепнула Инге. - Живот... тянет.

Поместье. Двор.

Нужно было отдать должное Руперту Хаймонту - он был хорошим лидером и организатором.
Придя в себя, молодой барон начал отдавать приказы направо и налево. Усилить охрану там, снять часовых отсюда, охранять супругу, внимательнее следить за теми, кто остался в поместье.
И, конечно же, заняться трупом беса, ведьмачьим трофеем.
Солдаты, которые пережили встречу с высшим вампиром, испуганно подходили к мертвой твари. И лишь один из них удивился.
- А где рога?
Кто-то нервно хохотнул.
- Убежали!
- Ага, вместе с ведьмаком.

А затем, пользуясь топорами и мясницкими ножами, они принялись разделывать огромную тушу. Иначе избавиться от трупа было непросто.
Один из стражников, самый молодой, улизнув от работы, изумленно застыл, увидев как две женщины карабкаются на ворота. Но быстро смекнул, что помочь им будет в разы проще, чем измазаться в крови мертвого чудища.
- Милсдарыни! Вам помочь? Я подсажу если нужно!

+7

163

Поместье барона. У ворот.

— Тю, а я уж тут подумала… - так пропела сестрица светловолосая, к собеседнице своей обращаясь случайной.
Ивона в ответ обернулась лишь, да соль протянув, промолвила.
- Знаю я, о чем ты подумала, - бросила да припечатала, не стала подробнее разъяснять. Не то сейчас время было, чтоб разговоры вести пустые да друг на друга косо посматривать. Все они тут не кум с кумою, не подруженьки закадычные, а деваться-то некуда, коли беда такая стоит на пороге, что на всех разом с лихвою хватит.
Проглотила ведьма обиду свою, нахмурилась, проследила за тем, как наемница шустро карабкается, помянула мать с бабкою да следом полезла. Ох нелегкое то дело было! Руки девичьи, к мечу да труду тяжелому непривычные, еле-еле за камни цеплялись, соскальзывали. Ноги тоже едва держались, а уж про гузно-то и говорить не приходится – тянуло оно к низу, будто камень, что утопленники на шею себе вешают. Юбка еще дурная в щепку вцепилась намертво – так и пришлось клочок ткани серой поместью на память оставить. Ну да влезла знахарка на ворота, с грехом пополам. Перевела дух, утерла лоб, выдохнула.
- Конечно удобнее, кто же спорит-то, - так откликнулась, осматриваясь внимательней да местечко выбирая такое, где руны чертить удобнее будет, - Кабы знала, что ждет меня в месте этом, чего поудобнее бы нацепила, так я в поместье лекаркой ехала, а им по воротам не пристало карабкаться.
На том и затихла кметка. Из-за пояса нож острый вытянула и хотела уже им по ладони пройтись, как заслышала оклик какой-то. Обернулась на голос, зло посмотрела на девку ту, что от дела ее оторвать осмелилась, фыркнула коротко.
- Тебя не спросила! – огрызнулась, прищурилась. От былого дружелюбия да незлобивости и следа не осталось. Предстала ведьма в облике своем истинном. Не терпела она в занятья личные чужого вмешательства, и теперь вот уже не смолчала, - Чего удумала, то и удумала, тебя оно не касается. Ступай лучше своей дорогою.
На том Ивона и отвернулась, провела по руке ножом, дождалась, когда кровь проступит, ткнула палец в нее да давай руны чертить-выводить. И только с первой покончила, стражник какой-то возник пред воротами. Тут девица совсем не стерпела, набрала в грудь побольше воздуха да и выкрикнула.
- Ты себе помоги лучше, а то вон, Смерть стоит за плечами!
Отвернулась, хотела продолжить, да куда уж теперь. Такими судьбами, все поместье к воротам сбежится на то поглядеть, как знахарка деревенская письмена кровавые пишет. Это уж никуда не годилось. Вздохнула кметка досадливо, губы поджала, да руку раненую к себе притянула.
- Ладно, ладно, пошутила я, - снова речь завела, к стражнику обращаясь, - Хочешь подсобить, подсобишь, когда время придет, а пока к остальным ступай. Я сама сюда взгромоздилась, сама и спущусь. Есть, кому принимать.
Устремился взгляд глаз черных на девку рыжую, да и застыл на ней. Странная особа была, темная да неведомая. Ивона про всякого встречного могла порассказывать, а тут как отрезало все, не человек будто стоит пред ней, а мертвое что-то, закрытое.
- А тебе чего у ворот надобно? – обратилась ведьма к попутчице знакомки своей, - Никогда не видала, как бабы в юбке на забор корячатся? Али еще чего тебя сюда притащило? Коли есть, что сказать, говори, только коротко, а то явится Лихо окаянное, прямо тут и возьмет нас всех.

+7

164

Темерия. 8 октября 1265. Вечер. Поместье барона Хаймонта. Близ ворот

- Много ты понимаешь, тощая жопа, в демонах-то... - невесело и чуть запоздало подумала Кристанна, после слов наёмницы в свой адрес, ещё, когда быстрым шагом топала к воротам.
Девчонка в самом деле не знала нихрена о том, в каких условиях и каким образом её рыжая собеседница оказалась в состоянии навязанной ей кабалы со стороны того, кто себя называл Кирасом.
Но просвещать её проклятая не собиралась...
Впрочем, ей, как выяснилось - ничего объяснять не собирались тоже:
- Тебя не спросила! - Чего удумала, то и удумала, тебя оно не касается. Ступай лучше своей дорогою.
Право слово - такого ответа Кристанна как-то не ожидала...
- Херассе, поговорили...
Но только вздумала проклятая обратиться к своему словарному запасу обсценной лексики и обширнейшим познаниям в ругательно-матерных словесных конструкциях, как в разговор, помимо двух наёмниц, чернявой буки в юбке и самой Кристанны, вклинился ещё и молодой стражник.
Парень ни с того ни с сего решил, что тут нужна его помощь. Судя по раздававшимся неподалёку голосам и смачному хряску плоти и костей под ударами топора - его весьма не прельщала процедура разделки и транспортировки убитого ведьмаком монстра.
...и ему тоже перепало от не в меру агрессивной девки, к тому же, принявшейся резать себе руки и что-то там собираться малевать над воротами.
Иными словами, догадка рыжей подтвердилась целиком и полностью ибо последние слова свои, старая жрица Львиноголового Паука прошептала на ухо именно этой самой агрессивной девке, которая, к слову, через пару мгновений смягчилась и чуть не извиняясь обратилась вновь сначала к ошарашенному известием солдату, а затем и к "обласканной" ею ранее проклятой.
- Вот ты и попался. Кирас. Глиста ты вонючая.
- А может, стоит дать, чтобы Лихо это явилось, а потом уже руны-обереги рисовать? - гадко улыбнувшись чему-то своему, ответила вопросом на вопрос Кристанна, - Запрём его здесь, с перспективой прокуковать тут тысячу-другую  столетий, а потом и поторговаться можно будет. Ведь кроме меня - никто его отсюда не выпустит, коли он здесь окажется заперт.

+7

165

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]У озера.

Ведьмак не стал совершать резких движений в ответ на покашливание. Не стал хвататься за меч, не стал даже выпрямляться.
Он спокойно закончил набирать воду, закупорил флягу и повесил ее на пояс.
Что ж, он не был удивлен. Если Ивона и остальные успеют разобраться с рунами и ритуалами до возвращения Лето, возможно, им и удастся оградить поместье от Кираса на пару лет. Десяток, может. Понравится ли Микалине жизнь взаперти своего поместья, без возможности покинуть его стены хоть на минуту, осуждаемой и презираемой другими, с пошатнувшимся доверием к ней барона? Нет, безусловно нет. Лучше ли такая жизнь, чем мучительно расплатиться с демоном по долгам?
Ответа на этот вопрос Лето не знал.
- Забавнее некуда. - сухо ответил он Кирасу. - Не ожидал я здесь встретить кусок сети Паука.
Он знал, что эта самая сеть наверняка простирается по всему миру, в любом отдаленном уголке можно было найти если не последователей, то тех, кто слышал о культе. Раньше в мире можно было найти многое из того, о чем сейчас и не слыхивали.
Мало что осталось от того мира. Но новый хвастал своими, уникальными явлениями.
Некоторые вещи же оставались неизменны. Как этот демон, заключающий сделки с людьми и облапошивающий их. Естественно, он был не единственным.
Это нисколько не умаляло тот вред, что он мог принести.
- Если время для тебя - пустяк, зачем утруждать себя беседой со мной? - Лето осклабился. - Но ладно. Давай поговорим. Только о чем?
Змей ожидал, что сейчас ему предложат сделку. Или даже навяжут в классической манере мошенника, обдирающего горожан как липку. Это было бы не удивительно. Казалось бы, чего может предложить ведьмаку демон, чего стребовать? Если подумать, то многое. Слишком многое, слишком соблазнительное.
Вот только Змей знал, к чему могут привести игры с этим огнем. Он видел это сегодня, своими глазами.
Расплата не стоит ничего, что можно потребовать.

+7

166

примечание: дамы в поместье, я пока вам не совсем нужен

У озера.

Беседы. Разговоры. Сделки.
Все рано или поздно приходят к этому. Абсолютно все. Ведьмак не был исключением.
За повестью временных лет многие власть имущие, видные деятели, герои и простые прожигатели жизни рано или поздно встречали существо, которое за сущую, казалось бы, малость, предлагало исполнить некоторое желание.
Самое ценное. Самое потаенное.
Именно таким существом был Кирас: редким, неописанным, неизведанным.
И опасным. Безусловно опасным. Но сейчас он вновь притворялся ослабленным и болезненным, словно угнетенным недавней оплошностью.
- Не буду врать и юлить, - начал он, - сейчас ты можешь выхватить меч, снести мне голову. Конечно, это меня остановит. Где-то на пару лет. Остальные сделки... да-да, ведьмак, не одна деревенская дурочка имеет приятные желания! Остальные сделки исполнятся в срок даже и без меня, давая силу для возвращения. Что же до Микалины, то я к ней вернусь и превращу её жизнь в нечто ужасное. Долгий бесконечный кошмар, спектакль, в котором она и её любимые и близкие будут на главных ролях. Ужасно, правда?
Дух улыбнулся и вновь наклонил голову, складывая пальцы домиком.
- Но есть и другой вариант. Благородный ведьмак исполняет обещанное, спасает семейство от злой бестии раз и навсегда... просто взяв обязательства их договора на свою спину. Посильная ноша, правда? Ведь, если подумать, что я могу от тебя пожелать? Детей у тебя нет, дорогих и близких - тоже. А жизнь... кому ты будешь нужен мертвым? Мне, например, нет.
Дух устало вздохнул.
- Ну так что? Будем драться?

+3

167

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]У озера.

Ведьмак слушал, внимал, понимал.
Что помешает Кирасу нарушить данное какому-то ведьмаку без свидетелей у богом забытого озера обещание? Что помешает ему изобрести способ потребовать у ведьмака что-то такое, из-за чего его жизнь может переломиться пополам?
Ничего. Равно как и ничего не помешает ему ходить далее по свету, собирать плату за высказанные в порыве страсти, гневе или радости желания. Годы пройдут, список обманутых демоном лишь увеличится.
И никакой серебряный меч не поможет найти справедливость.
Лето покачал головой.
- Драться с тобой я смысла не вижу.
И правда, что такое два года? Два года жизни в страхе, в ожидании возвращения мучителя, в отсчитывании дней до срока расплаты?
Если не горе или Кирас убьют Микалину и развалят семью Хаймонта, так это гнетущее ожидание.
Но несмотря на все уважение, что ведьмак питал к барону, он не желал связывать себя какими бы то ни было обязательствами с этим существом.
- Заключать с тобой сделки - тоже удовольствие сомнительное. Кто знает, как ты вывернешь "взваливание обязательств на себя". А что стребовать ты найдешь и у нищего в канаве Ард Каррайга.
Лето помотал головой, пристально глядя в глаза Кирасу.
- Я не глупец. Приговора себе я не желаю.
Равно как и не желал он оставить это поместье в беде.
В конце концов, Лето всегда выполняет работу, за которую берется.
Только в этот раз выход прятался где-то в пучине, бездне, которую лучше не трогать.

+5

168

Поместье барона. Ворота.
Затягивалась ведьма тяжко, уж шибко непривычным, видимо, было для неё сие дело. Вирра кряхтела, всеми силами стараясь не уронить Ивону с забора, дабы не накликать на себя гнев пусть и добродушной, но все-таки ведьмы. «Держись Ванька! Ещё чуть-чуть!», прозвище пришло ей на язык случайно, но показалось более чем уместным, да и любила Вирра над именами изгаляться, чего уж там скрывать. 
   — Ух, чуть пупок не развязался! — Утерев пот со лба, блондинка хмыкнула, заметив клочок ведьминой юбки, заботливо подаренный забору. «Да... было, было, но такого ещё не было! Ну и денек, ну и приключения!», кинув тоскливый взгляд на лес за поместьем, Вирра вздохнула, прекрасно понимая, что она ещё нескоро отсель уберется, по крайней мере, ведьме ещё надобно будет слезть.
   — Сами влезли, поди, не немощные! — Появившийся из ниоткуда "помощник" не внушал Вирре доверия. «Ишь чего удумал прохиндей эдакий, подсадит он, конечно!», несмотря на то, что ведьма была ей почти чужим человеком, наёмница странным образом к ней прикипела, собственно, как и к почившей намедни бабке. «Вот уж странность, так странность! Неужто поместье это так на меня влияет? Аль, может, обстановка сия напряженная?», впрочем, разбираться с этим явлением времени не было, ибо в любой момент лихо могло вернуться, а их и так немалые проблемы - продолжиться.
   Как оказалось, Вирра не ошиблась и молитва темному богу действительно жаждала крови, только вот не её, а ведьминой. Однако выглядело это все равно страшно.  Впрочем, закончить начатое Ивоне не удалось, ибо к их импровизированному насесту явилась рыжая незнакомка. «Да шо вам всем тут медом помазано? Сидеть мне тут, поди, до сраных веников», а сидеть-то было холодно, ибо обдувался забор тот со всех сторон холодными осенними ветрами.
   — Иди - иди, сердобольный. Будем падать, позовем. — Наёмница не дюже верила, что стражник таки уберется, но не вставить свой медный грош просто не могла, ибо молчать она отродясь не умела, а тут ещё и повод потолковать был. — Нечего мне Ваньку от работы отвлекать, пусть рисует, покуда время ещё есть. — А сколько его было времени того, знали лишь боги, да сам шалопут, растаявший, но, явно, обещавший вернуться.
    Поступившее снизу предложение Вирру не обрадовало, запирать лихо где-нибудь рядом, ей не хотелось. «Блохе голову топором не рубят! Ну как демон этот не шибко разговорчив-то будет? Пошлет всех куда подальше, да и останется взаперти сидеть. Вот уж счастье на головы людские! Впрочем, пусть лодкой правит лодочник, а мы своим путем пойдем, ибо неохота мне второго пришествия ждать», встречаться с демоном вновь у наёмницы действительно не было желания, ну как он ещё чего удумает, или кого побольше на помощь призовет. «Кто знает, сколько карт в его рукавах, а Ванька вон, до сих пор ворон своих кровавых не начертила!».
   — Коль не собираешься дальше малевать, дай хоть руку твою перевяжу! — Оторвав от рубашки своей кусок приличный, Вирра потянулась за рукой ведьмы, намереваясь хотя бы временно перевязать порез. — Лучше бы, конечно, малиновкой обработать, вот только я свою выпила, а сестра моя где, мне неведомо. Да и так сойдет, все лучше, чем ничего. — Несмотря на оправданное, в принципе, недоверие, наёмнице все ещё было немного стыдно за то, что она решила будто бы ведьма ведет её на убой, а потому и старалась Вирра вину свою загладить, хотя бы так, небольшой заботой.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-11-01 00:48:57)

+4

169

Поместье. Комната баронессы.

Это было что-то вроде закона жанра. Как говорят про хорошие произведения драматурги, что если на стене весит меч, то рано или поздно за него должен кто-нибудь взяться. Примерно так же дело обстоит и с беременными женщинами. Впрочем, то не было удивительно, стресс, нервы, эмоции, особенно под натиском целого бурлящего океана гормонов где-то внутри головы будущей мамы способны не на такое. Инга было даже думала похвалить подопечную за проявленную ею стойкость, но что-то явно пошло не так, и врачевательница, не моргнув глазом, подхватила скрючивающуюся и морщащуюся от ощущений девицу под локоток. Благо она еще не успела встать на ноги.
- Тихо. - пальцы правой руки скользнули к запястью, проверяя пульс, а вторая рука мягко опустилась на живот,- Возможно, мы никуда не идем...- она спешно покинула край кровати и оказалась перед пациенткой в полусидячем положении, дабы уверенно и спокойно взглянуть ей в глаза, крепко отрезвляще ухватившись за женские плечики,- Так. Слушай меня. Не думаю, что мы сможем перейти в другое место, разве что тебя не отпустит. А для этого, во-первых, ляг. Во-вторых, дыши. Это важно. Дыши глубоко, полной грудью, и думай только об этом. В третьих, не отключайся, слышишь меня? Не теряй сознание,- врачевательница кивнула, попытавшись состроить хоть какое-то подобие обнадеживающей улыбки, но выходило не очень. Потому она, чуть скрипнув зубами, оставила Микалину исполнять указания, в пол оборота развернулась к стражникам.
- Так. А вы двое,- железные нотки, плоды старания маленького тирана операционной, что живет внутри пожалуй каждого мало-мальски профессионального хирурга, звучали отчетливо,- Хоть вам и наказано ее слушать,- она кивнула на баронессу,- но слушать вы будете сейчас меня. Про уносить забыли, все это потом. Ты,- нильфгаардка ткнула пальцем в одного из застывших в изумлении мужчин,- тащи сюда чистых, повторяю, чистых тряпок и пару простыней, после чего укрой чем-нибудь с головы до пяток бабку и закрой от глаз эту мерзкую лужу. Ты,- под раздачу попал второй,- Тащи сюда воду и подключи еще кого-нибудь из своих, нужен таз с теплой и хотя бы миску с холодной. Быстро, быстро, и да, откройте окно, нужен свежий воздух, тут душно,- на том минутка смешанных воспоминаниях о безвозвратно потраченном звании полноценного медицинского офицера окончилась, а сама нильфгаардка склонилась над кроватью уже как обыкновенный доктор, обеспокоенный состоянием своей пациентки. С плеча на пустой угол кровати тем временем упала врачебная сумка, благо весь имеющийся в ней инструментарий пока не был нужен.

+6

170

Поместье барона. Ворота.
- А чего это вы тут делаете? - Рина подошла чуть позже стражника, и когда Ивона про смерть рявкнула, на месте этой самой смерти оказалась. Видимо, ночные бдения, да битва с нечистью сказались на виде наемницы не лучшим образом, стражник обернулся и подпрыгнул, хотя может то от неожиданности. Не такая уж я и страшная. Рина все равно обиделась, впрочем, долго не держала на своей обиде внимания. Ведьма пререкалась с рыжей женщиной, сестра сидела на заборе, ногами болтала, занималась, значит, обозрением местности, а после и вовсе полезла рубаху свою драть. Вот тебе и анекдот - приехали за деньгами, а без последней рубахи остались, ну хоть рогов надергали.
- Ну чо вы там закончили? - Сгрузив свою ношу на землю и выдохнув, девушка потерла спину ноющую. Хотела было сказать сестре, что раздобыла сувениров, да не стала посвящать в произошедшее посторонних, к тому же они все равно друг другом заняты. До рассвета оставалось всего-ничего, но охотница особо не надеялась, что чудище днем не явится. Явится, если то ему будет надобно. Бежать надо отсюда, подальше, да побыстрее, пока эта демонюка не сочла их причастными и не взяла с сестер какое-нибудь "обещание". Станет им потом являться и делать пакости, а то и со свету сживет, кто знает этих потусторонних выходцев, судя по всему они любят людские страдания, а Рине страдать совсем не хотелось.
Рыжая странные речи завела про ловушку, про толки с демоном.
- Ну да, будет он тебя слушать, один раз уже послушал, видимо. - Охотница не верила что у этой обычной с виду, пусть и достаточно бывалой, судя по всему, путницы есть силы для запирания такого существа где бы то ни было, а если есть, то тем более следовало убраться подальше. Пусть сами черти разбираются и простых смертных в свои разборки не втягивают. - Как говаривал учитель наш - все проблемы из-за баб и даже у баб из-за баб проблемы, поэтому не знаю, чего вы там задумали, но мы уходим! Вирра, слазь с забора.
Девушка руки в бока уперла и на сестру посмотрела строго, уж лучше в ночь уйти и в лесу дождаться утра, чем тут куковать, ждать второго пришествия, да на колдовство ведьминское надеяться. На ведьму Рина тоже посмотрела. Может, и она каким-нибудь иным богам молится или сделки заключает с потусторонними силами, на чародейку, что от природы магией наделена не шибко похожа, те обычно лощеные такие, краше любой королевы, а Ивона с виду обычная девушка. Как бы и она тут не окочурилась от ворожбы своей. Тьфу, магия, проблемы от неё одни. Спрашивать, где ведьма берет силы на свои заклинания и есть ли они у неё вообще Рина, разумеется, не стала, только ещё больше забеспокоилась за сестру, которая, как ребенок несмышленый, что ко всему красивому и необычному тянется, смотрела на свою спутницу глазами горящими.

Отредактировано Рина Качмарчик (2016-11-01 13:32:46)

+3

171

Мастерский

Крупные слезы горошинами катились по щекам Микалины.
Врач, оставшаяся с ней по указанию Руперта, была безжалостна. Но боль, терзавшая её нутро, была еще более ужасной. Боль, которая из-за переживаний и кошмаров ночи пришла раньше положенного срока.
Инга велела её тужиться, и баронесса тужилась. Инга велела ей дышать, и Микалина дышала. Этой ночью баронесса даже второй раз заключила контракт с ненавистной мразью, оставшейся кошмаром в воспоминаниях и на полу. Но в этот раз по собственной воле.
Лишь бы боль прошла, а ребенок выжил.
Микалина была родом из деревни. Она прекрасно знала, что говорят о детях, родившихся до срока. Знала, что их опасаются, что их подстерегают опасности, болезни... и что нередко они рождаются уродцами.
Но разве она не натерпелась? Не настрадалась?
Так за что же всё это?
За что?
Боль была такой, что баронесса едва не потеряла сознание. И вот, когда её разум был уже на грани бреда и реальности, она услышала спокойный голос пришедшего в поместье её мужа врача.
И детский плач. Плач её дитя.

Так уж бывает в нашем мире, что никто не виноват: всё случившееся - лишь череда событий, слепая случайность, судьба, которой было суждено свершиться именно так, а не иначе. Никто не приложил к этому руки, никто не пожелал, чтобы всё случилось именно так.
Но никто и не посодействовал тому, чтобы хоть что-то исправить.
Дух, прищурившись, недобро поглядывал на ведьмака и скрипел зубами. Смотрел на бурдюк в его руках, на рукоять меча, выглядывавшую из-за плеча. Смотрел на обезображенную шрамом голову и желтые глаза. Никому не нравится проигрывать, никому не нравится, что твоя маленькая, но приятная шалость, вдруг не удалась.
Он проиграл этим вечером, но впереди еще так много удивительного и неповторимого.
- Мудрый ответ, ведьмак, - процедил он сквозь гнилые зубы. - Умный для такого как ты. Отказаться от предложения стать козлом отпущения - этого так не достает этому миру!
Демон щелкнул зубами.
- Сейчас, где-то там, в покинутом тобою поместье, на свет появился человек, чье имя прогремит на все северные королевства. Его доблестные дела сменятся предательством, убийством любимой супруги и медленным неизлечимым недугом, который сведет его с ума. Но ты в этом не виноват, ведьмак. Я в этом не виноват. В этом никто не виноват. Даже он. От Предназначения не скрыться... так, пожалуй, будет лишь интереснее.
Кирас сделал шаг назад и оскаблился.
- Тебе же пожелаю удачи на Пути и... и остерегайся Лок Муинне, ведьмак. Там ты сыщешь смерть от того, кто уже подарил тебе жизнь.
Демон отвесил глумливый поклон и навсегда исчез из жизни Лето из Гулеты.

Ведьмак ещё не вернулся от озера, а кровь ведьмы ещё не успела высохнуть на вратах, как налетевший с запада ветер ударился о плотно сомкнутые створки, зарычал, запел и заскребся на тысячу голосов, пытаясь изъесть и сожрать дерево.
Руны, начертанные Ивоной, вспыхнули, накалились докрасна, вгрызаясь в дерево. И сила - грозная, могущественная, требующая возмездия, отступила прочь, рассыпалась на тысячи отголосков и звуков по лесам, болотам и деревням.
Более уродливого рыжего чародея никогда не видели в округе, а мальчик Кирас, которого никто не знал в предместьях поместья барона Хаймонта, не провожал одиноких путников и не заводил с ними ладной беседы. Леса и болота окрестностей стали спокойны, зверь и птица жили в них не опасаясь никакого другого чудища, кроме человека.
Маленький наследник Руперта Хаймонта подрастал мальчиком крепким, здоровым и смышленым на радость родителям. Казалось, что беды навсегда оставили эту семью и стали обходить её стороной.
Но зло затаённое опаснее вдвойне.

Эпизод завершён

+6


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Всё, что ты пожелаешь