Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Нужны в игру! [Заявки от игроков]


Нужны в игру! [Заявки от игроков]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В этой теме выносятся данные персонажей, которые нам сейчас очень нужны. Для них, как правило, уже готовы какие-то сюжетные линии, так что эти люди без дела сидеть не останутся.

Оформление заявки от участников происходит здесь: Добавление заявки на поиск персонажа в акционный раздел

0

2

Новообращенный волколак

Для развития сюжета. Волколак нужен не один, вероятно будет создаваться стая.
Период игры: Вторая северная война, во время боев в Лирии и Ривии, Аэдирне
Статус: северянин или нильфгаардец, местный, беженец, дезертир или солдат или еще кто - не важно
Возраст: не имеет значения
Раса: человек, возможно с примесью эльфьей крови, но ее наличие осложняет обращение. Впрочем, мой персонаж больше ценит именно полуэльфов в виду условий своих экспериментов.
Типаж: вообще любой


https://d.radikal.ru/d41/1906/52/15928e708c3e.jpg

Коротко о персонаже: О вашем персонаже я не скажу почти ничего, потому что его историю до нашей встречи решать вам. Расскажу о той ситуации, в которую мы попали. Место действия - Ийсгит и болота Ангрена в 1267 году, тогда когда туда вторглась армия нильфгаарда (события Кровной Вражды). Мой персонаж работает на нильфгаардца, но совсем не в контексте войны с нордлингами. Вириенна ищет способ снять проклятие с обращенного южанина довольно высокого происхождения, и у нее свои мотивы. Сама являясь оборотнем, при том вполне разумным, она намеренно появилась в Ангрене, понимая что пропавших и умирающих там будет много, а попавших в беду дезертиров и беженцев, а так же людей при смерти, склонить к "шансу выжить" легко, в то время как преследований, да пристального внимания к ней, в виду всего происходящего вокруг не будет. История ваша должна подойти к тому, что вы попали в эту самую беду, а она вас своеобразным образом "спасла" обращением, упомянув что ищет возможность снять проклятие, и при удачном исходе вы могли бы стать снова человеком. Она тут не добро и не зло, вроде бы делает чудовищные вещи, но с безнадежными людьми и не заставляет их, понимая что таким образом верность получить гораздо проще, чем кнутом и оковами.
Вариантов тоже несколько. Вы можете быть сильно больным человеком при смерти, как из местных, так и из южан, как дезертиром, солдатом из убитого/растерзанного отряда, так и просто жителем Ангрена. Вообще мой персонаж алхимик и очень вероятно что о ней поползут слухи как о ведьме, которая может помочь и живет в топях. Вы можете быть смертельно раненным. Вы могли повстречать чудовище, которое вас довело до нынешнего состояния и едва не слопало. Или придумать что-то свое. Это предыстория нашего знакомства, дальше же все будет развиваться как нам угодно.

Заявка от: Вириенна
Связь: ЛС, skype: a.greyfell или аська: 59четыре670800

От себя: в игре заинтересована, являюсь администратором, не пропаду.

Планы на персонажа: Теоретически я планирую создать небольшую и разношерстную стаю, работать над поиском решения как снять проклятие. Мы будем как выбираться из болот, так и поиграем там.


Пост заявителя:

Сияющий щит мага ввел оборотня в то состояние, когда невольно начинаешь паниковать, а затем еще и ослепил взрывом. Это было совершенно глупое беспомощное чувство, когда, несмотря на все твои усилия, все идет прахом. Она потеряла свою жертву из виду… Громкое рычание зверя прокатилось по дому, проникая в самые щели и под половицы… Когда дым рассеялся и волчица могла увидеть дыру в полу, оставленную на месте борьбы чудовища и чародея, то в ее ощущениях мало что поменялось. Волчица мучилась дилеммой о том, стоит ли бежать сейчас, когда ее противник низвергнут в подвал и есть возможность скрыться из этого дома, пока он не пришел в себя окончательно. Зверь же внутри жаждал крови, он не мог смириться с таким поражением  и просто уйти. Какое-то время Вириенна стояла и колебалась, но запах крови и звуки заставили все сомнения разрешиться. Особенно запах крови. Чудовище внутри нее шагнуло к краю дыры, заглянуло внутрь и, увидев свою беспомощную жертву, поспешило спрыгнуть вниз одним мощным прыжком, приземляясь на пол подвальной лаборатории, где сейчас царил полный мрак.
Волчья кровь кипела от смешанных чувств ярости и страха, но Вириенна привыкла выбирать нападение лучшим отрезвителем от подобных чувств, а потому приближалась к магу. «А, может, стоит просто оставить его подыхать здесь? Не стоит приближаться и вмешиваться в этот процесс?» Не торопясь и осторожно шагали когтистые лапы… Чудовище лишь глухо рычало, понимая что это конец для незнакомца, имени которого она не знала и не захочет знать. Сейчас она еще меньше напоминала человека, ведь, казалось, еще больше была похожа на лесного зверя. Возможно, Вириенна видела в человеке меньше угрозы. Он был беспомощен по ее мнению. «Нет, не сейчас. Быстро оборвать его жизнь будет правильней, а, кроме того, даст уверенность в том, что не придется оглядываться назад и опасаться, что он чудесным образом спасся».
Все было правильно. По ее мнению.
Волчица миновала заставленный пробирками, ретортами и декоктами большой лабораторный стол, с каждым шагом своим вспоминая разнообразные события своего прошлого в этом доме, в этой же лаборатории, связанные с ней и ее бывшим хозяином. Это место кишело призраками прошлого и было словно бы живым. Совершенно очевидным было и то, что очень давно сюда никто не заходил… дверь была заперта на магический замок, а пыли вокруг было навалом, она поднялась в воздух и мерцала в слабом свете, падающем через дыру в полу. Хотя, если признаться, не только магия останавливала волчицу все это время от посещения подвала. Больше всего ее страшила собственная память, которой во всем этом старом доме было навалом.
Но что-то пошло совсем не так. За обрушившимися на волколака эмоциями, за всеми этими знакомыми вещами, что она видела вокруг, Вириенна не заметила самого главного и попалась в расставленные на нее магические сети…
Это было… Больно. Очень больно.
Больно от того, что что-то сжимало и ломало ее тело, не давая двигаться. Больно от осознания собственной глупости по которой она угодила в ловушку. Зверь рычал и пытался метаться, делая себе только хуже. Глаза, до того и без того не бывшие приветливыми, сейчас налились яростью еще больше. О, если бы взгляды могли убивать! Если бы могли, то от чародея, мгновенно развеявшего иллюзию, не осталось бы и горстки пепла.
Но взгляды не могли убивать. По крайней мере, волколачьи.
А тот самый чародей, которому они посылались, еще и нашел в себе храбрости подойти к ней ближе. Да что там смелости. Вириенне казалось, что во взгляде мага на нее читается любопытство. Это злило оборотня еще больше! Неужели он возомнил себе, что все сойдет ему с рук?! «Если бы не магия… если бы не твоя чертова магия, я бы с удовольствием вгрызлась тебе в лицо, сукин сын!!» - Думала она, пока он рассматривал ее. В руках у него блеснул кинжал. «…А потом сняла скальп и скормила бродячим псам. Только дай мне шанс! Только сделай какую-нибудь ошибку! Так и будет, мразь!» - Говорила помятая гордость, скалясь и шипя.
О, если бы мысли были материальны!
Но материальна была лишь боль… И смешанный со скулежом рык. Хотя, по неизвестной причине, на мгновение ей почудилось что чародей ее мысли прочел, ведь он как-то замялся, отвел взгляд в сторону и даже отложил лезвие, которым до того поигрывал в руках. И тут же, ответом на этот поступок мужчины и его последующие слова, послужило презрительное фырканье, похожее на смешок. Вот и вся ее реакция на последовавшее ей предложение влезть в человеческую шкуру.
О, если волчья морда умела бы злорадствовать… Но волчья морда была не приспособлена была для подобных эмоций.
Скованная магией бестия попыталась дернуться еще раз, когда показалось, что чары слегка ослабли. Тщетно.  Это, очевидно, не была чья-то долгожданная ошибка… Голубые глаза оборотня наблюдали за своим пленителем, не отрываясь ни на мгновение. Этот взгляд был тяжелым и недобрым, однако в нем к этому моменту прежняя ярость сменилась явным презрением и холодной ненавистью. Выбора-то у нее не оставалось. Повторять, к счастью, свою просьбу чародею не пришлось. Вириенна, может, и была во многом заносчива и уперта, но в сложившейся ситуации это никак не могло помочь добиться цели. Сейчас была поймана она, а значит именно ей нужно подстраиваться под обстоятельства.
Оборотень сосредоточилась на себе, снова заставляя свой организм изменяться. Было отчасти занятно. Этот неизвестный маг угрожал ей болью и переломанными костями, но это же чувство было ей настолько привычно и настолько с ней неразделимо, пребывая с ней с момента первого обращения, что угроза ее жизни, слетевшая с его губ, казалась смешной. Боли острее, чем та, которая проходит по телу в момент превращения, вряд ли кто-либо придумает. Волколак чувствует ее каждый раз… Знал ли маг, каково это и через что ей приходилось проходить, пока ее восприятие со временем не адаптировалась к подобным вещам? Мог ли чародей представить, что такое ощущать нечеловеческую боль каждое полнолуние, каждой клеточкой тела?… Ощущать, проживать, испытывать, но не иметь возможности это как-либо остановить и, что самое страшное, попросту испустить дух и более этого не ощущать. Там, где человек имел возможность потерять сознание и лишиться чувств, оборотню в этой радости было отказано природой.
Но нет. Похоже, ее пленитель не знал об этом ничерта. Более того, когда чудовища в комнате больше не стало и Вириенна смотрела на мир уже человечьими глазами, она заметила, что маг был поглощен собой и белым порошком.
- Боже мой, какой позор… - Ядовито и с оттенком презрения достиг ушей чародея уверенный женский голос. Стоило отдать Вириенне должное, даже в такой неуверенной для нее ситуации, она сохраняла лицо, надменность и не только это. Здесь было холодно, она была совершенно нага и уязвима, однако оставалась с высоко поднятой головой. - …Я прошу тебя, не превращай мой дом в безобразный наркопритон. Этот стол дорог мне как память, и он стоит здесь явно не для того, чтобы с него нюхали всякую дрянь.
В голосе женщины читались нотки раздражения.

0

3

Цирилла Фиона Элен Рианнон

*Цири, Львенок из Цинтры, Владычица Озера,
Фалька, Ласточка, Зираэль
и просто мой утеночек

Период игры: вся жизнь
Статус: ведьмачка, Исток
Возраст: 16 (на 1268 год)
Раса: человек, дитя Старшей Крови, потомок Лары Доррен аэп Шиадаль
Типаж: компьютерная игра, персонификация обсуждаема


http://forumuploads.ru/uploads/0011/5f/87/1217/57172.jpg

Коротко о персонаже:
Цирилла Фиона Элен Рианнон, более известная как Цири — дочь цинтрийской принцессы Паветты и князя Дани (он же император Эмгыр вар Эмрейс), внучка Калантэ и Рёгнера из Эббинга, королей Цинтры, дитя Старшей Крови, потомок Лары Доррен аэп Шиадаль и Крегеннана из Леды... Она стала Дитя-Предназначение для Ведьмака и изменила не только его судьбу, но и судьбу близких ему людей.
Когда Ведьмак обратился к Йеннифэр за помощью она и помыслить не могла, что обучение девочки так сильно изменит ее жизнь, изменит ее. Что безволосая ведьмачка которая невзлюбила свою наставницу, после назовет ее "мамочка", что этот гадкий утенок станет для нее "доченькой". Если бы не Цирилла, возможно чародейка так никогда и не испытала бы ничего даже отдаленно похожего на материнские чувства, не узнала бы эти счастье и боль. И быть может так никогда и не объяснилась бы с Ведьмаком - ведь девочка, которая поначалу ревновала и не любила Йен, своим побегом к Геральту свела ведьмака с чародейкой в Харунде перед Танеддским мятежом.

Заявка от: Йеннифэр, Геральт тоже тебя ждет!
Связь: лс, вк, телеграм дам по запросу

От себя: Девочка моя, я очень тебя жду.

Планы на персонажа: Не стоит говорить о том, что Цири один из центральных персонажей Саги и без нее не обойдется сюжет и развитие мира Ведьмака. Но помимо сюжета ведьмачку ждут ее приемные мать и отец для множества увлекательных эпизодов - от дней обучения у Геральта и Йен до душевных семейных вечеров, от развеселых охот на монстров до триумфальной вендетты. Мы готовы заиграть нашу девочку.


Пост заявителя:

Робкое утреннее солнце заглянуло в комнату на втором этаже небольшого дома в Венгерберге, словно желая привлечь внимание женщины, нежившейся в полусонной дремоте. Темные волосы разметались по обнаженным плечам, спине и подушке, щекотали нос тугим завитком локона. Она лениво смахнула прядь, переворачиваясь на спину и потягиваясь, так и не открывая глаз. Разум уже пробудился, сон отступил, но женщина не торопилась поддаваться суете дня, наслаждаясь ленивой негой и воспоминаниями о прекрасной ночи и вечере.
Ну ладно, вечер был не так уж хорош — они снова повздорили с ведьмаком, громко поругались, даже сверкнула пара молний, но ни одна из них не коснулась Геральта. Повод?.. Сейчас Йеннифэр бы даже не вспомнила, что это был за повод, но в тот момент он казался вполне серьезным для нешуточного скандала. Кажется, дело было в том, что он слишком долгим взглядом проводил дочку портного, приходившую за снадобьем. К счастью, ругался ведьмак хуже, чем мирился и потому к середине ночи все перестало иметь значение — повод, сама ссора, ее молнии и его хмурый взгляд… остались лишь наслаждение и удовольствие, которые они дарили друг другу снова и снова. Были только они и это безраздельное ощущение.. счастье. Такое простое и глупое, наивное и совершенно немыслимое для чародейки. Но она была счастлива… и сейчас, наутро, внутри еще теплились отголоски этого чувства как теплится угасающими искрами огонь на почти прогоревших углях.
Йеннифэр потянулась еще раз, открывая глаза и щурясь от солнца.
— Геральт?.. — позвала она мурлычущим голосом, поворачиваясь на бок.
Чтобы обнаружить, что в постели  никого кроме нее нет. Впрочем, она итак уже это знала — не было и намека на мысли или сны ведьмака рядом.
Вздохнув, чародейка нехотя села в разворошенных простынях, пропитанных дурманящим аромат их смешавшихся запахов. Пол слегка поскрипывал под босыми ступнями, когда она прошлась до стола, где стояли графин и кубки, чтобы налить себе воды и смочить распухшие и иссушенные губы. Странное ощущение, что в комнате чего-то не хватает было мимолетным и Йеннифэр отмахнулась от него. Жадный глоток приятно охлаждал, а взгляд женщины лениво прошелся по столу… Книги и письменные принадлежности были разбросаны справа по полу, лишь один томик чудом задержался на углу столешницы — именно с нее вчера началось примирение и воспоминание об этом улыбкой тронуло губы на треугольном лице. Свеча под утро окончательно догорела, оставляя после себя след из нескольких капель и подтека на подсвечнике. А рядом с ним лежал букет… небольшой букетик из фиалок.
— Какой же ты все-таки романтик… — фыркнула Йеннифэр, поднося цветы к лицу и вдыхая их аромат.
Легко взмахнув пальцами, она отправила книги на положенное место, а поспешно сдернутое платье, которое закрывало их, на спинку стула. Где-то там еще должны были болтаться ножны ведьмака, если только он не отправился с утра пораньше на очередной заказ, не подумав предупредить ее… ножен не было, как не было и меча, сапог, куртки… сонливость и леность как рукой сняло, чародейка цепким взглядом окинула комнату. Не было вещей ведьмака. За эти четыре года — хотя это и случилось не сразу — она привыкла к тому что нехитрый скарб  мужчины нашел себе место в ее спальне, у него даже было несколько собственных полок в шкафу и сундук… и сейчас чародейка почему-то направилась именно к нему, ощущая внутри странное, раздражающее чувство — словно какая-то бродячая кошка начала скрестись в дверь. Крышка сундука распахнулась резко и ударила о стену, еще до того как Йеннифэр подошла к ней. Конвульсивно дернулась дверца шкафа, и кулаки женщины сжались. Пусто. Везде было пусто.
Он... ушел. Вот просто так взял и ушел. Как будто не было этих четырех лет.. сорока восьми месяцев, тысячи четырехсот шестидесяти дней. Не было упоительных вечеров, бессонных ночей, веселых танцев под разудалые мелодии, долгих разговоров и смеха, рассветов и закатов и самого ценного — их совместного молчания. Словно они просто встретились вчера, провели одну бурную и ничего не значащую ночь как случайные знакомые и так же легко разбежались поутру. Словно они ничего не значили друг для друга.
— Паскуда… — почти шепотом прохрипела она, ощущая как в груди что-то закипает как вода в раскаленном чугунке. Казалось, всего на мгновение, что ее снова терзает жар этой ночи. Но этот огонь был иного рода… это не было теплое и согревающее пламя костра или свечи, дарующей свет. То было беспощадное пламя ярости, подобное кипящей лаве, выжигающей все на своем пути…
— Да как ты посмел… холера тебя подери! Ааааагх!…
Вскрик полный ярости сотряс комнату, а с подоконника испуганно вспорхнули несколько особенно наглых голубей. От резкого и злого взмаха со стола слетели недавно водворенные туда книги, жалобно звякнул разбиваясь об пол графин.
— Проклятый ведьмак, чтобы тебя мантихора задрала!..  Аааааа!...
Словно грозовое облако Йеннифэр пронеслась к кровати, жесткими и резкими жестами срывая с нее простыни и подушки, которые вспорхнули в воздух, охваченные пламенем. Фиолетовые глаза сверкали молниями, белые искры словно мурашки бегали по бледной коже, готовые вот-вот сорваться, когда в комнату раздался робкий стук.
— Госпожа Йеннифэр?.. — голос принадлежал девушке, что прислуживала в доме чародейки.
Ее Йеннифэр подобрала в какой-то канаве: сирота-доярка, бежавшая их родного села после того как оспа выкосила почти всех, не иначе как чудом не заразившаяся. Она искала где укрыться от дождя и к кому пойти в услужение, готова была на любой труд… и Йеннифэр предложила ей вполне сносный вариант с достойным жалованьем. Конечно, на древнейшем поприще можно было заработать и больше, но Ханна выбрала пойти в услужение к чародейке.
— Госпожа Йеннифэр… — повторно проговорила из-за двери девушка, — У вас все в порядке? Я могу войти?
Входить без разрешения  она не смела, прекрасно зная, что без дозволения делать это можно на свой страх и риск не только из-за того, что подобное вторжение может разозлить Йеннифэр, но и из других соображений. Никогда нельзя было быть уверенным что в данный момент за дверью спальни не проводится какой-то ритуал или эксперимент, вмешательство в который может оказаться смертельным.
— Да, Ханна, — излишне резко бросила чародейка, на мгновение закрывая глаза и делая глубокий, успокаивающий вдох. За ним последовал второй, третий…
Пылающие простыни погасли,  опускаясь на пол вместе с грязным и вонючим комом перьев из прогоревших подушек. От столкновения несколько почерневших перышек вспорхнули вверх мрачным облаком. Искры растворились в воздухе, а кулаки очень медленно разжались и когда Йеннифэр вновь открыла глаза на нее с удивлением и испугом смотрела служанка.
— Г-госпожа Йеннифэр, что случилось?.. Вы… — забормотала она, но под холодным взглядом фиалковых глаз осеклась.
— Ничего особенного.
Чародейка поежилась так будто стало прохладно и неторопливо подошла к креслу, накидывая на плечи висевший на подлокотнике халатик из тонкого черного кружева. Внутри действительно было холодно… огненная лава застыла, покрывшись ледяной коркой.
Чего она ожидала на самом деле? Что так будет длиться вечно, ну или хотя бы пока какая-нибудь стрыга не заберет жизнь ведьмака? Нет, так не бывает. Не бывает никакой «любви до гроба», черти ее подери. Не бывает вообще никакой любви. Бывает удовлетворение, наслаждение, удовольствие… но не бывает любви, способной удержать вместе двоих совершенно разных и чужих с рождения людей. Никакие силы не способны на такое. И как наивно и глупо было ожидать такой любви… тешить свою дурость его томными мыслями и признаниями, которые ведьмак ни разу даже не осмелился произнести вслух. Потому что как и она лишь думал, что чувствует это. Лишь преступно и жестоко ошибался. А они не имеют права на такую ошибку. И больше никогда ей не поддадутся. Она не поддастся.
— Здесь была крыса… — пренебрежительным тоном проговорила чародейка, принимаясь расчесывать свои локоны гребнем, — но она сбежала.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Нужны в игру! [Заявки от игроков]