Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Нужны в игру! [Заявки от игроков]


Нужны в игру! [Заявки от игроков]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

В этой теме выносятся данные персонажей, которые нам сейчас очень нужны. Для них, как правило, уже готовы какие-то сюжетные линии, так что эти люди без дела сидеть не останутся.

Оформление заявки от участников происходит здесь:
Добавление заявки на поиск персонажа в акционный раздел

0

2

Новообращенный волколак

Для развития сюжета. Волколак нужен не один, вероятно будет создаваться стая.
Период игры: Вторая северная война, во время боев в Лирии и Ривии, Аэдирне
Статус: северянин или нильфгаардец, местный, беженец, дезертир или солдат или еще кто - не важно
Возраст: не имеет значения
Раса: человек, возможно с примесью эльфьей крови, но ее наличие осложняет обращение. Впрочем, мой персонаж больше ценит именно полуэльфов в виду условий своих экспериментов.
Типаж: вообще любой


https://d.radikal.ru/d17/2002/6d/614a3565f19a.jpg

Коротко о персонаже: О вашем персонаже я не скажу почти ничего, потому что его историю до нашей встречи решать вам. Расскажу о той ситуации, в которую мы попали. Место действия - Ийсгит и болота Ангрена в 1267 году, тогда когда туда вторглась армия нильфгаарда (события Кровной Вражды). Мой персонаж работает на нильфгаардца, но совсем не в контексте войны с нордлингами. Вириенна ищет способ снять проклятие с обращенного южанина довольно высокого происхождения, и у нее свои мотивы. Сама являясь оборотнем, при том вполне разумным, она намеренно появилась в Ангрене, понимая что пропавших и умирающих там будет много, а попавших в беду дезертиров и беженцев, а так же людей при смерти, склонить к "шансу выжить" легко, в то время как преследований, да пристального внимания к ней, в виду всего происходящего вокруг не будет. История ваша должна подойти к тому, что вы попали в эту самую беду, а она вас своеобразным образом "спасла" обращением, упомянув что ищет возможность снять проклятие, и при удачном исходе вы могли бы стать снова человеком. Она тут не добро и не зло, вроде бы делает чудовищные вещи, но с безнадежными людьми и не заставляет их, понимая что таким образом верность получить гораздо проще, чем кнутом и оковами.
Вариантов тоже несколько. Вы можете быть сильно больным человеком при смерти, как из местных, так и из южан, как дезертиром, солдатом из убитого/растерзанного отряда, так и просто жителем Ангрена. Вообще мой персонаж алхимик и очень вероятно что о ней поползут слухи как о ведьме, которая может помочь и живет в топях. Вы можете быть смертельно раненным. Вы могли повстречать чудовище, которое вас довело до нынешнего состояния и едва не слопало. Или придумать что-то свое. Это предыстория нашего знакомства, дальше же все будет развиваться как нам угодно.

Заявка от: Вириенна
Связь: ЛС, skype: a.greyfell или аська: 59четыре670800

От себя: в игре заинтересована, являюсь администратором, не пропаду.

Планы на персонажа: Теоретически я планирую создать небольшую и разношерстную стаю, работать над поиском решения как снять проклятие. Мы будем как выбираться из болот, так и поиграем там.

Пост заявителя:

Сияющий щит мага ввел оборотня в то состояние, когда невольно начинаешь паниковать, а затем еще и ослепил взрывом. Это было совершенно глупое беспомощное чувство, когда, несмотря на все твои усилия, все идет прахом. Она потеряла свою жертву из виду… Громкое рычание зверя прокатилось по дому, проникая в самые щели и под половицы… Когда дым рассеялся и волчица могла увидеть дыру в полу, оставленную на месте борьбы чудовища и чародея, то в ее ощущениях мало что поменялось. Волчица мучилась дилеммой о том, стоит ли бежать сейчас, когда ее противник низвергнут в подвал и есть возможность скрыться из этого дома, пока он не пришел в себя окончательно. Зверь же внутри жаждал крови, он не мог смириться с таким поражением  и просто уйти. Какое-то время Вириенна стояла и колебалась, но запах крови и звуки заставили все сомнения разрешиться. Особенно запах крови. Чудовище внутри нее шагнуло к краю дыры, заглянуло внутрь и, увидев свою беспомощную жертву, поспешило спрыгнуть вниз одним мощным прыжком, приземляясь на пол подвальной лаборатории, где сейчас царил полный мрак.
Волчья кровь кипела от смешанных чувств ярости и страха, но Вириенна привыкла выбирать нападение лучшим отрезвителем от подобных чувств, а потому приближалась к магу. «А, может, стоит просто оставить его подыхать здесь? Не стоит приближаться и вмешиваться в этот процесс?» Не торопясь и осторожно шагали когтистые лапы… Чудовище лишь глухо рычало, понимая что это конец для незнакомца, имени которого она не знала и не захочет знать. Сейчас она еще меньше напоминала человека, ведь, казалось, еще больше была похожа на лесного зверя. Возможно, Вириенна видела в человеке меньше угрозы. Он был беспомощен по ее мнению. «Нет, не сейчас. Быстро оборвать его жизнь будет правильней, а, кроме того, даст уверенность в том, что не придется оглядываться назад и опасаться, что он чудесным образом спасся».
Все было правильно. По ее мнению.
Волчица миновала заставленный пробирками, ретортами и декоктами большой лабораторный стол, с каждым шагом своим вспоминая разнообразные события своего прошлого в этом доме, в этой же лаборатории, связанные с ней и ее бывшим хозяином. Это место кишело призраками прошлого и было словно бы живым. Совершенно очевидным было и то, что очень давно сюда никто не заходил… дверь была заперта на магический замок, а пыли вокруг было навалом, она поднялась в воздух и мерцала в слабом свете, падающем через дыру в полу. Хотя, если признаться, не только магия останавливала волчицу все это время от посещения подвала. Больше всего ее страшила собственная память, которой во всем этом старом доме было навалом.
Но что-то пошло совсем не так. За обрушившимися на волколака эмоциями, за всеми этими знакомыми вещами, что она видела вокруг, Вириенна не заметила самого главного и попалась в расставленные на нее магические сети…
Это было… Больно. Очень больно.
Больно от того, что что-то сжимало и ломало ее тело, не давая двигаться. Больно от осознания собственной глупости по которой она угодила в ловушку. Зверь рычал и пытался метаться, делая себе только хуже. Глаза, до того и без того не бывшие приветливыми, сейчас налились яростью еще больше. О, если бы взгляды могли убивать! Если бы могли, то от чародея, мгновенно развеявшего иллюзию, не осталось бы и горстки пепла.
Но взгляды не могли убивать. По крайней мере, волколачьи.
А тот самый чародей, которому они посылались, еще и нашел в себе храбрости подойти к ней ближе. Да что там смелости. Вириенне казалось, что во взгляде мага на нее читается любопытство. Это злило оборотня еще больше! Неужели он возомнил себе, что все сойдет ему с рук?! «Если бы не магия… если бы не твоя чертова магия, я бы с удовольствием вгрызлась тебе в лицо, сукин сын!!» - Думала она, пока он рассматривал ее. В руках у него блеснул кинжал. «…А потом сняла скальп и скормила бродячим псам. Только дай мне шанс! Только сделай какую-нибудь ошибку! Так и будет, мразь!» - Говорила помятая гордость, скалясь и шипя.
О, если бы мысли были материальны!
Но материальна была лишь боль… И смешанный со скулежом рык. Хотя, по неизвестной причине, на мгновение ей почудилось что чародей ее мысли прочел, ведь он как-то замялся, отвел взгляд в сторону и даже отложил лезвие, которым до того поигрывал в руках. И тут же, ответом на этот поступок мужчины и его последующие слова, послужило презрительное фырканье, похожее на смешок. Вот и вся ее реакция на последовавшее ей предложение влезть в человеческую шкуру.
О, если волчья морда умела бы злорадствовать… Но волчья морда была не приспособлена была для подобных эмоций.
Скованная магией бестия попыталась дернуться еще раз, когда показалось, что чары слегка ослабли. Тщетно.  Это, очевидно, не была чья-то долгожданная ошибка… Голубые глаза оборотня наблюдали за своим пленителем, не отрываясь ни на мгновение. Этот взгляд был тяжелым и недобрым, однако в нем к этому моменту прежняя ярость сменилась явным презрением и холодной ненавистью. Выбора-то у нее не оставалось. Повторять, к счастью, свою просьбу чародею не пришлось. Вириенна, может, и была во многом заносчива и уперта, но в сложившейся ситуации это никак не могло помочь добиться цели. Сейчас была поймана она, а значит именно ей нужно подстраиваться под обстоятельства.
Оборотень сосредоточилась на себе, снова заставляя свой организм изменяться. Было отчасти занятно. Этот неизвестный маг угрожал ей болью и переломанными костями, но это же чувство было ей настолько привычно и настолько с ней неразделимо, пребывая с ней с момента первого обращения, что угроза ее жизни, слетевшая с его губ, казалась смешной. Боли острее, чем та, которая проходит по телу в момент превращения, вряд ли кто-либо придумает. Волколак чувствует ее каждый раз… Знал ли маг, каково это и через что ей приходилось проходить, пока ее восприятие со временем не адаптировалась к подобным вещам? Мог ли чародей представить, что такое ощущать нечеловеческую боль каждое полнолуние, каждой клеточкой тела?… Ощущать, проживать, испытывать, но не иметь возможности это как-либо остановить и, что самое страшное, попросту испустить дух и более этого не ощущать. Там, где человек имел возможность потерять сознание и лишиться чувств, оборотню в этой радости было отказано природой.
Но нет. Похоже, ее пленитель не знал об этом ничерта. Более того, когда чудовища в комнате больше не стало и Вириенна смотрела на мир уже человечьими глазами, она заметила, что маг был поглощен собой и белым порошком.
- Боже мой, какой позор… - Ядовито и с оттенком презрения достиг ушей чародея уверенный женский голос. Стоило отдать Вириенне должное, даже в такой неуверенной для нее ситуации, она сохраняла лицо, надменность и не только это. Здесь было холодно, она была совершенно нага и уязвима, однако оставалась с высоко поднятой головой. - …Я прошу тебя, не превращай мой дом в безобразный наркопритон. Этот стол дорог мне как память, и он стоит здесь явно не для того, чтобы с него нюхали всякую дрянь.
В голосе женщины читались нотки раздражения.

0

3

Темный маг, чародей-ренегат, etc
*имя и внешность на ваш откуп
Период игры: 1265 -1268 год, немного до и во время Второй северной войны
Статус: чародей, который увлекается запретной магией (лучше нильфгаардец, но и северянина подхвачу в сюжет)
Возраст: старше 30, возможно намного
Раса: человек
Типаж: Мой персонаж оценит амбициозного, властного и волевого компаньона с мозгами (опционально, признаками мизантропии), пусть и предпочитает иметь дела с послушными паиньками, которыми можно манипулировать. В общем-то, мне нужен темный маг в самом прямом понимании этого слова. Вероятно, ученый, который готов зайти далеко и по трупам.


https://c.radikal.ru/c09/2002/b2/82090f79216c.jpg

Коротко о персонаже: В целом многое зависит от того, откуда родом будет ваш персонаж и как мы познакомимся. У меня есть вектор и направление сюжета, которое можно нарядить в любые сопутствующие детали. Игра планируется вокруг некромантии, природы оборотней, экспериментов относительно снятия проклятия и любых иных взаимодействий с магией и друг другом. Несколько лет мы проживем в Бругге вместе, помучаем обращаемых мной оборотней, пообщаемся с моим прежним мертвым господином и съездим в Ковир, попутно имея возможность поприключаться и на севере и на юге, мотивируя появление нашими целями. Более обширные планы предпочту строить с конкретным образом.
Из сфер магического искусcтва нам точно понадобятся порталы и некромантия, остальное опционально.

Заявка от: Вириенна
Связь: гостевая, ЛС, skype: a.greyfell или аська: 59четыре670800

От себя: я довольно целеустремленно хочу доиграть ветку своего персонажа, поэтому о заинтересованности тут все ясно. Хотелось бы сыграть и этот период.

Планы на персонажа: Планы у меня совместно поприключаться, а дальше будь - что будет. Я бы хотела сыграть с вами историю, в которой мы находим друг друга, шатаемся по локациям севера и юга в предвоенное и военное время, решаем какие-то ключевые вопросы (изначально мне нужен некромант, но кто знает как они сработаются) и работаем над поисками ответа как снять проклятие с оборотня в своеобразном тандеме (мучение мимопробегавших оборотней заверну в подарок). Я не собираюсь ограничивать вас в игре с другими людьми и завязывать только на себе (но если хотите обратного - не вопрос), и в то же время я совсем не против неожиданных поворотов не по плану). В одном из возможных векторов развития сюжета, которые я иногда думаю, из нас может получиться неплохая команда, в которой мой персонаж останется надолго.

Пост заявителя:

Конец октября. Холодно.
Черт возьми, как же холодно.
Землю припорошил едва заметный снежок, его было еще слишком мало, чтобы все вокруг побелело. Снежные кристаллики пыли просто кружились в воздухе с порывами ледяного северного ветра, ощущавшегося в королевствах Хенгфорской лиги, — самых северных из всех, — раньше всего. И несмотря на то, что город Тридам был самым южным городом из всех, это не спасало от холода.
"Еще немного подзаработаю и смогу убраться отсюда к чертям собачьим куда-нибудь в Цинтру". — Согревая дыханием свои замерзщие пальцы и маленькие ручки своей крохотной дочурки, Марта шла от подруги по ночным закоулкам к той дыре, что звала своим домом. Это было для нее обычным делом, ведь она работала вечерами и ночами, согревая своим теплом совершенно чужих ей мужчин. Она не умела читать и писать, вообще мало что умела в этой жизни, но была молода и красива. И, пожалуй, единственным хорошим моментом и последствием в ее нынешней жизни был этот малыш. Да, на грани бедности и в долгах, сев на шею добросердечной подруги, которая сейчас и держала у себя малышку, в то время пока мать работала, но Марте безумно хотелось любви, и любви не той, что происходит между мужчиной и женщиной за закрытыми дверьми, — от такой любви ее уже давно тошнило, равно как и от мужчин, которые довели ее до сегодняшнего положения, уж шлюхой она стала не от любви скакать по членам, — ей хотелось любви беззаветной, ощущать себя нужной, необходимой, единственной.  Иначе бы она скорее всего повесилась, а нужно было держаться.
— Еще немного, и мама заберет тебя из этого гадюшника. Мы убежим от Бастьена и забудем все как страшный сон. — Шептала она целуя холодный нос младенца, шепча на ходу о своих мечтах, повторяя это уже не в первый раз едва ли не как молитву богам в которых не верила. Ведь если боги позволили остаться обманутой и брошенной, то зачем они такие нужны вообще? И для дочери она не желала подобной судьбы, поэтому нужно было бежать. Еще немного денег скопить бы... и прощай холодный Тридам и вся эта грязь. Ребенок не только спасал ей жизнь, он еще оказался двигателем и причиной менять жизнь, каких поискать. — А может быть, просто вернемся домой. Хотя вряд ли нам там будут рады.
Малышка раскапризничалась на руках и мать поспешила ее успокоить. Малышка понимала своим внутренним чутьем гораздо больше непутевой матери. Она чувствовала опасность, а женщина была поглощена совершенно не тем, чем необходимо, потеряв бдительность. Она была уже почти на пороге своего дома. Марта начала понимать что случилось, когда плач ребенка, прервался гулким дыханием и вкрадчивым рычанием. Злая собака? Слишком громко для пса. Марте стоило бы бежать скорее, да захлопнуть дверь, но она повернулась, совсем не понимая что делает, и то что она увидела вызвало в ней ужас.
Когда темные глаза Марты столкнулись с полыхающим льдом голубых, огромных, нечеловеческих, женщина побелела от ужаса. Огромное черное косматое чудовище спрыгнуло с крыши дома в тупике переулка бедного квартала. Огромное, косматое, мать твою, чудовище! Оно просто разорвет ее и малышку и мокрого места не останется.
Она оступилась.
"Нет..." — прошептали побелевшие губы. Она была в ужасе, она даже не понимала куда бежать и где скрыться, потому что дверь открыть не успеет.
— ААААААААААААА! — Разделся вопль ужаса, прокатившийся по сонным улицам тихого ночного города.
Голодный зверь бросился на нее, видя в ней и ее дочери легкую добычу. Волколак не лез на стражников, патруль которых спокойно прошел тут минуту назад, он выбрал себе другую жертву, зная что та слаба и далеко не убедит. В лучшем случае просто бросит ребенка, а нет, так только сытнее.
— Помогите! Чудовище!
Младенец залился плачем. Вопли и плач заглушило рычание. Марта уже не кричала. Она была мертва и ее тело разрывала на части голодная тварь. Мать накрыла собой ребенка,  пытаясь защитить свое чадо от чудовищного волка. Возможно, это все было бесполезно и ненадолго, если не насытившись или отреагировав на плач ребенка, волколак займется малышом, или же малышка просто замерзнет на улице. Хотя несколько минут жизни для ребенка Марта выиграла бесспорно. Волколак был слишком голоден, чтобы покуситься на более мелкую добычу, а кровавый туман сознания заставил забыть об осторожности.

0

4

Все таки я жду и верю в чудеса,
даже такие несбыточные, чтобы найти игрока в личный сюжет

Сейдомар аэп Роэльс
*Сейдомар Лиадан Айданель аэп Роэльс, граф Анконы
*смена имени и данных обсуждаема, возможна переигровка при интересе к образам и сюжету

Период игры: с 1265 года
Деятельность: граф Анконы
Возраст: 46 лет
Раса: волколак (в прошлом полуэльф)
Типаж: Темноволос, темноглаз, кожа светлая, но с южным загаром. Внешне Сейдомар аэп Роэльс просто образчик породистого полуэльфа. Высок, обладает правильными чертами лица и для аристократа и для эльфа. Кроме того граф хорошо сложен, что объясняется тем, что он мечник и очень даже хорош в своем деле, и выглядит моложе своего возраста благодаря эльфьей крови. Ему так же присуща весьма специфическая нильфгаардская надменность, вероятно с корнями уползающая в эльфскую. В отношении характера хороших слов можно сказать куда меньше. Сейдомар эап Роэльс воспитан и воспитанием часто скрадываются многие нехорошие стороны его натуры, потому как он стремится к тому, чтобы быть порядочным хотя бы номинально. А вот участливость, сострадание, милосердие, великодушие — это не про него. Более того, брезгливо и высокомерно относясь к черни или тем, кто в услужении, Сейдомар как раз из тех людей, которым все равно сколько людей поляжет для того, чтобы приказ был выполнен, но он будет выполнен. Его интересует только эффективность. Несмотря на все, он безусловно верен императору, за что имеет свою ценность и все еще жив, но имеет достаточно недругов из-за своего характера. С друзьями у него еще сложнее. Склонен переоценивать себя и смотреть свысока, довольно критичен к окружающим, порой педантичен. Порою жесток в словах и критике, а то и действиях. Однако, своими высокими требованиями к окружающим не ограничивается, спрашивая с себя не меньше и порой довольно жестко самоиронизируя. Ведет себя сообразно положению, не заискивает и не просит, особенно у тех кто должен выполнять повеления. Граф аэп Роэльс так же мастер любезных улыбок, скрывающих за собой раздражение и прочие неприятные чувства. Способен затаить обиду и отступить, выбрав более удачным момент для того, чтобы напомнить о себе. Например, он годами смиренно соответствовал требованиям отчима, а потом поднял восстание и посадил мужчину, которого ненавидел, на кол.
По крайней мере, таким он был, и я полагаю проклятие если и изменит что-то, то не кардинально.


https://c.radikal.ru/c27/2010/4d/c97811326bf5.jpg https://a.radikal.ru/a34/2010/09/c3eb162e68cd.jpg

Коротко о персонаже: (при желании можно написать свою историю)
Сын виконта Этолии и эльфки, что согласилась стать его женой. В подростковом возрасте застал случившийся в Нильфгаарде переворот, входе которого был убит его отец. От смерти своего сына, не принявшего власть узурпатора, спасла мать, заключившая брак с лояльным новым властям меттинским графом, который смог решить столь щекотливый вопрос. Отчима Сейдомар до конца его жизни не любил, но после нескольких впечатляющих уроков от графа стал вести себя тихо до поры. Когда же в Нильфгаард вернулся законный наследник императора и начались новые волнения, Сейдомар воспользовался оказией и убил отчима, подняв восстание, а после поддержал Эмгыра вар Эмрейса, который сверг узурпатора. В нагрраду Сейдомар получил земли своего отчима и вернул себе прежнюю фамилию. После чего женился на довольно юной и мало общего имеющего с ним женщине из хорошей семьи, преследуя лишь цель завести наследника, а так же продвигался по службе, был некоторое время в должности начальника охраны дворца, а недавно был назначен на новое место – эмиссара Верховного Трибунала. Однако, вскоре после нового назначения был вынужден отбыть из столицы в свои владения, из которых получил тревожное письмо: в его землях завелось какое-то чудовище… Сначала Сейдомар аэп Роэльс счел это бурным воображением черни, но это оказалось началом конца. Там, в Метинне, граф аэп Роэльс столкнулся с тем самым чудовищем, выжил в схватке с ним, но был укушен волколаком в полнолуние. Через две недели бестия сама нашла его и предложила странный союз и свою помощь, заверяя, что поможет сохранить прежнюю жизнь не разрушенной и справиться с переменами. В конце января 1265 года Сейдомар аэп Роэльс впервые обратился.
До обращения граф успел решить вопрос с сестрой, которую застал в поместье глубоко беременной от простолюдина.

Заявка от: Вириенна
Связь: ЛС или аська: 59четыре670800

От себя: Меня интересует история и ее возможности, которые я хочу наконец отыграть.
Если вы увидели образ, представили каково такому человеку находиться в его непростой ситуации и действительно желаете раскрыть все внутренние конфликты персонажа (тема конфликта между верностью долгу и собственной шкурой, чудовищности и человечности с изнанки, опасения от того, что не вы себя контролируете порой, пугающая пробуждающаяся темная натура, что чернее вашей и прочее), что непросто, но интересно - эта роль для вас. Хочется найти такого же заинтересованного человека, которому этот образ по душе и хочется того же. Игру хотелось бы долгоиграющую. Посты при заинтересованности могу строчить достаточно шустро.

Планы на персонажа:
- данный персонаж необходим мне для моей истории, раскрытия образа и просто интересной игры. Можно сказать, что это обоюдный процесс.
- если для графа мой персонаж в каком-то смысле является советом и поддержкой в вопросах новообретенной сущности, то он заставит моего вспомнить про действительно важные вещи в ее жизни и даст возможность начать новую страницу истории, отбросив то,за что она цепляется.
- у графа есть масса интересных жизненных выборов и дилемм, которые можно затронуть, мне хочется наблюдать за ними тоже.
- интриги... волколак на службе у императора, против которого существуют заговоры, это интересно и опасно.
- есть план на первое время, в который легко включить ваши идеи. А нет - так я сойду за генератор идей.
- я могу дать вам роман-ветку, но в совершенно не сопливом ее понимании, ибо персонажи не заточены под розовенькое и липкое. При желании это все можно свести на нет.
- от этого персонажа мне нужна родственность ментальности, подталкивающая раскрывать неприглядные стороны и понимать, что это не осуждается, а присуще обоим. Так сказать, каждой твари по твари. Положительными персонажей не назовешь, но они говорят на схожих языках и понимают правила игры.

Пост заявителя:

И вот они смотрели друг на друга. Лицом у лицу, глаза в глаза. Вириенна поймала острый и колющий ненавистью взгляд на себе. Бездействие мужчины после его приближения к ней, когда бестию можно было схватить, говорило еще больше, чем взгляд. Он хотел бы, но что-то останавливало его. Что бы это могло быть? И все это голубоглазая тварь анализировала, делая свои выводы из тех крупиц, что имела возможность наблюдать. «Конечно. Как же еще тебе на меня смотреть? Твоя привычная жизнь меняется и тому причина я. Ты наверняка задаешься вопросом «кто я такая», но не задаешь его мне, судорожно стараясь постичь ответ самостоятельно. Ты еще все не осознал и не принял для себя того, что я есть та, кто разрушила твою прежнюю жизнь. Какой бы она ни была. Я знаю, как это бывает. Понимание придет к тебе рано или поздно. Твоя жизнь уже не будет прежней никогда, даже если ты продолжишь за нее цепляться и стараться ее сохранить именно такой. Когда-то я тоже пыталась. И не одна я… И ты не последний». Если там, в лесу, у Вириенны не было времени рассмотреть свою жертву, то сейчас она могла полностью компенсировать себе эту потерю, задержавшись взглядом на чертах лица мужчины перед собой, запоминая их детально, а потом, открыто и не торопливо, без доли какого либо стеснения или условностей, так же тщательно стала визуально изучать его остального. Широкая спина, крепкая шея, сильные руки… Вириенна не могла не отметить хорошо сложенное сильное тело, наверняка довольно много времени проводившее в тренировках, оттачивая физические навыки, которые были ему необходимы. Это было прекрасно, потому что в будущем тело его станет еще сильнее, переживет сильные изменения и много боли, а слабый организм может и вовсе не выжить. Вириенна наблюдала за мужчиной все время, пока он говорил, не сводя глаз и, отчего-то, улыбаясь. Она чувствовала себя уверенно, и ей явно было что предложить графу, поскольку с таким лицом либо абсолютно виртуозно блефуют, либо действительно ощущают себя «на коне». Другое дело, что нильфгаардец совсем не знал свою гостью и мог подумать о ней что угодно, в том числе найти в ее поведении то, чего там не было и в помине. Интересная это вещь – чужое восприятие. Вириенна тоже не знала этого мужчину. Не стремилась она к этому в ту роковую ночь, две недели назад, когда они впервые встретились. Сейчас, рассматривая своего собеседника с головы до пят, оборотень задумалась о том, что узнать бы его не помешало бы. Это там, в лесу они были никем и ничто их не связывало кроме кровавой игры в Чудовище и Спасителя, где кто-то из них не должен был выжить, на чем история закончится, а теперь… Хотели они этого или нет, между ними возникла связь. Не любовная, не приятельская, не родственная… но совершенно ощутимая. Граф, вероятно, ощущал себя в тот момент в качестве лягушки на лабораторном столе начинающего медика. Вириенна анализировала. Каждое его движения, каждое слово, каждый взгляд и вздох. Бестия составляла единую картину, в которую собирались все кусочки знания, точно в причудливую мозаику, точно как медик пытливо бы рассматривал каждый орган организма разрезанной твари, что ему довелось увидеть. Это было не впервые, но не с каждым разумным существом на ее пути. Лишь с теми, кого ей приходилось замечать и к кому доводилось проявлять интерес. В том, что полуэльф вызывает в ней интерес, хотя бы тот же, из разряда возможной выгоды, сомневаться не приходилось.
Первый из озвученных собеседником вопросов, дополненный еще десятком уточнений, поставил бестию в положение озадаченное. Для начала, удивлением для страховидлы в человечьем обличье послужил внезапный переход нильфгаардца на ее родной язык. С присущим специфическим акцентом он заговорил ей понятными словами, которым не нужно было искать аналогов, а так же, нельзя сослаться на недопонимание и трудности с ним связанные. О последнем она пожалела после, когда уже никак не могла использовать в ответах то, что не вникла о чем речь. Оборотень почувствовала в словах и голосе нечто такое, создающее впечатление, будто бы ей пытаются вменять больше, чем есть на самом деле. Один вопрос порождал другие. Вириенна, должно быть, просто привыкла понимать между строк, не разбирая словесный поток быстро сменяющих друг друга вопросов и доводов на отдельные части. Бестия довольно долго жила с чародеем под одной крышей, а те и по сей день являются знатными любителями изъясняться витиевато да двусмысленно. Сноровку и привычку трудно потерять за полгода. Даже меньше, чем полгода. Таким образом, казалось бы безобидный вопрос о том, зачем она здесь, приобрел в ее понимании нехороший подтекст, полный подозрения и не выдвинутых напрямую обвинений.
- Понимаю, вероятно. – Продолжила она, так и не перейдя на Старшую Речь. Собеседник понимал ее, а лучше, чем ответить привычным ей диалектом на щекотливый вопрос она не могла, опасаясь неверного толкования. – Подозрительность ходит рядом с осторожностью. Я тоже озадачена мыслями о том, привели Вы с собой людей или нет, да во что мне это свидание с Вами выльется. – Вириенна слегка наклонила голову на бок, немного меняя точку обзора и физически и иносказательно. Улыбка стала чуть шире и блеснула краешком зубов. Бестии нечего было ответить, но ответить было необходимо. Что может быть лучше истины? – Меня на эту встречу сподвигли соображения обоюдной выгоды, которую не стоило бы упускать, а интересным было бы попробовать извлечь из всей сложившейся ситуации. –
Вириенна, продолжая улыбаться, отпустила присобранный подол. Ее собеседник заговорил о том, что время у них обоих пока есть, а, значит, в данный момент к оружию тянуться преждевременно.
- Что ж, Ваше решение перейти на близкий мне язык действительно ускорит процесс.
Она не разговаривала на нильфгаардском. Она даже не припоминала чтобы ей за всю жизнь пригодилась Старшая Речь, кроме как для чтения рукописей. Однако, языка этого касаться ей приходилось. Иногда было полезным, например, понимать о чем говорят городские эльфы и полуэльфы, собирая для Ильгарда новости и сплетни, пока они считают, что их не понимают горожане. С волчьим слухом иногда  действительно находилась ценная информация.
«А я, ведь, нашла для тебя простые и понятные слова, которыми могла внести искомую тобой ясность. Искала, как бы попроще и попонятнее тебе объяснить, избежав трудных и неопределенных слов. Неужто все зря?»
Правая рука, теперь уже не отягощенная подолом свободного одеяния, сейчас потянулась к крупному круглому медальону на шее женщины, центром которого было какое-то подкрашенное стекло, вправленное в круглую золотую оправу с узорами. Она немного потеребила вещицу в пальцах и отпустила, позволив той снова занять свое законное место чуть ниже ямочки между ключицами. Лишь когда в стекле случайно заиграло несколько пузырьков воздуха, модно было догадаться, что все не так просто с этой вещицей, как не было просто с самой темноволосой женщиной-северянкой напротив графа Анконы.
- То, что я хочу Вам предложить – это Вы. – Она легко повела бровью, акцентируя внимание на этом предложении. – Это жизни Ваших близких и всего поместья. Возможность контролировать себя в ночи полной луны и избежать кровопролития. Возможность жить своей человеческой жизнью, поддерживая иллюзию того, что ничего не изменилось. Возможность взять верх над животным, которое заменит в Вас человека очень скоро. Избежать повсеместных гонений, безумия кровавых ночей, одиночества и деградации личности, что составит картину пренеприятнейшую и жалкую. Поверьте, я знаю о чем говорю, делая вам это предложение.
Собеседница графа криво ухмыльнулась, но в ухмылке этой отчетливо читалась саркастическая горечь. Похоже было, что какие-то воспоминания вызывают в ней неподдельно неприятные чувства. Для Вириенны вообще все было просто и понятно сейчас, она знала каким будет ответ любого разумного существа, однако нильфгаардец требовал убеждения. Действительно, чем же так страшно то, что с ним происходит? Почему она может быть полезнее остальных, на свете, ведь, еще есть магия и кандалы?

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Нужны в игру! [Заявки от игроков]