Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Заявки от игроков


Заявки от игроков

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В этой теме выносятся данные персонажей, которые нам сейчас очень нужны. Для них, как правило, уже готовы какие-то сюжетные линии, так что эти люди без дела сидеть не останутся.

Оформление заявки от участников происходит здесь: Добавление заявки на поиск персонажа в акционный раздел

0

2

Амери (фамилия на усмотрение игрока)

*(Прозвище, если есть, или любая иная пометка, если нужна)
Статус: рыцарь, барон, капитан личной гвардии короля Темерии
Возраст: от 32 до 45 лет
Раса: человек
Типаж: лихой вояка, искренне преданный своему королю, обаятельный малый, хороший тактик, умелый мечник, ловкий наездник.
Представили этакого рыцаря без страха и упрёка? Что ж, вы мне не подходите.

Амери, можно назвать той ещё сволочью, не понаслышке знающим, что такое ударить в спину, подкупить старшего офицера или превысить полномочия ради собственной выгоды. Солгать? Легко. Плести интриги против особо опостылевших аристократов? Почему бы и нет, у каждого своё маленькое хобби. Броситься грудью на меч, угрожающий вашему королю? Обязательно, если только рядом нет никого, кого можно бросить впереди себя. Никто, даже ваш король не знает о нём всего и, подчас, удивляется новым граням открывающегося его взгляду характера. Баронского, разумеется. В одном уверен Фольтест и, уж будьте спокойны, не ошибается – Амери верен ему чуть более, чем полностью.


http://sd.uploads.ru/pMyse.jpg

Коротко о персонаже: Амери успел отличиться уже с детства. Все гадалки, знахари, да ведуньи, что были частыми гостями в доме барона X, лишь только взглянув на округлившийся в очередной раз живот его, немолодой уже, супруги в голос заявляли, что ребенок родится либо мертвым, либо столь ужасным внешне, что не проживет и пары лет на этом свете. Сговорились они, что ли? Размышлял долгими вечерами барон, отрешенно глядя в огонь, пляшущий в камине, да зябко кутаясь в теплый плащ. Он был уже не молод, как и его супруга, но весть о её, восьмой по счёту, беременности изрядно взволновала мужчину. Неужели смилостивились Боги, услышали их молитвы? Пятеро мальчишек оглашали веселыми криками обширные земли барона, лежащие у берегов благословенного Понтара, но вот дочери – как одна мертвыми рождались. И тут – вновь надежда затеплилась, и не смущали даже слова опостылевших чароплётов… но в назначенный день, вернее уже под вечер, объявили слуги господину, что даровали ему Боги сына. Шестого. Следует ли говорить, что счастьем от этой вести барон-отец не преисполнился?
Вопреки заверениям ведунов, Амери слыл мальчишкой крепким, здоровым, да и не дурачком вовсе. Не красавец, но девчонки, а потом уже и девушки, подчас задерживали на нём взгляды, мечтая… не сказать, что о многом. Уж точно не о браке, потому как шестой сын просто не может наследовать титул и земли своего родителя. Не бывает таких чудес и совпадений. Или бывают?
Амери двадцать шесть, а он уже не только прославленный в боях и на турнирах рыцарь, но и единственный наследник старого барона. Скандал! Братоубивец вырос! В кандалы его и на суд королю! На сей раз не избежит наказания шельмец…
И вот тут начинается уже наша с вами история, мой дорогой барон. Так давайте же вдохнём в неё жизнь.

Заявка от: Фольтест
Связь: ЛС на форуме

От себя: Я на форуме порядка двух лет. Солидный срок, не правда ли? А ещё это гарантия того, что уходить отсюда не собираюсь. Мне нужен капитан и я хочу наблюдать за его историей, его становлением и карьерным ростом. Но просто наблюдать - скучно, я хочу в этом участвовать, так что вы получите неплохого, уверен, соигрока.
Планы на персонажа: Собственно, проследить карьерный рост и становление Амери, таскать его с собой в деловых поездках и трактирных пьянках (инкогнито, разумеется). Работа у капитана будет, мой король не любит протирать штаны, сидя годами на одном месте.


Пост заявителя:

Оглушительный громовой раскат вновь прорезал тишину старого дома. Вслед за ним, небольшую комнату залил холодный белый свет, на краткий миг, выхватив замершую напротив потемневшего от времени, запыленного портрета, неподвижную фигуру. Он совершенно потерял счет времени, более напоминая статую самому себе, нежели живого человека, чьим вниманием завладело старое полотно. Стены усадьбы застонали, принимая на себя очередной удар разошедшейся непогоды, но Фольтест даже не дрогнул, полным ненависти взглядом сверля взиравшее на него изображение ныне покойной матери. Санция из Соддена. Боги, как же он её ненавидел… пожалуй с той же неистовой силой, с которой прежде любил. Одно её слово, повлекшее за собой пробуждение темных сил и смерть дорогих темерцу людей, и его чувства поменялись кардинально, а вдова прежнего короля была сослана так далеко, как только мог позволить себе её сын.
Сквозь шум обрушившегося на усадьбу дождя явственно донеслись тяжелые шаги, стремительно приближавшиеся к темному кабинету. Местами прогнившие от извечной сырости Веленских болот доски протестующее скрипели, но упрямо выдерживали негодяя, нарушившего их покой. Некто затих, замер подле двери и, словно бы неуверенно, пару раз стукнул, обозначая своё присутствие, и лишь после – вошел.
— Что стряслось, Амери? – голос короля был тих, и это пугало гвардейца больше полных ярости криков и крепкой брани.
— Блейз, Ваше Величество…
— Как?
— Доски в кузне, видимо, вконец истлели. Бедняга рухнул в очаг, где уже успел развести пламя. Подбежавший подмастерье успел его вытащить из огня, но…
— Можешь идти.
Дверь тихо, на сей раз почти без скрипа, затворилась за латником, поспешившим выполнить приказ своего короля, темерец же вновь развернулся к потемневшему от времени портрету.
— Я знаю, что это вы, — тихо произнес Фольтест, не скрывая накатившей вмиг усталости и легкого раздражения. – Сначала Йонаш, конюх, сам себя неведомым образом подвесил под потолком конюшни. Отомстила за то, что он слал донесения в Вызиму? Теперь Блейз, кузнец. Да, это он выковал решетки на окнах и запоры на дверях. Он был верен не тебе, а мне, и за это поплатился. Кто следующий, матушка? Едва ли вы столь быстро возьмётесь за меня. Но, как доберётесь – знайте, вам придётся постараться.
Постояв ещё немного, но не получив ответа, на который он особо и не рассчитывал, мужчина развернулся и направился было к двери, но замер на полпути, оглянулся и вновь встретился взглядом с взиравшей на него с портрета старухой.
— Я жалею лишь о том, что слишком долго закрывал на всё глаза. И только.
Дверь тихо затворилась, вновь возвращая в темный кабинет ныне мертвой королевы прежний покой.
***

Небольшой отряд, сопровождавший короля Темерии Фольтеста, миновал покосившиеся, покрытые солидным налетом ржавчины ворота старой усадьбы около полудня, двенадцатого августа сего года, безжалостно загоняя лошадей, да едва удерживаясь в сёдлах. Непогода уже бесновалась, словно грозя стереть с лица земли забытое Богами место, ставшее последним приютом матери нынешнего монарха. Порывы ветра низко склоняли старые деревья, косые струи то утихающего, то вновь набирающего силу дождя, выбивали барабанную дробь на латах гвардии, глухих топфхельмах, надежно скрывавших утомленные долгой дорогой лица и кольчужном капюшоне самого короля. Ноги лошадей вязли в густой, затягивающей, словно в топь, грязи, но открывшееся глазам путников старое поместье, вопреки ожиданиям солдат, не внушало им столь желанного доверия. Если время было не властно над многими, по-прежнему населенными человеком домами, то над последним приютом почившей много лет назад королевы оно поиздевалось знатно. Дерево потемнело от частых дождей и злых ветров, выкованная местным кузнецом причудливая балюстрада единственного на весь особняк балкончика, покосилась и грозила вот-вот обрушиться, некогда замощенный камнем внутренний двор был покрыт выбоинами и глубокими лужами. Весьма милое местечко, но мысль, что его мать вынуждена была лицезреть подобную убогость многие годы, грело очерствевшую к своему полувековому рубежу душу короля. Забавно, но он помнил это место лишь немногим более ухоженным и полным жизни, правда конюшня уже тогда успела покоситься, зато в кузнице не угасал очаг, да почти не смолкал звон молота, встречающегося со старой наковальней. Теперь же усадьба выглядела совсем заброшенной, и лишь в двух-трёх окнах с трудом заметен был отблеск зажженной свечи.
***

Бледный, словно ему довелось увидеть неупокоенный дух старой королевы, командир гвардейцев, охранявших темерского монарха, подлетел к спустившемуся в столовую мужчине, не скрывая снедавшей его тревоги.
— Ваше Величество, — вопреки опасению, голос латника не дрожал, — не стоит вам в одиночку по этому проклятому месту расхаживать. Слуги шепчутся о ворожбе старой госпожи и, кгхм, есть некое опасение у ребят, что они, ну, вроде как в чём-то правы.
— Вы послали в деревню?
— Как вы и велели, господин, но пробраться туда – сущее испытание. Впрочем, посланца то лес пропустит, вот как вас отсюда увезти – ума не приложу…
Ободряющая улыбка на краткий миг осветила усталое лицо короля, он хлопнул гвардейца по плечу и кивнул на озаренное светом множества свечей помещение, откуда доносились пленительные ароматы приготовленных умелым поваром блюд.
— Идём, после трапезы думается лучше, но поверь моему слову, нам лишь стоит найти ведьмака.
— Было бы это столь просто, мой король!
— Запомни, Амери, кто ищет, тот всегда находит. Впрочем, если не удастся – будем прорываться с боем.
***

Дверь захудалой корчмы, носившей гордое название «Бычий пузырь», с треском распахнулась, и в полутемное помещение ввалился, едва дыша от усталости, солдат, щеголяющий промокшей насквозь черной накидкой, расшитой серебряными лилиями.
— Пива, — выдохнул он, обводя общий зал мутным взглядом, да буквально падая на ближайшую к нему свободную лавку. – Мужики, — чуть отдышавшись, продолжил посланец, — ставлю выпивку тому, кто подскажет, где монстробоя найти. Уже три деревни проехал… проклятье, где шатается этот ведьмак, когда он так нужен?!

0

3

Зигги Иден


Статус: врач, член отряда Бертрама Хога
Возраст: 52 года
Раса: низушек
Типаж: Великолепный хирург и врач широкого профиля. Настоящий специалист с прекрасной деловой жилкой, чующий кровь и деньги за версту. Обладатель премии «Лучший хирург Аэдирна», выданной заочно в кулуарах венгербергской медицинской школы после нескольких кружек пива, выпитых на пару с главврачом. Любимец жриц и женщин вообще. Особенно краснолюдок.
Благодаря уличному прошлому прекрасно обращается с пращой. Порой (часто), для того чтоб подчеркнуть общность с солдатами своего (ставшего родным) отряда, занимается метанием снарядов в ряды противника – просто чтобы не потерять хватки.
Зигги – душа компании, замечательный врач, психолог и метатель снарядов. К тому же, полиглот. Просто так, ради галочки.


http://s0.uploads.ru/hNv5Z.jpg

Коротко о персонаже: В любой, даже самой приличной семье может появиться паршивая овца. Но Зигги никогда паршивой овцой не был. Он всегда считал себя крутым и талантливым парнем, что не ленился подтверждать шальными выходками в детстве.
О его стрельбе из рогатки ходили слухи по всему Аэдирну. Без шуток. «Мелкий гадёныш с рогаткой» стал расхожим штампом о низушках в державе Демавенда аккурат во времена детства Зигги. Венгербергский малыш рос в большой городской семье и терпел всякое – ксенофобию, попытки убийства, налоги и голод, но ничто и никогда не могло помешать ему совершить шалость. 
Любовь к врачебному искусству появилась у низушка ещё в семь лет, когда он обнаружил что подорожник  - вполне себе помогает. Родители Зигги были потомственными цирюльниками – представителями древнего и уважаемого ремесла, но понимали что из активного мальчика должно выйти что-то куда более… современное. У Зигги было три брата и сестра, и никто из них не решился пойти по стопам родителей. Кроме него самого. Венгерберг был городом, соответствовавшим всем требованиям просвещённого тринадцатого века (так говорил король Демавенд), а медицинская школа в столице принимала все расы без исключения.
Можно долго описывать житьё-бытьё весёлых венгербергских бакалавров, чудесатость которых ничем не уступала оксенфуртским. Можно вспомнить о кружке любителей складного ножа и пращи при медицинской школе. Можно рассказать о любви Зигги к юной, маленькой человеческой девушке из благородной семьи – но это будет слишком долго.
Семья низушка бежала в деревню и занялась фермерством во время одного из погромов. Двое старых цирюльников, пекарь, два строителя и молодая девушка в сопровождении дипломированного врача. Чем он мог заниматься рядом с ними в стране, которая ненавидит низушков, эльфов и краснолюдов?
Зигги просто не захотел просиживать штаны в ожидании смерти. Ему хотелось приключений на свою голову. И он их нашёл. Сначала в аэдирнской армии, где и служил пращником и санитаром, а потом - на вольных хлебах, в наёмничестве.

Заявка от: Нико
Связь: phelasaph@gmail.com ; лс ещё.

От себя: Долго думал, а потом надумал что нужон ты нашему отряду. Должен кто-то шуткою разрядить атмосферу напряжённейшую в баталии и залатать раны. А то я ж одними песнями-баснями не управлюсь. Командир Бертрам тебя ждёт.

Планы на персонажа: Храброй четвёркою странствовать по свету поисках поля боя. Ты меня подкалывать и подшивать будешь, когда я со щитом с авангарда приду. А ежели на щите...  Ну шо ж, попробуешь с того света вернуть. Не получится - к Лебеде улечу.


Пост заявителя:

Многие бросали глаза в сторону странных вояк, незнамо зачем припершихся в "Алхимию". Корчма привечала всех, особенно людей хороших и платёжеспособных - но не все жаки хотели терпеть общество наёмников и бродяг во вшивых шапках.
Однако после продемонстрированного стариком умения драться никто не решался подойти к столику в тёмном углу и прямо высказать всё грязному оборванцу в лицо.
-Ой. А надо ли тебе такое слушать, молодец? Прекрасно вижу что ты боец знатный, и не надобно тебе рассказывать как на фронте бывает плохо. Я бы тебе, конечно, спел песню старую о смерти - было бы правдивее, да без прикрас. Но, как здешние говорят, факт в том, что на войне людям всё равно жить нравится. Сталбыть, надо тебе напомнить почему, раз хощешь услышать историю от меня.
Никодим наклонился чуть вперёд, ближе к слушателю. В серых глазах ветерана отражались не то огоньки свечей, не то искры далёкого боя, кипевшего пламенем заклинаний. Он смотрел на наёмника серьёзно и с умом, не стараясь казаться напыщенным на манер менестреля - Никодим сказывал, а в сказе всё должно быть правдивым, без преувеличений и лишней поэтики.
-Моя хоругвь столкнулась с нильфгаардским государством в тысяча двести сороковом году. И первый бой с чёрным мы проиграли. Каэдвенские призывники - зело скверные вояки, в общем-то как и любые другие призывники. Оторвали парня от орала и дали копьё - как будто из этого нечто хорошее выйти может. Мой десяток в тот день держался лучше других. Мы держались плечом к плечу - стар и млад, копьё да щит, меч да лук - и конники о нас разбивались как волна о камень. Суть нашего военного искусства - "побеждает тот, кто стоит, защищаясь". И скверная эта... концепция, вестимо. Потому как вместо того чтоб упереться в землю и стоять супротив конницы - нужно расступиться. Выстроиться в фигуру о четырёх сторонах*, неуязвимую для окружения. Я о том сообразил сразу же, как увидел нильфгаардский обход фланговый. Дело было так: нашу хоругвь послали на помощь силам аэдирнцев, словно бы и не было между нами вражды всё это время. Солнце зачинало свой путь, светило нам прямо в глаза. Мы стояли на леса ровным строем, а перед нами было холмистое васильковое поле. Дикое, невспаханное. Мы даже баррикад соорудить не успели. Нам сказали: "Держите  этот участок до тех пор, пока не придёт подмога". Ну, мы и держали, лишних вопросов никто не хотел задавать. Вот только мне тогда казалось что пентюх в аэдирнских цветах, отдавший нам приказ, просто на убой нас оставил. - сказитель отхлебнул чуть сидра и поглядел куда-то вверх, набираясь вдохновения. -На нас накатилась чёрная волна так, что это было даже красиво. Стремительно и звонко, бесцветно и бесшумно. Лошади их не ржали, когда направлялись в атаку. Рыцари не издали боевого клича. Не с простыми мы латниками столкнулись - с гвардией. И уверен я, была это какая-то знаменитейшая бригада. Как сейчас помню дивного рака с жалом на хвосте, вившегося на штандарте. Наши ряды шатались, кто-тот побежал. И уже не славы в этом не могло быть, ничего вообще - разбили первым же ударом, бестолочей. Но оставшиеся отступали героически. В тот день Бурая хоругвь особенную ненависть к нильфам заимела - прикрывали мы бежавших щитами, копьями, грудью своей, и немногие ушли целыми. Спас отряд только лес и квадратное построение. Мой прежний щит тогда разбился от булавы вражеской. - Никодим вздохнул и допил кружку сидра до конца. Он не находил в себе сил распеться под взглядами жаков, среди шума корчмы. Песня предназначалась для узкого круга сослуживцев и друзей, была средством увеселения души, а не простым развлечением. -Я тебе не спою о том позоре ничего хорошего. Да и месть дело нехорошее, давно я устал от таких мыслей. Знаю что и без меня Бурая задаст жару, ух! - дубовый кулак стукнул по не менее дубовому столу. -Но так и быть. Спою.
Посетители теперь явно проявляли интерес. Прежде недоверчивые студиозусы захотели услышать песни дикого старика, который неведомо зачем пришёл в одно из самых модных заведений Оксенфурта. Из уголка кулачных бойцов тоже выглянули любопытные синие рожи. Никодим набрал в горло воздуха, укрепил дух и потрещал костьми, расправляя грудь. В воздухе стояло напряженье как перед битвой. Кто-то жаждал провокации, кто-то шутки, но больше глядели из любопытства. В любом случае, вырвавшиеся из гортани старика звуки заставили удивиться всех.

**Закаталось солнце чёрное
что за тёмные леса

Что за тёмные леса
за темны леса да за дремучие
за ракитовы кусты

За ракитовы кусты
как под этими да под кусточками
стоит хижина нова

Стоит хижина нова
как во этой во новой во хижине
живёт бедная вдова

Живёт бедная вдова
поздно вечером она сидела
свово мужа всё ждала

Свово сына всё ждала
не дождавшись мужа со похода
ложилася спать одна...

Неожиданное, странное пение из глубины лёгких, странно красивое в своей неуклюжести. Прежде настороженные посетители разгладили морщины на лбах и начали внимать. Да недолго. Кто-то толкал по бок Бертрама Хога, стараясь предупредить о чём-то.

-Милсдарь, угомоните деда. Его потом кинут с дисциплинарным взысканием за распевание без лицензии, да ещё и в неположенном месте.

* Нико имеет в виду каре.
** Русск. народ.

0

4

Графиня Миньоль

*Любовь ведьмаче
Статус: дворянка, боярка и просто красавица. Позднее коллекционер ведьминалий.
Возраст: родилась в 1196г. На момент 1265г. ей 69 лет.
Раса: человек.
Типаж: чудесная и обворожительная. С уже проступающими морщинами, но с прекрасной улыбкой. Русые длинные волосы, убранные назад в хвост, косу или распущенны.


https://i.imgur.com/Y6FQ8WP.png

Коротко о персонаже:
Миньоль своей искренностью, добротой и желанием помочь тут же привлекла внимание семядесятилетного (!) ведьмака, вероятно, даже влюбила в себя.
Дочь графа импульсивная особа, знает чего хочет и всегда добивается своих целей. Безусловно, разумными методами. Храбрая, но постоять за себя не может. Любит поэзию и мелодию лютни в тональности ля мажор.

Заявка от дядюшки Весемира
Связь: ЛС.

От себя: разве это не мило, когда старики и старушки любят друг друга? Даже если это было давно и один раз.

Планы на персонажа: 1234 год. Стояла зима. Оксенфурт терроризовала некая бестия, именуемая знатоками фледером. Нанятый ведьмак по имени Весемир из цеха Волка расследовал убийства и искал кровожадного вампира. Следы были и у имения Миньолов. Со слов госпожи, между ними пробежала искра, они стали встречаться каждую ночь. Однако что-то пошло не так. Услышав шум, отец госпожи М. поднял свой: выписал гончий лист, объявив ведьмака в розыск. Весемир скрылся и больше не появлялся. Но почему? Была ли госпожа Миньоль истиной любовью Весемира? Узнаем!
Хочется отыграть ту суровую зиму 1234 года. Раскрыть ту сторону ведьмака, которая ныне для всех была загадкой. Хотя так оно и останется.


Пост заявителя:

Веселый пропойца держался руками за плечи другого веселого пропойца и, с трудом выговаривая слова пьяными слогами, рассказывал об увиденном или, точнее сказать, об услышанном.
[indent=1,0]Именитый и любимый начальник городской стражи Антуан Лавье победил страшное чудище у каналов. Им оказалась никто иная, как Гретта, почившая невестка Лавье и воскресшая в бесовском обличье призрака, могучего духа, способного одним дыханием остановить сердце. Тем не менее, сопел пропойца пропойцу, былая любовь не ослепила ясный взор Лавье, не затуманила дрянной магией разум. Он совладал с напастью и прикончил чудище треклятое. Лавье! Лавье! – возвысив руки к ночному небу, восклицал пропойца, – кричали люди, славя героя!
[indent=1,0]Весемир наблюдал за откровенным и фальшивым разговором из окна кабинета капитана городской стражи Марибора, ныне известного как любимый герой и избавитель от призрачной напасти. И такое случалось, когда прочие люди забирали заслуги ведьмаков. Однажды странствующий рыцарь, туссентский дезертир, присвоил чужой подвиг спасения девы красной от острых лап виверны и получил не только славу, но почет, деньги и женщин. Его, правда, следующей ночью нашли мертвым: голова, защищенная шлемом, лежала на столе у потухшей свечи, а тело распростерлось на заляпанной кровью кровати.
[indent=1,0]– Красивое, – старый ведьмак взял протянутое Лавье кольцо с изумрудами – последний подарок возлюбленной, которая его, увы, так и не получила. – Сделаю необходимое, Антуан.
[indent=1,0]Ведьмак покинул командорию стражи, тот час же отправившись на кладбище.
[indent=1,0]Радостные жители Марибора отправились обратно в свои уютные дома и комнаты, где решили отпраздновать сие событие, откупорив долгожданную, ждущую своего часа бутылку.
[indent=1,0]Почти из каждого окна доносились веселье, смех, сокрытые тайной беседы, женские стоны, стук чарок или громкий храп действительно усталого мариборца.
[indent=1,0]Весемир мерным шагом шел по тускло освещенной аллее, не обращая должного внимания на посторонний шум да гам. Ночная стажа несколько раз попадалась на пути. Довольный патруль уже успел на радостях напиться – теперь не надо бояться каналов и умолять сержанта вместо ночного обхода убирать камеры после буйных и больных заключенных! Наконец пришли мир и спокойствие, которые, безусловно, вскоре нарушатся смелыми детьми преступности.
[indent=1,0]Кладбище находилось на отшибе, аккуратно огороженное невысоким каменным забором.
[indent=1,0]Старый надсмотрщик долго осматривал незваного ночного гостя с ног до головы. Затем смачно сплюнул на землю и проводил. Старик знал каждую могилу, где она находится и кто покоится под надгробием. Поставив лампу, он скрестил худые руки на груди и важно сообщил, что не оставит мутанта желтоглазого одного у могилы бедной девушки, а будет бдеть внимательно за каждым его движением.
[indent=1,0]Весемир пожал плечами: компания старого надсмотрщика кладбища ему не мешала.
[indent=1,0]Встав на колени, ведьмак поднял взгляд на ночное небо и устало прикрыл глаза. Кольцо было в его руках.
[indent=1,0]– К духам усопшим взываю, – неожиданно начал Весемир твердым голосом. Надсмотрщик поежился и отошел на шаг, громко шмыгнув носом. – К духам почившим, что остались здесь, взываю. Гретта имя одной из оных. Упокой душу свою, Гретта. Оставь всё, что оставило тебя, Гретта. Одно лишь возьми, что взять не сумела, Гретта.
[indent=1,0]Весемир положил кольцо на каменный постамент. Медальон дрогнул. Раз, другой. Затем затих.
[indent=1,0]На следующей день старый ведьмак явился точно в полдень.

0

5

Поскольку данную роль брали несколько раз и исчезали, то к вам просьба: пожалуйста, приходите с долгоиграющими намереньями

Фьёрн Сирид

*(Фэй, Ольха, Канарейка)
Статус: Исток, пророчица, ученица колдуна. В прошлом циркачка.
Возраст: 26 лет
Раса: эльфка
Типаж: Робкой эльфку не могли назвать никогда. Сам Коррин очень долгое время не приступал с ней к какому-то конкретному обучению владения Силой, потому что считал, что девушка сильно зависит от порывов и эмоций, что может ей только навредить. Ольха - не злая, в какой-то степени она в прошлом была даже наивна, но ее активные намерения всем помогать и принять на себя удар, возможно искупив вину за Вызимские события, не были следствием рассудительности. К этому же можно отнести такие пороки как гордыня или эгоцентричность, присущие ей. Она занималась самоедством и делила на черное и белое, отринув все то, что считала "черным".
Сейчас же Фэй повзрослела и научилась действовать более обдуманно. Коррин и происходящие вокруг нее события повлияли на эльфку без сомнений. Отказалась бывшая циркачка и от цирковых кличек вроде Канарейки и Ольхи, ведь теперь она начинающая чародейка и, право слово, не к лицу. Какое-то время ей удалось попутешествовать одной и получить еще больше жизненного опыта, а это всегда ведет к каким-то изменениям.


http://s019.radikal.ru/i623/1709/10/b5e357d829bd.jpghttp://s41.radikal.ru/i093/1709/33/e318fed36853.jpg

Коротко о персонаже: Родилась в одной из многочисленных деревень Темерии. Фьёрн росла в семье деревенского старосты. Она выросла среди людей, сразу после рождения потеряла мать и в раннем детстве узнала какова на вкус человеческая жестокость. Именно последнее заставило ее и ее брата-полуэльфа Шэра покинуть родной дом, только вот второй решил вершить свою судьбу с белками, а Фэй скиталась и пыталась выживать в человеческом мире, но в конечном итоге примкнула к бродячему цирку, где долгое время путешествовала с труппой и получила прозвища вроде Ольхи и Канарейки.
Фэй - плод измены ее матери (эльфки, что была замужем за человеком) и эльфского мага, и выросла тоже одаренной девицей, только вот магии ее долго никто не учил, а свои таланты, стихийные всплески Силы и спонтанные предвиденья будущего или прошлого, она удачно прятала до определенного момента. Вышеозначенный момент произошел в Вызиме, где одержимый местью юный жрец Львиноголово Паука воспользовался ей, чтобы поднять мертвых и отомстить людям, но циркачке удалось сбежать из разверзшегося ада. Теперь у нее на руках была кровь многих людей и она настолько замкнулась в себе, что так и не вернулась в труппу, постаравшись исчезнуть. Именно события в Вызиме привлекли к эльфке внимание темного культа, желавшего устранить свидетельницу и спрятать концы в воду. Коррину, сыну Верховной Жрицы аэдирнского круга, было поручено устранить эту угрозу, но вместо убийства тот предпочел оставить девушку-истока в живых и предложить развивать ее дар. С его стороны заинтересованность в пророческом даре Фэй и Истоке была весьма понятна.
Фьерн и Коррин многое пережили за те полгода, что она у него провела, эльфка даже успела спасти наставнику жизнь, и к определенному моменту между ними сложились довольно хорошие отношения. Они много времени проводили вместе, как наставник и ученик, объединенные познанием магии. Однако, все хорошее когда-либо кончается, а где кончается, там начинается что-то новое. Так случилось и с ними: после того, как Фьерн спасла Коррину жизнь, помешав совершть над ним зловещий ритуал, им пришлось расстаться. Слишком мрачна была история, в которой они участвовали. Слишком много бед могло свалиться на их головы и многого стоить. Им пришлось оставить друг друга и скрываться от тех, кто мог их найти. Это было не удивитьно: по всему миру начали активно уничтожать всех, кто связан с культом Корам Агх Тэра, на Коррина повесили больше десятка убийств, что совершила его мать, а Фьерн все еще была той самой ведьмой, что подняла нежить посреди Вызимы.

Заявка от: Коррина Вейлендара (он же Йорген).
Связь: гостевая или ЛС (на имя администратора Вириенны лучше всего). Еще можно попробовать icq: 594670восемь00

От себя: Все отыгранное прошлым игроком легко может (и наверное должно, ведь она повзрослела) остаться в прошлом, потому что персонаж прошел свой жизненный путь и мог измениться. Я не желаю ограничивать игрой только с собой. Относительно Коррина: Фьёрн влияет на своего наставника в лучшую сторону и я бы хотела чтобы так было. Коррин изначально был связан с ней своими планами, но незаметно для себя из "просто средства" для него она превратилась в ученика, перейдя из зоны расчетливого прагматизма в статус более дружественный. Однако случилось так, что им пришлось разъехаться в разные стороны. Более того, мне нравятся они с Ольхой потому, что их многое связывает глуюже, чем кажется. Оба погрязли в грехах прошлого, обоих задело граблями жизни, обоих обвиняют за то, в чем они не то, чтобы виноваты. Две такие одинаковые судьбы, что по-моему это должно их сближать и рождать какие-то особые отношения, вроде родственных, если они, конечно, найдут эти точки соприкосновения.

Планы на персонажа: После неприятных и сильно нашумевших событий оба наших персонажа разошлись по разным путям. Фэй поехала к эльфам, к Синим Горам (или просто сказала, что поехала), Коррин же исчез в направлении Цинтры, чтобы затаиться от обрушившихся на него проблем. Плотной игры с собой на данном этапе не обещаю, однако персонаж свободен в перемещениях и судьбе. Более того, есть возможность их снова сыграть вместе в Северных Королевствах рядом с личностью Вильгефорца, и если запланированный сюжет состоится, то должно выйти интересно.

Пост заявителя:

Коррин явил перед братом свой лик задумчивым, но совершенно не угрюмым. Брат появился перед Коррином совершенно иным: он был каким-то нервным и озадаченным. Айден буквально влетел к брату, как рассерженный рой шершней, что не знал, кого ему ужалить. Атмосфера в комнате, куда вошел барон, была довольно мрачная и холодная, словно бы отражала настроение его брата последние месяцы. Солнце появилось, но здесь было мало света, темные занавеси на окнах были едва приоткрыты; почти идеальный порядок тоже мог насторожить, словно бы здесь никто и не жил, а брат собирался с минуты на минуту уехать в неизвестном направлении, не посвящая в свои планы никого. Коррина вообще стало сложнее понимать, не то, что ощущать его присутствие. Сейчас светловолосый чародей сидел за столом, почти неподвижно, притаившись в тени занавесей так, что падающий от окна свет освещал лишь большую гладкую столешницу массивного стола, перед которым, словно перед судейской трибуной с бесстрастным служителем закона метался барон, изливающий душу и свои подозрения брату, что молча наблюдал за ним, сложив пальцы  на столешнице треугольником. Маг устал, проведя бессонную ночь за гримуарами матери, один из которых распахнутым посередине лежал на краю большого стола. В виду этой усталости и того, что колдун все-таки ожидал увидеть Фьерн, а не всклокоченного брата, Коррин оставался абсолютно, даже раздражающе спокоен.
Когда Айден закончил ничего не изменилось. Разве что Коррин подал голос и обнаружилось, что он, все-таки слушал брата.
- Ряженых блядей, скряг, петухов и мудозвонов полно везде. – Фыркнул Коррин, затаившийся в тени, словно вампир. – Их было в достатке всегда. Они буду процветать, пока на троне будет сидеть Демавенд, который не в силах приструнить всю эту шантропу. Лигейя, пока ее не постигло истинно бабское скудоумие, смогла при нем добиться власти, чего быть не должно было бы вообще. И скажи спасибо моей матушке, братец, за то, что эта дура просто взяла и принесла в жертву прошлым летом всех тех, кто очень долго хоть что-то делал в этом королевстве. – Слова колдуна веяли ненавистью и кололи холодом. Казалось, этим разговором барон задел своего брата, неосторожно вскрыв затягивающуюся рану и напомнив Коррину о пережитом: о том, что ему не то, что не удалось разыскать верховную жрицу, объединившую влиятельных людей королевства, но и потерпеть полное сокрушительное фиаско всех возлагаемых надежд на все, включая спокойную и уважаемую жизнь. – Эта траханая сука, если помнишь, не только меня, как оказалось, всю жизнь готовила на заклание, как вместилище для какой-то дряни, но и поубивала там дохрена влиятельного народу. Меня, смею напомнить тебе, некоторые их родственники до сих пор ищут, потому что я ее сын и по определению обо всем либо знал, либо сам заносил нож над ними всеми, включая собственную мать. Тебя же оставили в покое только потому, что для всего мира я пропал и не даю о себе знать после процесса.  В противном случае они бы стояли под окнами денно и ночно, ведь, поспешно закрытый прецедент, где вина была признана за уже мертвой ведьмой и культистами, при том их всех, - всех, кроме моей матери, отбрасывющей тень и на меня, - посмертно обелили и сделали жертвами, мало удовлетворила тех, кто хочет крови за убитых детей, мужей или жен. А твой брат и ее сын, в отличие от них, остался жив…
Казалось, что это было сделано осознанно, чтобы разогнать мрак в комнате, однако подсвечники вспыхнули огоньками непроизвольно, не зависимо от желания к тому чародея. Коррин хорошо держался, не подавая виду, что на какое-то время потерял контроль над ситуацией. Ни к чему было брату сейчас это понимать, как ни к чему было знать, что глас бурлящих в нем сил уже буквально вопил о том, чтобы разорвать людишек в клочья. Коррин сдерживался, но все равно был резок. Даже встал с места, оперевшись руками о стол, разделявший его с Айденом, явив свой лик, в обрамлении золотистых прядей волос, на свет божий из темноты. Слова чернокнижника были пропитаны ядом и ненавистью. Нет, не к брату, а к обстоятельствам. К тем самым прескверным обстоятельствам вокруг него. Еще в прошлом году Коррин видел себя на месте спасителя разрозненного мира их славного королевства, а сейчас получил… что получил: кошмары, собственное падение, подозрения и людскую ненависть. Все было так знакомо… Если у тебя острые кончики ушей, то любой твой проступок заметят обязательно и его тяжесть приумножится. Было ли так только в Аэдирне? Люди не желали видеть в своих рядах нелюдей, потому что те были просто другими. В его детстве люди остерегались его вероятного возвышения над ними и стремились как-либо принизить, а сейчас, после истории с его матерью просто боялись и старались не дышать, проходя мимо, а те, которые породовитее и невзлюбили полуэльфа, приближенного к барону и ведущего его дела с ними, лишь следовали первородному человеческому инстинкту задушить с корнем то, что отлично от них и заставляет себя остерегаться. Коррин недавно чувствовал себя подобно загнанной в угол кошке, затем сумел как-то отбиться от своры собак, а сейчас хотел одного – чтобы его оставили в покое, у него самого после того ритуала, что мать провела над ним, едва не лишив жизни, творилось что-то неопределенное внутри, что аномально влияло на магию и самочувствие, а целостного понимания происходящего до сих пор к нему не приходило.
Фьерн Коррин заметил слишком поздно, чтобы избежать этого разговора при ней. Заметив же, фыркнул и снова опустился на место, пытаясь успокоить бесновавшиеся внутри него эмоции. Он подозвал жестом эльфку к себе поближе и одновременно продолжил беседу с Айденом уже нейтрально:
- Я не думаю, что в нынешнем состоянии наше королевство сможет дать отпор той угрозе, о которой мы говорим. Как брат, я бы посоветовал тебе сейчас думать о том, как спастись от неминуемого. Я не очень верю в силу убеждения и умении собрать своих людей у человека, у которого малоизвестная эльфка смогла откусить кусок власти, а он и не заметил. Королевство тонет в подозрениях, случившиеся смерти сделали обстановку лишь хуже. Нужных людей не хватает, а дрязги и распри растут. – У Коррина получилось вернуть холодность рассудка. Он встал и подошел к окну, указав Фьерн на свое место, куда та могла присесть, пока ждет. Смотря из окна башни вниз, на подвластных ему людей, мельтешащих обычными заботами и копошащимися словно насекомые, Коррин свел руки за спиной и какое-то время молчал. Он думал что ответить брату, полагал, что его стоит поддержать, ведь в трудную минуту Айден был рядом с ним и поддерживал сейчас. Однако, долгой этой паузе не пришлось быть – в дверь вломился четвертый и этот четвертый принес с собой заботы грядущего дня. Коррин обернулся и кольнул мальчишку взглядом, ведь тот даже не подумал постучать в дверь или спросить пустят ли его сюда вообще, но взглядом все и закончилось, хотя в следующий раз мальчишке могло бы так не повезти. Затем маг посмотрел на Айдена с вопросительным выражением лица, словно растерялся и хотел знать остается ли он здесь или идет со слугой.
«Я чувствую… Я понимаю твое желание отправиться в какой-нибудь поход. Мне тоже недостает возможности куда-то выплеснуть все то, что выкипает через край и не может более находиться внутри меня. Иногда мне кажется, что еще чуть-чуть и я начну разрывать людей на части прямо здесь». – Подумал колдун, глядя на брата и вспоминая его слова, а затем подошел к двери рядом с окном, что пряталась за тяжелыми черными занавесями.
- Что до грядущего, то одним из талантов Фей, за которые она оказалась здесь, была возможность иногда улавливать какие-то образы. Возможно, у нее есть что тебе ответить.
Маг отворил дверцу, взмахнул пальцами и буквально исчез. Комнату покинула большая черная птица, упорхнувшая из башни через ведущую наружу дверь. Коррин остро почувствовал необходимость сейчас делать именно это. Людей в его личном пространстве стало слишком много.


Для того, чтобы вам быстрее сориентироваться, есть несколько вариантов анкеты. Она может быть изменена полностью или дополнена по вашему желанию. Достаточно попросить их вам передать Вириенну

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Розыск » Заявки от игроков