Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Всё, что ты пожелаешь


Всё, что ты пожелаешь

Сообщений 1 страница 30 из 171

1

Время: 1265 год, 8 октября
Место: Темерия, земли барона Хаймонта.
Описание:  ребенок в семье - радость в доме. А уж если это законный наследник благородного и справедливого барона Руперта Хаймонта и его молодой супруги - радость для всех его подданных.
Вот только баронесса угасает с каждым днём - неведомая болезнь сразила благоверную.
Гонцы скачут во все концы, клича лекаря.
И, как ни странно, ведьмака.

+3

2

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия.

Радость часто идет рука об руку с печалью. Они оттеняют друг друга, дополняют, а в худших случаях создают те самые горькие ситуации, когда счастье лишь маленьким лучом просвечивает через пучину горя. Люди живут в постоянном сочетании этих двух состояний, как не бывает полного счастья, так не бывает и полного несчастья. Богатый, красивый, удачливый князь может быть хронически болен какой-нибудь несмертельной, но мерзкой болячкой; бездомный босой нищий может быть счастлив, ведь его желудок полон греющей брюхо и притупляющей мысли браги.
Все в мире слишком относительно. В этих землях люди говорят о разном - в одном углу трактира ты видишь веселую компанию, поднимающую кружки за здоровье сына Руперта Хаймонта, в другом - грустящих о его красивой, но отчего-то переставшей показываться на люд жене. Судачат, мол, хворь ее сразила. И корчмарь сунул остановившемуся здесь ведьмаку в лицо листок, описывающий нужду дома княжеского в лекаре. И в ведьмаке.
Лето немного удивил такой подход - он поднял брови, читая строки объявления. Но это точно не та работа, от которой он откажется. Влиятельные люди платят неплохие деньги за разрешение своих проблем, а если верить тому, что сказывают о благородстве Руперта - проблем с получением платы не будет.
Дело за малым - добраться до его имения да разузнать, чего нужно сделать.
Выехал из трактира Лето, чуть только занялась заря. Конь рысью шел по прямой, будто стрела, дороге, провозя ведьмака мимо развилок, указателей и столбов с одним-единственным объявлением на каждом из них. Тем самым, от барона.
Безлюдно в такой ранний час на дороге. Как только солнце полностью вошло в свои права, начали появляться первые повозки, снующие туда-сюда, пассажиры которых реагировали на проносившегося мимо ведьмака по-разному. Кто-то осторожно благодарил небеса, кто-то плевался и презрительно говорил о мутанте, кто-то прятал глаза и не рисковал не говорить ничего. Больше было вторых. Лето даже не обращал на них внимания.
Скачущий уже пять минут галопом конь, очевидно, выдохся, и требовал передышки. Змей был не против. Прямо рядом с дорогой протекала речушка, что сделало идею остановки лишь еще более привлекательной. Он остановил коня у воды, спрыгнул с него, потрепал по холке и сам достал флягу с водой из седельной сумки. Несколько больших глотков приятно освежали, пусть большой нужды и не было - осень уже вступила в свои права, и о летней жаре можно только вспоминать.
Монстробой наблюдал за скрипящей, почти разваливающейся, но все еще упорно катящейся мимо телеге с краснолюдами, бранью и хлестанием ослов заставляющими двигаться ее вперед. Судя по количеству кузнечных инструментов и различных частей доспехов, наспех связанных веревками, это были странствующие кузнецы и торгаши. Типично.
Приметил он вдали и фигуру, двигавшуюся по дороге пешком. Такой путь должен занимать очень долгое время, даже несмотря на то, что земли Хаймонта не так и велики.

+8

3

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

После событий в Туссенте рыжую, чьё лицо слегка потеряло свой товарный вид - несколько придавило осознанием этого грустного факта и кроме алкоголя и фисштеха это самое осознание облегчала только её новая спутница. Познакомились они при довольно нетривиальных обстоятельствах, да и отношения у них были, скажем так - непростые, но в данный конкретный момент времени именно Инга была для проклятой тем самым вариантом, который и приятен и не вреден.
Одним словом - почти идеальным.
Потому что в принципе, Кристанне было всё равно, куда ехать и порой выбор дальнейшего пути и пункта назначения добавлял её непростой жизни дополнительных сложностей. А тут - врачевательница решала за неё, обеспечивала интересным общением и даже не менее интересным времяпровождением с обоюдным удовлетворением сторон.
К тому же, если пить в одиночку считалось алкоголизмом - то распитие Кристанной спиртного вдвоём с Ингой - автоматически вычёркивало любовь к выпивке из списка вредных привычек, которым первая была после Туссента весьма подвержена.
Ну и помимо этого было не так плохо с похмелья...
Как бы то ни было, но сейчас, две всадницы не спеша ехали в сторону поместья барона Хаймонта. судя по объявлениям, что были расклеены по всей округе и со слов гонцов, что несколько раз были встречены путешественницами - у него было некое несчастье, сулившее неплохой возможный доход как по профильной деятельности Инги, так и по профильной деятельности Кристанны.
Проза жизни - несчастье одних, что даёт счастье другим для обеих было тем, что позволяло зарабатывать на хлеб насущный и прочие необходимые и не очень вещи.
Однако, как бы то ни было, но большой вороной конь по кличке Хребет - злобная и мерзкохарактерная тварь, единственной управой на которую была его рыжеволосая хозяйка, порой не менее злая и мерзкохарактерная - не спеша трусил бок о бок с ладной кобылкой нильфгаардки.
Несмотря на то, что на тракте в землях барона было относительно спокойно - ножны с полуторником не были закрыты в походном положении, чтобы чуть что - рыжая могла его быстро выхватить и применить по назначению.
Конечно, с целой бандой справиться шансов не было, а вот одного-двух или даже трёх налётчиков отправить к праотцам - было вполне реально.
- Знаешь, вообще - связываться с дворянами и их проблемами, - говоря со знанием дела, несколько задумчиво обратилась к Инге проклятая, глядя куда-то неопределённо-вниз, - Не самая хорошая затея. Эта порода людей испорчена властью и чуть что сразу вешает на тебя ярлык виноватого, а потом вешает и тебя самого.

+5

4

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта.
Странно складывается судьба человечья. Сегодня ты почитаем да любим, а завтра нищ, ничтожен и слаб. Ведьма, всю жизнь свою на болотах прожившая, не много почитания получала, но, дом покинув, поняла, насколько счастливо да сладко жилось ей. В Погорельцах и тепло и светло было, люди ее знали, с хворями своими обращались, с напастями шли, а в чужом краю и обратиться-то не к кому было: для всех заезжая, странная да непонятная. А жить-то как? Ни хлеба никто не подаст, ни гроша ломаного. Впрочем, Ивона подати и не собирала. Как в деревеньку новую перебралась, так и принялась себе дело искать да на зиму овощи с соленьями запасать. Что-то она, конечно, из дому привезла, но то ничтожно мало было. Ни тебе козочек молочных, ни тебе кур-несушек, - всех продать пришлось на базаре. Со слезами, да ничего не поделаешь. Будь воля девицы, она бы и не поехала никуда, под зиму особенно, но выбора-то ей немного оставалось. Чего гадать, когда духи приходят да предупреждают: уходи или умрешь? Что за напасть на Нижние Погорельцы снизойти была должна ведьма не знала, но покойникам своим поверила, устрашилась да и уехала из деревни, пожитки собрав. Перебралась в Темерию, в земли глухие да болотистые. Тихо там было, неуютно да голодно. Ивона, как устроилась, так несколько дней волком выла от печали и одиночества своего. Только кошки ее и утешали, мурлыча да хвостами шевеля. А после, вроде бы как, и налаживаться стало. Одна беда, деньги, что с продажи хозяйства былого оставались, вмиг на всякие нужды разлетелись, думать пришлось, чем на жизнь зарабатывать, но и тут кметке повезло, - встретился ей в сельце одном гонец от человека знатного да нуждающегося. При посыльном том бумага была с объявлением, но ведьма, читать не наученная, все у человека выспросила. Так и прознала, что случилось у барона горе, жена захворала. Требовались лекари да ведьмак. Сочетание такое Ивоне странным показалось, но испугать не испугало. Воротилась девица к себе, собралась в дорогу да и направилась в поместье. «Глядишь, и заработать удастся, и человеку помочь», - так кметка рассудила, решение принимая.
А потом дорога перед ней потянулась. Сначала тропа заросшая нехоженая, после пошире, со следами от колес тележных да копыт лошадиных, а затем и вовсе в тракт обратилась. Народу на нем немного попадалось, а те, что были, поклажу с собой везли, попутчиков не хотели брать. Так и пришлось ведьме самой добираться, пыль ногами мерить, да траву, на обочине растущую, палкой отодвигать. Хорошо хоть дождей не было да жары особой. Приятная такая погода стояла. Солнце днем припекало, вечером холодало. То девицу не пугало. От холода у нее плащ с собой был шерстяной, а коль зной одолеет, так можно в одном только платье остаться. И все бы ничего, но беспокоилась ведьма, что лекарь в поместье явится быстрее, чем она до него доберется, а потому торопилась, всадников окликала, помощи просила. Да не отозвался никто. Во всяком случае до того момента, как появился на дороге мутант кошкоглазый, да не просто заезжий какой, а тот, кого Ивона лично знала, и о ком мнения осталась лучшего самого.
- Добре, ведьмаче! – окликнула она мужчину, когда тот поближе подъехал, - Нежданна негаданна встреча, да от того только лучше.
Улыбнулась девица, широко так, приветливо, волосы длинные, что ветер растрепал, от лица убрала, да голову склонила слегка, стоило притормозить всаднику.
- Здравствуй, Лето, - поприветствовала кметка знакомца своего, - Ты уж прости, что отвлекаю тебя, но надобно мне знать, куда ты путь держишь? Думаю вот, не в одну ли нам с тобой сторону? А то, коли в одну, согласишься, может, меня подвезти?
Осеклась ведьма на этом да и замолчала. Не стоило много-то болтать. Случиться могло, что и не вспомнит ее монстробой, не узнает или же притворится, что не узнает. Впрочем, Ивона в хорошее верила, а потому улыбалась открыто да радостно. Встречу-то саму так и вовсе добрым знаком сочла. Задней мыслью только подумала, как бы не оказался знакомый старый вестником событий страшных.

+6

5

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

Прошло больше двух месяцев с того момента, как дочь южной земли и медицинского таинства по имени Инга выехала из Новиграда в компании человека с фамилией Кальтер, прошло около месяца, как она повстречала другого человека с этой же фамилией, потеряв предыдущего своего спутника в какой-то суматошной и через чур уж резкой стычке, прошло больше месяца, как южная барышня обзавелась новой подругой, с которой не расставалась на протяжении всего этого времени, и прошло больше семи лет, спустя которых врачевательница из Назаира начала забывать ту знаменательную дату, как она переступила порог враждебно настроенного государства. Связаны ли эти вещи между собой? Задумываться не приходилось, некогда. На смену гордому одиночеству и компании одних лишь холодных хирургических ножей и склянок пришла компания рыжеволосой женщины по имени Кристанна.
Теперь рядом всегда был человек, способный защитить от грубой силы, способный разукрасить специфичными, но яркими алыми и черным тонами уже обратившиеся в рутину часы и даже дни в постоянных путешествиях. Ей не хватало чего-то такого среди угрюмого одиночестве. А ведь прошло то всего-ничего, зато результат уже был на лицу. Да, Инга всегда будет повязана на своем ремесле, в этом ее суть, но, как оказалось на практике, это не всегда требует ста процентов отдачи себя делу. Или на зрелости лет она просто привыкла? Задумываться, опять же, не приходилось, некогда...
- Я знаю. Но... Ты видишь другой, менее рисковый вариант в расстоянии хотя бы мили от этого места?- с ехидным скепсисом говорила девушка с какой-то непонятной растущей уверенностью во взгляде, что направлен был прямиком по их маршруту, уверенностью настолько, что ответа она и не ждала,- ну конечно, не видишь. Даже больше тебе скажу, более удобного шанса и в теории то сложно представить. А волноваться по поводу петель... Ты действительно провела со мной с месяц в дороге? Меня повесить каждый третий хочет, если ты еще не заметила. Но это из крестьян обычно. С дворянами, ну, как-то уживаюсь. Может из-за того, что глупые дворяне врача не наймут, ну или от того, сама я далеко не кметская девка. Или ты этого тоже не замечала?- речь нильфгаардки перетекала с плавного повествования до ехидных подколок как то бывало обычно, почти незаметно, но в этот раз ход ее мыслей вслух оказался шире. Еще бы, теперь выбирать работу и место прибывание приходилось не только для себя-любимой, а это больше ответственности, следственно, больше "за" и "против".

Отредактировано Инга ван Мейст (2016-05-10 19:25:06)

+6

6

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

Как известно, пока есть ноги - дорога не кончается, пока есть гузка - с ней что-то приключается. Вот и сестры Качмарчик шибко уж любили приключения, а помогала им в этом их небольшая проблема, а именно – излишнее любопытство, о которой они, разумеется, знали, но с которой и не думали бороться. Именно из-за этой проблемы они нередко попадали в неприятности, а иногда, даже в большие неприятности. Впрочем, обо всем по порядку.
   Кому именно из сестёр пришла в голову идея последовать за ведьмаком, даже сами девушки не помнили, да и неважно-то было, ведь обычно идею одной с радостью поддерживала вторая, ибо были сёстры весьма похожи пусть и не внешне, зато по характеру. А, значит, обе любили привязываться к людям, особенно если эти люди, ну, или нелюди, были очень уж им интересны. Вот и увязались наёмницы за ведьмаком, сначала до той самой корчмы, в коей мужчина получил задание, а потом и дальше, рассудив, что даже если не за монстробоев, то за лекарок точно уж сойдут, а ежели не сойдут, то прилгнуть чего подходящего, благо с этим у Качмарчик никогда проблем не было.
   Только вот рано девицы радовались. Когда припозднившееся осеннее солнце уже успело  запутаться в верхушках деревьев, а дорогу наводнили противно скрипящие телеги, вороная кобылка Вирры неожиданно захромала. «Черт бы тебя побрал, Ночка, ну, что ещё такое? С утра же всё хорошо было, да и вчера не преподала, не жаловалась. Так что сейчас?», хочется, не хочется, а таки пришлось съехать с дороги и остановиться, ибо и дальше гнать хромающую лошадь галопом было попросту невозможно.
   Вирра спешилась, доставая из сапога нож, да с долей отвращения поднимая грязную ногу. Она намеревалась проверить, что именно стряслось с её верной спутницей. Кобыла заметно нервничала, то периодически утягивая ногу на себя, то агрессивно размахивая хвостом, за что тут же получила несильный тычок в круп – получать копной жестких волос по лицу, Вирра не любила.
   — Ну что там? — Рядом нетерпеливо склонилась Рина, видимо, волнующаяся, что они слишком отстанут от Лето, а потом и вовсе потеряются. — Смотри, камень — вот.  — Камень блондинка видела, но не думала, что хромота была вызвана именно им,  посему расчистку продолжила, уделяя внимание достаточно мягкой и уязвимой стрелке, и, как оказалось, не зря.
   — Тьфу, ну ты гля и кто тут частицы себя теряет? — Усмехнувшись, и наконец-то отпустив ногу лошади, девушка явила пред взором сестры тонкий железный кусочек, доставлявший её лошади немалые хлопоты. — Вроде, навредить не успел, зашел совсем неглубоко, но промыть и обеззаразить всё равно надо, мало ли где она валялась. — На это Качмарчик потратила ещё несколько минут, а посему, когда они таки двинулись в путь, ведьмака уже и след простыл, что собственно было и не удивительно.
    Благо удача пока ещё была на их стороне, Ночка больше не хромала и охотно пустилась вскачь, а Венок так и вовсе рвался в галоп так, словно это был его последний раз, чем немало удивил не только Вирру, но и свою хозяйку. Так что волновались девушки зря, ведьмака они нагнали довольно-таки быстро, да и тот, к счастью, решил спешиться и дать коню отдых, что весьма порадовало наёмниц. Только вот был кошкоглазый не один. «Это ещё что за трясся?», невольно переглянувшись с сестрой, блондинка подъехала ближе, без всякого стесненья рассматривая незнакомку. «Никак конкурентка!», такой поворот событий Качмарчик не устраивал. Нет, разумеется, девушки многое знали, и многое умели, но вот только с лекарем, им всё равно было не сравниться.
   — Как думаешь, это кто? — Шепнула блондинка поравнявшейся с ней сестре, на лице Рины читалось явное недовольство, впрочем, скорее всего, видно оно было лишь Вирре, знающей сестру как свои пять пальцев. Старшая Качмарчик, собственно, как и младшая, тоже не любила конкурентов, особенно там, где была не шибко уверена в своих силах. — Что делать-то будем? — Зачастую в особо накаленные моменты, когда требовалось быстро принять важное решение, весьма вспыльчивая Вирра, оставляла решающее слово за сестрой, надеясь на рассудительность оной и её спокойствие.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-05-10 22:03:35)

+4

7

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

-А хрен её знает. С виду баба простая, но чую тут подвох есть, простые бабы с ведьмаками не якшаются. Предлагаю, если что, действовать решительно. – Рина прищурилась, разглядывая конкурентку на дороге впереди. Ладно его такого большого лучше держать если не в друзьях, то явно по свою сторону, а что ждать от этой личности, девушка не знала и напрягалась, подумывая какими мирными способами можно от неё избавиться. Хорош тот пирог, который можно поделить на всех, но чем меньше ртов, тем больше каждому достанется, так ведь? Рина с детства не любила делиться, только с близкими. Им можно и последний глоток воды в пустыне пожертвовать, и последнюю корку хлеба, и последнюю монетку.
Вообще день какой-то дурацкий получился: ехали долго, охотница опять себе все, что могла отсидела, а тут ещё Ночка захромала. Венок психовал как ненормальный, ибо идти шагом это не для резвого охотничьего коня, он едва круги не нарезал вокруг захворавшей подруги, а когда Рина спешилась помочь сестре подлечить кобылу, недовольно рыл копытом землю.
Краснолюд оказался собакой и с ними не поехал, поехал в другую сторону к родичам, которым ну никак нельзя было отказывать, когда те позвали его в гости на свадьбу. Рина прокляла его в его присутствии и поминала недобрым словом всю дорогу, надеясь, что бородатому икается. Уговорились встретиться позже, но, когда будет это позже, никому было не ведомо. Впрочем, охотница взяла в залог его топор, который тыкался ей в ногу, притороченный к седлу и добавлял в причитания о «бессовестных нелюдях» нотку матершинки, зато был залогом того, что Дюр рано или поздно вернется.
Вообще решение поехать следом за ведьмаком далось Рине с трудом, ибо были определенные сомнения. Тут от своего личного, так сказать, персонального желтоглазого нелюдя натерпелся, а этот чужой, чо от него ждать, все ещё непонятно.
- Давай понаблюдаем за ней, а если что опоим или просто по голове тюкнем тихонечко. – Убивать людей охотница не любила и кровожадностью не отличалась, поэтому предпочла бы путь более длинный, но более и гуманный, например, усадить конкурента в кусты на долгие и продуктивные думы о пользе местной кухни и вредности приезжих наемников.
Пришпорив коня, Рина поспешила нагнать ведьмака, подъехав к тому на расстояние слышимости голоса. Краснолюдов топор опять кольнув её в ногу заслужив гневный эпитет в сторону своего хозяина.
- Вирра, ты где там? – Обернувшись и натянув поводья рвущегося не только нагнать, но и перегнать искомый объект, девушка крикнула через плечо.
- Да еду я, чо орешь. – Недовольно отозвалась сестра, которой тоже положение дел не очень нравилось, ибо будущее, как говорится, было туманно, а туман может скрывать в себе множество неприятностей.

+4

8

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/37-1484325557.jpg[/AVA]8 октября 1265, раннее утро. Земли барона Хаймонта.

Ослик по имени Носферат был недоволен. На удивление сухое октябрьское утро никак не располагало к длительным поездкам. Было сухо, пыльно, грязно и ни единой травинки вдоль большака. Зелень пожухла и увяла, словно заболев чем-то. Природа баронства Хаймонта приветствовала гостей голыми ветками берёз и осин, изогнутыми навроде взмаха чудовищной лапы. Но наезднику бедного Носферата было нечего бояться, конечно же. Мало что могло испугать его. Ежегодное увядание растительности уже ничуть не трогало на склоне лет - хотя в определённой степени сердце цирюльника... сочувствовало этим деревьям.
Особенно той паре древних дубов на опушке. Эмиель Регис проходил мимо них ещё в молодости - два маленьких, хрупких деревца. Он не знал почему эти два дерева так запали в память, но важно было другое: да, они были ровесниками.
Порой старику казалось что слишком много простых людей на этом свете осведомлены о его настоящем возрасте и происхождении. Темерия была одной из тех стран, в которых очень велик риск раскрыться. Например, столкнувшись со старым волколаком в лесу. Или знакомую ведьму.
Впрочем, неважно. В землях Руперта Хаймонта не было таких опасностей. Была другая - болезнь. Цирюльник собирался уезжать из Фэн Карн в Диллинген, с плодами исследований грибков - но на ближайшем разъезде увидел объявление.
Удача. Невероятная удача. Эмиель надеялся что аптекарь поймёт почему мэтр цирюльник задержался. Лавка была оставлена на попечении знакомого по цеху. Лечение баронского сына было прекрасной возможность испытать свои силы и заработать.
И очистить совесть, возможно. Слишком дорогой ценой достались реагенты для последних лекарств.
-Но, меланхолик. Скоро будешь в тепле и уюте. Видишь, впереди дома. А где дома - там и конюшни.
Поместье барона было уже близко. Цирюльник был готов въехать в посёлок, когда встретил милицию.
-Приветствую доблестных стражей. - мужики не совсем были похожи на стражников, хотя об их положении свидетельствовали значки с гербом баронства. - Правду говорят что сыну барона нужен лекарь?
Внушительная сумка за спиной старика говорила сама за себя. Только цирюльники ездят с такой прорвой вещей на осликах, даже не нанимая повозки.
Конечно же, Эмиель взял с собой из летнего домика лишь самое необходимое. Но это "самого необходимого" было очень много. Любой бандит мог бы хорошо поживиться за счёт содержимого сумки, но на счастье цирюльника, инцидентов по пути не случилось. Всё-таки осень - чудесное, тихое время.
Вот только цирюльник ещё не знал что дезинформирован.

Отредактировано Эмиель Регис (2016-05-12 22:04:36)

+5

9

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

Выслушав первую часть ответа Инги, оказавшуюся вопросом - рыжая было собралась продолжить вещать про опасности, связанные с работой на дворянское сословие, с которыми, кстати, была знакома не по-наслышке, но брюнетка не дала ей и рта толком раскрыть.
Всё-таки нильфгаардка иногда была очень противной. Нет, в данном случае рациональное зерно в её рассуждениях имелось - это факт, да только привыкшая осторожничать где надо и где не надо проклятая - старалась за исключением уж очень особых случаев жить всегда по принципу "моя хата с краю - ничего не знаю".
Возможно поэтому и дожила до своих 47 лет в более-менее удобоваримом для окружающих виде, не сгинув как большинство её сестёр.
- Пше, повесить... Знала бы ты, что со мной хотят сделать некоторые особо-одарённые "деятели" - молчала бы...
Всё-таки, хоть пока Кристанна работала на Даккэ она и подвергалась постоянно опасности, да ещё и получила дыру в боку от арбалетного болта и ожог в пол-рожи, но от чародеев граф ей обеспечивал "крышу" прямо-таки железную. А теперь вновь приходилось вести себя тише воды и ниже травы и за каждым углом ожидать парочку чародейских холуёв.
В общем, когда Инга закончила, рыжая только и сделала, что обречённо вздохнула и со страдальческим выражением лица закрыв глаза и подняв лицо к небу - поспешила согласиться с доводами подруги хотя бы на словах:
- Ладно-ладно, поняла - я дура... - буркнула проклятая, возвратившись к прежней своей позе в седле, - Только если придётся потом всех этих умных дворян и тупых кметов закапывать то яму им капать будешь сама.

+6

10

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Темерия

Они были разными, но при этом обе жили в постоянной близости от опасности для собственной жизни. Да, безусловно в такой ситуации живет чуть ли не каждый второй на этом свете, ибо помереть то ничего не стоит, но вот неожиданно сгинуть именно что у брюнетки и рыжей было шансов на порядок, а может даже и на два больше. Дак они еще и путешествовали вместе, что основательно так повышало это самый и без того весомый шанс. Вероятность, чистые цифры, которые не обманывают. Но Инга не прислушивалась к логике, не в этом вопросе, она слишком привыкла к своей жизни в седле, к постоянной угрозе и агрессии, привыкла настолько, что остановиться и вырваться из сумасшедшего течения было еще страшнее смерти от крестьянских вил или какого-нибудь гневного дворянского указа о казни. Тем более что одной ногой девушка уже как несколько лет стояла в могиле. Рождало ли это азарт? Возможно...
- Да не дура ты, не переживай,- южанка переключилась на тон нежный и ласковый,- просто выбора у нас нету. Нет, ты конечно можешь пойти и завалить медведя рогатиной, а потом мы на его мясе проживем несколько дней... Но этот план еще хуже, и не потому что я не люблю медвежатину, а потому что мы как минимум этого самого медведя можем и не найти. Ну а если и придется кого-нибудь хоронить, то лучше сжечь. Так у чумы и прочей заразы меньше шансов на распространение.
Осторожность, этому слову Ингу учили в другом контексте. Беспечность по отношению к себе она компенсировала трепетным вниманием к чужой жизни в своих руках. Если бы она это в себе еще замечала.
- К слову, ты не знаешь что-нибудь об этом бароне, к которому мы направляемся? Так, случайно абсолютно?

+3

11

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта, тракт. Позднее - поместье.

Краткий отдых закончился быстро, и вскоре ведьмак нагнал ту самую путницу, примеченную им издалека. Оказалась она к тому же и знакомой, недавней. И, что случается нечасто, знакомой хорошей, не из тех людей, с кем Лето предпочитал дел впоследствии не иметь. Притормозив возле ведьмы, он ответил на ее приветствие.
- Здравствуй, Ивона. Далеко тебя занесло. - Редко знахарки да колдуньи уходят с обжитых мест просто так. - К Хаймонту еду, за работой. Если тебе туда же, залезай.
Им оказалось по пути. Конь начал немного роптать, когда весу на его спине прибавилось, но скакать вперед продолжал. Не так и далеко оставалось до ворот поместья, так что придется потерпеть малость животному. Зато вдвоем и путь не такой скучный должен быть, пусть Змей никогда и не был чересчур охочим до чьей-то компании, особенно на работу. Временами это было хорошей сменой обстановки из типично одиноко-ведьмачьей. Он не возражал.
Уже видно стало ухоженную, огороженную стеной с резными воротами усадьбу. Правда Севера и Юга была такова, что не бывает поместья без трагедий и темных легенд, а если и бывают, то хранят в себе они другие темные секреты. Люди и этот мир просто не умели по-другому. Так уж выходило, что ведьмаки становились свидетелями этих секретов и трагедий чаще, чем хотелось бы.
И ничего меняться не собиралось.
- Как ты здесь оказалась? Погорельцы больше не милы? - Хмыкнув, спросил у Ивоны монстробой.
Еще пяток минут - и они остановились, дожидаясь, пока стража отворит ворота. Недоверчиво смотрели вояки на ведьмака, но не гнали. И даже вопросов не задавали. Видать, всерьез барону понадобился мутант. Скрип возвестил открытие прохода на территорию, и Лето не мешкая въехал внутрь. Тут же остановился, спрыгнул на землю сам и помог спуститься девушке. Коня тут же забрали и увели к стойлам в углу у стены, увитой виноградными лозами. Впрочем, никуда путников пока еще не приглашали. И барона самого не видно. Пока весть до него дойдет, придется подождать. Ведьмак же тем временем рассматривал бараки, маленький фонтанчик из черного камня и тренирующихся в кругу неподалеку солдат со щитами и шестоперами. В целом поместье выглядело очень порядочно, и если не считать тишины и висящего в воздухе духа угнетения, можно было сказать, что следит за своими землями и людьми Хаймонт достойно.
- Вас позовут, когда барон будет готов принять вас. - Обронил подошедший к ним слуга в добротно скроенных рубахе и штанах, и тут же убрел по своим делам, к стражникам у ворот.
- Что думаешь? Что это может быть? - Ведьмак снова обратился к попутчице, предполагая, что она слышала слухи и читала объявления в корчмах.
Странно, что барон не принял их сразу по прибытию. Если ситуация так плоха и срочна, как все говорят, он должен был поступить именно так.

+5

12

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта, тракт. Позднее - поместье.

План Рины был предельно прост, собственно, как и любой план сестер Качмарчик, выбрать более удачный момент и тюкнуть конкурентку по голове, весьма необычно оканчивая её приключения. «А потом можно и в поездку отправить. Увлекательную! Причем желательно связанной, и на той самой телеге с шумными краснолюдами, с коими мы давеча пересеклись!», разумеется, сей план был весьма далек от идеала, но сестры Качмарчик никогда не сдавались, особенно если в воздухе уже веяло деньгами.  «Вот раздобудем деньжат, сразу сапоги новые куплю, да такие, чтобы сносу им не было! А Ринке куртку, всем девкам на зависть», и пусть мечты младшей Качмарчик были весьма обыденные, зато у наёмницы была цель и рвение, дабы достигнуть желаемого любой ценой.
   Ехали они, относительно молча, лишь изредка переглядываясь, и ещё реже переговариваясь друг с другом по поводу происходящего, разумеется, шепотом.  Старшей Качмарчик не нравился ажиотаж вокруг этого барона и его проблемы, Вирре же не нравилось, что нервничала Рина, так и ехали, покуда морды их лошадей не уткнулись аккурат в роскошные ворота, а затем и в стену, увитую виноградными лозами.  «Стало быть, пожаловали. Только почему нас не встречают?», блондинка надеялась хотя бы на вопли, не говоря уже о более теплом приёме, чем пара слуг вышедших, дабы забрать лошадей.
   Отдавать Ночку в руки конюха Вирре не хотелось, но увидев, что сестра хоть и с недовольством, но всё же отпустила повод Венка, смирилась,  разрешая служке увести вороную. «Хоть бы не сперли чего, к седлу же столько ценности приторочено! Чего только котелок стоит, настоящее богатство, хоть и краденное». 
   — Ринк, а Ринк, как думаешь, мы опоздали? — Вирра приподнялась на носочках, с любопытством мелкого зверька заглядывая в окно ближайшего к ним строения. — Может, кто до нас уже успел? — К сожалению, в помещении не было ничего, представляющего интерес для вороватой наёмницы, посему блондинка без промедления двинулась дальше, не обращая внимания на попытки сестры поймать её за руку.  — Если так, то стоит, хоть чем поживиться.  — Чтобы долезть до следующего окна, ей пришлось не только стать на хлипкий деревянный ящик, но и схватиться пальцами за каменный подоконник, подтягиваясь и бросая взгляд внутрь дома. «Весьма занятно». Внезапно ящик протестующе заскрипел и проломился.  Наёмница с грацией мешка картошки полетела на землю, по дороге больно оцарапав руку.
   — Если бы опоздали, нас бы погнали взашей, да и ведьмака с той девицей тоже. — Охотница смотрела на сестру сверху вниз с осуждающим видом. — Не беги впереди телеги, Вирра. Щас обстановку разведаем, а там уже будем думать - воровать или врачевать, а может просто к чужой славе примажемся или для чего другого окажемся полезными.
   Старшая огляделась, и заметив служанку, выплескивающую помои и отчаянно старающуюся не коситься на странных девиц, поманила ту пальцем.
   — Скажи-ка, как у вас тут дела обстоят? Нужны ли все ещё врачеватели и прочие...помощники? — Девушка покосилась в ту сторону, в которой скрылся ведьмак со своей спутницей. Служанка потупила взгляд и коротко кивнув, поспешила ретироваться. Экая невидаль, чтобы слуги да не захотели сплетничать. Видимо, и правда все так мрачно, как описывали.
   — Пойдем, поищем вход. — Из-за угла показались стражники, что проигнорировали их у ворот. Объясняться с ними не хотелось, поэтому Рина подхватив непутевую сестру за локоть, потащила ту прочь.

[NIC]Сестры Качмарчик[/NIC]
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/xQpuT.jpg[/AVA]

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-05-23 21:50:41)

+5

13

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта, тракт. Позднее – поместье.
Вспомнил Ивону ведьмак, остановил коня, о намереньях своих поведал да руку путнице протянул, взобраться на спину жеребца помогая. Порадовало то ведьму, очень даже. Не ведала она, что в поместье барона охотник на чудовищ требуется, а прознав, вознесла богам хвалу за то, что нашелся таковой. Ворожить, хвори заговаривать да болезни исцелять – это одно дело было, а вот страховидлам отпор давать – другое совсем; тут уж не в чарах прок, а в скорости да мечей свисте. Задумавшись о том, девица к знакомцу старому всем телом прижалась и, едва заметно, губу прикусила, позволяя тишине над дорогой повиснуть.
Впрочем, не долго молчание длилось. Заговорил Лето; вскинулась знахарка, мысли темные прочь гоня, голову подняла да и отозвалась, улыбнувшись печально.
- Долгая то история. Рассказать кому, и не поверят. Но ты знаешь меня, глядишь и в словах правду усмотришь, а не сказку дурную, - вздохнула кметка да и продолжила, - Как мы с драугом управились, начала ко мне мать покойная являться. Все звала куда-то вглубь болот. Я, сколько на зов не шла, так и не поняла, что она мне показать пытается, а не осознав, оставила это. Мало ли, что мертвеца-то потревожить может?.. Но на том дело не кончилось. Странные дела стали твориться. То привидится мне средь деревьев лик какой, то посреди ночи в двери и окна стучать начнут… Потеряла я покой, да так и не обрела/ потому как на шестую ночь пришла ко мне бабка только одно сказав: «Уезжай, или помрешь». Я и послушалась. Куда деваться-то было? Покойники они не люди, лгать и шутки шутить не станут. Раз предупреждают, значит, так оно и будет. Собралась, распродала, что могла, да и поехала прочь. Не знаю, что теперь в Погорельцах творится. Может, хворь какая нашла, может люди лихие напали или, еще хуже, проповедник какой объявился да при рыцарях верных. Меня там уже нет, а есть я в деревеньке маленькой, Кровавой Гатью зовущейся. Хочешь, приезжай, как возможность будет да кров понадобится. Там, конечно, не сладко совсем, да и я приветить хлебом солью не обещаю, но, чем смогу, тем помогу.
За разговором и дорога прошла. Выросли перед путниками ворота роскошные да стены толстые, растениями всякими увитые. Приосанилась ведьма, волосы поправила да и оглянулась опасливо, у ведьмака поддержки ища, а обернувшись, приметила еще двух всадниц. По виду, наемниц лихих. «А это кто еще?» - задумалась Ивона, губы покусывая, - «Тоже, что ли, на работу рассчитывают? Или с Лето они, коли держатся близко?» Вздохнула девица, головой от досады покачала да и, решив после у монстробоя спросить, повернулась лицом к стражникам, кои как раз ворота отворили. «Дело сперва», - кметка себе напомнила да и спешилась, охотно помощь знакомца принимая, заозиралась с любопытством да интересом. Не доводилось знахарке деревенской ранее в таких местах бывать, с людьми знатными беседовать, однако, руководило ею не только стремление новое познать, но и жажда почувствовать, что в поместье происходит, узнать чем воздух пахнет, да понять, не ходит ли где поблизости государыня Смерть. Подняла ведьма глаза, на башенку высокую глядя, опустила взор, в мощение двора всмотревшись, да и откликнулась, на вопрос охотника на чудовищ отвечая.
- Не знаю, чего и думать, - медленно так протянула, щурясь да продолжая поместье внимательно изучать, - Мне казалось, что просто все, а выходит, что нет.
Замолчала Ивона, ноготок к губам прикладывая, принюхалась, пальцами воздух «потрогала», после по волосам ими провела, уставилась на человека какого-то, мимо проскользнувшего, напугала взглядом своим кошку дворовую, отчего зашипела та, спину выгнув.
- Мне в сельце одном гонец баронов попался. Сказал, что захворала баронова жена, и что ищет его господин лекаря, обещает хорошо заплатить тому, кто помочь сможет. Я о большем-то и не спросила. Сразу направилась, опоздать боясь. Но, раз ты здесь, стало быть, не все такого, каковым на первый взгляд кажется. Барон-то, поди, не кмет трусливый, что, окосев от пьянства, в каждом кусту страховидлу видит… Раз позвал ведьмака, значит, нечисть какая-то завелась. Это я и пытаюсь почувствовать, да только молчат камни, и земля молчит… - прервалась знахарка, паузу в речи делая, - Редко такое бывает, а если случается, то ничего хорошего не сулит. Одно это значит. Что-то такое страшное здесь приключилось, что все живое вокруг скорбит.
Выдохнула ведьма, принимаясь волосы в косу заплетать, на небо ясное посмотрела да и, желая, точку поставить, одно добавило.
- А вот что здесь было, то нам выяснить предстоит…

+3

14

Мастерский

Примечание:
- Инга, Кристанна, я вам пока что не особо-то и нужен. Обозначьте свое местоположение получше: тракт, дорога... что у вас там?
- уважаемы участники, вы сравнялись по временному промежутку с Эмиелем Регисом.
- Неподалеку от поместья, стоящего особняком, есть небольшая деревенька, куда и въехал Регис. Оно расположено с другой стороны, поэтому неудивительно, что Лето, Ивона и сестренки Карчмарчик её не проезжали.

Деревенька в предместьях, а затем и поместье барона Хаймонта.

У Руперта из Хаймонтов не было родового замка, обширных владений и триста тысяч душ в подчинении. Зато у него были те самые удивительные и позабытые этим миром черты характера: честь, мужество, доблесть. Все это говорило о том, что молодой, по некоторым меркам, господин был из вымирающего вида.
Стражники были вышколены, внимательны, поэтому не заметили в путнике ничего дурного. Глянув на ослика, а затем на его хозяина, один из стражей тихо вздохнул.
- Не для сына, милсдарь, а супруги. Милостивой госпожи Микалины. Хворь её тревожит.
Кивнув напарнику и поправив перевязь, говоривший коротко махнул рукой в сторону видневшихся неподалеку ворот.
- Пойдемте, милсдарь, не будем терять ни минуты.

Их пропустили без задержек. Стоило стражам у ворот увидеть знакомого им человека, как ворота поместья распахнулись перед лекарем. И даже отсутствие молодого господина не стало преградой между Эмиелем Регисом и больной: спустя несколько минут ожидания баронесса соблаговолила принять цирюльника.
У больной было ясное лицо, завидный румянец и воспаленный взгляд, свидетельствующий то ли о частых слезах, то ли о недосыпе. Увидав Региса, она, как показалось, облегченно вздохнула. Властно кивнув стражнику, баронесса отошла от окна и медленно опустилась на подушки стула, поправляя свое зеленое платье.
Если Эмиель Регис что-то понимал в женщинах, то догадался, что госпожа Микалина Хаймонт не встретила и двадцатую весну.
Дверь за стражем затворилась бесшумно.
- Мне сказали, что ты - лекарь, - она не старалась скрыть скуку и равнодушие в голосе. - И многих ты врачевал?*

*подробности и некие особенности данного разговора высланы Регису в лс.

Поместье, чуть позднее.

На прибывших почти не обратили внимания. Люди барона Хаймонта повидали за эти месяцы много лекарей, шарлатанов, колдунов и даже якобы одну настоящую чародейку. На поверку все они оказались беспомощны перед хворью баронессы. Или же, как нередко приговаривали чуть слышно, совершенно беспомощны перед её причудами.
Поэтому что лысый ведьмак и его спутница, что сестренки, которые походили не то на лекарок, не то на воровок, слуг не смущали. Но это не значит, что за ними не глядели в оба глаза.
Не прошло и пяти минут, как на двор въехали четверо конных. Один из всадников, бодро спрыгнув наземь, по-хозяйски окинул всех взглядом, не заинтересовавшись ни сестрами, ни Ивоной. Серые, пристальные глаза остановились на ведьмаке.
- Ваша милость, - слуга, подскочивший принять поводья, склонился в поклоне, - прибыли лекари и ведьмак.
Барон, ничего не ответив, кивком головы указал монстробою следовать за ним.

На конюшне пахло сеном и лошадьми. Просто лошадьми - конюхи барона Хаймонта трудились на славу, и если бы пришлось, то конюшня бы с радостью приняла самого короля Фольтеста, а тот бы даже не поморщил нос от дурного запаха.
- Значит, ты ведьмак? Никогда не встречал вашего брата. - Руперт медленно стянул перчатки. - И знак цеховой при тебе имеется?*

* Ивона, ты можешь идти как вместе с Лето, так и остаться во дворе.

Если барон сестренок не удостоил своим внимание, то в поместье был как минимум один человек, которому они показались как минимум странными.
Подслеповатая Грася, старая нянька барона, среди слуг носила прозвище госпожи Метелицы. Все считали, что вредная старуха давным-давно должна была оставить этот мир, но назло всем завистникам она здравствовала и переживала зиму за зимой, оставаясь для местных как и старожилом поместья, так и настоящим ужасом для лентяев.
- Эй, девоньки, красавицы! - прошмакала старушка самым елейным голосом, на которых была способна. - Вы кто такие и откель будете?
Те, кто знал Грасю получше, после подобного пожелал бы оказаться за тридевять земель.

+6

15

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]Поместье.

Ведьмак лишь хмыкнул.
- Просто все в таких историях никогда не бывает. А жаль. - Он обернулся на сестриц, появившихся здесь вслед за ними и покачал головой.
Он знал, что они почему-то едут по его следам. Зачем? Бес его знает. Видел он, что и Ивона их заметила. И наверняка поинтересуется, знает ли их ведьмак, и если да, то почему они так плотно за ними ехали? "Их тут еще не хватало." По-хорошему, стоит позднее напрямую спросить, чего они приехали - уж явно на лекарок они не походили, а их умение махать мечом вряд ли понадобится в деле этого поместья. Было такое ощущение у Змея, что больше придется работать головой, нежели клинками.
- Выясним.
"Или выясню." Ведьмак предпочитал работать один, как и большинство его коллег. Проще, безопаснее, спокойнее. Мириться со случайными "напарниками" или "палками в колесах" приходилось, реже без них было невозможно. И уж в этой ситуации ведьма виделась куда более полезным союзником, чем сестрицы-охотницы. Ну да хватит с него загадываний наперед.
Появился барон с сопровождением. Слуги тут же подскочили к своему господину, забирая коней и уводя их в конюшню. Ведьмак встретился взглядом с Хаймонтом. Несколько мгновений они будто играли в переглядки. Лето не был бы удивлен сомнениям в его способностях и вообще в том, настоящий ли он ведьмак. Барон держал себя твердо, не показывая ничего, кроме уверенности в себе и отсутствии страха перед будущим. Даже несмотря на обстоятельства. Многие вещи можно углядеть в осанке, взгляде, манере движений. Либо Руперт Хаймонт был отличным притворщиком, либо он действительно обладал твердым и несгибаемым характером. С такими людьми работать проще.
Лето молча проследовал за дворянином, поглядывая по сторонам и отмечая про себя ухоженность конюшен и двора. Не такое и частое явление среди сильных мира сего, особенно живущих не в городах. Он помнил посещенный где-то с полгода назад небольшой фамильный замок мелкого дворянчика в Редании. Пока ты находился за стенами, все было замечательно, но стоило въехать внутрь - глазам предстал настоящий свинарник. Здешняя обстановка разительно отличалась и приятно удивляла.
- Ведьмак. - Он кивнул барону. - Лето из Гулеты.
На вопрос он не ответил вслух, только вытащил из-под одежды медальон и показал его Руперту. Металл слабо блескнул в отсветах лучей, пробивавшихся через редеющую листву и щели в досках постройки. Дав барону достаточно времени, дабы разглядеть змею на медальоне, Лето вернул свой цеховой знак обратно и снова посмотрел на собеседника.
- Что тут произошло?
Монстробой надеялся на честность, причем как можно более полную. Да и сам Хаймонт должен понимать, что утаивать важные детали, когда нанимаешь с чем-то мистическим разобраться ведьмака, весьма и весьма неосмотрительно.

+7

16

Поместье.

Вирра вздохнула, легкая добыча проплыла мимо её носа, но Рина была права, блондинке стоило попридержать коней в своем стремлении заработать хоть что-нибудь. «Может, действительно все сложиться лучше, чем обычно!», к сожалению, все попытки девушек разговорить слуг не увенчались успехом, а жаль, ведь именно они обычно знали много чего интересного. Вздохнув ещё раз, Вирра поплелась следом за сестрой, и, как оказалось, не напрасно. Девушки успели как раз вовремя, то есть к явлению барона Хаймонта народу. Ну, хорошо, не народу, а ведьмаку, но только ничего не мешало Качмарчик думать иначе.
   «Красивый какой, холеный, сразу видна порода. А эти линии! Не то, что у наших: то «рваный воротник», то четыре ноги белые!» Получив ощутимый тычок под ребра, Вирра наконец-то отвела взгляд от роскошного барского скакуна и уставилась на самого хозяина этих земель, кой не обращал никакого внимания ни на сестер Качмарчик, ни на внезапную попутчицу ведьмака. «Фу-ты, ну-ты лапти гнуты! А мы, между прочим, тоже не из соломы сделаны!», о том, что сестра нередко намекает на «опилки» в её голове, Вирра предпочла не вспоминать.
   Разговор барона Хаймонта и ведьмака был короткий и несодержательный, а потом мужчины и вовсе решили покинуть их всецело приятное общество, и направились в сторону конюшен. Сестры надеялись прошмыгнуть следом за Лето, как они уже не раз это делали, но даже столь маленьким планам было не суждено сбыться, ибо пусть их не приметил барон, зато заприметил кое-кто другой, что могло стать для Качмарчик как проблемой, так и спасением. «Хочешь знать, что именно происходит вокруг? Спроси об этом бабок!», свою бабку по матери Вирра помнила плохо, заходила женщина к ним нечасто, а бабка со стороны отца и вовсе, померла задолго до рождения наёмницы.  Однако, судя по тому, что их дед Войцех был хромоногим, и очень не любил вспоминать свою супругу, женка ему попалась сродни гарпий. 
   — Здравствуйте, бабушка! — Повернувшись к старухе, блондинка вежливо поклонилась. В этот раз Вирра решила заговорить первой, даже несмотря на то, что обычно беседы с пожилыми людьми вела именно сдержанная Рина, умеющая не только языками с бабками чесать, но ещё и вытянуть нужную информацию и при этом не обидев старика, да не вызвав его гнев и сотни проклятий в спину. — Знахарки мы. Путешествуем по миру, исцеляя от хворей диковинных, да уничтожая тварей страшных, что эти самые хвори и насылают. — Говорила наёмница нарочито вежливо, с любезной улыбкой на устах, стараясь если не расположить старуху к себе, то уж точно не оттолкнуть её грубостью.
   «Уф, я и не думала, что быть вежливой – это так сложно!». Несмотря на весьма древний вид,  бабка вовсе не казалась Вирре немощной, а даже наоборот, весьма пронырливой. «Стоит ее подначить». — Сами мы из села Грязищи, но дома уже давно не бывали, долг зовет, да родичей повидать не позволяет. — Как говорится: вода камень точит, вот и годы, проведенные на дороге в компании самых разных личностей, неплохо отшлифовали у девиц навык вранья, позволяющий сестрам Качмарчик выпутываться даже из самых затруднительных ситуаций. — Вот услыхали про беду вашу, да на помощь поспешили! Да только опередил нас ведьмак эдакий, до славы охочий и денег барских. — Вирра не знала, как старушка относиться к ведьмачьей братии, но все же решила рискнуть, рассудив что в подобной ситуации все средства хороши. «К тому же не сильно я и соврала…», ей было стыдно перед Лето за свои слова, но, увы, желание задобрить бабку и как можно подробней разузнать о том, что именно здесь происходит, было куда сильнее. «Ладно Рина, твоя очередь, я вроде не оплошала, так пусть так и остается».  В сестру Вирра верила, как и в её умение быть вежливой и очаровательно, когда сиё требовалось для их, разумеется, благого дела.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-05-29 17:52:09)

+6

17

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/37-1484325557.jpg[/AVA]Поместье барона Хаймонта

В этой женщине не было ничего, что могло бы с очевидностью указать на её недуг. Баронесса выглядела абсолютно здоровой, за исключением одной детали: неестественной тревоги. Но после многократных заверений в компетентности и профессионализме исчезла даже эта, вполне нормальная для волнующегося пациента, черта.
Но всё-таки оставались круги под глазами и этот странный румянец. Больше похоже на недосып, чем на долгие слёзы. Вампир постарался подойти поближе к женщине, но боялся смотреть в глаза - иногда взгляд Эмиеля необъяснимым образом пугал людей, как бы хорошо ни была скрыта истинная натура цирюльника. Он рассказывал о том, как добрался в поместье, и с какой целью. Рассказал даже о том, как народная молва переврала творящееся в баронстве, перенеся недуг на сына баронессы. Но пяти минут разговора лицом к лицу не хватило для составления хотя бы примерного портрета болезни. Женщина пахла как абсолютно здоровая, юная особа. В её движениях не было признака сковывающей боли или дискомфорта, дыхание не прерывалось.
Но следы слёз были. Всё же были.
В голове лекаря вертелась одна мысль: на его ли специальность рассчитана работа, указанная в объявлении?
-...в довершение хочу сказать: я не маг. Да, мне очень хорошо знакома алхимия, но с магическим искусством я знаком лишь в теории. Но это никогда не мешало мне ставить диагнозы и успешно врачевать. Но... по правде говоря, природа вашей слабости мне пока не до конца понятна. Если вы сможете подробнее описать симптомы, то я с радостью помогу. Об оплате можно поговорить позже - я не привык назначать цену заранее. Думаю, оплату ваш муж установит в соответствии с результатом.
Сорваться с привычной дороги в неизвестность, чтобы помочь незнакомой женщине. Заранее провальная идея, не сулящая выгоды. За последние пару лет с Эмиелем Регисом подобные приступы случались слишком, слишком часто для старого, умудрённого столетним опытом существа. Вампир подумал что если сейчас баронесса начнёт уклоняться от темы - он соберёт вещи и поспешит из баронства в Диллинген, домой. Потому что если опыт многих сотен лет говорил: эта женщина имеет за собой тайну. И раскрытие этой тайны не принесёт ничего хорошего.
Никому.

Отредактировано Эмиель Регис (2016-05-29 22:19:39)

+6

18

8 октября 1265, утро. Поместье барона Хаймонта. Внутренний двор
Ведьмак на слова Ивоны, можно сказать, и не ответил, кивнул только да пару слов, ничего не значащих обронил. «Вот и разговору конец», - смекнула ведьма, но на беседе долгой настаивать не стала. Проку-то в речах? Не развлекаться приехали, и не отдыхать, дело делать, а, не зная его, нечего обсуждать было, не об чем задумываться. Девица, конечно, постаралась приметить чего необычное, да так и не смогла, слепой и глухой оставаясь. За занятием-то своим и впрямь зрения едва не лишилась, едва появление барона не пропустив. Въехал он во двор с людьми верными, на коне холеном, строгий такой, на вид, суровый, со спиной настолько прямой, будто кол проглотил. Склонила знахарка голову к плечу, на хозяина земель глядя, к другому после приложила, глаза слегка сузила, задумалась. «Человек как человек. Знатный только», - принялась девица рассуждать, - «Видно, что породистый. Как владыка по земле ходит и на слуг властно так поглядывает. А таких, как я, толи из-за натуры своей не замечает, толи от усталости. И не удивительно оно. Коли баронесса давно не здорова, в поместье этом, поди, столько народу побывало, что от лиц новых дурно уже становится. А, может, мыслит чего, что простому-то люду знать не пристало… Узнать бы, да кто мне скажет. Лето если только, когда назад воротится, и то, всего скорее, промолчит. Ему дело делать, а я только под руку могу попасть не вовремя да испортить чего. Лучше уж самой как-нибудь».
Выдохнула Ивона, платье поправила, проводила взглядом серьезным мужчин двоих, а как скрылись они из виду, по двору пошла, строения всякие рассматривая, да людей, что мимо сновали. Не было им до нее дела, и ведьма обиделась было, решив, что не больно-то поместье это в лекарях нуждается, но, не глупить решив, дальше направилась. Свернула куда-то, сарайчик какой-то обходя, да и оказалась как раз перед носом у той старушки, что девиц, с мутантом кошкоглазым приехавших, расспрашивала. «Это кто такая?» - призадумалась кметка, косу теребя да глядя на женщину пожилую во все глаза, - «Вроде бы как на служанку какую похожая, а смотрит, хоть подслеповато, но внимательно, будто в душу заглянуть хочет, да оную вытрясти. Ой, до чего взгляд-то знакомый…» Улыбнулась знахарка, бабку родную вспоминая, поясок плетеный, платье подвязывающий, поправила да и ближе подошла, не желая более истукан каменный напоминать.
- Утра вам доброго да дня погожего, - тепло так проговорила, вежливо, будто видела перед собой не каргу какую, а человека близкого, - Простите, что в разговор ваш лезу, да только вы первая из людей местных, кто с чужаками говорить не брезгует.
Прервалась Ивона, взгляд на незнакомку перевела, что про ведьмака-попутчика недоброе говорить изволила, да, сощурившись чуть, отвернулась, к разговору со старушкой возвращаясь.
- А мне многого не надо. Узнать бы только, что за напасть у вас приключилась такая, что гонцы во все концы скачут, да лекарей кличут. И неужто не сыскалось пока такого умельца, что мастерством своим беду одолел?
На том ведьма и замолчала, ответа ожидая. Предполагала она, конечно, что бабка это ничего ей не скажет, да только попытаться-то все равно стоило, не без дела же слоняться, покуда ведьмак там с бароном беседует. Глядишь, и сама чего выяснит, на след нападет, будет, чем охотнику на чудовищ подсобить.

+7

19

Поместье.
Ну Вирра язык без костей, ишь пошла бабку очаровывать, Рина едва сдержалась, чтобы не дернуть сестрицу за рукав, ибо та охотница была ляпнуть что-нибудь, не шибко при этом думая, а им в сложившейся ситуации терять расположение местных никак нельзя. В зашей погонят и останутся они и без ночлега и без ужина. что уж говорить про куда более желанный гонорар за работу исполненную. Слава богам, обошлось. Пока младшая говорила, Рина внимательно изучала их собеседницу, такой тип бабок водился везде, такие без мыла залезут… хорошо если в душу и все выведают, а потом ещё возьмут и по-своему вывернут. Их бабка, кстати, была такая же, Рина её помнила лучше сестры и чаще с ней общалась, соответственно.
- Да, врачевание дело у нас семейное. Только мы с сестрой пошли дальше деревенской лавочки, решили мир повидать и опыта набраться полезного. Давно уже путешествуем, мимо объявления вашего проезжали, заехали полюбопытствовать, может сгодятся какие наши знания. Расскажите, пожалуйста, бабушка, что за чудище земли ваши тиранит, раз и правда позвали – девушка понизила голос до заговорческого шепота – ведьмака!
На нелюдя у Рины был свой зуб и даже не один, поэтому она без зазрения совести, подхватила сестрины наговоры и свои вплетать продолжила.
- Видимо, дело действительно серьезное. Кругом слухи, да пересуды, кто рога вашему господину, кто хвост его супруге приписывает. – Рина округлила глаза, всем своим видом показывая, что она не такая и вообще всей своей сутью за то, чтобы торжествовала истина, даже косу стала перебирать вроде как от волнения. Хотела девушка было ещё что-то добавить, да тут рядом нарисовалась соперница за бабкино внимание. Ишь какая наглая! Стрыгу ей в печенку! И плетет так складно, сама невинность, а участия сколько в голосе! Не нравилась Рине эта личность подозрительная, вот не нравилась и все тут. Интуиция или ещё какая муть подобная взыграла внутри охотницы но свербело до зубовного скрежета.
Не утерпела Рина, поджала губы и на незнакомку посмотрела с прищуром. Ведьма! Как пить дать! Для чародейки простовата, а на обычную наемницу мало похожа, хотя пока утверждать сложно. К тому же в мыслях Рины ведьмой наглая девица была больше по определению натуры, а не рода деятельности.
- Что ж вас ведьмак с собой не взял, я как погляжу, вы старые знакомые? – Девушка улыбалась, но улыбалась не очень добро, хотя голос её звучал очень приветливо. Наемница устала, хотела есть, спать и сильнее всего любопытство свое удовлетворить, а чего она точно не планировала, так это делиться чем бы то ни было, ни информацией, ни барышами. – Простите, я с детства любопытная.
Ещё раз улыбнувшись, охотница придала своему лицу отстраненное, но добродушное выражение и снова повернулась к бабке, сделав себе мысленную зарубочку не давать спуску наглой конкурентке, план про кусты стал обретать форму и обрастать подробным списком действий. Девушка даже задумалась, хватит ли ей ингредиентов приготовить отраву.

Отредактировано Рина Качмарчик (2016-06-01 17:15:19)

+5

20

Поместье.
Все шло хорошо, до поры до времени, а именно пока к сестрам Качмарчик, самым наглым образом не примазалась третья, но, увы, не сестра, а конкурентка. «Не ну какова, хвостом собачим тя по голове!». Ещё одна неоцененная бароном девушка без зазрения совести влезла в не свой разговор, принимаясь окучивать Вирркину бабку, с таким трудом умасленную наёмницей. «Любопытство — это вещь, конечно, хорошая, но с жизнью обычно мало совместимая». Мрачное лицо Вирры не предвещало для незнакомки ничего хорошего, а судя по гневно поджатым губам сестры - Рина сию наглость тоже не оценила.
   — Приличные девушки с ведьмаками не якшаются! — Самым серьёзным тоном заявила блондинка, с недоверием глядя на незнакомку. — Так что нечего тут воду мутить и людям добрым голову морочить. — Опасение, что бабка может поверить конкурентке, а не им, не давало наёмнице покоя. «Вряд ли барон примет нас после ведьмака, да и кто знает, чем славится эта девица? Может, она лекарка какая, аль знахарка известная, о деяниях коей молва бежит далеко вперед», разумеется, ничем подобным сестры Качмарчик похвастаться не могли.
   «Не зря же Лето её знает, видимо, пересекались уже их пути», размышляла Вирра, внимательно рассматривая попутчицу ведьмака. На первый взгляд, незнакомка была не старше самих сестер, хотя кто её знает, «может ведьма? Глаза вон черные, аки ночь темная, да бездонные, словно омут тихий, а в нем, как известно – черти водятся», предположила блондинка, и сама своего предположения испугалась. Если незнакомка действительно была ведьмой, то её возраст оставался под вопросом. «Понамажутся всякими мазями из гузок лягушачьих сделанными, что шиш потом разберешь карга перед тобой или молодуха». Выглядела девушка обычно, да и одета была без вычурности, окромя пояса плетеного, что платье её подвязывал. «Какое очарование!», глаза блондинки загорелись, и она едва поборола желание протянуть руки к красивому изделию. «Такой бы и мне пошел!», сестры никогда не баловали себя украшениями, предпочитая простоту и качество, да не желая притягивать к себе взгляды, всякого ворья на дороге хватало.
   Несмотря на то что пояс Вирре весьма приглянулся, от воровства наёмница отказалась, решив, что это не самый удачный момент, да и не стоило оно того, чтобы руки потом отсохли, аль бородавками зудящими покрылись. «Мало ли чего от неё ожидать можно. Потом никакой лекарь не поможет», идея, что новая "знакомица" все же ведьма пришлась блондинке по вкусу, да и чего скрывать, было в девушке что-то эдакое, привлекающее внимание и приковывающее взгляд, но вот в чем именно дело, Вирра так и не поняла.
   Пока бабка молчала, а Рина сверлила взглядом незнакомку, Вирра принялась осматриваться по сторонам, с интересом рассматривая как окружающих, так и окружающее. «Ухожено, присмотрено, да и люди судя по лицам, всем довольны. Жить бы барону и не тужить, а оно вон как вышло», ей было жутко интересно, что же именно омрачило спокойную и безбедную жизнь барона Хаймонта, и для чего мужчине понадобился не просто лекарь или наёмник, а целый ведьмак. «Надеюсь, мы и вправду сможем ему помочь». Пока наёмница предавалась раздумью, мимо их шатии прошмыгнул поседелый мужчина с явной печатью интеллигентности под глазом. Всего на секунду он задержал взгляд на бабке, вздрогнул, и быстро скрылся за ближайшим строением. Вирра хмыкнула, «надеюсь, это не наша старушка его так, а то мало ли». От бабок она натерпелась всякого, и прекрасно знала, на что они способны в гневе, особенно, если ты ночью выкапываешь коренья в их огороде. Поморщивший и потерев некогда уязвленное плечо, наёмница перестала глазеть по сторонам, и вернулась к своим баранам.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-06-01 21:23:47)

+4

21

Мастерский

Поместье

Бывали на свете люди разные: добрые и плохие. Бывали хитрые, бывали простофили. Но не было во всем свете живого человека, способного обмануть старую няньку Грасю. Подслеповато щурившаяся старуха вмиг раскусила, что девки ей брешут. Но вида не подала. Врут - то их дело, а она с них, хитрых, глаза не спустит. Уж не уворуют нечего и не набедокурят.
Как оказалось, переживала Грася неспроста. Не успели любопытные девахи покрутить хвостом да похвалиться тем, какие они полезные, как тут же устроили перепалку с ещё одной пришлой. Грася нахмурилась и поджала губы.
Не понравился старухе ведьмак. Не понравилась старухе его попутчица. Сморщенная от времени и собственной вредности нянька за лигу пути чувствовала кровь и смерть. А уж от лысого и его подруженьки кровью воняло, что аж нос зажимай.
- А ну, тихо! Раскудахтались! - нянька прицокнула языком. - Ругаться да талантами меряться - это за забором будете. А тута вам приличное общество.
Госпожа Метелица поправила дранную шаль, в которую куталась из-за осенней непогоды.
- Нет у нашего хозяина хвоста, а у его женушки нет копыт. Уж я-то знаю, сама видала. Зато наглости у хозяйки, девоньки, поболей вашей будет. Уж сама-то она до пятнадцати годков тоже простой была: не дворянской крови. А сейчас, погляди-ка, в барыни записалась.
Грася прищурилась.
- Да только опоздали вы. Лекарь еще с час назад прибыл, к хозяйке его и проводили. Да только всё беда: и он уедет, и вы уедете, а она так и останется маяться.

Руперт, украдкой оглядевшись по сторонам, чуть слышно вздохнул.
Он был молод, по мнению соседей чересчур нагл, но именно молодость и наглость вкупе с прирожденной хваткой позволяли держать земли в безоговорочном подчинении. Но встречались на этом свете проблемы, с которыми и граф не мог справиться.
- Ничего, ведьмак. В моих землях нет ни оборотня, ни вампира, не встречались драконы и не проказничают лешаки. Я бы сказал, что в моем краю нет тебе работы, если бы не мои выдумки и желание поглазеть на легендарных убийц чудовищ. Однако, в последнее время моя супруга потеряла всякий покой.
Хаймонт насупился, глядя на замызганные мысы охотничьих сапог.
- Она списывает все на неведомую хворь. Вот только скольких лекарей я не приглашал, скольких чародеев не зазывал: ничего. Она здорова, хоть и беременна. Некоторые видят причину беспокойства в этом. А я же... я же замечаю, что она каждый день все грустнее и грустнее, нередко смотрит на дорогу, словно ждет кого-то.
Граф поднял взгляд.
- Когда кто-то въезжает во двор, она вздрагивает. Если это не болезнь, то страх. А уж я-то знаю: никого из живых в моем доме она бояться не может. Я от любой беды защищу. А если боится она не живых... говорят, что тогда пора нанять ведьмака. Ведь так?

+7

22

Поместье барона Хаймонта. Внутренний двор
Ждала Ивона ответа бабкиного, да только вместо него поток целый речей нелестных получила от тех двоих, что со старушкой до нее взялись беседовать. Налетели девицы на нее одну, как коршуны на ворону, но не испугалась ведьма, ухом даже не повела, а как улыбалась дружелюбно, так и продолжила, правда, и безответною не осталась.
- Охотника на чудовищ за собою барон позвал, а у меня нету уменьев таких, чтобы дела ведьмачьи всякие обсуждать, вот потому я и здесь, а не у него под боком стою, - выдержала паузу, взгляд на светловолосую незнакомку перевела и на ее речи возразила уже, - А на твоем бы месте будучи, стоило бы попридержать язык-то свой, не я одна с мутантом-то кошкоглазым приехала, и коли мы с ним в дороге сюда случайно встретились, то вы-то неизвестно еще откуда путь держите. Да и нехорошее дело это, к тому спиной поворачиваться, к кому прежде лицом стояла.
Хмыкнула знахарака, ненадолго улыбку с лица стерла и внимательно так на девиц посмотрела. «Родственницы что ли?» - невольно подумала да и отвернулась. Наемницы-то ее не больно волновали, в отличие от старухи той же. Можно было, конечно, в перепалку с ними вступить, облить друг друга «словесными помоями», да только проку в том не больше было, чем в поливе овощей во время дождя затяжного.
- А что с монстробоем знакома я, то правда, - кивнула Ивона головой, к бабке уже обращаясь, - Он деревню мою, где родилась я да выросла, от погибели спас, страховидлу опасную погубив. Я за то благодарна ему безмерно, и все благодарны, кто знает, от какой напасти страшной он нас избавил. И плату взял значительно меньшую, чем мог бы потребовать. Коли есть здесь, чем помогать, он все сделает, да и я со своей стороны…
Не успела ведьма договорить. Едва до дела дошла, оборвала ее бабка проклятущая на полу слове, и свою песню завела, заунывную такую, голосом скрипучим. Кметка поежилась даже, в плащ плотнее запахиваясь. Почудился ей ветер какой-то холодный такой, зимний… С чего оно пришло, девица не больно поняла да и из головы и выбросила. Дело ли об ощущениях думать, когда тебе о деле говорят? Тут уж надо слушать в оба уха, да вопросы свои вперед других задавать, чтоб бесполезной да бестолковой не сочли.
- Поздно мы значит… - произнесла знахарка, слегка опечалившись, - Но, коли и так, пускай. Глядишь, этот лекарь хворь изгнать и сумеет. Но вы вот сказали, что она мается, а в чем выражается-то это? Мучает ее что-то? Хворь какая гложет или еще что? Не откажите нам, поведайте, с чего началось все, да что нездорового в ней замечено было. Не станет же господин ваш просто так гонцов во все концы слать, да в такую глушь, про какую и помнить-то не многие помнят. А еще, хотелось бы знать, как девица-то из простых в барыни угодила? Не любопытство то праздное, коли напасть необычная, то прежде корень ее сыскать следует, а он глубоко сидеть может, еще как глубоко.
Кивнула Ивона, косу рукой потрогала да и замолчала. Опасалась она, что старуха ее поймет неправильно, а девицы-противницы еще как-нибудь не так вывернут, но иначе поступить не могла. Далось ей, что причину хвори девичьей в прошлом ее искать следует, а как в голову пришло, так и засело прочно. Теперь уж до той поры ведьма не успокоилась бы, покуда все про хозяйку не выспросила. В других-то условиях будучи, знахарка колдовство применила бы, а тут вот только и оставалось, что из людей вытрясать знания нужные.

Отредактировано Ивона (2016-06-09 17:09:03)

+7

23

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]Поместье. Конюшня.

Издалека начал барон. Уж если работы-то нет, чего объявления писать? Посмотреть на ведьмаков мало кто хочет, кроме разве что некоторых ученых. Большинство остальных людей считают монстробоев выродками паршивыми, негодяями корыстными и нелюдями проклятыми. Порой они правы. Но не всегда, далеко не всегда.
А знать наверняка, что никого из живых жена барона бояться не может, тот сам бы не сумел. Люди хранят секреты и от своих избранников чаще, чем этим самым избранникам хотелось бы в это верить. И ничего с этим не сделать - такова суть человеческая. Каждый имеет свои тайны.
Хранить их умеет не всякий, правда.
- И чего же она может бояться? Призрака? Восставшего из мертвых? - Ведьмак хмыкнул и сложил руки на груди, расхаживая по конюшне. - Что я могу точно тебе сказать, барон - недоговаривает тебе супруга что-то.
"Авось и ребеночек, которого она носит, не от тебя вовсе. И боится она не гостей с того света, а папашку с правами приехавшего." Смелая догадка, ничем не подкрепленная, конечно же. Но если жизнь среди людей чему-то и научила ведьмака, так это не удивляться самым странным ситуациям, касающимся их взаимоотношений и сосуществования. Если же и вправду что-то потустороннее терроризирует хозяйку поместья, он сможет с этим справиться.
При условии, что от него не будут таить детали.
- Множество лекарей бы нашли источник хвори. Мимо глаза чародеев болезнь тоже не пройдет, если это настоящие магики, а не шарлатаны. - Продолжал разглагольствовать монстробой, остановившись напротив стены с зарешеченным оконцем. Сквозь него внутрь конюшни пробивался солнечный свет, образуя маленькие яркие прямоугольные площадки на земле. Он обернулся к барону.
- Мне нужно будет поговорить с ней самому.
Лето не слишком надеялся, что если уж баронесса благоверному ничего не говорит, то откроется заезжему незнакомцу с кошачьими глазами. Однако это было единственным возможным планом действий в данный момент. К тому же, Лето мог быть убедительным, когда это требовалось.
В конце концов, не уезжать же отсюда с пустыми руками? Просто так кататься туда-сюда ведьмак тоже не любил. Лучше пусть это не окажется потерей времени.
- Если мне покажется, что тут действительно замешано что-то "неживое" и "нечеловеческое", я возьмусь за работу. И тогда договоримся о плате. Не бойся, Право Неожиданности я не использую. - Ведьмак посмотрел в глаза Хаймонту. - Скажи, когда твоя жена будет готова к разговору.
Монстробой выглянул во двор, чтобы приметить о чем-то пререкающихся девиц, что ехали за ним уже черт его знает сколько времени, Ивону и какую-то бабку. "Уже встряли в неприятности, а?"
Отвратительное предчувствие, что это может помешать его работе, только укрепилось.

+7

24

Поместье
Он деревню мою, где родилась я да выросла, от погибели спас, страховидлу опасную погубив. Я за то благодарна ему безмерно, и все благодарны, кто знает, от какой напасти страшной он нас избавил. И плату взял значительно меньшую, чем мог бы потребовать. - Распиналась ведьма, ведьмака защищая. Рина про Йестина с таким пылом плести бы не стала, а он можно сказать их с Виррой вырастил, ну активно в этом участвовал так точно, не только жизнь спас.
- Знаем мы ту плату. - Скабрезно усмехнувшись и окинув нахалку изучающим взглядом, не смогла смолчать Рина. Раз уж задала направление, стоит его поддерживать, к тому же незнакомка наемнице по-прежнему не нравилась. Сладкие речи говорила, будто бы честные и чистые, но сестры Качмарчик не первый день по трактам промышляют и с людьми-нелюдями общаются, редко где такие простаки наивные водятся, а где водятся долго живут только в том случае, коли носа из своей избы не кажут и дальше околицы только за дровами да на рыбалку шастают. А тут гля девица одна на тракте без меча и прочего оружия, врачевательница младая, ну конечно, а обороняется она зельем от поноса что ли?
- Простите, пожалуйста, - взяв себя наконец в руки и пристыжено опустив глаза на носки своих сапог, пробормотала Рина, уже обращаясь к бабке. - мы больше не будем цапаться.
Ну при тебе, карга старая, так точно, а так, кто знает. - Про себя добавила наемница. То что бабка тут не последний человек девушка поняла сразу, а слова её только все подтвердили, иначе не стали бы такую говорливую и вредную в доме держать, а старуха хозяйкой тут держится, значит, неприкосновенность свою чувствует. С такими людьми надо дружить, а не воевать, ну до поры до времени и по возможности.
- Ну мы все-таки подождем возвращения лекаря, а опосля сами попытаем счастье и испытаем свое везение и знания. - Рина лучезарно улыбнулась и подбоченилась. - Да что мы стоим то во дворе, в ногах правды нет. Скажите бабушка, где можно нам обосноваться? Присесть, да поужинать, с дороги мы уставшие, приглашаем и вас к нашей скромной трапезе. Есть у нас вкусная настойка малиновая из родных краев привезенная, что улучшает самочувствие и кровь по жилам разгоняет. И нас правда любопытство мучает, расскажите про прошлых лекарей. Поди шарлатанов среди них меряно не меряно было.
Охотница снова улыбнулась и поправила сумку, что через плечо была перекинута. Она и правда была готова поделиться с бабкой драгоценной (для Вирры в основном и Дюра) малиновкой, чтобы побольше об этом месте узнать.
- Я вижу вы все про всех знаете, не последний человек в поместье. Поделитесь с нами историей, мы в долгу не останемся. - Говорила охотница искренне, она знала цену информации, предпочитая не экономить на её добыче, ибо всегда полагала, что кто осведомлен, тот, как говорится, вооружен. В их случае, когда на счету каждое преимущество в виду избрания неженской профессии, качество было полезное. Кивнув Вирре, чтобы та про настойку, которую сама же и настаивала, бабке рассказала, Рина снова покосилась на соперницу, на неё тратить малиновку было жалко.

+8

25

Поместье.
Ведьма тоже оказалась языкатой, но Вирра не собиралась сдавать свои позиции. «Ишь ты поет аки соловей!», желание отправить соперницу в обратный путь с ближайшим обозом краснолюдов, лишь усилилось. «А ещё лучше чего слабительного перед этим влить, дабы разнообразить сей даме её скучный промысел!». Тем не менее делить шкуру ещё неубитой бабки пришлось прекратить, дабы не вызвать гнев единственного человека, способного пролить свет на эту таинственную историю.
    — Из грязи в князи, стало быть. — Блондинка усмехнулась, загадочная хозяйка здешних земель была далеко не первая, с кем происходили подобные «превращения». Увы, не все кому удавалось выбраться из нищеты, желали вспоминать о былых годах полных лишения, порой такие люди становились куда более жестокими, чем те, кто уже родился с длинной родословной. Рина и Вирра не раз сталкивались с подобным, но каждый раз на их душе оставался неприятных осадок. Впрочем, то были слова бабки, а как оно на самом деле Качмарчик не знали, но все же надеялись узнать. 
   —  Скажите бабушка, где можно нам обосноваться? Присесть, да поужинать, с дороги мы уставшие, приглашаем и вас к нашей скромной трапезе. — Как только уста сестры завели беседу о еде, желудок Вирры предательски заурчал, выдавая истинные желания наёмницы. «Окорочок бы сейчас, да с элем душистым», на худой конец блондинка не отказалась бы даже от куска хлеба с солью. А вот желание Рины отдать бабусе половину её заначки, девушку не обрадовало, «ни хрена себе расклады! Что-то дорого нам эта бабка обходиться!», свою малиновку наёмница любила не меньше чем родную сестру, и очень гордилась её рецептом, кой принадлежал ещё их покойной прабабке.
   — Простите, мы только с дороги, с утра ни росинки во рту не было. — Стушевалась Вирра, честно полагая, что одно яблоко за еду не считается. «Если споить старушку единственная возможность узнать, что именно здесь происходит, я согласна пойти на такие жертвы», тем более, наёмница надеялась, что теперь-то их настырная конкурентка останется с носом, а это какая-никакая, а радость. — А вдруг лекарь оный, да с заданием не справится? Поди не первый он тут, а прошлые то не здюжали! — В то, что лекарь сможет помочь с проблемой, на которую кличут ведьмака, младшая Качмарчик сомневалась, да и честно говоря, интересно было, что с барыней той происходит. «Может, мхом порастает, иль на луну воет. Кто знает, какие чудачества с ней могут твориться»,  вопросов было много, а вот ответов на них - шиш.
   — Да и мы хоть девки и сельские, но много с кем встречались на своем пути, может, присоветуем кого ведающего, проблему решить способного, если сами справится, будем не в силах. — Плавно оттеснив черноокую девицу в сторону, попутно наступая конкурентке на ногу, блондинка стала плечом к плечу с сестрой, глядя на бабку непритворно уставшими глазами. В том, что обманывать старуху проку мало, Качмарчик уже успела убедиться лично, «бабка сия, похлеще ведьмы будет, поди посему тот мужик так шарахнулся, как от прокаженной посередь рыночной площади».
   Вирра, вообще, не особо любила старух и никогда не умела с ними договориться, обычно быстро опускаясь до ругани, правда, никогда не распуская руки. Сама наемница, искренне надеялась, что состарившись, противной каргой не станет, уподобившись тем, с кем ранее постоянно лаялась. «Куплю хату на отшибе, буду малиновку гнать, да на балалайке играть. Чем не жизнь счастливая? Тут уж и другим кровь отравлять не захочется!».

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-06-09 19:05:30)

+6

26

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Деревенька в предместьях. Темерия

- Ха, медведь... Знала бы ты, кого и чем я недавно угандошила в Туссенте - так бы не говорила. - хмыкнув, когда Инга упомянула рогатину и медведя, подумала проклятая, припомнив недавние свои побегушки наперегонки с котолаком.
Вспомнила и Вильхема, отчего на душе враз стало паршиво, словно, ей мало портил общий настрой ожог на лице. В очередной раз обложив поганую зерриканскую тварь про себя отборнейшими проклятиями, рыжая поняла, что настроение испорчено капитально и на весь день, а посему стоит его поднять при помощи подручных средств, что у неё имелись в избытке.
Поэтому, пока брюнетка говорила, Кристанна не торопясь полезла в походную сумку, что покоилась позади седла слева и через минуту явила на свет небольшой пузырёк из-под крысиного яда с характерным изображением черепа и скрещённых костей на боку.
Внутри, давно уже разумеется был не мышьяк. Внутри была "белая смерть", фисштех - одно из её любимых средств для поднятия настроения в последнее время.
Не успела нильфгаардка закончить говорить, как послышался характерный "чпок!" и из пузырька была извлечена пробка.
- Нет, в душе не чаю, что за барон такой и чем живёт и чем дышит... - сконцентрировавшись на насыпании на тыльную сторону левой руки тоненькой дорожки из белого порошка ответила проклятая.
Закончив, рыжая чуть наклонила голову и поднесла руку с фисштехом к носу. После, зажав одну ноздрю рукой - резко втянула всю дорожку через другую.
В носу тут же засвербело, словно, там устроили шабаш все окрестные жучки-паучки так что Кристанна вынуждена была несколько раз шмыгнуть носом, чтобы прогнать это довольно мерзкое ощущение и начать получать удовольствие.
Доза была невелика, всего лишь для "поднятия настроения" и рыжая не боялась отрубиться прямо опосредь тракта. Уж в чём в чём, а в фисштехе и в его дозировке для себя-любимой, проклятая разбиралась как никто иной.
- Меня вот больше волнует, - закрыв и убрав пузырёк назад в сумку, утерев в очередной раз уже начавший терять чувствительность нос, начала излагать свои соображения проклятая, - Что по-моему мы заблудились. Или, по-крайней мере - свернули куда-то не туда. Хотя, вон деревенька - у местных спросим, не пошлют поди нахер за простой спрос, а?

Оффтоп:

Это деревенька, куда ранее завалился Лето.

Отредактировано Кристанна (2016-06-09 20:10:25)

+6

27

8 октября 1265, утро. Земли барона Хаймонта. Деревенька в предместьях. Темерия

Не то что бы Инга была противником наркотических препаратов, ее познаний было вполне достаточно для объективной оценки их воздействия на человеческий организм, но ей никогда не доставляло какого-либо удовольствия иметь с ними дело. Впрочем, пока ее не заставляли накачиваться самой, она могла с чистой совестью отвести взгляд в сторону и подумать о чем-нибудь другом. Благо ее настроение было на удивление бодрым, в отличии от приунывшей спутницы, так что оставалось просто покрепче взять инициативу небольшой рабочей авантюры в свои заботливые ученые руки и двинуться дальше.
- Мы недалеко от тракта, так что не потерялись, это я точно скажу. А спросить это всегда хорошо... Надеюсь тут люд уже привык, все-же объявление громкое, и висит порядочно времени. Плюсом поговаривают много кто оттуда ни с чем ушел, но... Как я уже говорила, выбора нам с тобой особо не завезли,- она хмыкнула, пожала плечиками да, сжав покрепче поводья, дала чуть вперед на своей кобыле, сравниваясь с каким-то мужиком, по дороге с внушительной за спиной поклажей вышагивающим.
- Мил человек, не подскажите, до поместья господина местного далеко и в каком, желательно, направлении?- и ненавязчиво так сумку с медицинской символикой, через плечо перекинутую, поправила. Мужчина от неожиданности вздрогнул, но с виду даже не растерялся, видать в дороги пешие ходит часто, а на дороге ко всему стоит готовым быть, даже к вопросам. К слову, даже останавливаться и темп шага сбивать не стал, все одно Инга верхом была.
- Ну... Милсдарня...- затылок, покрытой шапкой головы почесал,- дак это, по дороге этой вперед путь вам лежит как раз. Не заблудитесь, коль не свернете и до указателя на распутье, а там уж и разобраться должны будете. Если не по знакам, то по бариновым солдатам, за округой посматривают. Их уж точно ни с чем не спутаете...
И на том они разошлись со скромной вежливой, но притом достаточно искренней благодарности со стороны нильфгаардки, и невнятным бормотанием со стороны путника.
- Ну, мы вроде-как, даже не свернули в ненужную сторону. Говорят вперед надо, так что быстрее давай двинем. До вечера бы добраться было прекрасно. Может даже за порогом в темень не оставят.

Отредактировано Инга ван Мейст (2016-06-09 23:28:21)

+5

28

Мастерский

Поместье барона

Госпожу Метелицу было сложно обвести вокруг пальца. Уж сколько всего повидала бабка, сколько всякого повстречала. А уж девок вертлявых да хитрых - видывала побольше всяких!
Хотя, один раз проглядела - и вон во что вылилось. Поэтому сейчас старуха держала ухо востро. Уж её-то не проведешь!
Подслеповато щурясь, Грася переводила взгляд то с одной говорившей, то на другую. А затем каркнула, то ли усмехаясь, то ли кашляя.
- Любишь лопать, люби и топать. Если поесть желаете, то поработать придется. Помочь мне по хозяйству, на кухне подсобить. Но стряпню испортите - за воротами вмиг окажетесь.
А затем, замолчав, глянула на конюшни, где скрылся хозяин вместе с убийцей чудовищ. Недобро глянула, неодобряюще.
- И, если все же про хозяйку узнать хотите, то стрекочите об этом потише, сороки крикливые. А то не только за забором окажетесь, но и плетей по заднице получите. Так что, поможете старушке?

На свете была лишь пара вещей, которые заставили бы Руперта Хаймонта пойти и в огонь, и в воду. Честь, доблесть. И, конечно же, счастье любимой супруги. Поэтому слова ведьмака не поколебали Хаймонта. Наоборот. Барон, кивком головы отдав согласие, жестом пригласил ведьмака следовать за ним.
Не останавливаясь, барон прошел мимо старой няньки Граси и женщин, окруживших её скопом. Лишь украдкой Руперт подумал, что нужно предупредить стражу, что ему более не нужна прислуга.
- Если ты справишься, ведьмак, то я уплачу тебе крупную сумму. Деньгами, естественно, - барон легко поднимался по крутым ступеням. - Я с детства наслушался сказок про ваше знаменитое право неожиданности.
Совсем скоро перед ними выросла дверь, за которой не так давно побывал Эмиель Регис, чудом (или же нет?) разминувшийся с ведьмаком и хозяином поместья.
Микалина, не успевшая даже заскучать, бросилась мужу на шею, и Лето невольно стал свидетелем маленького семейного счастья.
Но всё кончается. А счастливые минуты, как известно, пролетают быстрее прочих.
Микалина, услышав кто их гость, оживилась ещё больше. На мгновение в её глазах даже блеснуло нечто такое, что можно видеть в глазах бедняка, отыскавшего в старом чулане собственного дома клад.
- Оставь нас, милый, - увидев в глазах супруга немой вопрос, Микалина продолжила. - Это нужно, правда.
Лишь только за Рупертом закрылась дверь, а ведьмак и хозяйка поместья Хаймонт остались наедине, девушка задумчиво наклонила голову, словно изучая и оценивая стоящего перед ней убийцу чудовищ.
- Я долгое время ждала чуда, молила богов и просила у них защиты. А они посылали ко мне лекарей, знахарок и алхимиков. Вот только всё это было напрасно, - баронесса вздохнула. - Тогда я попросила моего мужа послать гонцов во все концы, просить ведьмака о помощи. Ведь только вам хорошо известно о праве неожиданности?
Девушка замолчала, а затем, словно опомнившись, покачала головой.
- Так уж вышло, что я пообещала одному человеку отдать то, что у меня будет, но не было на тот момент. Конечно же, взамен он обещал помощь... специфического характера. Я же на тот момент потеряла голову и не думала ни о чем, кроме достижения цели. Ведь чего у меня не было на тот момент? Многого. А уж многое он просить был не в силах. Да и, если честно, не верила я в его силы. Пока его обещания не стали исполняться.
Баронесса медленно отошла к окну, с тревогой выглядывая во двор.
- А затем, спустя полгода, на мариборском турнире я вновь его повстречала. И он пожелал моего первенца. Назвал это честной сделкой и пригрозил, что с Предназначением - шутки плохи. Сказал, что связь эту не разорвать, и если ребенок не будет его, то попросту умрет.
Под конец голос изменил ей и дрогнул. Баронесса обернулась, с трудом сдерживая душившие её слезы.
- Я... он... это правда, ведьмак? Правда, что мой ребенок умрет, если я не выполню это треклятое обещание? Ведь... мне сказали, есть способ избавиться от данной клятвы.

Предместья, деревенька

Молодой парнишка нагнал их неподалеку от деревни.
Был он до неприличия рыжим, голубоглазым и очень-очень улыбчивым.
- Милостивые государыни! Путницы! Путешественницы! Вам оруженосец не нужен? Или проводник? Я тутошние места знаю, как пять пальцев! В любое место проведу!
Дырявая рубаха, босые ноги и широкие портки.
Парнишка шмыгнул носом и вытер его замызганным рукавом.
- Вы у местных про дорогу спрашивали? Так они неправду сказали! Брякнули, чтобы отвязались да поплутали по округе. Уж не серчайте, за последнее время через эту деревеньку столько проехало, что уж веселится кметская душенька, когда господа грязные, покусанные комарами да оводами, обратно возвращаются, да просят их за серебро к ворота барона Хаймонта проводить!

+6

29

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/91-1495727405.jpg[/AVA]Поместье барона Хаймонта.

Господин этих земель не задавал больше лишних вопросов, не сгущал краски, не угрожал ведьмаку расправой в случае неудачи. Он просто провел его в дом, пообещав награду за выполнение работы.
Они счастливы. Это видно по людям, не может ускользнуть от ведьмачьего взгляда. И, похоже, искренне любят друг друга. Змей терпеливо дожидался, пока барон и его жена закончат обниматься да переглядываться. Заметил он и интерес хозяйки поместья к его собственной скромной персоне. Видимо, ведьмаки и вправду редкие гости в этих краях. К лучшему или к худшему.
На вопрос о Праве Неожиданности Лето лишь кивнул. Как иронично. Буквально пять минут назад он говорил об этом с бароном в более или менее шуточном ключе. А теперь оказывается, что оно тут действительно замешано.
Лето оперся спиной о стену, сложив руки на груди и слушая Микалину. Ему даже не пришлось задавать вопросов - она начала рассказывать все сама. Прояснять нюансы придется позднее, конечно, но такое желание сотрудничать ему очень импонировало. Что скрывать, Змей любил тех, кто переходит сразу к делу.
К концу своей истории баронесса уже едва сдерживала слезы, и ведьмак выдержал паузу, давая ей успокоиться. После чего криво усмехнулся и начал:
- Кривда. Этот человек как раз и рассчитывал, что вы не знаете всего об этом обычае. Право Неожиданности... Даже в названии это указано. Оно не работает, если требовать отдать что-то напрямую. Первенца ли, мешок золота или отару скота - неважно. Дающий клятву не должен знать о том, что он отдаст.
Он оттолкнулся от стены и подошел к баронессе.
Была еще одна деталь, касающаяся Права Неожиданности и детей, связанных Предназначением. Но в этом случае все было сложно. Речь идет о младенце.
- Но все-таки расскажи мне кое-что. Во-первых, точные слова клятвы, которую ты давала этому человеку. Во-вторых, какой срок он дал на выполнение клятвы. В-третьих, кто этот человек. Маг ли он, обычный человек, ведьмак? И я надеюсь, что ты не обещала или еще как-либо связывала себя обязательствами, когда он потребовал именно ребенка.
В теории, Микалина не должна волноваться о будущем своего ребенка, если этот таинственный незнакомец стребовал его не по правилам.
На практике все может оказаться куда запутаннее. И куда непригляднее.

+3

30

Поместье барона Хаймонта. Внутренний двор.

Бабка оказалась куда хитрее, чем предполагали сестры Качмарчик. Они уже и так и сяк её обхаживали, а старуха все равно водила носом и недоверчиво щурилась, словно видела наёмниц насквозь. А, может, так оно и было?  «Жуть», блондинка повела плечами, прогоняя мурашки, марширующие по её коже. «Если так и дальше пойдет, то пока мы хоть что-то узнаем, кто-нибудь уже в этом разберется!», только вот делать было нечего, ибо барон вряд ли бы обратил внимание на двух наёмниц, особенно сейчас, когда у него был ведьмак. «Надеюсь, нам не придется рубать дрова»,  большую часть жизни Вирра предпочитала филонить, шустро перекладывая свои обязанности на плечи старшей сестры.  Рина же не возражала, старшей Качмарчик нравилось хлопотать по дому, и, пожалуй, не случись в их жизни та самая трагедия, то именно она бы стала хорошей хозяйкой, способной быстро накрыть вкусный стол, если неожиданно пришли гости. Вирра же, а что Вирра? Блондинка с детства была крученая словно белка и не могла усидеть на месте ни пяти минут, куда уж тут хлопотать по хозяйству, когда в мире столько всего неизведанного!
   — Конечно же, поможем, бабушка! Грех вам не помочь! — Она вновь кривила душой. Пусть за последние годы наёмница и приобрела нужные для «выживания» навыки, вроде приготовления похлебки или ещё чего простого, но заниматься домашним хозяйством она по-прежнему не любила. Более того, Вирру пугала неизвестность, что именно взвалит на их плечи старушка? «Если курицу в последний путь справить, ощипать, да выпотрошить – это я запросто! А вот коль пирог испечь, аль ещё какое блюдо мудрёное, тут уж пусть Рина берется!». Пирожки и прочую сдобу Вирра предпочитала воровать, а не выпекать.
   — А пока мы идем… — Она ловко придвинулась ближе, осторожно беря старушку под локоток, и склоняясь над её ухом. — Может, поведаете нам, что же все-таки стряслось? — «Стрекотать», девушка перестала, переходя на почти что заговорщицкий шепот. В том, что старушка её услышит, наёмница не сомневалась, искренне считая, что бабуля слухом может потягаться с зайцем, а видит, поди, и вовсе лучше орла. «А то не встречали таких, и не знаем!».  — Пока будем мы убираться, да стряпать, отведайте все же моей настойки, по рецепту  древнему сделанной, что от матери к дочке веками передавался! — На самом деле, Вирра очень сомневалась, что рецепт сей малиновки, был главным достоянием её семьи. Более того, блондинка была уверена, что та самая прабабка его и придумала, ибо со слов отца слыла ещё той любительницей дурманящего. Впрочем, оно было неважно, ибо малиновкой и в самом деле можно было гордиться, что сестры Качмарчик, собственно, и делали. 
   — Нигде больше такого не встретите! — Вирра наивно полагала, что тянуть информацию из пьяной бабки, будет гораздо легче, чем из трезвой, а потому, разумеется, не без подачи сестры, пыталась навязать старушке хоть стаканчик, уже не злясь на перевод столь ценного продукта.
    «Ещё нагоню, как время будет. Главное, что было из чего гнать!», а вот с этим были проблемы, ибо сырьё стоило денег, а их у Качмарчик не было. «Ничего-ничего, сейчас поработаем, а там глядишь, и узнаем чего важного! Уж лучше бабка, чем у двери, словно псы бродячие околачиваться, в попытках разговоры нужные подслушать! Поди, барский дом не таверна какая, просто так с чаркой не постоишь. Поймают, сразу взашей погонят, да хорошо если просто взашей, а то ведь и плетей всыпать могут, за дела подобные!», о том, что «всыпать» могут не только плетей Вирра предпочитала не думать, продолжая медленно идти рядом со старушкой, старательно подстраиваясь под её шаг.
   — Как нам вас величать-то, бабушка? — Вирра не надеялась услышать ответ, а просто продолжала делать вид, что она приветливая девица, готовая помочь хрычовке исключительно по доброте душевной.   К её огромной радости, это было куда легче, чем ей представлялось ранее.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2016-06-18 13:13:23)

+3


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Всё, что ты пожелаешь