Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1265 г, 23 апреля] Королевство кривых зеркал


[1265 г, 23 апреля] Королевство кривых зеркал

Сообщений 61 страница 90 из 108

1

Время: 1265 год, 23 апреля
Место: Третогор (и его окрестности), Редания
Описание: неладно что-то в Реданском королевстве. Говорят, что на короля напали. Говорят, что короля убили. Поговаривают, что убили его собственные министры во главе с Филиппой Эйльхарт и Сигизмундом Дийкстрой. Иначе, почему именно они руководят государством в тот самый момент, когда Визимир Третий находится в "отъезде"?
Народ беспокоится. Народ волнуется. Народ ищет спасения и находит его в вине да пиве, зачастую теряя человеческий облик наяву.
Неспокойно в Третогоре: вводят комендантский час, вводят новые налоги, а по улицам шастают темерцы.
Зыбкий привычный мир покачнулся.

+1

61

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

Каково это - быть королем? Наверное, не просто. Сигизмунд Дийкстра не знал, каково это - быть монархом. Зато шеф реданской разведки прекрасно знал каково быть на пару шагов впереди монарха.
Нет, Визимир из Редании не был плохим королем: он не был тираном, не был самодуром, не славился скверным характером и расисткими убеждениями. Король не был слюнтяем и слабаком, за которого все решали его министры и чиновники. Но прозорливости ума ему зачастую не хватало. И именно тогда на помощь приходили Филиппа Эйльхарт и Сигизмунд Дийкстра.
О, шеф реданской разведки прекрасно помнил тот день, когда он и Филь впервые стали украшением в короне Визимира. Помнил он и чудесный запах духов и то, какой покрой да вырез были на платье чародейки. Кажется, помнил вкус её губ. Такой, из другой жизни.
Как давно это было?
Целую вечность назад.
Сейчас оставалась лишь суровая действительность и монарх, висящий на грани между жизнью и смертью.
Их пропускали беспрекословно. Стражники лишь изредка бросали недоверчивые взоры на зерриканца, но отступали, завидев шефа разведки.
"Провал", - подумал Сигизмунд. - "если бы они околдовали меня, то ни один из стражников нас даже бы не остановил. Позор."
Позор закончился у опочивальни монарха.
Войдя внутрь первым, шеф разведки убедился, что чародеям ничто не помешает. И никто: ни королева, ни маленький сын Визимира.
Только затем Дийкстра впустил чародеев, недобро и даже строго глянув на Шаддама.
"Не вздумай шутить, зерриканец. На карту поставлено слишком много".
- Визимир II, дамы и господа. Законный правитель Редании и владыка Трех Ключей.
Правитель, чела которого уже коснулось время, а виски посеребрила седина, был румян и свеж лицом, на труп не походил и дышал ровно.
Словно бы заснул крепким и прекрасным сном.
Беспробудным.
- Я ещё вам нужен?
"Или чародейские таинства меня не касаются?"

23 апреля 1265, улицы Третогора.

А на улицах, что было весьма странно -всё начало стихать. Люди стали успокаиваться, а в двери храмового дворика ломилось всё меньше и меньше желающих. Словно кто-то невидимой рукой взял и заставил странную музыку, до этого момента тревожившую сердца, замолкнуть.
Солдат, которого Филиппа Эйльхарт оставила у спуска в канализацию и который после познакомился с чарами юных (или не очень?) прелестниц Редании, встряхнул головой.
Несчастный стражник совсем позабыл зачем он здесь и для чего.
Пожав плечами, парень, бряцая доспехами, отправился во дворец, смутно припоминая то, о чём ему было велено сказать.
О чём же?
Нет, не вспомнит!

Канализации

Когда разгадка ближе, то и шаг легче!
Это самое чувство могло подстегивать Филиппу Эйльхарт идти вперёд, переступая через мусор, бредя по колено в воде и не боясь испачкать одежду или замочить ноги.
Это самое чувство могло подстегивать и странную художницу Агнию, которой нет-нет, да хотелось ускориться, да очаровать одного из стражников, вонзив острые клыки в податливую шею и испить кровь.
Это лишь желания.
Они не всегда приводят к действию.
Наверное, именно желание привело Филиппу Эйльхарт к самой обыкновенной и простой канализационной стене: вся в трещинах, кое-где покрылась мхом и плесенью.
И сухая. Теплая на ощупь.
Едва ли не единственная во всей канализации.
Разве так бывает?
Это вряд ли.
Пожалуй, всё бы кончилось прямо здесь и сейчас, если бы один из стражников не чихнул.
Громкий звук взлетел под арочный потолок, перекликивая эхом и
И в ответ на этот громкий звук раздался звук ответный.
Страшный.
Хлопанье крыльев и шипение, напоминавшее отчасти и клекот петуха.
За спинами солдат (и, что естественно, почти прямо перед одной заинтересовавшейся художницей) с потолка спикировала крылатая туша.
Кокатрикс, помедлив с мгновение, ринулся на одного из солдат с единственной мыслью - растерзать.

Темницы замка в Третогоре, 23 апреля 1265 г.

От неожиданного вопроса реданец замер.
Мучительное выражение лица несчастного говорило о том, что парень пытается что-то вспомнить, что-то ещё, что интересовало темерца, но всё было тщетно.
Несчастный солдат отрицательно покачал головой.
- Не... не помню. Помню её. Вот прямо как передо мной стоит, а кто такая - диавол её знает! Но ведь где-то же я её видел... только где?
Реданец мучительно кусал губы, морщил лоб и вращал глазами.
Этим же самым занимался и его смышленый сокамерник.
Блаженный, глумливо переводя взгляд то с товарищей по несчастью, то на темерцев, неожиданно хохотнул.
- А девку где сыскать нам смочь: иди в бордель, парень! Иди в бордель! - затянул несчастный нескладную песенку.

+5

62

Король оказался совершенно не таким, каким его представляла Лидия. Она не стала ждать особых приглашений и сразу после слов графа уверенно прошла к кровати короля. Ее взгляд изучал лицо королевской особы.
«А говорят, что возраст только красит мужчин», Лидия поморщилась и выпрямилась, отзываясь на слова графа.
- Как пожелаете, граф. Но чародеям пора научиться доверять. Даже если вы видите их впервые в жизни.
Не дожидаясь ответа, чародейка уверенно вернулась к королю. Судя по тому, что она наконец-то увидела, можно было сделать вывод. Проклятие – это точно. Сама Филиппа и Шаддам были правы. Проклятие до сего времени было совершенно не знакомо нордлингской чародейке. Но состояние короля было удивительным. Никаких признаков болезней, никаких признаков травм, ранений – ничего. Организм его был здоровее здоровых.
- Меган, у тебя есть какие-нибудь выводы или предположения? – не спеша с вынесением ошибочных вердиктов, Лидия обратилась к коллеге, поднимая янтарный взгляд.
Пока чародейка не дала ответа, ван Бредевоорт так же обратилась с вопросом к Шаддаму:
- Мэтр Шаддам, я думаю, что самое время приоткрыть завесу тайны, скрытой в гримуарах, коими вы обладаете. На обычное проклятие, брошенное каким-то магом это явно не смахивает. Скорее многоступенчатое. Король полностью здоров, возможно, даже видит прекрасные сны. Если же попытаться вытащить его без характеристики проклятия, дело может закончиться скверно. А прекрасная королева Гедвига станет вдовой.
Применив лишь самую малость магии, ван Бредевоорт убедилась в своей беспомощности перед проклятием.
«Дебил Риенс», совершенно не по чародейски подумала женщина, «если бы не его действия, мэтр был бы здесь и предложил хоть что-то толковое».
После несчастного случая, чародейка старалась быть максимально осторожной с магией, которую не понимает. То, что овладело королем являлось… не менее чем шедевром. Это как спутанный клубок ниток, внутри которого лежит бриллиант. И разрезать клубок нельзя, в таком случае самый крепкий камень в мире развалится и от него останется пыль. Достать тот самый драгоценный камень можно будет, лишь распутав каждый узелок, сохранив нити.
Раздумывая о возможных действиях и событиях, Лидия внимательно смотрела на чародеев. В каком-то смысле ее больше интересовал гримуар, нежели чем возможность разбудить короля. Книга, о которой изначально вещал Шаддам, завлекла одним названием. Если же так, то что там могло быть в содержании?

+6

63

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года. Канализации под Третогором.

Источник магического импульса был где-то здесь. Если кто-то что-то и прятал, то делал это крайне небрежно. След бывало обрывался, но требовалось лишь увеличить радиус поиска, как он тут же находился.
Стражники шли следом, зорко и трусовато озираюсь. Сюда даже лучшие солдаты порой боятся заходить, а тут их сюда созвали. Лишь капитан стражи вел себя достаточно хладнокровно.
Но все было тихо. Даже утопцев, что порой здесь попалались, не было видно. Даже сканирование ничего не давало. Что-то могло их отпугнуть. А, значит, могло не отпугнуть тварей посерьезнее.
След вновь оборвался, но стена рядом была теплой и сухой. Это оно, сомнений быть не может. Пора положить этому конец.
- Разойдитесь, - поправляя полы замоченного платья, велела Филиппа.
Стража рассредоточилась, а чародейка начла формировать силовую волну, чтобы разнести эту стену к чертям.
Но тут один из солдат чихнул, чего было мало для нее, чтобы нарушить концентрацию. А вот шипение и хлопанье крыльев заставило прерваться и выпустить накопленную силу выше, отчего с потолка посыпалась каменная крошка.
Котакрикс... теперь Эйльхарт жалела, что рядом нет хоть какого-нибудь ведьмака...
Первый солдат с распоротой грудной клеткой упал как подкошенный. Крепкие черные когти разобрались с кольчугой так, будто той и не было.
Следом за ним погиб и второй.
- Построиться! Выставить щиты! - скомандовала Эйльхарт, пытаясь на скорую руку создать барьер.
Но солдаты запаниковали, поднятые щиты не могли противостоять силе зверя, а мечи с алебардами оставляли незначительные раны на чешуе рептилии.
Ее прикрывал капитан стражи. Он пал последним, чародейка сосредоточилась на том, чтобы убить тварь, а не на том, как сохранить жизни.
Практически отступив к стене, которую она собралась снести, Эйльхарт, наконец, закончила заклинание. Мимо... То, что должно было покрошить тварь в мелкий фарш, пролетело над ней - умная рептилия успела пригнуться. И полетела в девушку, которая из ниоткуда взялась позади.
Прежде чем женщина оказалась разорванной на куски, она успела прошептать заклятие и оказаться около левой стены. И твари в бок тут же воткнулась огненная стрела, которая еще и разорвалась, развороча ей половину бока. Но не убило...

+5

64

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

По пути в монаршию опочивальню Шаддам ловил на себе множество косых взглядов. Нет, не подумайте - у королевской стражи было множество причин помимо весьма необычного внешнего вида зерриканца, чтобы уделять его скромной персоне столько внимания. Например, долг, велящий им охранять жизнь и здоровье короля, его семьи и прочих сопутствующих лиц.
Что ж, король, оказался человеком довольно хорошо сохранившимся, учитывая то, какая варварская здесь была медицина и алхимия. Благородная седина уже затронула его волосы, но лицо ещё не приобрело оттенка старости. Ещё не усохли соединительные ткани и не проявились глубокие морщины...
Король, словно бы спал глубоким спокойным сном, в дыхании не слышалось помех или задержек.
- Хм-м... Его не хотели убить магией, его хотели лишить возможности спастись. Но почему тогда семья его проснулась, а он - нет?
Делать предварительные выводы на основе сугубо визуальных и логических заключений пироманту было не с руки. Слишком уж велика цена возможной ошибки.
- Мэтр Шаддам, я думаю, что самое время приоткрыть завесу тайны, скрытой в гримуарах, коими вы обладаете. На обычное проклятие, брошенное каким-то магом это явно не смахивает. Скорее многоступенчатое. Король полностью здоров, возможно, даже видит прекрасные сны. Если же попытаться вытащить его без характеристики проклятия, дело может закончиться скверно. А прекрасная королева Гедвига станет вдовой.
Чародейка не говорила, она общалась только ментально. Что ж - это её дело, почему она не общается традиционным способом.
- Одну минуту, уважаемая госпожа Бредевоорт - за гримуаром мне придётся вернуться к своему сундуку. Это не займёт много времени, уверяю вас.
Да, много времени перемещение в комнату постоялого двора у Шаддама не займёт. После некоторых неприятных событий в Вердэне, когда пиромант чуть не лишился своих вещей по причине недобросовестности возниц, он принял кое-какие меры.
В частности - разместил в сундуке, среди прочих вещей, небольшой магический маяк - обсидиановый тетраэдр с вырезанными на нём магическими символами. Таким образом, проблема точности телепортации отпадала и маг всегда мог узнать, где находятся его вещи. Учитывая, что дверь в комнату он запечатал, то они всё ещё были там.
Но собраться с мыслями и сконцентрироваться было необходимо всё равно. Плюс - необходимо было позаботиться об обратном перемещении. Поэтому, вскоре, на полу в углу и смежной с ним стене красовались две шестиконечные звезды и несколько сопутствующих им магических знаков. Закончив рисовать руками, а точнее - коптить, внеся в помещение толику характерного запаха, знаки на стене - пиромант встал в центр напольной звезды и лицом к настенной.
Оба символа должны были сыграть роль координат, чтобы упростить процедуру обратной телепортации до минимума. Маленькая зерриканская хитрость...
Спустя несколько минут неподвижного стояния в центре начерченной пиромантом звезды, оный исчез в языках пламени.
Как всегда на мгновение провалившись в никуда, как телесно так и умственно - Шаддам материализовался в снятой им комнате. Ускоренная процедура подготовки к перемещению - дала о себе знать. Пиромант, хоть и не оказался зажат в стене и не застрял в потолке, но появился аккурат в полутора метрах над полом и стоящей на оном табуреткой.
- Hara!* - ругнулся в сердцах, упавший на табуретку маг. Но ещё больше он был разочарован, когда взглянув на заставленный мензурками, колбами и перегонными кубами стол - вспомнил о прерванной работе. Всё придется начинать сначала...
Сняв и вновь наложив защитные чары на сундук, чтобы открыть, а потом закрыть ещё один механический замок и вынуть, наконец большую, толстую книгу в грязно-буром переплёте, усиленном по краям слоновой костью с магической резьбой и многочисленными магическими и алхимическими символами. Штучное изделие, настолько же опасное, насколько прекрасное в своей мощи. Окантовка из слоновой кости, страницы из белейшей бумаги, основания из чёрного дерева обтянутое кожей еретика и замки из метеоритного металла. Совершенный хранитель информации...
Но тяжеловат...
Помимо собственно гримуара, Шаддам прихватил с собой чернильницу, стопку чистых бумажных листов и вынул из походной сумки алхимический справочник на случай, если какие-то символы ему покажутся непонятными или незнакомыми.
Обратный телепорт занял времени ещё меньше, чем первый - значительно упростили дело заранее начертанные печати, соорентировавшие чародея в пространстве.
Пиромант вновь появился перед чародейками в языках пламени и молча положил захваченные с собой предметы на один из столов. Замки книги, под тихое чтение отпирающего заклятия, были открыты и всем присутствующим теперь открылось великое множестов самых разных символов, рун, пента- и гексограмм, а также - гравюр и геометрических фигур: крестов, тетраэдров, икосаэдров, солнцеворотов...
- Позвольте вам продемонстрировать, госпожа Сванн и госпожа ван Бредевоорт - "Magnus liber de desperatione", труд, настолько же монументальный и величественный, насколько и опасный...

*

"Дерьмо"

Отредактировано Шаддам Салит "Саламандра" (2014-08-30 16:21:53)

+6

65

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]Ее пугали эти люди. Эти трое, разбитые, раздавленные своим невольным предательством, выросшим из зависти и жадности. А особо пугал тот, что тихо молился в углу. На сколько надо любить своего короля, чтобы так убиваться и каяться? Или это всего лишь страх перед смертью? Как нынче в Редании карают государственных изменников? Жестоко, наверное.
Бьянке этот страх был непонятен. Да, она боялась умереть. Да, она боялась предать. Но не короля. Не короля своей родной страны. Кто для нее Фольтест?  Никто. Символ, фигура в короне, виденная лишь издалека. Не за него она готова была идти на смерть. Да и не только на смерть. На все, что угодно.
Она стояла и слушала, ловила детали, пыталась понять, что же произошло. Разбитые бутылки, голубоглазая эльфка, сворованное у них, темерцев вино. А ведь попади оно по адресу, она тоже пила бы. Вино – это вам не водка и не пиво, вино она любила в той мере, в которой может его любить девчонка, которой хорошее вино если и попадалось пару раз в жизни, то в очень небольших количествах. Пила бы и превратилась в то, во что превратились реданцы.
Сердце Бьянки сжалось. Эти трое несчастных заслуживали не кары, не презрения, а сочувствия и благодарности. За то, что пожадничали и спасли темерцев от такой судьбы. Сердце ее сжалось во второй раз, когда она встретилась взглядом с умалишенным солдатом, все бормочущим молитвы.  Его вскрик и треск разрываемой ткани остро резанули слух.
Девушка отскочила назад, когда безумец кинулся к ней. Спина уперлась в холодную каменную стену. Чего ей бояться? Вокруг стражники, да и Роше рядом, не дадут ее в обиду. Но она все равно боялась. Не знала чего и боялась.
Сердце бешено колотилось, пальцы пытались цепляться в стенку, взгляд метался между протянутым дрожащей рукой даром и командиром. Вернон кивнул. Разрешал. Бьянка медленно и осторожно потянула амулетик, освобождая его из цепких прохладных пальцев.
- Спа… спасибо… - прошептала она, еще больше вжимаясь в стену.
Ей хотелось одновременно и обнять этого несчастного, забывшего себя человека, и убраться от него подальше, не смотреть, не чувствовать, не думать о том, кого и почему он в ней увидел.
К счастью, допрос был окончен. Роше вышел, Бьянка поплелась за ним, борясь с головокружением и тошнотой. Ей было страшно и тревожно. Только маленькая пластинка с гладким темно-зеленым камушком посредине согревала ладошку, успокаивала.
Девушка пару раз испуганно моргнула, уставилась удивленно на командира. Он ее спрашивал. Спрашивал ее мнения. Интересовался, что она думает. Допускал, что у нее есть мысли и эти мысли могут быть полезны. Она вновь разволновалась, и на бледном от недавнего испуга лице проступил яркий нездоровый румянец.
- Я… - она так боялась его разочаровать, ляпнуть какую-то глупость, - думаю… - пальцы непроизвольно теребили амулет, - он пел о борделе… Он сумасшедший, ему нельзя верить, но ведь солдаты… они действительно могли видеть ту эльфку в борделе. Там ведь много красивых… девушек.
Она запнулась, поражаясь, как могла наболтать столько бреда. Посмотрела себе под ноги, кашлянула. Потом опять глянула на Вернона и прошептала тихо-тихо, самими губами, как будто кто-то мог подслушать их среди этих крепких толстых стен, сквозь которые даже стоны узников не всегда проникали:
- Зачем кому-то подставлять именно нас?

+7

66

Громыхая железом и громко хлюпая ботинками, стражники позволяли Агнии приблизиться к ним и к чародейке на очень близкое расстояние. Увидеть, а тем более учуять ее они тоже не могли - в канализации было темно, а ароматы сточных вод, которыми, кстати, пропитались все туфельки, даже Агнии забивали нюх напрочь. Вампирка тихо кралась за отрядом, наблюдала, мысленно похихикивала, сглатывала слюну - пусть и с оружием и в железках, а парни-то были ничего так, у таких кровушка бывает вполне, вполне... и всё бы ничего, если бы не одна бестолковая ящерокурица.
- Ййиии! - взвизгнула Агния, отскакивая от хлопающей крыльями бестии и махая руками. Бухнуло, затрясся потолок, бестия ломанулась на солдат, Агния в другую сторону, отступила, зацепилась ногой за мусор, едва не хлопнулась жопой в зловонную лужу. Взмахнув руками, вампирша едва-едва успела восстановить равновесие, как тварь с громким хлопаньем крыльев снова поперла на нее. Агния пригнулась, приготовившись драться. Без оружия это было немного проблематично, вон у стражников и магички и с оружием-то вышло так себе, но...
Свистопляска продолжалась. Сверкнуло. Получив хорошего магического пенделя и заодно лишившись части бока, кокатрикс ускорился, но полетел прямо в ручки Агнии уже не столь уверенный в своих силах и не столь здоровый. Приободрившись, вампирша взвигнула, вскочила, оттолкнулась от относительно сухой кучи мусора, и приземлилась ногами прямо на не ожидавшего такой подляны кокатрикса.
- Ты на кого... - запыхавшись, произнесла Агния. Стоя на одном колене и удачно хватанув шею бестии двумя руками, она с силой мокнула голову кокатрикса в мутные, грязные сточные воды, - на кого, паршивец... батоном шуршишь?
Кокатрикс трепыхался и явно хотел что-то ответить. Но не мог. Похоже, чародейка неплохо его поджарила.

Отредактировано Агния (2014-09-04 14:29:21)

+4

67

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Храмовый дворик

Несправедливые люди - злые.
Не любят они краснодюда, бьют бородатого. Ну, может, как не любят: не уважают. Не все, но большинство.
За отбитую голову было обидно. За поколеченную спину - обидно вдвойне
Как ни странно, но за краснолюда вступился Йол. Тот самый Йол, которого однажды уже "приголубили" ведерком, а он и зла не помнит - всем бы людям, курва мать, таким быть!
Ворота хрустели, трещали и плакали на сотни голосов. Золтан им вторил, покрывая жриц, ворота и тех, кто в эти ворота ломился, матом.
Спустя пару мгновений через стену полетели камни и палки. К счастью для краснолюда и наемника, летело все это дело мимо них и вряд ли могло причинить какой-либо вред.
- Держи, Йол! Держи, а то порвут!
Наверняка, порвали бы, но всё обошлось.
Неожиданно всё затихло, словно ничего и не было.
Поток камней и палок прекратился, а ворота, неожиданно ослабшие, едва не рухнули под весом наемника и краснолюда.
Удивленный Золтан взглянул на товарища, затем повернул голову к жричкам, словно бы спрашивая объяснения. Напрасно.
- И что это было? Что-то мне совсем не хочется выходить отсюда.

+3

68

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

- Одну минуту, уважаемая госпожа Бредевоорт - за гримуаром мне придётся вернуться к своему сундуку. Это не займёт много времени, уверяю вас.
Лидия учтиво кивнула головой и с куда большим интересом стала наблюдать за зерриканским магом. Все действия и следования мелочам действовали словно гипноз. Сама чародейка пользовалась телепортом с легкостью, хотя порой своеобразные «пересадки» выматывали, и можно было смелым образом отойти от заданных координат на добрые несколько километров.
Янтарный взгляд внимательно изучал «рисунки», создаваемые так аккуратно. Удивительная, почему-то непривычная магия даже заставила помощницу главы Капитула забыть о том, что по правую руку лежит сам король Редании.
Правда лавры вскоре вернулись к тому. Зерриканец исчез, а чародейка повернулась к Меган и пожала плечами.
- Интересная магия, - ее голос звучал так, словно бы истинный ценитель всего нового встретил никогда прежде не виданное, - я еще не видела зерриканцев. Даже от этого телепорта веяло той самой разрушительной силой огня. Но что ж… ваше величество.
Лидия поклонилась спящему королю и размяла руки.
Изначально она провела небольшое сканирование повторно. После – попыталась разобрать магию, окутавшую властителя кусочка земли, на части. Каждая из новых ступеней казалась запутанной, но словно бы зависшей после неверной трактовки того или иного заклинания.
Что вообще Лидия помнила про проклятия? Она прекрасно знала, что такие заклинания требовали особой подготовки и безмерного владения Силой. Одна из самых опасных форм магии, порой при неверном движении и слове способная «вернуться» в ответ проклинающему.
Чародейка не терпела эту магию, считая ее грязной.
«Ты не проснулся один из всех… живой, здоровый, даже слишком здоровый для такого возраста…», чародейка выпрямилась.
Пока зерриканец не вернулся, она приподняла подушку, заглянула под кровать, осмотрела все вещи в помещении и вновь вернулась к сладко спящему.
- Может, уснул как в знаменитой сказке? – чародейка посмотрела на Меган и улыбнулась глазами, цитируя строки из книжки, – «А разбудить его может лишь поцелуй. Истинный поцелуй любви».
Отмахнувшись после сказанного, женщина резко обернулась. Зерриканец явился в королевские покои с различными предметами и причиной телепортации – увесистой, старой книгой.
- Позвольте вам продемонстрировать, госпожа Сванн и госпожа ван Бредевоорт - "Magnus liber de desperatione", труд, настолько же монументальный и величественный, насколько и опасный...
Ван Бредевоорт наконец-то оторвалась от косых взглядов на книгу и посмотрела в глаза зерриканцу. Ее сжирала зависть. Откуда у него такие книги? Безумно хотелось притронуться к таковой, пролистать старый пергамент, изучить все руны, символы, пентаграммы – все, что содержала в себе эта книга, наконец-то раскрытая Шаддамом.
- Полагаю, что без Вашей помощи мы мало что сможем перевести, мэтр Шаддам. Проклятие, наложенное на Его Величество, имело честь не вернуться «откатом» к создателю. В нем есть лазейка, но уловить ее не представляется возможным. Она ускользает, стоит только нащупать таковую. От различных амулетов, ведьмовских побрякушек комната пуста. Единственное что меня может смущать – этот идиотский старый подсвечник, - Лидия поморщилась. – И… вы давно в Редании, мэтр Шаддам? Если да, то не спросить Вас будет ошибкой. По городу прокатилась сногсшибательная волна магии. По дороге к замку она ощущалась чрезмерно сильно.
Чародейка вопросительно изогнула бровь.
- Эти совпадения могут быть причастны к той же магии, от которой спит наш король.
Правда не ее и не зерриканца явно.
- Без поддержки снимать проклятие нельзя. Оно может отозваться. Такое ощущение, что кто-то хотел его не только усилить, но и защитить…
Такое она видела впервые, посему сказать что-то определенное не могла. Чародейка с безразличием глянула на короля, чьи волосы тронула легкая седина. Как же ей было плевать на короля и как же было интересно узнать о данном проклятии как можно больше…

+5

69

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Филиппа краем уха услышала чей-то визг, стоило твари появиться. Но то, что она не визжала, женщина была абсолютно уверена. А из сопровождавших ее стражников фальцетом никто не говорил. Если только котакрикс не успел кому-то заранее откусить причинные места...
Завязавшийся бой напоминал кровавую баню. Но после Соддена и множества других битв как-то уже не впечатляет. То, что стражники погибли, не вызвало у чародейки и доли эмоции. Это их работа, а то что городские власти такую тварь в канализации пропустили, так это городничие и виноваты. Ух она им устроит разнос, как только выберется отсюда...
Но сначала нужно разобраться с проклятой ящерицей. Девушка, что оказалась неожиданно в гуще событий, оказалась еще и нечеловечески ловкой. И сильной, раз так сумела "унизить" тварь напоследок... прежде чем Эйльхарт выпустила еще одну стрелу, и его голова взорвалась, обдавая кровавыми ошметками оседлавшую его незнакомку.
Дальше чародейка действовала абсолютно на автомате. Выставить защитный барьерА потом и огненный шар в руке появился, заодно прекрасно освещая лицо неожиданной гостьи.
Поначалу она показалась ей просто девушкой, невесть как сюда попавшей. Но иметь такую реакцию, чтобы умудриться увернуться от котакрикса, да еще и так унизить.... Но нет, на вид вполне человеческое одеяние, да и клыки нарочито изо рта не торчат. Но точно не человек. Это плохо. В таком тесном пространстве у нее преимущество. А барьер вряд ли продержится долго при атаках твари. А если она еще умеет принимать другую форму... у Эйльхарт похолодело внутри. Умереть здесь, вот так бездарно... летописцы долго будут смаковать подробности этой истории, красочно расписывая дела давно минувших дней.
- Кто ты? - решила пойти на диалог Эйльхарт. - Ты с культом львиноголового паука? - ага, конечно, так она и признается. - Не советую приближаться или делать какие-то резкие движения. Надеюсь, ты знаешь, кто я, тогда сразу поймешь, что шутить я не собираюсь, - голос чародейки не дрожал, звучал четко и отдавал металлом.
Хотя, черт его знает, как у нее с образованием. Да и политикой не все интересуются. Поэтому наверняка разговор будет очень коротким...
Снова странные события... снова вампир... снова ведьмак... история повторяется.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2014-09-09 15:41:38)

+4

70

- Тьфу, тьфу, тьфу, зар-раза! - вампирша старательно отплевывалась, ругаясь и вытирая лицо платочком с шеи. Платочек вообще пришлось развязать, чтоб найти более-менее чистую сторону. Вытерев лицо и руки, Агния брезгливо бросила теперь уже грязную тряпку под ноги, и глянула на чародейку раздраженно. Аккуратнее, что ли, нельзя было кидаться этими ее молниями? Спасибочки, что еще в кокатрикса попала. Спасибочки, что еще в кокатрикса целилась!
О, да теперь она могла бы поцелиться и не в кокатрикса. Пока Агния отплевывалась от нечистот и остатков бестии, чародейка даром времени не теряла. По ее суровому лицу и боевой стойке с огнями наперевес можно было заключить, что она или знает, или очень хорошо о чем-то догадывается.
- Тьху ты, напасть, - вполголоса выругалась Агния, потом пнула тушку во всем виноватой ящерокурицы. Кокатрикс отнесся к пинку более чем равнодушно. Оно и понятно - когда голову сносит, на такие мелочи внимания уже не обращаешь.
- Дайте угадаю, - шмыгнув носом, Агния вытерла лицо уже рукавом, относительно чистой его частью, - вы какой-то там великий магистр магической магии и вообще крутотень зазаборная, коя от подзаборной весьма отличается. Ага, я слышала, что у вас вообще хреново с чувством юмора. И что за, нафиг, пауки? - вампирша наклонила голову и прищурилась. - Что тут вообще происходит? Тут что-то недавно так шарахнуло, что у меня до сих пор в ушах звенит. И я не про эти ваши танцы с кокатриксом. Вон у бабки моей знакомой все банки с вареньем полопались, а алхимик с соседней улицы вообще чуть свой нужник в золото не превратил. Оно бы и хорошо, только чуть не считается, - Агния, конечно, заливала, но суть ее речи была ясна. Она, по крайней мере, так надеялась.
- И чего это вы так раскочевряжились, госпожа чародейка? - добавила вампирша любознательно. Поза чародейки на самом деле была вполне приличная, но очень уж демонстративно грозная. - Больно-то вы мне нужны, у нас даже, похоже, интерес общий, а эту стенку мне не снести. Смекаете?

Отредактировано Агния (2014-09-09 09:40:35)

+2

71

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Филиппа искренне недоумевала, что происходит, наблюдая за новым лицом в этом театре абсурда. Девушка, которая с легкостью завалила котакрикса, теперь отплевывалась и брезгливо пыталась избавиться от его останков, что облепили лицо и одежду. Эйльхарт тоже была чистюлей, но слишком часто приходилось бывать в различных переделках. Поэтому во всяких серьезных передрягах она не обращала внимания на грязь и дискомфорт...
Что она в таком случаее здесь вообще забыла?
Прикивать и заставлять проявлять к себе уважения чародейка не стал. Овчинка выделки не стоило, ей было плевать на мнение незнакомки. Важнее то, какие у нее намерения.
Поэтому женщина продолжала молчать, благо девушка болтала без умолку, рассказывая все, даже не нужно было задавать вопросов. Значит, она тоже чувствительна к подобным всплескам? Может, тоже чародейка? Нет, не похоже, нет в ней никакой магии. Да и самый тренированный чародей не способен на такие трюки.
Но о пауках она действительно знать и не могла... или просто пытается задурить голову, а на самом деле пришла сюда из другого туннеля, чтобы разобраться с ней и стражниками. Вот только котакрикс неожиданно выпрыгнул. Нет, не сходится. Территории таких тварей весьма заметны, ей проще было дождаться, пока он с ними расправится, чем вмешиваться.
- Так и сидела бы у знакомой бабки, - процедила Филиппа, не собираясь тушить огненный шар. - Ты сюда пришла не просто так. Если не по мою душу, так зачем?
Может, им и удастся разойтись миром. Хотя вряд ли. Уж слишком много здесь совпадений... неудачных совпадений.
- Что же ты забыла за этой стенкой? - скептически поинтересовалась Эйльхарт.
Может, удастся случайно вытянуть что-нибудь полезное. Вообще по хорошему следовало убираться отсюда и звать уже не отряд стражи, а целую армию, чтобы зачистили здесь все. Хотя, учитывая предчувствия, наверху сейчас тоже не все гладко. Опять придется решать проблемы самой...
Или все-таки использовать незнакомку? Это крайне опасно, пусть та весьма симпатична и мила на вид. Зная себя, она предполагала, что такие как раз наиболее опасны.

+2

72

- Йей-йей, знаете, сколько труда было вложено в то варенье? - капризно покачала головой Агния. - Надо разобраться, вдруг еще раз жахнет!
Чародейка ей уже не нравилась. Такая вся серьезная и подозрительная. Прям такая же подозрительная, как сущеная вобла в мокром темном углу, покрытая мягкой коркой плесени. Не пробуй на зуб и даже не тронь - отравишься.
- Фе на вас, госпожа чародейка, - прям так взяла и высказалась вампирша. - Вас-то по что-то понесло в это премилое место? Че, по-вашему, другим не может быть интересно? Вы эт, не дергайтесь, я проверю, вдруг тут кто еще лапти недоплел.
Она склонилась над ближайшим телом. Вывернутые внутренности, кровь. Не жилец. Второй, повреждения не столь явные. Пульса нет. Оно и не диво - с такой-то раной на шее.
- Вот я чего не пойму, на кой ляд птичке столько мяса? - ловко сменила тему разговора вампирша. - Лопнет же, или подавится. Может, он тут не один, а? - она глянула вверх, краем глаза продолжая наблюдать и за магичкой. Мало ли что, вон какая та нервная. - Возьму-ка я вот этот ножичек, - Агния принялась снимать с пояса стражника пояс с длинным ножом. - Мне нужнее, а ему как бы и ни к чему. Ну так чего, госпожа чародейка? Как гриццо в сказках, биться будем или мириться? - Агния сделала немного дирижерский жест рукой, какой использовали в Оксенфурте, говоря о высоких материях или там музыке. - Давайте-ка сразу продумаем тактику поведения, не люблю, понимаете, неопределенности.
Использование слова "гриццо" было для Агнии технической ошибкой. Уж очень его произношение, пусть на короткий миг, открывало клыки.

+2

73

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Филиппа не верила в случайности. Но и к Предназначению относилась с огромным скепсимом. Может, оно и есть, но это не более чем то, что называется простым словом «судьба». Чародейка считала дураками тех, кто слепо следует ему. Редко кому удавалось, действуя напрямик, получить желаемое и сохранить жизнь.
А у Филиппы получалось. Бывало со скрипом, но чаще всего получалось. И она оставалась жива. Пока что. Но умирать в канализации точно не входило в ее планы, каким бы ни было чертово Предназначение, которого нет.
Но вот такие вызывающие манеры незнакомки выводили из себя. А нервы и так на пределе. Неужели все настолько плохо в Редании? Может, следовала выбрать Ковир, чтобы не знать лишнего горя и спокойно заниматься своими делами? Следовало лишь горестно вздохнуть от вида упущенных возможностей...
- Это не твоя забота, - отрезала Эйльхарт. – Это дело магии и высшего руководства Редании.
Огненный шар продолжал гореть в руке, но все-таки не обжигал, лишь ласкал пальцы, будто успокаивая.
- Умерь свое любопытство, дитя, - с ноткой нотации хмыкнула чародейка.
То, что она старше, было вне сомнений. Пусть девушка и не человек, но нет этой вековой умудренности опытом. Такие существа держатся по другому, говорят по другому. В зависимости от своего характера, конечно, но рыбак рыбака видит издалека.
Пока девушка решила заняться трупами, женщина переменила заклинание с огненного на освещающее округу. Скорее для себя, ведь незнакомка как-то бродит по темным туннелям.
Но барьер все же оставила, не списывая со счетов возможную опасность.
- Ты бы хоть постыдилась заниматься при мне мародерством... – чуть проворчала женщина и двинулась к той теплой стене.
После слов собеседницы она повернулась и увидела клыки. Нехорошо... очень нехорошо. Но ум уже начал продумывать варианты. Раз незнакомка такая любопытная, почему бы не использовать ее как таранную силу? Это лучше, чем вызывать панику у населения, собирая армию. Да и времени меньше.
Вот только насколько ей можно доверять?
- Если ты такая любопытная, не буду мешать. Но советовала бы тебе убраться отсюда, скоро здесь будет жарко... – притворство, не более.
После чего сконцентрировалась и пробила силовым ударом достаточно хлипкую, пусть и каменную, стену. Даже перестаралась, снесла небольшую колонну, что находилась прямо за ней.
- После тебя... – отошла в сторону чародейка.

+2

74

- Ой-йой-йой, - поморщилась вампирша при словах о мародерстве. Нет, ну в самом деле, ножик ей нужнее. Мало ли, с чем теперь придется столкнуться. А совсем с голыми руками да на неизвестную опасность... лучше уж без штанов по бедняцким кварталам бегать. Конечно, если бегаешь ты быстро.
- Я уже почти передумала, знаете ли, - глянула вампирша на чародейку, как только та стала такой покладистой и прям с доброй душой пропустила ее вперед. - Ну, коль так.
Она в самом деле пошла вперед, совершенно спокойным прогулочным шагом, хоть шлепать приходилось по грязи и жиже. Переступая через тела, Агнесса поморщилась с досадой и покачала головой. Не дело было оставлять их вот так, здесь. Утопцы, кокатриксы, прочая живность... семьи имеют право получить тела в относительной целостности, а не с вывернутыми кишками и обглоданными лицами.
Люди жили так мало. Некоторые из стражников были младше ее самой, а уже считались зрелыми мужчинами. Раньше. Теперь-то они считались вполне зрелыми трупами. А всего-то один-два удара. Как жаль.
"Хоть глаза не будет слепить своим светом", - подумала вампирша, пройдя мимо чародейки. Ее ждало что-то интересное. А потом... потом надо будет или рвать когти, или разбираться с чародейкой. Слишком она много знает, но... "Всех не убьешь, - когда-то говорила мама. - Когда-то придется остановиться. И договариваться".
Агния вообще убивать не любила. И надеялась, что причин для этого у нее не будет.

+1

75

23 апреля 1265 г., Третогор. Храмовый дворик

Под обстрел Йол не попал. А вот обитательницам храма пришлось не сладко. Палки, камни, мусор, - все это летело в них довольно плотной стеной, пусть и осаждающие вели отнюдь не прицельный огонь. В любом случае монахини бросились или к храму, или за укрытия в виде хилых деревцев. Но наемник не смотрел туда. У самого забот был полон рот. А точнее руки. В какой-то момент ему стало казаться, что то упорство, с каким он удерживал ворота, сдастся, а вслед за упорством и он сам. Но тут напор, с каким разъяренная толпа ломилась внутрь дворика, внезапно сошел на нет. Будто кто-то невидимый взял, и отправил в нокаут всех осаждавших.
Головорез с трудом оторвал руки от дерева и, не в силах держаться на ногах, оперся спиной о воротину, а затем медленно сполз вниз, чтобы усесться в, измятую десятками ног, грязь. Он обессиленно уронил косматую голову на грудь и прикрыл глаза. Нет, он не спал, он все слышал, но просто не реагировал. Не было сил. Даже на разговор. Да и как они тут будут, если в одиночку удерживать толпу народа, пусть и не долго?! Наверное, если бы не Золтан, - накрылся бы храм медным тазом, канул в небытие, ушел бы к черту на куличики и совершил бы еще множество синонимичных высказываний. Одежда его промокла от пота, а лицо оказалось наполовину залито кровью из ссадины на лбу.

+2

76

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]"There must be some kind of way outta here",
said the joker to the thief

Замок Третогора, 23 апреля 1265 г.

Вернон пристально посмотрел на Бьянку.
- Почему именно нас? А я тебе расскажу, почему. Потому что выставить темерцев виновными в покушении на короля удобно, выгодно и политически верно. Темерия и Редания - потенциальные противники, что ни говори. Кандидатуры лучше не придумать, чем мы. Кому-то очень хочется посеять настоящий раздор на Севере. Может, начать войну. А еще могут быть личные счеты, но в это я верю очень и очень слабо. Вокруг нас почти нет друзей, сплошь враги, либо потенциальные враги. Привыкай. Тебе еще надо научиться улыбаться, когда хочется оскалиться.
На минуту Роше замолчал, давая девушке переварить услышанное, но больше подготавливая себя к тому, что придется идти в бордель. Это было очень, очень и очень плохо. Эльфка не могла найти другого места, где ошиваться или работать в городе, в котором живут многие нелюди, занимаясь совершенно нормальным с точки зрения темерца трудом? Видимо, нет. Раздражение и злость не отступали. Он начал медленно считать про себя до десяти, двадцати, тридцати... "К черту."
Еще раз тяжело вздохнув и помотав головой, Вернон кивнул.
- Ладно, пойдем. Бордель, то есть работа, не ждет. - Темерец шагал тяжело, не торопясь, с силой опуская пятку на пол. "Вот ведь курвина дочка, мало что эльфка, так еще и шлюха."
Когда они вышли на улицу, Роше немного ускорил ход, заодно начав поучать Бьянку - сам он решил не соваться внутрь. По нескольким причинам - начиная с банального нежелания разнести полздания в щепки в попытках найти искомое, заканчивая тем, что его внешний вид и манера поведения в борделях не способствуют конструктивной беседе.
- Расспросишь их об этой эльфке, повежливее, помиролюбивее, можешь ресницами похлопать или что-то такое сделать, - Роше едва сдержался, чтоб не выругаться в голос. - И не стесняйся просить невежливо, если найдешь того, кого нужно. Тащи ее на улицу, за бордель - там можно говорить свободнее. А еще... - Он схватил девчонку за руку, возможно, немного сильнее и больнее, чем надо, и негромко сказал - Никакой жалости, даже не думай о ней. Сегодня ты жалеешь их, но завтра тебя не пожалеет никто.
Он остановился в нескольких метрах от входной двери.
- Ну вот, вперед. Я останусь здесь на всякий случай.
Вернон пару мгновений посмотрел вслед Бьянке, цыкнул на подбежавшего к нему с просьбой о милостыне оборванцу и зашел за угол, наблюдая за окнами публичного дома, из которых изредка слабо доносились девичий смех, переходящий в женский и постанывания. Темерец покачал головой и сплюнул в сторону, не обращая внимания на ходивших по маленькой площади горожан. У него сейчас другие заботы. И он очень надеялся, что девчонка не подкачает. Не должна.
Потому что пока эта эльфка была их единственной ниточкой. И терять ее нельзя.

+3

77

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

Любовь - понятие относительное. Как и всякий другой ученый муж, Сигизмунд Дийкстра знал, что любовь нередко приписывают к одному из видов материи, которая не подвластна для полного понимания ни человеку, ни эльфу, ни краснолюду, ни кому либо другому. Не подвластны её тайны и законы для чародея, не способны разрушить её чары ведьмаки, не в силах заспиртовать любовь и насобирать её в колбочки да баночки ушлые алхимики.
Любовь бывает разной. Обычно, между мужчиной и женщиной. Необычно между мужчиной и мужчиной, женщиной и женщиной, любовь межрасовая, любовь между человеком и животным.
Сигизмунд Дийкстра, как извращенец высшего порядка, испытывал любовь к государству, и оно отвечало взаимностью.
Вот и сейчас, когда ему мягко намекнули удалиться, глава реданской разведки, склонив голову, последовал совету.
Потому что верил. Потому что это было на благо короля, во имя Редании.
Дверь за графом не скрипнула.
Стражники, дожидавшиеся у дверей, отдали ему честь, звонко вонзив древки алебард в пол - Сигизмунд лишь отмахнулся. Если бы чародеям вдруг вздумалось сейчас убить Визимира, то эти олухи бы им не смогли помешать.
Так что приходилось жить в любви, вкушая плоды доверия с привкусом лжи. Вкус не новый, но такой неприятный за долгие годы на государственной службе.
Когда Дийкстра шел по коридорам, то к нему, отделившись от одной из колонн, присоединился худенький мужчина со сверкающими проплешинами меж седых волос.
- Роше? - спросил граф негромко.
- Поговорил с заключенными, а потом отправился в бордель.
- Неожиданно.
"Решил поразвлечься в такой тяжелый момент? А, может, почуял что-то? Нет, этот старый темерский пёс что-то нарыл, нашел там, где я оплошал. Забавно."
Человек маленький и человек большой во всех смыслах шли молча, и лишь шаги нарушали их молчание.
Дверь одинокого кабинета открылась без скрипа.
- За ним приглядывают?
- Разумеется, мэтр.
Сигизмунд, тяжело опустившись в кресло, которое застонало и заскрипело под его весом, с наслаждением вытянул ноги поближе к камину - холодная весна, дворец быстро остывает без огня.
- А что Филиппа?
- Эм... ну...
- Что?
Шпион замялся. Немного пожевав собственные губы, словно подбирая слова, соглядатай наконец выдавил:
- Она спустилась вместе с солдатами в канализацию.
В это самое мгновение человек маленький желал провалиться сквозь землю.
Сигизмунд Дийкстра медленно поднялся.
Нечто, преобразившее его облик, наверняка могло испугать.
- Десяток проверенных бойцов к канализации. Двух посыльных к Роше - пусть его парни будут наготове.
И хоть голос его был чуть тише шепота, Дийкстру услышали.
Если бы в комнате находился хотя бы один чародей, то он бы ужаснулся от тех мыслей, что пронеслись в голове шефа реданской разведки.

Канализации

Им никто не мешал. Путь их не преграждали ни звери, ни люди. Не было в открывшихся подземельях и чудовищ.
Пожалуй, именно это и должно было напугать опытную чародейку и не менее осторожную вампиршу.
Напугало ли?
Вряд ли.
Иначе бы они повернули назад, не пошли в зовущую и сосущую тьму.
Тьма сменилась светом - голубоватое свечение лилось из соседней залы.
Зеркала. Много-много зеркал, отражавших друг друга, отражавших вход, отразили Филиппу Эйльхарт. Вопреки мнениям и ожиданиям, эти зеркала отразили и Агнию.
Если бы чародейка или вампир были в Вороньем логе в канун злополучных событий, то они, наверное, точно бы нашли некое сходство с тамошними зеркалами в подземельях культа Львиноголового паука.
Центральное зеркало вспыхнуло алым. По ровной глади зеркала побежала рябь, и спустя мгновение на нем проступило лицо: сверкающие глаза и тонкие губы, тонкие и аккуратные черты. Так сразу и не скажешь, мужское оно или женское.
Голос, который раздался следом, также не принадлежал ни мужчине, ни женщине.
- Прошедший долгий трудный путь на границе света и тьмы имеет право на вопросы. - зеркало вновь окрасилось голубым, а лицо появилось в совершенно в другом, словно отразившись. - Если ты отыщешь во тьме ответы на три моих вопроса, то истина откроется тебе. Если же нет - то лучше уйти прямо сейчас.
Если бы Филиппа Эйльхарт вздумала сканировать зеркала, то получила бы мощный ментальный удар, после которого у неё вновь пошла бы носом кровь.
Пожалуй, опытной чародейке и не менее осторожной вампирше было понятно, что зеркала лучше не бить.
Впрочем, кто знает?

+5

78

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Канализации

Определенно странная незнакомка оказалась весьма необычной личностью. Стоит с ней, пожалуй, побеседовать, когда все закончится. Если, конечно, та не упорхнет куда-нибудь далеко. А это произойдет, как пить так.
Такой нежданный "союзник", конечно, после смерти всех стражей, пришелся весьма и весьма кстати. Но все равно следовало опасаться ее, равно как и поджидающих впереди опасностей.
Магический источник был очень близко. Филиппа ожидала увидеть целые ряды, поклоняющихся статуе львиноголового паука во главе с каким-нибудь магом-ренегатом, вероятнее всего из Темерии.
Но ожидая совершенно не оправдались. Взамен там оказалось кое-что гораздо более интригующее.
Девушка отражалась в зеркалах... может клычки были просто аномалией? Хм... Эйльхарт была крайне озадачена. Да и зеркал здесь повсюду слишком много, поставлены не просто так. И магическая энергия от них порой прям резонировала.
И вот впереди вспыхнуло алое свечение, заставив чародейку ощутимо вздрогнуть и напрячься. А когда на зеркале проступило лицо, она даже тихо выдохнула.
Чтобы это ни было, это древняя магия. Как минимум эльфийская. Точнее, в лучшем варианте эльфийская. Но как это смогло сохраниться незамеченным при постройке города?
Никогда раньше не приходилось иметь с этим дел, поэтому впервые за многие годы женщина была даже растеряна, лихорадочно ища в голове хоть какие-то знания, что могут пригодиться.
А после решила рискнуть и провести небольшое сканирование. Зря... удар пришелся в ответ тут же. В голове зашумело, а из нос потекла кровь... черт, только не хватало при неизвестном существе, заключенном в тело миловидной девушки, кровоточить.
Она быстро вытерла нос платком и выкинула его, прислушиваясь к словам зеркала.
- Не смей ничего здесь трогать,  - предупредила Филиппа спутница. - Неизвестно, с чем мы имеем дело... - успела лишь она шепнуть.
- Что будет, если я не найду ответы на вопросы? - попробовала пойти на контакт с зеркалом Эйльхарт, всем своим показывая, что уходить никуда не собирается.
Еще чего... такое затерянное наследие она не упустит. Даже если придется распрощаться с жизнью.

+4

79

- Пф, больно надо, - ответила вампирша чародейке, с любопытством разглядывая себя в зеркале. Вот бы такую штуку да себе... эм... куда-нибудь. Ради такого зеркальца и дом купить можно. Или разрезать на несколько зеркалец поменьше и продавать сородичам да сородичкам. Отвалят неплохие деньжищи, аккурат на дом хватит, а то и на два.
Вот только рожи в них совершенно лишние.
- Шикарное колдунство, - заключила Агния, и повернулась к чародейке. Шарканье и появившийся вскоре запах крови показывал, что от ее очередного магического фокуса получилось нечто не совсем ожидаемое. Хм... а она настойчивая.
- Я так чет думаю, - начала Агния, убирая упавшие на глаза волосы назад, - что ту вон стенку, которую мы так неблагоразумно снесли, поставили тут совсем не зря. В общем, всем хорошего вечера, зеркала замечательные, одобряю, но ищите-ка вы сами ответы на свои вопросы, а мне уже тут всё ясно: неча быть сюда лезть.
Она уже собралась было уйти, но задержалась. Авось у чародейки проснется благоразумие? Можно будет поговорить и попросить, чтоб не трепалась почем зря, а то ведь как-то.. нехорошо получается. Чародейка - это вообще потенциально ходячий источник проблем. И если бы не моральные, так сказать, принципы, то по логике вещей стоило бы эту чародейку того... утопить в болоте, и сделать вид, что это кокатрикс такое сотворил. Ну а потом его от жадности разорвало.

+5

80

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года, улицы Третогора, бордель

Страх порой застилает глаза, притупляет разум, отводит мысли в совершенно другом направлении. Нельзя сказать, что Бьянка была смертельно напугана, но произошедшее в камере реданцев ее так взволновало, что она все никак не могла собраться с мыслями. По крайней мере, этим она себя оправдывала.
Ответ Вернона на ее вопрос был таким простым, понятным и очевидным, что девушка удивилась, как могла спросить такую глупость. Она мало что понимала в политике, но даже ей было теперь ясно, что обвинить делегацию соседнего государства в нападении на короля было если не умным, то хитрым ходом.
В одном Роше был неправ. Ей не предстояло учиться улыбаться сквозь злость. Она уже училась и делала успехи. Душила радость и сдерживала слезы, пытаясь спрятать их под маской задумчивой безмятежности. У нее еще плохо получалось, но вскоре, возможно, она сумеет захохотать, когда хочется рыдать, и пустить слезу, когда все совершенно безразлично.
Путь до борделя был недолгим. Бьянка поспешала следом за тяжело шагающим командиром. Она бы многое отдала, только бы узнать, что за мысли сейчас роятся в его голове. Неужели мысли об одной только подставе могли так омрачить его? Он что-то скрывал, думал еще о чем-то, но не хотел, наверное, забивать этим светлую голову своей подчиненной. Подчиненная была за это немного благодарна. И немного обижена. Совсем немного, потому как понимала, что полностью доверять существу ее возраста и пола вряд ли станут.
Ее рассуждения подтвердились крепко, до боли и синяков перехваченным запястьем, тихими словами и острым взглядом темных глаз. Девушка не вскрикнула, не попыталась освободить руку, только засопела. Командир предупреждал и остерегал, но ей слышалась в этом предупреждении угроза. Потому что она знала: сколько бы она не клялась ему, сколько не обещала себе, а все равно не могла пересилить то глупое чувство, что заставляло ее поступать по-своему, нарушая приказ. И он об этом наверняка тоже знал.
- Никакой жалости, - повторила Бьянка, кивнув с серьезным видом.
Она снова врала. Но что было поделать. Она не хотела его разочаровывать. И наивно верила, что в этот раз не разочарует не только на словах, но и на деле.
Мысленно повторив наставления, девушка направилась к двери борделя. На пороге осознала, что все еще нервно сжимает в руке подарочек от сумасшедшего реданца. А, чем черт не шутит. Одела на шею рядом с медальоном, украшенным темерскими лилиями, проверила застежки дублета, и вошла внутрь.
Бордель, не лучший образец из подобных ему заведений, встретил ее приглушенным светом, звуками веселья и запахами, странной смесью запахов, которые можно услышать только в борделе.  Бьянка замялась у входа. Она не знала, как и с кем должна говорить, угрожать или упрашивать, или просто пройтись по дому в поисках той самой девицы. Чем дольше она стояла, тем глупее себя чувствовала, потому, смущенно кашлянув, двинулась вперед.
- Эй, постой, - ухватила она за локоть пробегавшую мимо размалеванную девку. -  Я ищу одну девушку…
- Ты ее нашла! – засмеялась девка, смерив Бьянку взглядом, наверняка примечая оружие, а также цвет ее формы и лилии на нашивках.
- Нет, не тебя. Голубоглазую…
- Как ты?
- Как я, - согласилась темерка, нервничая от того, что ее так нагло перебивают. – Только эльфку. Или полуэльфку. Знаешь такую?
- А чего ж не знать, знаю, - хитро улыбнулась путана. - Но что мне будет, если расскажу?
Бьянка пару раз ошарашено моргнула. Она могла бы пригрозить расправой за укрывание преступницы. Но ведь здесь была Редания. Угрозы солдата даже особого отряда, но темерского, здесь мало что значили и могли вылиться в неприятности. Неприятностей Бьянка не хотела. Потому выудила из кошелька монетку и вложила девице в руку.

После непродолжительного разговора девушка вышла из борделя и направилась в закоулок, где ее ждал командир. Она предчувствовала его недовольство, потому попыталась отрапортовать быстро и как можно более четко.
- Девушка пропала, - сообщила она. – В борделе ее сами ищут. Одна из ее… подружек сообщила, что в последнее время у нее был постоянный клиент. Мужчина, около тридцати лет, приятной внешности. По ее словам, странно, что такой ходит в бордель. Платил исправно. Часто ошивался возле храма Мэлитэле.
Бьянка умолкла на мгновение, обдумывая, все ли сказала, а потом добавила, как будто это было чем-то очень важным:
- Ее зовут Ора.

Отредактировано Бьянка (2014-09-24 22:22:47)

+4

81

Канализации

Чародейка ответила, и это было ошибкой.
Вероятно, уйди они прямо сейчас, без слов и вопросов, то всё случилось бы иначе: все бы остались целы и невредимы. Но попытка узнать что-то новое закончилась тем, что запустился древний и сложный механизм, имени и названия которому в этом мире не было.
За спинами вампирши и Филиппы появилось ещё одно зеркало, которое преграждало выход. Теперь выхода из ловушки не было.
Казалось, что не было.
Лишь зеркала от пола до потолка и их собственные отражения.
- Вопрос ответом на вопрос нас не достоин.  Но за каждый правильный ответ ты можешь узнать то, что тебе интересно. - лицо, отразившись во всех зеркалах разом, глядело невидящим взором. - Тот, кто не найдет ответов, навеки обретёт покой.
Зеркала замерзали, искажая изображения, словно насмехаясь: вытягивали или сжимали тела, меняли женщинам внешность, добавляя то рога, то крылья, то бороды, то чешую.
Наконец, безумная пляска прекратилась, а лицо появилось в единственном зеркале.
-  Идёт то в гору, то с горы, бежит ли в поле иль в град спешит - но всегда остается на месте. Что это?
Зеркало, мигнув, замолкло.
Оно умело ждать.
Ведь у него - целая вечность.

Улицы Третогора

Не выполнить приказ самого большого (во всех смыслах этого слова) человека в Третогоре - подписать себе смертный приговор.
Сигизмунда Дийкстру уважали.
И боялись.
Никто не знает, чем больше страшил своих подчиненных шеф реданской разведки, но почти каждый был уверен, что лучше с ним не шутить. Наверное, именно поэтому приказы исполнялись как можно быстрее.
Вот и сейчас, не успел Сигизмунд отдать приказание, а к Вернону Роше уже спешили посыльные, скользя по улочкам быстрее, чем хорошенькая девушка меняет женихов.
Такая погоня завершилась лишь у дверей борделя.
- Вернон Роше?
Уточнение было излишним - темерец выделялся среди прочих реданцев дублетом специального отряда.
- Послание от Сигизмунда Дийкстры. Нам велено перейти в полное ваше распоряжение, а вам - рекомендовано вернуться во дворец.
Рекомендация - не указание к действию.
А лишь совет.
Только вот использует его по назначению командир специального отряда?

+3

82

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Канализации

Филиппе при всей ее осторожности, граничащей с паранойей, были свойственны приступи уверенности в себе. Расплачиваться за них приходилось редко, поэтому и вывести до конца их полностью не удавалось.
Заметив между делом, как незнакомка с интересом разглядывает себя в зеркале, укрепилась в своих подозрениях, что имеет дело именно с вампиром. Или ей склонен настоязий нарциссизм, с которым она не может пройти мимо ни одного из зеркал.
- Тебя никто не заставлял сюда идти, - ехидно заметила чародейка.  - Все твое любопытство.
И ее. Но ее было связано непосредственно с работой по защите родного государства. А такой девушке патриотизм пустой звук. Собственно, как и для Эйльхарт, вот только прикрываться им порой ой как удобно.
Проход, через который они вошли, закрылся очередным зеркалом, считай, замуровывая их здесь. И если внутри женщины и промелькнул страх, его она не показывала. Вместо этого внимательно вслушалась в слова зеркала. Которое решило с ними поиграть, в первую очередь с их нервами, играя с отражениями. Но Филиппу было сложно напугать, и уж точно не этими фокусами. Вот если бы это по-настоящему происходило с их телами, то можно было бы даже завизжать, было бы не зазорно.
Но иллюзия осталась иллюзией.
Но вот угрозу чародейка прекрасно расслышала и приняла к сведению. Если зеркало способно на такие фокусы, это не значит, что оно не может их убить, имея такой мощный магический фон. Например, может взорваться, просто убив их обеих. Или заточить внутри себя. Или просто распылить. На что, в общем, хватит фантазии...
Но вот факт быть запертой здесь Филиппе крайне не нравился, заставляя крепко сжимать кулаки. Но предъявлять претензии этому существу, если оно вообще живое, совершенно бессмысленно.
- Дорога, - выпалила Эйльхарт, совершенно не посоветовавшись со спутницей.
Она знала эту загадку, проще простого. Но вот дальше наверняка будет хуже. Это всего лишь разминка:
- Мой вопрос: что ты такое?
Начнем с малого, еще есть минимум два вопроса. Больше Эйльхарт не требовалось. Ну, кроме свободы в дальнейшем...

+2

83

Ишь какая умная, - фыркнула про себя вампирша, рассматривая отражения в зеркалах. Нет, ну не могли оставить исключительно отражения, без всяких там колдунств? Куда полезнее штука была бы. Особенно для нее. Да и с колдунствами тоже - можно пускать сюда за деньги. - Интересно, у них список загадок один и тот же? Можно будет заранее говорить ответы, и тогда... Только вход придется почистить, не всем не приятно шлепать по нечистотам.
Но сначала надо было выбраться отсюда.
Первую загадку Агния слышала впервые, и попервах предположила, что это ручей. Или речка. Он не идет, но бежит, и в город, и в поле, и с горы - вот только в гору бежать не может. Потом на ум пришел банальный ответ вроде "время", но оно тоже сюда не подходило. А потом... потом чародейка ответила на вопрос сама.
Ну ладно, я бы тоже догадалась, - подумала Агния, потирая нос и косясь то на чародейку, то за зеркала. Запах крови все еще тонкой струйкой носился в воздухе. - Зато я знаю, кто идет нахрен, но все равно остается на месте. Вот эти рожи в стекляшках в первую очередь.
Предоставив чародейке возможность разговаривать с зеркальцами без особых помех, Агния совершенно спокойно уселась на пол, скрестив ноги, положила на колени сумку, достала альбом и критически его осмотрела. Потом вздохнула - кое-где рисунки все-таки подмокли. Ничего важнее для нее словно не существовало. Подумаешь, какая-то там магия...

Отредактировано Агния (2014-09-26 18:36:20)

+3

84

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Храмовый дворик

- Фух! Да чтоб вас всех...
Краснолюд выругался. По-краснолюдски. Точно также по краснолюдски утёр рукавом нос и пот со лба. Плюнув себе под ноги и пнув мысом сапога один из залетевших на двор камней, Золтан Хивай, краснолюд во всех смыслах порядочный, уселся на перевернутое оброненное жрицами ведро.
- Курвы! - сказал бородач с раздражением. - Прибить нас только за то, что мы, етить их, спрятались в месте, где помогают всем и каждому! Иех! Продажные душонки!
Почесав в затылке и зад, краснолюд погрозил храму кулачищем, словно бы ещё не простил их за налившийся на голове шишак. И ведь не простит еще пару деньков, будет помнить, охать да стонать по ночам.
Но добрая чарочка величиной с ведерко всё поправит. Ведь всё?
- Эй, Йол, парень, ты как? Цел?
Да жив - что с такой громадиной-то станется?
Да и что могло статься - ворота ведь выдержали. Пока что выдержали - Золтан, оценивающе глянув на них, цокнул языком.
- Нам надо отсюда драпать, дружище. Сдается мне, что следующей волны, если она будет, эта хлипкая зараза не выдержит. Эх, мне бы мотыгу покрепче - так мы бы прорвались, вот чтоб хер у меня отсох! Но здесь мотыги или молота не сыщешь.
Вскочив на ноги, краснолюд, бегло осмотревшись по сторонам, сочувственно выдохнул.
Даже хреного колуна нет.
Как так жить можно?
- Идеи-то есть?

+4

85

23 апреля 1265 г., Третогор. Храмовый дворик

Йол с трудом разлепил веки. Точнее веко. Одно. Второе было залито кровью. Разлепил и, с трудом оторвав голову от воротины, хитро посмотрел на краснолюда.
- Я бы посмотрел на тех хлипких засранцев, которые штурмовали эти сраные ворота... а, шельма! - головорез закашлялся. - Надо горло промочить.
Он с заметным усилием встал на ноги и, придерживаясь одной рукой сначала за ворота, а затем и за стену, подошел к кустам, в которые скинул свой заплечный мешок. Он поднял его за лямки, прислонился к ограде и принялся в нем копаться. Но копался он в нем недолго. Через несколько секунд он извлек на свет божий литровую бутылку, завернутую в тряпку, с весело булькающей в ней мутной жидкостью. Сумку он опустил на землю, в то же время зубами открывая бутыль. Когда вторая рука оказалась свободной, он взял в нее тряпку и немного полил ее этой жидкостью, а затем приложил к ссадине. Чуть поморщившись, наемник принялся вытирать тряпкой лицо. По завершению этой процедуры, он бросил тряпицу на мешок, взял в руку пробку и приложился к бутылочному горлышку. Сделав несколько жадных глотков, Йол оторвался от бутылки, крякнул, и уже полупустую протянул Золтану:
- Держи, приятель. Порадуйся, что жив остался.
Отдав бутылку, он выбросил пробку, поднял тряпку и снова приложил к ссадине.
- В-вот курва! Вроде лего-онько так приложился, ан нет, кровит, чтоб ее!.. Ладно. Значит, Золтан, ты прав, нужно двигать отсюда ноги, пока мы коней не двинули. Только вот куда? - он на пару секунд замолк, оторвав ото лба тряпку, посмотрел на нее и приложил снова. - Двинули в бордель какой или трактир. Там, хотя бы, есть  чем отметить, да и материала для строительства баррикад больше. Только, вот, в какое именно заведение? Что думаешь?

+4

86

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Храмовый дворик

И был он мужик порядочный.
Не смотря на диковинный рост, Йол уже второй раз доказывал краснолюду, что и среди людей есть порядочные. Наемник бородача не предал, не бросили и даже предложил выпить в трудную минуту. Именно за такие черты в Махакаме и ценят дружбу.
Золтан выпил. Крякнул.
Затем снова выпил, думая, что этот мир не так уж и плох: было бы в ней побольше таких Йолов, так он бы и за царство Небесное сойдет.
Хивай сделал новый глоток, зажмурился от удовольствия. Это всё неправда, что краснолюды спирт да брагу жадно пьют, как воду. Настоящие ценители крепких напитков смакуют жидкость маленькими глотками, безошибочно определяя на чем настаивали, как гнали и даже что добавляли для вкуса.
- Хороша, чертовка! Ух, как одна девчонка в Махакаме: как схватит за хер, что у тебя душа в пятки. И ни туда, ни сюда, пока не соизволит отпустить! Ух!
Вернув бутылку её хозяину, краснолюд притопнул ногой. Хороша, чертовка!
С ней и жить веселее!
- В кабак, в кабак пойдем! В сраку эти бордели, в сраку этого Лавра! Поймаю его - яйца оторву! Маленький засранец подставляет меня уже который раз, курва!
Откинув ногами пару чурок, что подпирали ворота и сняв перекладину перемычки, бородач толкнул ворота.
- На хер эти храмы! На хер эти города! На хер...
Золтан запнулся, поглядывая на один из домов близ храма. Носатый господин, который с интересом поглядывал на краснолюда, выглядел как-то знакомо. Хоть убей, краснолюд его где-то видел, а вот вспомнить где - не мог.
- Эй, носатый! Тебя тоже на хер, понял! Пойдем, Йол!

+5

87

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

Взгляд госпожи Бредевоорт, полный зависти, пиромант успешно проигнорировал, поймав себя на маленьком грехе гордыни за себя, за книгу и за вообще всю магическую школу Зеррикании. Что эти северные варвары вообще могли знать о настоящей магии? - Да ничего. Так, прикидки и предположения...
- Хм-м... Если я правильно сопоставляю факты, то изначальным планом заговорщиков, было убийство сего монарха, руками опоенных представителей темерской делегации. Неудивительно, что короля и его семью погрузили в сон - так они лишались и минимального шанса спастись. Настораживает иное - не проснулся только король, его же семья - проснулась и здравствует. Впрочем, для межгосударственной смуты - хватило бы убийства только самого короля...
Слова про отсутствие в помещении ведьмовских амулетов, напомнили зерриканцу о колдовских практиках офирских колдунов.
- Логично, госпожа Бредевоорт, но слишком предсказуемо. Слишком явно, я бы сказал.
Нужная страница нашлась быстро, да, амулеты офирских колдунов. Впрочем, колдовской силой, как спустя минуту выяснил Шаддам - могли быть наделены не только явно различимые амулеты, но и, казалось бы, обычные предметы обихода. Разница была только в нужной для создания такого артефакта магической силе и опыте колдуна.
- Подсвечник? - оторвавшись от книги, пиромант подошёл и взял в руки означенный предмет. Повертел его в руках на предмет наличия колдовских символов и знаков. Затем, "ковырнул" подсвечник на магическом уровне лёгким импульсом магии. Не то.
- Типичное " не то", вернёмся к первоначальному варианту.
- Не только явные амулеты и метки могут нести в себе связь с проклятием... - оставив в покое подсвечник и вернувшись к книге, молвил чародей: - Короля переодевали после того, как он заснул? - А его семью? Любая лишняя иголка или булавка - способна обеспечивать поддержание проклятия.
Вопрос чародейки, помимо того, что заставил Шаддама о событиях в Вердэне - также напомнил ему о схожести тогдашних и сегодняшних событий и ощущений. По-крайней мере, магия, применённая в  Третогоре - очень напоминала по типу ту, что пиромант ощущал в Вердэне.
Проигнорировав вопрос, касательно времени своего пребывания на Севере, зерриканец начал быстро листать страницы гримуара, пока не дошёл до раздела, отмеченного кривой восьмиконечной звездой.
- Магия Хаоса. культ Львиноголового Паука, да - оно.
- Всё сходится. Хаос. Он был в Вердэне, он чувствуется и здесь. Хм-м... Знаете, какова обратная сторона Хаоса, госпожа Бредевоорт? - А вы, госпожа Сванн?
Шаддам оторвался от книги и приступил к собственно изложению собственных прикидок по сути дела:
- Обратная сторона Хаоса - порядок. Ваши магические школы учат, что порядок есть противоположность хаоса, а наши, что хаос - есть порождение порядка и порядок - есть порождение хаоса. Первичен лишь хаос, нельзя внести в светлую комнату тьму, но можно внести в тёмную комнату свет. Хаос - есть изначальное положение мира, но он же порождает и порядок. Извращённый, непонятный нам и нашему восприятию, но всё же - порядок. То, что некоторые персонифицируют хаос, давая ему имена и олицетворяя его в различные образы - не отменяет его сути и вытекающего из неё порядка. Это чёткий план. приведённый к порядку и призванный привести к хаосу.
Замолчав, чтобы передохнуть, пиромант продолжил:
- Скорее всего, имеем два расклада: Первый - устойчивость проклятия обеспечивается зачарованным предметом, находящимся в непосредственном контакте с августейшим монархом. Иголка, булавка в одежде, гребень в волосах, серьга в ухе или подвеска на шее - неважно. Второй - устойчивость обеспечивается нахождением  у колдуна предмета, несущего на себе биологические следы короля. Носовой платок с кровью или выделениями из носа, рубашка пропитанная потом, и так далее... Кстати, есть и третий вариант - Третогор ведь построен на руинах эльфийского города? - Что находится под дворцом?

+5

88

23 апреля 1265 года. Замок Третогора

«Хватило бы и убийства, но только не при Филиппе, - Лидия не смотря на размышления, внимательно вслушивалась в загадочную речь зерриканского мага. – Эта женщина не выпустит своих планов из рук и не позволит им идти косо. Король умет по ее желанию. И жить он будет только с ее разрешения».
Внимательный взгляд моментом проследил за движением мага, добравшимся до подсвечника. Она имела ввиду не сколько возможность быть причастным к магии, сколько тот факт, что подсвечник был убогим. Старым, пошарпаным и облезлым. Даже не золотой, Сила Великая, а еще король…
Лидия отвела взгляд и смотрела на мирно спящего представителя голубой крови. Она далеко не знала, переодевали ли короля и прочие бытовые мелочи. Чародейка знала удручающе мало информации, а та, что обладала знаниями, умотала в неизвестном направлении, собираясь спасать городок. Сколько не выискивать, сколько не изучать и не копаться в мелочах, Лидия отметила для себя одно: та магия, вспыхнувшая в городе, имела прямое отношение к королю. Да и слова зерриканца только подтверждали ее мысли.
- Эту информацию я не могу Вам предоставить, Шаддам, - ван Бредевоорт вернулась к чародею, бросая короля. – Прибыв в Третогор у меня были и есть ограниченные рамки в мелочах всего происходящего. Филиппа, единственная кладезь, удалилась в связи с более срочными делами.
Она бы еще и кисло улыбнулась, если бы могла. Но воздержалась, да и не могла похвалиться данными способностями.
Повисшая тишина была столь же быстро разбавлена загадочным голосом чародея. Листая книгу и при этом говоря удивительные вещи, Лидия сложила руки на груди и слушала. Внимательно, стараясь не упустить никакой детали. Вопрос заданный обоим чародейкам не требовал ответа, он требовал лишь заинтересованности и тишины.
Понятие хаоса было ей знакомо. Но Шаддам представил его в другом свете.
Краткий кивок в согласие с решением принимать во внимание все три  расклада. Чародейка потерла запястье руки, обдумывая все услышанное.
- Первые два варианта наставляют на кого-то из жителей Третогора, мэтр Шаддам. Здешняя магия не допустит такого расклада… как я надеюсь, - пожимая плечами, чародейка поправила прядь волос. – И да, Третогор построен на месте бывшего эльфийского поселения. Вы верно подметили.
Не дождавшись подтверждения Меган, Лидия продолжила, дополняя слова непонятными жестами руки, которая только что накручивала на палец тонкую прядь темных волос.
- Я не знаю, что именно покоится под дворцом короля Редании. Смею лишь предположить, что там могут быть темницы, могут быть заброшенные ходы, скрытые архивы… Великая Сила, да что угодно. Включая оставленные руины. Северные постройки редко стирали с лица земли старания эльфов.
Чародейка пожала плечами.
- Оповестить точно может лишь тот, кто знает весь замок от А до Я. Не знаю кто это, однако уверенна, что шпион чем-то осведомлен. Но искать его в городе – равняется пустой прогулке. С тем же успехом проще применить личные силы. Однако прежде чем бросать короля и сломя голову мчаться изучать фундамент замка… что за третий вариант?
Признаваться открыто она могла смело – проклятия редко касались ее профиля. Еще в академии у нее не было особых задатков в этой сфере, а зубрежка позволила лишь знать все поверхностно.
Вот и поверхностно. Стоять в свои шестьдесят и чуть ли не учиться… можно и краснеть. Но ван Бредевоорт лишь слушала, стараясь не упустить никаких мелочей.

+1

89

Канализации

Ответ был правильным - и в этом сомнения не было.
А вот ответ, который поджидал чародейку на её вопрос, был более, чем сомнительным.
Зеркала мигнули, заиграли отражениями, причудливо переплетая меж собой черты лиц вампира и чародейки: вот стоит Агния с прической Филиппы, вот Эйльхарт приобрела носик высшего вампира.
Это всего лишь игра отражениями, но что если это предостережение?
- Я - Зеркало. - ответил артефакт наконец. - Я - Страж. Я тот, кто хранит древние тайны и приумножает свои богатства из века в век.
Сказать точнее - рассыпаться прахом.
Становиться прахом никто не хотел.
Теперь была очередь зеркала.
- Оно всегда перед тобой, как сильно не беги.
Не обогнать и не догнат, его не обойти.
Казалось, ты всё ближе - но снова впереди
Оно опять маячит...

Зеркала погасли на мгновение, а потом во всех безупречных поверхностях отразилась лишь Агния.
- ... ответишь теперь ты.

Улицы Третогора

Шлюхи. Бордели. Посыльные Дийкстры.
Вернон Роше не знал, что в этом мире хуже. Пожалуй, только вернуться в предложенную его милостью королевскую конуру, к местным вшам, томиться ожиданием того, что всё произойдет без их участия.
Не дождетесь!
- Возле храма Мелитэле, говоришь? - Роше в который раз недобро глянул на бордель. Затем, также недобро, взглянул на реданских шпиков. - Показывайте дорогу, ребятки. Поход в замок отменяется.
"Хера с два я вернусь в замок сейчас! Этот ублюдок собирался подставить моих ребят и меня, а я спрячу свой зад за неприступными стенами? Не дождетесь!"
Люди Дийкстры, исполнительные, как и сам шеф реданской разведки, решению Вернона не противились.
Наоборот, получив приказание, они уверенно припустили по улицам, осторожно и не очень прокладывая путь для Роше и Бьянки.
Прелестно.
"Не верю я их рожам. Ох, мать их, не верю!"
Но не обманули.
Спустя минуту замаячили впереди луковицы храма. А затем последовала ругань, такая знакомая для каждого северянина и темерца в частности.
- На хер эти храмы! На хер эти города! На хер... Эй, носатый! Тебя тоже на хер, понял! Пойдем, Йол!
Роше глядел не на краснолюда - бородачей он повидал на своем пути немало, и этот был самым обыденным для своего народа.
Командир специального темерского отряда уперся взглядом в того несчастного, что ощутил на себе всю прелесть махакамского лексикона.
- Бьянка!
Она могла не видеть. Она могла не узнать. Но только девочка слышала описание из уст шлюхи слово в слово, а значит представляла объект лучше.
- Похож?
Это еще не была уверенность.
Носатый, увидав шпионов, выругался и поспешно скрылся внутри.
- Похож! Похож, сука! Берём!
Плевать, что это не Вызима. Плевать, что это не Темерия.
Эта мразь хотела их крови - сейчас упьемся его.
- Эй, вы двое, на задний двор! Не дадим ему уйти! Бьянка, за мной! Живо!

По реданским обычаям пришедший в чужой дом должен был стучать в дверь три раза дверным молотком, и тогда хозяин не имеет права не открыть. Вернон Роше стучал всего раз, но от мощного удара ноги несчастная дверь треснула, хлипкий замок вырвало с мясом, а у хозяина не было шанса отказать темерца в гостеприимстве.
- В сторону, пёс!
Хозяином - лысоватым потным мужичком, который испуганно глядел на незваных гостей, предстоит заниматься Бьянке.
Ни один подозреваемый не должен уйти.
- Я наверх, держи его!

Замок Третогора

Первая печать была сломлена - верный ответ был получен.
Древний артефакт, сковывающий человека до поры, до времени, уступил единожды, но не окончательно.
Веки короля Визимира Второго дрогнули, но не открылись. Монарх, сладко вздохнув, неожиданно повернулся набок, а магическая аура, которая пропала также неожиданно, как и появилась, вновь щелкнула чародеев по носу.
Без фатальных для них последствий.

+3

90

- Будущее, - ляпнула Агния первое, что пришло в голову, потом подняла голову и недоброжелательно покосилась на зеркала. - И только попробуй сказать, что ответ не подходит!
Подходил он по всем правилам, если что не так - значит, стекляшка придирается. Агния перелистнула страницу альбома, по-прежнему делая вид, что ее-то занятие всяко важнее, чем какие-то там зеркала.
- Кто тебя научил слагать дурацкие стишки, зеркальце? - задала вампирша вопрос, который ее не то чтоб волновал, но... - А хотя нет, - передумала Агния, - лучше ответь, можно ли где достать такое же, как ты, с отражением, ну, ты понимаешь, но без умничанья... желательно чтоб вообще молчало, а?
Не очень-то разумно так обращаться к древнему артефакту, который, как заявляет, может тебя убить. Но Агния была зла, а потому ерничала сверх меры. Кровь чародейки всё еще пахла на всё помещение, и отведать чего-то горяченького хотелось почему-то даже больше обычного. Или схарчить здоровый шмат хорошо прожаренного мяса, а потом завалиться спать. Но не сидеть на холодном полу в окружении угрожающих тебе зеркал с сомнительной компанией рядом, от которой если не сейчас начнутся неприятности, то в будущем - уж точно.
"И на кой черт меня сюда понесло?" - тоскливо подумала вампирша. - "Эх, любопытство..."

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1265 г, 23 апреля] Королевство кривых зеркал