Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Королевство кривых зеркал


Королевство кривых зеркал

Сообщений 1 страница 30 из 108

1

Время: 1265 год, 23 апреля
Место: Третогор (и его окрестности), Редания
Описание: неладно что-то в Реданском королевстве. Говорят, что на короля напали. Говорят, что короля убили. Поговаривают, что убили его собственные министры во главе с Филиппой Эйльхарт и Сигизмундом Дийкстрой. Иначе, почему именно они руководят государством в тот самый момент, когда Визимир Третий находится в "отъезде"?
Народ беспокоится. Народ волнуется. Народ ищет спасения и находит его в вине да пиве, зачастую теряя человеческий облик наяву.
Неспокойно в Третогоре: вводят комендантский час, вводят новые налоги, а по улицам шастают темерцы.
Зыбкий привычный мир покачнулся.

+1

2

23 апреля 1265 года
Дом Сигизмунда Дийкстры в Третогоре.

"Двадцатого апреля 1265 года в столице Редании произошло то, что принято называть государственным переворотом - при помощи магии, извратившей и осквернившей светлые умы, обесчестившей лики благородных мужей, пролилась кровь защитников королевства. Их гибель, не забытая и не прощенная, к сожалению, не сравнится с горем, которое коснулось северного королевства темной печатью - милостью и коварством сил неведомых Его Величество Визимир Третий заснул глубоким сном. На счастье королевства и его жителей - не вечным".
Сигизмунд Дийкстра, тяжело вздохнув, отложил пергамент в сторону, прищурился, вылавливая в неровном свете свеч гордый облик Филиппы Эйльхарт.
Как давно советница Визимира не навещала его? Год? Два? Вечность? То, что было, быльем поросло. То, что жило - давным-давно умерло. Некрофилией Дийкстра заниматься не спешил.
- Хорошо написано, толково. Только вот не думаю, что это должно попасть в летописи - слишком много правды, а её история, как правило, не любит.
Шеф реданской разведки тяжело поднялся с измученного стула на гнутых ножках.
Слишком много вопросов решалось в этом доме. Слишком мало ответов было на руках у правящих министров.
- Мы не у дел, Филиппа. Вот она правда. Король не может править, что явилось причиной нападения - неизвестно, а вершиной айсберга - темерская делегация, которая значительно уменьшилась в размерах не по своей воле, зерриканский чародей в темнице и Вильгефорц из Роггевеена, который собрался в Третогор с дружественной миссией.
"С дружественной, мать его, миссией. Скорее я поверю в то, что весь этот мир - плод моего больного воображения."
Решение не приходило со временем.
Решение приходило лишь со словами Филиппы - Сигизмунд ждал.
С тревогой.
- Я отдал зерриканца в полное распоряжение темерца... как его, - Дийкстра задумался, - Роше. Парень умеет развязывать языки даже немым. Думаю, за гибель своих подопечных он развяжет язык даже мертвому. А если ему поможет Меган... как ты на это смотришь, Филь?

примечание:
Возможные точки начала (если необходимы). Следовать им необязательно:

Вернон и Шаддам - встретитесь в пыточной = )
Меган - по желанию можете присоединиться к Дийкстре и Филиппе, либо встречать Вильгефорца и Лидию (вдруг они как-то с Вами связались заранее?)
Вильгефорц и Лидия - прибытие в Третогор (либо уже прибыли).
Лавр - я тебя подхвачу.

+6

3

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года
Дом Сигизмунда Дийкстры в Третогоре.

Как же часто Филиппа пыталась забыть этот дом и то, что часто в нем происходило. В другое время это происходило либо в ее замке, либо на рабочем месте Дийкстры без всякого того стеснения в отношении его подчиненных. Но что было, то прошло... а вот житие прошлым бывшего любовника невероятно раздражало. Порой до скрежета в зубах.
Сейчас положение было тяжелое, так что нужно забыть старые разногласия. Вот только если он прекратит несколько вещей...
- Летописи- твоя забота, - хмыкнула чародейка, садясь в кресло напротив. - Я написала то, что должно успокоить народ, который без солнцеликого короля и дня прожить не может.
После чего добавила.
- Не говоря о том, что твоя работа не только следить за настроениями населения, но и контролировать их, черт возьми. Тебе идут нехилые отчисления из не слишком-то богатой казны на эти дела.
Она отвела взгляд. Недавние события почти выбили Эйльхарт из колеи. Но сейчас все под контролем. Но надолго ли? Нужно разобраться с этим балаганом и разобраться быстро. Вот только получится ли?
- Не у дел ты, а у меня еще есть ниточки, за которые можно потянуть. И опять у тебя, как обычно, упаднические настроения. До сих пор помню... каждый раз в постели после очередного раза начинается гребаная шарманта о том, как все плохо в Редании. Я уж думала, что если порвем отношения, то это прекратит литься в мои уши. Какая же я до сих пор наивная...
Да в ее голосе было немного яда, гораздо больше издевки. Но жалеть Дийкстру, у которого и так нелегкая работа, Филиппа не собиралась. У нее работа тоже не легче.
- У темерской делегации пока претензий нет, на Меган надавить будет легко в крайнем случае. Вильгефорца я беру на себя, пускай приезжает. Может, даже от этого хоть какой-то толк будет, чем от твоих дрыганий...
Да, в плохом настроении ее теняло регулярно подтрунивать над главой реданской разведки. Да и вообще над кем либо, кто находился рядом. Сегодня под раздачу попал именно он.
- Не называй меня так, - резко прервала его чародейка. - Твой маг вряд ли сделал это. У них гораздо лучше с огнем и дурацкими экспериментами. Он один, был не в замке, а в эльфийском квартале. И его легко было схватить. Это твоя цель, по твоему? Я знала, что ты всегда мыслил узко, но чтоб настолько?
Филиппа вновь усмехнулась:
- Делай, что хочешь. Главное, чтобы Меган не упала в обморок от этого зрелища. Не так хорошо ее знаю, но это весьма вероятно. Лучше бы выяснил, что делают в городе недобитые бывшие культисты из Львиноголового паука. Да и вообще узнал бы больше, как все эти твари проникли в замок. Кто у нас знает все тайные ходы и выходы?

+4

4

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

О происходящем в Редании она узнала из уст одного из гостей Вильгефорца, явившихся пару дней назад для встречи с мэтром. Вопреки всем ожиданиям интриг, Лидия не подслушивала, а являлась частью оживленной беседы, где мужчины отвечали девушке вслух, при этом та молчала и лишь водила взглядом от одного к другому. Весть расстроила ее в плане переживаний за славную страну – Реданию.
Бредевоорт любила Третогор и уважала всю ценность города. Ей нравились люди, живущие здесь. Они выглядели счастливыми и яркими, улыбчивыми и почтительными. Лидии нравилась Редания. Так же ее вполне устраивала «власть» которая поддерживала короля во время отсутствия и не только. Филиппа Эйльхарт была женщиной, чрезмерно умной и безрадостно жестокой. Такой женщиной, которая умеет управлять государством с легкой руки, спокойно и без переживаний. Врагов она подавит, друзей уважит и с легкостью заменит короля. Ей же в дополнение помогал Сигизмунд Дийкстра. Лидия любила Дийкстру за живой ум и потрясающую смекалку. Она знала его, но не так хорошо, как хотелось бы. Однако шпик удивлял ее уже не впервой.
Прибытие в Третогор осуществлялось без происшествий, под ведомым контролем зачинщика – чародея Вильгефорца. Его чуткое руководство и незабвенный интерес снаряжал их с Лидией каким-то «неотступным добром». А что именно они еще забыли в Редании? Бредевоорт была уверенна, что мэтр вознамерился поддержать мир и помочь нынешней власти. А ее роль была проста – ходи с мэтром, слушай и смотри.
Сегодня же, приехав в Третогор, Бредевоорт устало тряхнула головой, убирая распущенные темные волосы с плеча. Апрель выдался не самый теплый, на памяти Лидии – немного более резкий в отношении перепада температуры, за последние двадцать лет.
Она поежилась и поправила атласный темно-синий плащ, задирая голову и осматриваясь.
Третогор просыпался словно после зимней спячки. Ленивое стечение жизни, смена приоритетов, законов и правил было началом возрождения, а так же пробуждения Редании.
Отношение чародея, шевстовавшего немного на опережении, ко всему происходящему - интересовало Лидию безудержно. Но она покорно отмалчивалась и следила за развитием событий. Задавать излишние вопросы, надоедать комментариями – не ее профиль.
Судя по слухам, в городе было все так же, как и у власти: взлетали налоги, преступность, всюду ходили темерцы и в дополнение к краске событий был добавлен комендантский час. Одним словом – временный бардак, явившийся итогом незамысловатых и запутанных событий.
Лидия прикрыла глаза и покачала головой. Она никогда не понимала, для чего стоило вмешиваться в политику, когда только магия должна интересовать чародеев.
Нагоняя мэтра, Бредевоорт выпрямилась и гордо подняла голову, выглядя согласно всем правилам чародеек. Статно, царственно и безмерно чарующе. Хотя если подданные реданцы видели Филиппу, тягаться с ней в красоте сложно.
По прибытию в город именно Лидия предложила Вильгефорцу пройтись по главной улице и посмотреть на происходящее своими глазами, чтобы перенять настроение Редании более точно.
- Нас здесь не ждут как гостей, - прерывая молчание, Лидия обратилась к мэтру. – Какие бы цели мы не преследовали.

+2

5

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

- Протухло что-то в реданском королевстве. - Вильгефорц не выражался вслух, но передавал свои мысли Лидии. В конце концов - к кому еще он мог обращаться сейчас, когда они шли по Третогору для миссии с неудержимо надуманной целью? Уж явно не к кметам или горожанам.
Они бы как минимум не оценили.
- Причём дело даже не в запахе, - маг рассматривал торговые лавочки, брусчатку, людей, - Филиппа явно что-то затеяла, тут можно даже не гадать. Весь вопрос - какого дьявола она не смогла удержать свои черные делишки от подобного резонанса? Не студентка всё-таки.
Третогор магу не нравился. Не нравились люди, не нравились бродячие животные, не нравились дома, улочки и переулки. Не нравились двери, фасады, местные растения и атмосфера в целом. Не нравилось, как здесь светит солнце, как дует ветер. Возможно потому, что на каком-то уровне восприятия он ощущал, что город эльфов на этом месте когда-то давным-давно был безжалостно предан огню и где-то в магических потоках внутри Третогора сохранились информационные эманации предсмертных воплей, злобы нападающих и яростно ревущего пламени.
Но это было лишь предположение. На деле чародея больше всего раздражали идиотские улыбочки на лицах жителей.
- Нас здесь не ждут как гостей, - молвила наконец ван Бредевоорт. - Какие бы цели мы не преследовали.
Мэтр громко усмехнулся.
- Капитул, который приходит под предлогом "миротворчества", мало кто ждёт как гостей. Мы здесь, скорее, в качестве чрезвычайной инспекции - если вдруг всё пойдёт вразнос, то капитул обеспечит урегулирование мира, не считаясь со средствами, как финансовыми, так и человеческими, - Вильгефорц неприятно ухмыльнулся, - Поэтому в их интересах, чтобы всё проходило тихо и спокойно.

Отредактировано Вильгефорц (2014-05-29 00:09:48)

+3

6

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года
Пыточная в замке Третогора

Еще три дня назад лязгала сталь, умирали люди, обильно орошая блестящие, вылизанные сотнями слуг полы королевского замка; горели целые кварталы самого города, высвобождая ненависть, взаимные обиды, невыполненные угрозы и прочую мерзость, какая только может жить в любом крупном человеческом поселении.
Теперь же в Третогоре царили другие звуки: шепотки в толпе, призывы к спокойствию и звоны цепей. Много народу угодило в темницу за эти дни, много людей сгинуло. И никто не утруждал себя излишней скорбью. А в конце скажут вечную фразу "Лес рубят - щепки летят".
Вернон тоже участвовал в этой массовой истерии допросов и прочей грязной и неблагодарной работы, на самом деле направленной только на одно - выявить, насколько далеко тянутся нити этой неприглядной истории. Его до сих пор беспокоили слова того латника, на его глазах превратившегося из свинорыла обратно в человека. Подарок темерской делегации... Очень плохо. Это либо наглая ложь, что маловероятно - на волосок от смерти люди врут все же реже, чем можно было бы подумать; либо подстава от вражеского двора или какого-то крупного самостоятельного игрока на политической арене, что вероятно чуть более; либо этот спектакль действительно разыгран Фольтестом или его советом. В последний случай очень не хотелось верить - Вернон ненавидел чувствовать себя идиотом, которого еще и так подставляют. Причем свои же. А уж тем более он не собирался становиться козлом отпущения. Именно поэтому он очень хотел докопаться до правды. Желательно сам. А уж делиться с ней реданцами или нет - будет видно.
А в пыточной его уже ждали. Маг-зерриканец, псих-пиромант, чертов поджигатель - примерно так охарактеризовал его про себя Роше, когда впервые увидел чародея. Темерец не думал, что это действительно важная фигура, что-то знающая. Он мог вообще оказаться в городе случайно, либо по темным делам, но никаким образом не связанным с происходившим в замке.
Но несмотря на все эти субъективные оценки и прочую чепуху, Роше должен был хотя бы проверить. Если бы это был козел отпущения, он бы давно во всем покаялся. А настоящий организатор заговора, или хотя бы мало-мальски важный его участник, тем более, принадлежащий к чародейским кругам, не дал бы себя схватить так легко.
На всякий случай командир "Полосок" приказал сковать магу руки покрепче. Так ему было спокойнее, хотя на месте зерриканца темерец бы и не осмелился пытаться прорваться из замка на волю. Слишком сложно, слишком кроваво. Даже для маньяков.
Долгих и пафосных речей Роше не любил. Именно поэтому чародей мог рассчитывать на то, что его судьба либо решится быстро, либо будет решаться не им.
- Я даже не буду тебе угрожать и пытать тебя - это бессмысленно. - Роше прищурился. - Зачем ты приехал в Третогор? Почему ты оказался именно в квартале нелюдей во время погрома? И что ты знаешь о магии, которая превращает людей в нечто ужасное... Со свиными пятаками, клыками и шерстью на морде? Отвечать, в общем-то, необязательно. Но единственное, что я тогда смогу тебе пообещать, это отрезанные пальцы, возможно, даже вместе с языком. Ну и то, что это, может быть, будет безболезненно. Кто-нибудь из магов позаботится об этом, если хорошо попросить.
Терпение Роше успело слегка устать за эти три дня, но все же, он ждал. Даже не подавая виду, насколько он зол и в каком он смятении прямо сейчас.

+2

7

23 апреля 1265 года. Комната Меган Сванн, Третогор.
Комната Меган, предоставленная ей властями города, являла собой что-то среднее между кельей монахини и каморкой пансиона  благородных девиц. На полу лежал тонкий простой ковер, слева стояли ширма, небольшая кровать, тумбочка и прибор для умывания. Всё. Довольно скромно. Где камин? Где кровать под балдахином? Где ваза с фруктами и кувшин с вином?
Негодование в ней потухло, едва она прилегла на мягкую подушку. Все эти события порядком ее утомили. Глаза сами собой закрывались, и она погрузилась в легкий поверхностный сон.
-Госпожа Сванн!
Стук в дверь.
-Госпожа Сванн! С вами все в порядке?
Стук стал более настойчивым. Что там? Черт!
Резво соскочив с кровати, чародейка отворила дверь.
-Вы не заняты? -учтиво поклонившись, придворный стольник, ступил без приглашения в комнату.
-Нет, я рада видеть тебя, Селми Тарт. Я тут отдохнула и готова тебя выслушать. Садись туда, да, прямо на тумбочку. Рассказывай, что нового?
Королевский стольник взмахом руки опустошил поверхность тумбочки и сел на нее.
-Вильгефорц и Лидия ван Бредевоорт пожаловали в столицу. Не знаю зачем они здесь.   Говорят, что с дружественной миссией.
Этот мужчина навещал ее в тайне от Дийкстры и заводить разговоры о делах и самочувствии, хотя бы для приличия, было не в его интересах.
-Ага, конечно. Подходящее времечко. - фыркнула чародейка. - Они пойдут сразу к Филиппе, ну и правильно. Пусть обливают друг друга обвинениями, мне то что?
На лице лысенького стольника заиграла улыбка. Он сплел свои толстые пальцы на своих коленах и уставился слезящимися глазами на чародейку.
-Остерегитесь, Меган. Согласитесь, как-то странно, что именно с прибытием темерской делегации началcя этот бардак. Королева Гедвига, одержимая горем, легко подпишет любое указание Филиппы. Даже смертный приговор, не задумываясь кого она казнит. Это же ясно как божий день.
-Неужели? -недвусмысленно подняла бровь чародейка. Такое развитие событий ее не устраивало. -На этом все? Вот и славно. Теперь дай мне переодеться! Не явлюсь же я к Филиппе в таком одеянии?! И передавай низкий поклон Ее величеству.
Селми Тарт скривил губы, но молча вышел.

Отредактировано Меган (2014-05-29 13:41:08)

+2

8

23 апреля 1265 года
Пыточная в замке Третогора

Из отрывков разговоров стражников, Шаддам выудил две интересные вещи...
Первое, на королевский замок была совершена атака не то мутантов, не то жертв колдовства, кои, после серьёзного сопротивления были или частично перебиты или превратились обратно в людей.
Второе, и самое неприятное - зерриканец, похоже, попал под раздачу именно вследствие так неудачно для него совпавшего покушения на королевскую чету и погрома квартала нелюдей. Имелось также предположение, что причиной такого внимания к его персоне могло стать и происшествие в гетто, но вряд-ли. Как знал пиромант по рассказам учителя и из иных источников - чародеи Севера и не такое отчебучивали без вреда для собственных конечностей и репутации. Возможно...
Естественно, что чародея скрутили. Естественно, что посильнее. Вот только то был не двиммерит. Вот ни капельки чароглушащим металлом здесь не пахло! А значит, в принципе, чисто теоретически, Шаддам, хоть и не так полно, но всё же мог использовать магию. Впрочем, массового смертоубийства в гетто ему хватило и устраивать ещё одну резню, причём с непредвиденными для своей целостности как организма - последствиями и гарантированной опалой на всём Севере, Салит не собирался.
Поэтому, пыточная внушала зерриканцу кое-какие опасения. Не то, чтобы он прямо уж страшился, ведь если бы дело было столь серьёзно, то его бы взяли в "оборот" куда раньше, но было неприятно глядеть на всё это окружение...
В пыточной их уже ждал человек. Судя по всему - кто-то из специальных чинов на случай непредвиденных обстоятельств или особо важных дел. Но не суть...
- Я даже не буду тебе угрожать и пытать тебя - это бессмысленно. Зачем ты приехал в Третогор? Почему ты оказался именно в квартале нелюдей во время погрома? И что ты знаешь о магии, которая превращает людей в нечто ужасное... Со свиными пятаками, клыками и шерстью на морде? Отвечать, в общем-то, необязательно. Но единственное, что я тогда смогу тебе пообещать, это отрезанные пальцы, возможно, даже вместе с языком. Ну и то, что это, может быть, будет безболезненно. Кто-нибудь из магов позаботится об этом, если хорошо попросить.
- Ну, в принципе, Шад, всё не так плохо, как кажется. - на душе у чародея даже как-то отлегло. Впрочем, от него не укрылось то, что человек был явно зол. Может мысли пиромант читать и не умел, но лёгкая эмпатия - почему бы и нет? А главное - сиё было абсолютно незаметно.
- Хм-м... Ну, я думаю, что вы понимаете, что в цепях, что на мне не много толку? Просто неудобно будет давать ответы, язык жестов, иногда заменяет до половины сказанных слов.
Сделав паузу, Шаддам продолжил:
- Начну, пожалуй, с третьего  вопроса. Как я успел узнать у своих тюремщиков... - при этих словах пиромант с нескрываемым сарказмом ухмыльнулся: - Нападение было совершено неизвестными тварями, после, обратившимися в дворцовую стражу? В принципе, такого эффекта можно было добиться путём очень мощного заклятья или же, не менее мощного алхимического зелья. В обоих случаях - искать стоит чародея, причём, весьма сильного. Я, к сожалению, на эту роль не подхожу, ибо по части заклятий не силён, а в алхимии - очень ограничен имеющимися у меня ресурсами.
Не дожидаясь реакции северянина, Салит вновь продолжил:
- По поводу первого вопроса. Не в Третогор, на Север. И привёл меня поиск нового знания. Это нормально для чародея - искать нечто новое. Последний ответ и вовсе - прост как, эм-м... яичница. Я столкнулся по пути в лавку одного здешнего торговца с парочкой людей, остро воспринимающий всякие отличия от себе подобных. Всё обошлось без членовредительства, но  возвращаться я всё же счёл за лучший вариант другой дорогой. И она как раз пролегала через гетто... Всё просто.

+4

9

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

Лидия усмехнулась про себя, наблюдая за кричащими друг на друга торговцами. Один из них, необъятный и напоминавший внешне главу реданской разведки, сообщал своему собрату о том, что заламывать цены своим знакомым – это грешное дело. Второй же громко напоминал, что время нынче не спокойное и следовало бы закатать губу «нахаляву», да и оплатить прошлые долги. Сопровождая громкие ноты, купцы взмахивали руками, кидали шапки под ноги и грозно трясли щеками. Вечные споры в торговле устаканивались только после смерти торговцев – не ранее.
Перекинув взгляд на изучение достопримечательностей и архитектуры города, чародейка внимательно вслушалась в речи Вильгефорца, спокойно соглашаясь с ним кивком головы.
Именно из-за уверенной мысли в вечной правоте и власти люди не любили чародеев. Когда-нибудь это сыграет очень злую шутку с чародеями, хотя история уже показала такие гонения. Были времена, когда чародеев убивали безжалостно и целенаправленно. Тогда они не вызывали восхищения, только лишь страх и безудержную ненависть.
Прекрасно, что эти времена прошли.
- Поэтому в их интересах, чтобы всё проходило тихо и спокойно.
Лидия обогнула расстелившуюся на площади лужу, отдающую жутким, свербящим в носу запахом конской мочи. Третогор тоже равнялся с остальной цивилизацией. Где живешь, там и гадишь.
- Тихо и спокойно уже ничего не пройдет. Согласитесь, мэтр, уже поздно, - Лидия тряхнула волосами. – Магия имела честь принять участие в этом водовороте событий, и ей удалось выделить для себя первые места. Осталось только сохранять лицо, чтобы люди не могли подумать о чародеях в форме, отдаленной от уважения.
Лидия отметила, что Третогор обладал уникальной архитектурой. Смотря глазами художника, ей немыслимо хотелось взять в руки кисть, краски и чистый холст. Она представляла себе картину, показывающую один и тот же город на одном холсте под двумя разными углами. 
Вне сомнений, она попытается запомнить идею для картины, но на данный момент требовалось собранность в плане урегулирования всех событий, рухнувших на Реданию. Своеобразный камнепад случался в любом уголке мира, поэтому ей было не в первой.
- Я бы так же не отказалась отметить, что королева сейчас – это очень удобная пешка в цепких руках советников. Гедвигой можно манипулировать, ведь она, как женщина бесхарактерная, уповает в горе и то и дело плачет у кровати короля.
Чародейка усмехнулась про себя. Женское горе дело железное. Если женщина сочтет верным забросить все труды мужа и сидеть рыдать около его кровати – от своего желания не отступится.
Но все же возвращаясь к проблемам насущным, ван Бредевоорт убеждалась, что в Третогоре их не ждали. Прогулка по улицам была вне сомнений приятной после долгой дороги, но встретить главу Капитула могли бы и со всеми почестями. Все-таки дружественная миссия.
- Филиппа не спешит одарять нас почестью свидеться с ней. Так же как граф и уважаемая чародейка Меган. - Лидия вновь аккуратно обогнула лужу, поправляя платье, добавляя тихо и немного не по теме, – людская привычка уродовать города мусором и отходами – отвратительна.
Девушка нахмурилась, что со стороны показалось весьма странным. Нижняя часть ее лица не дрогнула совершенно.

Отредактировано Лидия ван Бредевоорт (2014-06-05 23:11:52)

+2

10

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

Йол пришел через главные ворота. Города он, на самом-то деле, не любил, но, увы и ах, посещать их было нужно. Тут и ремесленные ряды, и трактиры, и бордели. Но, самое главное, тут хорошо с клиентурой. И платят неплохо. Во всяком случае, лучше, чем в деревнях. Но нелюбовь к городу Йол испытывал с давних пор и на то у него были причины. Тут хватало своего ворья и бандитов с которыми, конечно, совладать было можно, но сложно. Ну и, конечно же, запахи. После леса эти запахи были невыносимы. Но что поделать? Благо, не жить сюда он пришел. Так, на побывку. Перед воротами он довольно долго стоял в очереди. И хотя Третогор не был Новиградом, торговых караванов и просто желающих пройти было много.
- Што, снова кантрабанда, а? Давайсь, выхладвай шмотье. Глядеть буду, - пыхтел перегаром таможенник, напряженно вглядываясь в лицо головореза мутными глазами.
- О чем разговор! На, блюди! - говорил Йол, с готовностью поставив на повидавший виды широкий стол свой толстый заплечный мешок.
- Э, не-ет, шельма! Я тебя, твоего брата знаю! Ты счас мне весчи ложешь, а вечером твои дружки мне глотку резать будуть? А ну пошел, штоб я тебя не видел боле! - махнул рукой страж порядка и на миг потерял равновесие, но смог выровняться. Только когда он это сделал, Йола уже и след простыл. Он успел скрыться в потоке спешащих в город людей. Даже здесь жутко воняло потом, мочой и фекалиями. На улицах города пахло примерно так же. А вот в переулках... нет, в переулки он пойдет только тогда, тогда нос попривыкнет просто к улочным запахам.
Некоторое время он шел в густом потоке людей и телег, но едва ли не на первом же перекрестке поток начал разжижаться - многие сворачивали с главной улицы. Тогда же головорез смог увидеть темерские лилии. Четверо темерцев стояли в стороне от людского потока и о чем-то беседовали. Странно было наблюдать в реданской столице темерцев.  Очень странно. Хотя не настолько, чтобы можно было удивиться. Скорее задуматься. Йол вышел из центра потока к краю. Идти здесь было гораздо легче, хотя запахи, доносящиеся из переулков, становились сильнее. Впрочем, не только темерцы заставили его задуматься над ситуацией в городе, но и поведение патрульных, что прошли мимо минуты две назад. Люди заметно нервничали. Да и концентрация перегара витающего в воздухе была примерно такая же, как и в праздники. Но праздников не было. Йол старательно перешагивал и перепрыгивал через лужи, оставшиеся то ли после недавнего мокрого снега, то ли от жидких помоев, сливаемых местными жителями прямо в окна. Хотя на главной улице им это делать, вроде, не позволено. Но черт знает этот Третогор! Головорез сумел-таки наконец выйти на одну из площадей города. Народу здесь было не особенно много, но и не настолько мало, чтобы называть эту часть города безлюдной. Здесь, на это самой площади, в домах расположились маленькие лавчонки и разные таверны. Йол потянул сломанным носом. Нет, тут останавливать не будет. По-хорошему, ему надо было сейчас найти толкового кузнеца и сделать заказ. Но нет, сначала таверна. Оставить там вещи и пойти уже налегке. Ну, как налегке? Оружие-то при себе будет. Наемник поплотней закутался в плащ. И хотя голова его с лицом оставались у всех на виду, нижняя часть тела он предпочел скрыть. Опять таки из-за оружия. И хотя край ножен с мечом выглядывали из-под ткани, для того чтобы их заметить, нужно было нагнуться. Ну а стражники просто так нагибаться не станут. Стража практически везде одинакова.

+2

11

Это можно слушать. Атмосфера

23 апреля 1265 года
Дом Сигизмунда Дийкстры в Третогоре.

Она третировала и оскорбляла его. Раз за разом, смешивая имя Сигизмунда Дийкстры с грязью, Филиппа Эйльхарт перешагивала ту тонкую грань, через которую ей было позволено перешагивать давным-давно. Сам шеф реданской разведки дал это разрешения, не моргнув и не стесняясь в своем решении ни мгновения. И не жалел.
Она не боялась его, пылко и колко шутя над его здоровьем, выискивая потаенные болевые точки, на которые могла при случае надавить. Сама же того не подозревая Филь, его любимая Филь, открывала свои слабые места, давая Дийкстре в один стремительный ход прижать чародейку к ногтю.
И всё-таки, они не испытывали к друг другу ненависти, понимая, как один необходим другому.
- Ты что-то путаешь, Филиппа. Я разведчик, я не занимаюсь безопасностью Визимира и не храню секретов о его болячках и желаниях. Надеюсь, ты их тоже не хранишь.
Ещё надеялся, что Эйльхарт так и не поняла, зачем Дийкстра отдал на растерзание зерриканского чародея: Вернон Роше, человек странный, взглядов интересных, был не прочь сунуть нос в проблемы союзного королевства. Сигизмунд Дийкстра, без не прибегнув к магии, создал иллюзию, что темерцам позволено всё, на самом деле пустив их следствие по ложному запутанному пути, где даже самый лучший охотник сломит и ногу, и руку, и голову сложит.
Филиппе Эйльхарт об этом знать не следовало - пусть иллюзия будет правдивой.
- Слишком много вопросов, Филиппа. - граф недовольно повел плечом - старое ранение, след былой боевой молодости, давало о себе знать. - А ответов так мало: я не знаю. Ты не можешь представить, но есть вещи, которые я не знаю. Я могу подозревать кого угодно, даже самого себя, ибо кроме нас с тобой никто лучше не знает замка.
Молчание повисло в комнате лишь на мгновение - Дийкстра думал. Напряженно.
- Иногда так не хватает ведьмака для решения проблем и поиска истины. А я ведь выпустил того... Кристофера. Темерца. по твоей просьбе.
У женщин были самые странные желания в этом мире. Дийкстра же исполнял множество из них.

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

На главных улицах больших городов всегда беспокойно.
Снуют люди, перекликаются лоточники, ищут своей наживы карманники.
Всегда на них бушует жизнь, зачастую и в ночное время.
Кипела жизнь и сейчас - один из мальчишек, щелезубый и конопатый, подскочил к высокому господину и даме, сопровождавшей его.
- Господин! Господин! Подайте монетку! Ну, подайте монетку, добрый господин! Я почищу вам и вашей даме сапоги!
Мальчишка даже не угомонился, когда молчаливый длинноволосый муж, не обращая внимания, пошел дальше - малец не отставал.
- А вы знаете, что стряслось здесь на днях? Ууу! Грех такого не знать господин! У эльфов так жахнуло! Пыхнуло! Вот, правду говорю - ма-ги-я! Такое облако, словно дракон чихнул!
Хотелось заработать, а у таких деньги всегда водятся. Даже когда они их хорошенько скрывают.
На его же счастье, мальчик карманником не был. Зато был любознательным.
- А может, вам подсказать чего? Дорогу? К дворцу? В хороший трактир? А, добрый господин?

Город встречал Йола расхлябанными дорогами и запахами, которые сводили голодный желудок с ума.
Справа пыхтела трубой добротная таверна. Слева кто-то, не стесняясь ни положения, ни времени, жарил колбаски - их удивительный аромат шел из окна трактира.
Столица была готова встретить наемника, но вот был ли готов наемник?
Первое, что с ним произошло - у бородатого наемника стащили кошель: худощавый паренек, который "нечаянно" врезался в наймита, дал стрекоча, перепрыгивая лужицы и петляя в первый попавшийся переулок.
Кто мог предугадать, что прямо там малец врежется... точнее, спотыкнется о какого-то карлу, полетит в грязь, ругаясь и матерясь на всех наречиях, что знал.
Кошель бухнулся в воду, замерев, словно меч палача над шеей приговоренного.

+2

12

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Один из переулков

И говорят, что молния не бьет в одно место дважды.
Именно поэтому и только поэтому нелюдь обыкновенный и нелюдь рогатый сделали то, что многие сочли бы невероятной глупостью - вернулись в то самое место, где им едва не перепало на орехи и едва не опалили бороды.
В этот раз краснолюд и сильван подготовились: Лавра приодели, на ноги напехтерили шаровары да расхлябанные лапти с онучами, скрывая копыта от глаза человеческого, рубаху с широкими подолами да плащ с капюшоном потуже.
А самое главное - поставили стражникам магарыч, да такой, что те пропустили краснолюда и сильвана очень уж охотно.
Цель приезда была проста - Золтан должен был встретить своего дружка, который и продал ему ненавистную карту. Он же, вместе с Лавром, должен был уточнить по этой самой карте, где все-таки зарыт клад (и есть ли клад вообще, или одно старое трепло лишится  кутаса!).
- Я тебе говорю, что дом его недалеко, сейчас вот тут пройдем и... еб...
В краснолюда врезался, а точнее споткнулся худощавый паренек.
И бородач, и воришка полетели наземь, сплетаясь в клубок, полный нежности, объятий, ругани и желания одного прибить второго.
- Это, курва, ты что творишь, засранец? Тебя не учили под ноги смотреть, хрен моржовый?! У, я тебя, курва!
Малец пытался сбежать, загребая руками дорожную грязь, но краснолюд крепко держал не за ногу, ловко уворачиваясь и отбивая удары лягавшегося воришки.
- Лавр! Лаврик, племя бесово! Да помоги же!

+3

13

- Зри куда прешь! - гаркнул головорез, резко повернувшись следом за мальчишкой. Повернулся и и насторожился. Чего-то не хватало. Что-то было не так. Секунда - другая и он сообразил. Полупустой кошель, в котором он хранил небольшую сумму для расплаты с лоточниками, так и не стукнул его по поясу. Кошель. В следующий миг он гаркнул еще громче:
- Держи вора!
Гаркнул, перепугав прохожих. Гаркнул и помчался следом за голодранцем. Три секунды, не меньше. Хорошая фора для резвых ног. Тем не менее Йол сдавать не собирался. Расталкивая зазевавшихся прохожих, еще полминуты назад шедших за ним, он большими скачками перелетал через лужи, преследуя воришку, пока тот окончательно не затерялся в толпе. Пожалуй, у паренька были бы все шансы скрыться: он был ловчее, не обременен вещами и хорошо знал город. Но это ему не помогло. Уже подбегая к спасительному переулку, где начинался вход в спасительный лабиринт улочек, он налетел на краснолюда. Налетел, запнулся и рухнул в грязь вместе с карликом. Время оказалось потеряно. Более того, краснолюд не давал воришке сбежать, вцепившись в того мертвой хваткой и норовя наподдать под зад таких люлей, что паренек не то чтобы сидеть, ходить не мог бы. И хотя тот отчаянно отбивался, пользы от этого определенно было немного. Йол превосходно знал, что такие ребята отлично бегали на сравнительно небольшие расстояния, но сколько-нибудь продолжительно держать темп они не могут. А тут еще и драка. Краснолюд рано или поздно все равно бы сломил сопротивление и дал бы тому по соплям. На помощь собрату спешил второй карлик, но головорез его опередил. Выгадав момент, он схватил воришку за волосы и рывком, едва не сняв с того скальп, поставил на землю, чтобы следующим ударом в челюсть отправить того в непродолжительный полет назад, в вонючую жижу.
- Где мой кошель, курвин сын? - огласил переулок ревом наемник. Рев этот эхом отлетал от стен, продолжая предупреждать весь лабиринт о случившимся. Головорез еще не заметил мешочек с монетами, упавший в воду и поэтому считал, что деньги куда-то спрятал этот преступник.

+2

14

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Филиппу даже порой раздражала нулевая реакция Дийкстры на ее колкости. Это не значило, что она ей всегда была нужна, особенно при важном разговоре. Но порой казалось, что он просто не слушает или любые слова ничего не значат. Раздражало и бесило, но сейчас было то, что вызывала подобные эмоции посильнее присутствия бывшего любовника. А именно вся эта ситуация в замке и с королем. А от него не добьешься толком никакого ответа.
- А я королевский советник, а не его нянька, - сверкнула взглядом чародейка. - Но твоя обязанность - знать все о внешних угрозах. Или ты думаешь я не знаю, что в королевской страже у тебя тоже есть свои уши, за что ты нехило доплачиваешь в прибавку к жалованью? Так вот, ты платил олухам, которые облажались по полной. Будешь это отрицать? Или вспомнишь, кто из нас мужчина и признаешь свою ошибку?
Он вспоминал время от времени, причем очень даже хорошо. Порой даже слишком хорошо. Но об этом лучше ей не вспоминать. Да и следующие ответы вызывали совсем другие эмоции.
[b]- И что прикажешь делать мне, если ты бессилен? Чертить мелом протиупыриные круги? Ты хоть трупы этих тварей осматривал? На короле лежит заклятие, это точно. И наложил его тот, кто рвался внутрь тронного зала. Просто для гарантии, если слуги не смогут пробиться. Я со своей стороны делаю все, пытаюсь отследить источник. А твои люди хоть проводят расследование? Или ты остановился на зерриканском маге?
Заодно стоило вспомнить про бунт в квартале нелюдей.
- Или тебя слишком сильно отвлек бунт нелюдей? Кстати, никто так и не смог внятно объяснить, кто что начал. Думаешь, это совпадение, что он начался в такой нужный момент? Сомневаюсь.
При словах о ведьмаке Эйльхарт отвела взгляд.
- Пусть этот ведьмак не путается под ногами, а в остальном мне все равно. И если ты еще раз вот так пошлешь кого-то, и он будет отвлекать меня во время встречи с высокопоставленными лицами, я саботирую пару твоих темных делишек, о которых, как тебе кажется, никто не знает. И нисколько об этом не пожалею. Если не хочешь этого, то соблюдай рамки приличия.

+4

15

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Один из переулков

Вот и верь, курва ети мать, в честность! Вот и доверяй этим, драть их в гузку, людям!
Золтан Хивай, краснолюд порядочный (и как всякий порядочный краснолюд - сильный как в период спаривания бык) желал лишь одного - возмездия. И помощи от одного козлорогого субъекта, который желать не спешил, помогать не хотел, знай, стоял себе в стороночке. Еще товарищ называется!
А они с ним погром пережили! Они с ним золото искали!
"Ух, Лаврик! Жопа лохматая! Ух, доберусь я до тебя!"
Пацаненок всё-таки угодил краснолюду ногою в лоб Кажется, что-то хрустнуло, и судя по больному скулежу - далеко не лоб.
Всё закончилось да так, что Золтан не сразу понял, что произошло. Мальчишка вдруг обрел силы небывалые, неведомые и взмыл над землей. Хивай, не будь дураком, подлеца не отпустил: вцепился покрепче и полетел следом, чуя, как под ногами и пузом исчезает привычная апрельская жижа.
- Стой! Стой, сволочь!
Мальчишка передумал улетать, зависнув в воздухе.
Над самым ухом, брызгая первым весенним дождём, грянул гром:
- Где мой кошель, курвин сын?
Золтан осторожно приоткрыл глаз.
Сообразив, что к чему, что орясина выше его раза в полтора, а то и в два, Хивай поспешил плюхнуться наземь.
Пусть люди сами разбираются. Их беды - не его проблема.
Под ногами хлюпнуло. Под ногами - не в портках.
Золтан первым делом сделал то, что сделал бы любой нормальный краснолюд в его ситуации: выругался. А затем, резко крутанувшись вокруг своей оси, пошел по своим делам, махнув Лаврику: пошли, мол.
Под ногой неожиданно что-то звякнуло. Что-то увесистое, с той самой песней, которая по ночам грезится каждому краснолюду.
Медленно опустив взгляд вниз, Золтан икнул.
А затем испуганно обернулся.
- Эт не мое, не смотри на меня так!

+4

16

"Дорогая моя мамочка. Получила твоё письмо через три дня после эквинокция. Рада была узнать, что у тебя всё хорошо, и что твой дорогой Джеральдо всё еще пребывает в добром здравии. Передавай ему от меня самые добрые пожелания, если, конечно, он вообще знает, что у тебя есть дочь"...

В комнате пахло маслом, красками, клеем. В тени, подальше от губительного яркого света, подсыхала краска на еще не законченной картине. Золотисто-зеленое поле на ней, слегка покрытое синим сумраком и кое-где подсвеченное резкими лучами, вырвавшимися из-под грузных темно-серо-синих туч, тяжело колыхалось под ветром. В центре композиции, - но не в центре полотна, - тускло светился домик с выбеленными стенами и деревянной, еще не дорисованной крышей.
Буря вдали была едва намечена несколькими мазками.

"Приятно было читать твои рассказы о новом доме, думаю, купить его было в самом деле хорошей идеей. Очень за тебя рада. Но прошу, будь осторожна и не забывай о том, чему меня учила. Береги себя, мамочка".
Табуретка, стол и маленькая прикроватная тумбочка были заставлены баночками с водой, баночками с растворителем, баночками с маслом, разнообразными плошками. Где-то в плошках краска еще оставалась, где-то была вымазана вся, едва ли не слизана со стенок. Сумка с пигментами стояла поодаль, словно в пику царящему в комнате беспорядку баночки с красителями в ней были выстроены аккуратно, четко, даже строго по цветам.
Тут же, в тени, в окружении грязных тряпочек, сушились старательно вымытые кисти. И, к счастью или к несчастью, бардак на этом не заканчивался.

"Что до меня, то я благодарю тебя за поздравления с днем моего рождения, и благодарю, так как именно ты стала основной причиной и возможностью моего появления на свет. В целом хочу сказать, что живется мне неплохо, что твои уроки не прошли даром. За последние года..."

Беспорядок распространялся на всю комнату, но имел в себе определенную логичность и систему. На небрежно застеленной кровати лежал рулон превосходной тонкой шерсти, частично развернутый. Ножницы, маленький мелок и набор ниток, валяющиеся рядом, прекрасно дополняли картину. Несколько книг, платье, небрежно перевешенное через спинку кровати, длинные чулки... Рисунки, развешенные по стенам... Создавалось полное, но ошибочное впечатление жилья постоянного, в то время как бросить всё это вообще никакого труда не составляло.

"... а так как он не захотел, чтоб я..."

От благородного дела написания письма родительнице Агнессу отвлек банальный звук ругани на улице. Кто-то на кого-то кричал, кто-то кого-то бил, кто-то визжал от боли. Девушка отложила перо, взяла относительно чистую тряпицу и, вытирая пальцы, подошла к открытому по случаю хорошей погоды окну. Перегнувшись через подоконник, она с интересом наблюдала над расправой, происходившей едва ли не под самыми ее окнами в узком переулке. Поймали, похоже, карманника. Бедному мальчишке оставалось только посочувствовать, но дольше простого сочувствия девушка пока решила не заходить. Во-первых, карманников и в самом деле иногда надо ловить, иначе они совсем обнаглеют. Во-вторых, здоровяк хоть и был силен и зол, но мальчишке пока ничего не сделал.
Ситуация и ракурс были преинтересными. Рука сама собой потянулась назад, к лежащим на столе альбому и уголькам.

Отредактировано Агния (2014-06-13 21:23:55)

+2

17

23 апреля, Третогор.
Меган облегченно вздохнула, как только дверь за мужчиной закрылась.
Чародейка посмотрела в окно – до ночи еще долго, можно было позволить себе немного расслабиться и подготовиться к предстоящей встрече. Она уселась перед зеркалом, достала из сумки пару склянок с духами и колбу с зельем – перед походом в дом графа, где несомненно и была Филиппа, было бы неплохо привести себя в порядок. Зелье было простым, но очень эффективным и подходило к любой ситуации, будь то встреча с самим королем или императором Нильфгаарда.
За этим занятием время пролетело незаметно. Встав с колен, Меган кинула на себя последний оценивающий взгляд. Как ей показалось, выглядела она довольно-таки неплохо.
"Интересно, где же Вернон Роше и его солдаты?"
С такими мыслями, женщина пригладила кончиками пальцев черные волосы у виска и поспешила покинуть стены предоставленной ей комнатки.
Улица встретила ее сыростью, неприятными запахами и неумолкающим своим шумом. Меган неспешно сошла по лестнице. Решение добраться до дома Дийкстры было принято сразу же. Женщина побрела вдоль дороги, сопровождаемая скрипом телег и круговертью безрадостных мыслей.
Кто-то пронесся вихрем рядом с ней, чуть не сбив ее с ног. Проклиная про себя этого человека, чародейка раздраженно топнула ногой, ненароком окатив прохожего брызгами грязной воды из лужи.
-Извините,-пробормотала она, сетуя на собственную неловкость и силясь понять, насколько сильно досталось ее случайной жертве. Невольной спутницей Меган оказалось женщина лет двадцать пять на вид, невысокая и щуплая. Она была ухожена, хорошо одета и ужасно похожа на известную всем Лидию Бредевоорт.
"Черт возьми! Дура ты, Меган! Это же она и есть!"
-Лидия!- Чародейка кинулась к помощнице Вильгефорца.-Как мне не ловко! Давно ты здесь?

+2

18

23 апреля 1265 г., Третогор. Один из переулков

Йол свирепо обернулся на звон монет, словно медведь, ищущий нарушителя его спокойствия зимой. Он осмотрел краснолюда с ног до головы, а затем посмотрел на свой кошель под его ногами. Для образности, ему следовало еще обнюхать Золтана и зарычать.
- Эт не мое, не смотри на меня так! - испуганно заявил краснолюд. Йол еще несколько мгновении подозрительно смотрел на карлика, а затем медленно подошел, нагнулся и поднял свой полупустой кошель. Поднял, подбросил и перехватил на лету за горловину. И усмехнулся.
- Спасибо вам, господин Не-Знаю-Как-Вас-Звать-Величать! - заявил головорез. - Дайте я пожму вам руку за помощь! - он замахнулся, с размаху крепко пожал Золтану руку и усмехнулся снова. Он снова повесил кошель на пояс.
- Меня Йолом зовут, - заявил наемник. - Предлагаю найти здесь какую-нибудь трактир и выпить за порядочных краснолюдов!
С сими словами он уверено зашагал назад, на улицу, что была славна на выбор разного рода кабаков и забегаловок. В двух шагах от выхода, он обернулся.
- Пойдем-пойдем. Я угощаю, - сказал он опешившим краснолюдам. - Заодно узнаем, кто кого перепьет.

+2

19

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

Продолжая смотреть глазами художника на Третогор, Лидия заботливо пополняла идеи для создания новых картин. О городе, столь насыщенным жизнью и расписанным совершенно четкими моментами картины можно было рисовать чуть ли не партиями. Однако ван Бредевоорт предпочитала рисовать редко, но, как говорится, метко. На картины она тратила довольно много времени, некоторые даже имела честь не заканчивать. Скорее всего, потому что вдохновение улетучивалось и обещало вернуться несколько позже.
Из задумчивого состояния девушку вывел далеко не мэтр, тот шел несколько опережая чародейку. Внезапно появившийся под ногами мальчишка, пискляво лепетавший о монетках, недавно произошедших событиях и развитии таковых. Лидия резво остановилась, чтобы не сбить ребенка, посмотрела тому в глаза и хмыкнула про себя. Она любила детей только в том случае, если они были чужими. Маленькие, столь беззаботные и забавные – все казались милыми.
Выслушивая непрекращающийся поток слов, ван Бредевоорт подняла взгляд и двинулась за мэтром, считая, что попрошайка отвяжется от них. Не тут то было. Мальчик умело путался под ногами, рассказывал что-то об эльфах, магии и, возможно, где-то уверенно привирал. Вильгефорц же был непреклонен. Его внимания ребенок не получал, однако же чародейка наоборот. Когда мэтр обернулся, Лидия спешно нагнала его и остановилась рядом. Чародей заговорил о Риенсе, расписывая сложность положения и важность возвращения в Стигг. Риенса чародейка не очень любила. Тот казался ей слишком… грубым и чрезмерно напыщенным. Пытался выглядеть на голову выше других, вечно считал себя талантливым чародеем, а на деле же постоянно совершал ошибки и просил мэтра о помощи. Ван Бредевоорт понимающе кивнула, выслушивая указания о дальнейших действиях в Третогоре. Суть была более чем понятна, поэтому чародей получил утвердительный кивок в ответ и резво развернулся на каблуках сапог, теряясь в толпе.
Тот самый конопатый мальчишка решил увязаться за Вильгефорцем, однако Лидия вовремя перехватила его за руку. Ребенок испуганно глянул на чародейку. Но после того как опустил взгляд и увидел в своей ладони три золотых монеты, лучезарно улыбнулся, одарив девушку поклоном. Лидия же не изменилась в лице, только взгляд сделался мягче. Ее казна не убудет от трех монет, а так она хоть немного обрадует ребенка. Проследив за счастливым конопатым созданием, убегающим в толпу, девушка выпрямилась.
С намерением вновь продвигаться вперед судьба не согласилась. Не обратив внимания на резвое стечение обстоятельств, чародейка опустила взгляд и заметила на подоле темно-синего платья грязные, весьма заметные пятна. Закатывая глаза, она принялась отряхивать юбку, ухватившись за ткань чуть выше колена. Заслышав ожидаемое «извините», чародейка подняла взгляд.
- Меган, - Лидия отпустила мягкую ткань юбки, - рада тебя видеть в этом каламбуре.
Она говорила чистую правду, ибо добираться до Филиппы в гордом одиночестве не особо хотелось. Тем более с Меган ей можно было бы обсудить множество тем, она довольно давно не встречалась с этой чародейкой.
- Мы прибыли недавно, - она отмахнулась, указывая в сторону толпы, - мэтр планировал провести визит лично, однако срочные дела заставили его вернуться.
И не то, чтобы это радовало Лидию. Скорее даже наоборот, она не любила привлекать к себе внимание и по большей степени старалась всегда находиться в тени. В любом случае, уступить таланту мэтра в его умениях вести переговоры было проще. Однако поставленные задачи тоже требовалось выполнять. Иначе какой она ассистент?
Переводя взгляд с Меган на подол платья, Лидия медленно провела рукой, наклонившись к пятнам на ткани. Одно маленькое заклинание позволило ей вернуть подол в былое состояние, даже несколько лучше.
- Я предложила Вильгефорцу прогуляться, чтобы понять обстановку, царящую в городе. Судя по бурной жизни в Третогоре все как и было прежде…
Лидия повернулась на крик и ругань, заметила мальчишку с каким-то кошельком в руках и бегущего за ним мужчину. Высокого, светловолосого в полном обмундировании. Погоня сопровождалась криками, руганью. однако не столь затянувшимися. Воришка свернул в переулок, за ним и преследователь, а чародейка, удивленно приподнимая брови, повернулась обратно к Меган.
- Меган, ты не представляешь, как я рада тебя видеть, - Лидия положила руку на сердце. – Ох, да ты совершенно не  изменилась. Все так же прекрасно выглядишь, а платье просто изумительное… в Третогоре такие портные? Я бы не прочь воспользоваться их услугами.
Чародейка сверкнула взглядом. Женщины. Они всегда обсуждают моду, платья, да и Лидия не удержалась, ибо платье Меган было воистину великолепным.
- Ты к Филиппе или уже от нее? Мы хоть и недавно прибыли, но несколько задержались с этой прогулкой…

Отредактировано Лидия ван Бредевоорт (2014-06-15 00:13:31)

+2

20

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года
Пыточная в замке Третогора

В последние дни в столице Редании творились ужасно странные вещи. И дело было не только в произошедшей резне. Бьянке и раньше приходилось видеть много смертей вокруг, даже самой бить их причиной, с грустью хоронить павших товарищей и радоваться поражению врагов. Но она никогда еще не видела, чтоб отвратные монстры прямо на глазах превращались в обычных людей.
В отравленное вино девушка не очень верила. Как-то это было слишком просто и попахивало подставой и отводом глаз. Спроси ее кто, что она думает на этот счет, Бьянка сказала бы, что во всем виноват кто-то из чародеев, присутствующих в городе. Только ее никто не спрашивал. Может потому, что и так все было понятно, а может и потому, что не доросла она еще советовать старшим.
А чародеев в городе  было на тот момент трое, двое из них, многоуважаемые советницы реданского и темерского королей, помогали отбиваться от нападающих в замке, третий, сидящий сейчас в темнице, шастал по городу и творил безобразие во время погрома в квартале нелюдей.
Как ни странно, сегодня в Третогор заявились еще двое колдунов. Наверняка их вызвала или Меган Сванн, или реданская чародейка. Но может они просто выжидали удобного случая насладится результатами своего колдовства?
Как бы там ни было, следовало сообщить Вернону об их прибытии. Именно по этой причине девушка спускалась по плохо освещенным ступенькам в недра третогорской тюрьмы, где Роше проводил допрос зерриканского мага. Ей очень не хотелось ворваться в камеру просто посреди какого-нибудь малоприятного зрелища, потому добравшись до нужной двери, Бьянка прислушалась.
Незнакомый по голосу человек, видимо тот самый зерриканец, спокойно рассказывал о заклятьях и зельях, на которые, по его словам, у него не хватило бы сил, а потом что-то о поисках нового. Рассказ звучал так гладко и слажено, что в него не слишком верилось.
Убедившись, что ничего страшного в камере не происходит, Бьянка толкнула тяжелую, противно скрипнувшую дверь. Бросив взгляд на странного с виду заключенного и мельком позавидовав его длиннющей косичке, он подошла к Вернону и тихо сообщила:
- В город прибили двое чародеев, мужчина и женщина. На улице встретились с Меган Сванн, - покосившись опять на зерриканца, добавила, - слышала его рассказ. Слишком ладно сочиняет. Сдается мне, что врет.

+2

21

23 апреля 1265 года
Дом Сигизмунда Дийкстры в Третогоре.

Она так много говорила.
Сигизмунд Дийкстра прикрыл глаза, стараясь думать о чем-то хорошем, о чем-то светлом. Рядом с Филиппой Эйльхарт это получалось скверно. Госпожа-чародейка была слишком громкой.
За пару минут Дийкстра был обвинен по меньшей мере в предательстве родины. Но разве это граф не мог вывести монарха из той спячки, в которой он находился? Разве именно шеф разведки обладал иллюзорной магией и обвел вокруг пальца саму Филиппу? Нет.
А ещё его обвинили в том, что Сигизмунд - мужчина. Смешно.
"Ведь трахаем баб мы почти одинаково. Кое-кто даже почаще."
- Прежде чем задавать столько вопросов, то могла бы похвалиться результатами твоих исследований нашего спящего... Визимира. Он думает просыпаться?
Нет, не думает.
А то, что спрашивала Филиппа - всего лишь фикция. Всё это расследование - всего лишь огромный обман.
Потому иллюзия всё свела к тому, что и дела нет.
- Что касается наших свиномордых друзей, то отвечу коротко: их не было. Вы убивали людей, Филиппа. Мы убивали людей. Наших с тобой людей. - Дийкстра сложил пальцы домиком, глядя поверх головы чародейки. - Они не были чудовищами. Они вообще никогда не были чудовищами, а единственный оставшийся в живых стражник утверждает, что их опоили "особым подарком от темерской делегации". Да и выпили они всего по чарке - для такого большого количества людей потребовался бы огромный подарок. Внушительный.
Про нелюдей Дикйстра умолчал принципиально - единственный свидетель был в руках Вернона Роше, лица ответственного и талантливого. Уж кто-кто, а Дийкстра напрямую знал, чем занимался Вернон раньше, чем он занимался при Фольтесте и чем такие люди занимаются в чужих королевствах. Знал и верил, что темерец не сглупит - слишком много было поставлено на кон.
- Ты не считаешь, что разговор затягивается, а мы так и не пришли к решению нашей проблемы? Я бы предложил разделиться.  - Сигизмунд встал, отряхивая невидимые пылинки с рукавов. - Ты разберешься с Меган Сванн и Вильгефорцем. С последним мы должны были встретиться еще год назад у Демавенда, если ты помнишь, но, сдается мне, мэтр не терпит моего общества.
Всего лишь условие. Всего лишь помощь - не более.
Сигизмунд играл открытыми картами.
- Я же займусь стражей, нашим зерриканцем и бунтом. Кто знает, сколько правды можно выжать из засохшего изюма.

+4

22

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Пыточная

В ответ на слова чародея Вернон только многозначительно покивал и хмыкнул, прикидывая, насколько масштабно он смягчает углы. От конкретики чародей ушел, что неудивительно - их братия почти вся такая, в играх слов искушенная. Но это не значило, что Вернон от него отстанет.
Только темерец хотел задать еще пару вопросов зерриканцу, как дверь со скрипом отворилась, и в темницу вошла Бьянка. Не иначе как с чем-то важным - в подобные места ее обычно не загнать другим способом, кроме как приказать. И вправду - о прибытии новых чародеев в город узнать было интересно. "Медом им тут всем намазано, что ли?.. Или этот чертов Капитул, Совет, что у них там, настолько привык совать свой нос в любое дело, даже их не касающееся?"
Хотя в этом случае их как раз касались произошедшие события. Нападение на короля с помощью магии, сильной и довольно жестокой вполне себе входило в юрисдикцию всех этих мажьих сообществ и организаций. Они точно так же яростно будут пахать землю и искать учинившего этот бедлам, как и Роше будет искать предателей в рядах граждан Темерии. Но если они слабо заинтересуются произошедшим, то это будет значить только одно - все в их интересах. И выгодно им. Если не считать возможности, что сейчас они могут для виду посылать "инспекторов", то их интерес в этом деле крайне прозрачен.
- Спасибо, Бьянка. - Командир "Полосок" кивнул на зерриканца. - Наш друг ведет себя достаточно вежливо, так что, я думаю, можно позволить и себе совершить вежливый жест... Сними с него кандалы.
"Я верю в твое благоразумие, маг. Только поэтому." А что врет, то его боец верно подметила. Не стал бы он говорить правду, по крайней мере, всю. Роше бы на его месте не стал.
- Но вернемся к нашим баранам. С каких пор через гетто ходить безопаснее? Не знаю, может, в Зеррикании у вас так и принято, но на Севере гетто обычно - самая банальнейшая клоака. И с безопасностью там ну очень плохо. И так уж удачно там погром начался... Случайность на случайности. - Он пожал плечами. - Обязательно было пожары устраивать? Очевидцы рассказали, что зрелище было красочное.
Насчет заговора вытянуть у этого чародея ничего не получится, темерец чувствовал это. Нить ведет не сюда, точно не сюда... Найти бы, где ее начало. Точнее, на ком?

+4

23

23 апреля, Третогор.
-Моя дорогая, ты просто не представляешь, как я рада! ,- Ей было неудобно дотрагиваться губами до ее изувеченной щеки, так искусно скрытой за магической завесой, так что она решила просто послать воздушный поцелуй. Чародейка наклонилась вперед, повернула голову в сторону, подставляя щеку, и поцеловала воздух у ее щеки.
-Мы прибыли недавно, мэтр планировал провести визит лично, однако срочные дела заставили его вернуться.
Эти слова подействовали на нее как целебный бальзам на растерзанную душу. Никогда она не любила и не переносила чародеев. На то было много причин. Вильгефорца же она ненавидела всей душой. Его действия, как она считала, ослабляли и вели чародейское сообщество к краю обрыва. Его политическими играми она уже пресытилась, и потому собиралась вернуть долги.
-Стараниями Дийкстры,-это имя она произнесла шепотом,-В городе все по-старому. Не смейся, его шпики везде, боюсь даже громко его имя произносить.
На лице чародейки засияла улыбка. На самом деле, плевала она с высокой колокольни на Дийкстру и его людей, что было не совсем правильно. Ибо это могло повлечь за собой неприятности. Ведь вместе с Филиппой, они могли хоть горы свернуть. Но, к сожалению, или же к великой ее радости, их отношения претерпевали кризис.
Подул ветерок, принося с собой пряные запахи рынка. Ветер легко перебирая волосы, ласкал их лица. Меган закрыла глаза и вдохнула в себя все эти ароматы базара, сразу же за которым возвышался дом Дийкстры.
- Меган, ты не представляешь, как я рада тебя видеть. Ох, да ты совершенно не  изменилась. Все так же прекрасно выглядишь, а платье просто изумительное… в Третогоре такие портные? Я бы не прочь воспользоваться их услугами.
Чародейка открыла глаза и удивленно посмотрела на Лидию. Конечно же ей приятно было слышать комплименты и обсуждать моду, но как-то уже непривычно. Тем  более после недавних событий.
Болтая о всяких мелочах, они шли бок о бок по рынку, который гудел, как растревоженное осиное гнездо. Он и в обычные дни был многолюдным, но сегодня вообще переполнился: торговцы предлагали свой товар, покупатели сновали между прилавков, выбирая, прицениваясь, оценивающе трогая всякие вещи, выставленные на продажу.
-Как шумно!-Вырвалось у Меган так громко, что многие стоящие рядом обернулись,-Мы почти у цели. Видишь тот дом? Нам туда.

+6

24

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]23 апреля 1265 года
Дом Сигизмунда Дийкстры в Третогоре.

Филиппа хмуро поглядывала на Дийкстру. То ли ему действительно неприятно слушать ее, то ли он просто утомился слушать ее. Но в любом случае это не утешает. Вернее, даже очень сильно раздражает. Хотелось просто покинуть кресло и уйти, оставив бесполезный разговор. Но тогда еще подумать, что выиграл... нет, этой надежды он не получит.
- Нет, не думает, - фыркнул чародейка. - Это необычная магия. Точнее, это какое-то проклятие, которое наложил если и чародей, то недоступного даже мне уровня, - она тяжело вздохнула. - Верни этого чертового ведьмака. Пусть начинает свое чертово расследование. Но пусть на глаза мне не попадается.
А вот новости насчет трупов неприятные. Даже очень. Вот проклятие... у нее не было возможности с этим возиться - приходилось успокаивать вельмож и решать другие неотложные дела. А также быть нянькой для делегации.
- Эта информация не должна всплыть. Нам не нужны проблемы с темерцами. А если всплывет, то я обеспечу им алиби. Все они были со мной, никто не мог заранее проникнуть в замок и привести в действие столь глупый план. К тому же они с ними сражались.
После чего она добавила.
- Если эта глупая ложь вскроется, то обвинят Меган, а Меган связана с Капитулом. Нам еще с ним проблем не хватало. Я же постараюсь убедить темерцев убраться отсюда восвояси, пока все не закончится.
Будет сложно найти весомый повод, а правду рассказывать не хотелось.
- Да, ведь наша проблема так легко решается... - саркастично хмыкнула женщина. - Я-то займусь, главное, чтобы ты со своей стороны не оплошал.
С этими словами она покинула дом бывшего любовника.

Улицы Третогора.

Искать чародеев долго не пришлось. Они не колдовали, поэтому засечь с помощью магии не удавалось. Но с помощью сканирования хотя бы удалось найти хоть какой-то след. А так еще подсказали куда идти местные доносчики.
Таким образом Эйльхарт телепортировалась и оказалась недалеко от делегации чародеев. И Меган здесь, просто прекрасно, не придется долго бегать и искать...
Кивнув ей, она подошла к гостям.
- Добро пожаловать в столицу Редании.
Прозвучало достаточно дружелюбно. Даже не хотелось спрашивать, о чем они тут общались без нее.

+5

25

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

Чародейка бы с удовольствием рассмеялась, будь у нее такая возможность. Однако же, на этот счет у Лидии стояли ограничения, посему она только развела руками и прикрыла глаза.
- Дело шефа Реданской разведки – это информация. Дийкстра же один из самых ярких в своем деле. Посему наличие шпиков дело привычное.
Чародейка поправила прядь волос, аккуратно убирая ее за ухо.
С самим графом ей встречаться не хотелось вовсе. Если Филиппа обладала живым, пытливым умом, то Дийкстра казался ей на две головы выше госпожи Совы. С ван Бредевоорт нет Вильгефорца, а куда чаще общался мэтр. Лидия же просто усваивала информацию и после рассуждала, где-то дополняя догадки мэтра.
Будучи довольной наличию хоть какой-то компании, чародейка шла рядом с Меган. Поддерживая незатейливый диалог, при этом смотря по сторонам и изучая жизнь города, Лидия вновь заметила знакомых по приезду купцов. На этот раз они не ругались, лишь дружно атаковали продавца ковров, который стоял весь красный и озлобленный.
- Как шумно!
Лидия обернулась на громкое восклицание Меган и утвердительно кивнула, не имея желания возражать.
- Шумно по делу, - девушка склонила голову на бок, обводя рукой толпу вокруг. – Хорошо то, что люди не устраивают войну против государства, в связи с необычными обстоятельствами, коснувшимися короля Визимира.
Плавно смещаясь с незатейливых разговоров, Лидия повела Меган в указанном ею направлении. Люди непроизвольно расступались, пропуская чародеек, пусть и сопровождая все действия недовольными вскриками.
- Что именно здесь происходило? Судя по людям и шепоту, во всем виновата магия. Некоторые даже имеют честь поговаривать, что министры решили сместить короля и взять власть в свои руки, - чародейка хмыкнула про себя, осозновая, насколько это глупо-правдивые сплетни. – Вильгефорц был… обескуражен данными новостями.
Самой-то чародейке было не суть как важен общий процесс развития событий.
Замечая знакомую фигуру черноволосой высокой женщины, выглядящей как всегда прекрасно, Лидия остановилась. Филиппа была довольно кратка.
Ответом на приветствие ван Бредевоорт легко склонила голову.
- Рада встречи, Филиппа, - сухо произнесла чародейка, смотря в глаза Филиппе. – Мэтр был бы не менее рад, но срочные дела заставили его отбыть из Третогора. Перед отъездом он просил меня оказать вам услугу в решении... хм... проблем, возникших в следствии непредвиденных обстоятельств.
Лидия довольно улыбнулась про себя, прекрасно зная, каким самолюбием обладали все чародейки. Скорее всего, в Третогоре ни Вильгефорца, ни Лидию не ждали. На кой ляд разбавлять и без того густой суп? Но странные обстоятельства, превращающийся в всеобщий кавардак в целом требовали помощи. Негласной.

Отредактировано Лидия ван Бредевоорт (2014-06-27 13:40:38)

+5

26

23 апреля 1265 года Пыточная в замке Третогора

  Слов вошедшей в подземелье юной девушки, принадлежавшей, видимо к одному  и тому же отряду, что и допрашивающий чародея человек - Шаддам не разобрал. Зато чётко уловил на уровне эмпатии эманации недоверия и настороженности с её стороны. Впрочем, командир её - "светился" в том же диапазоне гораздо более ярко, что говорило о том, что даже освободив чародея от оков, тот всё равно ему не верит. Что ж - ожидаемо.
Кивнув в знак благодарности за снятие оков, маг начал говорить:
- Хм-м, "если хочешь остаться незамеченным - спрячься на самом видном месте". - разминая слегка подзатёкшие в кандалах руки, Салит продолжал:
- Слава так называемых "гетто" - мне известна. Она довольно, дурна и не менее печальна, впрочем, ваш вопрос не о моём отношении к вашим порядкам. Сначала я хотел просто использовать магию для телепортации непосредственно в место моего здешнего проживания, но потом решил, что исчезновение человека на виду у суеверной толпы в языках пламени - не очень будет способствовать крепости разумов окружающих. - на секунду прервавшись, пиромант повернулся и остановил свой взгляд на одном из освещавших пыточную факелов. Маг чуть протянул в его сторону руку, заключённую в перчатку и щёлкнул пальцами. Факел погас, но повторный щёлчок - вновь заставил его загореться.
Довольный зрелищем Шаддам, тем временем вернулся к теме разговора:
- Случайность - это величайший творец истории. - снисходительно улыбнувшись, сказал маг: - властитель может обрекать десятки тысяч людей на смерть или даровать жизнь, маг - способен разрушать и созидать в таких масштабах, что даже упомянутый правитель не в силах с ним сравниться. Но вот оступятся они, поднимаясь по лестнице в спальню и простая случайность обрекёт государства на хаос и анархию, а исследования и науку на стагнацию и топтание на месте.
При упоминании о пожаре и эффекте от его чар, зерриканец аж скривился:
- Там была огромная толпа желавшего крови народа. Толпа - это безумное аморфное живое существо, опасное в своей одержимости идеей или желанием чего-либо. По-началу я пытался действовать гуманно, старясь даже никого не искалечить, но потом... Видите-ли в чём дело, у нас некоторые привычные вам действия - имеют несколько иной смысл. И некоторые предметы - тоже. К примеру, ударить человека по лицу - страшное оскорбление. А уж коснуться его своей обувью - и вовсе смертельное...

Отредактировано Шаддам Салит "Саламандра" (2014-07-02 16:36:06)

+5

27

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/138-1484344158.png[/AVA]23 апреля 1265 г., Третогор. Один из переулков

И всё бы было великолепно, как бы не было так страшно.
Золтан Хивай в своей жизни боялся нескольких вещей: острига бороды, кастрации и потери мужской силы. Теперь к этим пугалам добавилось еще одно: здоровое, бородатое и зычное, словно телок в период спаривания.
Краснолюда, кажется, хотели бить. Возможно даже по лицу.
Инстинктивно зажмурившись, Золтан уже думал, как ныркой уйдет от лапищи незнакомца, как пнет его в голень и хватит кулачищем меж ног. И не было в такой тактике ничего постыдного, особенно если росту в тебе раза в два с половиной меньше, чем в противнике.
Но к удивлению краснолюда, бить его не собирались, пинать и ругаться - тоже.
Детина оказался на редкость проворным и смышленым для парня этакого роста - Золтан даже подивился, сколь прытким да толковым оказался этот Йол.
Пожав великану руку, Золтан всё же решился открыть глаза.
- Золтан. - буркнул он, недобро глянув вслед горе-воришке.
Но не рот - нового приятеля было не просто так не заткнешь, да и перепить, как думал Хивай, не так-то и просто.
"Ух, курва мать, выбрались по делам... Так, стоп, а куда Лаврик делся?!"
Козлоногого рядом не было.
Не было его за углом, на угле и под углом. От удивления краснолюд присвистнул, забыв даже поинтересоваться у Йола не видел ли тот второго "краснолюда", замотанного, аки красная смущенная девица в тряпье.
"Да не видал... куда ему видеть - чуть руку не оторвал, чтоб его!"
Краснолюд, задумчиво подняв голову вверх, встретился со взглядом настолько прекрасным, что позабыл даже выругаться так, что у всех бы уши завяли. Золтан, к его великому удивлению, вообще забыл выругаться.
- Эм, мазель, а вы тут ко... красно... кхм, короче, со мной парень был - не видали, куда побежал?

+5

28

Пальцы коснулись альбома, подняли его, шелестнули страницы, шаркнул уголек, скатываясь вниз, на пол. Агния переступила босыми ногами, бросила взгляд на пол, заметила уголек, шаркнула ножкой, подкатывая его к себе, обхватила пальцами ноги и подняла. И снова глянула в окно. Ракурс был все еще удачным, если смотреть на краснолюда и великана. И крайне неудачным, если вспомнить про спутника краснолюда, закутанного в свободную одежду, висевшую мешком. Тот за несколько мгновений вообще успел испариться.
Агния пристроила бедро на подоконнике, наклонилась, собравшись уже начать зарисовывать, но невольные натурщики на месте не сидели. Общая композиция сцены менялась в самом хаотичном порядке - "подземного карла" тоже, видать, озадачило исчезновение спутника.
Вот она, жизнь, многогранна и изменчива, - прицокнула языком Агния, делая быстрый набросок уже по памяти. Глянув вниз, чтоб освежить восприятие, девушка столкнулась взглядом с краснолюдом. В поисках спутника тот поглядел вверх, словно у того под плащом скрывались крылья.
- Не-а, самой интересно, - честно ответила вампирша на вопрос. - А что, тоже что-то спер? Очень надо найти?
Развлечение, похоже, или заканчивалось, или только начиналось. Агния бросила быстрый взгляд на улицу, на соседний дом, на небо. Погодка была в принципе неплохой, а улица полнилась самыми разными ароматами, точнее, самой разнообразной вонью, но хотя бы не запахами масла и красок. Какое-никакое, а разнообразие.
- Запишите в поисковую экспедицию? - поинтересовалась она у краснолюда. - Что-то мне немного скучно.

+4

29

23 апреля 1265 года Пыточная в замке Третогора

Ничего не меняется. Всё уже когда-то было, всё еще когда-то будет.
Меняются лишь слова, декорации и актеры.
Сигизмунд Дийкстра никогда бы не поверил в собственную страну, если бы был единственным человеком, способствующим её развитию. К счастью (для него и Редании), Филиппа Эйльхарт была настоящей патриоткой. В глазах Сигизмунда. Она же способствовала развитию королевства, продвигала дипломатические вопросы, чрезвычайно щекотливые для шефа реданской разведки и работала самоотверженно, защищая интересы короля Визимира. Опять же, в глазах Дийкстры.
Как было на самом деле - было совершенно не важно.
Сигизмунд в неё верил. И этого хватало за глаза.
Стража пропустила его, не задавая лишних вопросов. Каждый из стражников знал Сигизмунда Дийкстру, а те, кто не знал, обычно в страже не задерживались. Нередко они не задерживались и на этом свете.
Сигизмунд лица не скрывал. Намерений тоже.
По пути ему попался человек. Дийкстра, никогда не жаловавшийся на зрительную память, отметил, что человек ему незнаком. Но синий дублет специального отряда, которые гордые темерцы носили даже в Редании, рассказал шефу разведки о человеке чуть больше, чем тот даже смог подумать.*
- Сигизмунд. - представился шпион, жестом указывая на дверь. - Роше там?
Не дожидаясь ответа Дийкстра рывком, по-хозяйски отворил дверь, решительно входя в камеру.
- Не помешаю?
Не помешает.
Дийкстра был настоящий дока в допросах.
Одного единственного взгляда хватило, чтобы ответить на главный вопрос: зерриканец, у которого на лбу было написано "фрукты! Алхимическая пыль! Украшения!", ничего не знал. И знать не мог, несмотря на то, что разнес половину квартала эльфов. Не знал даже несмотря на то, что в Вердэне засветился в деле, связанным с культом Львиноголового паука.
Сигизмунд хмыкнул.
- Известно ли тебе, Вернон, что перед тобой восседает доблестный сын зерриканских пустынь, чьё жаркое пламя спасло жителей вороньего лога, но не их хозяина?
"Ни хера тебе не известно, Вернон, потому что этой информацией я тебя не наградил. Но я приготовил тебе кое-что получше"
- Я приветствую тебя, Шаддам. - кривая ухмылка вспорола его губы, а голос стал громче - зерриканцы понимают позицию силы. - Добро пожаловать на север.

* Йонас, это ты. Можешь попробовать остановить Дийкстру.

+5

30

23 апреля 1265 г., главная улица Третогора.

Йол остановился на выходе из переулка. Ему пришлось ждать опешившего краснолюда, пока тот придет в себя и пойдет следом. А пока ждал - выискивал взглядом забегаловку поприличней. Пить совсем разбавленное пиво головорез не хотел. Да и вообще идти куда-то пить раньше оружейника в его планы не входило. Но знакомство есть знакомство, за него грех не выпить. К тому же, местное пиво даже не разбавленное было не самым крепким и пропустить пару кружечек будет не лишним. А заодно и послушать, чем живет город. Напряжение, так и витавшее в воздухе, потихоньку начало пронимать наемника, а ведь он здесь только пару часов.
- Город, одним словом, - подумал Йол и смачно сплюнул на мостовую.
- Эм, мазель, а вы тут ко... красно... кхм, короче, со мной парень был - не видали, куда побежал? - спросил подошедший Золтан у какой-то дамы.
- Эх, видел я твоего дружка, - подумал убийца. - Да, видать, смылся он, пока суматоха была. Найдет. Нехай проголодается, да найдет.
Но вслух он сказал:
- А пойдем-ка, Золтан, во-он в ту корчму. Выглядит она не так гадко, да и несло оттуда, насколько я помню, не мышами. И недалеко она. Если что - найдет тебя там твой товарищ. Тем паче, что ждать всегда удобней, кода под рукой у тебя горячая еда и холодное пиво.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » Королевство кривых зеркал