Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Dance macabre

Сообщений 1 страница 30 из 80

1

Время: 1265 год, 4 апреля.
Место: княжество Назаир, Нильфгаард.
Описание: не бывает счастливой свадьбы без доброй драки. А счастливого дня рождения? По случаю собственных именин и приезду Его Императорского Величества, Ардааль аэп Даги устраивает Великие Кровавые Игры, целью которых будет не только увеселение знатных гостей и простого люда, но и кровавый дар давно позабытым богам непослушной провинции.
Игры, за которыми будет следить лично император Эмгыр вар Эмрейс.
Кажется, не придумаешь лучшего времени для того, чтобы нанести удар в сердце империи.
Только лишь кажется?

+3

2

[AVA]http://s011.radikal.ru/i316/1604/65/af5bfd4f4681.jpg[/AVA]Стайка серых, лохматых, словно воробьи, мальчишек сорвалась, затопав грязными ногами, рванулась к высокому, костлявому, жутковатому на вид мужчине. Пацанята обступили долговязого, держась на почтительном расстоянии и боясь заглянуть в глаза. В эти пустые, мертвые, рыбьи глаза смотреть боялись не только бездомные мальчишки.
- Дядь Бонарт, работенка-то найдется, а? - пискнул смельчак и сразу же юркнул обратно в стайку.
Лео Бонарт - охотник за головами и наградами, а заодно и старый седой висельник, шелудивый пес и трупоед - никогда не пропускал возможность заработать, сорвать куш да помахать железкой. С месяц назад, в Геммере, Бонарт почуял наживу, а ветер как раз дул с севера. С тех-то самых пор ветер и не думал меняться, а дух чего-то большого, дорогого, богатого становился все сильнее. Чутье привело охотника за головами в княжество Назаир, вместе с наймитами всех сортов, пройдохами и проходимцами, убийцами и священниками, торгашами и бедняками.
Лео частенько навещал Назаир, было это место богатое, а какой же богач захочет, чтоб его ненароком ограбили какие-нито курвины дети? Никакой, ясное дело, потому бонартовы услыги здесь были востребованы по самым высоким расценкам. Местная шпана быстро усекла, что дядька Бонарт за вовремя рассказанные новости медяков подкинет, да еще и меч, представляете, меч потрогать даст! Потому сотрудничество наладилось быстро и вышло крайне взаимовыгодным.
- Дядь, а, дядь, а ты про игры слыхал, а? - другой храбрец искал возможность доказать свою полезность.
- Слыхал, ребятки, слыхал. Энто нынче даже блудная курва на тракте слыхала, тут вы меня ни разу не подивили, - в руке блеснула горстка медяков.
- Ну тогда вам и про то известно, что сам император за теми играми смотреть будет? - протянул мальчуган, с надеждой, что наемник ответит "нет".
- Ха! Эй, мелкота, вы мне еще расскажите, что солнце взойдет на востоке, право слово, - монеты скрылись в бездонном кармане кожаных штанов. Повисла пауза. Мальчишки усердно копались в закромах памяти, почесывая затылки и обкусывая ногти на грязнющих пальцах. Монеток-то хочется, ой как хочется, а ведь, коли скажешь что важное дядьке Бонарту, то он еще и меч даст потрогать... А евонный меч был не из энтих самых - фуфловых, не, у дядьки меч был что надо: боевой, страшный, кровавый. Ух, закачаешься! Казалось, было слышно как мысли пацанят шебуршат в непослушных головах.

Отредактировано Лео Бонарт (2014-05-25 11:46:27)

+6

3

1265 год, 4 апреля.
Комната одних странных северян.

Холодная ночь сменилась жарким утром.
Удивительные причуды природы края, который был от и до пропитан тонким запахом философии и мудрости перестали удивлять после полуночи, когда соловьиные трели сменились воем псов и плачем козодоя.
Каэрин аэп Даккэ, не убиенный, не умерщвленный, живой и немножко пьяный, до утра дожил. Выжил, хотя внешним видом напоминал одну из каменных химер назаирских подземелий: колючие щеки впали, колкие глаза, наоборот, проступили отчетливо, и болезненный взор их напоминал лишь об одном - смерть ходит где-то близко.
На рассвете, когда первые алые лучи прошлись и зашептали по истертым временем и каблуками камням, вивисектор и дипломат осторожно зашевелился в своем углу, из которого он предусмотрительно не вылезал всю прошедшую ночь. Плевать на предложения северян - не каждый ассассин видит в темноте так, как видит в темноте Вильхем.
- Ты должен найти малыша Пью. - сухой скрежет рвал глотку. Безбожно. - С ним на связь должен был выйти мой агент. Если повезло - несколько агентов.
Слова были адресованы оборотню.
Меж тем, вера в везения погибала с каждой минутой - слишком тонок был план дипломата и посла императорского величества. Слишком низки были помыслы.
- Я надеюсь, что Кристанна меня защитит от руки предателя или подлого заклинания в спину. Если я не слишком ей наскучу своим старческим скрипом, то, надеюсь, она меня не прибьёт.
"Но кто этих северян знает?"
- Спроси о малыше в трактире "Голубая роза". Заведение малопримечательное, но характерное - мимо не пройдешь. В ней, как в стогу сена, можно отыскать даже императорский трон. Если хорошо поискать. - Каэрин судорожно сглотнул, с трудом и скрипом поднимаясь на ноги. -Скажи корчмарю, что старый змей передает клопу привет. Это, кажется, должно отрезвить память каждому, кто попытается ткнуть тебя ножом или разбить скамью о твою голову.
А им с Кристанной предстояло дело.
Дельце.
Опасное.
- Что же до тебя, рыжая, то надеюсь, ты составишь мне компанию в небольшой прогулке по городу. Ты когда-нибудь пробовала местную курагу? О, уверяю, более вкусного лакомства ты в жизни не ела. А сколько в нем бывает секретов... не перечесть.

Примечание:
Арангос может въезжать в город самостоятельно. Подхвачу неписем.
Компания приключенцев во главе со Стеллой: подхвачу вас постом Явэнна.

+3

4

1265 год, 4 апреля.
"Голубая роза", трактир

Его долго несли, а мир пах мочой и потом - это Явэнн помнил, словно страшный сон.
Да что там говорить - вся жизнь, которую прожил нильфгаардец до этого дня, казалась ему чем-то прекрасным, чем-то светлым и невесомым, легкой пешей прогулкой в родном вишневом саду поместья Лейтланов. Чем-то далеким, что навсегда покинуло и оставило шпиона.
Что-то, что звалось жизнью.
Адская боль и потеря крови привела лишь к тому, что нильфгаардец едва не помер. Не помер, пока Барга, Кхайр, Стелла и Пью пререкались друг с другом. Не помер, пока было решено всё-таки доверять друг-другу, а странное существо, не похожее на мужчина, женщину (и вообще на человека тоже) помогло лысому головорезу дотащить Явэнна до сухой поверхности, где воздух был чище, пахло лучше, а главное - здесь было небо! Чистое, безмятежное и прекрасное.
И плевать на всю боль, что сковывало члены и суставы.
Вот только бы попить дали.
Шпион лежал, уткнувшись лицом в стену. Так хотя бы никто не видит тех гримас, которые время от времени искажают его лицо. Так он хотя бы остается мужчиной.
- Крепкий парень, держится. - цокнул языком лысый, блаженно протягивая руки к очагу, над которым сушились постиранные после канализации вещи. - Другой бы уже давно Фрейе душу отдал... или во что вы тут верите.
"Мы верим в солнце, твою мать!" - мысли обжигали раскаленную от жара голову. - "В солнце и императора!"
Полудрёма сменилась забытьем: Явэнн проваливался в нечто зыбкое и невесомое помимо своей воли.
В нечто отвратительно пахнущее, кровоточащее и скалящееся пастью странного существа с именем Гуарин.
"Не хочу... не хочу умирать"
А затем появился Мельдор.
Тот самый Мельдор, каким Явэнн его запомнил в последний миг его жизни: окровавленный, изможденный, уставший и смирившийся. Тот самый северянин, который собственной жизнью позволил им спастись, протянул и заставил палача возиться с ним одним.
- Я мертв. - его губы не шевелились, а Явэнн, ушедший в вонючее месиво уже по шею, не мог бежать. - Я мертв, а ты жив. Почему?
Явэнн замычал сквозь сон, дернулся, но так и остался в цепком плену жижи.
- Прости.
Но заслужил ли он прощение?
- Я мертв. - глаза мертвеца сверкнули яростью. - Ты следующий.
Нога обжигающей болью давит нильфгаардского агента сверху, вдавливая несчастного по уши. Нет сил бежать, нет сил сопротивляться.
Не заслужил.
- Не хочу... не...
Явэнн дернулся и проснулся от резкой боли в плече.
- Воды. Пожалуйста. - голос раненного был едва различим.

- Я ему не верю. - Малыш Пью в фартуке корчмаря выглядел презабавно. Вот только потешаться над ним никто не решался.
Верный Гренн мирно дымил трубочкой в уголке, поглядывая на главаря сквозь полуприкрытые веки. Не тая греха, налетчик нередко поглядывал в сторону Стеллы, которая выглядела премило, пусть и немножечко растрепанно. Сорвиголове нравились девушки, которые ничего не боялись. Стелла же нравилась даже чуть больше - она не боялась хозяина "Голубой розы".
- Ты, девка, как хочешь, а как по мне - тот гвардеец мутный. Нет, может, это чистая случайность, что мы встретили твоих голубчиков по колено в дерьме, но он притащил с собой северянина, а второй, раненный, даже не может подтвердить своего имени. Как идти с ними на дело?
Пью махнул ложкой, разбрызгивая кашу.
Одна из капель упала прямо рядом с носком сапога аэп Бойл.
- Но ты-то как знаешь. Ты у нас голова да разум, раз тебя сам Хрыч послал. А сталбыть, плясать под твою дудку.

+3

5

1265 год, 4 апреля. Комната во дворце аэп Даги.

Спать на сытый желудок - чудесно. Особенно, если перед этим ты перенервничал и ничего не жрал цельный день, а только бегал от эндриаг по Назаирскому лесу и штопал какого-то мутного дворянина по имени Каэрин, который утверждает, что шлёпнуть хотели не его, а самого императора Нильфгаарда - Эмгыра ван-кого-то там. Эмгыра. Бедный император...
Поэтому, вчерашней ночью, перед тем как лечь спать, Кристанна, подпёрла дверь стулом и, рухнув на постель - мгновенно провалилась в пустой сон без сновидений.
А утром - всех разбудил Даккэ, хотя, насчёт Вильхема рыжая сомневалась. Ну, в том, что его разбудили, а не он сам не спал всю ночь. Впрочем, он же оборотень, может и не поспать ночку-другую без вреда для физического и морального состояния.
Разбудил. И сразу начал распоряжаться...
Оборотня послал в "Голубую розу". В трактир. Судя по упоминанию разбиваемых об голову скамеек и тычков ножами под рёбра - место было превесёлое. Впрочем, так было в каждой третьей таверне, как здесь, так и на Севере. Ничего особо из ряда вон выходящего...
Сев, девушка взяла бутыль с водой, оставшейся ещё со вчера и сделала пару глотков. Её не мутило после выпитого алкоголя, не имела рыжая привычки употреблять много спиртного в ситуациях, подобных нынешней. Да и вообще, напиваться в дупель больше не собиралась, ибо первый и последний раз, когда она себе такое позволила - окончился пьяной оргией в борделе с неустановленным точно количеством участников обоего пола...
Встав с кровати - Кристанна протянула воду Каэрину. Уж очень у него голос был сухой, ещё, кажется чуть-чуть, и заскрипит, как не смазанная телега.
- Прогулка? Курага? Что вы забыли на рынке? - надевая куртку переспросила проклятая: - чародеев можно посылать лесом-камышом, с одним-двумя мудаками с "железками" - справлюсь, но не больше.
- Что бы ни забыл, а идея-то не ахти... если хозяин замка так хотел Даккэ порешить - могут и толпой навалиться. И стража не поможет. Нам, по-крайней мере - точно...

+4

6

1265 год, 4 апреля.
"Голубая роза", трактир

Лейтенант влетел в помещение подобно чёрной арбалетной стреле, и моментально оказался подле Явэнна. Лицо Кхайра приобрело красный оттенок, со лба стекали капли пота. Весь вид стражника говорил о том, что его лучше не трогать. Чуть меньше часа ушло на то, чтоб приготовить зелья весьма сложной формулы. Но сейчас Лион плюнул на выверенность порций  ингредиентов, последовательность добавления ингредиентов и прочую лабуду. Под рукой всё необходимое, за исключением цветков зерриканской Angraecum sesquipedale. Пришлось забыть про него - зелье должно возыметь действие и без катализатора процесса. Пусть регенерация будет медленной, но эффект тот же.
Ласточкино зелье, спирт, толика пшеничного зерна... Чёрт, нет, спирт не той крепости. Или той? По запаху вроде... - Кхайр принюхался к бутыли. - Да, вроде той. Пей, пути назад нет. - рука в чёрной кожаной перчатке поднесла к губам Лейтлана воняющую водкой бутыль. Естественно, благодаря запаху лекарство благополучно проникло в организм разведчика. Явэнн даже не поперхнулся. Барга сидел у изголовья и в замешательстве смотрел горе-лекаря.
-Я всегда знал что ты настоящий мужик, но не настолько же... Суровый. Охлади голову, солдат. - припарка легла на лоб больного, источая приятный запах малинового настоя. В помещении приятно запахло.
-Нет, не спрашивай откуда я всё взял. Всё что сейчас ушло на приготовление лекарство - реквизировано во благо... Высшее Благо! Ну, ты понял. - лейтенант уселся на ближайший свободный стул, воздев очи горе. В бритой солдатской голове прокручивались списки ингредиентов. К сожалению, Лион за всю жизнь научился лишь зазубривать и драться. Правда, зазубривать в высочайшей степени эффективно. И сейчас зубрёжка в очередной раз доказывала свою полезность.
-Всё же был прок от уроков алхимии. Жаль, сам я не был прилежным учеником. В принципе, если достать высококачественный спирт, кровь гуля и... дальше-я-не помню, то мой соратник ещё побегает лет эдак сто. Великое Солнце, я точно помню урок про кровь чудовищ, но что ещё нужно - понятия  не имею... Напомнишь, быть может, наёмник? - Кхайр вытащил вторую бутыль из кармана и начал вертеть в руках навроде заправских официантов, что подают изысканные напитки при дворах. -Где госпожа Бойл? Я имел неосторожность применить к ней слово "чернь". Уверен, мне достанется строгий выговор.  - В склянке что-то непрестанно булькало и возмущалось.
В помещении стояла тишина, которую нарушали только вздохи Явэнна. Барга просто смотрел и укоризненно молчал.
-А что ты так на меня смотришь? Я тебя укусил и внезапно сделал верным слугой Империи? Бывает.
Насрать. Главное - вытащить Явэнна. Это он командует. Это у него все знания об операции. Его смерть - моя смерть.

Отредактировано Кхайр аэп Лион (2014-05-25 15:27:46)

+2

7

Уличная ярмарка

Куда только не заводила работа Герцога Арангоса. Адъютант, приближенный к самому императору! Звучит весьма гордо, а на деле  очень-очень хлопотная и бесполезная должность. Вот уже несколько месяцев молодой герцог отсутствовал дома, не видел нормальной кровати и находился в разъездах. Иногда везло и удавалось вымыться, сменить платье и одежду. Удавалось сделать остановку и глубоко вздохнуть. Как сейчас.
Сегодня герцог Арангос был всего лишь гостем и прибыл в Назаир, чтобы отвлечься и развлечься.  Чем сейчас и занимался.
Ни для кого не секрет, что герцог Арангос был слишком женственен. А еще он по-женски любил различные ярмарки и базары. И прибыв в Назаир, герцог вместо богатого дома отправился прогуляться.  Его могли считать кем угодно, но прогулка помогала развеяться и подумать.
А подумать Аргантэ было о чем. Конечно, ее волновала судьба Явэнна. Даже не смотря на то, что рассталась Аргантэ со «своим» другом на весьма неоднозначной ноте, он был единственным, кто не старался искать в ней нечто необычное. Принимал друга таким, какой он есть, и уважал ее нежелание говорить об умерших. Ходили слухи, что он жив и вернулся в нильфгаард. Поговаривали так же, что шпион вернулся не один, привезя с собой женщину. Однако, отец Явэнна на все вопросы о сыне сурово отмалчивался и в итоге Аргантэ бросила поиски в надежде, что друг найдет ее сам, когда ему понадобится помощь. Что такого приключилось с ним? Где он был? Жив ли? Здоров? Все вопросы так и оставались без ответа многие-многие месяцы.
Женщина,  поправила на поясе кошель с монетами, зорко следя не только за каждым своим движением, но и за местными беспризорниками. Никому не хотелось быть ограбленным в такой погожий день. Хватало и мрачных мыслей.
Второй мыслью, которая уж совсем была неподобающей – был сам Император. После разговора в купальнях Аргантэ так и не смогла относиться к самодержцу «как прежде». Нет, она не влюбилась. И не питала беспочвенных романтических иллюзий. От иллюзий барышня Аргантэ избавилась в тот самый день, когда потеряла своего брата. При ней осталась лишь одна – надежда, что Арангос спасся. И пусть ее разум не верил в подобное, но сердце не уступало. Но если вернуться к проблеме с Эмгыром, то Аргантэ его смущалась. Смущалась настолько, что это могло помешать делу. Женщина старалась совладать с собственными эмоциями, но последний месяц пришлось провести в разъездах – просто чтобы быть подальше от Императора.
Герцог купил себе яблоко и заинтересовался небольшим ярмарочным представлением. Кровавые игры? Успеется всегда. А вот в жизни всегда должно быть место для сказки.

+2

8

1265 год, 4 апреля. Комната во дворце аэп Даги.

Вильхем не спал всю ночь, но пока от этого не слишком страдал. Еда подняла тонус, а вино наполнило теплом тело, позволяя сберечь энергию. Поэтому он продолжал сидеть, когда Каэрин отключился, а потом и рухнула спать Кристанна. Терпеливо сидеть и ждать, вслушиваясь в окружающие звуки - не самое любимое занятие. Но необходимое, поэтому оборотню пришлось долго тренировать терпение.
Он не пытался сложить в голове дважды два, не говоря о более сложных вычислениях. Не его это. Пусть этим занимается дипломат, пока жив. В вопросах военного дела и личной безопасности Кан будет более полезен, чем в попытках разобраться во всех подковырных интригах высших вельмож. А его вызовут, когда нужно будет пробить голову тем, кто покушался на жизни тех, кто ему платит. С этим он всегда справлялся наотлично.
Утром он немного задремал, готовый проснуться от любого шороха. И этот шорох обеспечил нильфгаардец. Первым делом оборотень прислушался к дыханию. Гораздо лучше, чем вчера. Значит, как он и полагал, яда нет. Но кожа нанимателя все еще была бледной. Стоило бы воздержаться от нагрузок, но кто-то считает, что ему все еще двадцать и можно вновь отправляться в приключения. Что ж, его право...
- Я все понял, - коротко ответил наемник. - А что если нужного человека не окажется на месте? И что делать, если в ответ на пароль на меня бросятся с ножами?
Мало ли, может кто-то из трактирных крыс дорог сердцу Каэрина.
Получив ответ, он отправился в путь, предоставляя нанимателя Кристанне. Потому что иного выбора не было. А всю серьезность ситуации Вильхем вполне осознавал.

"Голубая роза", трактир

Заведение найти оказалось просто. Действительно, крайне злачное. В худшем смысле этого слова. А он еще считал Юг прогрессивной страной. А такую корчму оплюет даже самый непривередливый кмет Севера.
Ладно, он здесь все равно ненадолго. Обстановка внутри была не слишком радужной, на высокого наемника откровенно пялились.
Но Вильхем ни на кого не обращал внимания, а подошел к барной стойке, впиваясь взглядом в корчмаре. Если кто и доставал клинок, то оборотень решил всех этих гениев предупредить, вытащив моргенштерн и положив на барную стойку.
- Старый змей передают клопу привет, - почесав висок, Кан облокотился на барную стойку. - Мне нужен малыш Пью.

Отредактировано Вильхем (2014-05-25 00:34:03)

+2

9

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Узник, сбежавший из темницы, наверняка чувствует себя самым счастливым человеком в мире. Обычный человек не поймет, чем так хорошо небо над головой и земля под ногами. Заключенный поймет. Один только глоток свежего воздуха – наслаждение духом свободы – заставляет ликовать. И Стелла, как только они выбрались из катакомб, именно это и делала. Внешне она сохраняла спокойствие, но в душе чувствовала себя именно одним их тез узников, которым удалось сбежать из плена четырех стен. Пускай в катакомбах девушка и пробыла меньше дня и рядом с ней был человек, знавший подземные коридоры Назаира так, словно он сам составлял их планы.
- Я ему не верю.
Шпионка, расположившаяся перед печью и вытянувшая ноги поближе к теплу, мельком глянула на Пью, стараясь сохранять при этом серьезный вид лица. Все же верзила, преобразившийся в корчмаря, смотрелся не то чтобы смешно, а скорее неловко. Дубина в руке явно шла ему больше, чем паломник.
- Ты, девка, как хочешь, а как по мне - тот гвардеец мутный. Нет, может, это чистая случайность, что мы встретили твоих голубчиков по колено в дерьме, но он притащил с собой северянина, а второй, раненный, даже не может подтвердить своего имени. Как идти с ними на дело?
Стелла понимала малыша Пью и в какой-то степени разделяла его мнение насчет той троицы, которую они нашли в катакомбах. «Археологи» должны были благодарить Гуарина за его превосходный слух и столь же превосходную реакцию, иначе пришлось бы им стать очередным украшением для катакомб и предостережением для тех, кто захочет туда спуститься.
- Ты прав. С людьми, которым не доверяешь, трудно работать. Доверие нужно заслужить. У нас на это есть время? – Девушка подперла голову рукой, взгляд ее весь был сосредоточен на огне в печи, словно в нем находилось решение данной проблемы или хотя бы подсказка. Стелла не хотела во время выполнения работы коситься на товарищей, не зная, чего от них ожидать. Да и они наверняка не хотели того же.
Девушка глянула на каплю, упавшую рядом с ее нагой и тут же вспомнила, что в последний раз ела перед тем, как отправиться на поиски малыша Пью. Однако не стала спрашивать о том, как скоро стол будет накрыт. Другие не спрашивают и она не будет. Перетерпела катакомбы – перетерпит и пустой желудок. Но вот усталость начинала одерживать верх над девушкой. Плюс лодыжка все еще напоминала о себе. Недавние события утомили шпионку так, что теперь хотелось спокойствия на несколько дней. Чтобы никто не отвлекал, не дергал, не заставлял куда-то идти или над чем-то думать. Именно ради этого она и осталась в Назаире. Но вместо отдыха на ее хрупкие плечи свалилась новая работа, а вместе с ней целая банда незнакомых мужчин, к которым Стелла не испытывала особого доверия. И еще это странное существо. Гуарин. Он появился первым и, пожалуй, именно ему девушка должна быть «благодарна» за все то, что с ней случилось. И за то, что ожидает ее впереди. 
- Но ты-то как знаешь. Ты у нас голова да разум, раз тебя сам Хрыч послал. А сталбыть, плясать под твою дудку.
Что могло произойти между Пью и Каэрином, раз первый смело дает разнообразные прозвища второму? Если у меня в руках дудка, под которую они должны плясать, то почему бы не поинтересоваться по этому поводу? Нужно просто знать меру и не выспрашивать все и сразу.
- Пью, что ты можешь рассказать о Каэрине? – В первую очередь хотелось знать, на кого она работает. И верзила, называющий аэп Даккэ как угодно, но только не по имени, наверняка мог рассказать что-нибудь о нем. Главное, чтобы он захотел рассказать. 
Ответ Стелле не суждено было услышать. Может оно и к лучшему. Кто-то пришел и спрашивал малыша Пью. Еще один шпион, посланный Каэрином? Во всяком случае, девушка насторожилась и сосредоточила все свое внимание на госте и верзиле. Вмешиваться она и не думала. Отсутствовала всякое желание это делать. В катакомбах шпионка влезла в разговор, тем самым испортив себе и без того поганое настроение. А заодно лишила Пью возможности продемонстрировать свое умение в обращении с дубиной. Но сейчас гость ясно дал понять, зачем пришел и кого ищет. Как и Стелла днем ранее. Ей верзила поверил сразу. Так почему сейчас все должно быть по-другому?

+2

10

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Явэнн, кашляя и ругаясь, пытаясь дышать через нос.
То, что дал ему Кхайр, пахло чуть лучше, чем отходы в назаирской канализации. На вкус же оно напоминало что-то смутное, отдававшее жуком-навозником.
И всё-таки Лейтлан был благодарен, что попал в руки толкового лекаря, а не костоправов из госпиталей нильфгаардской армии. Те, спасая сына Менно от глубокого пореза на руке, сначала бы оттяпали ему ногу, зашили ноздри и, конечно же, сделали трепанацию. А только потом, когда больному навредило бы лишь прямое попадание из камнемета, заштопали бы рану.
- Сп... кхе!.. сибо! - Явэнн с трудом удержал в себе выпитое содержимое внутри себя, хоть желание дать океану свободу было весьма высоко.
Андре, недовольным взглядом следящий за действиями нильфгаардца, крякнул:
- Ты же его так угробишь, садюга херов. Кто же столько зараз в пасть вливает, ядреный хер! Небось на спирту намешал и спящему влил, да? И без запивки водой...
Крякнув, Андре тяжело поднялся, поскрипывая негнущейся левой ногой - сырость подземелий слишком плохо сказывалась на организме.
- Ему бы супчика. Бульончика. Пойду поспрашаю, не против?
Да кто бы был против...

Девчонке было нужно время - Гренн хмыкнул, Гуарин в углу - хрюкнул. И первый, и второй сошлись во мнении, что времени не было даже на этот небольшой разговор. Слишком много стояло на кону, раз Каэрин так поспешно требовал встречи малыша и Стеллы.
Пью, попробовав похлебку, нервно дернул половником, разбрызгав останки по комнате.
- Знаешь, девочка, если бы у меня был выбор: сотрудничать со стариком или позволить отгрызть собственную руку, то я бы выбрал второе.
Только вот на весах была не рука. Жизнь. А если быть точнее - жизни.
Но малыш Пью никогда об этом не скажет.
Никому.
- А что же касается Каэрина...
- Голова! - скользнувший в подсобку Шнырь выглядел перепуганным. - Тебя там орясина просит. С колотушкой пришел, что как ежик.
- Эва как... - Пью кинул лишь один взгляд на Гренна, чтобы парень, мгновенно всё поняв, взялся за арбалет. - Ты сзади. Милсдарыня Стелла, не хотите ли посмотреть на нашего гостя?
Не дождавшись ответа, малыш вышел вслед за Шнырем, что принимал заказы в этот день.
- Кто меня спрашивал? - взгляд уперся в высоченного мужика в плаще.
Не по жаркой погоде одет.
- Ты что ли змеев да клопов ищешь, парень?
Где-то за спиной скрипнула дверь - это Барга пришел за похлебкой для раненного.
- А что собственно, курва ма...
На него шикнули. Или дали по лысой башке.
Одно из двух - малыш не уточнял.

+2

11

1265 год, 4 апреля.
Славный город.

"Всё будет просто," - уверял он самого себя, - "ничего дурного, плохого и из ряда вон выходящего не случится".
Обманывал.
Стража не смела их задерживать, но защищать также не собиралась - это Каэрин, пряча израненное тело под одеждой, понимал отчетливо.
Его надежда, его жизнь, вера, а возможно и жизнь целой империи, сейчас зависела от рыжеволосой женщины, которая прожила на этом свете чуть больше, чем любая другая рыжая женщина в империи - обычно их сжигали во славу Солнца.
- Ты позабудешь всё, что видела и увидишь впредь, Кристанна. В целях твоей же безопасности.
"В целях оной же не станешь трепать языком направо и налево про то, что забыть невозможно. Слишком много голов слетит с плеч, прежде чем моя упадет под ноги императору и его продажным сукам. Слишком много".
Они шли дворами, петляли улочками, прячась в тени и не показываясь на людях.
Назаир, кроме широких площадей и главных улиц, боролся сам с собой за право на жизнь.
Вот дом наполз на дом, сплетаясь, словно в клубок влюбленных змей.
Вот ветки дерева беспрепятственно врастают в каменную стену, а местные используют его ветви в качестве бельевой веревки.
Странное зрелище.
Удивительное.
- Город философов, удивительной флоры и кровавых развлечений. - менторский тон всё больше походил на брюзжание. - А во главе всего этого - инфантильный ублюдок, который жаждет прославить свой род. Всё как везде.
Улочки вывели из на одну из площадей, где призывный клич фокусников и кукловодов заманивал праздную публику.
Каэрин не останавливаясь ни на мгновение, пошел, осторожно касаясь шершавых стен домов испещренной морщинами рукою.
Затем, повнимательнее присмотревшись, остановился, указав кивком на одну из фигур, следивших за представлением.
- Герцог Арангос аэп Ллимирмэнн. Эгоистичный маленький ублюдок, но предан императору всем сердцем.
Усталый взор коснулся женского лица.
- Не откажешь старцу в просьбе? Пригласи герцога в нашу комнату в "Нефрит Мантикоры". Я, конечно, понимаю, что бордель - не самое приятное место, но самое спокойное для разговоров.

+3

12

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Вильхем сейчас ощущал себя в крайне шатком положении. Если все рухнет в один миг, придется валить, возможно, не только из города, но из Нильфгаарда. Так что за долгое время он будет одним из немногих, кто будет форсировать Яругу.
А вот как быть Кристанне, он не знал. Вряд ли девушка сможет поддерживать его темп. Конечно, маги будут не страшны. Но ведь за ними в погоню магов пошлют в последнюю очередь...
Крайне неприятная ситуация, стоит признать. Но пока оставалось лишь слушаться Каэрина и надеяться, что все будет хотя бы нормально.
Главное, выполнить, наконец, задание. А где правда, потом, искать нанимателя, вопрос. Впрочем, если он действительно решил прогуляться по городу, то это лишь вопрос времени. Найдет по запаху.
Остается надеяться, что здесь в трактире пройдет все быстро гладко. Хотя он заметил в первую очередь настороженный взгляд девушки. Явно не официанткой здесь работает...
Наконец, к нему вышли двое. Не став слишком рьяно запоминать их приметы, Кан ответил:
- Может, и я. А, может, и нет. Зависит от того, кто из вас малыш Пью.
Простой вопрос, на который наверняка прямого ответа не будет. В нем видят угрозу, которую, возможно, придется устранить. Что ж, он не винил их. Действительно выглядит достаточно грозно. И моргенштерн на барной стойке это подтверждал. Но на сантименты не было никакого настроения.
- В любом случае, дело весьма серьезное, - продолжил Вильхем. - Поэтому сюда прибыл именно я.
Но не сказал от кого, чтобы не выдать Каэрина, окажись это все подставой. Враги могут быть повсюду, поэтому он ненавидел дворцовые интриги. Когда враг невидим и похож на призрака, то мало чем отличается от обычной призрачной нежности. Разве что, если удастся поймать и ранить, то потечет кровь. Именно это и бесило. Бессмертные духи таковы, что бессмертны. А скрытные твари, таящиеся во тьме и ударяющие в спину - именно это заслуживает настоящей ненависти.
Хотя, частично оборотень их понимал. Ибо выходить против представителя нечисти на честный поединок даже с серебром - занятие для самых профессиональных бойцов...

0

13

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

- Ты позабудешь всё, что видела и увидишь впредь, Кристанна. В целях твоей же безопасности.
- Не из трепливых. - коротко отрезала, для большего эффекта кивнувшая головой рыжая.
Спрятанный ото всех помпезностью широких улиц и барельефами домов знати, истинный Назаир - немногим отличался от любого другого северного города. Только был чище. А вот в плане застройки - всё так же напоминал тёмный, грёбанный лабиринт из кривых улочек, подворотен и, самым фантастическим образом натыканных тут и там домов.
Судя по тому, как отзывался о аэп Даге Даккэ - хозяин замка, действительно был редкостным козлом. Впрочем, это могло быть просто личное мнение Даккэ, основанное на его личной же неприязни к первому.
Не суть важно.
Ярмарка на Севере - всегда желанное событие. На других посмотреть, себя показать... Будучи ещё маленькой, Кристанна ярмарки любила. Теперь же они напоминали ей о том, безвозвратно потерянном времени и спокойной жизни со скромными радостями обычной дворовой девчонки. Временами - просто нагоняли дикую тоску, от которой хотелось лезть на потолок и выть как голодная вшивая и брошенная всеми дворняга.
Но не всегда.
- Пригласить герцога в бордель? А что? - как нехрен делать, да, Даккэ? - не торопясь сокращая дистанцию, отделявшую её от герцога, зло думала на ходу девушка: - Только вот как это сделать, чтобы до рукоприкладства дело не дошло?
Подойдя поближе к всецело занятому поглощением яблока и наблюдением за ярмарочной постановкой герцогу, Кристанна подметила, что герцог-то довольно молод для такого титула. Да и смазлив не в меру. Впрочем, не спать же ей с ним?
- Малец, наследственый, однако, герцог. Сразу видно, что голов не срубал и по колено в крови титул не завоёвывал.
Вариантов, как подступиться к такому важному вельможе было несколько, но все казались какими-то нелепыми. Вариант с применением тяжёлых предметов и холодной стали в качестве особо влиятельного аргумента - был оставлен для совсем уж скверной ситуации.
Поэтому, в действие был приведён другой план.
В свои почти что пятьдесят лет, Кристанна выглядела всё ещё на двадцать с небольшим. Одна из немногих черт Дев Чёрного Солнца, что ей откровенно в себе нравилась. Герцог - же ещё к третьему десятку не приблизился, поэтому задуманное рыжей со стороны, а также, ввиду гомона толпы - выглядело совершенно безобидно и даже умильно.
Со стороны это напоминало встречу двух влюблённых, давно не видевших друг-друга...
Кристанна, подойдя сзади к ничего не подозревавшему герцогу, в лучших традициях влюблённых парочек, которые одинаковы что на Севере, что на Юге - обхватила его руками за пояс, прижавшись вплотную к опешившему от неожиданности дворянину. Голову же с огненно-рыжими локонами она положила тому на правое плечо, производя на окружающих впечатление заждавшейся девушки, лучезарной улыбкой белоснежных зубов и, якобы влюблённым взглядом...
- Вот теперь, ты никуда не денешься... Арангос - рыжая вложила в хватку всю возможную силу и умение.
- Не пугайтесь, герцог... - сквозь зубы процедила, чтобы не разрушать образ, улыбающаяся Кристанна дворянину на ухо: - Вас хочет видеть один граф, приближённый к императору. Такой, со шрамами... Вы ведь знаете, о ком я, да? Знаете, так что, не дёргайтесь и идите за мной.

Отредактировано Кристанна (2014-05-26 14:41:56)

+3

14

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

Герцог думал о своем, наблюдая зрелище на помосте, и жевал яблоко. Даже яблоко он жевал манерно, аккуратно держа огрызок холеными руками. И, конечно же, он совершенно не ждал никакой возлюбленной, а тем более такой наглой, да к тому же оскорбительно рыжей.
- Не пугайтесь, герцог...
«С хрена ли? » - очень неблагородно, но хотя бы мысленно, отреагировала Аргантэ, которая чтила свое личное пространство гораздо выше любой человеческой жизни. 
Герцог удивленно приподнял брови, выпучил глаза, поперхнувшись и чуть не выронив яблоко из рук.  Голубые глаза смотрели не растеряно и вопросительно, но возмущенно и высокомерно – как посмела какая-то баба к нему вообще прикасаться? 
- Вас хочет видеть один граф, приближённый к императору. Такой, со шрамами... Вы ведь знаете, о ком я, да? Знаете, так что, не дёргайтесь и идите за мной.
С места парень  даже и не думал двигаться, рассматривая девчонку. Рыжая, конопатая, подозрительно ловкая и сильная – не те качества, которыми могли похвастаться барышни высшего общества. Следовательно, Аргантэ могла со спокойной совестью нахалку приказать высечь, а то придумать ей какое-нибудь преступление и повесить на ближайшем  дереве.
Уверенным движением, юноша вцепился в пальцы рук, что так плотно обхватили его талию и отцепил от себя рыжую.
-Да ты ополоумела чтоли, девка? – бросил он, брезгливо поморщившись. Объятия симпатичной барышни ему были явно неприятны, - Даже если бы я с тобой пошел. Ты в курсе сколько в окружении императора исполосованных, да щербатых графов и не только? – а уж кто-кто, а Арангос аэп Ллиммерэнн всех этих вельмож да дворян знал не только по именам, но еще и в лицо. И уж совершенно странным было предложение какой-то оборванки следовать за нею неизвестно куда по приказу якобы графа.
-Ты меня давай не лапай, а то сдам страже, как карманницу.  Чеши отсюда.

Отредактировано Арангос аэп Ллиммерэнн (2014-05-27 00:00:28)

+2

15

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

- Да ёб твою мать... - подумала рыжая, когда герцог, подал голос в ответ на её слова: - Придётся напрямую.
Неуловимо быстро сократив вновь дистанцию между герцогом и собой, Кристанна предприняла вторую попытку. На этот раз - прямую, как струна. Случайных ушей она не боялась, все были заняты либо ярмаркой и друг-другом, либо представлением. Но комедию ломать всё равно пришлось до конца...
- Слушай внимательно, мальчик. - вновь натянув на лицо радостную улыбку и обхватив дворянина за шею, начала девушка: - Тебя хочет видеть аэп Даккэ. Так ясней? Теперь верите, герцог аэп Ллиммерэн?
- Если ты, мужеложец смазливый, ещё что-нибудь проблеешь - я тебя точно, Святым Лебедой клянусь, по башке отоварю... - раздражённо-зло думала рыжая, ожидая ответа от "смазливого мужеложца". Терпения на заносчивого недодворяшку уже начинало не хватать, а делать из него евнуха ударом колена, не доставив его прежде к Даккэ - было неэтично.

+3

16

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир
Суп... Как же давно я ел? Явэнн, я не ел два дня. Это срочно нужно исправить. Нам с тобой надо это исправить.
Комната всё так же приятно пахла малиной. Поневоле текли слюни. Ох, эти великолепные домашние оладьи, супы со свиными шкварками, фаршированные говяжьей печенью перцы, варёная кукуруза, куриные ножки в вине, пироги с мясом, ягодами, рыбой, капустой, картошкой, щавелем, вареники, тефтели, котлеты, освежающая артезианская вода из подземных источников Виковаро, несравненный столичный лимонад и главное украшение стола, без которого не обходится ни одна трапеза - туссентское вино. Красное, белое, экзотическое фиолетовое, сухое, полусухое... Желудок издал звук умирающего плавуна, а печень как-то игриво заныла. Лион был готов поклясться, что организм хочет подтолкнуть к греху. С другой стороны - чем трактир не место для греха, к тому же такого пустячного?
-Я знаю что поможет нам с тобой, солдат. Хорошая выпивка с хорошим вкусом. И ароматом, ессно. И готовься - я заставлю тебя есть. Заставлю есть такое и так, что ты больше никогда в жизни не сможешь глядеть на обыкновенную еду, которую приготовил не представитель воинского дворянского рода.
Лишь выпрыгнув из комнаты Кхайр подумал, что сказанное прозвучало немного жутко. Намерение приготовить лучшее блюдо в своей жизни овладело головой так, что теперь стражника остановил бы разве что золотой дракон, материализовавшийся посреди трактира.
Господа... - кто-то толкнул под бок. Барга. Ситуация пахла скорой поножовщиной, а меч лежал далеко в комнате больного. ПО крайней мере, тяжёлый воздух трактира, моргнештерн и фигура в плаще располагали к скорой драке. А Пью своей харизмой давал знать кто здесь хозяин. Внезапно дворянин осознал, что никогда не был силён в кулачном бою. В руке сама собой оказалась кочерга. Слава Солнцу, никто не заметил.
-Я тут хотел приготовить что-нибудь нашему шпику. - шепнул лейтенант наёмнику. - А, видимо, я лишний, так?
Командиры стражи в секретных операциях - плохие товарищи, любящие поорать и встрять в неприятности. Именно к такому выводу подходил Кхайр и молился об избежании инцидента. Тем более, от этого мужика в плаще пахло опасностью, что не мог не учуять благородный нос.

Отредактировано Кхайр аэп Лион (2014-05-27 18:15:22)

+2

17

На это раз элемента неожиданности не получилось. Хотя Аргантэ была удивлена настойчивости девки. То ли она говорит правду, то ли от герцога решили избавиться, и уж очень хочется этой рыжей выполнить свою роль, да получить денег. В общем и целом реакция Аргантэ не была нелогичной в этой ситуации. Знать Нильфгаарда вообще не отличалась доверчивостью, не говоря уже о женщинах, скрывающих свое истинное лицо.
Герцог успел все же выставить перед собой ладонь и поумерить пыл незнакомки, остановив ее на достаточно комфортном для себя расстоянии, а то не приведи Великое Солнце, еще грудь под одеждой нащупает. Хотя последняя и была перетянута бинтами да корсетом, рисковать не стоило. Мальчишка может и был смазлив, но вполне неплохо двигался. Да и реакция у него присутствовала.
-С каких пор это Граф прибегает к помощи…- Герцог красноречиво рыжую осмотрел, - Таких девок? 
Парень явно не поверил, однако заинтересовался. Тут одно из двух: или девка засланная, или аэп Даккэ от герцога что-то нужно. Но право слово, встречаться с Каэрином вне стен императорского дворца Аргантэ не хотела . Уж больно наблюдательный этот старый лис, да к тому же любого наследного герцога или графа считает «эгоистичным ублюдком». Вот такая вот она знать из низов. И хотя мудрость Императора не ставилась Аргантэ под сомнение, но титулы она бы попридержала на месте Эмгыра.
- Попробуй, убеди меня, что за поворотом не стоят два твоих дружка с оружием наготове?

+3

18

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Малейшая информация намного лучше полного ее отсутствия. Ведь иногда именно из этих незначительных знаний может сложиться представление о ком-то или о чем-то. Пускай в какой-то степени ошибочное, обманчивое. Даже оно предпочтительнее абсолютного неведения. Стелле хватило слов Пью для того, чтобы наверняка понять одно: аэп Даккэ лучше избегать. И тут же возникает новый вопрос: как?
Сейчас задумываться над ответом было поздно. Шпионка уже работала на Каэрина и сомневалась, что получиться просто так взять и отказаться от дальнейшего участия в деле. Поэтому придется терпеть. Кто знает, может это первые дни такие неудачные, а все то, что ждет впереди, девушке понравится. А если нет, то кто будет спрашивать, хочет она вести дела с аэп Даккэ или нет.
Гостя намеревались принять немного иначе, нежели Стеллу. Поэтому она решила проследовать за малышом Пью. И это с учетом того, что сама себе сказала не лезть. Будь девушка уверена в том, что верзила не проломит посетителю голову, как только тот ему надоест, она бы и не лезла. Беспокоилась ли она за жизнь незнакомца? Ничуть. Волновала шпионку цель, с которой он решил посетить именно этот трактир. И послание, переданное гостем. Уж больно оно странное и явно предназначено для узкого круга людей. Настолько узкого, что там помещался лишь один человек.
Стелла покосилась на малыша Пью, глянула на гостя, решившего, что оружие на барной стойке сразу же расположит корчмаря к дружественной беседе. Как бы ни так. Верзила его этой же штуковиной и прибьет.
- Может, и я. А, может, и нет. Зависит от того, кто из вас малыш Пью.
Такой ответ вряд ли удовлетворил верзилу. И не его одного. Память о катакомбах была все еще свежа. Свежи были и все те чувства, которые девушка испытывала во время разговора с троицей «археологов». Гость шел по той же тропинке, что и Кхайр днем ранее. Разве что говорил меньше.
Серьезные дела – они есть у каждого. И каждый сам определяет, что к ним отнести. Поэтому часто у нас разные представления о серьезных делах. Стелла собиралась выяснить, насколько совпадало это понятие у них с гостем:
- И что же за дело такое серьезное? Мы вас внимательно выслушаем, – девушка обратила лицо к великану, - ведь так, Пью?
Если у посетителя действительно серьезное дело, то он сейчас расскажет, зачем к ним пожаловал. Он ведь малыша Пью искал? Так шпионка вроде бы ему указала на нужного человека. А если гость не имеет никакого отношения к работе и Стелла только зря выдала верзилу? Попросить гостя забыть все услышанное и увиденное?
Из комнаты, в которую положили раненого, выскочил Кхайр. Больше одного слова он проронить не успел – северянин, появившийся оттуда же раньше товарища, унял его.
- Может, у вас в горле пересохло? Так вы только скажите. У нас есть чем утолить жажду. – Девушка очень надеялась, что этими словами никак не задела малыша Пью. Все же он был в трактире главный, а она спокойно распоряжается его запасами. Но гостя нужно было как-то разговорить. Хотя это дело пустяковое. Намного важнее и труднее заставить говорить правду. И именно ее Стелла и хотела услышать.

+4

19

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

- Пф-ф... Если б мне надо было вас убить - я бы аккуратно ткнула вас, стоящего ко мне спиной и жрущего яблочко, кинжалом под левую подмышку. Вся кровь прямо от сердца - хлынула бы в лёгкое. Вы умерли бы не сразу, но ни закричать ни сопротивляться бы уже не смогли, а мне - времени, пока вы, агонизируя пытались бы сохранить равновесие - хватило бы два раза, чтобы незаметно уйти... - не скрывая сарказма вновь процедила рыжая сквозь натянутую на лицо улыбку.
А вот в следующий момент, у Кристанны наконец-то лопнуло терпение. Если герцог по нечаянности глянул ей в глаза, то не мог не заметить, блеснувший в них инфернальный огонёк:
- Так что - бросайте корчить из себя рыбу, иначе те, кто недавно совершил попытку убийства вашего разлюбимого императора - получат шанс исправить сиё досадное упущение. Ситуация вам ясна? Сами пойдёте, или мне всё же помочь?
- А не то, заломаю руку и мордой в землю воткну, да на манер мешка с репой к Даккэ приволоку! - зло подумала девушка, ожидая ответа от смазливого дворянина.

+4

20

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

Как же страшны в гневе маленькие рыжие истеричные бабенки! О да, Арангос, взглянув в глаза этой нахалки, вероятно, должен был вскрикнуть от ужаса, побледнеть и сжаться от страха, позволив бойкой барышне вести его, куда она только пожелает. К сожалению, Герцог был и ростом повыше и психикой поустойчивее и не спешил биться в конвульсиях при виде очередной пигалицы, возомнившей себя искусной убийцей. 
Несомненно, упоминание об убийцах Императора заставило Аргантэ задуматься, что рыжая действительно работает на графа без графства. Герцогиня смотрела некоторое время оценивающе, но задалась совсем далеким вопросом – нахрена эта девка Даккэ и отчего она себе позволяет хамить? Скорее всего, думает, что граф спасет ее задницу от гнева любого вельможи, кроме самого Императора разумеется, а потому и ведет себя так развязно. К слову о развязности – бабёнка была явно деревенская, да к тому же совершенно неприлично висла на Герцогине, считая себя очень привлекательным экземпляром.
«Шлюшка та еще…»- скривила свой герцогский нос Аргантэ,  наклонила в бок голову, прищурилась, - «Трахается он с нею что ли? Интересный способ самоубийства, дедушка Даккэ. Как она его до сих пор в могилу не уложила, пигалица эта. Никак сердечко-то у старика крепкое… Что ж, если речь действительно идет об Императоре…»
Юноша внезапно учтиво кивнул, подошел ближе и предложил даме взять его под руку:
-Что ж, тогда думаю, что нам стоит прогуляться. Веди.

Отредактировано Арангос аэп Ллиммерэнн (2014-05-27 22:14:30)

+4

21

1265 год, 4-е апреля.
улицы

" - В случае неповиновения и нежелания сотрудничать - ломайте пальцы." - всплыл в памяти скрипучий голос Сандрика Саата, старого садиста и мизантропа, который своими нравоучениями достал своих подопечных из Академии до печеночных колик.
Истина простая, словно щербатая кружка медовухи, на удивление работала безотказно: не желавшие сотрудничать вмиг находили камни преткновения со следствием, не желавшие повиноваться - становились покорнее кротких ланей.
Каэрин аэп Даккэ вздохнул, шаркующей походкой медленно скользя вдоль площади.
То, что у Кристанны не вышло с первого раза, наверняка бы получилось у Вильхема без затруднений. Увы, компаньонов и помощников не выбирают. Не выбирают и случайных союзников, в чей преданности императору ещё предстояло убедиться.
Нет-нет, вивисектор верил в случайность событий, но вера его была столь ничтожна мала, что было бы грешно её не проверить.
Прибыл ли Арангос сюда с исключительно мирными целями или же посетил Назаир с целью помочь заговору против Эмгыра вар Эмрейса - это ещё предстояло узнать. А сейчас дипломат отправлялся в место злачное, местами неприятное и многими осуждаемое.
Бордели любили разве только их частые завсегдатаи.
Поймав за ухо одного из мальчишек, коих в Назаире было явно более сотни, Каэрин убедился в том, что это мальчишка нужный, и что маленький пройдоха знаком с обязанностями цеха.
- Проводишь даму и господина в "Нефрит мантикоры". Если всё сделаешь, как я сказал, то замолвлю за тебя словечко перед Мастером. - страшные шрамы исказили улыбку. - Брысь.
Старый Змей знал, что маленький карманник исполнит то, что ему велено без всяких выходок.
Никому ещё не хотелось нарушать данное много лет назад обещание - удача не прощает лжецов.

Нефрит мантикоры

Бордель был похож на тысячи иных борделей, которые могли бы предложить свои услуги как на севере, так и на юге. И всё-таки было одно отличие.
Служительницы порока, жрицы любви и прочие ласковые прозвища, которыми награждали продажных девок люди с интеллектуальным складом мышления, из "Нефрита" не могли похвастаться букетом венерических заболеваний, плохими клиентами и отвратительными телами. Вовсе наоборот: изысканный и превосходный товар поражал самые смелые ожидания, жаркие взгляды были своей лаской могли соперничать лишь с умелыми нежными руками и чуткими губами, а цены, которые просили красотки за время, проведенное с ними, частенько равнялось количеству звезд на небе в ясную назаирскую ночь.
Никто, даже самый хороший шпион, не смог бы заподозрить Каэрина аэп Даккэ в том, что в этом самом месте он планирует предприятие, за которое всех его участников (включая и служительниц борделя) могли четвертовать.
Нелегкое это дело - родину защищать.
Мальчишка должен был проводить Кристанну и её юного спутника до самых дверей роскошного здания. Слуги же, получившие четкие указания (и звонкую монету), должны были проводить их до покоев, которые были любезно предоставлены дипломату Его Императорского Величества.
Прямо перед носом Арангоса и Кристанны дверь приоткрылась, словно створка клетки, выпуская на волю создание прекрасное, волокое и грациозное.
Распущенные волосы, тонкая талия и смущенный взгляд в пол - девушек здесь учили не только смирению. Девушка не останавливаясь исчезла в паутине коридоров
Каэрин дожидался внутри, изредка касаясь оскверненными ранами губами изящного мундштука кальяна.
Тугое сизое кольцо дыма вспорхнуло в воздух, зависая на мгновение и растворяясь в жарком воздухе.
- Герцог! Моё почтение!
Почтение не заключалось даже в поднятии пятой точки от богатых подушек на полу.
Пригласительный жест присесть - не более.
- Надеюсь, моя спутница была любезна и столь очаровательна, что вы просто не смогли ей отказать? Я не сомневался.
"Сомневался лишь в том, что девица не свернет тебе шею. Но нам это не нужно. Пока не нужно".
- Не желаете ли вина? Ваше Сиятельство, покорно прошу у Вас прощения за столь вольный тон - благовония настраивают на обывательский лад и совершенно заставляют забыть о делах. Хотя бы на время.
Колкий взгляд указал Кристанне на треног у двери. Если Его Милость вздумает глупить, то выйти он сможет только через девицу - даже узкий в кости юноша не смог бы выпрыгнуть в высокое стрельчатое окно, своим проемом больше напоминавшее бойницу.
- Спрошу прямо, Ваша Милость. - взгляд Каэрина обжег Арангоса. - Что Вам известно о играх? О сегодняшних играх, Ваша Милость.
"Давай же, мальчик, не глупи.Не заставляй нашу рыжую красавицу следовать заветам старика Саата".

Голубые Розы

Гуарин, выглянувший следом, сощурился и поскорее скрылся в подсобке, цепкой лапой утащив вслед за собой и первого, кто подвернулся под руку. Под руку, на его несчастье, оказался Кхайр.
- Это не человек. - шепот был безликим, а прикосновение отдавало плесенью. - Но и не враг. Мы помним его. Он служит графу. Да, поверьте мне и предупредите, милорд, предупредите остальных.
Спасительный шепот за спиной не слышал ни Пью, ни Гренн, ни Стелла.
Впрочем, особой роли верный слуга Каэрина так и не сыграл - малыш расплылся в улыбке, поглядывая то на дылду, то на его оружие.
- Зависит от того, кто Пью? Ха! Беса мать! Я Пью, парень. Хозяин "Голубой розы", где подают самую вкусную похлебку из рачков во всем Назаире. Чего тебе, парень?
Спросил чисто ради приличия, кивком головы указывая на дверь позади себя.
Авось не дурак - догадается, что нужно зайти.
Незаметный жест Гренну был сигналом не стрелять - себе дороже прибить посланника от Каэрина.
Дождавшись, пока дылда смекнет, что ему надо делать, Пью скрылся следом.
- Значит, ситуация совсем вышла из-под контроля, раз его безобразие посылает ко мне уже хер пойми какого агента, а? Что случилось, здоровяк? У мэтра понос, без моей помощи никак?

Улицы

- Дядька Бонарт! А, дядька Бонарт! А ты же знаешь, что в город этот прибыл... старый, страшный, ууу!
- Тьфу, Звыга! Ничего ты не знаешь! Умпуратор приехал, а с ним такой, с мордой страшной! Каберин!

- Каэрин. - поправил самый старший из них, лет восьми от роду. Восхищенный взгляд поглядывал на диковинный меч охотника за головами. - Говорят, что он хочет выставить своего бойца на Арене! Дядька Бонарт, может, ты попробуешь? Ты ведь лучший!
А вдруг и меч даст подержать и монеткой наградит?
Предел мечтаний.

Отредактировано Каэрин аэп Даккэ (2014-05-29 23:45:59)

+5

22

Нефрит мантикоры

Герцог оказался на редкость спокойным и сговорчивым провожатым, хоть и не проявлял к даме никакого интереса. Впереди парочки пристроился какой-то охламон-беспризорник, которого недурно было бы шугануть камнем. Но не Герцогское это занятие швыряться в оборванцев камнями. 
Мальчонка проводил парочку до незнакомого герцогу здания. Незнакомого по одной простой причине – Герцог не являлся постоянным клиентом борделей и испытывал к подобным местам стойкую ненависть. Именно поэтому, остановившись у дверей и прочитав вывеску, Арангос удрученно вздохнул и скривился. Даже браться за ручку этой двери юноша не хотел. Однако, этикет требовал пропустить даму вперед.   Достав из-за пояса достаточно чистый, да еще украшенный кружевом платок, Арангос взялся за ручку двери и услужливо последнюю распахнул перед Кристанной, приглашая ее войти первой.

«Великое Солнце…какой срам. Позор. Убожество…»- Аргантэ не могла скрыть пренебрежительных взглядов, когда они встречали на пути девиц, что работали в этом заведении. Будучи дамой порядочной, герцогиня презирала подобные места, а также людей, которые сюда ходили. О том, что иные богачи не брезговали услугами местных «жриц», если вообще можно называть этим словом обычных безродных шлюх, герцогиня просто предпочитала не думать.

Дверь в комнату внезапно распахнулась, и оттуда буквально выпорхнуло нечто «прелестное и тощее», заставившее юношу сделать несколько шагов назад. Не удостоив девушку даже секундным вниманием, Герцог вошел внутрь, где и обнаружил обозначенного графа. Тот валялся на подушках и курил.

- Герцог! Моё почтение!

«Да. Конечно. Я похожа на идиотку?»

Бровь Герцога недоверчиво изогнулась, будто он был весьма изумлен встретить здесь Даккэ и вообще пришел прекрасно провести время с рыжей девушкой.  Затем Граф излил на Аргантэ целый поток сладковато-дерзкой бредятины, в которой отчётливо были слышны нотки издевки и сарказма. 
Молодой герцог осмотрелся, откинул с плеча плащ, взял стул и, поставив оный так, чтобы видеть и Даккэ и его девку сел, обратив внимание на Графа. Минуту юноша смотрел на старика задумчиво, даже изучающе. Всем видом адъютант Его Императорского Величества показывал, что не расположен к обывательским разговорам с таком неподобающем месте.
-Девка Ваша, любезный Граф, хамка, каких поискать, - ответил Арангос в свойственной ему пренебрежительной манере, но быстро сменил тон на более…спокойный, - Однако, я пришел сюда только по одной единственной причине. И у меня до обидного мало времени.  Что ж, - герцог безразлично пожал плечом и ответил на вопрос, - Об играх? Ничего особенного. Только лишь, что местной знати хочется выделиться из общей массы подданных Императора. Я не собирался почтить собственным присутствием этот фарс. Если бы не желание Императора наблюдать за ними...
Парень только вздохнул. Вдохнул даже немного растеряно. Несмотря на жестокость, с которой он расправился с собственными родственниками, возвращая себе законные земли, юноша отличался странной брезгливостью, не свойственной нормальным мужикам. Там, где обычный воин пройдет, не задержавшись, милорд Ллиммерэнн искал пути обхода. Не приветствовал долгих казней, а такие места, как бордели вообще обходил стороной. Может быть поэтому очень торопился побыстрее закончить неприятный ему разговор, в неприятном ему месте и от того не юлил.

+3

23

1265 год, 4-е апреля. Уличная ярмарка

Герцог на поверку, действительно оказался большим патриотом своей страны. Точнее - своего императора, ибо только упоминание о последнем, как скумекала проклятая, беря, с его позволения, юношу под руку - возымело действие.
Подскочивший мальчишка из местной дворовой братии, шустро указывал путь к борделю:
- Даккэ подсуетился...
"Нефрит Мантикоры" - оказался не захолустным местом сбора для местных шлюх, а вполне себе приличным заведением с обученным и красивым персоналом. Ну, если слово "приличный" - вообще применимо к борделю.
Обоих проводили в уже занятую Даккэ комнату. Сам дипломат - возлежал на дорогих подушках на полу, временами покуривая этот, ну как его? - Кольян! Как будто и не его вчера прирезать в тёмном углу дворца хотели...
- Надеюсь, моя спутница была любезна и столь очаровательна, что вы просто не смогли ей отказать? Я не сомневался.
-Девка Ваша, любезный Граф, хамка, каких поискать...
Усаживаясь на указанный ей трёхногий табурет близ двери, Кристанна многозначительно хмыкнула. Естественно, что хамка, даже,  таки-прямо - хамло...
- Только вот теперь не вздумайте, любезный герцог смыться, а иначе, я не только словом вас обижу... - вынимая кинжал из надетых на этот раз под куртку ножен, думала рыжая. Естественно, что она не выпускала из виду ни Даккэ ни герцога.
Кинжал, выделывая замысловатые па и кульбиты - вращался в руках девушки. Так, на всякий случай...

Отредактировано Кристанна (2014-05-30 17:20:54)

+3

24

Вильхем оценил, какая компания здесь собралась. В других комнатах был еще кто-то, но и те, кто здесь есть, уже били своим колоритом. Девушку оборотень полностью проигнорировал. Ему нужно было найти малыша Пью, который, он был уверен, был мужчиной. А в таких делах он не разговаривал с посторонними. Порой чревато...
Тут из другого помещения вышел еще один мужчина, судя по хорошей выправке, военный. Да и одежда получше, чем у этого сброда. Да еще и про шпика шепчет...
Остается надеяться, что здесь все, кому доверяет искомый человек. Иначе все закончится дракой.
Тут мужчины поспешили уйти, но их шепот все равно был слышен. Оборотень же терпеливо ждал. А заодно и прошелся заинтересованным взглядом по телу девушки, после чего вернувшись к созерцанию двери подсобки. Из-за двери пахло кровью. Похоже, там раненый. Неужели не у них одних вчера была интересная ночка?
Хотя бы Вильхем попал куда нужно. Здесь точно знают Каэрина. Наконец, прелюдия закончился и перед ним возник тот, кто был нужен.
Получив кивок, Кан пошел в другое помещение, пропустив перед этим словоблудие Пью, что призвано отвлечь чужие уши. Что ж, удачи, если действительно поможет...
- Его безобразие... – повторил оборотень, показывая, что все услышал и запомнил, - вчера пытались убить. А, может, и его, и императора. И покушение вполне может повториться. Поэтому ему нужна ваша помощь в этом нелегком деле.
После чего добавил.
- Ситуация серьезная, так что прибери свои шуточки. Дело придется иметь с профессионалами. И если не справимся, то все останемся без работы. А в худшем случае и жизней лишимся...
Ну, они-то точно. А вот у него всегда есть шанс сбежать. Только, правда, не от мага. Хотя, есть Кристанна...
- Да, и еще... – скрестил руки на груди мужчина, глядя на Гуарина. – Будешь еще о небольшом факте обо мне трепаться посторонним, - взгляд на Кхайра – уж очень он выделялся из этого общество, впрочем, как и та дама. – то Каэрин вполне разрешит мне дать тебе отставку. Мы поняли друг друга?
Да и вообще откуда он узнал? Вильхем продолжал скрываться. Знал лишь какой-то небольшой круг вокруг дипломата, но не более. И если в него входят эти люди... черт, тяжело ему придется в Нильфгаарде.

+2

25

[AVA]http://s011.radikal.ru/i316/1604/65/af5bfd4f4681.jpg[/AVA]Бонарт сухо усмехнулся, жутковато шевельнув усищами-тараканами, подозрительно зыркнул на пацанят.
- А это уже другое дело, малята, совсем, я вам скажу, другое.
Правда, ничего они особливо важного не сказали, но чего ж задаром журить ребятню? Ясное дело, незачем, потому Лео потрепал старшего по макушке, достал из бездонного кармана мешок с мелочью и вручил ему.
- Держи, малец. Но смотри, чтоб разделил все по-справедливости между товарищами, а то у-ух!

***

Долговязый вышел из путаного коридора улочек, оставив восторженных мальчишек мечтать о собственном боевом мече, подвигах и славе, и размашисто зашагал по мощеной камнем назаирской дороге.
"Каэрин... Старый, курва-мать, висельник. Этот пес всегда там, где будет заварушка, всегда там, где, черт побери, враги империи".
Обычно Бонарт не рыскал в писках работы, работа сама находила его, вместе со щедрыми гонорарами и клятвенными обещаниями на долговременное сотрудничество. И если имперскому псу вдруг понадобится профессионал, то Лео был уверен, что тот уже осведомлен о его прибытии в город и при случае отыщет его без проблем. А пока... пока в голове постукивала мысль о предстоящих Играх. Кровавых, жестоких, смертоубийственных. Внутри охотника за наградами вновь полыхнуло извечное пламя, требуя своей дани: смерти и крови.
Вокруг арены уже собиралась толпа зевак, хоть бои и не начались еще. Глашатаи выкрикивали имена тех бойцов, о которых многие знали, подогревая интерес. Сновали воришки, срезая кошельки у медлительных, путались под ногами уличные торговцы.
- Сударь, сударь! Я вижу вы человек боевой, быть может, даже примите участие в Играх, так возьмите же этот отвар! Освежает, дарует ясность сознанию, успокаивает перед грядущим сражением! Сотня флоренов, всего-то, сударь, подумайте! Себя-без-ножа-режу! - заголосил худощавый тип, размахивая горшком с дурно пахнущей дрянью. Бонарт отмахнулся, и прилипала, тотчас забыв про него, переключился на следующую "жертву". - Господин! Ваши мечи остры, но твердость духа и ясность ума никогда не помешают! Купите же снадобье, восемьдесят флоренов, себя-без-ножа-режу!
Охотник за наградами, работая локтями,  протиснулся дальше, чтоб услыхать глашатая.
- Жесточайшие, смертельные бои! До последней капли крови! Самое разное оружие, такое, о которым вы и не слышали! Опытнейшие бойцы, которые будут яростно сражаться за главный приз чемпиону! Заявки все еще принимаются, воины, спешите, воспользуйтесь шансом обогатиться и вписать свое имя в историю!
Бонарт побродил немного вокруг арены, покуда не наткнулся на вход в небольшую каморку. Вокруг столпился самый разный люд, однако, количество разнообразных железяк было явно выше нормы, потому, прикинув, Лео решил, что именно здесь подаются заявки.
- Э, мужики, - обратился он к детинам, стоящим у входа, - здесь на энти игрища записаться можно?

+2

26

Нефрит мантикоры

Слишком много чести и доблести было в этом голосе, слишком много презрения и отвращения к тому, что происходит вокруг, к этой атмосфере и личностям, что его окружают. Арангос аэп Ллиммерэнн каждым словом, каждым жестом указывал лишь на одно - ему скучно, и скука эта изливалась в ненависть. Что было страшнее всего - в ненависть затаенную, подлую и скрабезную. Такую долго на спине или руках не унести - устанешь. Такая-то вот ненависть и выливается в заговоры и предательства.
Так был ли готов герцог предать своего императора? Или дело ограничиться одним несчастным графом-вивисектором, который пытался сохранить шаткий мир?
Тронутые шрамами губы вновь коснулись искусного мундштука, с наслаждением вдыхая отравленный травами воздух. Полуприкрытые веки графа не говорили ни о чём - не было в них ни наслаждения, ни задумчивости, ни загадочности. Была, что удивительно, жалость - то самое последнее чувство, которое этот человек мог вызывать.
Кольцо дыма зависло в воздухе, медленно вращаясь и кружась. Каэрин открыл глаза.
- Его Императорского Величество слишком небрежно относится к собственной жизни, и это лишает жизней других.
Взгляд Каэрина был укоряющим - уж кто-кто, а Его милость герцог обязаны были знать историю.
- Та самая знать, что желает выделиться из толпы, является представителем едва ли не самого первого дома, что позволил Его Величеству занять законное по праву место. Ардааль аэп Даги, старый хитрый лис, готовый при хорошем проценте продать зерриканцам родную мать, не упустит своего шанса оказать Его Величеству достойный прием. Это лишь укрепит их старую дружбу, предоставит князю продемонстрировать свою дочь, напомнив о старом обещании и... я не слишком много говорю?
Испещренная морщинами рука осторожно вернула мундштук на полагающуюся для него подставку.
Слишком много лишних слов - герцог устал слушать.
- На играх, я более чем уверен, на Его Величество будет совершено покушение.
Стальной взор усталых глаз вперился в переносицу герцога, словно пытаясь предугадать его реакцию и действия. Занервничает? Испугается? Удивиться?
Впервые в жизни Каэрин жалел, что не умеет читать чужие мысли.
Впервые в жизни Каэрин жалел, что не сможет передать свои мысли другому существу.
Иначе бы он узнал всё то, о чем думает Арангос.
Иначе бы он смог сказать Кристанне, чтобы она была готова схватить мальчишку за волосы, вонзив холодную сталь кинжала в сонную артерию.
А что потом?
Потом бы говорили, что это Назаир забрал герцога аэп Ллиммерэнна.

Голубые розы

Пью фыркнул. Гренн, равнодушно забросив самострел себе на плечо, принялся наполнять кружку пивом из щербатого кувшина. Гуарин, который почти что телесно ощутил ту нелюбовь оборотня, поспешно скрылся в ближайшем темном углу.
- Значит, с профессионалами. - Пью смаковал каждое слово. - Знаешь, это интересно. Настолько интересно, что я поверю тебе. Потому что только Каэрин, только этот старый хрен, мог прислать беса, который так складно лает.
Корчмарь плюхнулся на табурет, жестом указывая последовать его примеру - в ногах не было ни правды, ни красоты.
- Значит, придётся действовать по заранее отработанной нами с ним схемой: Змей разыгрывает, а мы исполняем, курва его мать.
Не понимали - Пью вздохнул.
Правильно, заранее отработанные планы никогда не предвещают наличие в них посторонних людей.
- Объясняю попроще: самое удобное место, чтобы кокнуть императора - на игрищах. Там тьма возможностей, взять даже самые простые: узкие коридоры, огромная толпа, награждение победителя венком из рук самодержца... да мало ли. Так вот, как говорило его безобразие, то в этом случае наша задача упрощается: придворные стоят на стрёме при знати, а мы, как серые мышки, снуем меж простого люда и убираем тех, кто кажется подозрительными. Усекли?
Надеялся, что усекли.
Надеялся, что всё получится.
А после этого удачного дельца можно послать Каэрина аэп Даккэ ко всем чертям и их предкам.

Запись на игрища

У мужиков была бутылка самогона и их было двое.
По старой назаирской традиции не хватало лишь одного.
Один из орясин, бородатый настолько, что лицо его обозначали лишь блестящие глаза да гордый крепкий нос, кивнул в сторону, тряхнув бутылью - мол, не откажи.
- Здесь, брат, здесь. Как запишемся - пропустим? Жарко что-то. В горле словно кот нас...
Подошла их очередь.
Затем очередь Бонарта.
- Заявляетесь один или с командой?
У писаря было сухонькое крысиное личико и ленивые усики слева.
К удивлению охотника за головами, справа растительность не наблюдалась вовсе.
- Бой насмерть, в случае Вашей гибели, награда и залог родственникам и друзьям не возвращаются, а имущество переходит в фонд.
Писарь испуганно моргнул, вручая убийце перо.
- Крест. Вот здесь.

+5

27

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Особенно неловко Кхайр чувствовал себя без брони. Хотелось вновь почуять холод родного железа, а не стоять перед вооружёнными людьми в обычной одежде. Ношение же лёгкой кожаной брони в последние дни настолько надоело, что снова надевать её не хотелось. Шёлковая рубашка, холщовые штаны и кожаные сапоги - не лучшая защита от удара "утренней звезды". Из головы никак не вылетали мысли о проникновении на кухню, но её здравомыслящая часть вопила о том, что пересекать зал нельзя. Стражник чуял смесь запахов жареной говядины, назаирских специй, местного белого вина, браги, кваса, салата из квашеной капусты и моркови, яблок, сыра, молока, горячего хлеба, варёных раков, копчёной свинины и вяленых окуней. Лион не хотел привлекать внимание, но вышло так, что как только человек в плаще кинул на него взгляд, желудок солдата решил издать звук умирающего кита.
-Конфуз, прошу прощения. – оголодавший смутился, но звук, изданный истощённым организмом каким-то странным образом разрядил накалившуюся обстановку. –Вы знаете, вообще-то я искал что-нибудь на закуску. Уйму времени не имел счастья вкушать хорошей еды. У нас здесь трактир или гильдия кухонных спорщиков? Если госпожа Бойл позволит, то я с радостью приготовлю для всей честной компании чудесные кушанья, науке приготовления которых меня обучил один знакомый повар. Ингредиенты ваши – умения мои. – бритый нильф поймал на себе взгляд гостя – Что же касается дела, то слово аэп Даккэ для меня – закон. Если вы его человек, то нам по пути, буду внимать каждому вашему слову. Пью, уверяю вас, служение Империи всегда щедро вознаграждается. Вы сделали правильный выбор, послушав гостя. Кстати, как вас зовут? Думаю, манера говорить меня выдала, потому представлюсь первым. Меня зовут Кхайр Бельтан аэп Лион, и у нас с вами схожие цели.
Лейтенант знал, что его голос прозвучал не в то время и не в том месте. И всё же высказал незнакомцу всё, что считал нужным. Потому что человек с моргенштерном мог оказаться ценным союзником посреди компании вечно подозрительных завсегдатаев трактира. Но Кхайр пошёл дальше. Он не дал Барге спокойно скрыться в дверном проёме, вынудив того представиться.
-А это мой соратник. Дам ему возможность представиться самому. Ну же, северный друг, не стесняйся. – стражник хлопнул нордлинга по плечу. Всё зависело от того, как к манерам отнесутся окружающие.
-И ещё: похлёбку из рачков я тоже бы не отказался приготовить. – дворянин улыбнулся так, будто находился в обществе самых дружелюбных людей Юга.

Отредактировано Кхайр аэп Лион (2014-06-07 23:07:26)

+1

28

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Вильхем не знал, что чувствует по отношению к этим людям. Как к любым незнакомцам он относился с настороженностью. Но теперь ему придется с ними работать. Если Каэрин доверяет им - это его право. Но и дипломат легко мог ошибиться, поэтому следовало быть до чертиков осторожным.
- Лают шавки во дворе, - холодно ответил наемник. - Рассказывай свою схему.
Он то и дело поглядывал на мужчину, который соизволил все-таки представиться, назвавшись Кхайром. Слишком много говорил по мнению Кана. Слишком. Не профессионально. К тому же видно, что немного нервничает. Это помеха.
- Вильхем, - коротко представился оборотень.
Больше им знать не положено.
- У нас нет времени для того, чтобы сидеть сложа руки. Каэрин не дал дальнейших инструкций, поэтому если для меня нет конкретной работы здесь, то я должен вернуться к нему.
Точнее, придется бегать по городу и искать. Его и Кристанну. Черт знает, куда они там решили ломануться.
Тем временем, Пью рассказал свой план.
- Если бы я планировал убийство, то не стал бы подходить близко. Слишком опасно. Но если убийца обладает даром скрытности, то  может замаскироваться под кого угодно. Даже под императорского телохранителя, если понадобиться. Из толпы тоже можно успеть пустить стрелу. А также отравить то, что должен трогать руками сам император. Нас слишком мало, чтобы покрыть такую большую площадь, к тому же не сможем толком подавать друг друг сигналы.
Точнее, только он бы мог разглядеть их сигналы в толпе с помощью обостренного зрения, но им пока об этом знать не нужно. План не слишком удачный, слишком много дыр. И просто так пускать дело на самотек Кан не собирался.
- Первая попытка точно будет, когда будут идти игры. Не получится - будут пытаться, когда толпа запаникует и начнется давка. Тогда даже телохранителям придется несладко - им может быть совсем не до убийцы. Если и эта попытка не выйдет, то последний шанс - на выходе. Поведут через один из запасных, а там можно разместить хорошую засаду. Думайте, господа. Потому что этот вот небольшой план пока никуда не годится. Там уже должен быть ваш человек, чтобы следить за обстановкой перед игры, отслеживать тех, кто подозрителен. Если же все из вас сидят здесь, то поздравляю, мы потеряли половину возможностей по предотвращению...
Он не стеснялся критиковать их. Ибо ситуация была непростой, многое зависело от времени и возможностей. Здесь нужно быть максимально готовым и бдительным.

+2

29

1265 год, 28 марта. Городское кладбище Назаира.

Описывая звериный голод, многие натуралисты ударяются в красочные сравнения со "всепоглощающей бездной в желудке", "агонией во всём теле", "неистовой, животной яростью" и прочими прелестями. Но кто как не сам зверь знает о голоде больше самого образованного натуралиста? Да, гравейр был знаком с голодом как нельзя близко. Сейчас он был голоден и зол. Могучие ступни огромного, два метра ростом, монстра на редкость тихо для такой громадины шлёпали по брусчатке огромного назаирского кладбища. Глубокая ночь укрывала своего сына саваном тёмного, беззвёздного неба. Казалось, сама луна не хочет отражать свет Великого Солна на своё кровожадное дитя. О да, гравейр кровожаден. Таким его считали люди, не лучшим существом его считали и сородичи-гули. Мелкие по сравнению с красным великаном падальщики рассыпались кто куда, как только гравейр приблизился к месту трапезы - разрытой могиле какого-то купца. Похоронен позавчера. Тело приобрело такой вид, что вызвало бы тошноту даже у бывалого патологоанатома. Но не у порождения ночи. Распухшая от трупных ядов и распутной жизни туша купца испытала на себе сначала остроту заточившихся за многие годы когтей чудовища, а после - и зубов. За несколько секунд могильный памятник в виде грозно смотрящего лика Солнца покрылся кровью, гнилью и прочими телесными жидкостями, как и вся земля подле могилы. По кладбищу разнёсся довольный утробный рык гиганта. Он любил поживиться за счёт младших собратьев. Молодёжь должна уважать стариков.
В пасти стоял столько приятный вкус человеческого мяса. Жаль, что мёртвечина. Гравейр предпочитал живую плоть, охота на которую даже избегалась даже цеметаврами. Только у молодых и глупых гулей, не помнящих Сопряжение Сфер, могло хватить наглости на нападение. Один лишь старик-гравейр знал об охоте достаточно, чтоб играючи убивать людей в железе, таких сладких и свежих. Красному доставляли удовольствие вопли жертв, было интересно наводить страх, нападая из теней. Ещё интереснее было выковыривать добычу из железного панциря, в процессе слушая вопли боли. Не раз и не два гравейр получал раны от стальных когтей и кулаков, но это никогда его не останавливало. Не одна сотня лет прошла в охоте, и не на одном кладбище всю жизнь обитал монстр. Сейчас большая битва людей в стальных панцирях привлекла его, завлекая всё дальше на Юг. И привела в Назаир. Здесь было хорошо.
-Огонь!
Странная боль пронзила левое предплечье. Старый крутанулся с инстинктивной скоростью, которая порой превозмогает любую боль. По воздуху кладбища разнёсся оглушительный рёв. Гули высунули любопытные морды из склепов, но не решались идти на помощь. Все одинаково ненавидели большого падальщика. Зелёные глаза обитателей кладбища зажглись повсюду, глядя на схватку охотников и зверя.
Арбалетный болт застрял в плече чудовища, там где находится костяной нарост. Тут же на гравейра накинули сразу три сети и лассо.
-Держать, курвины дети, коли дальше трахать своих жён хотите! -Хотели все шесть человек в команде, потому старались. Один из охотников выстрелил из лука в грудь добыче. Стрела не могла пробить толстой шкуры красного, но внезапно гигант издал непонятное мычание и упал на кладбищенскую землю. В ночи раздались странные звуки - совиное угуканье, крики, вой. Это гули праздновали избавление от тирана.
-Собираемся, парни. Где носилки? Уносим его, пока не очухался. В клетку.
Шестеро человек в плащах с капюшонами и в чёрных кирасах с эмблемой Солнца на груди начали быстро и оперативно выполнять свой долг. Спустя три минуты кряхтения и матерщины монстр туша монстра оказалась в клети.
-Хрена се. Я думал, ведьмаки их всех извели.
-Верь сказкам больше. Такую заразу только армия может извести. Валим к Лиону.

1265 год, 29 марта. Дворец Ардааля аэп Даги.

-Вставай, уродина. - красный почувствовал тычки в больное место на плече. Не то что бы больно, но раздражает. -ты будешь моим козырем.
Козырь поднялся открыл глаза и пришёл в ужас. Такой ужас могут испытывать лишь мыслящие существа, что ещё раз подтверждало тезис о разумности кладбищенских падальщиков. По подвалам дворца аэп Даги разнёсся заунывный вой. Прислуга подумала, что это ветер.
-Тебе страшно? - Бельтан аэп Лион, отец Кхайра аэп Лиона, засмеялся. -Мне трусы не нужны. Ты будешь драться. Драться на арене. Ты понимаешь что значит "драться"? Мэтр, он понимает хотя бы приблизительно то, что мы говорим?
Бельтан был уже немолод. Приглашение на Игры, от самого аэп Даги тронуло, но бывший дуэлянт, развратник и алкоголик уже не был тем юным любителем драк и красивых женщин. Три сына. Смерть жены. Поместье и хозяйство, которое надо как-то содержать. Постоянные интриги против дома Лионов, которые медлительный ум уже не так играючи распутывает. В коротко остриженных русых волосах уже видна плешь, борода неконтролируемо растёт. На благородном лице появляются морщины, которые, впрочем, лишь придают харизматичности. Иногда Бельтан ловил в глазах Кхайра вопрос: "Неужели я буду выглядеть в старости именно так?"
-Точно, сын. А ещё у тебя начнёт развиваться склероз, старые раны заноют, печень завоет, а из сердца и головы выветрится всё хорошее, доброе, светлое. Зато останется опыт, мать его.
-Теоретически. Он понимает нас по интонации, я полагаю. Так же нас понимают собаки. - мэтр Гуллиман, старый друг аэп Лионов, обучавший сыновей алхимии и основам магии, горбатился и вечно чесал морщинистое, одутловатое лицо, тип которого так часто встречается у придворных магов. Про таких говорят: "Жабья морда". Однако преданности, ума и терпения этому человеку было не занимать. На нём был вездесущий зелёный балахон с капюшоном, а в руке - посох с навершием в виде жемчужины.
-Да, мэтр, не думаю что эта громада тупее пса. Он, должно быть, очень старый. Прям как мы с тобой.
-Увольте, Бельтан, в вашем возрасте у многих всё намного хуже. А гравейр...
Объект беседы издал оглушительный рёв и начал трясти толстые прутья клетки.
-Успокойся! - маг прошептал что-то, и гравейр удивлённо зафыркал. Спустя несколько мгновений он сел и начал в упор смотреть на мага.
-Контролируем?
-Вполне. Никакие яды на них не действуют, и потому для усыпления мне пришлось применить зачарованную стрелу. Я смогу контролировать его, но лишь на время. На арену он будет выпущен в своём обычном состоянии. Я буду следить за тем, чтоб он не бежал и не трусил. Поддерживать боевой дух, так сказать.
-Не сомневаюсь в твоих талантах. Какую кличку дадим?
-С вашего позволения... Туз.
Бельтан усмехнулся. - Туз. Нет. Пусть будет просто Козырь. Наш Козырь на играх.
[NIC]Козырь[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/hPoFI.jpg[/AVA]
[STA]Жрать охота[/STA]

+5

30

1265 год, 4 апреля. "Голубая роза", трактир

Получив в качестве ответа на свои вопросы молчание, Стелла попыталась взглядом отыскать Гуарина. Странное существо, не заинтересовавшись гостем, наверняка так и осталось в подсобке. Иначе объяснить отсутствие передвигающихся тряпок девушка не могла. Как и внезапное исчезновение Кхайра.
Интерес к этим двум вещам шпионка потеряла очень быстро. Хозяин трактира представился, тем самым положив конец поискам гостя и не дав начаться пустословию, которого по крайней мере один человек во всей компании служителей Каэрина хотел избежать. Впереди этого человека ожидало разочарование. И Кхайр, решивший хоть как-то разрядить обстановку и проявить немного вежливости – качества, которым он пользовался получше верзилы и девушки.
- Мое положение не позволяет даже примерять титул госпожи и запрещать что-либо таким благородным людям. – Стелла остановилась перед Кхайром, низко склонив голову, уперев взгляд в пол, сцепив пальцы в замок. Смиренный вид, который принимает провинившаяся служанка перед хозяином, явно не сочетался со словами, пропитанными ядом не хуже чем кинжал. Дальше слушать шпионку мужчине не пришлось. Решив, что сейчас нужно сосредоточиться на работе и что ему хватит сказанного, девушка отстранилась от Кхайра.
Интересно смотреть на двух взрослых мужиков, пытающихся доказать друг другу наличие ума в своей голове и отсутствие оного в голове собеседника. Вот только пойдут ли на пользу делу непрекращающиеся разговоры? Стелла редко работала с кем-то, отдавая предпочтение одиночеству, поэтому мало знала о том, как следует вести себя в команде. Но наблюдая за беседой малыша Пью и гостя понимала, что подобные разговоры только укрепляют веру каждого из них в свою правоту и не укрепляет коллектив. Каждый ведь считает себя профессионалом. У каждого есть свой план.
После слов гостя наступила тишина. Слышался только шум, доносящийся из зала трактира. Наверное, все последовали совету посетителя и думали. В какой-то степени гость был прав и план, озвученный верзилой, мог привести к удачной попытке убийства императора и дальнейшей прогулки всей их компании на плаху. Или тихому устранению каждого поодиночке. Зависит от предпочтений тех, кто будет отдавать приказ. У шпионки в предпочтениях были голова на плечах и не испытать на себе все те способы лишения жертвы жизни, которые она знала. А их девушка знала достаточно. Так что в ее же интересах устроить все так, чтобы император покинул Назаир живым и здоровым.
- Ты говоришь, что дело придется иметь с профессионалами, - Стелла долго предавалась размышлениям и, поскольку все мужчины хранили молчание, решила наконец высказаться, - раз они, эти заговорщики, такие мастера своего дела, то почему будут бить в самом очевидном месте? Нет, игры – конечно, неплохое место для убийства, но разве не там вся охрана будет сохранять максимальную бдительность, а среди простого люда будут мелькать лица верных слуг империи? Думаю, после первой же неудачной попытки заговорщики свернут компанию по устранению императора до окончания игр. Потому что мы будем знать об угрозе и, если повезет, получим в качестве награды за хорошую службу живого профессионала. Да и игры князь может отменить. Чтобы показать, как он беспокоится за жизнь своего государя или чтобы отвести от себя подозрения. Но на место возможного покушения стоит посмотреть. Не просто посмотреть, а внимательно изучить. Только не всей толпой.
Стоит посмотреть, потому что, хоть девушка и считала игрища слишком очевидным местом для покушения, именно на них могла произойти первая попытка убийства. Такой вариант нельзя исключать, каким простым он бы не казался.  Ведь иногда профессионализм заключается в простоте.

+2