"Божественным ли промыслом влеком, иль дьявольским соблазном ты прельстился?" (с)
1. Полное имя:
Коррин Аэвелендаар, в простонародье сложная для кметов эльфская фамилия часто сокращалась до Вейлендар.
С сентября 1264 года нарек себя Элидан.
В апреле 1268 года Коррин Вейлендар, захвативший власть брата и "продавшийся черным" за нее, был убит бароном де Лондалем. Остался только Элидан с темным прошлым, маг практически все время проводит в башне и выходит редко.

2. Дата рождения  | Возраст:
1227 г, 4 ноября | 40 лет

3. Раса:
полуэльф

4. Деятельность:
Колдун, чернокнижник. Бывший жрец Львиноголового паука. Управленец, чародей и помощник барона де Ландаля. После - беглец, гонимый отовсюду последователь запретного культа, массовый убийца и просто проклятый изменник.
В попытках начать новую жизнь был писцом и алхимиком, затем детективом и лишь слегка чародеем.
Во время Второй северной войны - наместник в баронстве де Лондаля при нильфгаардцах, позже - все тот же маг при том же бароне, да не совсем.

1240 - 1264: жрец Львиноголового паука
1243 - 1264, сентябрь: чародей и помощник барона де Ландаля.
1264, сентябрь  - 1265, март: скрывается в бегах в Цинтре, берет себе другое имя, зарабатывает навыками писца и переводчика, а так же мелкой алхимией в госпитале. Пробует заняться розыскной деятельностью как сыщик, стремясь не сидеть на одном месте.
1265, март  - 1267, май: берется за работу частного детектива в Цинтре и окрестностях, попутно подпольно чародействует для цинтрийцев.
1267, май-июль: узнав о подготовке к войне с Северными Королевствами, рекрутируется в армию нильфгаардцев. Личная цель - возвращение на родину, в Аэдирн, месть недругам-дворянам и попытка спасти сводного брата.
1267, июль: бескровно и в одиночку (обманом и доверчивостью брата) берет замок де Лондалей, заточая брата в темницу (сохраняя жизнь, тем самым). В награду за это и иные ранние заслуги, а так же изначальную договоренность, остается наместником.
1268, апрель: сумев добиться желаемого статуса, удержать власть в руках и не разорить баронство в смутные времена во время войны, окончательно возвращает младшему брату его место. Он понял, наконец, почему гораздо проще оставаться в тени. Осознал, что с его проблемами, эльфьей кровью и репутацией, рано или поздно за ним придут. Коррин становится мертв для общества, убит праведным гневом освободившегося барона, - слишком много на того навешано измен. Зато у барона де Лондаля появляется чародей Элидан.

5. Внешность:
По линии эльфской крови полуэльфу досталось явственно больше, чем от своего человеческого отца.
Коррин счастливый обладатель длинных светлых волос. Он сильно напоминает эльфа чертами лица, пусть и видно, что человеческая кровь сыграла свою роль. Специфический «треугольный» эльфский овал, высокий лоб и форма глаз… Человеческие гены сделали обычно острые черты более «мягкими». Острые уши безошибочно выдают в нем кровь Seidhe. Чаще всего он их не прячет, не считая нужным отвергать свою расовую принадлежность в угоду людям. Часто, без острых ушей напоказ, человеческие черты проявляются во внешности явнее. Цвет глаз – голубой, достался ему уже от отца. Брови тонкие, фактически прямые. Нос прямой, ровный. Пожалуй, нос немного крупнее, чем у собратьев, — снова привет человеческим корням, — но, все-таки, смотрится в общей массе индивидуальных особенностей вполне гармонично. Растительность в нижней части лица отсутствует. Тонкие губы обычно спокойны, но бывает их касается редкая ухмылка. Улыбки на его лице чаще всего мимолетны и не имеют под собой никаких эмоций, словно бы данность, будто бы он и не улыбался вовсе, а прикрывается маской.
Телосложение полуэльфа неширокое, он высок и астеничен. Его нельзя назвать силачом, ведь он с детства познавал магическую науку, а не изнурял себя тяжелыми тренировками, а его реальность до недавнего времени заключалась в управленческой деятельности и политике.
Примечательна его спина. Она покрыта шрамами по какому-то магическому рисунку не ясного назначения. Это следы прошлого, там когда-то была татуировка (до 1264 года), а позже, когда данное тело пытались принести в жертву, этот узор тоже сыграл свою роль, будучи связанным с ритуалом. Спина зажила, но шрамы иногда болят, про том это чаще всего связано с кошмарами и видениями, которые беспокоят колдуна. Шрамы все еще сохранили следы магического узора, и чернота от них расползается черно-красной паутинкой вокруг. Спину он скрывает под одеждами, а потому это все явно не бросается в глаза.
На левом запястье с внутренней стороны изображен небольшой силуэт паука – символ Корам Агх Тэра, который есть у всех последователей культа, к которому он принадлежал. Подобная метка легко прячется под рукавами, наручами или любыми декоративными вещицами, а так же исчезает при помощи наложения иллюзии.
Одеваться предпочитает удобно. В обычной жизни, находясь, например, в городе – неброско, но добротно. Всегда чисто и аккуратно. Определенных предпочтений по цвету он не имеет, но вот «сидеть» одежда должна хорошо. Во время каких-то обрядов Корам Агх Тэра – на нем можно было увидеть черное одеяние, являющееся атрибутом всех культистов.

6. Характер:

Когда-то маг был высокомерен и наивен. К сорока годам он, наконец, прошел через многое и повзрослел.
Коррин многое потерял, но нашел в себе силы отбросить прежнее имя и стать чем-то новым. Как мог. Возможно, кто-то скажет, что все было изуверски или коряво, но это его путь. Теперь он Элидан, мэтр Элидан, а не черный жрец и изменник Коррин Вейлендар. У Элидана много проблем, но за ним, хотя бы, не придут, чтобы повесить. Да и недруги Коррина уже кормят червей, об этом он позаботился.

Являясь полуэльфом, — кровным потомком двух конфронтующих рас, — он очень рано познал что не принадлежит ни к одной из них, и нигде его в полной мере не оценили и не приняли бы. Даже его собственная мать – настоящая свободная эльфка – никогда не принимала его всецело, отстраняясь и относясь к сыну достаточно черство. Там, в прошлой жизни, своему сыну она в самом конце откровенно сказала, что видит в нем лишь наполовину «dh’oine», а рожден был он лишь для того, чтобы сыграть свою роль в ее плане, который ей чудом помешали довести до конца. Оставило ли это отпечаток? Безусловно. Кроме того, он помог пришедшим на помощь людям убить свою мать. Он и до этого видел лишь разочарование, испытывал чувство несоответствия и непринятия. Детство сделало из мальчика любознательную многостороннюю личность, стремящуюся доказать кому-то, что он ничем не хуже других. Пожалуй, он этого даже не понимал. Его тщеславием и этой жаждой воспользовалась его мать, заманивая год назад своего сына в смертельную ловушку. Те события и вовсе надломили что-то в чернокнижнике: он мнил себя героем, спасающим готовый разорваться мир своего королевства, а вместо почестей в конце пути стал обвиненным в массовом убийстве, которого не совершал, сообщником и изгоем. Всем нужен был козел отпущения и он прекрасно подходил на эту роль. Впрочем, несмотря на это падение, стоит сказать, что в прошлом Коррин не был невинным котенком, он действительно состоял в культе Львиноголового паука и участвовал в кровавых обрядах жертвоприношения. А ради закрепления своего положения при сводном брате-бароне, он убивал остальных своих родственников: после смерти отца любимую сестру, а в далекой юности избавился от еще одного брата. И все это, чтобы будущий хозяин земель был привязан к нему, как к единственному родственнику. Так было проще того контролировать.
Элидан – хитрец, обманувший смерть несколько раз, но все еще балансирующий около края. У него внутри ростет сущность, которой не место в этом мире, и он в числе смертников, но об этом не знает никто. Потому что маг о своих проблемах молчит. Он заключил сделку и живет, пока может.
В общении он тактичен и располагает к себе, если обстоятельства не требуют иного. Он не склонен повышать голос и кричать, но может больно и хлестко уколоть словами, а когда зол, то интонация остается спокойной и в отдельных случаях становится жестче и холоднее. Он кажется приятным. Своих истинных намерений он не демонстрирует. Но за внешним фасадом, как мы понимаем, кроется довольно многое. Там остаются нелицеприятные черты его характера, которые не стоит показывать окружающим.
Маг довольно холоден к миру. С детства он жил с установками о том, что каждый сам за себя и люди не любят эльфов, чья кровь течет в его крови. Юность и даже последние годы не разуверили его в этом, а лишь убедили в правильности суждения. Чародей итак изначально был самодостаточен и одинок, а сейчас это отнюдь не сгладило время. Просто нет тех людей, что его поймут. И он не стремится никого подпускать к себе, и не без причин: во-первых, он понимает что в нем есть опасность, а во-вторых (и главных) люди не надежны… А как еще должен себя вести человек, которого собственная мать ростила как сосуд для какой-то силы и не испытывала теплых чувств, да и в целом было много разочарований…? У него нет друзей, есть лишь знакомые, которые могу быть полезны. Однако, если копнуть глубже, найдутся два небезразличных человека: сводный брат, который как-то находит в себе силы оставаться с ним на одной стороне, и эльфка Фьерн, которую он воспринимал на удивление близко. Только Фьерн он отпустил давно из всех цепких объятий манипуляций и опасностей.
Пожалуй, Элидан с возрастом стал мрачнее прежнего. Война на всех оставляет следы. Война у Коррина была своя. Он выжил, как мог. Теперь может быть мизантропом сколько угодно, друзей все равно он не ищет.
Маг осторожен и не станет лезть на рожон. Он может огибать острые углы, если ему это нужно, а так же может казаться лучше, чем есть. Но казаться, не значит быть.
Обычно колдун довольно хладнокровен. С безжалостной хладнокровной уравновешенностью он пойдет до конца, какой бы ни была эта конечная цель, даже если придется причинить боль тем, кто в него верит, доверяет и любит. Он относиться ко многому пользовательски, смотря на мир так называемым «широким взглядом». Для достижения высокой цели, готов пожертвовать чем-то или кем-то иным, потому что не привязывается к людям.
Лицемер и ему хорошо знакомы сделки с совестью. Он хитер, осторожен, изворотлив, а кроме того все еще горд, циничен, прагматичен, тщеславен… Впрочем, когда он потерял свое положение в обществе и стал «никем» он научился быть проще, потому что ситуация вокруг него уже не позволяла иного.
Раньше Коррина интересовала власть и он в тайне осуждал человеческие законы, завидовал брату, который получил как бы «его место» просто потому что родился в браке и с круглыми ушами, да еще и без особых способностей. Он был первым сыном своего отца, и даже гораздо умнее брата (даже отец это признавал и откровенно готовил Коррина распоряжаться людьми и имуществом в тени брата), но увы.
Нынче же у Элидана состоялся бесценный опыт, показавший что его прежние стремления, которых он достиг, - пустышка. Полуэльф все еще любит власть, но ему нужно иное: знания, магия, могущество… Своя жизнь, свои секреты и свои дела, несовместимые с дворянскими титулами и обязанностями. Он понял почему его мать всегда действовала за спинами, не желая большего, чем имела, и не стремилась быть на виду. Кроме того, титул мелкого барона это далеко не предмет мечтаний.
Кроме всего, маг мстителен. Не мелочен, за ерунду он не станет платить какими-то подлянками, однако были люди по вине которых он бежал из королевства и потерял все, в особенности свое лицо и статус… и через пару лет он уже сам вступает в армию вражеской империи, которая марширует, дабы нести хаос и разрушения в его родную страну. Элидан видит в этом возможность отомстить недругам, а не только вернуться в родные земли.
Несмотря на весь этот угрюмый внутренний мир, чародей старается придерживаться нейтрально-приязненного поведения со всеми изначально. Нужно польстить и создать хорошее впечатление – польстит и создаст, если цель оправдывает средства.
Маг образован, воспитан наравне с братом этикету и наукам. С военным ремеслом у него не срослось, чародей постигал магическое искусство, а не уроки фехтования.

7. Цели:
развивать и множить могущество, по возможности разобраться со своим внутренним миром и нежеланным "подселенцем".

8. История персонажа:

Ублюдок и непризнанный бастард, который по разумению отца должен был тащить на себе все в тени брата. Но хоть кто-то признавал его способным. Способнее, чем наследник, который получил то, что принадлежало Коррину по праву.
Пешка в руках одержимой матери, которая никогда его не любила.
Последователь бога, в которого не верил, он видел что эта вера не больше чем способ манипулировать людьми и отгрызть кусок власти в королевстве. Впрочем, то, что его мать удовлетворяла в роли первой жрицы еще одну потребность, он понял лишь к 1267 году. Лигейя Вейлендар использовала культ с жертвоприношениями, чтобы, так же как он сейчас, питать хищную сущность внутри себя чужими жизнями.
Остроухий выблядок, получивший влияние и власть при бароне, раздражающий дворян в эльфонетерпимом королевстве своими острыми ушами. Никто не говорил вслух, что он бастард. Коррин для всех был баронским чародеем, который вел часть дел и с которым приходилось считаться. А, ведь, он даже не заканчивал академию Бан Ард, сын эльфской ведьмы…
Примерно этим был Коррин Вейлендар до 1264 года. Он справлялся со всем. Даже думал о будущем и чего-то жаждал. Ха-ха, наивный дурак. Он даже хотел быть героем и кого-то спасти в трудное для королевства время, повинуясь внутреннему тщеславию (до благородства полуэльфу было далеко – не то воспитание).
А потом он надломился и потерял свои заблуждения, когда жизнь растоптала его и попыталась перемолоть в смуте.
Сейчас он оглянется назад и поймет насколько был молод и глуп. Однако, зверь заматерел и вырос, не погибнув в пучине.

I. Коррин
Рождение.
История его матери неоднозначна и полна недосказанного.
Лигейя Вейлендар была эльфкой, более того ведуньей. И она была изгнана из эльфского племени. Что должна была совершить перспективная, фертильная (а у эльфов с рождением детей есть проблемы) молодая эльфка, обладающая магическим даром, чтобы от нее отказался ее народ? Она убивала. Тех самых эльфов. Сама навлекла на себя беду, пытаясь открыть врата между мирами и не слушая старших собратьев. Из своего неудачного занятия она выудила то, с чем никто не должен был столкнуться. Оно опустошило свой мир и потянулось к ней, оставив с мимолетной непрошенной гостьей свою частицу. Потом Лигейя просто пыталась выжить. А, может, эльфки там, в сознании, уже не было вовсе.
В конце концов ее изгнали, подсунув этот «подарок» людям. План был хорош, убивать она продолжила и уже людей. Приносила пользу эльфам каким-то извращенным способом. Она познавала жизнь в человеческом мире через нищие нелюдские кварталы и много наблюдала. Люди, с их поступками, не вызывали в эльфке никаких положительных чувств, но с ними приходилось мириться, если она хотела выжить. Лигейя это понимала, но истово желала все изменить, в глубине сердца не смирив гордыню и считая что достойна много большего. Урок от ее собратьев, не принявших опасные методы ведуньи, эксперименты и жертвы во благо познания темных глубин магии, остался заносчивой эльфкой опущен, и она видела в будущем лишь глубину своих убеждений, заставившее ее искать альтернативные пути познания могущества. Связалась с культом Корам Агх Тэра, Львиноголового Паука. Там она могла утолять голод сущности внутри. Прошли годы. Лигейя Вейлендар стала первой жрицей круга, хорошо утроившись в Аэдирне. Прошли годы, десятки лет… и вот уже эльфская ведьма, беглая чародейка-отступница – верховная жрица, избранница бога, его возлюбленная дочь, уста и воля. Лигейе нравилась эта власть. При ней в культ Корам Агх Тэра обратилось много людей вожделеющих и занявших определенные ниши власти в королевстве.
Отец Коррина – барон Бернард де Лондаль – человек без рода и племени, обращенный в культ и использованный темной жрицей в хитросплетении планов. На его месте мог бы быть любой, кого Лигейя бы захотела посадить на теплое место, и она не прогадала, получив довольную полученной жизнью пешку, превратившуюся в гарант ее стабильности, источник благосостояния и общего приятного фона жизни. А потом… он любил ее красоту, эльфки всегда были у людей в этом плане на хорошем счету. Замуж за dh’oine она бы не вышла. Она вообще не любила людей. А вот накинуть на шею поводок в виде сына (особенно когда люди частенько забывают все то хорошее, что для них сделали) – неплохой ход. Особенно неплохой с учетом того, что годы проходят, а возможность иметь детей, как таковых, становится все менее реальной. К тому же, у эльфки уже был план, в котором этот ребенок должен был сыграть свою роль. А пока расчет ведьмы был прост: рано или поздно, но мужчина всегда будет помнить первого сына, в браке тот нажит или как-то иначе. Эльфка выигрывала от внебрачного и не признанного официально положения дел: в нетерпимом к эльфам Аэдирне и подобный брак и подобный ребенок лишь повредил бы репутации барона, тем более что наследовать ничего он в любом случае не сможет. Чуть позже Бернарду, она устроила выгодный во всех отношениях брак, который мог дать ему полноправных наследников, а ведьме гарантировать продолжение его рода и стабильность положения. Лигейя же оставалась свободной и никому не принадлежала, следуя своим интересам.
Все было меркантильно и продуманно. И никакой любви к сыну-полуэльфу Лигейя старалась не испытывать, ведь он, в конце концов, рожден был для того, чтобы умереть и стать ключом к ее могуществу. Вот и вся подноготная появления на свет героя этой истории.

Детство
Мальчик родился в начале ноября. Отец к ребенку интерес проявил несколько позднее, когда тот стал более «интересен» и самостоятелен, так что все бессознательное и далекое детство с мальчиком провела мать, лелеявшая на сына свои планы. Уже с детства, с колыбели, Лигейя закладывала в своего сына основы своих взглядов через голос, через сказки, через объятия и материнские молоко. «Любовь причиняет боль», «Не хочешь быть обманутым – подозревай даже тех, кого хочешь подозревать меньше всего», «Тебе не на кого надеяться, кроме себя, у мира просто нет на тебя времени», «Иди к цели, не оглядываясь по сторонам. Твоему великодушию будут рады, но не оценят, и, уж тем более, не ответят взаимностью» - продолжать озвучивать заложенные в Коррина догматы холодной матерью, думается, не стоит. И выводы о том, что творилось с его внутренним миром, можно сделать безошибочно. Это сильно повлияло на его восприятия мира в дальнейшем.
Да и люди, если откровенно говорить, тоже способствовали закреплению таких истин в детском сознании.
В детские годы каждая вшивая собака норовила указать мальчишке его место, дабы не думал он, что кровь барона-отца, ткущая в его жилах, дает ему какие-то привилегии и повод мыслить в этом ключе – мальчика то отец как-то не признал. Людям была отчего-то досадна одна мысль о том, чтобы относиться к эльфьему выродку, как к господину. Так же кметы боялись его мать, зло смотрели ей в след, а ее сын был тем единственным, на ком за ее презрительное высокомерное отношение можно было ощутимым образом отыграться.

Воспоминание из детства

…Получилось! Природа поддалась его желанию и исполнила волю. Наконец у него получилось! Светловолосый мальчик воодушевленно смотрел в холодное лицо матери, надеясь увидеть там хотя бы намек на улыбку, хоть на дрогнувший в одобрении уголок губ.
- Была бы я столь тонкой материей как магия – немедленно сломала бы тебе пальцы. – Послышался хладнокровный упрек с толикой легкого сарказма. – Когда повторишь то же самое изящнее, мальчик, – может быть это станет похожим на ленивую попытку изобразить колдовство.
Будто пощечина. Улыбка вместе с надеждой на одобрение вмиг сползла с лица светловолосого мальчишки, став выражением лица, которое ничего не говорило о его ощущениях. Жесткий голос матери более не сказал ни слова, она не отрывала взгляда от книги, вольготно занимая широкое кресло замковой библиотеки и, казалось, совсем не замечая никого и ничего дальше начертанных на бумаге рун…

Лигейя, пожалуй, была самым жестким из всех его учителей в прошлом и будущем. На его памяти она никогда не была довольна тем, что и как он делал… даже легкая одобрительная улыбка на ее губах редко мелькала в калейдоскопе перманентной неудовлетворенности. Однако, мать позаботилась о том, чтобы ее сын получил неплохое образование наряду с остальными наследниками барона, когда у отца наконец взыграли нужные чувства. Ее холодность была меньше, разве что, общего прагматизма. Мальчик рос спокойным и любознательным, он вообще стремился оправдать ожидания хладнокровной матери и заслужить знаниями ее признание… это желание не демонстрировалось и не озвучивалось никогда, но далеко неспроста Коррин все старался делать максимально правильно и аккуратно.
Если в ранние годы у Коррина находилось время играть со своими сводными братьями и сестрой, то годам к 15-16 его полностью поглотила магическая наука, а уроки и требования матери-колдуньи вытесняли практически все свободное время. Съедала время и тайна: Коррин, по воле матери, был посвящен в дела культа Львиноголового паука и принимал участие в кровавых обрядах. Это тоже повлияло на восприятие мира мальчиком, он стал более замкнутым, а убийства и смерть постепенно перестали должным образом трогать его.

Семья
Не являясь ребенком Лондалей официально, Коррин в узком кругу семьи и замковой прислуги постепенно стал ее частью. Кроме того, он находился подле отца не только в замке, как сын, но и за его пределами, когда подрос, в качестве доверенного лица барона, которому давались важные поручения. Кроме того, он рос еще и магом, который был полезен. Таким образом, Коррин не чувствовал ни неудобств в жизни, ни недостатка во власти, ни недостатка в материальном плане и это ему нравилось. Страшный кошмар слуг сбылся, только вот мстить Коррин никому не собирался.
Супруга барона, понятное дело, терпеть его не могла – ведь Коррин был негласным и вполне ощутимым плодом отношений ее мужа и эльфской колдуньи, с которой мужчина периодически устраивал свидания, но она побаивалась молодого колдуна и его мать как любой простой человек, не лишенный здравомыслия. С братьями и сестрой у Коррина отношения складывались куда лучше, ведь детьми они относились ко всему не предвзято, а потом, когда подросли и приняли некоторые человеческие установки, между детьми уже сложились хорошие отношения. Старший брат – Эйдан, наследник барона – был охочим до славы и развлечений, с ним всегда было весело и он всегда готов был постоять за кого-либо из близких. Младшая – Ремилия – была очень умна и не лишена изворотливой дальновидности, в отличие от старшего потомка рода. Коррин, пожалуй, любил ее больше остальных родственников за исключительные качества личности и схожесть взглядов. Средний из братьев – Натан – погиб на охоте еще в юности. Натан был довольно закрытой личностью, мышление которой зачастую было довольно сложно понять. Об этом никто не думал, но на самом деле уже тогда, после первого преодоления страха убийства в кругу жрецов, Коррин стал избавляться от тех, кто мог помешать ему в будущем. К этому деянию Коррина подтолкнула неосознанно сама Лигейя. Этана сложно было прогнозировать, а Коррин, на разум которого влияли советы матери, исключил подобный элемент из своей жизни, не думая о братской любви. Это было ради дальнейшего блага.

Становление
Дальнейшая жизнь Коррина была насыщена не меньшим количеством событий. Впрочем, место для чистого и светлого там нашлось. Элейн. Она была дочерью гостившего у барона купца, давнего друга Бернарда еще задолго до того как тот обзавелся титулом. О, он повелся на этот горделивый и не знавший отказа темный взгляд, черный шелк волос, белую, как снег, кожу и мягкий голосок… Он плевать хотел на едкие ухмылки матери, уже имевшей за плечами достаточно большой опыт, чтобы знать и видеть все наперед. Влюбленный дурак, он не видел, не верил и не хотел знать того, что не укладывалось в его картину происходящего. Сказка продлилась около года. Он даже сделал ей предложение, и тогда она узнала все, чего о чем не имела понятия ранее. Сразу же очень многое между ними изменилось: она почти мгновенно переместила свое внимание с Коррина на ближайшее окружение, других интересных мужчин. Элейн привыкла быть дочкой богатого отца, дела которого пошли в гору, и искала статуса, а когда поняла что обманулась, нацелившись на сына барона, который, в общем-то, кроме любви ее амбициям ничего не мог дать, предпочла поискать счастья в другом месте, с другими людьми. Убиваться Коррин не стал, но вот что-то в отношении женщин в нем изменилось… он всегда старался не думать, что все они такие же, как его мать, но наблюдая за сестрой и имея определенный занятный опыт, его взгляды хочешь-не хочешь, а менялись стремительно.
Несмотря на все, Коррин извлек определенный урок и углубился в иные дела и как раз вовремя. Лигейя, долгое время остававшаяся опорой семьи, обеспечивающей ей процветание и наилучшие варианты развития событий, исчезла. Что тому послужило причиной – осталось Коррином не выясненным, но причин могло быть предостаточно, от скуки до больших планов, а гадать или искать того, кто даже не соизволил проститься… Коррин был достаточно горд, а любым неприятностям его мать будет куда большей проблемой, чем они ей. Нужно было думать о будущем. Смотря на ситуацию со стороны, Коррин понимал, что постаревший отец и его супруга скоро отойдут в мир иной, а жизнь будет меняться при новом наследнике, а это значит, ему стоило укрепить отношения с братом и получить на него влияние, что было не сложно, если учитывать насколько Эйдан был далек от всех дел. Отец как-то сам признался в том, что был бы куда более спокоен, если бы Эйдан стал хоть немного похож на Коррина, а не на того юнца, коим был, стремящегося всю жизнь прожить в праздниках и ратных подвигах. Молодой колдун успокоил отца, пообещав что не оставит брата и позаботится обо всем. И ведь правда, не собирался… Примерно через год после смерти отца погибает и младшая сестрица Ремилия. Как гласила официальная версия: своей смертью от сердечного приступа. Хотела, могла ли она помешать брату или просто явилась для Коррина ступенькой для достижения планов? Определенно, хотя бы одно из этого было верным. Ремилия являлась последней ступенькой, сумевшей сплотить братьев как ничто иное. Когда ее не стало, Эйдану больше не на кого было положиться, единственным близким существом для него остался Коррин, на которого тот стал полагаться во всем, в чем он не был силен. Эйдан все еще любил брата, и, не смотря ни на что, он продолжал доверять ему, защищая от всевозможных подозрений. Колдун же заботился об их общем благе, прекрасно понимая, что добьется куда большего, если Эйдан останется на своем законном месте.

С того момента прошло несколько лет. В какой-то момент скончался отец пресловутой Элейн и прогорела вся его торговля, оставив после семью ни с чем. Как-то так же внезапно отвернулись от прежней завидной невесты все ее выгодные партии, решившие не влезать в чужие проблемы и долги. Коррин видел ее после, она назначала встречу и несла что-то о том, якобы изменилась и поняла, что на самом деле любил ее только он, а другим нужны были лишь ее деньги или покровительство отца. Тогда уже сам он отвернулся от нее и ушел, молвив ей, что рад ее светлым мыслям и желает удачи в дальнейшем. Дела его семьи шли в гору, разбитого было не склеить. Как-то позже говаривали что Элейн удачно вышла замуж и как-то скоро стала вдовой, а потом завела странные сомнительные связи. Коррин порой интересовался ее судьбой, но довольно редко, ибо времени на прошлое у него всегда не было. Да и в настоящем его отношения с женщина протекали не дольше, чем ее.
А вот Эйдан женился, что несомненно пошло ему на пользу. Конечно, произошло это знаменательное событие не без стараний колдуна, но все равно брата верным мужем назвать было нельзя.

1264 год, первая половина года
На Коррина номинально падали все рутинные дела. О матери ничего не было слышно. Жизнь текла далее, Коррин искал способы увеличить свои силы, не считаясь с жертвами, которые они приносили, а судьба, тем временем, приблизила войну с Нильфгаардом, который грозно проглотил Цинтру и замер, будто бы в ожидании. Эйдан готовился к подвигам и войне. Коррин тоже готовился, но видел реальное положение вещей: в кругу Львиноголового паука шли слухи о том, что Верховная жрица мертва и каждый желал ее власти. И как ни хотел Коррин забыть эту женщину, а понимал одно: без нее может начаться хаос, потому что люди в их маленькой "секте" были влиятельны и многое решали в стране за спиной короля. При угрозе, исходящей от Нильфгаарда, им нужно быть едиными как никогда прежде. Именно поэтому он, все таки, отправился на поиски по давно остывшему следу своей матери.

Долгие поиски. Лето 1264 года:
Все началось с событий в Вызиме в последних числах мая.
Говорят, там готовился какой-то погром нелюдей, но все забылись в страхе перед другим: город наводнили мертвые тела. Такого массового акта некромантии в таком людном месте не было давно. Дерзость этого поступка граничила лишь с неисчерпаемым запасом сил заклинателя… которым оказалась молодая эльфка-циркачка с невозможно синими глазами. Коррин Вейлендар оказался в городе по иным обстоятельствам, он был в писках своей матери – Верховной жрицы их круга жрецов, которая могла спасти положение королевства перед угрозой нападения Нильфгаарда, - прибыв на назначенную встречу с Верховной жрицей иного круга, которая долгое время была подругой его матери. Коррин Вейлендар собирался быть героем и найти то, что не могли иные жрецы. Он предвкушал, что это будет оценено и даст какое-то движение в отношении к нему. Впрочем, в Вызиме он не нашел никаких ответов, лишь видел странную циркачку, магию которой сначала спутал с пропавшей жрицей.
Позже оказалось, что к инциденту причастен молодой приверженец культа Корам Агх Тэра, состоявший в вызимском круге, которого схватили. Его сообщнице удалось покинуть город.
Вернувшись с пустыми руками домой Коррин принялся искать иные следы, которые могли указывать на местонахождение его матери, пока не получил приглашение на встречу с иными членами их круга в святилище, где единогласно было принято решение дать ему поручение найти и устранить беглую девицу, наделавшей шуму в Вызиме. Жрецам не нужны были свидетели, а по информации темерцев эльфка бежала в Аэдирн, где у них были связаны руки. Коррину не нравилось быть мальчиком на побегушках, но, тем не менее, он согласился, решив сделать все по-своему: девушку он действительно нашел, но только убивать ее не стал, разглядев в той Истока. Это было бы расточительством. Более того, его искушала идея иметь собственного Истока-провидца, который был бы обязан ему жизнью. Таким образом, все получили что желали: девушка была спасена, жрецам была отдана голова другой эльфки-блондинки, а Коррин был при своих интересах, продолжая поиски Верховной жрицы.
Со спасенной девушкой-эльфкой дела сначала шли не очень хорошо. Она назвалась Фьерн Сирид, но в цирковой труппе, которую она покинула, к ней прикрепилось прозвище «Ольха». Коррин обещал учить ее магии и помочь обрести контроль над силой, но она была импульсивна и не владела собой так, чтобы суметь чему-то научиться по его мнению. Колдун готов был подождать, воспитав и настроив на нужный лад, однако через месяц Фэй снова куда-то исчезла, но позже Коррин ее нашел. И опять неуправляемый выброс магии, только теперь уже близ крепости Хагга. И опять Фьерн погубила много людей. Коррин же ее не осуждал, это делать было точно не ему, но постарался успокоить ее и дать ощущение безопасности рядом с собой. Тогда Ольха рассказала что на самом деле потеряла брата в крепости. Его убили вместе с отрядом скоя’таэлей, к которым тот примкнул.
После того случая отношения между колдуном и девушкой-истоком стали налаживаться и она больше никуда не убегала.
Все дальнейшее время Коррин не отказывался от поисков своей матери, используя возможные связи и стараясь разузнать побольше о всех странных событиях, что происходили в мире и могли иметь к ней отношения. В начале августа эти поиски привели его в Вердэн, к барону Равену Войцеху, где творились необъяснимые вещи. Барон утверждал, что их терзает старое проклятие. Там действительно был Зверь, убивающий каждый день, а кроме того кто-то отравил его дочь. Коррину довелось встретить верных Львиноголовому пауку людей и там. Дочку барона он спас, кому-то удалось уничтожить чудовище, а в месте с ним отошел в мир иной и Войцех. Только вот на этом все не закончилось. Конечной точкой стало логово его брата по вере, где он нашел ожидавшего появления Коррина жреца. У неизвестного было послание. Коррин действительно наткнулся на след своей матери: она действительно была здесь, но ждала его где-то еще. Там, откуда он появился.

Конец пути
Доставленное ему сообщение привело Коррина и Фэй в земли Аэдирна, во владения барона ла Штагенау. Он понятия не имел, что идет на собственное заклание. «Она ждет тебя», «Ты будешь спасен»… Все это было чушью. Хотя возможно, в уме безумной женщины это и было так.
Итак, в землях Штагенау творилось беспрецедентное зло. На поле Хайвло, что близ Дыфне, в вечном бое сошлись армии призраков времен Аэлиренн, поднятые чудовищной по силе магической активностью, а по опустевшим вымершим деревням бродили бесчисленные вурдалаки. Коррин знал, что это место было действительно искомым, Верховная жрица сама связалась с ним и показала куда идти. И он пришел. Пришел чтобы увести ее обратно, еще совсем не понимающий ее плана. Она отказалась и увела его глубже в лес. Ольха же осталась одна, на нее у Лигейи Вейлендар не было ни планов, ни времени.
Жрица околдовала своего сына и привела его прямо к алтарю, где творила свой страшный ритуал, используя пробужденные древние силы. Что же увидел там Коррин? Десяток трупов. Все их сподвижники, все жрецы их круга, те самые влиятельные господа Аэдирна… они были мертвы. Последней жертвой должен был стать ее сын. Полоумная женщина росчерком ритуального ножа уничтожила все, что создавала долгие годы, ее не интересовали людские проблемы и войны. Она считала, что изменит мир.
- Несмотря на свою порченную кровь, тебе предстоит сделать кое-что важное. Стать чем-то важным. Обрести то, для чего ты был рожден. Слишком долог был этот путь, Коррин. – говорила она.
…Я собираюсь сделать тебе подарок. Я сделаю то, что изменит наши отношения навсегда. Разве ты не хотел, чтобы я приняла тебя всей душой?
…Завтра все будет лучше. Ты станешь больше чем полу-dh’oine. Чем-то намного большим. Исполнишь свое Предназначение. Я очень хочу этого.
…Так прими же то, что происходит, и не противься.
…Ты был рожден для этого, Коррин. Ты всего лишь удобный сосуд, но сосуд незаменимый, потому что создавался именно за этим.
…Я всего лишь хочу дать тебе больше, чем снилось другим. И дать будущее нашему народу. Разве ты не видишь как прогнил этот мир? Разве я не рассказывала тебе о былом величии наших предков, Коррин? Мы его вернем. Мы откроем дорогу в другие миры, уйдем отсюда, а люди пусть… пусть догнивают здесь. Не нужно отправлять их в море, их можно сжечь на этом корабле.

Ложь и предательство – все, что он получил. Она заставила его силой. Вырезала на спине кинжалом узор и оставила истекать кровью в центре магического круга, посреди мертвых тел. Если бы не Ольха, которая нашла и привела помощь, то у Лигейи, вероятнее всего, получилось бы разорвать ту самую грань миров и впустить в их мир что-то ужасное, что должно было угнездиться в теле ее сына. Это что-то двигало его матерью всю жизнь, приведя к безумию. Как знать, возможно из-за этого Лигейю изгнал ее народ?
Но вопреки всему Коррин выжил.
Лигейя Вейлендар, Верховная жрица круга Львиноголового паука и мать Коррина, умерла 27 августа 1264 года. Она была убита мечом ведьмака и магией высших чародеев севера, так и не сумев закончить начатый ритуал. Долгое время искавший ее сын тоже украдкой помог убийцам. Все было кончено и все расползалось по швам.

Последствия
После событий у барона ла Штагенау Коррин вернулся в замок брата лишь на несколько часов, чтобы навсегда уехать оттуда и не возвращаться. Едва пришедший в себя, он наконец в полной мере осознал чем вся эта история должна закончиться. Он был единственным выжившим. Он был сыном той, что убила десяток влиятельных людей королевства, а у тех были жены, дети, родители… Кроме того, Коррин Вейлендар был набившим оскомину многим дворянам полуэльфом, с которым приходилось считаться, как с представителем барона. Эльфы по определению виновны.
Вот так вместо героя он стал преступником. История часто перемалывает в своих жерновах маленькие жизни и выплевывает останки в кучу. Позже всех знатных особ действительно от причастности к запретному культу обелили, а во всем обвинили мертвую эльфку, которая состояла в культе, и ее сына.
Сборы были недолгими, много с собой взять просто не было возможности. Колдун понимал, что никто не успокоится, не найдя козла отпущения.
Покидая брата он сделал для него все, что мог, в последний раз. Тот не знал, куда направился колдун и не узнает. Его оставят в покое.
С Фьерн пути Коррина тоже разошлись. Вместе их бы нашли быстрее, а потому им стоило разъехаться врозь. Кто знает навсегда ли… Колдун сказал ей, что собирается в Цинтру и, вероятнее всего, попробует устроиться где-нибудь в Нильфгаарде. Там, по крайней мере, к эльфам относятся терпимее. Возможно, они найдут друг друга и еще встретятся с ней, если будут живы.

II. Элидан

С чистого листа
Он никогда не думал, что станет действительно достойным сыном своих родителей.
Его отца когда-то подобрали на улице, где тот ничего из себя не представлял. Его мать изгнал собственный народ и она тоже оказалась здесь, на дне, в самом низу. И вот теперь он, урожденный Коррин Аэвеллендаар (по человечьи привычно сокращаемый до Вейлендар), а ныне безвестный колдун, стал действительно достойным сыном простолюдина и ведьмы-убийцы. Такой же ничего из себя не представляющий изгнанник, вынужденный полностью изменить жизнь и потерять все, для того, чтобы сохранить свою жизнь.
В конце августа Коррин Вейлендар исчез. Он изменил имя, став никому не известным Элиданом (из Вороньего Лога). Пока пересекал северные королевства, избавился он с помощью иллюзии и от острых ушей. Придумал он себе и короткую историю, где понятия не имел о своих родителях, которым по каким-то причинам оказался не нужен. Его мать была какой-то остроухой девицей, оказавшейся в месте под названием Вороний Лог, что в Вердэне, проездом, оставившей ребенка повитухе, что помогла ей, а после исчезнувшей. Родившегося мальчика потом взяла на воспитание тамошняя ведьма Илена, которая и научила его читать, а так же некоторым фокусам, обнаружив у ребенка дарование. В прошлом году Илену утащило в лес страховидло, терзавшее округу, а Элидан, оставшись один и не имея намерения там оставаться, отправился на поиски заработков и берется теперь за что придется. Проще всего было рассказывать о тех событиях, в которых сам участвовал - оно избавляло потом от неточностей и помогало вспомнить детали. Это были земли Равена Войцеха, погибшего барона, где он, еще будучи Коррином, наткнулся на след своей матери и видел их своими глазами.

Цинтра
Теперь уже без Фьерн и его брата, Коррин удачно пересек несколько королевств и успешно достиг Цинтры, где в послевоенной неразберихе его еще труднее было найти. В Цинтре и ее предместьях он задержался. Думал, что сможет остаться жить и начать жизнь сначала там, где его никто не знает. После затяжного упадка сил заставить себя собраться по кусочкам, снова чего-то добиться.

Сентябрь 1264 года - март 1265 года - Время, которое он провел, практически не пользуясь магией, тем к чему был предназначен и на что привык полагаться. Он успел свыкнуться с положением дел, но не смириться. Это до кучи его тяготило… однако редкие ситуации где к чарам приходилось прибегать заканчивались очень плохо. Кое-что терзало его. Магия иногда отказывалась слушаться. Порой что-то терзало разум… когда видениями, когда и заставляя что-то делать. Пусть сначала он не обращал внимания, но в какой-то момент стал бояться этого. Пришли видения… во снах и наяву. Что-то поселилось в нем и росло. Развивалось. Стало принимать различные образы. Порой даже общаться. Элидан зарабатывал себе на жизнь навыками писца и переводчика, а так же мелкой алхимией в госпитале, стараясь избегать магии. Но это не помогло. Видения стали беспокоить его во снах чаще. В одном из таких полубредовых состояний между сном и явью он убил случайную девочку, не сумев за образом собственной матери разглядеть испуганного подростка. Как-то так отомстила и напомнила о своем эта чужеродная сущность внутри него, когда он вновь предпринял попытку разобраться во всем, что с ним происходит, и как-то от нее избавиться. Понимая, что все становится хуже, Элидан приходит к выводу, что ему нельзя засиживаться на одном месте, чтобы снова не прослыть убийцей и не испортить эту жизнь. Он помогает себе замести следы, сбивая стражу со следа и найдя другого человека, который для всех стал убийцей. С этим убийством повезло, а что будет со следующими, если такое произойдет? Цинтра была хорошим местом для заработка, — особенно для северянина, знающего Старшую Речь, — но беспокойство и возможные проблемы гнали его дальше.

Март 1265  - май 1267 - Элидан решается сменить деятельность и заняться розыском как частное лицо. Это давало определенную свободу передвижений , которую он искал, а заодно эфемерное чувство, что помогая другим людям, он как бы закрывает долги по своим собственным преступлениям. Вы знаете, в разоренном королевстве, как оказалось, очень много потерянных людей и нуждающихся в нем людей. А еще это помогало скрывать следы за собой.
Какое-то время он размышлял и пытался совладать со своими демонами, но пришел только к тому очевидному выводу, что ему стоит искать кого-то третьего, кто разобьет этот интимный дуэт в его сознании. Этот кто-то должен быть не только начитанным и сведущим магом, но еще и достаточно сильным, чтобы за себя постоять. С другой стороны, Элидан боялся обращаться к чародеям, потому что подозревал что его запрут в какой-нибудь башне, как пресловутых Дев Черного Солнца, и будут разбирать по частям, чтобы изучить. Он сам бы сделал так же.
Сколько еще ему нужно будет вытерпеть? Сколько это будет продолжаться?
Полуэльф, с детства презираемый людьми, лишившими его кровного права на владения отца своими глупыми законами. Ненавидимый даже слугами, которые не хотели и допустить мысли о том, чтобы видеть бастарда с острыми ушами над собой в каком-либо качестве. Гонимый из общества знатью, с которой ему приходилось вести дела от имени отца, за свою эльфскую половину. Лишь магия придала ему веса и уважения, потому что перед магами трепетали, их могущество было поистине великим. Но как же легко они набросились на него, когда это стало возможным… Лишенный доброго имени, обвиненный в чужих грехах, он стал изгоем на Родине, смерть которого была целью многих бывших приятелей. Просто потому что в ритуале безумной полоумной жрицы выжил только ее остроухий ублюдок, уже набивший всем оскомину острыми ушами. Он потерял все, но на этом не закончилось ничего. Он не мог быть собой и надел новую личину. С каждым днем нечто, призванное ритуалом и нашедшее в его теле приют, набиралось сил и все больше осложняло жизнь. Оно отобрало у него магию – всю его суть, подпитываясь этой энергией и становясь все сильнее. Отказавшись от чар, Элидан продлевал себе жизнь. Видения и галлюцинации в последнее время сводили его с ума. Полуэльф желал избавиться от непрошенного гостя, но тот знал все его стремления наперечет и старался его сломить, заставляя терять связь с реальностью, погружаться в безумие. Даже встреча с недавним знакомым обернулась полным хаосом и сумбуром, в любой момент имеющим возможность превратиться в кровавую расправу. Элидан все отчетливее понимал, что большой город (да и присутствие людей рядом в целом) был ошибкой, дающей его соседу по сознанию больше поводов манипулировать им, и поэтому бежать из городских стен как можно быстрее было единственным возможным выходом. Желательно бежать куда-нибудь туда, где он не сможет навредить никому. За два года магу открылось много удручающих деталей его положения и он погрузился на новый уровень отчаяния. Элидан боялся. Боялся того, что происходит с ним и чем он должен стать. Ритуал матери все таки изменил его жизнь, пусть и не сразу убив его, потому что не был закончен как следует, но уничтожая с каждым днем все больше и больше. Она все таки добилась того, чтобы уничтожить свое чадо, правда вот не выйдет у нее, как хотелось, стать хозяином этого чудовища, созданного ей, она была мертва. Кроме того, полуэльф терзал себя и другим осознанием. Тварь поведала ему, что лишь она поддерживает в нем жизнь. Действительно ли это было так? Он помнил тот разговор при ускользающем сознании в ритуальной комнате.

...из воспоминаний

...Безмолвная и безжизненная пустота. Голос. Эхо. Слабое, отзывчивое, говорящее на языке скрытых тайных желаний. Говорящее с разумом. Эхо это говорило все громче и обещало то, что никто не мог дать. Время. То, о чем Коррин Вейлендар сожалел, упустил и при всей своей магической силе не мог вернуть. Несколько мгновений.
Что может дать взамен и без того мертвец? У него итак нет ничего.
Сделка без слов, без ударов по рукам и без, как казалось, ценности. Он даже не понял, что его гнев и ненависть ответили "да" на необозначенную уму цену. Все просто случилось. Вдох на грани ускользающего сознания… Еще слабый, но ощутимый.
Бурая масса, покрывшая и сковавшая тело полуэльфа, медленно менялась. Она словно таяла, превращаясь в липкую жижу, а после каплями стекая наземь.
Все еще мертвенно-бледная кожа, которая стремительно теряла тепло. Озноб. Боль. В какой-то момент Коррин стал ощущать свое тело...

В конце концов, эта сущность ломает его и он бросает попытки противостоять. Элидан идет на сделку: он убивает для нее или подпитывает ее магической силой, а "демон" не трогает его. Он перестал быть героем и решил выживать, вернув себе то, от чего отказывался - полноценную магию.

Вторая северная война. Смерть Коррина.
Май - июль 1267 года - Решение проблемы с убийствами все-таки нашлось. Узнав о подготовке к войне с Северными Королевствами, Элидан под своим старым именем (Коррин Вейлендар) рекрутируется в армию нильфгаардцев. Его мотивация проста и понятна. Он готов мстить и хочет достать тех людей, которые сделали из него изгнанника, а сам взамен желает только получить обратно свой дом и признание статуса наследника в обмен на лояльность. А еще он чувствует себя увереннее после бунда на Танедде и развала Братства чародеев (теперь его некому искать). В июле, когда армия Нильфгаарда подошла к землям де Ландалей, Коррин проникает в замок и бескровно (путем обмана и пользуясь отношением брата) берет его, отправляя брата-барона в темницу. Своеобразная забота о брате далеко не сразу находит понимание, однако Коррин сохранил Эйдану жизнь и уберег от бесславной битвы и смерти. И даже от позора. Маг уже все просчитал. Злодеем в этой истории будет именно он, если судьба снова повернется не той стороной к нему.

Апрель 1268 года - сумев добиться желаемого статуса, удержать власть в руках и не разорить баронство в смутные времена во время войны, с окончанием оной окончательно возвращает младшему брату его место. Коррин понял, наконец, почему гораздо проще оставаться в тени. Осознал, что с его проблемами, эльфьей кровью и репутацией, рано или поздно за ним придут. Коррин становится мертв для общества: убит праведным гневом освободившегося барона, — слишком много на того навешано измен. Эйдан же чист в глазах новых властей, он даже измены не совершал и во всем виноват его "маг", который был убит. Зато у барона де Лондаля вскоре появляется чародей Элидан. Все тот же черт из табакерки, но как бы и не тот. Не часто он выходит из башни, предпочитая уединение. Говорят, дальний родственник из Вороньего Лога, что в королевстве Вэрден.

9. Навыки и умения:
— Достаточно начитан и просвещен.
— Знает Старшую речь.
— Неплохо держится в седле.
— Знает с какой стороны подобраться к луку, но давно не практиковался, так что это не имеет какого-то особого значения.
— Чародейство практикует дозволенное и недозволенное. По большей части даже понятия не имеет что есть запретная магия, а что – нет.
— Умеет превращаться в ворона – это редкое знание.
— Прекрасно владеет магией иллюзий, но познания ограничиваются далеко не ей.
— Кое как с горем пополам начал осваивать навыки приготовления пищи и может что-то заштопать. Очень топорно. Еду подчас и вовсе невозможно есть, как без слез смотреть на плоды шитья.
— За годы изгнания улучшил нильфгаардский и его произношение, хотя еще есть легкий акцент.
— Вынужден подпитывать тварь внутри себя магической и жизненной силой иных живых существ или предметов. Что-то вроде энергетического вампиризма. На силу способностей это не влияет никак. Вообще это скорее недостаток, но тут двояко.

10. Слабые стороны:
— Привык полагаться на магию.
— Дилетант в области целительства (даже первой мед. помощи в принципе).
— Выдающейся физической силой не обладает.
— Предпочитает не полагаться на людей, рассчитывая лишь на свои силы. При чем склонен переоценивать их, уступая гордыне.
— Жажда увеличить свое могущество является как толчком к саморазвитию, так и сильным искушением, которое не всегда возможно превозмочь. При всей осторожности персонажа на этом можно умело сыграть.
— Тщеславен.
— Если хитро подойти к вопросу – ведется на «слабо», ибо мнит и переоценивает. Впрочем, и сломя голову не бросится в пасть к дракону.
— Если не высасывать силы из других источников, то рискует быть съеден сам.
— Так как сущность внутри него требует все больше и постепенно ростет, обживаясь, то вынужден удовлетворять эти все более растущие потребности. А это может привлечь внимание.
— Нет возможности избавиться от «гостя». Тот поддерживает его жизнь.
— Испытывает давление на сознание и не может сопротивляться твари внутри. Приходится быть заодно.

11. Имущество:
Сводный брат, которому досталось наследство и баронский титул. Собственно, и все его материальные и недвижимые блага.

Об игроке:
1. Планы на персонажа: Изначально Коррин планировался как персонаж на сюжет 1 главы, но вижу в нем некий дальнейший потенциал, который непрочь отыграть.

2. Связь: ICQ, Skype, Контакт skype: a.greyfell, аська: 5девять4670восемь00
3. Знакомство с миром: книги. игры, сериал
4. Как Вы нас нашли?: был здесь всегда

Пробный пост:

Пробник

Коррин явил перед братом свой лик задумчивым, но совершенно не угрюмым. Брат появился перед Коррином совершенно иным: он был каким-то нервным и озадаченным. Айден буквально влетел к брату, как рассерженный рой шершней, что не знал, кого ему ужалить. Атмосфера в комнате, куда вошел барон, была довольно мрачная и холодная, словно бы отражала настроение его брата последние месяцы. Солнце появилось, но здесь было мало света, темные занавеси на окнах были едва приоткрыты; почти идеальный порядок тоже мог насторожить, словно бы здесь никто и не жил, а брат собирался с минуты на минуту уехать в неизвестном направлении, не посвящая в свои планы никого. Коррина вообще стало сложнее понимать, не то, что ощущать его присутствие. Сейчас светловолосый чародей сидел за столом, почти неподвижно, притаившись в тени занавесей так, что падающий от окна свет освещал лишь большую гладкую столешницу массивного стола, перед которым, словно перед судейской трибуной с бесстрастным служителем закона метался барон, изливающий душу и свои подозрения брату, что молча наблюдал за ним, сложив пальцы  на столешнице треугольником. Маг устал, проведя бессонную ночь за гримуарами матери, один из которых распахнутым посередине лежал на краю большого стола. В виду этой усталости и того, что колдун все-таки ожидал увидеть Фьерн, а не всклокоченного брата, Коррин оставался абсолютно, даже раздражающе спокоен.
Когда Айден закончил ничего не изменилось. Разве что Коррин подал голос и обнаружилось, что он, все-таки слушал брата.
- Ряженых блядей, скряг, петухов и мудозвонов полно везде. – Фыркнул Коррин, затаившийся в тени, словно вампир. – Их было в достатке всегда. Они буду процветать, пока на троне будет сидеть Демавенд, который не в силах приструнить всю эту шантропу. Лигейя, пока ее не постигло истинно бабское скудоумие, смогла при нем добиться власти, чего быть не должно было бы вообще. И скажи спасибо моей матушке, братец, за то, что эта дура просто взяла и принесла в жертву прошлым летом всех тех, кто очень долго хоть что-то делал в этом королевстве. – Слова колдуна веяли ненавистью и кололи холодом. Казалось, этим разговором барон задел своего брата, неосторожно вскрыв затягивающуюся рану и напомнив Коррину о пережитом: о том, что ему не то, что не удалось разыскать верховную жрицу, объединившую влиятельных людей королевства, но и потерпеть полное сокрушительное фиаско всех возлагаемых надежд на все, включая спокойную и уважаемую жизнь. – Эта траханая сука, если помнишь, не только меня, как оказалось, всю жизнь готовила на заклание, как вместилище для какой-то дряни, но и поубивала там дохрена влиятельного народу. Меня, смею напомнить тебе, некоторые их родственники до сих пор ищут, потому что я ее сын и по определению обо всем либо знал, либо сам заносил нож над ними всеми, включая собственную мать. Тебя же оставили в покое только потому, что для всего мира я пропал и не даю о себе знать после процесса.  В противном случае они бы стояли под окнами денно и ночно, ведь, поспешно закрытый прецедент, где вина была признана за уже мертвой ведьмой и культистами, при том их всех, - всех, кроме моей матери, отбрасывющей тень и на меня, - посмертно обелили и сделали жертвами, мало удовлетворила тех, кто хочет крови за убитых детей, мужей или жен. А твой брат и ее сын, в отличие от них, остался жив…
Казалось, что это было сделано осознанно, чтобы разогнать мрак в комнате, однако подсвечники вспыхнули огоньками непроизвольно, не зависимо от желания к тому чародея. Коррин хорошо держался, не подавая виду, что на какое-то время потерял контроль над ситуацией. Ни к чему было брату сейчас это понимать, как ни к чему было знать, что глас бурлящих в нем сил уже буквально вопил о том, чтобы разорвать людишек в клочья. Коррин сдерживался, но все равно был резок. Даже встал с места, оперевшись руками о стол, разделявший его с Айденом, явив свой лик, в обрамлении золотистых прядей волос, на свет божий из темноты. Слова чернокнижника были пропитаны ядом и ненавистью. Нет, не к брату, а к обстоятельствам. К тем самым прескверным обстоятельствам вокруг него. Еще в прошлом году Коррин видел себя на месте спасителя разрозненного мира их славного королевства, а сейчас получил… что получил: кошмары, собственное падение, подозрения и людскую ненависть. Все было так знакомо… Если у тебя острые кончики ушей, то любой твой проступок заметят обязательно и его тяжесть приумножится. Было ли так только в Аэдирне? Люди не желали видеть в своих рядах нелюдей, потому что те были просто другими. В его детстве люди остерегались его вероятного возвышения над ними и стремились как-либо принизить, а сейчас, после истории с его матерью просто боялись и старались не дышать, проходя мимо, а те, которые породовитее и невзлюбили полуэльфа, приближенного к барону и ведущего его дела с ними, лишь следовали первородному человеческому инстинкту задушить с корнем то, что отлично от них и заставляет себя остерегаться. Коррин недавно чувствовал себя подобно загнанной в угол кошке, затем сумел как-то отбиться от своры собак, а сейчас хотел одного – чтобы его оставили в покое, у него самого после того ритуала, что мать провела над ним, едва не лишив жизни, творилось что-то неопределенное внутри, что аномально влияло на магию и самочувствие, а целостного понимания происходящего до сих пор к нему не приходило.
Фьерн Коррин заметил слишком поздно, чтобы избежать этого разговора при ней. Заметив же, фыркнул и снова опустился на место, пытаясь успокоить бесновавшиеся внутри него эмоции. Он подозвал жестом эльфку к себе поближе и одновременно продолжил беседу с Айденом уже нейтрально:
- Я не думаю, что в нынешнем состоянии наше королевство сможет дать отпор той угрозе, о которой мы говорим. Как брат, я бы посоветовал тебе сейчас думать о том, как спастись от неминуемого. Я не очень верю в силу убеждения и умении собрать своих людей у человека, у которого малоизвестная эльфка смогла откусить кусок власти, а он и не заметил. Королевство тонет в подозрениях, случившиеся смерти сделали обстановку лишь хуже. Нужных людей не хватает, а дрязги и распри растут. – У Коррина получилось вернуть холодность рассудка. Он встал и подошел к окну, указав Фьерн на свое место, куда та могла присесть, пока ждет. Смотря из окна башни вниз, на подвластных ему людей, мельтешащих обычными заботами и копошащимися словно насекомые, Коррин свел руки за спиной и какое-то время молчал. Он думал что ответить брату, полагал, что его стоит поддержать, ведь в трудную минуту Айден был рядом с ним и поддерживал сейчас. Однако, долгой этой паузе не пришлось быть – в дверь вломился четвертый и этот четвертый принес с собой заботы грядущего дня. Коррин обернулся и кольнул мальчишку взглядом, ведь тот даже не подумал постучать в дверь или спросить пустят ли его сюда вообще, но взглядом все и закончилось, хотя в следующий раз мальчишке могло бы так не повезти. Затем маг посмотрел на Айдена с вопросительным выражением лица, словно растерялся и хотел знать остается ли он здесь или идет со слугой.
«Я чувствую… Я понимаю твое желание отправиться в какой-нибудь поход. Мне тоже недостает возможности куда-то выплеснуть все то, что выкипает через край и не может более находиться внутри меня. Иногда мне кажется, что еще чуть-чуть и я начну разрывать людей на части прямо здесь». – Подумал колдун, глядя на брата и вспоминая его слова, а затем подошел к двери рядом с окном, что пряталась за тяжелыми черными занавесями.
- Что до грядущего, то одним из талантов Фей, за которые она оказалась здесь, была возможность иногда улавливать какие-то образы. Возможно, у нее есть что тебе ответить.
Маг отворил дверцу, взмахнул пальцами и буквально исчез. Комнату покинула большая черная птица, упорхнувшая из башни через ведущую наружу дверь. Коррин остро почувствовал необходимость сейчас делать именно это. Людей в его личном пространстве стало слишком много.