Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1263 г, конец сентября] Яркие воспоминания на свежие ощущения


[1263 г, конец сентября] Яркие воспоминания на свежие ощущения

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время: Конец сентября, 1263 год.
Место: Редания. Окрестности Новиграда
Действующие лица: Йол Берагхейм, Мия Мельядо
Описание: Случайных встреч не бывает?
Правильно - случайных встреч не бывает.
Каждый человек в нашей жизни - либо испытание, либо наказание, либо подарок судьбы.
Нужно только не пропустить мимо себя это событие, эту случайность, эту встречу.

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-13 20:12:05)

0

2

Когда-нибудь все возвращаются домой: все живые, и все мертвые, все птицы и все корабли приходят к концу и истоку всего. Вот и Мия возвращалась, только не домой. В поле, в лесу, на пыльной дороге, дышалось легче и в более теплое время года она с удовольствием проводила больше времени вне каменных стен, но, увы – осень и повседневные заботы не предоставляли такой возможности.
Сейчас же светловолосая девушка явно торопилась, слишком уж целеустремленный шаг, чтобы быть прогулочным. Она не кралась и не пряталась, так что заметить ее можно было издалека. Сапоги из мягкой кожи без каблука скрадывали любой шум, делая шаг тихим и легким. Все что нарушало тишину - шелест платья, а еще едва слышимый, приглушенный звон колокольчика. Светловолосая накинула на голову капюшон, пряча свое лицо, а длинный плащ скрыл фигурку девушки. Одно плечо Мии оттягивала сумка, что вновь была чем-то до отказа набита.
Одиночество в ночи было лучшей наградой и особым удовольствием для Мельядо. Она дорожила каждой секундой своего уединения, ведь многие часы в шуме острыми осколками ноющей боли отдавали в висках. Даже абсолютное спокойствие, привычка не сидеть на месте, подкрепленная временем, могут дать трещинки, которые перерастают в глубокие раны.  Мия не боялась быть настигнутой шайкой или одиноким убийцей – у нее было действенное средство, дающее шанс если не сбежать, то отвести от себя внимание на минуту, а то и больше.
Дорога, ползущая под ногами темной лентой изгибается и вьется. Совсем недалеко располагалась округлая полянка, окруженная колючим кустарником, куда вела единственная заросшая травой тропинка. Туда Мия и направилась, заприметив яркие всполохи. В самом центре поляны горел в темноте костер. Горел ярко и, чем ближе девушка подходила к нему, тем все резче отделялось пламя от нависшего над ним мрака, а вскоре стало можно различить черные фигуры людей, сидевших на земле. Девушка прикусила губу, раздумывая стоит ли нарушать чужой покой, но скоротать ночь где-то нужно было. Взвесив все "за" и "против", она натянула капюшон на самый нос и намеревалась развернуться, уйти, как из темноты донесся хриплый, простуженный женский голос.
- Проходи. Чего застыла? – Голос показался Мие знакомым. Девушка подступила к костру маленькими шагами, и стала различима телега, пофыркивающая лошадь, а рядом, на чем-то темном лежала толстая женщина, кормившая грудью полугодовалого ребенка. И тут Мия вспомнила – восемь месяцев назад в аптеку заходила посетительница, спрашивала грудной сбор, прикупила бинтов и вскоре отбыла.
Когда Мия подошла ближе люди, сидевшие у костра, повернулись. Позы у них были внимательные, а потом поднялся с земли один из сидевших. Озаренный костром человек показался девушке огромным. Он был одет в простую тряпичную одежду, на массивные плечи накинут старый, замызганный плед. В черных глазах, в черных жестких волосах кудрявой бороде – во всем чувствовалась дикость и внимательность. Мия нервно сглотнула, и перевела взор на остальных. Один из сидевших был рыжий оборванный мужик, вытянувший босые ступни поближе к костру. Он горделиво откинув голову назад, искоса поглядывал на гостью.
- Благодарю, - голос светловолосой может и звучал немного приглушенно, потому что говорила она в воротник, но привычные смешливые нотки не уловить было невозможно. Девушка аккуратно спустила сумку с плеча и поставила ее на землю рядом с собой, только длинную лямку вокруг запястья обвила, как собачий поводок держит, прекрасно зная, что парой дежурных фраз тут не обойдется.
- Мир тесен, правда? – Женщина улыбнулась, демонстрируя неровные желтые зубы. Да и вряд ли это была улыбка, больше походило на оскал Она задумчиво смотрела на гостью печально-уставшими глазами и отобрав грудь у заснувшего малыша, поправила одежду. – Мы уже уходим, так что располагайся, хвороста до утра хватит, кустарник защитит от лишних глаз, правда, незваные гости могут нагрянуть.
Мия кивнула, расправила напряженные плечи, и аккуратно уложила свои вещи у пенька, где удобно устроилась сама. Больше никто не проронил ни слова, девушка некоторое время наблюдала за сборами - все было настолько слажено, четко, каждое движение выверено. Только спустя полчаса она смогла выдохнуть, все-таки пусть и знакомые, но чужие, и потянувшись к сумке выудила кусок домашнего хлеба.

+1

3

Он пришел в сумерках. Волосы его порыжел от чужой крови, да и вся одежда была грязной, неопрятной, в пятнах грязи, палых листьях и все той же крови. Казалось, что вся его жизнь, - кровь, кровь и еще раз кровь. Его шатало. Он очень устал. Налитые кровью глаза почти бессмысленно шарили в сгущающейся тьме. Он шел тихо, по давней привычки и ни один нормальный человек не мог бы его услышать в глухой тиши леса, не говоря уже о треске костра. Костер он увидел за несколько шагов. Кусты хоть и стояли плотно и давали некоторое прикрытие от посторонних глаз, но запах дыма, и яркий свет производили сильный демаскирующий фактор. Йол остановился. Муть в глазах быстро сошла на убыль.
-Друг или враг? - вот, пожалуй, самый первый вопрос, мелькнувший в голове головореза перед поляной. Он тихо сбросил со спины мешок с вещами и мешок с головами, обнажил меч, лег на живот и медленно пополз вперед, по мере необходимости раздвигая ветви кустов. Девушка. Миловидная, с небольшой котомочкой. Одна.
- Очень похоже на ловушку, - подумал Йол и пополз назад. Подобрав свои вещи и спрятав меч, он пошел в обход. По пути собирая сухих дров. Все же, людям свойственно ошибаться и Йол это знал. Поэтому он решил, что проявить дружелюбие стоит в первую очередь, подраться он всегда успеет. Глаза быстро привыкали ко тьме, поэтому он еще и озирался по сторонам, ища засады. Но засады не было. Никакой. Что крайне смущало головореза. Конечно, девушка могла вполне оказаться какой-нибудь упырицей или ведьмой, но в этом случае, и та и другая уже давно бы заметили его и тогда вряд ли бы наемник ходил вокруг поляны и собирал хворост. Совершив полный круг, наемник остановился, вздохнул и пошел напролом, через кусты. Сильно шумя, он вошел в круг света, глядя на Мию исподлобья.
- Вечер добрый, - сказал он хрипло и шмыгнул сломанным носом.

+1

4

Человеческое ухо не способно уловить некоторые звуки, даже в совершенной тишине, некоторые звуки пропускаем «мимо ушей». Вот и Мия не услышала чужие шаги, треск веток. Незнакомец поступил очень правильно, что объявил о себе заранее, а не шагнул со спины. Девушка заметила того, кто привлек ее внимание таким простым и эффективным способом, слишком поздно. Кусок хлеба выпал с тонких пальцев, широко раскрытые прозрачные глаза остановились на госте, дрогнул колокольчик на браслете, когда светловолосая положила ладонь на пенек, помогая себе подняться.
Мия не стесняясь удовлетворяла свое любопытство, деликатно, но очень внимательно рассматривая странного незнакомца, попутно размышляя – один или сколько с ним пришло? Другие девушки, да и не только девушки, отступили бы, отшатнулись бы от этого взгляда и массивной фигуры, подхватили свои вещи или без них побежали в ночь, но Мия осталась на месте. Светло-голубой взгляд с твердостью драгоценного камня уперся в лицо человека.
- И Вам доброй ночи, - довольно спокойно отозвалась девушка.
Порыв ветра сорвал с головы капюшон и разметал по плечам светлые волосы. Она слегка улыбнулась как-то совсем искусственно, а потом сделала плавное движение вперед, подкидывая хворостину в огонь. Мия присела перед костром, протянула подрагивающие ладошки к живым языкам пламени. Вяло потрескивая, он пускал иногда в небо небольшие искры, что подхватывались порывами ветра, и падали на землю уже пепельными точками. Тепло, языки пламени тянулись к ладоням, отдавая свой жар.
- Присаживайтесь к костру, согрейтесь, - сделав приглашающий жест рукой, светловолосая не отрывала взгляда от лица мужчины.
Наверное, могло показаться странным – одинокая хрупкая девушка в глубине леса, так невозмутимо встречает гостей, но не это волновало Мию. Она сразу заприметила болезненное, даже разбитое состояние незнакомца, а еще слушала, ведь если дыхание затрудненное, частое хватание ртом воздуха и наличие синяков под глазами – это верный признак перелома носа. Правда, подходить и проверять если ли сгиб, спрашивать о болевых ощущениях - желания не возникало. Незнакомец едва сдерживается, едва стоит на ногах, да и как поведет себя в такой ситуации тоже не известно, раненные люди непредсказуемее раненых животных.
- Вы один? - Глупее вопроса не придумать, но надо было хоть что-то спросить. Мия заволновалась не на шутку, ведь если он здесь, значит, схватка была не так далеко, да и с кем? Зверь, люди, эльфы, или другие существа? Светловолосая крепко сжала толстую палку, наполовину охваченную огнем, но поднимать с земли не стала, просто приготовилась к худшему развитию сюжета, прекрасно понимая, что силой она не блещет. А ведь и вправду, несмотря на свой высокий рост, на энергию, что чувствовалась в каждом движении, телосложения Мия была довольно хрупкого. Нет, не из тех бледных и вечно умирающих от слабости девиц, но явно не занималась тяжелыми физическими нагрузками.

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-14 18:11:18)

0

5

Несколько секунд головорез молча стоял и смотрел на девушку исподлобья. Иначе он и не умел. Поэтому и лицо его всегда казалось злым.
- И Вам доброй ночи, - довольно спокойно отозвалась девушка.
Трещало пламя. Дерево хрустело, выпуская в небо снопы искр, похожих маленьких светляков. Йол стоял, едва заметно покачиваясь. Качался он больше от привычки раскачиваться, нежели от усталости. Однако и говорить, что он был полон сил нельзя. Как-никак, весь день он провел на ногах, ни разу не присев и не поев.
- Присаживайтесь к костру, согрейтесь, - произнесла хозяйка костра, не спуская с Йола глаз. Наемник, насколько мог, вежливо наклонил голову и пошел вокруг костра. Он явно смущал девушку своим появлением и ничего в этом удивительного не было. Поэтому наемник решил, что куда надежней будет, когда между ним и девушкой будет огонь. Обоим так будет спокойней. Йол немного потоптался и снял с плеча мешки и положил рядом хворост. Один был заляпан кровью, а второй был довольно чист. По крайней мере, лишь корка грязи налипла ко дну. Йол сел на землю, скрестив ноги. Поправив ножны, он взял хворостинку попрочнее и принялся ею раскурочивать костер, перекладывая еще не прогоревшие дрова и угли так, чтобы они грели хорошо, но свету давали меньше.
- Вы один? - спросила незнакомка, так и не решаясь сесть на место. Йол фыркнул, изобразив на лице кривую и крайне неприятную улыбку, которая, впрочем, выражала именно смех. Причина такой кривой улыбки была не только в разбитых и обветренных губах, но еще и в несмеющихся глазах. Они все время оставались мрачными.
- Тот же вопрос я хотел задать и вам, - отозвался он, продолжая улыбаться.
- Да, я один. А вы можете сесть. Если бы я вам желал вреда, то, наверное, не стал бы подносить к огню хвороста и заявляться так, чтобы вы меня обнаружили, - улыбка исчезла с его лица, будто ее и не было.

+1

6

Наверное, это было хорошо, что мужчина занялся костром, что он не стал изображать из себя равнодушного человека. Мия следила за ним, не меняя позы, рассматривала сквозь веер густых ресниц. Она вновь и вновь убеждалась в своей правоте по нескольким признакам, да и незнакомец не особо скрывал свое состояние.
- Значит и я одна, но Вы ранены, и я опасаюсь, что по вашим следам могут идти, - потянувшись к котелку, который оставили недавние знакомые, уже наполненному водой, Мия поставил его на огонь. Подтянув к себе сумку, девушка выудила из него миску и травы, которые она намеревалась заварить. Конечно, это был не чай, и не совсем травяной сбор. Щепотка щедрая упала в посуду, куда была налита горячая вода, а котелок обратно отставлен на огонь, чтобы вода дошла до кипения и превратилась в пригодную для потребления.
- Вам нужна моя помочь? Я аптекарь, кое-что есть с собой, это облегчит Ваши страдания, снимет боль, промоет раны. Вы отдохнете, и тогда можно будет дойти до города и получить более профессиональную помощь, - Мия вернула внимание мужчине, ощутив на себе всю тяжесть взгляда и ободряюще ему улыбнулась.
Она старалась не идти на поводу у своего страха и разных мыслей, ведь человек правильно сказал – если бы хотел то уже причинил бы боль, или убил. Но холодок гулял вдоль позвоночника, а девушка иногда замирала, на несколько ударов сердца и слушала, касаясь узкой ладонью земли - так легко почувствовать вибрацию, даже приближение всадников будет услышано.
- Я не отравлю вас, можете мне поверить. Нет причин, да и репутацию марать мне совсем не хочется, - светловолосая ожидала ответа, попутно выуживая из сумки чистый бинт, и призадумавшись, потянулась к еще одному свертку. Тряпицу бросила в миску и пока оставила размокать в отваре. Сверток развернула и протянула мужчине. Там был скудный, но все-таки ужин, состоящий из куска хлеба, вареного мяса. Больше ничем угостить не могла, потому и улыбнулась незнакомцу с виноватинками, ведь все вкусности были съедены в первую очередь.

+1

7

- Значит и я одна, но Вы ранены, и я опасаюсь, что по вашим следам могут идти, - произнесла девушка, так и не присев. Йол продолжал копаться в костре. Он не говорил. Да и зачем, собственно? Он не был ранен, по крайней мере так, чтобы ему требовалась посторонняя помощь. А пара царапин его не беспокоила. Всему свое время. Девушка же начала суетиться возле котелка наполненного водой.
- Вам нужна моя помочь? Я аптекарь, кое-что есть с собой, это облегчит Ваши страдания, снимет боль, промоет раны. Вы отдохнете, и тогда можно будет дойти до города и получить более профессиональную помощь, - продолжала девушка, хлопоча у огня. Переложив дрова в костре и разворошив угли, Йол поднял глаза на незнакомку. Та тоже смотрела на него, ободряюще улыбаясь. На улыбку он не ответил. Потом она отвернулась. Ей явно было не по себе. Она явно боялась. Впрочем, так даже лучше. Страх способен удерживать от глупых действий. Головорез же продолжал следить за Мией.
- Я не отравлю вас, можете мне поверить. Нет причин, да и репутацию марать мне совсем не хочется, - сказала она. Йол несколько секунд молчал, потом, все же, произнес:
- Помощь мне не нужна.
Он видел, как девушка то и дело прикасалась ладонью к земле и замирала. Глупая, незачем ждать еще кого-то, думал он. Даже если кто-то  и явится, - то он будет всяко хуже меня.
- Напрасно ждете, - сказал Йол вслух. - Никто не придет. Все, кто мог бы прийти, - здесь, - он кивнул на окровавленный мешок.
По правде говоря, он сильно сомневался в спокойной ночи ибо банда, которую ему заказали, состояла из большого количества людей, и среди них были достаточно много "знаменитостей". Сегодня же Йол встретил только одного. Варианта было два: либо бандиты, получив добычу, передрались и разбежались, либо они просто разбежались в целях безопасности. Последнее было вероятнее всего. Оставалось лишь надеяться, что другие группы не узнают о пропаже дюжины своих товарищей.
Йол ловко вскочил на ноги, дернул ремешок и пояс вместе с оружием упал на землю. Он обошел костер, взял котелок с закипающей водой и, казалось, нисколько не обжигаясь, вернулся к месту своего сидения. Он поставил котелок, подул на руку и сел рядом, скрестив ноги. Он принялся расшнуровывать куртку, снимать жилет и стягивать шерстяную рубаху, окровавленную в левом плече. Все одежда его была в старых и новых пятнах грязи и крови, не единожды перештопанная в нескольких местах... словом, одежа имела вид потрепанный, ровно как и ее носитель. Мия могла видеть мощный торс целиком испещренный шрамами разной степени старости. Сравнительно свежих было мало. Лишь только на плече глубокая царапина покрылась коркой. Йол зачерпнул из котла воды и принялся умываться. Он мыл руки, голову, лицо и тело, попутно соскребая корку с царапины. Обмывшись, он подтянул к себе заплечную сумку и вытащил из нее бутыль самогону и обильно промыл им ранку. Он не шипел и не плевался, хотя по напряженному лицу его было видно, как он терпит. Еще порывшись в сумке, он извлек полосу материи и взялся перебинтовывать руку.

+1

8

Мужчина не принял сверток с едой, но это ничуть не опечалило светловолосую девушку. Она положила его у костра, вне досягаемости жаркого пламени, и уверовав в слова незнакомца – вернулась к своему пеньку. Мия послушала его совет, успокоилась, прислонившись спиной к дереву и притянув колени к груди. Она не боялась, что мужчина может увидеть щиколотки, спрятанные за зашнурованными узкими сапожками из черной кожи, тонкую шею, когда девушка расстегнула плащ, но так и не сняла его - Мия не стеснялась своей внешности и не любила прятаться.
- Хорошо если так. Не хотелось бы на ночь глядя встречать вооруженных до зубов гостей, - за движениями воина, за тем, как меняется его поведение, возвращаясь к своему привычному состоянию, она следила ненавязчиво и чему-то улыбалась. Светловолосая была внимательной, восприимчивой, но сейчас не хотелось гадать, что именно имел в виду незнакомец, но и мешать тоже не стоило.
Девушка впервые почувствовала себя, как бы это глупо не звучало, под надежной защитой. Позволила себе закрыть глаза, потереть пальцами виски и тряхнуть головой, прогоняя усталость. Демонстрация невозмутимости и бесстрашия отняла у нее много сил и даже сейчас, в темноте, было видно, как за эти несколько минут заострились черты лица Мии, словно она уже какие сутки без сна была.
- Я бы не стала этого делать на вашем месте, - выразительно изогнув бровь, слегка приподняв голову, девушка смотрела на ту самую рану на плече мужчины. – Спиртное выводит некоторую заразу, но не настолько глубоко, - честно призналась, складывая руки на коленях, как примерная ученица.
- Внутри может остаться как грязь, так и чужая кровь и тогда Вам грозит заражение. Послушайте юную девчонку, в миске лежит бинт, пропитанный травяным настоем – приложите на ночь, забинтуйте, и к утру, вся зараза вытянется, рана будет чистой и быстро срастется, - добавила она на всякий случай, всматриваясь в черты лица незнакомца.
Пыталась ли Мия повлиять на этого волевого человека? Едва ли, она не настолько глупа, чтобы верить в такие чудеса. Да и не рискнула навязать свою помочь еще раз. А вот дать повод для размышлений, подготовить благодатную почву для мыслей, что она сейчас заронила в его голову - это вполне воплотимая в реальность идея. И ведь не врала, даже не лукавила, не пыталась нагнать страх. Мия описала мужчине вполне реальную угрозу, и не давила на него, она заранее приготовила примочку, прекрасно видя состояние воина, а дальше..дальше все в его руках.

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-16 17:04:16)

+1

9

- Хорошо если так. Не хотелось бы на ночь глядя встречать вооруженных до зубов гостей, - говорила девушка.
- Вы правы, - ответил через несколько минут Йол. - Лихого люда везде хватает. Но они вряд ли подберутся тихо. К тому же ночью бродить по лесу решится далеко не каждый. Помимо мародеров тут можно налететь на всяких тварей.
Йол продолжал заниматься раной, временами поглядывая на незнакомку.
- Вижу, что вы устали, - сказал он. - Ложитесь спать. Если вам будет спокойней, - то я посторожу.
Будь на месте Йола какой другой наемник или головорез, фраза могла бы звучать двусмысленно. Однако Йол уже давно перестал быть похожим на большинство наймитов. Он умел ценить честь и благородство потому, что видел в своей жизни слишком много подлости и низости и желал хоть как-то сохраниться равновесие между Порядком и Хаосом.
- Я бы не стала этого делать на вашем месте. Спиртное выводит некоторую заразу, но не настолько глубоко. Внутри может остаться как грязь, так и чужая кровь и тогда Вам грозит заражение. Послушайте юную девчонку, в миске лежит бинт, пропитанный травяным настоем – приложите на ночь, забинтуйте, и к утру, вся зараза вытянется, рана будет чистой и быстро срастется, - сказала, вдруг, девушка.
Головорез мгновенно перестал бинтоваться и поднял глаза на Мию. Несколько секунд он неотрывно смотрел на нее, потом перевел взгляд на миску и быстро разбинтовал, уже пропитавшийся кровью бинт. Он встал, снова обошел костер, взял миску и вернулся на место, продемонстрировав Мие широченную спину со множеством рубцов и шрам под правой лопаткой в виде головы медведя. Он взял тару и поднес ее к носу, стараясь по запаху определить состав. Все-таки в травах он немного, да разбирался. Поставив миску на землю, Йол взял промокший кусок ткани, отжал его и приложил к порезу. Затем снова взялся за бинт и заново начал бинтоваться.
- Мы так и не представились, - сказал Йол глухо, затягивая туго повязку. - Меня зовут Йолом. Некоторые Медведем кличут.

+1

10

- На всяких тварей? На каких? Нет, мама рассказывала, но я думала это все сказки. Знаете, теми, которыми пугают непослушных детей, - негромко отозвалась Мия, выслушав воина. Неудобно было спине, никак не удавалось устроить с комфортом, но, тем не менее, девушка не спешила подниматься, наоборот, она замерла, как под гипнозом.
- Не хочу спать, - уже по привычке упрямо отмахнулась светловолосая, увиливая. Самое забавное было в том, что если сила и мудрость воина говорили правильные вещи, ей и правда следовало отдохнуть, как и ему, то Мия выглядела полной противоположностью – она могла упорствовать на пустом месте. Вот и сейчас, девушка ожила, прикусив губы, смотрела то на манипуляции мужчины, то задумчиво заглядывала в костер.
У нее с детства был один огромный минус – жажда знаний. Мельядо живо отреагировала на слова о тварях, а уж заприметив широкую спину со странным шрамом, и вовсе потерялась в таком потоке новой информации. С одной стороны она была готова, забыв об усталости, задать кучу вопросов с замиранием дыхания. Но с другой стороны она понимала, что может не получить ответы, а то и вовсе будет озвучен строгий, сухой приказ отдыхать.
- Там не яд, всего лишь смесь трав "гусиные лапки" и "подорожник", -  машинально ответила светловолосая, заприметив проверку мужчины и улыбнулась. Миска смотрелась в его руке как игрушечная посуда, да и сам незнакомец был силен, широкоплеч и могуч. Если бы Мия встала за спину, то вряд ли бы кто-то заметил девушку, даже копна непослушных разноцветных волос не показывалась из-за плеч. Только не эти мысли бродили в голове юной аптекарки.
- Только не сердитесь..но.. - девушка приподнялась, вытянула в струну спину, и воин мог видеть, как нешуточно расширились ее зрачки, когда она поддалась навстречу, поднялась на ноги. – Этот шрам..нуу..голова медведя…это наколка? Я слышала, что есть люди выводящие чернилами такие заводи на коже, говорят так же, что это причиняет боль. Правда?
На цыпочках, ступая как можно тише, Мия подходила к мужчине, по неширокой дуге обходя костер. О, она не думала, как это выглядит со стороны, не замечала своей наглости и беспардонности, светловолосая и вправду была сейчас целиком и полностью поглощена необычным шрамом, желала рассмотреть поближе. Она умела увлекаться так, что весь остальной мир переставал существовать, вот и теперь, даже не смотря на ночь, на близкое присутствие полуобнаженного мужчины, она умудрялась остаться с этим удивительным интересом один на один, рассеяно отвечая и спрашивая в ответ, бестрашно подступая ближе, засыпая вопросами, вопросительно заглядывая в чужие глаза.
- Мия. Мия Мельядо. А можно и я Вас буду называть Медведем и..позвольте посмотреть голову зверя на вашей спине, я не буду трогать, только посмотрю..

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-17 01:01:20)

+1

11

- На всяких тварей? На каких? Нет, мама рассказывала, но я думала это все сказки. Знаете, теми, которыми пугают непослушных детей, - оживилась девушка. Йол пожал плечом:
- Призраки, вампиры, гули. Признаться, только с последними я встречался, да и то - на расстоянии. Да и не разбираюсь я в них.
Он закончил перевязку и снова полез в сумку, Оттуда он извлек другую рубаху, на вид явно чище первой. Куртку и грязную рубашку он убрал в сумку. Затем он извлек маленькую сковороду и мешочек. Вытряхнув из мешка какие-то куски, он долил на сковороду воды и поставил к огню, который уже начал угасать. Йол подбросил в костер свежих дров и пламя загорелось с новой силой.
- Не хочу спать, - заявила девушка, на что Йол лишь только кивнул.
- Только не сердитесь..но.. Этот шрам..нуу..голова медведя…это наколка? Я слышала, что есть люди выводящие чернилами такие заводи на коже, говорят так же, что это причиняет боль. Правда? - спросила она. Головорез лишь шмыгнул носом, помедлив с ответом.
- Нет, - сказал он, наконец, - Это не наколка. И не знаю как чернилами, но мне было больно, потому как делали ножом.
Вода в сковороде начала подкипать, стала белесой и мутной. Мия подошла к нему сзади. Йол ощущал ее взгляд на шраме. Эту историю он не любил и все старался забыть, но этого сделать не получалось. Так оно, может, и лучше. Возможно, что это все ему в назидание за излишнюю самоуверенность.
- Мия. Мия Мельядо. А можно и я Вас буду называть Медведем и..позвольте посмотреть голову зверя на вашей спине, я не буду трогать, только посмотрю.. - говорила девушка, приближаясь. Йол не возражал. Он понимал, что вырезанная голова увлекла девушку едва ли не полностью. И поэтому глупо было бы ей отказывать. В конце-концов, она пустила его к своему костру.

+1

12

Если раньше Мия на каждое движение, на каждый пристальный взгляд Йола реагировала настороженно, того и гляди в любой момент вспорхнет, да скроется за стволами высоких деревьев, то сейчас недалеко от мужчины стояла просто юная девушка, которую искренне поразил ответ. Такой она и должна была быть, в этом возрасте, когда любой день так важен и ценен, когда мысли кружат голову как осенний листопад, а не походить на настороженного зверька.
- А я бы хотела увидеть кого-нибудь из таких существ, - широко улыбнувшись, светловолосая дернула плечом, слегка по-птичьи склоняя голову набок, и после недолгой паузы продолжила. – На расстоянии, разумеется. Боюсь, со мной они расправятся не моргнув глазом.
За мгновение до того, как зайдет за спину, Мия удивленно изогнет бровь. Обычно мужчины выглядели без доспехов менее внушительными и опасными, но сейчас был не тот случай. Его не зря называли Медведем, и первые секунды травница растерялась, рассматривая не столько шрам, сколько тренированные мышцы. Она внимательно следила за человеком, полностью сосредоточилась на нем вместо того, чтобы созерцать окружающую их природу или просто отвернуться в сторону, дабы не смущать. Но эта песня не про нее, как и страх больше не витал в свежем ночном воздухе, не вплетался в горький запах костра.
Мия плавно скользнула за спину Йолу, несколько раз сжала и разжала пальцы, возвращая им чувствительность. Когда она приблизилась, то мужчина без труда смог почувствовать терпкий аромат мелиссы. Странно, ведь пока светловолосая подходила, уловить этот запах было невозможно, а вот сейчас, сократив расстояние на нет, он явно ощущался и путался в непослушных волосах.
Светловолосая замерла на несколько ударов сердца, позволяя привыкнуть к себе, ведь не каждый подпустит к самому уязвимому месту совершенно незнакомого человека. Затем протянула руку и, нарушая собственные же правила, коснулась шрама на спине. Зрение - всего лишь один из доступных способов познавать окружающий мир, и если ночь лишала Мию возможности удовлетворить свое любопытство, то она прибегала к другим чувствам.
- И правда..шрам, но почему ножом? - Руки девушки были на удивление теплыми, касания самыми невесомыми, почти неощутимыми, но не для того, кто не любил эту отметину, старался прикрыть, чтобы даже ветер не видел контур.
- Слишком уж Вы не похожи на остальных, Медведь, - девушка нахмурилась, и мгновенно отняла руки от шрама мужчины и уперлась взглядом ему в затылок. Сейчас же сама того не подозревая, Мия коснулась явно очень болезненной для него темы, иначе Йол бы пояснил откуда такой "подарок" и почему так жестоко вырезана голова грозного хищника. Да и говорила она о том, что видела. Ведь плотники, кузнецы, каменщики, не слоняются по ночам в лесной глуши.
- Прости, я не должна была, - негромко произнесла она, пытаясь успокоить и себя и его, если взвинтился, да и прикасаться больше не стремилась, даже на шаг отступила, пряча руки за спиной, сцепляя пальцы в замочек.

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-18 01:47:45)

+1

13

- А я бы хотела увидеть кого-нибудь из таких существ. На расстоянии, разумеется. Боюсь, со мной они расправятся не моргнув глазом, - сказала Мия.
- И правильно делаете, что боитесь. Лучше бы их не видеть, - пожал плечом Йол. Куски на сковороде зашкворчали и головорез отодвинул тару от огня. Она оказалась за спиной. Она пахла мелиссой. Запах не был неприятным, даже наоборот, он притягивал к себе, манил. Однако сейчас Йолу больше нравился запах чуть поджаренной солонины, доносившийся со сковороды. Но едва наемник протянул руку к еде, как ощутил теплое и практически невесомое прикосновение к своей спине в районе шрама. Йол чуть вздрогнул. Он не ожидал, что Мия нарушит свое слово. По крайней мере, до сих пор она его не нарушала. Как говорится, пациент отделался легким испугом. И, все же, нельзя сказать, что Йолу было неприятно. Большинство людей от него шарахались, как от чумного и ничего удивительного в этом не было. Рожа у него типично бандитская: нос сломан, губы разбиты, лицо злое, глаза, как у убийцы, оружия, как у сорвиголовы. А тут девушка, молодая, просто из любопытства к нему прикасается.
- И правда..шрам, но почему ножом? - раздалось из-за спины.
- Мечом неудобно, - фыркнул Йол. Он представил себе эту картину: он, распластанный на земле, лицом вниз, а над ним его палач с мечом в руке, стараясь так искусно вырезать у него на спине медвежью голову. При этом он настолько четко представил себе искаженное мукой лицо палача, что едва ли не расхохотался. Но сдержался.
- Слишком уж Вы не похожи на остальных, Медведь, - сказала, тем временем, Мия. - Прости, я не должна была, - она убрала руку.
- Ничего. Но чем это я так не похож на остальных? - спросил Йол, подхватив кусочек солонины. Он развернул торс и протянул девушке еду.

+1

14

Мия медленно моргнула, переваривая услышанное. Мечом неудобно? Живое воображение тут же нарисовало картинку, и светловолосая совершенно не стесняясь дала волю эмоциям - рассмеялась, рассыпая серебро смеха по пустынной полянке, и лишь покачала головой. Она почувствовала явную перемену в эмоциях, и не надо было обладать особыми способностями.
- Чудак, - травница была на взводе все эти дни – то бабушка чувствовала себя хуже, то нужные растения прятались, скрывались от непривычно хмурой девушки, то дорога оказалась не такой легкой, как хотелось бы. Но сегодняшняя ночь внесла свои коррективы, спокойный тон мужчины, его монолитное спокойствие и вовсе успокоили. И ведь самое сложное в том, что эта непоколебимая уверенность в своих силах была не пустым звуком.
- А разве похож? Ты на себя давно в зеркало смотрел? – Прикосновение к мясу обожгло словно огнем, и девчонка резким рывком отдернула кисть. С обидой посмотрела на мужчину, и этот взгляд выдавал богатейшую гамму чувств, эмоций и мыслей. Только длилось все короткое мгновение, Мия аккуратно, двумя пальцами взяла кусок, и кивков головы поблагодарив, дернула плечом, снова продолжая свою мысль.
- Здесь не только внешность имеет значение. Местные жители, трудяги, те кто работает в Новиграде уже давно спят в теплых и не очень постелях, обняв подушку или тюк с соломой. А ты здесь, на полпути к городу или от него, со мной и весь заляпан кровью. Был заляпан, - светловолосая ненавязчиво наблюдала за Медведем, чья массивная фигура возвышалась рядом. В призрачном свете луны он напоминал скалу, а профиль словно высечен из камня. Только вот камень не умел улыбаться, а мужчина хоть на секунду, но просветлел в улыбке.
- Значит ты либо наемник, которых в последнее время можно ловить без наживки, либо кто-то еще и явно не местный, - Мия решила не путаться у Йола под ногами, направилась к своим вещам, и устроилась на пеньке. Она лишь ненадолго отвлеклась от собеседника, для того, чтобы устроиться поудобнее, откусить кусочек и прожевать, почти не чувствуя вкуса.
- Я угадала, Медведь? Кстати, спасибо за поздний ужин, - девушка никогда и ни за что бы в своей жизни не рискнула заявить о себе как об очень опытной домохозяйке. Условия, в которых жила и росла, позволили ей набраться простого бытового опыта, поэтому в сфере шинковки капусты или приготовлении мяса, Мия была сведуща. Как и могла продемонстрировать тончайшую вышивку по полупрозрачному шелку золотой нитью, сделанную своими руками. Первое умение могли оценить по достоинству разве что домашние, или будь она замужем. Но вот второе - как ни странно могло быть куда более востребованным, например, для зашивания ран, добавив к этому неплохие познания в сферах, далеких от мирной жизни, и стойкий характер.
- На музыканта подавно не похож, - хитро прищурив почти прозрачные глаза, девушка улыбнулась Йолу, не скрывая от него своего смешливого настроения. Секундами позже, светловолосая впилась зубами в кусок мяса, коснулась уголка губ указательным пальцев, смахивая крошку.
- О, поверь, я не жду исповеди или признаний под луной, ты не обязан отчитываться, я всего лишь ответила на твой вопрос, Медведь.

Отредактировано Мия Мельядо (2013-10-18 14:11:54)

+1

15

- Чудак, - сказала Мия.
- А разве похож? Ты на себя давно в зеркало смотрел? - она одернула руку от горячего мяса и с обидой глянула на Йола. Наемник лишь фыркнул на этот взгляд.
- Здесь не только внешность имеет значение. Местные жители, трудяги, те кто работает в Новиграде уже давно спят в теплых и не очень постелях, обняв подушку или тюк с соломой. А ты здесь, на полпути к городу или от него, со мной и весь заляпан кровью. Был заляпан, - продолжила она через секунду.
- Значит ты либо наемник, которых в последнее время можно ловить без наживки, либо кто-то еще и явно не местный, - сделала вывод она. Мия сделала короткую паузу и продолжила:
- Я угадала, Медведь? Кстати, спасибо за поздний ужин.
Йол ответил легким кивком на благодарность и принялся одеваться. Он надел чистую, пусть и слегка потрепанную теплую шерстяную рубаху. Поверх он накинул свой жилет и плащ.
- На музыканта подавно не похож, - говорила тем временем она и впилась зубами в кусок солонины.
- О, поверь, я не жду исповеди или признаний под луной, ты не обязан отчитываться, я всего лишь ответила на твой вопрос, Медведь.
Одевшись, Йол взял сковороду и принялся с аппетитом поедать мясо. Ели в тишине. Время от времени он тянулся к фляге за поясом, со чпоком откупоривал пробку и прикладывался. Поел он быстро, оставив на сковороде еще один кусок мяса.
- Берите, - кивнул он на кусок.  Помолчали. Пауза стала затягиваться. За это время Йол извлек из сумки плотно сложенный коврик, приподнялся и постелил его на земле. Затем снова сел на него, по-прежнему скрестив ноги.
- Вы правы, Мия, - сказал он. - Я действительно не местный и действительно наемник. И, как вы, полагаю, уже догадались, я - охотник за головами или же охотник за наградами, как говорят в Нильфгаарде, - он замолчал на миг и спросил:
- А Вы? Вы кто? Простите, если вопрос мой покажется Вам бестактным.

+1

16

Первобытная сила костра служила не только источником тепла, но и отличным фоном для рассматривания мужчины. Светловолосая слушала внимательно, и не торопилась отвечать. Она жевала мясо, и смотрела на Медведя так, словно видела впервые и теперь была чрезвычайно удивлена. Снова в воздухе проскользнуло ощущение настороженности. Мия не боялась его, но прозрачный взгляд с непривычной цепкостью следил, оценивал.
- Наемник, - вкрадчиво произнесла девушка, отправляя последний кусочек в плен губ, и отрицательно качнула головой, отказываясь от добавки. – Знаешь, я совсем немного захватила такую жизнь, как у тебя. Чуть-чуть урвала для себя приключений и наемническую работу. Не могу сказать, что мне не понравилось, но я поняла одно, самое главное и невероятно важное. Если ты в команде, то надо быть уверенной в том, кто стоит по правое и левое плечо, и в том, кто прикрывает спину. Одиночкам гораздо сложнее, но тогда не приходится испытывать боль и чувство потери.
У костра было жарко, Мия довольно быстро согревалась и распахнула полы плаща навстречу прохладному ветру. Где-то вдалеке отчаянно завыла собака, но сюда долетал лишь слабый отголосок звука. Тем не менее, светловолосая недовольно поежилась и вновь сосредоточила свое внимание на одном лишь Йоле, втянув из рукава платок, чтобы обтереть пальцы. О, слова девушки могли удивить, но она говорила о том, что пережила на своей шкуре, и говорила уверенно, с нотками горечи.
- Кто я? – Мия снова, снова слова подбирает тщательно, от того и паузы постоянные в разговоре. Вместо продолжения диалога девушка почему-то запрокинула голову и посмотрела в беспросветно черное небо, словно искала там что-то ... или кого-то. После дневного проливного дождя подставлять лицо прохладе было приятно, светловолосой нравилось чувствовать ее на своей коже.
- Я травница, владелица аптеки в Новиграде, лекарь. Заходите как-нибудь, любая помощь, любой сложности, все, что в моих силах, - мягко улыбнувшись, Мия вернула смеющийся светло-голубой взгляд мужчине, демонстрируя дружелюбие и симпатию. А большего..больше о себе добавлять не стала. Разве стал бы он вот так спокойно сидеть у костра, смотреть на стройную, юную девушку, угощал бы ее мясом и своим обществом, если бы знал, что она ведьма. Нет. И еще раз нет. Такими как она пугают детей, выгоняют с поселений, не пускают холодной ночью в дом и не улыбаются редкой, но приятной улыбкой.

+1

17

- Наемник, - произнесла Мия. Йол, в подтверждение этого, кивнул.
Знаешь, я совсем немного захватила такую жизнь, как у тебя. Чуть-чуть урвала для себя приключений и наемническую работу. Не могу сказать, что мне не понравилось, но я поняла одно, самое главное и невероятно важное. Если ты в команде, то надо быть уверенной в том, кто стоит по правое и левое плечо, и в том, кто прикрывает спину. Одиночкам гораздо сложнее, но тогда не приходится испытывать боль и чувство потери, - сказала она, жестом отказавшись от добавки. Йол Пожал плечом. То ли на отказ от добавки, то ли на слова девушки. Так или иначе, но он взял кусок мяса и убрал его назад в мешочек, откуда Йол его и достал. Затем он подбросил в костер еще дров. Пламя разгорелось с новой силой, выхватив из мрака кусты и очертания деревьев. Было уже темно. Училивался холод, но вокруг жаркого костра его было не ощутить.
- Кто я? - переспросила Мия. Она сделала затяжную паузу.
- Я травница, владелица аптеки в Новиграде, лекарь. Заходите как-нибудь, любая помощь, любой сложности, все, что в моих силах.
Головорез снова кивнул:
- Будет нужда, - явлюсь, - коротко пообещал он. Помолчали.
- Так что же, вы здесь травы собираете? - спросил он через некоторое время. В отличие от девушки, он не смотрел ни на нее, ни в огонь. Он по давней привычке смотрел по сторонам, он то и дело оглядывался во мрак, будто бы ожидая чего-то. Меч его лежал рядом с ним, но он не тянулся к оружию. Он вообще не вытягивал оружие из ножен без особой нужды. Незачем вытаскивать на свет благородное оружие, - рассуждал он. Возможно, правда была и на его стороне. Он не знал. И знать не хотел. Тем не менее, он нередко задумывался, а что он делает, чему служит, для чего сражается? Ответы были, но в правильности этих ответов он сомневался. Он во многом сомневался, хотя и был воином. А воины, как известно, сомнений испытывать не должны. Но, воин ли он? Он не сражается на турнирах, не закован в доспехи. Вместо этого, он ползает по лесам, полям и болотам в поисках всякой мрази, которая пошла путем грабительства и насилия. Но вот для чего и кого это? Видимо, для денег. Все же, Йол - наемник. А наемники воюют за деньги.

+1

18

- Можно и без нужды, я всегда рада гостям, - так медленно, почти нараспев, с нескрываемым удовольствием говорят старому знакомому, с которым не виделись сотню, другую лет, а потом вдруг встретились в темном переулке. Мия тихо рассмеялась с непосредственностью существа, не знающего запретов, смеющегося над правилами, попирающего все писаные и неписаные законы.
- А собираю, - смех утих, но светловолосая не скрывала ни довольной улыбки, ни странной гордости, что промелькнула в казавшемся сейчас таким темным взгляде. Темнота могла действительно многое скрыть, но на этот раз скрывать действительно было нечего.
- Травы, коренья, соцветия, - пожала плечами девушка, убирая в карман платок. – Да много чего интересного можно найти в лесу. Ведь он живет, дышит, в нем каждый день что-то меняется. В нем каждый день можно встретить кого-то знакомого или наоборот, совершенно чужого.
Мия выплеснула в траву остатки травяного настоя, подержала миску на ветру, наблюдая, как по краю стекают последние золотистые капельки. Она больше ничего не сказала, да и нужно ли было? Убрала миску обратно в сумку, проверила все ли свое собрано и, убедившись, светловолосая удовлетворенно улыбнулась, плавно отодвинулась назад. Ее спина уперлась в дерево, рука машинально прошлась по сапогу, проверяя на месте ли охотничий нож - единственное оружие, если вдруг что.
- Разбудите меня, когда придет мое время дежурить, Йол и доброй ночи тебе. - Мия набросила капюшон по самый нос, откинула назад голову и тихо вздохнула, намереваясь вздремнуть, но она все равно будет чуткой, на случай если появится какая-то опасность.
Вместе с Мией и лес постепенно утихал. Он сыто и лениво шевелил своими ветвями, стихали звуки, уже вяло перекликались птицы и всякая лесная мелочь. Изредка пробегали волны ветра, едва уловимо повеяло сыростью из-под корней, из глубоких лощин и нор. Травница поерзала, устраиваясь поудобнее. Сегодня днем было очень тепло, а вот сейчас приходилось запахивать полы плаща, ведь ночная прохлада проникала под одежду, пыталась коснуться кожи, мешала погрузиться в мир грез.

+1

19

- Можно и без нужды, я всегда рада гостям, - произнесла Мия и рассмеялась. Йол склонил голову, мол, непременно.
- А собираю, - продолжала она. - Травы, коренья, соцветия. Да много чего интересного можно найти в лесу. Ведь он живет, дышит, в нем каждый день что-то меняется. В нем каждый день можно встретить кого-то знакомого или наоборот, совершенно чужого.
- Да, это верно, - подтвердил наемник. - И интересного, и загадочного. И знакомого, и не очень. Это и есть лес. Наверное, наши предки не зря переселились в города: иначе бы мы вряд ли его ценили так, как ценим сейчас.
Он бросил веточку в огонь. Все же, трудный дневной переход и бой были позади и сейчас на головореза навалилась усталость. Правда, носом он не клевал, - не впервой.
- Разбудите меня, когда придет мое время дежурить, Йол и доброй ночи тебе, - сказала девушка и накинула себе на голову капюшон..
- И вам доброй ночи, - сказал Йол тихо.
Лес затихал. Перестали петь ночные птицы,деревья остановили свои кроны и теперь спали. Все погрузилось в сон, мерный, спокойный, величавый. Наверное сон, - это единственное состояние, в котором все живые организмы едины. И, может быть, это единственно, что объединяет весь мир. Головорез полез  в свой мешок, достал оттуда точильный камень, а заодно убрал сковороду. Он тихо вытащил меч из ножен и принялся практически бесшумно отчищать его от засохшей крови и подтачивать. Время от времени он прерывал свое занятие и смотрел по сторонам или же подбрасывал в огонь свежего топлива. Он думал. О разном. О Мии, о встрече с ней, о своей судьбе, о людях и том, что многие называют своим предназначением.

+1

20

Мия наконец-то смогла устроиться поудобнее, закрыла глаза, но еще находилась между этим миром и миром грез. Лес между тем полнился густым ветреным шумом, который, порой усиливаясь, заглушал собой все другие, разрозненные звуки леса, которые сложно уловить обычному человеку. Впрочем, травница уже научилась в привычном шуме деревьев различать случайные звуки - хруст сломанной ветром ветки, треск кустарника. Шум светловолосую не пугал. Хотя на поляне, окруженной со всех сторон деревьями, казалось тихо, ветер сюда почти не проникал, порой трепетала лишь свежая листва кустарника.
Мия слышала, как Йол подкладывал в огонь сухие ветки, была уверена, что он следит, как их постепенно слизывали до черноты жадные языки пламени. Вокруг лежала ночная темень, в которой едва просвечивало тусклое пятно луны. Но не только люди этой ночью бодрствовали.
Свежий ветер ударил прямо в лицо, донес до зверя приятный нутру запах. Величаво задрав морду, волк тряхнул головой, жадно вдохнул трепетными ноздрями. Ведь на охоте нос, а не уши или глаза, первым подсказывает, где нужно искать добычу. По ветру улавливался запах даже самого мелкого животного, находящегося в двух километрах от хищника, когда его еще не слышно и не видно. Благодаря острому обонянию волки могут преследовать жертву по следам, но не в следах дело.
Зверь моргнул, веки на мгновение скрыли небесную радужку зверя, тут же показав ее во всей красе. Разделяемый километр до людей не пугал волка, вытянув морду, и махнув головой, он осторожно продвигался сквозь густо проросших тонких кустарников. Волк скрывался за каждой тенью деревьев, останавливался на пригорках, припадал впалым брюхом к земле и смотрел на вздымающиеся в небо яркие точки, не отводя глаз.
Ранее этот лес был девствен от волчьей напасти, хватало других хищников. Сегодняшние дни насчитывают небольшое количество волчекровых, ведь кто-то разделился на стаи, кто остался кочевать. В самой его глубине находилась старая хижина бывшего лесного охотника, который исчез по неизвестным причинам, как всегда это и бывает в лесу - люди исчезают, и никто не ищет их, никто даже не задумывается о поисках. Лес возможно изменить, но природу и обитателей не под какие границы не возьмешь, и в эту ночь на территорию старого волка пришли люди, вот тогда и зверь выступил на поляну.
Лапы расставлены довольно широко, а голова прижата к земле. Отнюдь не ласковый и гостеприимный оскал вместо приветствия, и низкое рычание. Его холка распушена, вдоль позвоночника шерсть стояла дыбом, морщинит морду оскал. Его шея и бока были в рубцах и шрамах - следы старых ран, полученных в жестоких схватках. Волк словно застыл, казалось, что он походил на чучело, какие иногда делали охотники. Но между тем каждый нерв зверя был напряжен, каждое волоконце его великолепных мышц натянуто, как стальная струна, и сердце мощными толчками гнало звериную кровь.

+1

21

Йол сидел на коврике и караулил. День выдался тяжелым и ему очень хотелось спать, однако воспоминания о том, где он находится не давали ему спать. Он, конечно, подремывал время от времени, но тут же просыпался и протирал кулаками глаза. Время от времени он подбрасывал в костер свежих дров и тогда огонь разгорался сильнее, удовлетворенно потрескивая и выбрасывая в небо снопы искр. Меч и топоры лежали под рукой. Время от времени головорез трогал ножны и холодную, прочную сталь топорища, проверяя их наличие. Он слушал лес. Хотелось думать, размышлять о жизни и Случае, но такие мысли неумолимо клонили наемника в дремоту. Пару раз он вставал и прохаживался, разминая ноги, шею, руки и спину. Иногда он смотрел на небо, на звезды, стараясь определить время или же просто полюбоваться. Ближе к середине ночи он хотел было разбудить Мию, но потом решил, что пусть лучше спит. Сторож из нее наверняка неважный. В какой-то момент Йол отметил, что отчаянно к чему-то прислушивается. Что-то не то было на поляне. Вроде бы и тишина та же, и небо то же, но что-то чужое присутствовало здесь. Чья-то злая воля отравляла воздух. Головорез втянул ноздрями воздух и понял, - воняло псиной. Он не стал оборачиваться, догадавшись, что зверь за его спиной. Вместо этого он, как бы непринужденно, сел, подтянув к себе ноги. Рука легла на рукоять ножа. Наемник ждал. Зверь был хитер. Наверняка хитер. Но человек хитрее. Человек хитрее любого зверя, даже самого матерого. И вот волк не выдержал. Он рванулся вперед, бесшумно ступая на мягких лапах. Когда до человека оставалось несколько шагов, - он прыгнул, метя в горло. Скорее интуитивно, Йол упал на бок и волк пролетел над ним, упав аккурат в костер, лишь чуть поцарапав куртку когтями. Зверь зарычал, заскулил, выбираясь из костра. Завоняло паленой шерстью. Головорез вскочил, выхватив нож. Две силы сошлись на поляне: зверя и человека. Оба матерые воины. Оба привычны к драке как и с сородичами, так и друг с другом. И вот зверь прыгнул вновь. Прыгнул стремительно, неожиданно. Прыгнул прямо на нож. Волк сумел повалить человека наземь и попытался дотянуться до его горла. Но Йол не дал. Свободной рукой он схватил волка за шею, стремясь задушить. Зверь отчаянно царапал его когтями, но кольчужная подкладка жилета не давала им добраться до кожи. Сколько они так боролись - неизвестно. Йол времени не считал. Но, в конце-концов, туша волка обмякла и головорез сумел с себя его скинуть. Он сел и посмотрел на Мию.

+1

22

На Мию накатывала сонливость, в какой-то момент она действительно уснула и видела мираж сна. До той минуты пока не раздался шум, пока в нос не ударил запах паленой шерсти, в уши резанул печальный звон металла, и старый инстинкт мигом согнал всю сонливость. С левой стороны от нее взвизгнула надрывно неотвратимая реальность, девушка взвинтилась вверх, распрямилась словно пружина и как каменная статуэтка замерла – с ней всегда было так, еще со смерти родителей, при любой опасности она впадала в ступор на некоторое время, замирала так, что с места не сдвинешь.
Наблюдая за боем, оттаяв, светловолосой первым делом захотелось скрыться в зарослях, и бежать пока пятки не станут горячими. Вроде бы привыкшая встречать лицом к лицу опасность, сейчас лекарка не могла понять, как ей быть с этим врагом, от которого исходил лишь звук. Ей темнота не была ни другом, ни любовником и уж точно не союзником, но обстоятельством, к которому она могла приспособиться, при желании. Она мягким шагом перебралась поближе, достала с голенища сапога нож, вот только боялась ударить и задеть Йола. Если для него время летело, то для нее оно тянулось так медленно. Кажется это уже было, и не раз , только на дежа-вю не осталось даже лишнего вздоха, как и на лишние слова, от которых сейчас совершенно не было толку.
Мия не думала о том, что когти и зубы зверя могли не причинить вред броне мужчины, но мгновенно бы нашли ее тело, не защищенное ничем кроме вороха легкой ткани. И только когда волк был откинут в сторону, аптекарка закрыла рот ладонью, с нескрываемым ужасом и страхом поглядывая на тушу. Она понятия не имела, как начать разговор, и все слова превращались в стеклянную пыль, расцарапывающую язык и нёбо до того, как она собиралась их произнести. Мия не знала, как поблагодарить, чтобы не обидеть, как выразить все свои чувства.
Светловолосая сделала неуверенный шаг к Медведю, еще один и осмелев, ступила на землю более твердо. Время расплавилось, потекло жидким янтарем, и каждая секунда не казалась, а была вечностью. Девушка присела на колени перед сидящим на окровавленной земле Йолом, все еще удерживая нож в руке и слабо улыбнулась, не пряча тревогу в полупрозрачном взгляде. Ей бы сейчас осмотреться, убедиться, что нет другого зверя, осмотреть мужчину на предмет ранений, а еще лучше собраться и уйти, но Мия не могла даже пошевелиться. И самое смешное заключалось в том, что она не один раз становилась свидетелем более кровавых и ужасных сцен, бежала от отца и его компании, удирала от жизни вечного скитальца, обещая себе спокойное существование, но именно эта стычка оставила глубокий след.

0

23

Йол с трудом поднялся на ноги. Что ни говори, а бой отнял у него много сил. Волк был злым, сильным, матерым. А еще очень голодным. Поэтому во рвении прикончить двоих людей он бы дал фору любой стае. Да и сам наемник был не настолько молод, чтобы без последствий переносить такие нагрузки. Однако зверь лежал на земле. Кровь из его брюха уже перестала течь. Он вытер нож о штанину и сунул его в ножны, что находились на голени под гетрами. Оставаться здесь было уже опасно. На трупный запах могли сбежаться твари похуже волков. А вот что за твари - этого Йол не знал. Но он твердо знал, что в лесах хватает чудищ. Особенно возле городов.
- Нужно уходить, - сказал он тихо и протянул девушке окровавленную руку.
- Скоро будет светать, - добавил он, посмотрев на небо.
Он помог девушке подняться и подошел к костру. Он был разбросан, а то, что осталось на пепелище - погасло. Но несколько угольков еще тлело. Подбросив свежих веточек, Йолраздул угли и, когда огонь занялся, подбросил еще, сделав пламя ярче и жарче. Затем он вернулся к своим вещам и принялся собираться. Однако в первую очередь он надел пояс с оружием - мало ли что.Собирался он быстро, но без спешки и суеты, свойственной тем, кто куда-то торопился. Все же, он не был до конца уверен, что кто-то придет. Однако перестраховаться надо было. Собрав вещи, он забросил сумку за спину и спросил Мию:
- Готова?
Видно было
плохо, но это не надолго,- звезды говорили, что рассвет не за горами.

Отредактировано Йол Берагхейм (2013-11-17 17:07:32)

+1

24

Мия кивнула в ответ. Ей не нужно было собираться - все вещи были уложены до сна, и лекарке оставалось только подхватить свою сумку, застегнуть плащ и заплести волосы в тугую косу. Девчонка скосила взгляд на тушку волка, обходя его по широкой дуге и поспешила к воину. Так странно впервые за столько лет, светловолосая была тронута. Невозможно ожидать таких действий и заботы от совершенно постороннего, но это было так.
Дорога то петляла по глухо заросшей лесной вырубке, то плавными изгибами юлила между высокими медностволыми соснами. Мимо промелькнула, точно пробежала навстречу путникам, ель со свежими, заплывшими янтарной смолой шрамами. Мия послушно следовала за своим спутником, ненавязчиво поглядывая в его сторону, и не умолкали ни на минуту, рассказывая несчастному мужчине о своей жизни, о жизни своих знакомых и забавных, как ей казалось, случаях из своей практики. Светловолосая девчонка легко подстроилась под шаг Медведя, не семенила, как это обычно делают юные девы, не шагала размашисто, печатая шаг, как это под стать воительницам, у нее была пружинистая, скользящая походка.
Только подходя к воротам города, Мия замолчала, полностью погружаясь в свои мысли, ведь теперь можно было расслабиться, здесь ей ничего не угрожало. Паршивая выдалась неделька для лекарки. Не то чтобы жизнь вообще можно было считать жирным куском домашнего сметанника, но в последние дни она была какой-то особенно скотской. И дело даже не в плохом настроении или вялости духа, нет. Напротив, врожденного жизнелюбия из Мии не выбить ничем, но сами события складывались так неудачно, что даже напрочь лишенная суеверий и предрассудков псионик всерьез начала подозревать, что дело здесь не обошлось без какого-нибудь страшного колдунства.  Мия попрощалась с Йолом рядом с мясной лавкой, пожелала ему удачи, здоровья, а еще напомнила свой адрес и попросила обращаться, в случае чего.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1263 г, конец сентября] Яркие воспоминания на свежие ощущения