Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1264 г, 9 августа] Славься, праздник!


[1264 г, 9 августа] Славься, праздник!

Сообщений 121 страница 149 из 149

1

Время: 9 августа 1264 года
Место: Аэдирн, Венгерберг
Описание: прекрасное королевство Аэдирн опутано тенетами интриг и предательства. Засады скоя'таэлей, ужасающие события в крепости Хагга, загадочные слухи о магической аномалии в долине Понтара не могут остаться без внимания власть имущих и чародеев. Бал, который готова устроить славная жемчужина королевства - всего лишь прикрытие для собрания магов.
Прекрасный город Венгерберг готовиться встретить праздник сбора урожая с небывалом размахом: праздник, о котором раньше и не слышали, встретит теплом и человека, и представителей других рас.
Опоздавших не ждут.

+1

121

Йол шел последним. Последним и зашел в комнату с пьяным стражником. Зашел как раз тогда, когда последний краснолюд начал подъем по лестнице вверх. В  комнате он задержался, не опасаясь отстать и потеряться, - шум шагов был слышен, пожалуй, на добрую версту. Он взял алебарду, прикрыл дверь и с тихим лязгом подпер ее оружием. Для обнаглевших трупоедов это вряд ли будет преградой, но все-таки.
Вверх он поднимался быстро и тихо, практически бесшумно ступая мягкими подошвами по каменным ступеням. Лишь жуткая вонь и негромкое звяканье оружия могли бы выдать его, если бы не шумное дыхание и громкие шаги краснолюдов. Лестница была довольно крута и, если бы не редкие факелы, воткнутые в настенные держатели, головорез навернулся бы при первой же "живой" ступени. Впереди раздались звуки боя. Пока их слышно было плохо, но с каждым шагом команда подходила все ближе и ближе. Ведьмак с Ярпеном вышли раньше. Йол краем уха слышал разговор, но значения ему не придавал, - не его ушей дело. Поднялся он как раз тогда, когда откуда-то в ревом высыпал десяток вооруженных молодцов со странными гербами и явным намериньем убить всех, кого видно. Наемнику досталось двое крайних. Выхватив топоры он ловким перекатом ушел от колющего удара, с короткого взмаха вогнал один из топоров противнику под коленку. Раздался душераздирающий крик, полный боли. Со вторым врагом пришлось сложнее: у него был молот. Тяжелый, неудобный, но мнущий доспехи в один миг и крушащий черепа в один сиг. Кувырок в сторону, - и Йол чудом не получил тяжелым оружием по черепу. А заодно заставил запнуться одного из бегущих. Ловкое движение, - и засапожный нож в руке. Противник взмахнул еще один раз, рассчитывая сломать ноги. Йол подпрыгнул, ушел от удара. И, не давая врагу времени на второй взмах, подскочил ближе. Нападавший как раз поднял руки, надеясь ударить молотом сверху вниз, открыл незащищенные подмышки. Короткое и сильное движение вогнало нож в подмышку по самую рукоять. Брызнула кровь. Чуть сместившись в сторону, чтобы не получить падающим молотом по черепушке, Йол развернулся на носках. Он оказался за строем нападавших, которых уже почти перебили. Наемник подошел к своему первому супротивнику. Тот попытался отмахнуться от подошедшего мечем. Лежа у него получилось не очень убедительно. У головореза саднил бок, но это не помешало ему пинком выбить оружие из рук лежащего и ударить но по лицу топором плашмя.
-Отдай топор, сволочь!

0

122

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание.

- Думай, что хочешь, Вириенна. У тебя есть на это полное право. – Едко отозвался Герхар, строя при этом замученный вид, да закатывая глаза под потолок. Пожалуй, это все, что успел сделать алобородый магик перед тем как его отшвырнули в сторону, на достаточно внушительное расстояние.
«Хорошо хоть не в лужу зловонную, и не под ноги к этим кривоногим дурошлепам. Да и на столе я бы тоже оказаться не хотел, сметая собой всех зазевавшихся.»
Группируясь в воздухе, магик  смягчил свое падение и, воспользовавшись инерцией, совершил кувырок назад. Упрямые, ежедневные пробежки с препятствиями, способствовали не только общему тонусу чародейской тушки. Что уж  говорить про многочисленные, регулярные вылазки? В отличие от многих, Герхар не пренебрегал возможностями своего тела, а пользовался ими максимально эффективно – быстрые ноги спасают тогда, когда магия оказывается бессильна. Наверное, именно по этому, Красная Шапочка все еще здравствует, и продолжает неумолимо захватывать власть в преступном подполье.
Вокруг воцарился хаос – обессиленные чародеи пытались оказать сопротивление, звучно щелкнул арбалет, посылая болт мимо головы главы Капитула. Форцу удалось вывернуться червем на раскалённой сковороде, и спешно удалиться в общество Йеннифер и Трис, увлекая их за собой в один из углов. Рыцари, не разбирая чародеев, принялись теснить и рубить магов, тесня наиболее запуганных к стене. Герхар выхватил кинжал из ножен.
«Этих пускай животное грызет, а я, пожалуй, решу вопрос с предателем, а то неловко будет, да крайне обидно, поймать спиной снаряд.»
Вспомнилась «молодость».  Когда-то Герхар уже проявил себя как верный слуга интересов чародеев,  собственноручно вырезая оппозицию Капитула.  Тогда он зарекомендовал себя как надежный и исполнительный маг, пусть и бесперспективный в среде дворцовых интриг. В кровь ударил адреналин, в глазах появился азарт, а руки невыносимо чесались. Убийство предателей, доставляло чудному магу особенное удовольствие, особый интерес.
Ловко маневрируя между паникующими людьми, Герхар двигался стремительно, целеустремленно, четко контролируя каждое свое движение – его целью был лжец и хитрец с разряженным арбалетом.  Рука крепче сжала рукоять холодного и безжалостного оружия.

Заявка – Рывком «нырнуть» в «слепую зону» лжемага и вогнать ему кинжал в висок по рукоять. Или же фатально полоснуть лезвием по открытой шее, перерезая дыхательные пути\артерии. После чего, отскочить за спины любых подвернувшихся чародеев. В случае сопротивления или внезапной ловкости оппонента, уклониться от выпада и повредить человеку руку, лишив возможности ею воспользоваться в дальнейшем.

0

123

Мастерский

Дворец. Первый этаж.

Если этому миру было суждено умереть сегодня, то он предварительно планировал угробить тысячи невинных и не заинтересованных в его гибели лиц. Кто из присутствующих ныне на первом этаже мог подумать, что доблестные стражи и наемники Демавенда Третьего из Аэдирна окажут такое яростное сопротивление восставшему дворянству и их людям? Кто мог подумать, что среди защитников окажутся нелюди-краснолюды и выродок ведьмак? Пожалуй, никто.
Всё должно было пройти тихо и без шума - быстро сломить оплот обороны зала заседания его Величества, нейтрализовать сильнейших магов севера - и бунт удался.
Меч резал подобно бритве.
Вжик! Вжик! Вжик!
Чиркнул по горлу, рассыпался в брызгах по животу одного из бунтующих, ткнул в висок третьего.
Ведьмак, подобно безумному брадобрею, искоренял навязчивую щетину с мраморных щек дворца, обильно окропляя свой путь чужой кровью.
Бауберон сплюнул и пнул уже мертвого нападавшего.
- Ишь, сучье племя! В конец охренели! Поперли против короля!
- Жехан, - ведьмак спешил. Вернул ножнам меч и поправил куртку, чтобы кошка в очередном кульбите просто не вылетела со свистом, - где чародеи? Гостьи?
- Этажом выше. Заседания у них, курва мать! Да только не прорваться к ним. Хотя, если боем, да с ведьмаком...
В следующее мгновение спина Бауберона очень близко познакомилась с кладкой стен великолепного дворца. Крепкие руки ведьмака едва ли не вдавливали капитана наемников в камень.
- Там Йеннифэр. И Лютик, бард. Мои... друзья.
- Да понял я, понял. За мной дуйте. И пусти меня, пусти!
По пути им не встречались отряды бунтовщиков - четкий спланированный план не включал в себя фактора неожиданности в лице верных наемников, краснолюдов, охотника за головами и ведьмака.
Встретившиеся однажды трое латников с уже знакомыми гербами поспешили раствориться в коридорах.
Позже, наверняка, они доказывали своим товарищам, что в глаза не видели ни белоголовых выродков, ни злобных краснолюдов, ни бородатых маньяков с топорами. Никогда.

Зал Совета Демавенда

Под топорами трещала дверь.
Стоны несчастного дерева, отборная ругань и страх полнили сердца и мысли. Демавенд Третий никогда не был трусом: без страха в юности противостоял Нильфгаарду. Без страха вставал против черного неприятеля в зрелости. Но сейчас он испугался.
Это конец.
Побежденных монарх никому не нужен живым. Абсолютно никому.
-Ваша светлость, здесь есть какой-нибудь тайный проход? Потому что нас слишком мало, чтобы выдержать атаку в этом зале. Нужно сообщить остальной королевской страже - собрать ее со всего замка, чтобы пришли сюда.
- Что? - усталый взгляд монарха обернулся в сторону слов. Таких убеждающих. - Нет, барон. Тот гобелен, за ним потайная дверь, но потайной камень не поддается нажатию. Они знали этого. Они готовились.
-Руби, робяты! Бей их! Смерть хренососам!
Первый из топоров проломил дверь, оставив зияющую рану.
Затем еще и еще. Смех и мат сыпался теперь еще громче.
Демавенд встал.
Без доспехов, постаревший, казалось, на десяток лет, он неожиданно распрямил больную сгорбленную спину.
- Меч. Подать мне меч! Мы встретим ублюдков, как положено людям чести! Если стервятники хотят нашей крови - пусть попробуют её пролить! Меч мне!
Приказание было исполнено.
И именно в этот момент дверь, их последний оплот, рухнула с оглушающим звуком.
- Бей-убивай!
- За короля!

"Святой Лебеда", - рука короля крепче сжала рукоять меча, - "сохрани детей твоих неразумных!"

Зал совета чародеев

Кровь. Кровь сегодня была повсюду.
Альбуст из Гулеты, человек фартовый с именем простым и безынтересным, не хотел умирать в этот день. Хотел убивать. Хотел получить деньги. Хотел потратить их в грязных кварталах, покупая выпивку и шлюх.
Не получилось.
Бунтовщик отмахнулся прикладом в самый последний момент, когда ни Герхар, ни тем более "Альбуст", уйти от столкновения не смогли.
Крепкий, окованный сталью приклад, врезался Герхару в левое плечо. Сильно, больно, не смертельно. Даже не хрустнуло, хотя синяк и останется. И шевелить левой рукой чародею будет явно не так приятно несколько дней. Можно сказать, повезло.
Сталь вошла Якову в горло, обильно запачкав бунтовщику грудь, а Герхару - руку и плечо.
Человек фартовый сегодня лишился своей удачи, а вместе с ней и жизни.
- Курва! Курва мать! Что это!
Мечники наконец-то заметили слона.  Точнее не слона. И даже не столько заметили, сколько почувствовали. У страха глаза велики - в глазах перепуганных убийц сквозило лишь одно: перед собой они видели исчадие Преисподней, которое явилось по их души. Лохматое и голубоглазое.
Они могли ему сопротивляться. Могли оказать достойный отпор, если бы не сделали главную ошибку.
Развернувшись, один из мечников побежал.
А за ним припустили и товарищи.
Побросав мечи.

Зал с гостями

Фон Ридаво мог отказаться и отступить. Прямо сейчас он мог бросить меч и сдаться, предотвратив кровопролитие и бездумные смерти своих людей, многие из которых погибнут раньше, чем успеют нанести хотя бы один удар.
Кто мог предвидеть появление оборотня? Кто мог догадаться о нем?
Никто.
А теперь Брианн не мог сделать шаг назад.
Не сейчас. Не после стольких убедительных слов.
Как он посмотрит в лица своим людям?
- Ты врешь, чародейка. У вас больше нет магии, а оборотень не подчиняется тебе. Без твоей поддержки он бессилен. Держать строй!
А затем, по властному знаку Ридаво, латники двинулись вперед, упорядоченным строем, давя оборотня и гостей к окнам.

+2

124

Зал с гостями

Все было так очевидно. «Мужчины, мужчины…» - Сокрушенно подумалось чародейке, когда она наблюдала идиотскую степень безрассудства этого… мальчика. Да, этот человек хоть и выглядел не щупным подростком, но внешность чародейки обманчива всегда. Она старше его раза в два. Мирианна не гневалась, Мирианна сочувствовала где-то в глубине души. Знал ли этот человек на что шел? Имел ли дело с такими чудовищами в своей жизни? Сколько из его людей останется жить и за искалеченность скольких он самолично будет в ответе… просто потому что не воспользовался возможностью не проливать крови.
- Я? … «Вру»? – Женщина словно попробовала это странное, отдающее детскостью слово на вкус. – Бессилен? Вы когда-нибудь, Брианн фон Ридаво, задумывались зачем вообще людям понадобились ведьмаки? - За внешней твердостью Мирианны все еще витали сомнения, которые постепенно развеивались. «Похоже, Гилдарт не так уж и безумен. Он не сбил меня с ног и не сделал пока еще ничего такого, что подтверждало бы слова этого фон Ридаво. Предает уверенности. Хотя бы чуть-чуть». - Вспомним историю. Людям крайне трудно мериться силами с подобными существами. Не человеческое это дело. Людей для этого понадобилось… «усовершенствовать». – Чародейка печально улыбнулась. – Только люди об этом забыли. Они вообще о многом забывают с поразительной быстротой и остервенением. А когда вспоминают – уже становится поздно.
Одинаковая голубизна глаз… Они словно отражались друг в друге, словно незримо общались и были заодно. Женщина и Зверь. Чародейка не выглядела застигнутой врасплох словами захватчика, а его действия и слова только утверждали Мирианну в том, что она была права.
- Сударь, пока у вас есть ноги – уходите. Не будите чудовище. Магия нужна здесь вовсе не для поддержки, а лишь для того, чтобы вовремя остановить его, когда кому-нибудь из вас начнут с безжалостным опьянением отрывать конечности, как крылышки стрекозе, ломая и пережевывая кости, а душераздирающие крики в Его зубах будут бесполезны для того, чтобы остановить это безумие.
Она наблюдала за подступающими людьми.
- Я по глазам вашим вижу, что вы понимаете все. Видит небо, я ненавижу бессмысленные смерти. - Будто плюнула, настолько холодны и колючи были нотки ее голоса. Чародейка в последний раз провела пальчиками по жесткой шерсти волчьего плеча. Разговоры здесь были бессмысленны. «Будь осторожен». Мирианна знала, что Гилдарт ее не услышит, но видела все напряженные мускулы и вздыбившуюся шерсть волколака. Не трудно было догадаться, что ему хотелось убивать. А, ведь, была возможность этого избежать.
Люди подходили все ближе.
Была ли чародейка одна из всех, кто хоть что-либо осмелился сказать и попытаться встать на защиту? Было бы противно, если так. За этих расфуфыренных вельмож пытается вступиться женщина, пока они дрожат от страха, собираясь в кучу. Но она не может позволить себе того же. Она - чародейка. Быть жалким зрелищем, которое послушно позволило загнать себя в угол, она не может себе позволить даже когда магия оставила ее.

Отредактировано Мирианна Веремар (2013-07-01 03:30:16)

+2

125

Дворец. Первый этаж. Зал совета короля.

Наверх. Нужно идти наверх.
Еще этаж, последняя ступенька - и боевой отряд на месте, если верить Бауберону. Но кто сказал, что все будет легко?
И даже хоть никто этого и не сказал, но до дверей зала все шло спокойно, слишком спокойно. Никто не встретился по пути наемникам, краснолюдам и ведьмаку. Осталось лишь отворить дверь. А за ней - будь что будет.
Ярпен решил, что ждать кого-то аккуратного некогда, и просто вынес двери в зал, вломившись первым со своими друзьями внутрь этаким ударным кулаком.
Там уже кипел бой. И вновь дилемма - кто свой, а кто чужой? Но было поздно - наемники и краснолюды вместе с Геральтом вошли в раж боя, справедливо рассудив, что нападавшие сейчас спиной к двери сражаются. Застигнутые врасплох, изменники просто не могли дать достойный отпор неожиданно появившейся новой силе, рубящей, кромсающей и пускающей кишки во имя короля. Хотя и не все сражались именно за Демавенда, Ярпен скорее просто помогал своему другу, попутно помогая августейшей особе.
Парирование, толчок, разворот, нырок - и два противника столкнулись... Один уже лишился ног. Как мило - грубый танец силы, крови и стали.
Топор неизменно находил новую плоть или доспехи. Битва кипела, силы изменников, казалось, таяли...
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

Отредактировано Ярпен Зигрин (2013-07-02 17:38:22)

+1

126

Зал совета чародеев

Казалось бы, как сложно оставаться незамеченным, когда это так нужно, когда от этого зависит жизнь или удачная охота. Ты из кожи вон лезешь, стараешься, двигаешься незаметно… но одна ошибка и олень убегает от тебя, лишая всех шансов остаться сытой в эту ночь.
Одна маленькая ошибка…
А здесь их был целый миллион.
И, наделав миллион ошибок, много шуму и, будучи уже полностью готовой к действиям… она осталась незамеченной. Странно, ново… даже обидно.
Оборотень зарычала.
Что стало с Герхаром чудовище уже не интересовало. Последней мыслью человеческого в голове крутилось одно и то же понимание: сначала вооруженные люди, потом предатель, - предателей не любят нигде, - а после… После должны были к разорванным телам присоединиться остальные находившиеся в комнате: так некстати лишившиеся своих сил чародеи. Вместе с Герхаром. Нет, не было в Вириенне ничего благородного, что могло бы как-либо отблагодарить того человека, что укрыл ее в момент уязвимости. Не должно было быть. Мир сам диктовал условия и хваленое благородство многих тупиц стоило им жизни.
Вириенна чувствовала запах крови, распалявший усиливающуюся и без ароматов ярость. Крики, страх, агония… Все это оборотня возбуждало, все это являлось самым натуральным природным наркотиком, безопасным для чудовища и опасным для окружающих. Громкие звуки не пугали. Гомон голосов перестал сливаться в неразборчивый гул, однако слов Вильгефорца она не слышала. Она огрызнулась и щелкнула зубами, проследив за быстро движущимися к углу комнаты магами, но потому, что те дразнили ее резкими движениями, когда она была равноценна замахнувшемуся мечу, алчущему крови. Если бы услышала – у него первого хрустнул бы позвоночник. Хватит. Хватит с нее за это лето чужих попыток назвать ее ручной бестолочью… Чтобы сразиться с братом и не выглядеть смешной ей нужно забыть о пощаде, человечности, страхе потерять все. Еще подлее, сверепее, ниже, бесчувственнее, бесчеловечнее… Она слишком многого набралась от людей, что были рядом с ней, это этого нужно было избавиться. Вытравить. Выжечь. Вырвать с корнем и не вспоминать! Терзать, давить, упиваться смертью, как раньше, в юности, о которой она старательно забывала тридцать лет, больше не желая быть чудовищем.
Теперь понимала, что это было напрасно. Чудовищем она и осталась, только сделала себя слабее.
К черту! В задницу хорошую девочку с тысячей масок на лице.
В глазах оборотня отражался Ад.
Брызнула кровь… Соленые алые капли остались и на оскаленной морде, заставляя зрачки и без того неспокойного чудовища стать еще безумнее. И тогда ее заметили. Засуетились. Испугались. Глупые, глупые люди! Они были так смешны… Так уязвимы… Они куда-то побежали. Зря.
Кровь была повсюду.
Будет повсюду.
- Гррррррррррррррр… - Чудовище вышло на охоту, которая закончится смертями. Множеством смертей.
Вириенна не думала. Срок жизни трусливых кусков мяса с оружием подходил к концу.
Тварь бросилась наперерез. В дверях она поймала одного из воинов, смевших недавно угрожать всем, здесь собравшимся. Всем, включая и ее тоже. Сильные когтистые лапы корежили доспех, свали ткани, писали песнь уничтожения на теле человеческом хрустевшем и вопившем громче убиенных магов. Когда из покареженного сплюснутого железа не удалось извлечь еще живое тело, бестия разорвала его на две части. В силе этих тварей не приходилось сомневаться точно так же, как и в нечеловеческой быстроте реакции.
Голодное, разъяренное и опасное чудовище, которое привел с собой Герхар, грозно воззрилось на всех, кто остался в комнате, загораживая выход из нее своей массой. Оно отбросило от себя кровоточащий и агонизирующий труп. Ноги и крестец с силой метили в угол, куда набивалось все больше магов… Бестия знала куда, она смотрела прямо на парочку недавних бегунов*. Голова и торс упали под ноги Герхару. Глаза в глаза тварь, что была Вириенной, нашла алобородого чародея и этот взгляд не сулил ничего хорошего. Этот взгляд бы убил, если бы умел.
Оно вкрадчиво зарычало, обманчиво тихо и исподтишка, опускаясь на четыре лапы.
Казалось, она собирается вернуться, чтобы продолжить кровавый пир. Вириенна так думала. Даже сделала вальяжный шаг внутрь, продолжая смотреть на оставшие вживых тела взглядом убийцы. Затем второй и еще, и еще. Но вдруг что-то поменялось. Внезапно. Ее глаза не отпускали взгляда Герхара, но внезапно вкрадчивая походка остановилась, уши зверя направились в сторону коридора, а за ними потянулось и все мохнатое тело, молнией выскользнувшее за дверь с поразительной быстротой, и исчезнувшее в коридорах.

____________________________________________
*Йеннифэр и Вильгефорц, это вы. Нечего маячить под носом у агрессивно настроенного волколака.

Заявка: Скрыться в коридорах и идти по следу беглых налетчиков, догнав их и разорвав еще одного или сразу двух.
[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: большой черный волк с голубыми глазами[/SGN]

+1

127

Дворец. Первый этаж. Зал совета.

Отобрав у трупов свои топоры и ножи, Йол встал к стенке и собрался было отдышаться, как тут начался второй забег на короткую дистанцию. Стены, ступени, факелы пролетали мимо. От быстрого бега рябило в глазах, шумело в ушах, кололо в легких. В горло болело так, что кричать невозможно было. Но он бежал, потому как ничего другого ему не оставалось. Удар, грохот отворяемых ворот сменился лязгом оружия и скрипом доспехов. Бой продолжался. Головорез, обнажив меч, ринулся в самый центр боя. Ринулся он, по правде говоря, не по своей воле: бежал он не последим, поэтому, едва вбежав в зал, он затормозил, но бегущий за ним рубайла, как бы невзначай, подтолкнул его вперед. И вот, Йол, в самом центре сражения, ревел как медведь и крутил своим полуторником в разные стороны, отражая атаки и королевских солдат, и бунтовщиков. Почему-то все решили, что он злейший враг. Понимая, что так долго продолжаться не может, головорез начал потихоньку вырываться из центра событий, по ходу дела стараясь перебить как можно больше повстанцев и не угодить, при этом, под меч королевского стражника.

0

128

Зал с чародеями

В этом мире, маленьком да гадком, где каждый второй мечтает выбить из-под тебя табурет, а каждый третий - накинуть на твою шею петлю, сейчас не было ничего прекраснее и ничего ужаснее той ситуации, что сложилась вокруг. Вильгефорц из Роггевеена впервые в жизни пожалел, что время нельзя остановить полностью, запечатлеть его на память, на века. Ненависть, страх, смерть и жизнь, надежда и вера, отчаяние и беспомощность - всё это было здесь, вокруг, протяни руку и возьми, рассмотри, поднеси прямо к глазам и изучи.
Было что-то еще. Точнее, кто-то. Тепло руки Йеннифэр должно было его смутить. Если бы в этом мире случалось то, что должно и суждено - давным-давно бы отправился к черту. Или чертям. Кому как нравится.
- Итак, что вы хотели обсудить со мной?
"Если ты сейчас надеешься, что в этот трагичный, драматичный и абсолютно удивительный момент я вдруг встану на колено и признаюсь в любви... курва, нет, Йеннифэр, ты не надеешься. Ты же не дура."
- Первоначально - поговорить о сущности бытия, красоте, сказать о прекрасном цвете твоих глаз и политической обстановке.
За спиной взревело. Взвыло. Хрустнуло, пискнуло да сдохло. Не своей смертью.
Смердящие кровавые ошметки, в которых с трудом угадывался человеческий таз, бедра и недурной крепкий сапог, врезались в стену чуть выше головы Вильгефорца и отлетели в сторону. Капельки крови, дождем оросившие плечи и голову мэтра магии, пожалуй, уже не смущали.
- Но сейчас я решил, что у нас слишком не подходящее место и атмосфера. - крепкая рука накрыла руку Йеннифэр. - Мне нужна твоя помощь. Нам всем нужна. Отсюда должен быть потайной выход. Не может не быть.
Пройти сквозь безумного и пьяного от крови оборотня без наличия магии, серебряного меча и отряда аколитов - занятие не для слабонервных. И не для умных. Что-то подсказывало, что Вильгефорц относил себя к последним.
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

0

129

Дворец. Зал празднества

Мирианна пыталась спасти ситуацию. "Разговорами делу не поможешь, сестрица..." - чудовище ухмылялось, веселилось, предвкушало. Голубые глаза бесцеремонно шарили по стражникам, только подтверждая это. Гилдарт чувствовал их страх, их ужас и желание пуститься наутек. Знали бы они, насколько сладок этот аромат для оборотня... Знали бы - боялись бы меньше хотя бы из чувства самосохранения. Но, тут была и другая сторона медали - натура человеческая. Так что то темное знание вселило бы в них еще большую панику. Одно мгновение Гил до безумия жаждал, чтобы все эти людишки прознали о факторах, возбуждающих зверя...
Волколак чуть согнул передние лапы, словно готовясь для прыжка. Кто-то ахнул от этого движения, и огромная зубастая морда тут же дернулась в его сторону. Просто посмотреть. Изучить. Поиграть... Краем уха Гил слышал слова Мирианны. И даже внимал им, где-то в глубине сознания разумно полагая, что такая расстановка приоритетов сохранит им жизнь. Но Волк недовольно засопел, хотя определенно порадовался тонким пальчикам, перебирающим его шерсть. Это было приятно. "Пожалуйста, сестричка, можно мне поиграть с ними?" Но Мира его не слышала, и Гил знал это. Он тихо радовался собственным мыслям и остроумию.
- Без твоей поддержки он бессилен, - сказал главный заводила. Оборотень фыркнул. И уж очень сильно это походило на полный презрения смешок. А ведь от нападения его сдерживало только одно - сестра. Она была единственным человеком, которому Гил мог как-никак, но доверять.
Женщину никто не слушал. Не слышал и не хотел слышать. То ли из-за того, что она не носила доспехов и члена, то ли из-за ее принадлежности к  братству Чародеев. И Гил готов был поставить что угодно на первый вариант.... А кольцо из булата тем временем все сужалось. Зверь начал нервничать, предупреждающе рычать, но это порядком надоело. Оборотень жаждал крови. Сейчас. Сию минуту. Сию секунду. А глупые овечки все приближались и приближались. "Эх, еще бы сами зажарились на вертеле до хрустящей корочки... устроил бы пир!"
Она больше не касалась его. И чудище восприняло этот знак, как благодать, с небес сошедшую. Послышался шумный вдох, и зверь поднялся на задние лапы. Медленно. Пугающе. Он был огромен в буквальном смысле слова. Тугие узлы мышц перекатывались под шерстью и дрожали от напряжения. Сигнал был подан. Уже давно, а Гил все смотрел на подступающих, подпуская их все ближе, как мышек к огромной мышеловке. Резкий рывок исправил ситуацию. Вот он только что стоял на одном месте, а через секунду уже разрывал на части одного из стражников. Быстро, отточенным движением, корежа доспехи, когти разделили мужчину на две половины. Вот так просто, без малейшего усилия. Второго стражника он схватил за горло и зарычал в лицо. Кажется, жертва очень испугалась. Очень. До чувствительного носа донесся запах дерьма, и Гил тут же отшвырнул человечка в сторону. Тот ударился о стену около окна и потерял сознание. "Кстати, окно..." - внезапная мысль заставила Гила чуть склонить голову набок. Захотелось узнать, а каково же расстояние до земли. Ведь если и выбегать, то только в окно. Эффектно, красиво и очень возбуждающе.
Следующего стражника он поймал за торс, прижав руки с оружием к бокам так, что не пошевелиться. Вот этот-то индивид и должен был отправиться в окно - бить стекло и измерять высоту до твердой мощеной дороги. Да и на примете были еще трое или четверо. Медлить не стоило. Эти гремящие самовары начинали портить все веселье Гилдарта.

___________________________________________

Заявка: одного вышвырнуть в окно, троих-четверых порвать на лоскутки. По возможности добраться до главаря.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i602/1503/d8/6925c775b701.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

Отредактировано Гилдарт Веремар (2013-07-05 07:45:38)

+2

130

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/19-1484344615.jpg[/AVA]Равнодушие — это то, чему Йен пришлось научиться в детстве. Не слышать, не видеть, не чувствовать. Ни обидных слов, ни неприличных жестов, ни комьев сырой земли. Горбунья знала цену красоте. И мечтала о ней так же, как скупой мечтает о замке из золота. И ведьма получила красоту — так скоро, как только смогла.
Слова Вильгефорца проскальзывали мимо — она слышала, но не придавала никакого значения этим изящным потокам лести, что пытались окутать её, как шаль. Женщина знала  цену красоте, и чтобы там не хотел обсудить глава Капитула, это была всего лишь попытка — тщетная — завуалировать за ними настоящие проблемы. Главе нужно было убраться отсюда — от разъяренного зверя, от странного чародея с красной бородой. Убраться целым и восстановить всю эту чертову магию.
Это было до дрожи непривычное ощущение — когда ты хочешь, но не можешь сотворить что-либо.
Глухо и зловеще ударился и сполз по стене труп, забрызгав трех чародеев каплями крови — бисер рассыпался по платью Йеннифэр и украсил алыми росчерками обнаженные плечи. Брезгливая от природы, чародейка передернула плечами. Будучи не в состоянии сейчас даже сотворить обычный платок, ей оставалось только сделать вид, что так и задумано, и кровь — всего лишь очередной атрибут её нового образа.
Тайный ход. Разумеется, он был. Служба у короля обязывала чародейку знать все тайны замка. А зная нрав монарха, можно было понять, почему потайные двери и тайные ходы были связаны в единую сеть, что проходила по всему строению, запрятанная между комнатушек слуг, кухнями и многочисленными гостевыми комнатами. Архитектор потрудился на славу, а предыдущий маг, состоявший на службе Его Величества, еще и потрудился запутать магией все так, что теперь выбраться из лабиринта мог только подготовленный человек. Или маг. Или счастливый идиот.
К счастью, все трое принадлежали ко второй категории.
Дрожать от прикосновения руки мужчины — слишком по-детски, да и в какое сравнение идет рука Главы с другими руками? Йен поймала себя на мысли, что ждет чего-то. Кого-то? Нет, глупая девчонка, можешь и не надеяться. Ты сама разрушила то, что могло обернуться счастьем, а значит, твои руки не будут дрожать. Ты будешь твердой, как камень. Но даже камень может подточить вода...
Раздраженное движение запястьем — и её рука вновь свободна. Она обернулась к Трисс:
- Моя дорогая, я уверена, у тебя есть что-то чудесное, что поможет нам отвлечь ту замечательную домашнюю зверюшку, которую держит при себе Герхар.  - недолгое замешательство в глазах подруги, всего лишь секундное...
Угол был выбран неслучайно. Ничто в этой жизни неслучайно. Он неслучайно был пуст и совершенно неслучайно туда не ходили люди. Туда могли попасть только те, в чьих жил текла магия. Пусть даже ограниченная, как сейчас.
Впрочем, возможно, она зря сейчас уходила. Возможно, стоило поймать кого-нибудь из солдат и допросить, где расположен артефакт, что мешал ей разметать сейчас всех по стеночкам. Но этим пусть займется кто-то, кто...не так слаб физически, как она. Она не могла при всем своей желании даже поднять над полом какого-нибудь мужчину, даже женщину. Она всего лишь хрупкая девушка...ведь можно же хоть раз в жизни польстить себе?
- Мэтр Вильгефорц, только после вас. - язвительно-притягательная улыбка на лице Йеннифэр давала точный прогноз относительно плитки, на который достопочтенный мэтр сейчас стоял. И удивление в его глазах, когда пол под его ногами ушел куда-то вниз, чародейка поклялась запомнить надолго...
- Трисс, мы покидаем бал — мне наскучило... - здесь было совсем невысоко — человеческий рост — но она все равно присела, отбив каблуками пятки. Было обидно, но думать было некогда. Уступить место следом прыгнувшей чародейке, прижавшись — тесное пространство лаза никак не было рассчитано на троих — к главе Капитула, совершенно нахально ему улыбнуться и нажать на рычажок.
Плитка встала на место в самый последний момент, наверняка прищемив нос любопытному оборотню. Или магу. В любом случае, им предстоит увлекательная головоломка, состоящая в подсчете плиток и выбора из них той, что активировала механизм...

+1

131

Мастерский

Дворец. Зал совета короля. (имеется важное сюжетное примечание)

Этот мир не ждал правды и не хотел прощения. Этому миру не были нужны молитвы и клятвы. Не нужно ему было всё золото и драгоценные камни.
Этот мир жаждал крови, жаждал смертей и гибели. Жаждал пира, кровавого пира на костях.
Человек в маске, странный и пугающий, медленно извлек красивый изящный клинок из поясных ножен.
Воины, его воины шли вперёд - требовали крови, зрелища и смерти. Смерть одного человека. Смерть одного ублюдка, которая изменит всё. И не беда, что в жилах жертвенного барана голубая кровь. И король, и слуга умирает одинаково.
- Вперёд! - скрежет голоса с хрипом вырвался в отверстия маски. - Пленных не брать!
Дверь треснула, прогнулась и рухнула: предатели и изменники, наемники и солдаты рванулись внутрь с единой целью - убить короля Аэдирна, великого монарха Демавенда Третьего.
Защитники короля и его советники падали один за другим. Не безуспешно - Айден де Араней, прекрасный фехтовальщик и известный воин, рубился один против пяти, изредка пропуская мелкие удары противника, но лишая нападающего жизни. Долго ли он выстоит?
Человек в маске коротким рубящим ударом прекратил жизнь еще одного из защитников.
Король... Демавенд был всё ближе.
Пьянящий успех. Маниакальное желание.
За спиной послышался шум. За шумом пришла смерть - по их души. По души мерзавцев и ублюдков.
Ничего не получится - король, так рядом. Так далеко.
Человек в маске повернулся. И всё понял.
Это был не его день.
Не сегодня.

Ведьмачий меч рубил без устали и промаха. Кошка, перепуганным теплым комком, согревала живот. Хорошо, что не мешалась и не царапалась. Спасибо ей за это.
Хрум-хрум-хрум!
Ведьмачий меч отсек голову и отыскал чужой висок. Кровь, кишки и страх в глазах противника. Ничего необычного. Ничего нового. Просто бой. Ещё один.
Хрум!
Чья-то нога. Или рука. В пьянящем алом зареве уже не разобрать.
Взмах меча, лязг доспехов, свист дробящего и рубящего топора.
Пожалуй каждый мог быть уверен, что костлявая сидит в углу и скалит зубы.
Геральт заметил его не сразу, но сразу понял, что они ошиблись комнатой. Ошиблись ли? Бауберон не из тех, кто не мог знать, где и кто ведет свой совет.
"Ублюдки! Хреновы вонючие ублюдки!"
Им воспользовались, поимели, не задумываясь о личных мотивах и кондициях.
А может, это судьба? Предназначение?
Плевать!
Ведьмак крутанулся мельницей и отправил еще одного противника в Преисподнюю.
Неожиданно, следующий удар был ловко отбит. Затем еще и еще один - странный противник в маске едва не достал белоголового в живот, а затем опасно целил в бедро. Контратаковав, ведьмак опасно сблизился и ударил навершием меча прямо в маску. Хрустнуло. Взвыло. Нечеловечески.
Противник отскочил, выронив меч и взмахивая руками.
Неожиданно, совсем неожиданно, стены замка покачнулись, словно произошло что-то необычное и нежеланное этому миру.
В следующий момент человек в маске исчез, оставив после себя кучу вопросов.
И Силу. Силу, которая вернулась в прежнем объеме и количестве всем и каждому, кто мог этой силой воспользоваться.*
Бой кончился - Демавенд Третий, в изорванной одежде и окровавленным мечом, с опущенной раненной левой рукой и подбитым глазом, всё равно каким-то чудом умудрился выглядеть более достойно, чем все присутствующие.
- Вашеличесттв! - Бауберон оказался рядом, поддерживая монарха и не позволяя тому упасть.
- Полно, капитан, я не умираю. Я... черт возьми, что сейчас это было? И откуда вы? Уж не силы небесные вас послали?
Геральт не слушал. Рванув перевязь меча с ножнами, ведьмак выпустил на волю несчастную кошку. Здесь, по крайней мере, было безопасно.
Король что-то говорил. Упорно. Обещал богатства и блага - ведьмак занимался перевязью.
Отыскал взглядом Ярпена и Йола.
- Надо идти дальше. Тут её нет. Попытаться найти и спасти. Демавенду может потребоваться ваша помощь. А я постараюсь не сдохнуть, чтобы потом не являться вам в страшных снах.
Кивок - грубый, но дружественный. Выродку не жмут руки. Выродки их не подают.
- Спасибо вам.
Ведьмак не оглядывался - нельзя оглядываться и знать, что друзья остаются за спиной. Нельзя оглядываться, чтобы быть уверенным, что они следуют за тобой. На то они и друзья, чтобы доверять и благодарить за каждый грамотный непринужденный шаг.
Ему нельзя было останавливаться.
Там, впереди, его ждали не менее важные для сердца люди. Друзья... и не только.

Дворец. Зал празднества

Они проиграли - Брианн фон Ридаво понял это чуть раньше, чем случилось непоправимое. Люди дрогнули перед ужасным зверем и разомкнули ровный строй. Не смертельно, при встрече с человеком. Смертельно, при бое с чудовищем.
Оборотень был слишком быстрый, слишком сильный и кровожадный. Мечи, казалось, не причиняли ему вреда. Чуть иначе следовало бы сказать о бердышах и алебардах. А уж копье, которое воткнулось чудовищу в живот, да так и застряло в нем огромным обломком, могло говорить о том, что люди были не так безуспешны, как хотелось зверю.
"Вечный огонь, освети мой путь!"
Брианн фон Ридаво оказался близко к оборотню. Непростительно близко.
Везло - зверь в этот момент был занят несчастным, который стремительно полетел в окно.
Везло только этим.
Брианн воспользовался отвлекающим оборотня латниками, пожертвовав жизнью своих людей.
Крепкий рыцарский меч размашисто врезался в волчью лапу. Вся сила и ненависть, всё отвращение и злоба были вложены в этот удар. Последний удар в жизни славного рыцаря Брианна фон Ридаво.
Хрустнуло - кость оборотня лопнула вместе с плотью, а ужасная лапа чудовища упала на пол.
Хруст и звон - меч человека не выдержал удар и лопнул, брызнув осколками, как лед.**

Важно:
* Сила и магия вернулась. Чувства и ощущения такие же, как и при её исчезновении: тревога и неясное странное чувство.
**для Гилдарта: ты лишился левой лапы. В облике человека - кисти.

+1

132

Вильгефорц "предложил" дамам спрятаться в укромном месте, вдохновляя личным примером, Трисс и не думала о том, чтобы не воспользоваться дельным советом. Вокруг творилось что-то невообразимое, девушка понимала, что ее познания в нынешней военной ситуации, судя по всему, оставляют желать лучшего. Империя все еще казалась ей чем-то далеким, а тут раз! - и все это происходит с тобой, неприятно напоминая о Содденском Холме. Но как у них это вышло? Это противоречило всем известным Трисс законам. Какой же мощью должен обладать Нильфгаард, чтобы провернуть такое? И сколькими шпионами? Йеннифэр делала вид, что она по-прежнему на веселом празднике и вокруг ровным счетом ничего не лучилось, подумаешь, какая-то там магия заблокирована! Какая ерунда. Трисс почувствовала как начинает злиться, все эти театральный постановки начали ей хорошенько надоедать. Йеннифэр перевыполнила свой план на год.
- Могла бы хоть сейчас вести себя нормально, Йеннифэр. Наскучило ей. - пробормотала Трисс, запустив руку в свою изящную на вид сумочку. Внутри больше, чем снаружи. Ох, не зря она захватила с собой некоторые зелья, ведь никогда не знаешь, что произойдет в помещении, где количество чародеев на квадратный метр превышает все допустимые границы. Конечно, ничего полезного тут не было, в основном целительные снадобья. И зелье от мигрени. Просто отлично.
- Мэтр, вы уверены, что тут есть потайной ход? У нас будет всего несколько секунд. - Трисс схватила маленькую бутылочку с пробкой и сосредоточенно потрясла, так чтобы жидкость забулькала и покрылась пеной, а после швырнула ее вперед. Баночка разбилась, едва коснувшись пола и все заволокло лиловым дымом с тяжелым запахом лаванды.[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/82-1483615938.jpg[/AVA]

+1

133

Дворец. Зал совета короля.

Бой продолжался недолго. Не те масштабы, не те армии. Пародия на настоящие сечи.
Тем не менее, эта пародия вполне себе серьезно грозила Аэдирну оставить его без короля. И в очередной раз король доказал, что он везучий сукин сын. Кто бы мог подумать, что монарха будут спасать ведьмак, охотник за головами и несколько паршивых нелюдей? Демавенду такое, пожалуй, лишь в страшном сне могло присниться.
Теперь же сие случилось наяву. Что оставалось королю? Сохранить хорошую мину при игре, которая еще не закончилась. Рано судить, плоха она иль вовсе скверна.
Геральт убежал вперед. Вот так всегда и происходит... У Белого Волка не отнять его самостоятельности. А раз ведьмак не хочет слушать короля, то король будет слушать краснолюда.
Слегка прихрамывая, получивший по ноге в бою Ярпен доковылял до Демавенда. Бедро саднило - больно уж длинные мечи у этих господ оказались. И краснолюду бешено хотелось сатисфакции... Неважно, от кого. Важно - за что. За все, что произошло сегодня. И пусть Демавенд лично не виновен в смерти Олафа... Но это случилось в его городе.
- Сталбыть, вашвеличество, не ждали, что грязные нелюди придут спасать ваш охренительно августейший зад? - О манерах можно было позабыть. - И как всякие грязные нелюди, мы просто так не делаем ничего!
Риск - дело благородное. Вот и сейчас краснолюд балансировал на узеньком мостике - либо король закроет глаза на грубости, либо они уже сейчас отправятся в казематы за подобное обращение. Но, во имя хрена Лебеды, какое обращение может быть к человеку, точно так же вымазавшемуся в грязи и крови, как и они?
"Сейчас бы в кроватку... Пожрать, выпить да забыть о всем этом дерьме..." Но кроватка с едой и бухлом не спешила материализовываться. Вместе чуда Зигрина захлестнуло непонятное чувство тревоги. Захлестнуло и отпустило. Нелюдь помотал головой, отгоняя наваждение.
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

+1

134

Зал совета

Йол сидел в стороне, привалившись спиной к стене и положив меч на колени. Бок саднил. Он хотел было побежать за Геральтом, справедливо полагая, что один ведьмачий меч - хорошо, но второй человечий - тоже неплохо. Однако этот самый ведьмак дал деру так быстро, что Йол не сразу заметил его отсутствие, а когда заметил, - не смог решить, куда он побежал. Поэтому головорез решил не плутать по мрачным замковым коридорам, а посидеть здесь и немного отдохнуть. Сидел он в стороне и, в отличие от Ярпна, хранил молчание, решив, что лучше лишний раз не мелькать перед королем или его солдатами, дабы не напороться на своем жизненном пути на виселицу. Надо было осмотреть бок и натереть его мазью, но таковой мази у Йола не имело, а если и имелось, - то так глубоко в закромах, что сейчас искать ее не было сил. Он сидел и с полным безразличием смотрел на солдат, на рубайл, на краснолюдов и даже на короле. Казалось, ему нет никакого дела до местного сборища и, будь его воля и подходящее место, - он бы вздремнул. Но, увы, поспать ему мешал Зигрин. Наемник хотел крикнуть погромче "Ярпен, заткнись!", но это было чревато дракой, в которую вступать Йол не хотел, опять же по причине ушиба и усталости. А еще лени, которая, вдруг, возымела над ним верх.
"Боги Моря, надо было остаться в том трактирчике и напиться в хлам. А потом поспать на нормальной постели", думал он, но тут же одернул себя.
"Хорош скулить!"

0

135

Попроси у жадного кувшин воды - он тебе и капли не даст!
В случае с Йеннифэр из Венгерберга, фиалковоокой и темноволосой чародейкой всё было совсем наоборот. Щедрая в некоторых смыслах и язвительная в смыслах общих мэтресса магии не пожалела поделиться с ближним своим знанием. А вместе со знанием поделилась и спасением, пусть и несколько своеобразно.
Когда пол под ногами вдруг исчез в мгновение ока, Вильгефорц из Роггевеена не удивился. Ну, он честно попытался не удивиться.
Чародей приземлился на ноги. Каким-то чудом умудрился эти самые ноги не сломать и даже не вывихнуть.
"Это всё, конечно, замечательно, но слишком уж по-детски. Йенна, Йенна... а ведь тебе уже далеко не шестьдесят."
- Отлично. Вперёд, не будем терять время.
Слишком скоро стены разошлись, позволяя дышать свободнее, а Вильгефорцу - больше не придерживать "спасительницу" за талию. И не сказать, что очень ему это было неприятно, но вот опасность была где-то рядом.
Дышать стало куда легче, а вместе с этим вновь возникло до боли знакомое и отчасти уже привычное чувство.
Вильгефорц нахмурился, а затем применил простой телепатический импульс в сторону Йенны.
- Спасибо.
Что удивление - получилось. Без прикладываний об стены, полы и чародеек. Впрочем, последнее прикладывание было бы мягким и, наверное, приятным.
- Магия - своевольная натура. Хочет - уходит. Хочет - приходит. - скупая улыбка скользнула по губам главы Капитула Магов. - Но это не важно. Йеннифэр - я перед тобой в долгу. Очень вероятно, мой долг станет куда более глубоким, если я всё таки договорю то, о чем начал думать ещё там, в зале.
Наверное, следовало коснуться её руки, посмотреть в глаза и быть убедительным. Наверное, нужно было позаботиться о судьбе короля Демавенда. Наверное - такое глупое странное словечко. Оно сегодня было лишним.
-  Во владениях ныне покойного барона Ла Штегенау зафиксированы сильные магические вспышки, которые явно не могут быть простой аномалией или чем-то привычным. Явно искусственный характер появления призраков и нечто такое, от чего смердит некромантией. Теперь ты, Йеннифэр, и ты, Трисс, понимаете, почему я прошу об этом вас, а не кого-то других? Мне больше не на кого надеяться, а ваше мастерство и опыт говорят сами за себя.
Коридор закончился тупиком. Вильгефорц хмыкнул, и подсвеченный магией камень-панель засиял серебристым огнем, подсказывая его нажать и сдвинуть.
Каменная стена с грохотом и шумом поехала в сторону, открывая один из многих дворцовых коридоров.
- Нам нужно спешить - Демавенду может потребоваться наша помощь и... о, Йеннифэр, это, вероятно, к тебе. Или за тобой. Впрочем, сейчас уже не важно.
И действительно - уже было не важно.
Белоголовая окровавленная фигура с мечом была слишком известной персоной на севере, чтобы её путать с какой-то другой.
Вильгефорц из Роггевеена и не путал.
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

0

136

Кровь. Багровый цвет Герхоровых будней, с примесью гари. Чародей оказался достаточно быстр для того, что бы отнять жизнь бывалого наемника, пусть и недостаточно быстр, что бы избежать небольшой травмы - плечо прекрасно дало понять, что у Герхара будет еще как минимум несколько незабываемых дней в компании неприятной гематомы, если он что-либо не предпримет по этому поводу. Заниматься самолечением сейчас, алобородый не мог, да и не торопился - такая зудящая травма только подталкивала, мотивировала на дальнейшие действия. В конце концов, адреналин все еще бурлил в чародейской крови, разнося по телу требовательный призыв к членовредительским телодвижениям. Устоять в спокойствии, в стороне, было совершенно невозможно. Чужая кровь, тем временем, впиталась черными одеждами, пачкая и одаряя теплом кожу алобородого чародея, а багровые капли, брызгами разлетевшиеся по бледному лицу, придавали магу вид слетевшего с катушек мясника. Что, впрочем, не так далеко от истины.
"Мы можем подчиняться им. Мы можем уважать их. Мы можем любить их. Жить в одном доме... Но когда наступит решающий миг, Братство и Капитул, будут сами по себе."
Побег действующего Капитула, не укрылся от внимательных глаз Герхара. Восстанавливая сбившееся дыхание, маг, все же замерев в ошеломлении, наблюдал за побегом своего "начальства". Зеленые глаза, были широко раскрыты, словно отказываясь верить в то, что их вот так бросают. Слова были излишни, все всё и так видели, слышали, осознавали. В способности чародеев думать, как потенциальных дворцовых интриганов, сомневаться не приходилось. Стало предельно очевидно, что в подобных ситуациях, Братство чародеев было не более чем расходным материалом. Ох, не часто Герхару приходилось чувствовать себя "дровами для розжига костра". Слишком самодостаточен, самостоятелен, да со своей маленькой империей преступности в кулаке, порой забывая о своей принадлежности к рядам Братства.
"Занятно, Форц. Очень занятно. С каких пор ты стал рыть себе могилу, да еще так рьяно?"
От злобных и обличающих дум, алобородого чародея отвлекла волна непонятного страха, беспричинного беспокойства, пробивающегося даже сквозь пелену будоражащего адреналина. Очень знакомые, неприятные и, что немаловажно, крайне знаменательные ощущения.
"О, неужели магия блудливая вернулась? Признавайся, чертовка, с кем мне изменяла?"
Простейший импульс, мысль, обращенная в обжигающую форму. Свободную от оружия руку чародея, объяла яркая вспышка пламени, что бы погаснуть в следующее же мгновение. Да, теперь чародей снова чародей, и его ""главное оружие, готово обратить в пыль забвения всех неугодных.
- Ну вот. Теперь я не чувствую себя нагим. - Удовлетворенный возвращением силы, магик отчетливо хмыкнул. - Господа. Мы выжили. Но не обольщайтесь - наши потери не будут считать, ибо мы не имеем веса в глазах Капитула. Единственно важной задачей для братства в сложившейся ситуации - более не потерять свою численность. Чувствуете страх, пробирающий до костного мозга? Ступайте домой сейчас же. Те же смельчаки, что как и я, горят желанием выжечь наглецов, могут присоединиться ко мне, в моем блистательном шествии "Слабоумия" - надо поймать одного оборотня, и, чувствую, спасти одну коронованную особу.
Озарив магов широкой улыбкой-оскалом, но не дожидаясь их решения, обладатель алой бороды, вышел из душного помещения, надменно и уверенно чеканя каждый шаг. Нет больше времени и желания тянуть резину - кто-то должен начать действовать, чтобы остальные подключились, или захлебнулись в своих же сомнениях бескрайней неопределенности. Чудом выжившие чародеи, впрочем, остались наедине не только с выбором между долгом и чувством самосохранения, но и с истерзанными трупами. Вид плачевного исхода чужого промедления, мотивировал к принятию быстрых решений как никто другой.
"Какой я грязный... Кого бы обнять, да вытереться?"
- Вириенна! - Грозно и требовательно рявкнул чароплет, торопливо следуя вдоль незнакомых коридоров дворца. Истерзанные трупы воинов на полу, красноречиво говорили о том, что зверь проходил здесь. - Пора домой. Но учти, твои штаны остались на чьем-то изрубленном теле. - Уже мягче сказал Герхар, но все равно достаточно громко.
Веру в рассудок и здравомыслие у оборотня - маг совершенно не испытывал, и был готов забрать Вириенну даже против ее воли, местами подпалив, или же стукнув о стену разок. Пальцы мажьих рук в нетерпении покалывали, а зеленые глаза внимательно и быстро просматривали окружение - на малейшее изменение в обстановке, Герхар был готов ответить шквалом материализованного огня и ветра, показывая любым враждебным организмам свое стихийное мастерство во всей красе.*

Заявка* - Поиск Вириенны, испепеление потенциальных нападающих до хрустящей корочки. От возможных арбалетных болтов и летящих таранов, защищаться все той же магией. В противном случае, пырнуть кого-нибудь особо шустрого ножом в глаз.

+1

137

Дворец. Коридоры

Алчущая и охочая до чужой крови тварь бежала по коридорам, черным кошмаром преследуя людей. Это была охота. Небольшая, совсем миниатюрная… Люди проиграли ровно тогда, когда повернулись спиной и бросились наутек… Теперь их могли ждать только клыки охотника, почувствовавшего и знавшего что он сильнее. Потому что люди дали ему знать.
Но, все же, преследование беглецов не входило в построенные планы Вириенны изначально. Что это было? Как случилось? Что это за проявления слабости и сентиментальности?!
Оборотень ругала себя. Ругала, все еще не желая принимать то, как дошла до жизни такой.
Странно, обидно и совершенно немыслимо. Порой, некоторые вещи меняют и воздействуют на поступки совершенно неожиданным образом… Казалось бы, существовали в мире сестра и брат, причинили друг другу много боли и каждый жаждал мести за что-то свое, искренне надеясь на сатисфакцию за отравленную другим мифически прекрасную жизнь. На каждый укол отвечая еще большей болью, они терзали собственные души и, будто бы как в детстве, снова старались переиграть друг друга в этой жестокой бесчеловечной игре. Они избивали друг друга до крови, но внезапно, неожиданно, странно… эти бесчеловечные поступки, направленные лишь во зло и отравленные ненавистью, причиняли, кроме своего истинного предназначения, иное: Гилдарт в свое время не сошел с ума, концентрируясь на связавшей его с сестрой ненависти, он даже стал другим, перестав быть податливым и ведомым, чем без зазрения совести пользовалась Вириенна в свое время; Ренна же… Сказать если истину, то Вириенна в детстве своем и бытности представительницей людского племени, была абсолютным совершенным чудовищем, но дальнейшая жизнь в качестве чудовища во всей своей сути сделала, казалось бы, невозможное из нее – волколака, который сохранил разум и мало-помалу, борясь с внутренними демонами, ставшего гораздо сдержаннее и… хах… человечнее своего человеческого прошлого. А сейчас… Внезапно возникший в ее жизни снова Гилдарт причинил Вириенне массу новых эмоций, среди которых было отчаянное сожаление. В момент прошлой их встречи брат, смеясь, перевернул ее мир полностью вверх тормашками, где убийца ее сына оказывался настоящим другом, а она заблуждалась и ни за что по сути сгрубила его, доверившись своему настойчивому убежденному «я должна это сделать» и пониманию правильности поступков, а не внутреннему «не хочу этого делать и не смогу с этим жить», которое сложилась из многих лет сосуществования вместе, привычки и гармоничных взаимоотношений. И вот сейчас, стоя напротив Герхара и желая утопить в крови чародейского собрания ту самую комнату, имея намерение плюнуть на то, что алобородый маг для нее делал, она осознала что просто не может этого сделать, уже не понимая что есть правда в ее глазах, что должно быть сделано и будет нужно: ее опасения, согласно которым Герхар и маги могли создать ей проблем в будущем, и прагматичное понимание что лучше избавиться от них при появившейся возможности, или же ее внутреннее сомнение в своевременности всего, что она делала. Раньше она не сомневалась. Но случай с Ильгардом, жизнь которого она оценила меньше своих принципов, в конце концов, породил в равнодушной к сомнениям душе, знавшей только волю того, что требовалось сделать, невзирая ни на что, смятение. Страх? Эмоцию? Чувство? Разобраться в этом сразу на том самом месте Вириенна не смогла, но она боялась что будет так же сожалеть потом, ощущая бездонную пустоту, которую она испытывала, когда не стало Гарда. Конечно, Герхар был совершенно другим человеком и они провели вместе много меньше времени, но еще раз шутить с чужими жизнями, неожиданно приобретая саднящие острые сожаления, она не решилась. До остальных ей тоже не было дела: Вириенна бежала от этой слабости, пытаясь напомнить себе о том, кто здесь чудовище, не имеющее право на подобные слабости.
О том как дальше жить и что будет завтра оборотень старалась не думать.
Когти вцепились в теплую плоть, а клыки рвали на куски… стены забрызгала кровь… Зверь удовлетворенно заурчал, наслаждаясь мгновениями боли и страха. Однако, она не приступила к трапезе, помня, что остался еще один. Этот человек рванулся вперед, но в залу ему вырваться не удалось – беспощадные клыки сомкнулись, лишая жизни колотившееся от ужаса существо. Хрустнуло, переломился в зубах человеческий позвоночник и сломались ребра. Кровь полилась на дворцовый пол. Вслед за ней на камень шмякнулось искалеченное безжизненное тело.
То, что было впереди внезапно оказалось важнее.

Дворец. Зал празднества

Скалясь, в зале появился еще один черный волк с такими же голубыми глазами. Что же она увидела? Что заставило ее бросить азартную игру с человеческими телами и напрячься, напряженно скалясь? Увидела оборотня, брата, драгоценный предмет ненависти… который пытались подпортить на ее глазах какие-то ублюдки в количестве двадцати, может более, штук. «А ты смотри-ка, они еще и лапу ему отрезали…» Единственное, что оборотень испытала – гнев. Никто не посмеет влезать между ними. Не посмеет устраивать возню и калечить ее брата, когда она сама, лично хочет оторвать ему голову. А избивать калек – низко, в первую очередь.
«Вы лишили меня сладкого вкуса мести, сукины дети, а я лишу вас всех радости последующей жизни. – Голос в ее голове был безумен и полон злобы. Рядом с братом Вириенна обнаружила девушку, похожую на себя саму как две капли воды. Выглядела она уверенно. Гордо. Неожиданно для Мирианны, пожалуй, ибо та приступами кретинистического геройствования на памяти Вириенны не страдала. – Никто и пальцем не тронет мою семью. Я вас по кускам по домам разошлю, твари, ваши дети и жены долго будут ждать возможности захоронить вас целиком, а не по частям».
Волчья ярость нашла выход. Вириенна бросилась в атаку. Она напала сзади, не предупреждая, не давая времени опомниться, не желая сводить жертвы к минимуму, не ощущая ни страха, ни боли, ни жалости. Симфония уничтожения. Вокруг все красным красно стало от крови, в ушах застывали и сменялись страшные крики, тонувшие в скалящемся рычании.

_________________
*Заявка: напасть на Брианна фон Ридаво, пока тот в замешательстве и безоружен, рвать-терзать-давить все, что рядом и попадется в лапы, не обращая внимания на раны и болевые ощущения, в случае их внезапного появления. Возможно убийство и каких-либо невинных лиц, если стража (или кто-то другой) их не увела.
[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: большой черный волк с голубыми глазами[/SGN]

+3

138

Дворец. Зал празднества

Безумный, безумный мир. Все здесь казалось Мирианне каким-то нереальным, неправильным. Почему эти люди не хотели жить? Так не должно быть! Они бы остались живы, если бы отступились. Она говорила им, она предупреждала.
Мирианна не испытывала ни малейшей толики приятногов отношении случившейся бойни.
"Мужчины... Все чаще мне кажется, что мужчинам нельзя давать в руки вдасть вершить чужие судьбы. - Пожалуй, ее позиция сейчас стала напоминать позицию многих чародеек Братства. - Они не дипломатичны, они не слушают и всегда готовы лить кровь ради какой-нибудь траханной глупости".
- Вы и ваши люди знаете на что шли. Гораздо приятнее мне бы было вас встретить в каком-нибудь другом месте и разрешить разногласия за бокалом вина, без трагических обстоятельств.
Она говорила это не Брианну и не его людям, жизнями которых этот мужчина пожертвоал в угоду своим амбициям и не взирая на счастье их семей. Она просто подвела итог, не обращаясь ни к кому конкретному и умывая руки. Эти люди не хотели войны. Ни одни солдаты войн не хотят, но умирют за тех, кто просиживает жопу на троне и на поле брани не появляется, потому что-де без кооля королевство не может, а вот без сотен дугих мужчин -легко, даже не поперхнется.
И понеслась. Брызнула кровь, хруснули кости, заскрежетали доспехи и разорвались ткани. Лязг оружия и рычание зверя. Как ей хотелось помочь, но она была бессильна.
"Ну, кто из вас готов отдать жизнь за оборотня, который прикрывает ваши надушенные задницы? За женщину из другого государства, без магии отстаивающую ваше высокоодное достоинство? За короля?Даже за короля, которому вы приносили клятвы верности, никто из вас не способен постоять".
Мира крепко сжала нож в руках. Когда Гилдарту отрубило лапу, чародейке стало страшнее. Это было неожиданно. Мирианна испугалась за брата.
А потом все изменилось. Что-то ворвалось в двери и бросилось в кучу латников, рыча и огрызаясь, оставляя за собой кровавый след.
"Держись, Гил"
Что бы то ни было, оно позволило чародейке подобраться к брату и протянуть руку к отрубленной конечности.
- Если не будет поздно, то можно будет попробовать вернуть ее на место, когда ко мне вернутся силы.

Отредактировано Мирианна Веремар (2013-07-13 18:44:50)

+2

139

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/19-1484344615.jpg[/AVA]Первоначально узкий и низкий, коридор выводил их в широкую залу - близнеца парадной залы, что были разделены стеной. А подумать только, какие могли быть палаты...Не будь король таким параноиком.
Впрочем, зала как нельзя кстати подходила под нужды тесного собрания магов. Она до сих пор чувствовала на талии прикосновение рук Вильгефорца, и от этого осознания ей становилось неуютно.
Благодарная мысль ударила в голову пращей. Чародейка снова болезненно сморщилась. Он снова делает это. Снова проникает в её голову. Что он там ищет, черт подери? Мстительно выставив мощный блок, Йеннифэр стала слушать. Внимательно, но при этом делая вид, что целиком и полностью занята приведением себя в порядок. Легкое дуновение холода - и с рук пропадают кровавые капли, и кожа вновь загорается привычной белизной. С платьем было сложнее - чтобы восстановить первоначальный облик ткани, пришлось бы приложить массу усилий, а она не хотела рисковать. В конце конце, по ту сторону залы располагаются люди, не слишком любящие магию. Мало ли кто из них решит польститься на бедную хрупкую женщину?
"Бедная" женщина молчала. Молчала и Трисс. Закончивший свою пламенную речь Глава так же замолчал, очевидно, ожидая мгновенного ответа. Не дождался.
Некромантия. Отвратительное темное искусство. И в то же время...достаточно притягательное. Настолько, что многие из слабеньких чародеев покупались на это. А после уже остальные расхлебывали последствия. Которые, в большинстве случаев, были ужасны.
- Я...подумаю над вашим предложением, мэтр. - согласие далось с трудом. Сейчас, в пыльном и грязном коридоре единственное обещание, которое чародейка готова была дать - это обещание длительной водной процедуры. Часа на четыре, дабы смысть с себя все эти события. А уж после...
Вильгефорц. Ты иногда наивен. Неужели думаешь, что можно купить чародейку, как обычную бабу - сказав парочку ласковых льстивых слов?
Но она действительно подумает. Но пожалуй...
Не сейчас. Зрачки удивленно дрогнули, и спустя секунду чародейка сощурилась. К ней. За ней. Зачем?
В благородное рыцарство почему-то не верилось. В подосланного убийцу тоже.
Но шикарная люстра, висевшая в дальнем конце коридора, рухнула, мелодично звякнув хрусталем и золотыми нитками. Придавив под собой только что выскочивших из-за угла недоброжелателей.
- Надо же... - хмыкнула Йеннифэр, ненавязчиво оправив волосы и вопросительно приподняв бровь.  - Действительно вернулась.
Вот только зачем ты здесь, Белый Волк?

+1

140

Кто бы мог подумать, что обычный ( с виду) прием у короля превратиться в такой...хаос.  Глас Империи наконец-то докатился и сюда, хотя, конечно, не скажешь, что Трисс этого ждала, скорее совсем наоборот, надеялась, что этого не сучится никуда. И вот она снова в гуще войны.
- Довольно странно, что Империя пользуется магией, тем более - некромантией. Я всегда считала, что отношение Нильфгаарда к магии ожидает желать лучшего. Или я все же чего-то не понимаю и эти молодцы вовсе не из Нильфгаарда? - холодно спросила Трисс, который уже изрядно надоели сладко-ядовитые любезности Вильгефорца и Йеннифэр. Трисс поежилась, отчего-то ей стало прохладно, хотя, возможно, это был просто страх. Но в этом она не хотела признаваться даже самой себе.
Что еще за выходки с магией? Как такое вообще возможно? Вместе со страхом девушку одолевала страсть к познанию, ей во что бы то ни стало хотелось узнать, что же использовали имперцы для создания столь ошеломляющего эффекта. Наверняка Вильфегорц знал вдвое, если не втрое больше, чем говорил им. Конечно, его ложи была столь искренней, но все-таки... Все эти речи о мастерстве и величии. Не очень-то это похоже на мэтра.
- Нам нужно спешить - Демавенду может потребоваться наша помощь и... о, Йеннифэр, это, вероятно, к тебе. Или за тобой. Впрочем, сейчас уже не важно. -внезапно Трисс услышала голос Вильгефорца и проследила за его взглядом, чтобы увидеть то, что заставило ее сердце биться чаще. Мало кто мог бы назвать эту фигуру привлекательной, особенно учитывая темные пятна, которые явно не были вином. Глаза Трисс расширились, а к щекам прилила краска. На несколько мгновений девушка забыла о том, где она, кто с ней рядом и что появления Геральта предназначено вовсе не ей.
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/82-1483615938.jpg[/AVA]

+1

141

Мастерский

Зал совета короля

Всё кончилось.
Кровь и смерть, гуляющие по дворцу Демавенда Третьего, в последствии прозванного Великим, ещё не покинули некогда прекрасные и добрые стены, но смерть монарха была предотвращена.
Король, молчавший всё время слов ведьмака и краснолюда, задумчиво переводил взгляд с одного на другого. Остановился на Йоле и снова вернулся к краснолюду.
- Грязные нелюди, говорите, мэтр? Нет, неправильно. Милсдарь краснолюд, в моем королевстве и охране не хватает достойных лю... личностей, которые способны противостоят врагу и обладающих подобной отвагой. Вы не откажете королю грязных людей в предложении набрать отряд подобных умельцев? Разумеется, никто не отказывается от награды, которую вы заслужили сегодня. Это же касается твоего друга. И тебя, Бауберон.
Предложение, от которого не следовало отказываться - королевское предложение.
Впрочем, Демавенд и не думал угрожать, особенно своим спасителям.

Многочисленные коридоры многострадального дворца

Шаг за шагом, преодолевая крики, смерть и боль - бесчисленные стычки и пляска мечей не прошли бесследно. Кровь тоненькой струйкой миллиметр за миллиметром отыскивала каждую черточку на боку ведьмака, заставляя Геральта морщиться - регенерация, не усиленная эликсирами, всегда проходила не самым приятным образом. И даже не стоило себя обманывать - ведьмак попросту вымотался за этот проклятый день, который начинался не так уж и плохо.
А сейчас, провонявший канализацией, измазанный в чужой и собственной крови, обозленный на весь мир и самого себя в частности, белоголовый ведьмак спешил, чтобы спасти Ту, которая, в принципе, и видеть его не желала. По крайней мере, последняя их встреча не была полна многострадальных речей, полных пафоса и любви. Как там Лютик говорил? "Любовь у вас - как подгнившее спелое яблоко, которое и выбросить жалко, но и съесть страшно"? Дурак!
Шаг за шагом, удар сердца за следующим ударом - он живет. Пока ещё дышит.
Новый поворот и голоса - рука ещё крепче сжимает рукоять, сердце замирает... и падает в бесконечность.
Так близко. Ведьмак выдохнул.
Спокойно. С радостью.
Йеннифэр из Венгерберга. Трисс Меригольд, считавшаяся почившей на Содденском холме.
Живые.
- Живые, - ведьмак повторил вслух собственные мысли едва ли не впервые в жизни, - я боялся, что не успею. Прорывался через толпы людей, убивал и всё таки успел.
Не те слова. Всё не то.
Геральт из Ривии, ведьмак и Белый Волк, покачнулся, но устоял, даже не смотря на то, что странный клинок человека в маске оставил росчерк на боку, явно не совсем обычный и простой.
Что-то закончилось, для начало чего-то большего, будущего.
Полыхнул портал - странный мужчина, до этого сопровождавший чародеек, исчез, не соизволив попрощаться или даже назвать себя.
- Мне чертовски надоело это место. Йен, ты можешь телепортировать нас отсюда. - секундное замешательство. - и Лютика. Он должен был быть где-то здесь.

Зал празднеств

Звериный рёв и крики людей, скрежет стали и скрип клыков, предсмертные вопли и вой оборотня - дьявольская какофония, сводящая людей с ума. Мятежники, решившиеся на бунт некоторые из-за моральных принципов, некоторые из-за денег, погибали один за другим, смятенные гневом двух разъяренных тварей.
В распахнутую оборотнем дверь потоком хлынули несчастные гости и некоторые воины фон Ридаво.
Не бесследно - лезвия мечей, алебард и сталь копий делали свое дело, оставляя на телах оборотней новые и новые раны, пусть и не столь значительные, как ведьмаки.
Брианн фон Ридаво умер удивительно быстро, даже не успев порадоваться милости богов - оторванная голова сына старого барона покатилась по полу, кровавым следом отмечая свой путь по уже забрызганным плитам.
Некогда благородный, некогда красивый и прекрасный человек погиб, как герой, защищая простой люд и идею от ужасных чудовищ.
Оставшись без предводителя, многие рыцари отступили, всё таки держа оборону и не давая себя смять и догонять, как бедолаг в коридорах.

Примечание :
* Герхар - Вириенна обнаружилась, по пути тебе могут встретиться некоторые солдаты и гости. Всё: безобидные.
* Вириенна - получаешь с пяток ударов, не столь серьезных, сколь чувствительных. Все конечности и органы на месте.

+1

142

Зал совета короля

Ярпен на мгновение опешил. И так же быстро пришел в себя. Неужели его наглые речи возымели действие? Король обещает им награду, да еще и нанимает на работу?
"Достойно, однако." Краснолюду все еще казалось, что это сон. Ну не мог Демавенд так любезничать с нелюдями! Хотя эти "полурослики" и спасли ему жизнь...
Впрочем, долой! Долой все сомнения и прочее! "Не твои ли слова, Ярпен, что с людьми надо сосуществовать? Так действуй!"
Зигрин обвел взглядом своих друзей. Паулье, Ленгеннброк... Они только едва заметно кивнули.
- Не откажем. Мы готовы, ээээ, работать с вами, сталбыть. - Он так и не смог выдавить из себя слово "служить". Никогда не мог, и сейчас не смог. - Тока про друзей наших не забудьте!
Интересное было зрелище - король, разговаривающий с опершимся на топор краснолюдом. Посреди зала, заполненного смертью, но сумевшего сохранить жизнь. Сегодня звезды встали благосклонно к Аэдирну, хотя кто-то может считать иначе. Считать, что короля спасла ведьмачья удаль, краснолюдская бесцеремонность, холодность наемника и ловкость маленькой, но важной кошки.
Кто из них будет прав? Мы не знаем. Но знаем точно, что праздник удался.
Нога ныла все сильнее. Видать, задели ее серьезнее, чем думал Зигрин. "Лекарь. Хде у них тута лекарь?"
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

0

143

Дворец. Зал празднества

Он пропустил всего один удар, но зато какой... Гилдарт только и смог, что швырнуть одного мечника в окно. Даже не успел насладиться удаляющимися криками и звоном битого стекла, как мастерски заточенный меч врезался в его плоть чуть выше кисти левой руки. И это было больно, дико больно, и Гил смог бы пережить рубленное ранение, если бы эта самая кисть со все еще сжимающимися по инерции чудовищными пальцами с когтями не свалилась на пол. Безучастно и невероятно медленно, разгоняя по залу пряный запах волчьей крови и дикий вой. Окна в зале, казалось, задребезжали и готовы были вот-вот взорваться мелким бисером смертоносных осколков, но оборотень неожиданно заткнулся. Так резко, что зазвенело в ушах от внезапной тишины. Он, даже сквозь застилающую глаза боль, почувствовал приближение... Приближение другого волколака, которого спутать ни с кем другим не смог бы, даже если бы захотел. 
Вириенна ворвалась в помещение, подобно урагану ярости и ненависти. Гилдарт замер на мгновение, готовясь ко всякому повороту судьбы. Теперь, без руки, ему нужно быть намного осторожнее, намного проворнее и намного умнее... Но Вириенна напала не на него, а на толпившихся стражников, которые пытались прикрыть Барона, так по-свински предавшего своих людей, бросившего их в лапы черной смерти с голубыми глазами. К слову, волки так не поступают... Они не жертвуют своими ради собственной выгоды (Гилу было абсолютно все равно, какие цели преследовал Барон, он всего лишь успел засечь результат его действий). Так ради чего оборотню снова становиться человеком?
Краем глаза он уловил движение Мирианны, которая, кажется, хотела подобрать его руку. Что ж, это была не самая ужасная перспектива. К тому же, как бы Барон не старался, рука Гилдарта рано или поздно отрастет сама по себе, но нужна была она именно сейчас! Ну просто очень.
Вириенна бросилась вперед. И волколак точно угадал ее движение - она хотела добраться до человечишки, который посмел отрубить Гилдарту руку. Она хотела загрызть того, кто причинил боль не ей?.. Гил, сам того не контролируя, прыгнул вперед и оказался около фон Ридаво на мгновение раньше своей сестры. Огромные зубы клацнули, схватив рыцаря поперек туловища, а правая рука с неимоверными упоением и скоростью оторвала его затянутую в булат голову. Гил брезгливо отбросил ее в сторону, а туловище сплюнул в другую.
- Своих обидчиков я способен наказать сам, - злобно зарычал он, но в этом рыке можно было при желании различить слова. В этот момент кто-то из стражников, не присоединившийся в толпе отступающих, выбежал вперед с намерением заколото второго волколака, так удачно стоявшего к нему спиной, мечом в бок, но не успел. Ни один недоразвитый тупоголовый человек не имеет права вмешиваться в разборки двух чудовищ, длящиеся уже почти половину века. Ни один!
Гилдарт одним лишь движением еще целой лапы смахнул бедолагу в сторону, снимая при этом когтями большую часть черепа. Затем метнулся обратно, к Мирианне, но не сводя пристального взгляда с Вириенны. Тяжело дыша, он прижимал окровавленную культю к волосатой груди, пачкая мех красным... и не потому, что она дико болела, а потому, что она, кисть, считала себя полностью здоровой и пыталась работать. Жаждала рвать и метать, но не имея необходимых частей оставалась лишь обузой. 
Гилдарт ждал действий со стороны Вириенны. Спокойно ждал, склонив голову набок и, кажется, даже с маниакальной улыбкой, которая вряд ли была различима на волчьей морде. Вот, они снова остались наедине... Ну, почти наедине. "И что ты будешь делать, милая сестрица?"
[AVA]http://s019.radikal.ru/i602/1503/d8/6925c775b701.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

+1

144

Коридоры --- Зал Празднеств.

- Какая встреча. - Интонация голоса мага заметно изменилась, она стала тише, и куда менее требовательно, по отношения к собеседнику.
Маг продолжал неторопливо идти вперед, только теперь уже навстречу Люции, загадочной подруги Вириенны.
Надо отметить, что вид у нее был пусть и слегка помятый, но совершенно непричастный ко всему происходящему. Словно женщина нашла себе тихий угол, устроилась там, и заснула, пропустив массу волнующих событий. Это так же означало, что она была как минимум равнодушна ко всему этому праздному событию, и не имела обыденной цели втереться в чье-то доверие, или же найти среди собравшегося высшего общества, кого-либо полезного. Красивая, привлекающая внимание женщина, безучастная к интригам и махинациям знати. Чудно. Нетипично. Немного загадочно.
Поравнявшись с Люцией, чародей остановился, убрал окровавленный кинжал в ножны, и плавно протянул женщине свою наиболее чистую от чужой крови руку, как бы приглашая пройти с ним дальше, в сторону большого зала. Острое чародейское чутье, уже знакомое с нутром Вириенны, знало и подсказывало ответ на вопрос, поставленный Люцией.
- Полагаю, она предается семейной идиллии. - Едкая, ироничная ухмылка. - Раз уж мы ищем одно и то же лицо, и нам теперь по пути, не составите ли вы мне компанию? Заодно, поведаете мне, насколько хорошо вы знаете Вириенну. - Чародей совершенно ничего не сказал о последних событиях, или общей обстановке в королевском дворце, зато емко ответил на единственный поставленный вопрос, стараясь при этом выглядеть буднично, как ни в чем не бывало, словно и не было всей этой крови и агрессии вокруг, а трупы за спиной у чародея, не более чем обман, сознания баловство.

По замку бегали напуганные, деморализованные солдаты, часто даже роняя свое оружие во время забега. Вдоль стен, вздрагивая от каждого шороха, крались точно так же напуганные гости, вмиг позабывшие о своем роде и происхождении, гордости и лицемерии. Мало что объединяет людей так, как чувство ненависти к чему либо, или же страх за собственную жизнь, например. И чем ближе Герхар с Люцией подходили к Залу празднества, тем больше попадалось таких вот напуганных насмерть людей, одержимых животным страхом и безумной паникой. Пока, в один прекрасный момент, на Герхара чуть не налетел целый поток измученных эмоциями людей.
Надо признать, что улыбающийся человек, чья одежда и лицо были щедро окроплены кровью, вызывал у людей еще один приступ паники и опасений за собственное существование, побуждая спотыкаться и огибать чародея вдоль стен, нырять в смежные коридоры, а то и вовсе разворачиваться в обратном направлении. А чароплет, чье самолюбие было в экстазе от происходящего, лишь удивленно вскинул бровь, наблюдая за хаотичной толпой.
"Вириенна производит неизгладимое впечатление, я смотрю. Но, видимо, она слишком увлеклась братом, что бы приняться за гостей."
Ускоряясь, заметно бодрее чеканя шаг, Герхар стремительно вошел в распахнутые двери главного зала, увлекая за собой и Люцию.
Найти семейство Веремар было не так уж и сложно - два косматых и мохнатых оборотня да обеспокоенная чародейка, были по уши в мятежных рыцарях и их крови да плоти. Кто-то из чудовищной семейки, даже культю свою успел потерять в процессе грызни. Магу хотелось верить, что ему не придется заглядывать под хвост каждой твари, что бы выяснить, руку ли ему сегодня пришивать, или от ссадин на теле исцелять.
- Ах, семья. Как же это прекрасно, видеть воссоединение сестер и брата... - Тихо иронизировал чародей, созерцая открывшийся ему вид. Доблесть воинов, дававшим уверенный отпор чудовищам, без преувеличения, вызывала восхищение. Или же они такие же заложники собственного страха, не способные даже обратиться в бегство?
"Мирианна, душа моя, уводи своего брата немедленно. Здесь разговор с оборотнями будет кроток, а их заслуги будут оценены лишь посмертно. Более того, твоя сестра себя не контролирует, и вряд ли остановится на одних только солдатах." - Мысли алобородого, транслировались прямиком в голову обеспокоенной чародейки, побуждая ту к незамедлительному действию.

+2

145

Дворец. Зал празднества.

Кровь Фон Ридаво обрызгала моду и черный мех. Слова Гилдарта... для чего они нужны были? Задеть ее сейчас словами не представлялось возможным. Вириенна фыркнула ему в лицо, не считая калеку даже противником. Будто плюнула, брезгуя им. Удары, тычки железа и следовавшая боль... все казалось твари ни по чем. Все было несущественно. Здесь. Сейчас. Теперь. Боль только подстегивала ярость... боль... при обращении тоже испытываешь адскую боль, но привыкаешь к ней, ощущаешь ее иначе. Сейчас эти попытки задеть ее и причинить ей боль кусками железа воспринимались лишь как мышиная возня - раздражали. Злили. Лилось, хрустело, стонало, рычало. Все вокруг. Люди бежали куда-то... Вириенна догонит их потом.
Кровь смешалась на полу - кто-то полоснул по черной шкуре и сломал себе шею, не попав в окно. Вириенне было все равно, зверь внутри нее проснулся и жаждал лишь одного: тотального уничтожения, возмездия за годы лишений... Столько крови ее глаза не видели давно, столько крови - это то, что она себе запрещала десятки лет. Но нет, переключатель был сорван, догматы растоптаны и убеждения рассыпались в прах. Чей-то меч прошел между ребрами, норовя принести еще поток боли... разве видели эти люди какой она явилась перед Герхаром? Видели бы - знали бы, что это ее не остановит. Это мелочь. Им помогали лишь удача и численное превосходство, она была быстрее и их становилось меньше. Этакий клубок смерти, оставлявший за собой оторванные конечности и мертвые тела... Сейчас она была беспощадным демоном, не снисходившим к мольбам и питавшимся чужой агонией. Как далека она была от той, кем пришла сюда...
Насмешливый тон мага, дерзнувшего вернуться к ней и, очевидно, рассчитывать на что-то, спровоцировал яростный рев бесноватого зверя. У него был шанс уйти, пока ему дали эту крысиную возможность побега. Швырнули под ноги и отвели взгляд. Как хорошо когда люди сами решают за тебя. Не взял - останется голодным. И мертвым.

*Заявка: напасть на Герхара, пока он отвлекся на Мирианну, и сбить с ног, а потом разорвать клыкаии тельце. В случае неудачи быстро встать на лапы и повторить попытку, полагаясь на быстроту реакции и ловкость.
[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: большой черный волк с голубыми глазами[/SGN]

+1

146

Дворец. Зал празднества.

Все это напоминало какую-то безумную пьесу в которой над чародейкой смеялись, и ощущение идиотского своего положения, усиливающееся с каждым мгновением, выместило из головы страх и прожний трепет ошибиться. Воистину, хуже не придумаешь. Если у Гилдарта нет детей, то второй оборотень навеняка был ее собственной сестрой. А других людей, с подобным оттенком глаз сюда не приглашали.
Что вы должны чувствовать, когда ваши кровные брат и сестра разрывают между собой на части одного беспомощного человека, вцепившись в тело, как в игрушку, призванную измерить кто же из них первее другого? Ачто вы будете чувствовать, когда этого ничтожного человечишку, плюнувшего на чужие жизни, еще и посчитают героем, умершим в мучениях? Кем тогда чародейку, которая рискнула выступить за этих треклятых аристократов, рискуя жизнью?
Мирианна скрипнула зубами, силясь удержать в руках дергавшуюся конечность брата. Можно было бы успокоить рефлексы, но один раз магия не помогла. Не стоило рисковать. Намучившись с лапой, чародейка была благодарна богам за то, что к ней подоспел сам хозяин отрубленной конечности, не ставший слишком надолго оставлять их обеих (лапу и чародейку) наедине, а то для кого-нибудь из них оно могло плохо кончиться. Впрочем, ставить на кого из них стоило - тоже было не ясно. И, на этой прекрасной ноте, в залу ворвались еще двое. Но эти двое были не из вражеской компании: женщина в изящном платье и знакомый яркий чародей, к которому с первой встречи чародейка безумной любовью не прониклась и виду упоминания им ранее нелюбимой магичкой сестрицы, словно бы он хотел намеренно оскорбить ее. Последний обратился к голубоглазой чародейке и используя слова и невербально, что предназначалось одной лишь Мирианне. Это соприкосновение разумов вызвало новую волну уверенности в магичке, подкупая возвращением былых сил и возможностей. Она поняла в ту самую минуту, что снова может чародействовать и более не является бесполезным грузом на плечах у брата. И, надо сказать, как раз вовремя: словно слыша слова алобородого чародея, упомянутая им тварь кинулась на него в прыжке. Мира отреагировала на движение, черпая силу из облитого ею пространства и и посылая вдогонку оборотню острые ледяные иглы. В этот момент она не думала о том кто перед ней, точно так же она бы сделала и с Гилом, потеряй он контроль.
- Хорошо. - Она запоздало кивнула в ответ Герхару, обозначив, что слышала то, что до нее пытались донести. Сделала изящный жест пальчиками и остановила непрекращающиеся движения оборотневой лапы, в процессе мешканья ставшей человеческой рукой. - Что с остальными чародеями? Все живы? Или вы смогли сюда пробиться, не участвуя в собрании?
Прескверная ситуация, но Мирианна вызывала ощущение адекватно-собранное.
- Гилдарт! Не двигайся.
Она привлекла внимаие брата к себе.
- И... Будь добр, стань человеком. У нас мало времени, если ты хочешь спасти свою руку.

Отредактировано Мирианна Веремар (2013-07-23 18:17:34)

0

147

Дворец. Зал празднества.

Вот в чем Герхар ни разу не сомневался, так это в том, что Вириенна будет "рада" его видеть. Только вот, чародей не рассчитывал, что оборотень так скоро бросится к тому, кто зверя дикого под боком своим пригрел. Конечности к одну сторону, брызги крови и обломки оружия в другую - оборотень вырвалась из окружения солдат, и со всей своей радостной прытью, бросилась к Герхару. Как много, порой, значит расстояние. Не было времени перекрикиваться, не было времени и мыслями обмениваться - каждое упущенное мгновенье, приравнивалось к утекающей сквозь пальцы жизни.
Маг отпустил Люцию, выставил обе чуть согнутых в локтях руки перед собой. Уже поздно было метаться в сторону - момент упущен, да барышня одна мешалась. Даже кинжал и тот, совсем не было времени вытащить, но, к счастью, не он был главным и самым страшным оружием стихийного чародея.
Горечь адреналина, привкус чужой крови во рту, бешено колотящееся сердце и воздух, шумно выходящий из ноздрей чароплета. Все это, в сочетании с контрастным минутным умилением, породило новую эмоциональную буру внутри чароплета. Надо сказать, что магику это более чем нравилось.
Сконцентрировавшись, и в короткие сроки обуздав порывистую стихию бесплотного воздуха, Герхар совершил резкий выпад вперед, так сказать, придавая своей атаке еще больший энергетический и эмоциональный заряд. Казалось бы, всего лишь шаг...
Славный своими огненными бурями, Герхар поступил нетипично - повторяя волнистые формы чуть согнутых рук, навстречу Вириенне, чуть ли не из-за спины чародея, понеслись массивные потоки невероятно плотного воздуха, сопровождаемые резким и оглушающим свистом. И все же, Герхар, это Герхар. То тут то там, средь плотной и сокрушительной воздушной массы, проскальзывали угрожающие алые искры пламени, обещая всем жертвам мажьего колдовства не только скорейшую встречу со стеной в другом конце зала, но и целый ряд неприятнейших ожогов.
Откуда-то доносился знакомый женский голос, явно желающий что-то узнать. Но разве у Герхара было на это время? Никак нет.

* Заявка - Собственно, сокрушительный Fus Ro Dah в исполнении Герхара, с элементами огненных искр во всей красе. Сие волшебное творение, как истинная женщина, останавливает коня Вириенну на скаку, часть солдат, ну попавшуюся мебель, унося все это добро в противоположную стену, при этом частично поджаривая.

0

148

Дворец. Зал празднества.

Гилдарт предупреждающе рычал на другого оборотня. И пусть она фыркнула ему в ответ, едва ли не харкнув в морду увесистым комом соплей, должного эффекта это не произвело. Гил оскалил зубы сильнее. "Наивная-наивная Вириена... Да ты просто дура, раз не считаешь меня своим противником" - сказал бы волколак, но волчья морда не слишком-то хорошо была предназначена для дебатов, а заставлять озверевших оборотней вычленять смысл из рычащих слов было не особо уместно. Мужчина прекрасно знал, что он больше, сильнее и, возможно, быстрее. И даже без руки с радостью поиграл бы с сестрицей и придушил бы ее собственными зубами. Но она перестала его провоцировать, и из-за этого зверь недовольно зарычал, заметался из стороны в сторону внутри Гилдарта.
Внезапная фигура в другом конце зала обратила на себя внимание всех... ну или почти всех. Вириенна тут же бросилась на него, и Гил уже было рванулся за ней следом, чтобы не упустить, но мелькнувшие перед носом ледяные иглы остановили его. А потом еще и голос Мирианны. Но зверь не хотел слушаться. Оборотень прижал уши и сделал шаг в ту же сторону, куда кинулась Вириенна, но остановился, рыча и встряхивая головой. Сознание металось, внутри сцепились жажда мести, убийства и здравого смысла. Но каким бы зверем не был Гилдарт, его чувство самосохранения было выше всего этого. Оно понимало, что против магов бессмысленно бороться. Особенно сейчас, без руки. Вириенну он не считал достойным противником, ведь она была женщиной, а он - суровым мужиком. Да, предрассудки его тоже коснулись, но дело было не только в этом. Способности мага Гилу не были известны и, признаться, он не горел желанием их ощутить на собственной шкуре. И когда Герхар замахал руками, изображая какие-то пируэты, оборотень скакнул обратно, к Мирианне. Она просила его стать человеком, но пока что возможным это не представлялось. Сначала нужно было укротить сбрендевшую Вириенну, а потом уже щеголять голышом по дворцу празднования. Гил покачал мордой, скользнув косым взглядом по фигуре Миры, по своей лапе в ее руках... А потом настигающий жар заставил его припасть к полу, утягивая за собой "добрую" сестру, практически накрывая ее своим телом. Странный рефлекс, но все же... Мира все-таки была его сестрой. Она была ее семьей, а волки своих защищают.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i602/1503/d8/6925c775b701.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

0

149

Стены старого дворца дрогнули. Нет, это не король Демавенд Третий покинул мир, это не Дикая Охота сотрясла своды небесные. Это была магия - настоящая магия хаоса, магия огня и смерти. Позднее утверждали, что на празднике короля были сами демоны Преисподней, людей смущал диавол и рвали на части бесы. Позднее утверждали, что в полнолуние королевская семья оборачивается в оборотней и воет на луну. Один мальчик, Ронни, сын мятежника и предателя Брианна фон Ридаво, сошел с ума, утверждая, что видел Святую Деву. Несчастного обнаружили спустя три дня мертвым в собственной комнате - безумец повесился.
О том, куда пропали оборотни, перепугавшие люд, о том, что случилось с чародеями не знает никто.
Жители пережили страшные события девятого августа, наладив и восстановив прошлую жизнь.
А мир готовился к переменам и худшему. Но это уже совсем другая история.

Квест завершен

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1264 г, 9 августа] Славься, праздник!