Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1264 г, 9 августа] Славься, праздник!


[1264 г, 9 августа] Славься, праздник!

Сообщений 91 страница 120 из 149

1

Время: 9 августа 1264 года
Место: Аэдирн, Венгерберг
Описание: прекрасное королевство Аэдирн опутано тенетами интриг и предательства. Засады скоя'таэлей, ужасающие события в крепости Хагга, загадочные слухи о магической аномалии в долине Понтара не могут остаться без внимания власть имущих и чародеев. Бал, который готова устроить славная жемчужина королевства - всего лишь прикрытие для собрания магов.
Прекрасный город Венгерберг готовиться встретить праздник сбора урожая с небывалом размахом: праздник, о котором раньше и не слышали, встретит теплом и человека, и представителей других рас.
Опоздавших не ждут.

+1

91

Дворец

Нравится ли вам когда кто-то не церемонясь лазает в вашей голове? Когда кто-то засовывает свои нечистивые пальцы в сокровенное, тайное, единоличное…? Именно. Поставим вопрос по-другому. Да кому это может нравиться? Вириенне не нравилось точно. Натянутое, почти примеренное на себя полностью за считанные секунды, спокойствие, в котором оборотень пыталась прижиться и что почти получалось, давало сбой, будучи затащенным в темный угол алобородым чародеем, кой, не сочтя нужным сокрыться или промолчать, давал знать о своем мерзком присутствии в помыслах Вириенны.
О, сейчас дрожью по ее телу пробежала волна бессмысленной ярости… сильная, жгучая, но недостаточно яркая, чтобы ей поддаться и вырвать эти прожигающие лицо зеленые глаза. О, этот шепот и этот взгляд… о, эти новые ощущения в ней…! Слушала ли Ренна своего «благодетеля»? Вполуха. И то сомнительно, что ее интересовало это смешение звуков в пространстве. Зато как она переменилась в лице, сменив раздражение на что-то глубокое и черное… голодное, ненасытное, настоящее... Чудовищная пустота, бездонная пропасть в голубых, отдающих нетающим льдом глазах. Она прятала это за смехом и ужимками, за надменностью, ехидством или холоднокровием. Волк в овечьей шкуре всегда остается волком, как виртуозно бы не играл. Играл для других, играл для себя… То, что другой хочет видеть… Отражение… Возможно еще одно зеркало в коллекции Люции? Почти три месяца бок о бок и один взгляд чтобы понять: она дурачилась рядом с ним и он ничего не знает о ней.
Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает смотреть на тебя.
Взгляд этот был неприятен. И, чем более неотрывен, тем более вызывал в подсознании неприятного.
Когда ты всматриваешься в бездну с самого ее края, она поглощает тебя, затягивая, завлекая в свои бескрайние глубины холодной мерзлой пустоты. Ты смотришь и смотришь завороженно вниз, а она поглощает тебя, не оставляя за собой ничего. А когда смотришь долго, то понимаешь, что внутри тебя бездна ещё глубже.
Бежать от таких лучше бы, слушая острый звон инстинкта самосохранения.
Чернота в ее сути невидимо облизывалась, учуяв запах любимого блюда.
Эмоции, ощущения, желания… они манили ее. И чем сильнее они были способны гореть, продолжаясь в этом почти забывшем человеческое мертвом для чувств теле, тем больший аппетит и желание из поглотить вызывали.
Что же это было сейчас? Ей показалось? Это вспыхнувшее в ней желание…
Ей плевать уже было на брата, на Вильгефорца и весь его совет с проблемами Нильфгаарда. О, эти жесткие пальцы, сжимающие ее подбородок. Остальное – мелочи, фон. Герхар не уязвил и не разозлил. А если и так, то на смену этим ощущениям пришла зависимость испытывать еще, снова чувствовать какието отголоски жизни в однотонном существовании. Герхар ее заинтересовал. Обиднее всего будет, если это лишь ее собственные иллюзии.
- А мне показалось, что ты не способен ни на что подобное. – Она злорадно ухмыльнулась, высокомерно заглядывая в глаза чародея. – Удивил. Браво.

0

92

Дворец

Негодование и ярость волнами билась внутри чародея порождая неконтролируемые взрывы и извержения, воистину, огненная стихия поглощает магов целиком. Ноздри шумно втягивали и выпускали воздух, буквально пропитанный недоброжелательностью. Но лицо исказила насмешка.
- Фу, какие громкие слова. Для животного без свободы воли. Громкие. И пустые. - Уже более спокойно прохрипел чародей. Все продолжая держать Вириенну за подбородок и заглядывая в ее глаза. - Или ты вдруг решила, что если смогла поваляться в чужой кровати, то теперь ты знаешь достаточно обо всем, что творится в чужой голове? Увы, твои знания заканчиваются ровно на том месте, где ты обрела уверенность в себе. Будь то Алхимия, или человеческое нутро. - Пальцы, с каждой секундой, становились все горячее, угрожая в один прекрасный мир разгореться пламенем. Герхар унял пламя своей ярости, но позволил раскаленным углям и дальше тлеть, прожигая все вокруг себя.
- Я разочарован.
Магик отвел  испепеляющий взгляд в сторону других чародеев. Те, все еще перешептывались об империи Нильфов, в рядах чароплетов царила какая-то несуразная паника и беспокойство. Нет. Не так должно выглядеть общество чародеев. Ярость уступила месту презрению. Но пальцы, все так же крепко держали чужой подбородок, не желая отпускать, да обжигая кожу. Зеленые глаза, уже не такие гневные, скорее даже усталые, отыскали среди прочих лиц, Вильгефорца.
- Милсдарь, вы уж простите, но мне как-то срать хотелось на Империю Нильфгаард, с высоты птичьего полета. Я дал клятву служить интересам рода людского, а не отдельно взятым Королевствам. Придут Нильфы, уйдут Нильфы, жопу какую пристроят на троне, а потом будут власть делить меж собой, ибо слишком большие земли, и одному человеку, пусть даже голубых кровей, их всех не объять. Ах да, еще есть такие пороки как жадность и зависть, свойственные всем людям, что еще не раз подольет масла в огонь. Так вот. О чем же все это собрание? О том, что ложа чародейская, потеряет покровителей? Тогда при чем тут скромное Братство Чародеев? В политике я не заинтересован, вторжение Нильфов на мой труд не повлияет почти никак, привычки ставить всех и вся раком не имею. Зачем я здесь, сударь Вильгефорц?
Прямота мысли и слова, подкрепляемые невинной и заботливой улыбкой, были визитной карточкой чародея. По этой же причине, Герхар никогда не появлялся на крупных собраниях, и показательно отмахивался от всех политических игр. Его не понимали, его остерегались, его избегали. Если есть какое-то грязное белье, то в компании алобородого Герхара, оно обязательно всплывет на поверхность, панталоны и покровы будут сорваны, а публика опозорена. Герхара не любили, ибо Правда, в его исполнении, была крайне разрушительна. Как результат, стихийного мага не трогали. Как любила приговаривать мать чародея - "Не тронь говно, вонять не будет."
- Я хочу домой. Мне скучно и тошно от ядовитых облаков пафоса. - Пренебрежительно склонив голову в бок, сказал Герхар, в воцарившейся тишине. Сказал и, специально, задел локтем кувшин с пахучим вином, что так неосмотрительно было поставлено рядом именно со стихийным магиком. Кувшин упал на пол с характерным звоном, разбился, позволяя едкой жидкости медленно разлиться по полу. - А еще здесь надо срочно убрать, а то король потом сам всех раком поставит, за испорченные полы. - Добродушная улыбка, внезапно, стала издевательской. Подавляемая ярость способна приобретать самые причудливые формы.

+1

93

Дворец

Жгучая боль…
От прикосновений пальцев мага к ее коже.  Жар, пламя… Нет, она даже не поняла что происходит на самом деле, пока в ноздри не попал запах паленого мяса.
Жгучая боль – слова, что произносил Герхар, глядя ей в глаза. Ему не понравились ее слова. Не удивительно. Голубые глаза выдерживали этот взгляд… недолго. Несмотря на все, что происходило между ними, Вириенна оставалась нелюдем, получеловеком-полуволком. Чудовищем. Взгляд в сторону все равно что шаг назад. Но, несмотря на это, рука оборотня метнулась к ладони чародея, потерявшего к ней интерес с презрительными словами, но все еще сжимающей подбородок Волчицы. Глаза бестии сверкнули инфернальным отблеском, а рука твердо дернула чужую вниз с нечеловеческой силой, разрывая неприятный опаляющий кожу контакт.
- Рррр-р… - тихо-тихо она зарычала, скрипя зубами.
Было ли ей больно? Было. Но терпимо. Обращения были более болезненны, так что к боли она за много лет привыкла.
Что теперь?...
А теперь была неопределенность. Было множество чародеев, была возможность разорвать Герхару глотку. И так бы она и сделала, конечно, если бы не опасное присутствие магов вокруг. «Что это, милая? Тебе не по себе?» - вопрос себе самой внутренне был ясен. Новые странные ощущения. Вириенна должна была бы разорвать наглеца, но вместо этого только нахмурила брови. Герхар попал точно в цель. Пустые громкие слова…
Она не говорила ничего, но в глубине души знала, что он прав.
Смеряя клокочащее внутри острое хищное возбуждение ощерившегося внутреннего зверя, Вириенна слушала. Нет, маг обращался уже не к ней, в ней он разочаровался. Он говорил с себе подобными. Он смотрел в глаза их лидеру и осмеливался перечить.
Вириенна внешне нахмурилась, а внутренне – задумчиво анализировала новые штрихи в поведении знакомого ей незнакомца, добавляя все новые и новые штрихи к воображаемому портрету Герхара. Анализировала и того, другого. Молча. Говорить она больше не хотела, потирала  зудящий, щиплющий ожог. Ничего страшного, заживет сегодня-завтра, может послезавтра.
Виновата ли она в том, что ей было предъявлено с усмешкой? Когда тебе дают совершенно другую информацию… Когда не отвечают на вопросы и не устанавливают рамок… Все, что мы имеем – естественно.
Ренна затаилась и наблюдала. Бездна ухмылялась изнутри широкой зубастой пастью.

+1

94

Дворец

Делу – время, потехе – час.
Демавенд из Аэдирна устало потер королевское чело узловатой ладонью, с неприкрытой тоской осматривая ту малочисленную часть особ, которые были приглашены во имя совета и свершения великих целей.
Глава разведки, министр финансов, члены торговых гильдии, три барона и один граф. Случайно взгляд зацепился за пеструю фантазийную шапочку с пером цапли. Откуда здесь взялся певец и почему его не выпроводили – вопрос третий. Время третьих вопросов придет потом, после вопросов вторых.
- Уважаемые господа, милостивые государи, - король тяжело оперся локтями на дубовый стол, будучи не в силах и не имея особого желания даже поднять на своих подданных взгляд. – В тяжелое для страны время мы устраиваем пир во время чумы, чтобы вселить надежду в сердца и души наших людей.
Начало не задалось – отступать было некуда.
- У Дыфни, во владениях достопочтенного барона Ла Штегенау, полнолуние от полнолуния происходит черт весть что, случай с Хаггой не дает покоя всему миру, а Нильфгаард черной грозовой тучей снова грозит нам с юга. – Демавенд поднял блеклый взгляд, останавливаясь на лицах своих советников и помощников: мужественных, одутловатых, резких и мягких, словно воск. Такие разные – они были единственной опорой короля в этот час.
- Вам, барон Айден де Араней, я поручаю разобраться с проблемой в землях безвременно умершего Штегенау. Дело срочное и отлагательств не требует.

И если гора не идет к чародею, то чародей просто не умеет договариваться.
Придерживалась ли этого правила Йеннифэр из Венгерберга всю жизнь или решила показать свою не самую лучшую сторону характера именно в этот момент - значения не имело. Вильгефорц знал одно – не пристало магессе и члену Совета вести себя подобным образом. Это было нетактично, непростительно и, более того, дерзко. Именно последний фактор спас черновласую чародейку от принудительной телепортации нагишом прямо в зал, где проходило совещание. Пожалуй, только этой.
«Йеннифэр, милая,» - голос Вильгефорца прозвучал в голове магички серебряным колокольчиком. – «мне очень необходимо твое присутствие подле меня. Ты даже не можешь представить себе как сильно. Прошу тебя, не задерживайся. Пожалуйста.»
Вильгефорц улыбнулся. Снова мысленно. Если бы мысленно можно было целовать чужих женщин – непременно бы это опробовал. Возможно, не сейчас. Но обязательно.
Совет складывался не так ужасно, как бы мог – высказалась пара пришлых чародеев, которым дали шанс, нечто пролепетал старик со странным кулем.
А потом всё пошло к коту под хвост.
«Забавно, Герхар. Очень забавно. Скалить клыки на руку, которая тебя кормит? Неблагоразумно. Одумался бы, пернатый. Подумал бы трижды. Не стоит путать небо со звездами, отраженными в ночной глади пруда – может выйти боком.» - мысли Вильгефорца плавили зарвавшегося краснобородого чародея дотла, хотя и не одна из них не достигла адресата. А вот глаза его говорили о другом. Совершенно о другом.
- Значит, ты полагаешь, что если империя Нильфгаард свергнет правящие династии, а карта мира изменится целиком и полностью, то ничего не изменится? Возможно. Трава будет зеленая, бабы – красные, а небо – голубое? Ты прав, так и будет. Для всех, кроме чародеев.
Вильгефорц медленно встал, очень сожалея,  что рядом нет Лидии. Иногда негласная поддержка была просто необходима – не для успокоения, а для уверенности в следующем шаге собеседника.
- Позвольте объяснить вам, дамы и господа, что такое Нильфгаард. Это монархическое государство с резко негативным настроем по отношению ко всем свободноживущим чародеям и магам. Это настоящее пекло для мэтра магии, который не служит на благо императора. Если вы считаете, что Эмгыр Эмрейс забыл, кто разбил его войска под Содденом, то очень глубоко заблуждаетесь. Стоит Нильфгаарду захватить власть, и от школы чародеев не останется камня на камне, каждый из чародеев будет либо подчинен, либо уничтожен.
Легкий флер издевки скользнул в голосе главы Капитула.
- Недавно, пристроенная Нильфгаардом жопа из Мехта, посадила на кол семью чародеев. Трех братьев, их жен, которые даже не были чародеями, и их детей. А что, если следующим станет один из вас? Например, ты, Герхар? Ты думаешь, что с тобой этого не будет? Что беда обойдет тебя стороной?
Вильгефорц замолчал, резко обрывая собственную речь.
Неприятное, неясное чувство тревоги коснулось позабытых дверей главы Капитула чародеев. Такое же чувство ощутили и все присутствующие в замке чародеи.
«Странно. Что это такое?»
Ответа не было. Пока не было.
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

+1

95

Канализации

Охотник выслеживает добычу по следу, крадясь осторожно и припадая к земле. Добыча бежит от охотника, сама того не подозревая, что попадет в лапы виверне. И только молодой дракон, которого глупые кметы снова приняли Лебеда знает за кого, уверен, что обед должен состоять из двух блюд.
Геральт выдохнул, успокаивая сердцебиение. Ведьмаки – бесчувственные големы? Чушь собачья!
- Придется – обезвредим.  – «Ради Йеннифэр. И Лютика.» - Паулье, куда дальше?
- Туды, - краснолюд, вытерев лоб рукавом, указал на малоприметный проход. – тыда нам надо, вот не вру!
«Хочется верить, что и не ошибаешься.»
Ведьмак рванулся вперед, уже осознавая, что опасности не будет. Первой преградой стала решетка с навесным амбарным замком. Сложенные в Аард пальцы решили эту проблему сходу – решетка с грохотом слетела с петель и ударилась о противоположную стену.
Ведьмак выругался. Впрочем, здесь некому было осудить.
- Я пойду первым. Так или иначе, я быстрее любого из вас. И смогу среагировать на выпущенный арбалетный болт или стрелу. Наверное, даже смогу обезвредить стрелка, прежде чем он выстрелит во второй раз. Предложения?
Склизкие ступени уходили вверх, заканчиваясь аркой и дубовой дверью с маленьким зарешеченным окошком.
«И как нам ее ломать?»

+1

96

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/19-1484344615.jpg[/AVA]И тут что-то ввинтилось в виски. Как раз в тот момент, когда она уже собралась ответить Трисс. Неловко выпустив драгоценную жертву - Лютика - из цепких когтей, Йеннифэр раздраженно отмахнулась от рыжеволосой чародейки. Она не любила - нет, не-на-ви-де-ла - когда кто-то, пусть даже обаятельный чародей и блистательный мужчина (или надо было поменять эпитеты местами?) лез в её драгоценную голову с риском заблудиться с лабиринте её мыслей. Хуже того - когда вторгались в её личные пространства и требовали повиновения.
Мысленный призыв был весьма...экзотичным. Разжав руку Меригольд, которую она машинально стиснула во время передачи сообщения, она обнаружила глубокие вмятины на светлой коже чародейки. Но извиняться и просить прощения за причиненный ущерб попросту не было времени.
Это чувство, когда ты кому-то нужен. Оно бесценно. Особенно когда ради твоего присутствия идут на риск и тратят поднакопленную силу. Не пожелавшая пойти с самого начала, теперь Йен была заинтересована. Что же такого происходит на Совете, что без её присутствия не обойтись? Более того, похоже, настолько, что без неё он не может продолжаться.
Она была заинтригована.
- Трисс, не составишь мне компанию? Господину Вильгефорцу требуется наше присутствие на Совете. - не ходи на войну одна. Всегда бери союзников из числа тех, кто не сможет ударить в спину. Даже если война и не война вовсе, а всего лишь собрание чародеев.
Нет, дорогая подруга, не думай, что мы побежим, как послушные собачки - едва заслышав шум миски - на это собрание. Тот, кому ты действительно нужен, дождется тебя, чего бы ему этого не стоило. Сколько раз она обманывалась этой прекрасной фразой? Десятки, тысячи, десятки тысяч раз? И все равно неизбежно - не дай боги уронить достоинство, оно итак неподъемное - следовала ей.
И сейчас чародейка неспеша, взяв под локоток подругу, отправилась торжественно, небрежно качая бокалом, перекатывая его в ладони, как будто согревая и без того теплое, а оттого еще больше противное, вино, в залу, в которой происходило все это безумное в своей адекватности мероприятия.
Неизбежно правильная амплитуда покачивания бедрами, пустые залы, тихий шепот - и платье перестало светиться магией, став совершенно обычным черным, так обольстительно облегавшим её фигуру. Как вторая кожа, как перчатка - какое определение здесь подходило лучше? Драпировка улеглась на пол шлейфом. Собиралась ли Трисс предпринимать что-то такое, она не знала. Но догадывалась, что нет. И даже знала, почему.
Двери распахнулись, услужливо открытые не то магией, не то вовремя спохватившимися лакеями - Йен не обратила на это никакого внимания. Всецело поглощенная разговорами, с неизменно надменным выражением лица изучающая человека, который собрал всех их здесь.
Вильгефорц. Я здесь. Как видишь, выполнила твою волю. Ты рад?
Глаза заискрились, и она выступила вперед, мгновенно собирая на себе все взгляды:
- Позволю напомнить вам, Герхар, что наш враг подобен саранче - стоит отбросить его один раз, и во второй раз её станет еще больше. И он станет еще злее. Как думаете, каковы ваши шансы против саранчи? Я в этом случае поставлю на саранчу. - тонкая язвительная улыбка, вдох - и можно снова продолжать:
- Впрочем, это не означает, что саранчу надо оставить в покое. - Йен обвела всех испытующим взглядом. Кто из вас струсит сейчас, кто из вас скажет, что один в поле - воин? Никто? Ни один? В глазах показалась насмешка, но тут зазвонил колокольчик.
Что-то не так. Седьмое чувство, как и врожденное чувство собственной безопасности у Йен было развито прекрасно.

Отредактировано Йеннифэр (2013-06-13 22:49:36)

0

97

Канализации

Узкие проходы кончились тупичком. Хлипеньким. Ведьмачья магия срывает такой без лишних разговоров. Ярпен порой восхищался вот таким умением - поднять что-то в воздух, сорвать с петель тяжелые двери, поджечь костер, при этом не якшаясь с той магией, которой пользуются чародеи. Та магия была более противоестественной. Более неприятной. Для Ярпена, конечно.
- Ну, судя по тому, как мы нашумели, нас наверняка ждут. И я очень сомневаюсь, что это благодарные кметы с мешком золота.
Дверь выглядела грозной и массивной - такие часто делали в тюрьмах. Иногда они даже оказывались не заперты. Но это все же королевский дворец, пусть и самый грязный, дальний и вонючий выход из него. А значит, все будет далеко не как в сказке.
- Мы можем ее попробовать сжечь... - Зигрин провел рукой по двери. - А может, нихрена и не можем. Влажная она вся, едрить.
Топором долбить ее долго, очень шумно и очень утомительно. Вот сейчас как раз пригодился бы вор... Или кто-то, кто умеет ломать замки. Внезапно в голове Ярпена зародилась безумная идея, которая скорее всего просто не осуществится по техническим причинам. Но сейчас была такая ситуация, что лучше уж пускай звучит полнейший бред... На его основе кто-то может извлечь пользу и придумать по-настоящему гениальный план.
- Геральт, а это... Ты можешь долбануть по замку своей магией так, чтоб его вышибло к чертям, етить-колотить? - Краснолюд шмыгнул носом.
- Да шо ты плетешь, Ярпен! - Возмутился Паулье. - Какая магия, какие замки? Тут, поди, хрена когда шо закрывали. Сторожа-то Демавендовы того, тю-тю!
Взгляд краснолюда зацепился за то, что ему казалось решеткой в этой полутьме, такой неприспособленной для нормальной жизнедеятельности. И почему-то возникали неприятные ассоциации с темницами, грубыми тюремщиками и вздергиванием на виселице...
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

+1

98

Дворец

Чароплет глумливо усмехнулся. Развел руки в стороны, на манер всех святых, изображенных во фресках и многочисленных идолах.
- О, да. - Беззлобно ответил Герхар. - Сначала, мы возомнили, что являемся вершиной чего-то там-не-помню-чего, чей род не должен продолжаться, а потом боязливо оглядываемся по сторонам, в поисках Нильфгаардских армий и малочисленных союзников. Господа вы мои стерилизованные, - Магик плавно опустил руки. Сделал театральную паузу. - Мы сами архитекторы собственной погибели. Такие все уникальные, малочисленные... Что касается жууууткой расправы над семейством потенциальных чародеев, то поделом им, не стерилизованным еретикам. На месте Нильфа-линчевателя, я бы поступил точно так же - провинился-то, небось, один человек, за которого все остальное семейство, наверняка бы мстить собрались, до скоропостижного конца дней своих угрюмых. Плюс, как вы сказали, они не были чародеями, значит, отказались учиться и служить во славу Правителю. Дважды мерзавцы, сорняки, которые надо вырывать с корнем. Как по мне - то среди этой якобы богомерзкой Империи, водятся толковые люди, занимающие правильные места.
Чародей шумно вздохнул, открыто, неотрывно, без тени сомнения или страха глядя Вильгефорцу в глаза. Кто кого испепелял, было сложно сказать, учитывая скверное настроение одного, и незыблемое упрямство другого.
- Но это все дебаты на тему, "почему старый Герхар не прав, давайте поставим его в положение овцы бритой и беззащитной". За себя постоять, ради банальной совести и приличий, я  смогу, приди ко мне армия бравых линчевателей без суда и приговора. Что-то мне подсказывает, что вы об этом прекрасно знаете, но тщательно скрываете... Возвращаясь к моему вопросу, смысла нашего разношерстного собрания, я так и не услышал. Лясы поточить и философски дуть надменные губищи можно и без меня, мне же, можно прислать замызганную бумажку о том, что надо сделать и с кем договориться. Об этом, Вы, кстати, тоже знаете, милсдарь Вильгефорц, как и о моей страстной "любви" к таким собраниям ведьм в темной и душной каморке.
Появление Йеннифэр, конечно же, не осталось незамеченным (эта женщина умеет привлечь к себе внимание, чем магик регулярно хочет мерзко воспользоваться), но, лицом своим бородатым, Герхар старательно придал этому как можно меньше значения. Про надменные губы он уже сказал, и вдаваться в подробности более не желал. Все и так вполне очевидно.
"Ох, сударыня, усыновите меня немедленно, тогда я с радостью да чистой совестью выслушаю любую вашу аллегорию. Ибо только породившая меня женщина, имеет кровное право вставлять свои десять оренов, в мой диалог с начальством."
Магик вскипел вновь. Чародейка щедро подбросила хворосту в тлеющее душевное состояние алобородого чародея - Герхар ненавидит игры с словами и смыслами, когда речь заходит о Работе, важном мероприятии. Он вообще не любил игры в таком контексте. А вот Йеннифер, порой казалось, больше прочих любила уводить насущную тему в абстрактные формы, или же это было желание грациозно разрядить обстановку и осадить двух спорщиков? С какой стороны на это ни посмотри, а Герхар тут же замолчал, напоследок лишь одарив очередной язвой.
- Ха... Ха... - Не смешная шутка про насекомых (по меркам Герхара), нашла свой отклик. Не очень искренний, конечно, но хоть какой-то.
Тут, внезапно, проснулось чувство самосохранения. Буйно так проснулось, начало греметь и топать ногами, мол, идти отсюда надо, причем, большими шагами. Машинально, одна рука чародея потянулась к кинжалу, а вторая крепко схватила Вириенну за руку. Чувство тревоги, судя по сосредоточенным лицам, посетило не только Герхара. Дурной знак. Предвестник дурных событий.

+2

99

Дворец

Для него вечер определенно складывался неплохо. Хотя местами он и позволял себе встряхнуть барда на неожиданном повороте, но пьянящая пестрость бала, пропахшего аристократами, магией и недоверием, смешанным с легким привкусом ненависти и неизменным для таких мест едва уловимым ароматом интриг, не давала здесь заскучать.
Не давала. Как сказать... Буквально минуту назад ему чуть не падала в объятия одна из красивейших чародеек, (Лютику хотелось верить, что падала), а теперь она подхватила свою пламенную подругу в охапку и моментально куда-то скрылась. Едва успев картинно воздеть руки и сдержать себя от брошенной вдогонку фразы "Куда же вы, госпожа?", Лютик вновь вышел в зал, слоняясь то тут, то здесь, отхватив себе еще один бокал вина и со своей фирменной улыбкой строя глазки всем милым дамам, за кого мог зацепиться его взгляд. Музыка постепенно стихала, а Лютик лишь качал головой... "Уж я бы этих "музыкантов" научил, как нужно играть на инструменте, а не насиловать его..." Даже сейчас, в полуопьяненном состоянии, бард чувствовал в себе силы кого-то чему-то учить. Но - вот парадокс! - ему было лень. Просто и банально лень. Как зачастую людям бывает лень пустить свою энергию в полезное русло - они предпочитают развлекаться, заниматься чревоугодием и развратничеством. Чем угодно, но не добрыми делами.
В зале хоть и не слишком заметно, но поредело - все значимые фигуры, почтившие короля своим присутствием, как раз удалились к нему на совет. Или на распекание нерадивых. Именно на это происходившее возле массивного стола казалось наиболее похожим.
Впрочем, лезть в политику стихоплету абсолютно не хотелось. Поэтому он и продолжал лениво бродить по залу, вдыхая полной грудью хмельной праздничный воздух, но не лишенный какой-то горчинки. Эта самая горчинка неприятно портила хороший вечер, и Лютик все никак не мог от нее избавиться.
Горчинка отдавала опасностью.[AVA]http://s6.uploads.ru/8rUnv.jpg[/AVA]

0

100

Канализация

Отряд остановился. Пусть Йол не видел в кромешной темноте, но он слышал. Из из того что он услышал выходило, что группа наткнулась на неожиданное и трудно преодолеваемое препятствие. Судя по всему, препятствием являлась очень старая и крепкая дверь. Даже если бы кто-нибудь и умел работать с замками, вряд ли бы ему удалось открыть дверь: местный микроклимат и частая запущенность подобного рода ходов всегда превращали замки в кучу ржавчины, которая, впрочем, все еще оставалась крепкой. Наемник молчал. Не хотел открывать рот и лишний раз глотать  ядовитый воздух канализации. Тем более, что ему нечего было сказать. Конечно, вертелась в его голове одна мысль, но озвучивать ее головорез не собирался, ибо та была глупа и, возможно, обидна. Молчание - золото, счел Йол и повернулся к остальным спинной, вслушиваясь в эхо голосов, летающих по своду тоннеля. А если кто-то попробует подобраться к остальным и как-то выдаст себя, - то Йол, по своей обязанности замыкающего, первым примет бой. Хотя, конечно, жутко саднил бок и было бы неплохо им заняться. Хотя бы натереть какой-нибудь мазью или выпить какого-нибудь обезболивающего. Можно было бы достать аптечку из своей заплечной сумки, но наемник не был уверен, что схватит именно обезболивающее, а не какой-нибудь из своих ядов. В лучшем случае - слабительное. В худшем... в худшем - отраву медленного действия.

0

101

Дворец

Улыбчивый  блондин барон был любезен и вполне очарователен. С другой стороны, флит флиртом, а Гила одного оставлять было бы неприятно, и потому уход милсдаря де Аранея был совершенно рационален в картине мира чародейки Мирианны. Она еще раз улыбнулась: понимающе, чертовски привлекательно, но ничего не обещая молодому подмигнувшему ей барону. Хитрая и плавная, как разнежившаяся в теплоте кошка, дама была раза в два старше неожиданного кавалера, а мечтательной романтичной девочкой в ожидании своего принца в ее возрасте быть непристало, неприлично, да и люди смотрят - не надо. В конце концов, и не желалось. Нисколечки.
Барон покинул ее, недолго провожаемый задумчивым, но от части расчетливым, взглядом чародейки, и, стоило ему исчезнуть совсем, как к Мирианне вернулся ее брат. Гилдарт выглядел довольным и, она надеялась, сытым.
- Какие громкие слова, брат мой. По-моему, милсдарь барон и сам непрочь.
Улыбка Мирианны стала теплее. Если здесь приходилось на каждом шагу держать лицо, то с братом общение было намного приятнее в своей простоте. Именно потому Мира предпочла, все же, не идти сюда одна. Чудовищная скука. Весь этот вечер навевал чудовищную скуку. Гораздо более полезным делом было бы заняться поиском утерянной после событий в Вызиме эльфки, поднявшей орды мертвецов.
- А давай. Выпьем.
И они выпили, ненадолго расходясь делом со словами. Вино, коснувшись языка, сново расцвело во рту своим букетом и потекло по организму, стараясь вскружить голову женщине, но глоток был слишком мал. Снова пригубив Мирианна внимательно оглядела зал, проследила за исчезновением знакомых ей чародеев с балкона и прочих мест. "Что бы это значило? - Гадала чародейка, в глубине своих мыслей уже зная ответ. - А ничего хорошего".
- Мм. - Женщина будто бы что-то вспомнила, нарушая недолгую тишину и обращаясь к брату. - Что ты думаешь об этом празднике? Похоже, что мы полность сыграли свою роль и нам более не за чем здесь оставаться. Но, если хочешь... мы еще здесь всем. поулыбаемся.
Нехорошее ощущение возникло как-то внезапно. Его природа пока что чародейке не была ясна.

Отредактировано Мирианна Веремар (2013-06-15 14:02:44)

+1

102

Канализация

Это путешествие нельзя было назвать приятным. Кошка запазухой у ведьмака сжалась в комок, когда  пришли чудовища и началась бойня. Противный запах крови и зловонье городской канализации... Риса даже забыла куда они идут в этой неприятой жиже, рискуя стать закуской к столу чудоищ. Знать каких именно Риса не предпочитала. Она только крепче вцепилась в теплое тело ведьмака, когда начало трясти и все ощущения смешались в один неприятный позыв выбросить наружу обед. Острые коготки оцарапали, но эти царапины с замаченными шрамами на теле, к которому прижималась усатая, были несопостовимы.
А потом... снова все успокоилось. Стало тепло, тихо, спокойно... воняло только по-прежнему.
Говоря начистоту: Риса не думала что выберется из этой клоаки, она уже смирилась с мыслью что подохнет в зловонии и станет еще одной дохлой кошкой, которую выловят где-нибудь там, куда все это вытекает, если, конечно, ей повезет и ее не съедят раньше. Но все обернулось по-другому. Очень скоро вновь заговорили знакомые голоса и продолжилось спокойное размеренное движение. Последнее Риса понимала как по шлепкам по воде, так и по убаюкивающе спокойной качке своего носителя. Риса успокоилась тоже. Но, как и прежде, она не выглядывала наружу - больно мерзко - до определенного момента.
- Мы можем ее попробовать сжечь... - Послышался голос краснолюда после грохота и еще одной остановки. - А может, нихрена и не можем. Влажная она вся, едрить. Геральт, а это... Ты можешь долбануть по замку своей магией так, чтоб его вышибло к чертям, етить-колотить?
- Да шо ты плетешь, Ярпен! Какая магия, какие замки? Тут, поди, хрена когда шо закрывали. Сторожа-то Демавендовы того, тю-тю!
То переговаривались краснолюды. И плеск воды уже не слышался.
"Значит дошли. Дошли хотя бы куда-то. А если так, то оттуда наверняка можно выбраться."
Встрепенувшаяся кошка зашевелилась под ведьмачьими одеждами и показала мордочку наружу. Она огляделась. Пахло все так же отвратно и от воды позади и от ее спутников. Зато впереди была дверь, ведущая в сухое пространство без чудовищ. Недолго размышляя кошатина бросила ведьмака, прыгнув на дверное зарешеченое окошечко и просачивясь по другую сторону двери, препятствующей остальным, нарочито изящно и ласкаясь о ржавые прутья. Уходить же Риса не спешила, спрыгнув на сухой пол. Она все еще помнила что эта компания уложила чудищ по пути и имела цель выбраться наружу... одна она с такими препятствиями может не справиться. Потому кошка стала оглядываться вокруг, но понимала что кошачьми лапами их проблему невозможно разрешить. Риса, пользуясь заминкой, продолжила обход помещения, расчитывая найти не то ключи, не то что-нибудь полезное. Или двинуться дальше.
[AVA]http://s43.radikal.ru/i099/1311/07/4385268d8086.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: обычная черная кошка[/SGN]

0

103

Канализация

Им не везло. Не везло с самого начала этого дня, когда хренов торговец и купец Уильям подсел за их столик. Лелель и сладость речей приводят к успеху только менестрелей. От тех хотя бы кинжала в спину ждать не приходится.
Геральт выругался. Очень громко.
Наверное надеялся, что некто услышит его с противоположной стороны и подойдет посмотреть.
Увы, никого.
"Попробовать Аард? Проще горы перевернуть..."
После этой нерадужной мысли белоголовый ведьмак выругался во второй раз - что-то мягкое, теплое, позабытое выскользнуло и оставило его, предварительно вильнув черным хвостиком и сверкнув глазами.
"Это не простая кошка. Простые меня не любят."
Странная мысль. Совсем ненужная. Следовало было думать об ином.
Ведьмак пытался. Дверь, вопреки сказкам и легендам, от мыслей открываться не спешила. По крайней мере пока.

Праздник. Праздник был у всех: у черни, у знати, у баронов и холопов, у грязнопузых нелюдях и чистокровных людях. У всех был праздник: вино, кушания, компания, смех и, возможно, потрахушки. У всех это всё было!
У всех... кроме Януша Скарупы. И не потому, что Януш Скарупа был человеком высоких нравственных идеалов и не устраивал пьяных дебошей уже с двадцати лет. Не потому, что добропочтенный был человеком чести и, можно сказать, слова.
Просто Януш Скарупа был на службе. На своей ненавистной службе у дурно воняющего выхода, про который никто никогда не вспоминал. Кроме Януша Скарупы.
Возможно, именно этот фактор, а может и простая человеческая зависть заставили старого солдата стянуть на пост кувшин с ежевичным. Возможно, именно то, что в карауле Скарупа был один и сыграло свою проклятую роль - стражник налакался в усмерть, заснув на собственном посту, подперев небритое лицо кулаком. К черту дверь, к черту короля, к черту ключ!
Впрочем, последний, отправленный к черту, лежал на грубом столике прямо перед храпящим стражем. Небольшая связка, почти невесомая для человека.

На лестнице бряцали оружием. Топали и грохотали. Готовились.
Подготовка, как это было заведено, сопровождалась криками и приказами, которые всё равно шли через жопу.
Просто-напросто взять в плен пятьдесят людей. Именно людей.
Никто не окажет сопротивления.
Совершенно никто - они без оружия.
Было бы все так просто.
Чернявый молоденький офицер в новых доспехах тяжело вздохнул.
Обязательно кто-то будет строить из себя героя. Возможно, даже за табурет схватится. А потом придется объяснять - почему это кровь на плитке парадной залы.
Нет, его не простят. Повесят.
- Слушай мою команду! Закрываем выходы, сгоняем стражу в центр зала! Силу без необходимости не применять! - голос обжигал небо и легкие. - Двинули!
Грохот десятков шагов и бряцание оружия.
Музыка славила праздник.
По-своему.

+3

104

Дворец

Всё было совсем скверно.
Выслушав скомканный ответ-клятву от Аранея в преданности, чести и желании выполнить любой указ, Демавенд устало опустил взгляд в стол.
Он устал. Он просто-напросто устал тянуть эту повозку.
Каждый день, каждый час от его решения зависели судьбы людей - подвешенные на тонких веревочках фактов, они были лишь паяцами, которых следовало дергать за эти ниточки.
Короля никто не спрашивал, устал ли он. Болен или здоров.
Монарх не может быть уставшим. Монарх не может быть больным.
Монарх должен - потому что его королевство нуждается именно в таком монархе.
"Если в этом мире есть хотя бы капелька разума, то этот вечер должен многое изменить. И если это так, то..."
Мысль великого монарха была прервана странными звуками, привычными, но столь необычными в данном месте.
Лязг доспехов и крик. Громкий и пронзительный крик прямо у дверей в залу совета.
Демавенд удивленно поднял бровь, а в следующее мгновение двустворчатые двери отворились, пропуская ввалившегося окровавленного начальника караула.
- Государь! Измена! Государь! - из раны на лбу обильно сочилась кровь. Солдат, едва не падая, заложил дверь окровавленной алебардой.
- Ты с ума свихнулся, Готфрид? - король рывком поднялся со своего места.
- Никак нет! Измена! - стеклянный взгляд пугал, а речь несчастного стража становилась все тише. - Люди барона Кафендау. С вороном на гербе. Я уж их не спутаю. Я же их...
Обессиленный воин сполз по стене на пол.
А за дверью, за дубовой и двустворчатой, уже слышалась новая ругань и неожиданное, отчетливо прозвучавшее приказание:
- Найдите таран!

Говорили - Вильгефорц из Роггевеена, медленно опустившийся на свое место, самолюбиво наблюдал за ситуацией со стороны.
Горячая молодость и умудренная опытом старость, желание революции и стремление жить особняком, не заботясь о чужом благе и достоянии.
Сами того не понимая, Йеннифэр из Венгерберга и Герхар Хрен-Пойми-Откуда дополняли друг друга, своей игрой делая все возможное, чтобы оставшиеся чародеи вняли словам главы Капитула.
И только его.
"Спасибо, Йеннифэр. Ты неоценима. Ты самый прекрасный цветок в этом диком саду. Ты не будешь против нашей встречи? Простой и отдельной встречи. "- пренебрежительный взгляд на собравшихся чародеев. - " Без этих..."
Странно, но что-то заставило Вильгефорца задуматься. Самый простой визуальный контакт, телепатия и передача мыслей без чтения чужих - на это пришлось потратить немало сил, словно было произнесено сложное многоступенчатое заклинание.
"Всё это странно. Всё очень странно. Что ты там говоришь, краснобородый? Мог бы повторить. Нет, второй раз я тебя не буду просить. Даже мысленно. И при помощи телепатии. Пошел бы ты вообще к черту. Прямо сейчас".
Глава Капитула устало потер мгновенно покрывшиеся бисеринками пота виски.
Что-то было не так.
Или это чувствует только он?
Только что?
Сомнение породило подозрение, а затем чувство тревоги шквалом бури разрушило последнюю преграду.
С ним давно, с ним очень давно не связывался телепатически Риенс. Недоучка на поводке не мог себе позволить такую роскошь, как действия по собственной инициативе.
А следовательно...
За дверью послышалась ругань. А следом грубый и глухой удар, с последующим криком. Предсмертным.
"Стража?"
Стражи больше не было - двери распахнулись под грубым ударом ноги.
Трое мечников, небритых и скалящихся, словно бешеные волки, недобро осмотрели собрание чародеев.
Моментально среагировавший Вильгефорц вскинул руку, действующий точно также, как и тысячу раз до этого - простенький магический посыл должен был стукнуть ублюдков лбами.
Вместо этого лбом стукнулся глава Капитула. Об стол, от внезапно нагрянувшей из ниоткуда боли.
- Ша, маги! Кирдык вам! - произнес самый высокий, поигрывая мечом. - Пропала ваша магхия!
Альбуст, тот самый странный чародей из Гулеты с кульком, подскочил в воздух, словно шар с воздухом. Слишком поздно Вильгефорц заметил, что кулек исчез и вместо него в руках старика арбалет.
- Лучше не двигайтесь, господа чародеи! - блеклые глазки недобро сверкнули. - Эта штука может стрелять!

* примечание: в посте Геральта - отряд чернявого офицера врывается в залу, где был пир и остались гости.
В посте Вильгефорца - магия пропала. Ведьмачьи Знаки - тоже. Проклятия, сглазы, порчи, сифилис, чумка и прочая гадость - на своем месте.

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

+3

105

Если приглашает сам Вильгефорц - отказывать негоже, если даже Йеннифэр это признала, вопреки своей идиотской привычке противоречить всем вокруг, то Трисс и подавно не станет отказываться. Девушка слабо махнула Лютику на прощание, они оставили барда в ошеломленном одиночестве.
Интересно услышать, о чем поведает своим собратьям глава Капитула, особенно учитывая то, что тут собрался чуть ли не весь цвет волшебства и те, кто сверкал не столь ярко. Ощущение накаленной обстановки так или иначе витало в воздухе, несмотря на притворно радостную атмосферу праздника: музыканты не слишком умело наигрывали популярные мелодии ( не то, чтобы Трисс была великим музыкантом, но все же услышать фальшивую нотку была способна), вокруг бегала прислуга разнося алкоголь, гости сверкали своими сверхдорогими нарядами, а особо талантливые добавляли к ним магию. А вот Йеннифэр взмахнула рукой, делая свое платье совершенно обычным, с точки зрения магии, но от этого оно не переставало быть произведением швейного искусства. У Трисс такой необходимости не было: она изначально не использовала никаких магических стимуляторов красоты.
Как только пара подошла к Вильгефорцу, беседующему с неким чародеем с рыжей бородой и тут же влезло в их разговор. Трисс даже не успела дернуть ее, чтобы остановить. Тебя в детстве не учили, что перебивать старших нехорошо, Йен? Сразу было видно, что тут обсуждается война, и еще более заметно было то, что эти двое явно не сходятся во мнениях. Ну что же, тем интереснее послушать разговор, сама Трисс участвовать в нем не стремилась, она скромно стояла немного позади Йен, прислушиваясь к фразам. Ее мнение мало кому будет интересно, да и мало кто знает, что это за девчонка. Может, оно и к лучшему: есть возможность услышать массу интересных вещей, главное чтобы подруга не ввязалась в спор, как это часто бывает. Не хотелось бы злить Вильгефорца...
И тем не менее, спор был, да еще какой, Йен была на высоте, Герхар тоже, все о чем-то говорили, в основном о войне и сложившейся ситуации, кто-то хотел вступать, кто-то нет. Вильгефорц устало опустился в кресло, тем не менее внимая всем присутствующим. Дверь в зал с грохотов распахнулась, как будто ее пнули ногой, а может, так оно и было, стражник булькая осел на пол и так и остался там лежать, явно мертвый. Появление "гостей" оборвало шум в зале. Трисс чувствовала себя как-то странно, как будто внутри ее головы шумел пчелиный рой и одновременно комариный. Не было понятно, кто эти три мечника, столько бесцеремонно ввалившиеся в зал, но сомнений в том, что это не припозднившиеся герцоги не было.
- Пропала ваша магхия! - Трисс увидела как вскинул руку Вильгефорц, но ничего не произошло, она бы рассмеялась, если бы не было так страшно...
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/82-1483615938.jpg[/AVA]

+1

106

Канализация
Полумрак комнатки и недвижимое тело, распластавшееся на столе – это первое, что бросалось в глаза. В полумраке черная кошка была похожа на диковинную ящерицу из жарких стран, что меняла цвет и подстраивалась под окружающее ее пространство, сливаясь с пейзажем настолько, насколько оно возможно. Только глазки ловили на себя отсвет и сверкнули зелеными огоньками пару раз.
Риса шла не торопясь.
«Вот это тело похоже на стража. А эти, там за дверью, громыхают и совещаются во весь голос, не зная как оно чревато неожиданным пробуждением».
Кошка остановилась напротив человека и еще раз всмотрелась в сгорбившуюся фигуру. Та не двигалась.
«А, может, ему плохо?» - Риса наклонила голову в бок, вильнула хвостиком. Скажите, что она глупая и думает не о том? Но если человеку плохо – это, конечно, обидно, но объясняло бы почему тот не среагировал на грохот внизу и оказалось бы удобным, чтобы поискать ключи. Ведь этот страж охранял выход и они обязаны были у него быть, если в мире что-то не перевернулось. Риса искала объяснений и находила их самостоятельно.
Кошка подошла ближе и обошла кругом. Нет, она не нашла искомого и ей было обидно, жаль потраченных зазря усилий, внимания и надежд. Покосившись еще раз на дверь, черный зверек прыгнул на стол, ловко маневрируя там между свечами и посудой, не забывая засовывать в последнюю морду с целью найти что-то приличное, дабы заесть им свои страдания и нервные мучения. Но, вот, когда нос мурлыки искупался в винищще, она отпрянула, а отпрянув, наконец, обратила внимание на иные вещи радостно обнаружив рядом с собой ключики аж целой связкой.
Сцапав ключи зубами, девушка-кошка, которой была противна канализация, снова оказалась у двери. Раза два или три она попыталась прыгнуть, чтобы снова достичь окошечка, через которое сюда проникла, но вес ключей, невесомых для человека, непреклонно тянул легкую кошечку вниз. Железо бряцало о пол. Ощущения были неприятны, ведь железки-ключи, на которые падала Риса, были твердыми. Впрочем, альтернатива нашлась быстро: дверь внизу зияла щелью, в которую кошачья голова бы не пролезла, а вот тоненькие ключики и лапы бы вполне.
Дьявольски смышленая кошка толкнула связку прямо туда, воспользовавшись для этого деяния толчком задних лап. Проскользнувшие под дверью со скоростью ключи гулко ударились о чью-то ногу. «Отлично»
[AVA]http://s43.radikal.ru/i099/1311/07/4385268d8086.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: обычная черная кошка[/SGN]

+1

107

Канализация. Подземелья дворца.

Заметив, как кошка покинула уютную пазуху ведьмака и шмыгнула к двери, громыхнув открывшейся решеткой, краснолюд заинтересовался и подошел к пропускавшему в эти мрачные "чертоги" рассеянный свет дверному окошку. Но Ярпену не хватало роста, чтобы заглянуть внутрь, как бы он ни подпрыгивал или подтягивался, пыхтя, словно нагруженный мерин. Бросив эти попытки, Зигрин зло стукнул кулаком по двери, совсем забыв об осторожности.
И почти сразу после этого за дверью раздался звон. И еще раз. Он постоянно повторялся, будто кто-то развлекается тем, что швыряет горсти золота в эту треклятую дверь... "Что за чертовщина там происходит?" Краснолюд насторожился, кладя руку на топор... Но все оказалось совсем не так.
Звон слышался уже внизу, и по эту сторону двери. И в тот же миг что-то ткнулось в ногу Ярпена и приглушенно звякнуло. В последний раз. Наклонившись, бородач нащупал своими грубыми пальцами холодный металл, формой напоминавший...
Ключи! Вот это да! Кошка, чья довольная мордочка выглядывала из пробоины в нижней части двери, нашла выход для всех. И за это краснолюд был ей ох как благодарен - ему жутко надоело торчать здесь, вдыхая противный и мерзкий воздух подземелий.
- Да где ж тут замок? - Ворчал Зигрин, выискивая скважину и громыхая ключами. - Нашел, едрить!
Три проворота ключа в уже начавшем ржаветь замке - и дверь уже распахнута настежь, приглашая компанию внутрь. Ярпен первым вошел в помещения не менее мрачные, чем канализация, но хотя бы уже не воняющие и сухие. А значит - здесь сейчас и есть для них рай земной.
Относительность. Именно она и является величайшим камнем преткновения, величайшей проблемой и величайшим проявлением человеческой непостоянности. Для них рай сейчас - вот эти свободные от говна (хотя говно говну рознь) и гулей казематы. Для тех, кто веселится во дворце и скучает - раем будут только точно такие же пышные хоромы. Только там они займут трон, а не прихлебательские стулья...
Обстоятельства не ждали. Именно потому Ярпен вопросительно посмотрел на Геральта, кивая на разлегшегося здесь пьяного стражника.
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

Отредактировано Ярпен Зигрин (2013-06-19 12:49:51)

+1

108

Дворец. Зал

- Какие громкие слова, брат мой.
- Это самая, что ни есть правда, - Гилдар утвердительно кивнул со всей своей напускной для этого, и только этого, момента серьезностью. - Возьми хотя бы меня в пример, - он криво и несколько осуждающе улыбнулся, глядя на Мирианну, - еще ни одной женщине не удавалось то, что удалось тебе, - он рассмеялся глубоким мужским смехом. Естественно, под своими словами он подразумевал собственное присутствие на этом празднике жизни и живота, на который по доброй воле он ни за что бы не явился. Слишком много здесь мишуры. Слишком.
И затем они выпили. Мирианна - грациозно, вольготно и так, как подобает добропорядочной женщине, по крайней мере добропорядочной с виду. Гил не знал точно, какие черти водят хороводы внутри истиной Мирианны - он не общался с ней слишком много лет, но не ему было судить свою сестру. У самого рыльце в пушку, и еще в каком. Сам же Веремар осушил бокал залпом. Быстро, без лишней скромности, так, как подобает просточку, роль которого он сегодня усиленно старался играть. Но что для здорового мужика какой-то глоток вина? Ни в голове, ни на языке. Поэтому оборотень смело наполнил свой бокал еще одной порцией этого священного напитка.
- Мм... Что ты думаешь об этом празднике? Похоже, что мы полностью сыграли свою роль, и нам более не за чем здесь оставаться. Но, если хочешь... мы еще здесь всем. Поулыбаемся.
- Если отбросить само собой разумеющуюся скуку и мою недальновидность в области политики и магии, то единственный плюс всего этого жеманного действа - наличие вполне себе сносной еды, - Гил пожал плечами. Не то, чтобы он пришел сюда только пожрать. Мирианна и так знала, что если бы не ее просьба - и ноги его волосатой бы тут не было, так что, раз она хочет уйти - братишка ее с радостью поддержит. К тому же он успел плотно набить желудок. Ровно до того состояния, чтобы в случае чего смочь врезать кому-нибудь или пуститься на утек и не обблевать свои штаны на бегу. - Лично меня здесь ничего не держит, - продолжил он. Немного слукавил, но кому какое дело? С Вириенной в присутствии сестры ему все равно не шибко хотелось встречаться. Он же обещал Мире держать себя в руках, а встреча с оборотницей к этому никогда не располагала. Так что, пора сматывать удочки.
Но сдвинуться с места они не успели. В залу ворвались затянутые в доспехи мечники. И уж явно не танцы танцевать. На вскидку их было около тридцати, и исходила от них спокойная и размеренная готовность убивать, и Гил, даже будучи человеком, чувствовал ее. Никто из них не сказал и слова... Они словно бы ждали чего-то. Возможно приказа, а, возможно, подкрепления. При любом раскладе здесь станет очень и очень жарко.
От осознания такой простой истины зверь внутри сжался, припал к земле и зарычал. Он был готов броситься на вошедших. Готов был рвать зубами и когтями их тела, раскидывая их окровавленные части по периметру. Из груди Гила донеслось едва слышное рычание, распознать которое смогла бы только Мирианна... Она - маг, а, значит, что-то сможет сделать, как-то защитить хотя бы саму себя. Но более пары дюжин вооруженных людей даже для мага станут неприятностью, а полагаться во всем на сестру оборотень просто не мог. Не хотел.
Бокал, наполненный вином, Гил аккуратно поставил на стол, словно ничего и не происходило - ну не гоже разрывать такую очумелую тишину звуком разбивающегося стекла. А затем он принял единственное правильное на свой взгляд решение - плавным движением оборотень прижался боком к Мирианне. Медленно, практически незаметно для посторонних. А для вооруженных злодеев - и подавно, ведь между ними и налетчиками стояли люди. Много людей.
- Это так нынче маги развлекаются? - шепнул он со странной сосредоточенной издевкой, - ты бы хоть предупредила... - он, оставаясь прямостоящим, поднял ногу назад и ловко вынул из голенища сапога нож, так удачно припрятанный им на входе. - Возьми себе, мне он уже не понадобится, - и Гил вложил оружие в руку Мирианны, пресекая все возможные споры. Он не сомневался, что она поймет его дальнейшие намерения.
И Гилдарт, не привлекая к себе лишнего внимания, бесшумно и очень осторожно присел на корточки, скрываясь от взглядов налетчиков за спинами растерявшихся гостей, а затем перекатился под тяжелый дубовый стол и скрылся под ним за полой скатерти. Секунда, и с непонятной для злодеев стороны вдруг начали раздаваться странные звуки, отчетливо напоминающие хруст костей и лопнувших сухожилий. Гил всего лишь хотел скрыться от посторонних глаз в момент превращения, чтобы никто не попытался прибить его в эту самую заветную и слишком уязвимую четверть минуты. И это у него получилось. Ура. В прочем, опознать, откуда именно доносятся устрашающие и душераздирающие звуки, налетчикам труда не составило - ведь уже через несколько секунд огромный стол начал ходить ходуном, скидывая со своей деревянной спины все яства и посуду. Гости, непроизвольно переключившие внимание на внезапно "ожившую" и зашевелившуюся мебель, отпрыгивали от нее. И правильно делали.
Стол резко перевернулся, упал от мощного толчка набок с оглушительным грохотом, и перед зрителями предстал огромный волколак. На четырех лапах он был ростом с человека. Черный, с голубыми глазами и белыми ощетинившимися зубами, едва ли не с клинок размером каждый. Зверь зарычал. Глубоко, громко и предупреждающе. "Ну же! Ну же, бегите!" - но вынуждающего напасть шага вперед он не сделал, правда гости все равно едва ли в обморочном состоянии старались отойти как можно дальше.[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/50-1487187312.jpg[/AVA]

Отредактировано Гилдарт Веремар (2013-06-23 14:33:03)

+1

109

Канализация

Йол молчал. Молчал и слушал, как где-то там, вдали капает вода. Он хотел прислониться к склизкой и заляпанной непонятно чем стене, но делать этого не стал. Все-таки брезгливость, сидевшая где-то глубоко внутри, давала о себе знать. Брезгливость и нежелание отстирывать рубаху. Со стороны двери доносился какой-то шум. А какой и почему, - этого Йол не видел, а понять из образовавшейся какофонии он не мог. Затем повисла тишина. Она висела не долго. А затем раздался звон чего-то, видимо, ключей.
- Да где ж тут замок? - Ворчал Зигрин, выискивая скважину и громыхая ключами. - Нашел, едрить!
Раздался скрип не смазанных петель, а затем звук тяжелых шагов, несомненно принадлежащие краснолюду. Идти вперед Йолу было нельзя. Все-таки роль замыкающего все еще оставалась за ним. Однако в комнате, которую скрывала дверь, было светло. Не сильно,  но достаточно, чтобы резануло по привыкшим ко мраку глазам.Горела свеча на столе, а откуда-то с пола раздался бодры и здоровый пьяный храп, принадлежавший, судя по всему, охраннику.
"Связать бы. Или по голове чем тяжелым треснуть, чтоб не храпел, паскуда!".

0

110

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание

Никогда не встревайте в чужие разборки. Никогда не вставайте между лидером и наглецом, смевшим бросить ему вызов и оспорить положение в обществе. Эти заповеди нехитрые, эти законы были одними из тех, на которых держалось общество ей подобных. Стая не поощряла слабых, она выживала: если лидер слаб настолько, что на него скалят клыки – грош цена такому вожаку, с такими приходят неудачи и голод. В такие моменты стая внимала, наблюдала, но не вмешивалась… все решится как и должно быть: слабый подожмет хвост, признавая авторитет, сильный получит все. И стая примет нового лидера, если тот окажется сильнее. И неважно сколько прольется крови. Не вмешивалась Вириенна, она составляла в уме портрет личностей перед собой. Личность Герхара давно была под ее пристальным наблюдением, но он смог сегодня удивить ее и заинтересовать. Личность Вильгефорца, о котором Вириенна слышала иногда, но видела перед собой сегодня впервые. Личность некой Йеннифэр, сияющее платье которой потеряло отчего-тосвой блеск, а речей ее сейчас Волчица не понимала. «Люди…» - Наблюдения со стороны были подпорчены этой женщиной, свевшей конфликт между мужчинами на нет. Обидно. Вириенна, по-прежнему не издавая никаких звуков и конкретных действий, погладила ожог на шее.
Пожалуй, за несколько мгновений этот вечер изменился. И изменился еще не один раз, продолжая преподносить сюрпризы.
Волчье чутье вздрогнуло, предупреждая что что-то происходило. Оборотень напряглась, доверяя своим инстинктам. Чародейский спор прекратился, но витающая в воздухе угроза явила себя совсем скоро, переключая внимание зверя на себя. Возня за дверью, запах крови… еще раньше, чем сам Вильгефорц глаза оборотня устремились к дверям, которые кто-то грубо толкнул ногой. А когда те отворились, Вириенна уже не думала о радостях или расстройствах, о личностях и наблюдениях, она кольнула взглядом вошедших троих и заметила резкое движение одного из магов, имени которого не знала и запоминать не собиралась. Была бы ее воля – она бы всем им перерезала глотки разом. Опасно. Она пока и не понимала как близко была к своему желанию… и как далеко от него одновременно. Сборище лицемеров таило в себе предательство. Один из досточтимых магов что-то защебетал, доставая арбалет. Казалось, что наглеца сейчас хорошенько прожарят его же собраться. Забавно, но этого не произошло. Вириенна видела как несколько чародеев собирались атаковать, но идиотская пауза затянулась больше, чем следовало бы. Похоже, им что-то мешало.
Чувство приблизившейся опасности разгоняло адреналин по венам, а запах человеческого страха в рядах мэтров магии, лишившихся своего превосходства, усиливал эйфорию.
Пальцы оборотня крепче сжали мага, который ее держал. Ногти стремительно темнели и превращались в острые когти.
«Как недальновидно…»
Чудовище, затаившееся за спиной Герхара, оскалилось ухмылкой.
«Как непростительно недальновидно со стороны умудренного старца считать, что все здешние чудовища разгромлены в пух и прах».
Во рту выступили клыки.
«Вас всего четверо. Что ж, будет трое испуганных щенков и один зарвавшийся старик, который с удивлением обнаружил, что его новая игрушка еще и стреляет».
Голод, страх, предвкушенное возбуждение. Комнатка, забитая людьми…
…Ее не интересовало кому это надо. Запоздало понимая и прислушиваясь к собственному внутреннему голосу Вириенна ощущала то, что имела возможность сейчас решить все свои проблемы сразу. Этот внутренний голос все настойчивее с каждым днем жаждал крови, потому что все реже его пресекали внутренние тесные рамки. Оборотень их расширяла. «Вот и упало ниц ваше неподъемное превосходство. Растоптано величие. Растерто по полу латными сапогами трех кусков мяса в доспехах. Другого шанса покончить с этим может и не быть. Что мечники… Что маги… Все выглядят одинаково жалко когда умирают и одинаково хрустят в зубах сломанными костями».

+2

111

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание

Вот оно, неловкое мгновение. когда все твое мнимое превосходство, обращается в великое ничто.
"Забавно... Я ведь только что об этом говорил - мы ведь, в первую очередь, люди, а уже потом чародеи. Но нет, какой-то женщине вздумалось все поставить с ног на голову. Ох, женщины."
Улыбка нескрываемого превосходства скривила лицо алобородого чароплета. Подбородок, а вместе с ним и аккуратно расчесанная борода, были гордо вскинуты к потолку. Каково это, упасть с небес своего величия на землю, и быть втоптанным в грязь теми, кого даже за угрозу не привык считать? Всего-лишь трое вшивых воинов. Всего лишь один предатель с арбалетом. Казалось бы, сущий пустяк для капитула и братства чародеев... Будь у них магия. Предмет величия и непомерного самолюбия.
Чародей плавно опустил свою руку на плечо Вириенны, и притянул ту к себе. Обниматься, предаться пороку в стрессовый момент, наплевав на здравый смысл? Нет. Так было на корабле, а сейчас, чародея интересовали только ушки на макушке миниатюрной женщины. Магик наклонился.
- Вот, зачем я привел тебя сюда, моя язва. Сумев спасти глумливое общество чванливого капитула, ты получишь авторитет в их глазах. Их благодарность. Это даст тебе как минимум вседозволенность и прощение за те поступки, за которые тебя раньше бы просто изжарили на месте. Ты ведь хочешь убить своего брата своими руками? Я научу тебя как, а они - чинно отвернутся и закроют глаза. - Едкая усмешка. Герхар говорил быстро, четко и достаточно тихо, что бы сей разговор, не добрался до чужих ушей.
То, что процесс неминуемого обращения в зверя дикого и опасного, уже начался, так же не ускользнуло от внимательных на детали глаз Герхара. Кажется, едкая полуулыбка стала еще шире.
"Хм, было бы прекрасно обратить их внимание на тебя, только вот я совсем не учел того, что тебе требуется некое время. Ладно, пусть будет так. Главное лицо удивленное сделать как можно более правдоподобным."
Магик положил вторую руку на плечо Вириенны, заслоняя ту всем своим телом от взглядов чужих, ненужных.  Тем не менее, оглядываясь через собственное плечо, чароплет наблюдал за всем собравшимся. Со стороны, это, к великому огорчению Герхара, могло выглядеть крайне премило - отважный чародей закрывает собой свою кого-то-там от треклятых недругов, жертвенно подставляя спину. На деле же, чародей прикрывал собою "срам", в оборотня превращение, что бы господа незваные гости, не испортили воздух раньше времени, да не приняли срочных контрмер.
"Здесь не на что смотреть, да."

+1

112

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание

Оборотни тоже хрустят и их кости тоже ломаются. Здесь и сейчас. Только для волколака, в отличие от человека, этот вопрос не смертелен, он важен для выживания. Это часть их бытности. Это то, что навсегда с ними.
Прокрутив в уме возможные комбинации и изначально сомневаясь в том, что необходимость в обращении в чудовище есть, Вириенна задумалась о времени. Лучше раньше, чем уже никогда. Лучше явить слабости, чем умереть с секретами. На обращение необходимо было время: меньше, чем минута, больше, чем мгновение.  Сейчас оно у Вириенны было, а потом… уже может исчезнуть навсегда, когда предатель перестанет угрожать магам и включит голову, вспомнив, что здесь присутствуют не только чародеи.
Еще одна слабая сторона, кроме необходимого времени, это частичное невосприятие всего, что происходит. Вот сейчас Герхар положил на плечо бестии руку и потянулся к ушам, дабы произнести в ее уши какую-то чушь. Не важно было. Это совершенно не важно. Через мгновение она перестанет понимать что происходит вокруг, но сейчас бросила на мага взгляд, полный едкого высокомерия.
- Ты… Для этого… Не смеши меня, чародей. – Голос был негромок, но так и сквозил ядовитыми шипами. Вириенне явно не было хорошо, она постаралась сдерживать трансформацию, увлекая чародея с собой подальше в угол и на ходу стаскивая с ног сапоги. Могло показаться, что он ее собой закрывает или что девушке стремительно дурнеется, но на деле все было вовсе не так. – Ничерта ты об этом не знал и боишься точно так же, как та рыжая курва, пытаясь казаться гордым, сильным, непреклонным. Потому что ты не можешь почти ничего сам. – Лицо стало влажным от пота, радужки злаз слабо засветились, а руки женщины стягивали со своего стана рубаху, надеясь сохранить хоть что-нибудь, во что можно будет потом завернуться. – Сумев? Благодарность и вседозволенность? Хах! В лучшем случае я ничего не получу от этих магов, после того, как им перестанет что-либо грозить.
Ощущая напряжение в не понимающем своего половинчатого сдерживаемого состояния теле, Ренна тихонечко простонала и прижалась к чародею, шумно вздыхая, втягивая в легкие побольше воздуха. К черту что там станут думать досточтимые маги и их пленители о происходящем в углу, мгновения проносились стремительно, а сердце колотилось, отплясывая не ритмично и против правил. Рубаха из голубой ткани вылетела из угла набравшим скорость комком, чтобы расправиться на чьем-то лице. Больше она не сдерживалась, стремительно изменяясь у Герхара в руках. Летели мгновения. Трескалась ткань. Рычание зависло в тишине. С силой чудовища оттолкнув от себя алобородого чародея, Вириенна уже не была похожа на женщину, продолжая изменяться на глазах за считанные секунды. Последние штрихи… на месте миниатюрной девушки скалилось огромное антропоморфное чудовище – десятки килограммов стремительных зубов и когтей ростом чуть менее троих высоких мужчин.
[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA]
[SGN]Внешний вид: большой черный волк с голубыми глазами[/SGN]

+1

113

Как бы повел себя человек, если во время праздника, когда он расслаблен и спокоен, а иногда даже и пьян, в зал врываются вооруженные люди? Или хотя бы есть вероятность, что они ворвутся? Все зависит от человека. От его смелости, от его настроения.
Лютик не был смел. Не был он и в настроении геройствовать. Более того - барда охватило чувство испуга. Близкого к животному, липкого и неприятного. Когда вокруг начинают звенеть мечи и литься кровь, становится уже не до веселого похлопывания дамочек по мягким местам. В такие моменты начинаешь думать, как бы тебе живым остаться...
Все мысли вылетели из головы Лютика. Подчистую. Он даже не мог заставить себя хоть о чем-то подумать. Бешено мечущиеся туда-сюда глаза, бешеный стук сердца, бешеное желание куда-то спрятаться и не вылезать оттуда...
Он никогда не пытался корчить из себя героя. И не собирался. Именно потому Лютик собрался с силами и шмыгнул под ближайший стол, не обращая внимания на удивленные взгляды и шепотки. Не обращая внимания на то, что он задел графин с вином и несколько бокалов, и теперь на полу стало блестяще и мокро. Не обращая внимания на грубые выкрики, уже начавшие резать слух.
Он сидел под столом и надеялся, что его не найдут. А если и найдут, то как можно позже... Авось и выручит кто, к тому времени-то. "И некому об этом балладу сложить..." Действительно - здесь Лютик был небоеспособен.
Вот так, с трясущимися поджилками, мужчина ждал, боялся и молился Мелитэле, что его организму не захочется чихнуть прямо во время вторжения в зал.[AVA]http://s6.uploads.ru/8rUnv.jpg[/AVA]

0

114

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание

Альбуст из Гулеты верил в свой успех. Может, потому что его звали Яковом, был он в своей жизни человеком фартовым и удачным: родился здоровеньким и крепеньким, бегал с голытьбой и ватагой ребятишек, не был прибит пьяницей-отцом, а в возрасте, чтобы считаться взрослым, вступил в армию. Там прошел яркую, хоть и бесславную карьеру: был солдатом-защитником, затем солдатом-освободителем, затем пришлось стать мародером, насильником и, в конце-концов, дезертиром.
Бесславная жизнь могла бы стать чуть более благородной, однако Якову это было не нужно.
Не нужно было проявлять хладнокровному наемнику благородство и сейчас. Совершенно не нужно.
Но он его проявил и не выстрелил.
Дурак.
Разгадай он угрозу сразу - у них могло бы что-нибудь получится. Наверное.
Кто-то из чародеев бросился на старика, надеясь тем самым сподвигнуть остальных на подвиг. Покачнувшийся Альбуст, который вовсе не был Альбустом, случайно нажал на спуск, посылая арбалетный бельт в полет вслепую.
Успех не оставил старого солдата и тут - снаряд шипя и рассекая воздух отправился в сторону Вильгефорца.
Чародей, который вздумал геройствовать, получил прикладом в лицо.
Почти сразу троица мечников стала теснить чародеев к противоположной стене, убивая неугодных и воспротивившихся.
Кровь хлынула на мраморные плиты старого дворца.

Дворец. Зал празднества

Никто и не думал защищать от них двери, беспечно бросив их нараспашку.
Никто и не думал сопротивляться, когда дружественные люди барона Кафендау обнажили оружие и лишили стражу у дверей сопротивления.
Совершенно никто.
- Спокойствие, дорогие гости! - чернявый офицер, рыцарь, совсем недавно отличившийся на турнире в честь дня рождения молодого принца Стенниса миролюбиво поднял руку. - В этот тяжелый для страны час на меня, Брианна фон Ридаво, возложена огромная ответственность...
На ответственность клали. Чихали. Фырчали. Вертелись, крутились и обрастали шерстью.
Одна из дам громко взвизгнула. Кто-то шумно пустил ветры. Точно - не дама.
Брианн до хруста сжал рукоять меча, не веря собственным глазам.
Просто безоружные люди, чародеи, лишенные магии. Недотепы-стражники. Всё будет хорошо.
Всё было бы хорошо.
Почему никто не сказал ему об оборотне?
- Построиться! В строй! Сомкнуть ряды! Выставить пики! Быстрее, курва мать!
Голос предательски дрогнул.
Команду исполняли слишком медленно - стальной кулак из двадцати рыцарей и латников всё еще недоуменно пялился на чудовище, не в силах принять спешивших к ним товарищей.

*примечание:
1. в зале, где был бал, не все латники и стражники встали в строй. Но чуть больше половины послушались приказа
2. В зале чародеев ни один из персонажей игроков пока еще не пострадал.
3. Оборотня в суматохе зала чародеев сразу не заметили. Считаем это несказанной удачей для присутствующих и оборотня.

0

115

Канализация. Позднее дворец. Первый этаж.

Удача сама шла им в руки - те, кто говорят о черных кошках дурное - вахлак и тупица!
Сейчас ведьмак из Ривии был готов черношерстную котейку прижать к груди и расцеловать. Даже вопреки желаниям котейки. Задумчиво глянув на усатую затейницу, ведьмак недолго думая сунул ее обратно в куртку.
- Не елозь только. Щекотно.
Они были во дворце. Они могли и имели все шансы на успех.
Кроме одного - ведьмак не знал куда идти. К тому же медальон, обычно подсказывающий нужное направление и отмечая опасность дрожью - молчал.
Странно. Всё тут было очень странно.
Прикрыв за собой дверь, белоголовый глянул на стражника. Затем на Ярпена. Затем на алебарду в рядом со стражем и отрицательно покачал головой.
Не стоит убивать тех, кого убивать не следует.
Учитывая то, что бравый воин не проснулся на весь тот шум, что устроила компания - не проснется и сейчас.
- За мной.
Кошачий пружинистый шаг, стремительность и тишина - ведьмак бы был идеальным домушником, если бы не имел за спиною шумных соратников.
И кошки у поясницы.
Первый коридор все было тихо.
У второго их встретил шум поединка, скрежет стали и отборный мат. Затем торжествующий и тут же стихший радостный рёв.
- К королю! Предатели прорвались к королю!
- Едрить-колотить!
- Хреново отродье!
- Отставить, -
голос холодный и властный прервал все рассуждения, как меч прерывает жизнь, - слушай мою команду...
- Будь я проклят, - ведьмак выглянул из тени, опуская меч и поднимая руку.
Пять латников, стоящих в проходе, мгновенно ощетинились оружием, недобро сверля ведьмака взглядом.
Затем один из них решительно махнул рукой... и опустил меч.
- Твою мать, Геральт! Какого черта ты тут делаешь?
- То же самое, что и ты Бауберон - спасаю близких. И родных.
- Вот как, - бывший наемник и охотник на драконов, а ныне командир отряда стражи Демавенда из Аэдирна, хмыкнул в усы, - а я уж грешным делом подумал, что ты с этими...
Сапог рубайлы глухо пнул бездыханное тело с вычурным гербом на котте.
- А это... леший меня имей! Ты и Ярпена втянул! Ну вы... ну вы! Курва! С нами пойдете, иначе вас первый же отряд стражи примет за бунтующих и порешит, что есть! Возражения? Ну, коли нет...
- Бей падлу!
- Руби их! -
с лестницы в зал, которым кончался коридорчик, посыпались люди с вычурными гербами. Не все при доспехах и кажется, не все при оружии.
Чуть более десятка.
- За Аэдирн!
"Ну, держись, кошечка..."
Кажется, во всей этой глупой ситуации, кто-то сказал мяу.

+1

116

Дворец. Комната, отведенная под чародейское совещание

И нет в этом мире ничего святого, совершенного и порядочного.
Ну нет.
Вильгефорц, глава Капитула, величайший чародей и маг был приложен собственной Силой об стол с такой силой, что у мэтра посыпались искры из глаз. Как бесплатное дополнение - пошла кровь носом.
"Я помочусь на ваши трупы, сволочи!"
В голове набатом громыхал Великий Колокол презрения. Вильгефорц с трудом понял взгляд, пытаясь сосредоточиться на ситуации.
Их предали. Самым простым грязным образом, весьма по-человечески. Их предали дважды, послав на собрание ублюдка с арбалетом.
Нет, Вильгефорц не боялся. Вильгефорц был уверен, что придурки с мечами сдохнут раньше, чем они успеют это понять, а негодяй с тягой пострелять будет поимет в зад собственным оружием.
Осталось лишь начать действовать.
Предатели действовали чуть раньше.
Вильгефорц с силой оттолкнулся от стола, откидываясь всем корпусом назад - стул, не выдержав такого напора, упал на спинку, не давая свершится свиданию лицо Вильгефорца - арбалетный болт.
Перекатившись, чародей оказался на ногах, ловко пропихнувшись сквозь толпу.
Боковым зрением глава Капитула заметил то, что заставило его остановиться и изменить направление движения.
К черту мечников. Плевать на идиота с арбалетом, который не будет стрелять. С оборотнем Вильгефорц из Роггевеена не хотел иметь никаких дел.
Особенно, когда магия решила их вдруг оставить.
- Йеннифэр! О, какой чудо, ты не находишь? О, Трисс, и ты здесь! За мной дамы - в угол, подальше - не будем мешать ручным зверькам развлекаться! Быстрее!
[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

0

117

Дворец. Первый этаж.

Неожиданные встречи не всегда бывают приятными. По разным причинам. На этот раз причиной стали сами обстоятельства, которые ухудшались с каждой секундой. А ведь все начиналось так хорошо... Теперь же снова приходится бороться за жизнь, свою и тех, чья стоит больше, чем ломаный грош.
Как только в зал ворвались, Ярпен понял, что без крови не обойтись. А руки сами, без команды схватились за оружие, готовые кромсать и рубить. Порой это пугало краснолюда, толкая на мысль, что он становится машиной для убийства, топор которой думает раньше головы. Но сейчас не время жалеть ни о чем.
Зигрин врубился в толпу, сильными и размашистыми ударами нанося увечья врагам. Но все время нападать не получится, как бы ты этого не хотел. Настало время нырком, уклонений, парирований ударов... Оберегаемый каким-то чудом, краснолюд выставил топор навстречу двум опускающимся мечам.
Ему повезло - топорище остановило оба лезвия. Но вечно так продолжаться не может. После еще одной попытки уклониться и нанести контрудар высокому противнику, кто-то толкнул краснолюда сзади, и тот упал на землю. На рефлексах Ярпен откатился в сторону, и меч лишь слегка надрезал его кожу на груди сквозь стеганку, обагрив ее кровью. "Твою мать!" Вскочив, краснолюд нанес сильнейший удар не ожидавшему такой прыти от карлика солдату по голове.
- В очередь, сукины дети!
Битва продолжалась. Рядом сверкал ведьмачий меч, ставя смертоносные росписи на путевках в загробный мир, звенело оружие остальных участников потасовки... Сложнее всего в этой мясорубке было понять, кто свой, а кто чужой.
[AVA]http://s8.uploads.ru/VLBqc.jpg[/AVA]

0

118

[AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/1c/c0/19-1484344615.jpg[/AVA]Где-то далеко капала вода - или вино, не суть. Кап-кап. Никто из присутствующих не обратил на это внимания, будучи целиком и полностью поглощенными спорами, разборками, высказыванием своего мнения...а Йен - обратила.
Предчувствие не обмануло её - едва прошло половина минуты с момента, как она закончила речь - в зал ворвались вооруженные люди. Именно люди. Не маги, не эльфы, не краснолюды, ни даже нечисть. Всего лишь горстка самоуверенных болванов с тайной мечтой отомстить чародеям за убитого родственника/свести счеты/набить морду.
Плоха была лишь фраза о том, что магия кончилась. Проверить на себе, к счастью, не пришло - за неё это заботливо сделал глава Капитула, звонко приложившись о стол головой. Судя по звуку, столешница так же не ожидала столкновения.
Определенно, в тысячу вещей, которых стоило бы бояться чародейке, явно не входили ни люди, ни...оборотни. Скучающе проследив взглядом за зверюгой, запихав поглубже мысль о том, что Герхар, должно быть, еще и спит с ней - ах этот прелестный её сарказм! - она совершенно не возражала, когда её уволокли на экстренное совещание в угол, противоположный тому, откуда выскочил оборотень.
Нет, почему же, она, разумеется, удивилась отсутствию магии - во-первых, присутствию некоего сброда, жаждущего чародейской кровушки - во-вторых, наличию в их рядах человека...поправка, не человека, оборотня -  в-третьих, отсутствию спиртного, как класса напитках - в-четвертых, внезапно вспыхнувшей страсти Вильгефорца - в-пятых, зачем-то взятой в угол Трисс (тройнички - это так весело) - в-шестых... На лице, однако, эмоции сменились всего лишь от отсутствия вина - выпить в данной ситуации казалось самым мудрым решением. Помирать - так не на пустой желудок, да и в делах любви никому это еще не мешало.
Но Йеннифэр не слишком обольщалась насчет главы Капитула - скорее наоборот, с досадой понимала, что Вильгефорцу глубоко плевать на её прекрасное, практически ничего не скрывающее декольте, идеально гладкую бледную кожу, глубокие фиалковые глаза и точеную фигурку. Интересно, конечно, узнать, почему, но спросить, что называется, в лоб, у чародейки не хватало такта. Или же она была слишком хорошо воспитана, чтобы проявлять эмоции.
Угол был чист - во всех смыслах. Там не было ровным счетом ничего - ни столика, ни стола, ни преусловутого вина, ни людей, тараканов, крыс и прочей мерзости. Теперь-то Йен могла наконец послушать все то, ради чего сегодня было собрано такое смешное и одновременно нет количество магов.
- Итак, что вы хотели обсудить со мной? - испытующий и серьезный взгляд не могли спугнуть ни приближающиеся звуки битвы, ни всеобщее оживление в зале.
* игрок кается за коряво-пост и просит читать его через строку =_=

+1

119

Айден не мог видеть своего короля таким. Где же тот полный сил монарх, что посвятил молодого наследника земель Аранеев в рыцари? Его не осталось. Как бы Демавенд ни старался скрыть это, выглядел он паршиво. Конечно, барону и рыцарю негоже так думать про своего повелителя, но это так и было. И это видели все присутствующие. И даже то, с каким видом он описывал проблемы его королевства, было довольно печальным зрелищем. Словно апатия накрыла короля, хотя Араней знал, что это было не так. Кто, как не Демавенд поведет их в бой против Нильфгаарда?
Но ему, барону де Аранею, была уготована другая судьба. Разобраться с чем-то, что тревожит владения другого покойного барона. Айден скрыл свое разочарование, ответив лишь клятвой верности и обещанием покончить со странным наваждением.
Внезапно барон услышал лязг металла откуда-то издалека. Как и все присутствующие, он с недоумением обернулся на дверь. Многие ужаснулись окровавленному стражнику. Барон же инстинктивно достал меч. 
Оказывается, это был начальник караула. Не повезло, бедняге. Было видно, как жизнь покидает его. Даже самый лучший лекарь вряд ли помог бы ему. И, закончив свой отчет, он покинул этот мир, выполнив свой долг перед королем.
Двери были заперты, но этого явно не было достаточно, так как кто-то по ту сторону крикнул про таран.
-Внимание! Баррикадируемся! Нужно подать сигнал оставшейся королевской страже!
Айден взял на себя инициативу в обороне - король, вроде, пока не возражал. Но все равно надо было поговорить с монархом.
-Ваша светлость, здесь есть какой-нибудь тайный проход? Потому что нас слишком мало, чтобы выдержать атаку в этом зале. Нужно сообщить остальной королевской страже - собрать ее со всего замка, чтобы пришли сюда.
Одновременно с этими словами барон рассматривал немногочисленных телохранителей короля, что сопровождали его всегда и везде. Если это полноценный штурм, то их действительно очень мало. Будь за этой дверью лишь двадцать крестьян, вооруженных лишь вилами и топорами, они вряд ли отбились бы. Нужно было либо отступать, либо каким-то образом вызвать подкрепление.
[AVA]http://i056.radikal.ru/1511/7e/f98b9d0bb379.jpg[/AVA]

+1

120

Дворец. Зал празднества

Слушая Гилдарта, Мирианна утвердилась в том, что ее брат имеет аналогичные мысли, и это не могло не радовать. Им было пора уходить, чародейка более не видела смысла здесь оставаться.
- Тогда идем. – Мира улыбнулась, отставив бокал в сторону, и потянулась к выходу, увлекая брата за собой.
Но и шага женщина ступить не успела, как в залу ворвались вооруженные люди, пугая собравшихся здесь людей таким вот молчаливым слаженным захватом. Нет, не были они похожи на слуг короля.
«Очаровательно… усобицы на празднике и попытки захвата власти. Никто не предупреждал о подобной развлекательной программе».
Тридцать человек. Беззащитные гости, сдавшие оружие. Лезвие в опасной близости от нее, появившееся неожиданно. «Как? Он с ними? Что за глупость!» Поначалу Мира не поняла этого и вздрогнула, а потом увидела, что Гилдарт на самом деле ей не угрожает, а протягивает кинжал. Женщина взяла предложенное оружие и сделала это, скорее, повинуясь инерции и удивлению, чем каким-то соображениям безопасности, потому что она все еще была уверена в своих силах.
- Это так нынче маги развлекаются? Ты бы хоть предупредила... Возьми себе, мне он уже не понадобится.
Слова Гилдарта были полны какого-то ехидства, а потом он нагнулся и залез…. Под скатерть? «Он что, серьезно?!» Чародейка смотрела на это со скепсисом. Потом с долей страха, когда разум стал полноценно понимать что на самом деле происходит. Как отреагирует на это толпа? Что же будет дальше?! Пытаясь вразумить и предостеречь своего брата и себя от возможных неприятностей Мирианна потянулась разумом к мыслям оборотня, имея намерение его переубедить. Но… Удивительно и очаровательно, но до этого самого момента чародейка держала магию при себе, считая это наиболее благоразумным в сложившейся ситуации: чародеи из зала удалились, возможно нападавшие как раз знали об этом и потому напали только сейчас, а в таком случае некий эффект неожиданности будет весьма кстати. Однако сразу же, как чародейка попыталась прибегнуть к магии, попробовав использовать невербальное общение с братом, ей стало плохо. Это было пугающе неожиданно. Боль, страх и постепенное осознание того, что она совершенно бессильна. Ничего у чародейки не получилось. А рядом с ней грохотал и переворачивался стол. Обессиленная, Мира опустилась на пол, не боясь испачкать платье. Ей было дурно и навалилась какая-то необъяснимая слабость. Загрохотало… в сторону упал стол… В голове гудело… Чародейка, сжала в руке нож, а другой потирала виски. Рядом с ней скалился огромный волк. «Гил?» - Да, способности хоть что-то понимать постепенно возвращались к ней, после всей пережитой боли.
- Построиться! В строй! Сомкнуть ряды! Выставить пики! Быстрее, курва мать!
Сначала уверенно, потом – дрогнув. Командующий явно не ожидал такого исхода и голос его сдал, инстинкт самосохранения и страх добрались до него. Но все стало еще хуже, когда присутствующие в зале люди с оружием, – только что враги, – охваченные паникой, под угрозой встретиться с оборотнем соединились в едином желании прикончить чудовище и забыли о разногласиях.
«Я не смогу тебе помочь магией».
Чародейка быстро размышляла. Стоило ли сидеть тихо? Спасать себя и не лезть на рожон, рискуя стать в глазах всех общим врагом, защищавшим оборотня? Возможно, стоило. Возможно, стоило бы и из соображений спокойствия самого Гилдарта о ее безопасности. Но, если подумать о том, что как-то можно переубедить стражу, которая не во всем своем числе решила поддержать захватчиков, то из этого мог бы получиться толк. Проблема была в страхе, а охваченная страхом толпа почти всегда воспринимает все превратно.
Беглый взгляд… Люди встали в строй, времени было критически мало.
Жест отчаяния? Или взгляд на балкон и стеклянные витражи зала дал чародейке уверенности?
- Стойте! – Вдохнув воздуха в легкие, поднялась с пола Мирианна. Уверенная, статная и хладнокровная. Делая несколько шагов вперед по хрустящему под каблуками фарфору и хрусталю она коснулась шерсти огромного чудовища, погладив его по боку. – Я из Братства чародеев и этот зверь принадлежит мне. Я его контролирую. Чудовище тронет лишь тех, кого ему будет велено. – «Я искренне надеюсь, что ты поймешь меня, брат». – Брианн фон Ридаво, плевать мне хотелось на вашу ответственность, но вы явно идете  вразрез с волей короля Демавенда. Сложите оружие и убирайтесь отсюда немедленно со своими людьми. Другой возможности это сделать у вас может и не оказаться.
Стоило ли вмешиваться в раздоры Аэдирна, совершенно не касающегося ее государства? Наверное, не стоило. Но Гилдарт и стянувшиеся к общей панике стражи короля не оставляли возможности оставить все на самотек. Возможно, понимая, что волколак всего лишь дрессированная собачка-переросток чародейки стража наконец приступит к полагающейся ей деятельности. Пока они были в меньшенстве. Не сказать, что Мирианна полностью полагалась на свои ораторские способности, но запасной план действий уже был в ее голове.

Отредактировано Мирианна Веремар (2013-06-26 17:02:49)

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1264 г, 9 августа] Славься, праздник!