Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Псы с городских окраин


Псы с городских окраин

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

Время: 1259 год, декабрь.
Место: Южные окраины Темерии
Действующие лица: Ксандор вар Лорехейд, Ласка
Описание: Разбойничьи шайки - не редкость для этого мира. Они появляются неожиданно, словно летний дождь посреди солнечного дня, и исчезают столь же быстро, не оставляя после себя даже радуги. Одни распадаются сами, сжигаемые изнутри ссорами и бесчестностью. Другие держатся друг за друга, но тогда уже Предназначение разводит их дороги так же легко, как сводило. А если не желают расходиться по доброй воле, так просто отправляет в могилу - зачем церемониться.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-03-15 17:27:23)

+4

2

Сpедь оплывших свечей
И вечеpних молитв,
Сpедь военных тpофеев
И миpных костpов
Жили книжные дети,
Не знавшие битв,
Изнывая от мелких
Своих катастpоф.

Детям вечно досаден
Их возpаст и быт, -
И дpались мы до ссадин,
До смеpтных обид.
Hо одежды латали
Hам матеpи в сpок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от стpок.

Они обосновались в полузаброшенном доме на одной из улиц, которая и в иные времена не отличалась спокойствием. Найти здесь неприятности было куда проще, чем угол для справления малой нужды, а нужду здесь справляли там, где приспичило, не заботясь даже о подобии приличия. У людей, рожденных в этом районе город, презрение к вежливости было в крови, смешанной с алкоголем в равных долях. Для тех, кто был приведен на эту улицу Предназначением или, реже, собственной глупостью, была предоставлена особая процедура прощания со столь тихой и скромной госпожой. Иногда использовались кулаки и ножи, иногда хватало какого-нибудь добряка, ищущего собутыльника, и бутылки дрянного водянистого спирта. Оба средства в сочетании с голодом прекрасно избавляли людей от самых тяжелых недугов воспитания, вбитых отцовскими ремнями в далекие годы детства.
В доме сохранились двери, но окна заменяли прибитые доски, часть которых была позаимствована из и без того сломанной мебели, которая валялась в комнатах. Никто на улице уже и не помнил, что когда-то это здание принадлежало сиротскому приюту. С тех пор прошло всего двадцать лет, но большинство людей, заставших детские крики, доносившиеся когда-то со двора, были мертвы. Вероятно, им повезло куда больше, чем те, что продолжали влачить свое существование в этом замечательном месте. Встречались, конечно, те, кто помнил банду Сокола – семь лет назад он вместе со своими бравыми ребятами захватили этот большой дом, выгнав всех ночевавших здесь нищих на поиски нового жилища. Их было около двадцати человек и закончили они ничуть не лучше, чем многие разбойничьи шайки до них – прирезав друг друга. Избежавшие бойни вынесли из бывшего приюта все ценное, что было накоплено за год существования. Это позволило им спиться где-то в другом месте. После Сокола неизвестно откуда пришли Ежи. Это были еще совсем дети – не старше шестнадцати лет – мнившие себя великими разбойниками. Они закончились довольно быстро – не протянули и нескольких месяцев, уступив приют шайке, не имевшей названия. Выходцы с улиц, они жили в приюте невероятно долго. Правда под конец своего существования не осталось ни одного из тех, кто помнил, как прирезали последнего Ежа.  Потом дом пустовал. За ним закрепилась настолько дурная слава, что лишь люди в полном отчаянии соглашались переступить порог заброшенного сиротского приюта.
Новая жизнь, не считая, конечно, клопов, крыс и бездомных кошек, которые умудрялись сосуществовать куда более мирно, чем люди, появилась здесь в начале осени 1259 года. Их было шестеро человек. Молодые парни, немногим старше Ежей. У них, как и у первой банды, был свой главарь – темноволосый парень с искривленным носом, носивший кличку Рык.  Как и безымянные, они родились на улице – не той, что находилась за окном приюта, но точной ее копии, правда, у каждого своей. Болонка – самый симпатичный из парней, чем-то напоминающий эльфа, но более грубый и без острых ушей, вообще пришел из Вызимы. Он десятки раз рассказывал о своем путешествии, и каждый раз оно становилось все более опасным и менее реальным. Единственное, о чем умалчивал парень – причина, что заставила его уйти. Еще среди них был Сторож. Он носил с собой все ключи, найденные ими в одном из комнат на втором этаже. Самым важным был, разумеется, ключ от кладовой. Массивный и тяжелый – под стать двери. Там парни хранили все награбленное, а грабили они достаточно много. Не чураясь взлома чужих домов, они, тем не менее, чаще всего ловили людей на улицах города – разумеется, более приличных, чем та, где находилось их убежище. Жертв обычно выбирал Нюх – у него был особый нюх на богатеев. За этот дар он заплатил Предназначению своим глазом, но оставшийся даже в одиночку работал вполне неплохо. Хотя, наверное, даже если бы парень вовсе ослеп, обоняние вполне смогло бы заменить ему зрение. Фас всегда выходил последним, словно Джокер, спрятанный в рукаве. Огромный детина, в свои семнадцать лет он почти достиг двух метров в длину и останавливаться на этом не собирался. При таком росте он умудрялся еще быть довольно мускулистым, что, в сочетании с мрачным лицом, производило неизгладимое впечатление на людей, решавших добровольно пожертвовать деньги в пользу бедных.
Как у любой приличной банды, у ребят было свое название. Псы. И как у любых приличных Псов, у них был свой Котяра. Не потому, что они ненавидели этого члена своей компании, скидывая на него всю грязную работу и постоянно насмехаясь – скорее наоборот. Просто не было ничьего собачьего в странной тощей девчонке, которую Псы буквально отбили у парочки алкоголиков, убежденных, будто она, а не ближайшая канава виновата в пропаже их кошельков.
Обладая всеми недостатками своих предшественников, эта шайка, тем не менее, была наделена одним очень важным качеством, которое обещало им долгое и счастливое совместное существование. Им было не насрать друг на друга. Каждый из Псов был готов лично перегрызть глотку за друзей.

Холода пришли на север совершенно незамеченными. Не смотря на затопленную печку, Сона сидела на кровати в кипе одеял и дула на собственные озябшие руки. На соседней растянулся Болонка, по привычке не снимая сапог. Он закинул руки за голову и разглядывал серый потолок.
- Знаешь, что хорошо зимой? Отсутствие насекомых.
- Если такие холода продолжатся, я стану насекомым!
- Хорош ныть, Котяра. На, лучше выпей, - в сторону Соны была кинута фляга, и девчонка поймала ее обеими руками. Вытянула пробку, нюхнула содержимое, а затем приложилась, делая несколько глубоких глотков. – Вот, молодец. Знал, что понравится!
- Лучше, чем та дрянь, которую ты притащил в прошлый раз.
- Вообще-то это было лучшее туссентское вино! Ты хоть представляешь, сколько эта штука стоит?
- От цены дерьмо не перестанет быть дерьмом. Разве что станет немного качественнее.
- Язва ты мелкая. Ладно, пошли проверим, что там с ужином у остальных. Готов поспорить, они уже все спалили.
- Спорим! На что?
- Да я это образно. Ты еще мелкая, что с тебя взять. Ай, кидаться то зачем?! – парень потер лоб, в который прилетела фляга. – Ладно-ладно, давай хоть на эту флягу. Если я проиграю - она твоя. Если ты - наполнишь мне ее туссентским вином.
Разговор об ужине заметно оживил девчонку. А перспектива выиграть драгоценную флягу Болонки, которой он хоть и делился, но никогда не давал другим выносить ее из дома, окончательно заставила зерриканку забыть про холод, который царил в доме. Парень подождал, пока Сона выползет из своего кокона, после чего они пожали друг другу руки и направились к лестнице, ведущей на первый этаж.

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-27 19:07:07)

+1

3

[indent=1,0]Банда Хорна Черноухого была известна в местах, что звались Заречьем. Это была небольшая шайка разбойников, которые пытались откусить больше, чем могли проглотить. Не так давно начали расползаться слухи, что Хорн Черноухий, прозванный так из-за того, что однажды зимой отморозил себе ухо и оно почернело, что маленький сморщенный уголёк, нашёл себе некоего покровителя - именитого бандита, чьё имя, как ни странно, никто точно назвать не мог. Известно было одно - ганза Черноухого совсем распоясалась. Они грабили караванщиков и простых людей, жгли мужчин потехи ради, а женщин и девочек насиловали, да бросали помирать в канавах. Они бесчинствовали так, словно ничего не боялись, словно знали, что правосудие не сможет их настигнуть. Вдоволь разгулявшись на южно берегу Ярры, банда Хорна отправилась на северный, в земли королевства Темерия. Только не знал Черноухий, что за ним по пятам шла другая ганза, а у него самого на загривке уже была смертная метка в виде чёрного нильфгаардского солнца.

[indent=1,0]- Я знаю эти места. Этот путь разделяется примерно через пять миль. В город ведёт лишь одна дорога. Вторая уходит глубоко в лес, - эльфка, идущая впереди, внимательно осматривалась, вспоминая местность более досконально.
[indent=1,0]Эланиэль была чистокровной эльфкой, выросшей в Синих Горах. Но случилось так, что, покинув свой дом, она ютилась под крылом то одного главаря разбойников, то другого. Она была опытной лучницей и не знала себе равных в меткости и знании лесов.
[indent=1,0]- Я не думаю, что они углубятся в леса. Хорн слишком давно разбивал свой лагерь. И ему, и его людям нужно где-то отдохнуть, - высокий мужчина средних лет с длинными тёмными волосами, покрывающимися сединой был никем иным, как Гриффом - бывшим нильфгаардским офицером, чудом избежавшим эшафота и уже много лет промышляющим наёмнической деятельностью.
[indent=1,0]- Предлагаешь тоже отправится в город? - юноша лет двадцати, пылающий молодостью и силой, задумчиво осмотрел дорогу, словно не доверяя словам своего же товарища-эльфки. - Но правда ли поблизости город? Я что-то не вижу ни одного человека. Разве вокруг городов не должно быть более оживлённо?
[indent=1,0]- Это мелкий город... - прошипела Эланиэль. - Просто доверься мне.
[indent=1,0]- В прошлый раз, когда ты так говорила, мы все неделю бегали по кустарникам, - усмехнулся крепкого телосложения парень, перебирающий струны лютни. Его замечание вызвало на лице эльфки колкий взгляд в его сторону.
[indent=1,0]- Точно-точно. Килиан дело говорит. Сдаётся мне, что это было из-за тех ягод, которые ты принесла. Как ты там говорила? - молодой мужчина, выделяющийся из всех светлой шевелюрой и ухоженными усами откашлялся и попытался спародировать эльфку: - Эти ягоды росли в Синих Горах. Попробуйте, вам точно понравится. Они ещё и целебными свойствами обладают.
[indent=1,0]- В самую точку! - высокий плечистый парень, носящий за спиной перевязь с двуручным мечом громко рассмеялся.
[indent=1,0]- Заткнись, Роанар! И ты, Элгар! - рявкнула эльфка, но её негодование не заставило умолкнуть задорный смех половины идущих рядом разбойников.
[indent=1,0]Их было девятеро - все, так или иначе, относились к нильфгаардской армии. И всем, так или иначе, не нашлось в ней места. Это было то, что объединяло столь непохожих людей и делало их ближе. У каждого были свои цели, свои мотивы и свои принципы, но все они были едины в своём прошлом, которое довело их до такой жизни. Позади компании неспешно тянулись два опытных солдата - офицер в отставке Гарэс аэп Канарвааль и опальный рыцарь из Туссента Тасо из Карависты. Эти двое предпочитали находится в стороне, лишь изредка присоединяясь к беседам. И, если Тасо с улыбкой смотрел на веселящуюся молодёжь, Гарэс одаривал их тяжёлым взглядом.
[indent=1,0]Ксандора догнала невысокая рыжеволосая девушка, чьё лицо было обильно усеяно веснушками и украшала хищная улыбка, полная азарта, которая, казалось, не сползала никогда. Это была Хейлин. Воровка, обманщица, убийца и великолепная фехтовальщица. Каждый раз, когда молодой нильфгаардец видел её в деле, он благодарил Великое Солнце, за то, что она находится на его стороне.
[indent=1,0]- Ты правда думаешь, что у этого Черноухого будет хоть что-то ценное? - улыбнувшись одними уголками губ, спросила рыжеволосая разбойница.
[indent=1,0]- Даже если и не будет, ты же знаешь, что он перешёл все границы, мы должны остановить его, - Ксандор пытался быть как можно убедительным, но рядом с этой девушкой его голос всё время невольно вздрагивал. - Просто поверь мне, Хейлин...
[indent=1,0]- Как Эланиэль? - хихикнула девушка, ускорив шаг.
[indent=1,0]- Я всё слышала! - отозвалась эльфка, недовольно надув щёки.
[indent=1,0]- Будет вам, успокойтесь уже, - сдерживая смешки, произнёс Грифф, приобнимая эльфку за плечи. - Похоже, мы всё-таки дошли до города.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-03-24 18:30:08)

+1

4

Липли волосы нам
На вспотевшие лбы,
И сосало под ложечкой
Сладко от фpаз,
И кpужил наши головы
Запах боpьбы,
Со стpаниц пожелтевших
Слетая на нас..

И пытались постичь
Мы, не знавшие войн,
За воинственный клич
Пpинимавшие вой,
Тайну слова "пpиказ",
Hазначенье гpаниц,
Смысл атаки и лязг
Боевых колесниц.

Ступенька скрипнула под легкой ногой. Сона очень сомневалась, что виновником этих стонов было время - скорее всего, лестница плакала с первого дня своего существования. В конце концов, это существенно облегчало надзирательницам следить за тем, чтобы дети не покидали своих спален по ночам. А выйти из комнаты поводов было много. Например, голод. Он, словно всеобщий брат, готов был любого взять за руку и провести по коридорам, заполненным густой темнотой, прямо на кухню. Для того и была предназначена плотная дверь кладовой - чтобы, если все-таки кому-то из особо резвых и неугомонных ребятишек все-таки удавалось сбежать незамеченными, спасти запасы еды. Держась за перила, зерриканка шла по тому же пути, который совершали до нее десятки мальчиков и девочек. Она, не смотря ни на что, старалась все-таки ступать бесшумно. Но Болонка портил все. Его шаги были громкими, дерзкими и привлекающими внимание, полностью отражая всю сущность парня.
Стены большой кухни были черными от копоти. Запах пищи навсегда впитался в камень и дерево, но обогатился ароматом спертости и гнили. В комнате было холодно и пусто. Удивленно приподнимая брови, девушка огляделась, а затем направилась в столовую. Четверо парней собрались вокруг одного из самых маленьких столов, тихо переговариваясь о чем-то. Они даже не обратили внимания на спустившихся, а потому Болонка неожиданно тактично (и громко) кашлянул, привлекая к себе внимание. Рык повернул голову в их сторону, вымученно улыбнулся, оскаливая зубы. Один из них был сколот, напоминая клык.
- Мы как раз собирались идти за вами.
- Ага, как же. Что за сборище? - девочка застыла в дверях, скрестила руки на груди, опуская голову и слегка обиженно глядя на друзей, которые решили секретничать без нее. По край ней мере, со стороны именно так все происходящее и выглядело.
- Я так понимаю, обед откладывается? - ее спутника волновали куда более практичные вопросы.
- Правильно понимаешь. Проблемы, - то уже подал хриплый голос Фас.
- Да уж, по вашим скорбным лицам я именно так и подумал. Кошак, принеси хлеба, что ли.
- Только без меня не смейте ничего обсуждать, - буркнула девочка, протягивая руку, в которую, спустя минуту, приземлился кинутый Сторожем ключ. Прекрасно понимая, что эта просьба вряд ли окажется выполненный, она старалась управиться как можно быстрее. С трудом открыв тяжелую дверь, набрала в деревянную миску несколько ломтей хлеба, подмышкой зажала глиняную бутылку с пивом, ухватила кусок сыра. К нехитрой снеди парни отнеслись довольно равнодушно.
- В городе появилась бадна Хорна Черноухого. Я слышал о них несколько недель назад - далеко не самые приятные ребята. Известны не столько воровством, сколько убийством ради развлечения... - начал Рык, высвобождая бутылку из объятий девочки и вытаскивая пробку.
- Полагаешь, решат наведаться сюда? - Болонка уселся за стол, кладя на его поверхность ноги в далеко не самых чистых сапогах. Судя по его лицу, особого волнения он не испытывал.
- Точно решат. На проклятия им плевать, а захватить убежище другой базы - все равно что заявить о том, кто в городе является главным.
- Рык, ты сразу переходи к делу. Пусть еще два человека скажут, что ты совсем свихнулся, может хоть тогда ты прислушаешься, - вмешался Нюх, щуря свой единственный глаз. Голос у него еще не успел окончательно сломаться и звучал почти так же высоко, как у зерриканки. Сторож отвел глаза куда-то в сторону. Фас ухватил хлеба, отрывая от него горбушку и начал ее жевать. Болонка поймал прядь черных волос, сунул их кончик в рот, наблюдая за предводителем, с честью выдерживающим этот взгляд.
- Я назначил им встречу в городе.
- Ты сделал что?!
- Зачем? - подала голос Ласка, удивленно глядя на капитана.
- Потому что лучше мы сразу обсудим все, чем будем ждать, когда они появятся здесь. Во время встречи говорить буду я. Болонка, не влезай со своими комментариями. Сторож, ключи оставь в нычке. Кошак, старайся держаться сзади и особо не отсвечивать. А ты, Нюх, прекрати смотреть на меня, как на врага народа. Все, собирайтесь. Выходим через полчаса.
И никто не спорил. Слово вожака было законом.

Они вышли из дома в назначенный срок. Сразу за Рыком шел Фас, словно громоздкий и устрашающий телохранитель. Тяжелый меч лишь усиливал это впечатление. Сторож тащился вместе с Болонкой и Кошаком, а Нюх держался где-то в стороне, стараясь не смотреть на друзей и мрачно бурча себе что-то под нос. Внутри было не спокойно. Поэтому девчонка ткнула острым локтем длинноволосого парня в бок.
- Ты мне флягу должен.
- С чего бы? Они ведь ничего не готовили.
- Но они ничего и не спалили!
- Это не так работает. Но, так и быть, держи. Можешь даже прикладываться. Только вернешь завтра, - и, зная как зерриканку это бесит, Болонка взъерошил ее и без того растрепанные волосы, после чего сунул победу девочнке в руки. Та воровато огляделась, после чего сделала небольшой глоток обжигающего напитка. И, перед тем как повесить на пояс, поделилась со Сторожем и даже подобравшимся через несколько минут Нюхом, видимо, решившим забыть о своей обиде.
Предлагать Рыку или Фасу она не рискнула.

Встреча была назначена в другой части города. В широком переулке ребят ждало семеро мужчин, небритых, лохматых, потрепанных, воняющих потом и алкоголем. Сона, не дожидаясь рычания со стороны командира, отошла чуть назад, а Болонка выступил немного вперед, прикрывая девочку собой. Рык пожал руку мужчине с черным небольшим ухом, напоминающим кусок угля. Этот человек... пугал. Он не выглядел слишком опасным, но что-то в его взгляде вызывало у девчонки желание стать как можно меньше, провалиться под землю или вжаться куда-нибудь в стену. Она осторожно коснулась куртки на спине Болонки, сжимая пальцами плотную ткань.
- Так вот они, какие, прославленные Шавки. Честно говоря, слушая о ваших... "подвигах", я представлял себе нечто большее. Насколько был пьян Спрау, что отдал вам свой кошелек и все шмотки? - об этом случае слухи в городе ходили несколько недель. Обобрать весьма неплохого фехтовальщика, чья слава выходила за пределы города, и его друзей было вполне неплохим достижением для молодой банды. Не смотря на то, что они подкрались сзади и, вместо разговора, просто оглушили самого опасного мужчину, а с двумя оставшимися справиться было не такой уж большой проблемой. Особенно учитывая наличие лука у Болонки и его таланты по части стрельбы. Все-таки, эльфийского в нем, не смотря на обычные крушлые уши, было куда больше, чем у зерриканки.
- Недостаточно пьян для того, чтобы перепутать меч с собственным членом, - заметил Рык. - А меч в пьяных руках становится еще более опасным оружием.
- Это точно, мальчишка. Впрочем, я здесь не для того, чтобы обсуждать ваши мелкие делишки. И ежу понятно, что половина из этого - сущая брехня, а оставшееся гроша ломанного не стоит. Тем не менее, мне кажется, у вас есть потенциал. Так что я хочу предложить вам перестать размениваться на всякую хрень. Я недавно потерял несколько людей и мне нужно... пополнить ряды, так сказать. Думаю, вы нам вполне подойдете.
- Интересное предложение. Нам нужно подумать.
- Это одноразовое предложение, парень.
- А если мы откажемся - перебьете нас...
- Как собак? - Хорн хрипло рассмеялся. - А ты смекалистый парень. Мне нравится. Может быть мы даже дадим вам фору для того, чтобы вы удрали подальше из города, поджав хвосты. Но не слишком большую.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-10 22:02:55)

+1

5

[indent=1,0]- И где нам их теперь искать? - Ксандор нетерпеливо перебирал пальцами, крутя в них медную монету.
[indent=1,0]- Мы обыщем каждый закоулок, но найдём Хорна и его свору, - Грифф расчищал небольшой круглый стол, за котором сидел он и главарь ганзы, от блюд и чаш. - Мы вот здесь, - бывший офицер положил в центре стола обглоданную кем-то куриную косточку. - К северу от нас находятся относительно благополучный район. Там Черноухому делать абсолютно нечего. Это сужает радиус поиска.
[indent=1,0]- Я был здесь пару лет назад, - могучий Элгар подошёл к столу и ткнул пальцем левее куриной косточки. - Если эти мерзавцы где и будут, то только здесь. Сплошные трущобы. Честный люд туда не суётся. Да и большинство мелких засранцев тоже обходят это место стороной.
[indent=1,0]- Говорят, здесь где-то есть проклятый приют, - отозвался Роанар. Усач сидел в некотором отдалении, откинувшись на спинку стула и мечтательно разглядывая прелести подавальщицы, что отвлекалась на других клиентов таверны. - Подробностей не знаю.
[indent=1,0]Ксандор вопросительно посмотрел на Элгара и Эланиэль. Только эти двое бывали прежде в здешних местах, но и наёмник, и эльфка лишь пожали плечами.
[indent=1,0]- Хорошо. Тогда разделимся и узнаем побольше об этом приюте, - решил главарь, вставая из-за стола.
[indent=1,0]- На кой чёрт тебе сдался этот приют, мальчишка? - гаркнул старый вояка, сурово смерив юного нильфгаардца взглядом. - Пока ты будешь занят не пойми чем, этот выродок успеет свалить из города и потом ищи его по всему треклятому северу.
[indent=1,0]- Гарэс... - Грифф попытался охладить пыл бывшего армейского товарища, но Ксандор его остановил.
[indent=1,0]- Ты вечно оспариваешь мои приказы. Я уважаю твой опыт, но здесь главный - я, - парень выдержал взгляд сурового воина и лишь усмехнулся. - Если хочешь - иди и ищи иголку в стоге сена. Бери Тасо и Килиана, а остальные пусть разузнают о проклятом месте. Поглядим кто быстрее выйдет на след.
[indent=1,0]- Эй! А чего я-то? - отозвался Килиан, тяжело вздохнув, когда осознал, что его возражения никому не интересны.

[indent=1,0]О проклятом приюте в городе не знал разве что новорождённый. Ганзе Чёрного Солнца быстро стали известны все подробности злополучного места, которые, явно были значительно приукрашены. Первой до искомого местечка добралась Эланиэль. Эльфка углядела, как свора юнцов, почти детей, дружно двинулись прямо из здания приюта. Видимо, это и были те самые Псы, которые держали в страхе городок. Охотницу они никак не впечатлили, заставив даже разочароваться. Но, проследив за ними, она вышла прямиком на Хорна и его шайку. Стоит ли говорить, что эльфка тут же поспешила рассказать всем о своей находке.

[indent=1,0]- Что бы ты о нём ни думал, но у паренька есть чутьё и оно редко подводит, - рассуждал Тасо, следуя за остальными членами ганзы рядом с Гарэсом, который явно был не в духе.
[indent=1,0]- Тасо, друг, будь добр - заткни свою пасть и топай молча! - рявкнул вояка, сверля глазами молодого главаря. - Он всех нас ещё угробит - помяни моё слово...
[indent=1,0]Городок действительно был небольшим - собраться всем вместе не составило труда и не заняло слишком много времени. К тому моменту, как банда Чёрного Солнца подкралась к месту встречи, Хорн вовсю показывал своё превосходство перед толпой детишек - жалкое зрелище. Присутствие местной шпаны явно не входило в планы, но никто из присутствующих не думал, что Псы вступят в перепалку и когда станет жарко - просто разбегутся. Собравшись с мыслями, Ксандор жестом отдал эльфке команду приготовиться и та вложила стрелу в лук, приготовившись стрелять. Эланиэль заняла самую высокую точку с хорошим обзором на место встречи. Сам Чёрное Солнце из Рована встал и бесстрашно вышел прямо в центр сборища. Один, лишь с мечом, покоящимся в ножнах на поясе.
[indent=1,0]- А вот и ты, Черноухий... - с лёгкой усмешкой на лице произнёс нильфгаардец, поглаживая рукоять своего меча. - Не представишь меня своим новым друзьям? Хотя нет, погоди. Мне плевать. - усмешка вмиг стёрлась с лица молодого нильфгаардца и он с некоторым омерзением на лице посмотрел на собравшихся Псов. - Шли бы вы отсюда. Сейчас здесь взрослые будут решать свои проблемы.
[indent=1,0]В это же время шесть человек из ганзы Чёрного Солнца были готовы выскочить из своих укрытий с оружием наготове, за исключением Эланиэль, которая уже целилась в Хорна, и Роанара, который предпочитал держаться подальше от всяческих драк и побоищ.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-03-24 18:29:52)

+1

6


А в кипящих котлах
Пpежних боен и смут
Столько пищи для маленьких
Наших мозгов!
Мы на pоли пpедателей,
Тpусов, иуд
В детских игpах своих
Назначали вpагов.


И злодея следам
Hе давали остыть,
И пpекpаснейших дам
Обещали любить,
И, дpузей успокоив
И ближних любя,
Мы на pоли геpоев
Вводили себя.


Порыв ветра скинул снег с ближайшей крыши. Белые хлопья закружились в воздухе, будто легкие и нежные танцовщицы, способные любого очаровать своими грациозными движениями. Они то подпрыгивали вверх под осторожным прикосновением невидимых рук, то наоборот опускались, подрагивая, извиваясь. Назвать это падением просто не повернулся бы язык – снежинки снисходили до земли, но в любой момент могли передумать, уйти куда-то в сторону, осесть на любом из выступов здания. Им совершенно не интересно было, что творится внизу. Главное – мимолетное удовольствие от собственной пляски.

Хорн повернул голову в сторону наглого юнца, что рискнул вмешаться в разговор. Усмехнулся, оскаливая желтоватые неровные зубы, нескольких из которых не хватало. Он уже сталкивался со слишком самоуверенными парнями, достаточно часто для того, чтобы не запоминать их лиц. Какая разница, если в виде кровавого месива, в которое они превращались, даже самую смазливую мордашку нельзя было отличить от уродливой рожи.  А если еще и поджечь… ноздри мужчины слегка раздулись – слишком ярко было воспоминание о запахе горящей человеческой плоти. Впрочем, мужчина не вмешивался. Пусть щенки докажут в деле, на что они способны.


Ветер пробежался по чужим волосам, дергая их за пряди, приподнимая их. Аккуратное поглаживание, мягкая ласка, порывистое прикосновение. Он обжег холодом уши, шепнул что-то на своем непонятном языке: одним – обещание, другим – угрозу, третьим – воспоминания. Он пытался обратить внимание людей на себя, надеялся, что хоть сейчас заметят.

Рык посмотрел на вышедшего юношу. Нахмурил брови, изогнул уголок губ, прищурил глаза. Его рука скользнула на пояс – знак для остальных о том, что стоит подготовиться. Не убегать – для побега у них было другое обозначение, к которому Псы прибегали крайне редко. Причиной тому была самоуверенность – еще совсем детская, и оттого слишком яркая.
- То, что тебя регулярно путают с бабой, нельзя назвать взрослой проблемой. И это определенно может подождать, - Рык выглядел даже младше своего возраста. Но его голос… низкий, слегка хриплый, с рычащими нотками, за что и было дано прозвище. Не детский голос, в общем. – Так что свали куда-нибудь, недомерок. И постарайся не наклоняться, а то потом не доползешь сюда.

Где-то рядом мяукнула кошка. Звонко и протяжно, словно негостеприимная хозяйка, в дом которой вломились посторонние. Выскочила откуда-то из переулка, вильнула в сторону, наткнулась на сапоги Болонки. Округлила спину, ожидая тычка, затем обмякла. Тощая черная кошка с огромными глазищами. У нее не было уха и хвоста, не хватало шерсти в некоторых местах. Зверюга ткнулась лбом в сапог Болонки, замурчала, дрожа всем своим тельцем от этого громкого звука. А затем вздернула единственное ухо, замотала головой, оглядываясь. И снова метнулась в сторону стоящих рядом ящиков, скрываясь за ними. Оттуда снова донеслось мяуканье. Словно предупреждение о том, что лучше последовать ее примеру.

Люди Черноухого уже достали оружие, не дожидаясь приказа. Это дело пахло куда более дурно, чем сожженный на прошлой неделе мельник – мешок, набитый дерьмом. Один лишь главарь, кажется, не чувствовал смрада, одержимый чем-то неуловимым. Фас будто раздулся изнутри, увеличился в размерах. У него единственного среди Псов был серьезный меч – тяжелый двуручник, которым парень махал неаккуратно, словно дубиной. Но весьма продуктивно. Сторож стоял рядом. Со сжатыми губами, обострившимися скулами, он спокойно смотрел на происходящее, и лишь пальцы, сжимавшие рукоять крупного ножа, выдавали беспокойство. Нюх оставался чуть в стороне. Он пытался стать еще меньше, чем был, а единственный глаз скользил по толпе, пытаясь понять, кто же первый нападет. На первый взгляд, у него с собой не было никакого оружия. Обычный дерганный парнишка, который готов сбежать, только дай ему повод.
Сона отпустила куртку Болонки. Она незаметно достала стрелу из его колчана, сунула парню в руку – во второй он держал лук, готовый в любую секунду поднять его. Отрепетированное движение, доведенное до автоматизма. Точно также, как наложить стрелу на тетиву, дернуть ту на себя и разжать пальцы. Почти не целясь. Указательным пальцем девушка надавила на спину Болонки, рисуя полукруг, заканчивавшийся где-то между лопаток. Тот чуть подрагивал, то ли от холода, то ли от предвкушения. Кошак улыбнулась. И скользнула в сторону, совсем как недавно кошка. На нее никто не обратил внимания. Слишком все были сосредоточены на происходящем.

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-10 22:03:31)

+1

7

[indent=1,0]Улыбка слетела с губ нильфгаардца, словно её унёс порыв ветра, всколыхнувший его длинные густые волосы цвета вороново крыла. Глаза цвета нефрита, слишком необычные для простого человека, отчётливо выдавали в нём эльфскую кровь. Он смотрел исключительно на Псов, словно Хорн и его шайка, обнажившая оружие не имели никакого значения, словно на этой встрече были только горстка детишек и он. Нагло ухмыльнувшись, южанин вытащил меч из ножен. Это был превосходный меч нильфгаардского офицера, выкованный мастерами оружейного дела. Он был лёгкий и изящный, практически идеально сбалансированный и даже своим видом отличался от всего старья, которое можно было подобрать или украсть на улице.
[indent=1,0]- Знаете, я передумал, - усмехнувшись, произнёс нильфгаардец. - Вы не уйдёте отсюда. А ты... - он указал острием меча на Рыка. - Тебя я убью последним.

[indent=1,0]- Что он делает? - шёпотом спросил Элгар, прячущийся за широкой колонной, у Грифа, что припал спиной к разваливающейся стене и украдкой наблюдал на происходящим. - На кой чёрт ему эти молокососы сдались? Хор же здесь.
[indent=1,0]- Тогда мы и позаботимся о Хорне, а он... - беглый офицер вздохнул, взглянув на Ксандора. - Думаю, он позаботится о Псах.
[indent=1,0]- Теперь мы убиваем и детей? - возмущённо пробормотал Гарэс, стоявший позади Гриффа.
[indent=1,0]- Не детей, а разбойников, - отозвался Килиан. - Эти мерзавцы вспорют тебе живот ради пары монет. Нет, дружище, эти мелкие засранцы опаснее верзил навроде тебя. Потому как ты и не подумаешь, что в этих больших глазищах может быть ненависть. Поверь мне, у меня найдётся пара шрамов...
[indent=1,0]В то время, как всё внимание "Чёрного Солнца из Рована" было обращено на юных бандитов, его товарищи пристально наблюдали за каждым движением ребят Черноухого. Не будь Ксандор так уверен в своих друзьях, он бы не стоял спиной к вооружённому врагу, а это значило, что они не должны его подвести. И вот у одного из людей Хорна не выдержали нервы. Он занёс оружие над головой и помчался на одного-единственного противника с криком, но тут, словно появившись из ниоткуда, на его пути вырос высокий воин в латных доспехах. Тасо толкнул разбойника плечом и дал ему время подняться, чтобы быть готовым к сражению. И дело было не столько вы благородстве опального рыцаря, сколько в его надежде на достойный бой - славные битвы были редкостью для него.
[indent=1,0]- Я твой противник, - звонко произнёс рыцарь. - Пусть этот бой будет честным!
[indent=1,0]Только вот честность это не то, чем знамениты разбойники. Поняв, что противник не один, нахальные усмешки слезли с лиц людей Хорна и они все, как один, просились на рыцаря и нильфгаардца, но их снова застали врасплох ещё четверо бойцов, повыскакивающих невесть откуда.

[indent=1,0]Эланиэль уже готова была сделать прицельный выстрел, который вмиг оборвал бы жизнь Хорну Черноугому, лишив его возможности ускользнуть, как эльфка краем глаза увидела как один из подростков вскидывает лук, целясь прямо в Ксандора. Эльфка оказалась быстрее и стрела, предназначенная Хорну, нашла другую цель.

[indent=1,0]Стрела пролетела в стороне от уха Ксандора, который лишь на пару мгновений отвлёкся на шум начавшегося боя. Поняв, что Псы собирались его прикончить, нильфгаардец отбросил всю жалость и сделал несколько уверенных шагов навстречу своим противникам, сжимая в руке полуторный меч.
[indent=1,0]- Надеюсь, что вы не будете плакать, моля о пощаде... - процедил сквозь зубы южанин и вступил в бой.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-03-24 18:28:31)

+1

8

Только в гpёзы нельзя
Насовсем убежать:
Кpаткий век у забав -
Столько боли вокpуг!
Постаpайся ладони
У мёpтвых pазжать
И оpужье пpинять
Из натpуженных pук.

Испытай, завладев
Ещё тёплым мечом
И доспехи надев,
Что почём, что почём!
Разбеpись, кто ты - тpус
Иль избpанник судьбы,
И попpобуй на вкус
Hастоящей боpьбы.

[indent=1,0]Разве могли какие-то угрозы от какого-то мальчишки испугать юнцов, что чувствовали себя слишком уверенными на улицах города, ставшего им домом? Разве мог хоть один из них поверить, будто Смерть – невидимая и босая, совершенно не боящаяся этого зимнего холода, для которого она была матерью, стоит совсем рядом, смотрит своими голубыми глазами, в которых танцует насмешка. Она любит наглых, смелых и ярких. Ведь они всегда так красиво умирают…
[indent=1,0]- И трепешься ты как баба, - Рык сплюнул на белый снег. Оскалился в усмешке – у него не хватало одного клыка, а зубы вокруг были сколоты. Его меч – простой, лишь немногим лучше деревянного, легко выскользнул из ножен. В старом лезвии, которое, казалось, готово было треснуть от каждого неосторожного удара, не отражался даже снег, зато рукоять, отполированная сотней, тысячей прикосновений, идеально лежала в руке.
[indent=1,0]Уйти было бы правильнее. Поогрызаться, скрестить клинки в глупой игре и разбежаться в разные стороны, чтобы потом собраться дома. Только вот им казалось, что стоит один раз сбежать – и навсегда останешься трусом. Разве можно будет взглянуть друзьям в глаза после такого? Разве можно будет тогда выделиться среди всех прочих разбойников, которые в погоне за деньгами готовы на все, что угодно?
[indent=1,0]Нет.
[indent=1,0]Псы были еще мальчишками – уже почти взрослыми, но все еще полными каких-то своих юношеских идеалов, весьма странных. Такое бывает с детьми, которым пришлось повзрослеть слишком рано.
[indent=1,0]Раздался свист стрелы.
[indent=1,0]Для Хорна это был сигнал бежать – петляя, словно заяц, из стороны в сторону, скрываясь за углом.
[indent=1,0]Для Псов – нападать. Сворой, как нападали бы собаки, сбившиеся в стаю. Они не лаяли, не подступали лишь для того, чтобы отскочить. Они бросались, стремясь сразу загрызть жертву. И оружие в не слишком умелых руках было опаснее клыков. Ведь, в отличии от стоящего перед ними мальчишки, они не были обученными воинами, и действовали скорее по наитию, не гоняясь за красотой. Их целью было – выжить.  Их целью было – доказать, что могут, не испугаются, не предадут, одержат победу и останутся целы.
[indent=1,0]А снег за их спинами медленно окрашивался красным…

[indent=1,0]Девчонка сидела за ящиками, сжимая в руке ножик. Она ждала подходящего момента, отсчитывала секунды. И с каждым движением губ из ее рта вырывалось вверх облачко пара, мгновенно растворяющееся в холодном зимнем воздухе. Не способное растопить даже одной снежинки из сотен тех, что кружили вокруг, спускаясь на землю. Она слышала стрелу, она видела ее – быструю, словно вспышку молнии. И не смотрела назад. Потому что Сона не допускала мысли о том, что могли попасть в кого-то из своих.
[indent=1,0]«Оглянись» - шептал внутренний голос.
[indent=1,0]Рыжая полукровка продолжала смотреть вперед. Вот, почти… Несколько шагов, аккуратных, бесшумных. По песку ходить сложнее, чем по тонкому слою снега. Сейчас. Девчонка высовывается из-за ящика, неосторожно подставляясь чужому стрелку, хотя в этой заварушке вряд ли на нее обратят внимание – слишком смешалось все. И ножик вываливается из рукава прямо в тонкие ловкие пальцы, а затем летит в сторону открывшегося незнакомца, который дерется с ее братьями, не обращая внимания ни на что другое.
[indent=1,0]Попала.
[indent=1,0]Зерриканка уверенна, что попала, ведь иначе и быть не может. Она видит кровь на снегу. И улыбается, широко, довольно, доставая из-за пояса свой небольшой кинжал, похожий скорее на жало. Девчонка совершенно не умеет драться. Но разве для того, чтобы ударить в бок со спины необходимо быть воином? Ничуть. Нужно просто уметь выжидать момент.
[indent=1,0]А Сона умеет ждать.
[indent=1,0]Не зря она столько лет охотилась на саламандр.

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-27 19:09:29)

+1

9

[indent=1,0]Противники были неопытны. К тому же это были дети. И всё численное преимущество сводилось на нет. Детишки ринулись в лобовую атаку, хотя и стоило признать, что работали они довольно слаженно. Только вот неумело. Ксандор парировал первый неуклюжий удар, уклонился от другого, заблокировал одновременно третий и четвёртый, выбив одного из нападавших из равновесия и полоснув его мечом по спине, заставив повалиться в снег. Со стороны казалось, что ничего не произошло, что нильфгаардец не попал и один из Псов просто споткнулся и вот-вот встанет. Не было ни рек крови, ни брызг, ни распадающегося пополам тела. Хорошая сталь резала аккуратно, но смертоносно. Лишь багровеющий снег под упавшим пареньком свидетельствовал о том, что его задело.
[indent=1,0]Но расслабляться было некогда. Воспользовавшись замешательством, южанин пошёл в атаку, размашистыми ударами удерживая противников на расстоянии. Кто-то попытался ткнуть в, как ему казалось, открытую спину нильфгаардца, но возвращающийся меч тут же полоснул по вытянутой руке, больно ужалив. Оружие упало на грязную землю, а запястье сложилось едва ли не пополам, удерживаемое лишь суставами. Первый пронзительный крик раздался по округе. Не столько от боли, сколько от осознания потери конечности.
[indent=1,0]Кто-то отвлёкся, взглянув на товарища и тут же получил ранение острием клинка в бедро. Ксандор был неаккуратен - меч засел слишком глубоко и он не успел вытащить его и поставить блок. Ржавый меч полоснул его по боку, оставляя уродливые царапины на кольчуге. Ксандор отскочил назад, встал в защитную стойку и начал отражать один удар за другим. Было трудно сражаться с тем, кто не знает всех правил ведения боя - детишки не знали о том, как нужно беречь силы, поэтому вкладывались в каждый удар по полной. Каждый удар был хаотичен и отражать их было весьма затруднительно. Только вот Ксандор уже приноровился к подобному - каждодневные тренировки давали свои плоды. Отступая назад, он сделал вольт, уходя от очередного неуклюжего удара и, разворачиваясь, одним сильным ударом снёс голову парню, который пытался остановить кровотечение отсечённой руки. Остальные замерли, замер и нильфгаардец. Меч его успел обагриться кровью, как и лицо, и одежда. Его необычайного цвета глаза смотрели с ненавистью и превосходством, а нахальная улыбка ясно показывала, что он...наслаждается каждым мгновением этой бойни.
[indent=1,0]Псы начали отступать назад. Медленно пятились, пересматриваясь, бросая взгляды на двух павших товарищей - мальчишка в снегу так и не поднялся, окрасив землю своей кровью в тёмный цвет. Но тут Ксандор пошатнулся, с яростью оглянувшись назад. Что-то ужалило его в плечо - маленький ножик, который нашёл брешь в кольчуге и вонзился в плоть. Левая рука медленно начала неметь. Псы воодушевились, начали хвалить какую-то кошку и вновь ринулись в атаку, уверенные в победе. Слишком безрассудно. Нильфгаардец быстро сменил стойку, взяв меч в одну руку. Мальчишки слишком хотели его убить и забыли о слаженной работе. Первый удар Ксандор отбил в сторону коротким движением меча, одновременно с этим атакуя. Гарда вошла в горло, обагрив руку южанина. Под второй удар он нырнул, пронзив нападающего насквозь. Третий удар пришёлся по мальчишке, насаженным на меч - Ксандор подставил его под удар. Третьим был головорез Хорна, который тут же попытался отступить, но его достала эльфская стрела - Эланиэль была на страже.
[indent=1,0]Ксандор взглянул в глаза пареньку, которого пронизывал его меч. На лице нильфгаардца не было ни капли сожаления, ни крупицы жалости - лишь холод, с которым палач исполняет приговор.
[indent=1,0]- Я же говорил, что убью тебя последним... - южанин наблюдал как жизнь уходит из тела парня, а после грубо оттолкнул его тело ногой, высвобождая свой меч.
[indent=1,0]Руки он совсем не чувствовал. Нильфгаардец обернулся в ту сторону, откуда прилетел нож, всматриваясь в округу. Его люди успели разобраться с приспешниками Хорна, только сам Черноухий смог ускользнуть и за ним отправилась Хейлин.
[indent=1,0]- Здесь есть кто-то ещё, - процедил Ксандор, вырывая нож из своего плеча. - Найдите его и приведите ко мне живым.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

10

И когда pядом pухнет
Изpаненный дpуг,
И над пеpвой потеpей
Ты взвоешь, скоpбя,
И когда ты без кожи
Останешься вдpуг
Оттого, что убили его -
Не тебя, -
Ты поймёшь, что узнал,
Отличил, отыскал
По оскалу забpал:
Это - смеpти оскал!
Ложь и зло - погляди,
Как их лица гpубы!
И всегда позади -
Воpоньё и гpобы.

[indent=1,0]Котяра ждала.
[indent=1,0]Слишком долго.
[indent=1,0]Она не сразу увидела голову Нюха, лежащую на земле. Пропустила, как меч вонзается в горло Фаса, который продолжал держаться на ногах еще несколько долгих мгновений, захлебываясь собственной кровью. Зато не заметить лезвия, обагренного кровью, которое выскользнуло из спины Рыка, было попросту невозможно.
[indent=1,0]Кровь пропитывала нехитрую одежду, стекала по его спине и ногам на снег. Ткань липла к коже. Котяра видела лицо их главаря, еще более детское, чем раньше, полное самых разных эмоций – недоумения, злости, отчаяния, волнения… страха. Не за свою жизнь, а за жизнь оставшихся. И эта мешанина застыла на нем, словно нелепая чужая маска, которая не спала даже когда тело, подчиняясь грубому удару, соскользнуло на землю. Девочка вспомнила как дышать. Девочка вспомнила, как кричать. Но стоило ей только сделать первый вдох, как рот заткнула чужая рука, пахнущая кровью. А острого уха, пробивающегося через пряди коротких волос, коснулись холодные дрожащие губы.
[indent=1,0]- Тише, Кошак… все хорошо. Нам нужно идти, - Болонка надавливал локтем ей на ребра, заставляя прижиматься спиной к своей груди. Его пальцы мешали говорить и дышать. Зерриканка впилась в хрупкое запястье, оттолкнула его от себя.
[indent=1,0]- Мы не можем их бросить, - зашипела будто самая настоящая кошка, сверкнула огромными серыми глазищами. Нырнула в сторону, выскальзывая из слишком уж неловкого объятия парня, но тот успел перехватить ее за шкирку.
[indent=1,0]- Не сходи с ума! Они мертвы! Пойдем, - юноша говорил шепотом. Из его левого плеча торчал обломок стрелы, ходящий в ране при каждом его движении, заставляя парня морщиться от боли.
[indent=1,0]- Пошел ты. Я не уйду, пока он не сдохнет, - детская пылкость в голосе, в глазах, в порывистых движениях. Сона скидывает с себя куртку, оставляя ее в пальцах Болонки на несколько секунд, пока тот не откидывает бесполезную, неспособную согреть тряпку в сторону. Парень опять перехватывает, теперь уже за локоть, сжимает слишком сильно, едва ли не до хруста, тянет за собой, намереваясь увести подругу даже если придется тащить ее на плече. Потому что этот бой уже проигран. И даже самоуверенный мальчишка понимал это. В отличии от зерриканки, рвущейся вперед.
[indent=1,0]Слишком долго шел этот спор. Перед ними возник мужчина с мечом и легкой, едва заметной усмешкой. И появление чужака сразу положило конец ссоры. Болонка мгновенно вытащил длинный кинжал, Кошак скользнула ему за спину. Эта парочка понимала друг друга лучше остальных. Они могли действовать слаженно, будто являлись одним существом. Одновременный шаг, одновременный наклон, пропуская меч. Юноша отвлекает внимание на себя, делая несколько быстрых обманчивых выпадов, даже не собираясь нападать. Зерриканка резко выскальзывает из-за парня, и лезвие ее жала летит в бок мужчины. Звенит при соприкосновении с доспехом, соскальзывает с него в сторону. А воин уже хватает тонкое смуглое запястье, резко дергает, откидывая девчонку куда-то назад. Она не может удержаться на ногах, падает, ударяясь о ящики, зажмуриваясь на секунду от боли. Следующее, что видит Кошара – это друга, опускающегося на колени. В центре его груди расползается красное пятно. Мужчина уже заносит окровавленный меч, чтобы нанести последний удар.
[indent=1,0]И время замирает, точно также, как и крошечное сердце. Зерриканка вскакивает на ноги. Несколько шагов… она собирается, будто хищная дикая кошка, отталкивается от земли, повисает на шее врага. Она приставляет кинжал к чужому горлу, оцарапывает, но не успевает надавить достаточно сильно – мужчина перехватывает ее за руку, снова дергает, перекидывая мелкую девчонку через плечо. Сона сбивает юношу с ног, шипит от боли в вывернутом запястье, которая не отступает даже когда враг отпускает, пинает, заставляя растянуться рядом с Болонкой. Изо рта парня течет кровь, из глаз – жизнь. Капля за каплей, вместе со скупыми слезами.
[indent=1,0]Меч упирается в грудь девочки, пресекая все ее попытки подняться. А она… она смотрит на умирающего юношу, даже сейчас, на границе между мирами, похожего на эльфа куда больше, чем полукровка. Не чувствуя холода от снега, который легко пробирается под рубаху. Не обращая внимания на пульсирующую боль в запястье. Не боясь, что сейчас меч вонзиться чуть глубже, обрывая и ее глупую, бессмысленную, до безобразия короткую жизнь. Все, что важно для котяры, это лежащий рядом с ней парень, который за последнюю зиму успел стать ей кем-то большим, чем друг или даже брат…
[indent=1,0]«Не бойся, Оли. Я рядом» - ее губы едва заметно шевелятся, а пальцы тянутся к его руке, касаются обжигающе холодной кожи. «Я всегда буду рядом…»

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-13 16:20:01)

+1

11

[indent=1,0]- Стой! - скомандовал Ксандор, крепко сжимая ладонью левое плечо красной от крови тканью. - Это тот мерзавец, что меня ранил.
[indent=1,0]- Возможно. Какая разница, кончать с ним нужно и всё, - гаркнул Гарэс, возвышающийся над двумя телами на земле. - Не то перережет глотку во сне. Ты-то всех его дружков перебил.
[indent=1,0]Старый солдат отошёл, сплюнув прямо на умирающего мальца, а вместо него над убитым и рыжеволосым ребёнком возвысился сам главарь. Его полный злости и презрения взгляд смягчился, стоило ему понять, насколько молод был тот, кто его ранил. Просто ребёнок. Рыжеволосый, лохматый, чумазый, щуплый и, наверняка, голодный. Ксандор смотрел на него, не обращая внимания на истекающего кровью мальчишку, до тех пор, пока к нему сзади не подошёл Грифф.
[indent=1,0]- Нам нужно убираться. Стража предпочитает не вмешиваться в дела шаек, но они всё же не будут обходить это место вечно, - беглый офицер посмотрел на рыжеволосого ребёнка, тяжело вздохнув. - Добей или попроси кого-нибудь. Гарэс прав - этот малец может и прирезать. Тебя вон уже ранил.
[indent=1,0]- Это ребёнок.
[indent=1,0]- Что? - переспросил Грифф.
[indent=1,0]- Это ребёнок, - более уверенно повторил Ксандор. - Мы возьмём его с собой. Свяжем, если придётся. Эланиэль!
[indent=1,0]Эльфка подошла как раз вовремя. Не пришлось кричать дважды. Лучница посмотрела на единственного живого ребёнка и заметно нахмурила брови. С высоты она не видела, что стреляла по детям.
[indent=1,0]- Этого связать и проследить, чтобы добрался до заброшенного приюта, - скомандовал Ксандор. - Всем разойтись! Достаньте еды, сколько сможете и к ночи собираемся в бывшем убежище Псов.
[indent=1,0]Ганза медленно начала расходиться. Только Грифф и Эланиэль остались, справляясь с совершенно безучастным ребёнком. Связав руки за спиной и для пущей надёжности перевязав ноги, бывший офицер забросил мальчишку на плечо и направился в сторону приюта. Эльфка шла следом совсем без лица.
[indent=1,0]- Эй, парнишка. Запомни. Здесь банда Хорна Черноухого перебила твоих Псов, но и сама поплатилась за это жизнями. Поверь, так тебе будет легче жить, - мрачно произнёс мужчина.

[indent=1,0]Эльфка вошла первой, быстро пробежалась по комнатам, убедившись, что больше здесь никого нет. В это время Грифф наконец сбросил ношу, осторожно усадив ребёнка около стены, а сам устало выдохнул, присаживаясь напротив. Некоторое время он смотрел на малышку снисходительным взглядом, словно гадал, что же будет, если он развяжет верёвки, но проверять всё же не стал. Вместо этого достал полоску вяленого мяса, откусил кусок и поднёс ко рту мальчишки.
[indent=1,0]- Ешь, пока дают, - тихо проговорил он.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-04-12 22:50:53)

+1

12

[indent=1,0]Белое пятно слюны упало на и без того грязную куртку Болонки. Сона было дернулась вперед, совершенно не обращая внимания на то, что острие сильнее упирается ей в грудную клетку, давит, норовит проткнуть тонкую смуглую кожу, впиться в тело. И меч под этим натиском слегка отпрянул, будто бы испуганный хищник, не ожидавший сопротивления от беспомощной жертвы, загнанной в угол. Сейчас в голове смуглянки жило всего два желания, одинаково жестоких, яростных и требующих мгновенного удовлетворения. Отомстить всем, кто находился в этом чертовом переулке. И разделить судьбу остальных Псов, в очередной раз доказать, что не на возраст и пол все равно является одной из них, готова следовать по выбранной дороге до конца. Но пальцы Болонки внезапно цепко сжимают крошечную ладонь, до хруста, до отрезвляющей боли. Он говорит слишком тихо - даже не шепот, всего лишь движение губ, - но зерриканка легко угадывает его слова.
[indent=1,0]"Не уходи".
[indent=1,0]И она остается рядом. Снежинки падают на смуглую горячую кожу, тают, стекают вниз по щекам, оставляя после себя блестящие мокрые дорожки. Больше ничего не имеет значения в этом мире. Только родное лицо, которое все больше становится похожим на маску, и длинные пальцы, которые медленно ослабевают, но до последнего продолжают упрямо держаться за жизнь, что сейчас сосредоточена в маленькой руке зерриканки.
[indent=1,0]Какой-то мужчина отрывает Котяру от снега, заставляет сесть. Он тянет ее руки назад, заставляя выпустить мертвеца из своей хватки, и грубая веревка впивается в тонкие запястья, одно из которых продолжает пульсировать болью. Девчонка шипит, морщится, но не сопротивляется. И не оглядывается, продолжает пялиться на Болонку в ожидании того, что сейчас его губы дрогнут, раскроются в неслышном вдохе, он моргнет, усмехнется, заявит какую-нибудь смешную глупость. И отгонит собравшихся, как когда-то отогнал алкоголиков, что уже лезли за пазуху девочки в поисках своих кошельков. Но этого не происходит. Незнакомец легко взваливает Котяру на плечо, будто она совершенно ничего не весит, говорит что-то, но осознать его слова не получается - они пролетают мимо, словно легкие камушки, брошенные слишком грубой рукой, так и не достигнув своей цели. Котяра изворачивается на его плече, застывая в неудобной позе, ради того, чтобы продолжать смотреть. Она продолжает ждать. Продолжает надеяться. Но с каждым чужим широким шагом делать это все сложнее. И хочется закричать, позвать Болонку, или Рыка, или даже Фаса, который когда-то пугал ее до жути, но зерриканка слишком гордая для слез и мольбы. А еще она не помнит, как должны звучать слова. В голове абсолютно пусто.

[indent=1,0]В голове абсолютно пусто. И приют не похож на убежище - теперь в нем враги, а потому родные стены больше не могут защитить или хотя бы поделиться теплом. Мужчина аккуратно снимает ее с плеча, усаживает на холодный пол, и Котяра ежиться, пытается сжаться, опуская голову. В огненных волосах все еще поблескивают крошечные снежинки, никак не желающие таять. Ее лицо быстро бледнеет, приобретая очень странный сероватый оттенок. Она смотрит на мужчину своими огромными серыми глазами, которые блестят в тусклом свете, пробивающемся через забитые досками окна. Пытается сплюнуть, но никак не удается - горло пересохло. Все, что остается Кошаку, это отпрянуть от внезапно протянутой еды, едва не заваливаясь на бок. И прошипеть, словно настоящая кошка:
[indent=1,0] - Allaenat ealayk.

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-16 14:58:08)

+1

13

[indent=1,0]- И что мы с ним будем делать? - Роанар, оплативший услуги лекаря, слегка поморщился, выглядывая из-за спины старухи, зашивающей рану на плече Ксандора. - Стоит ли напоминать, что это лишний рот?
[indent=1,0]- Не так уж много едят дети, - слабым голосом отозвался главарь, потерявший довольно много крови. - Не больше тебя.
[indent=1,0]- Но я приношу пользу! А какой прок от мальчишки, который прирежет тебя во сне?
[indent=1,0]- И что ты предлагаешь? - Ксандор строго взглянул на мужчину холодными глазами. У того не нашлось что ответить.
[indent=1,0]- Но ты ведь перебил тех парнишек. И глазом не моргнул, - загрохотал вошедший в комнатушку Элгар.
[indent=1,0]- Я же просила оставлять всё оружие снаружи! - прохрипела старуха, стрельнув глазами-бусинками в здоровяка, притащившего огромный двуручный меч.
[indent=1,0]- Этого убить не смогу... - тихо ответил нильфгаардец так, что его услышала только старуха.

[indent=1,0]Дверь в приюте отворилась, впуская холодный воздух в промёрзшие коридоры, послышался стук древесины и скрежет металлических доспехов. Пришедшие прошли мимо комнаты, в которой находился рыжеволосый ребёнок вместе с Гриффом, направляясь куда-то вглубь. Шаги стали затихать и седеющий мужчина вновь перевёл взгляд на мальчишку.
[indent=1,0]- Заставлять не буду, - пожал он плечами и вкинул кусок мяса себе в рот. - Запомни хорошенько, если хочешь жить - веди себя тихо. Я не знаю какие планы на тебя у нашего главаря, но, думаю, тебе повезло. Прежде он никого в живых не оставлял, - старый солдат поднялся на ноги, осмотрелся и, приметив стул в углу комнаты, направился за ним. Поставив его напротив ребёнка, он уселся, отстегнув пояс с ножнами и закинув ногу на ногу. - Меня зовут Грифф. Я, вроде как, правая рука главаря нашего. Иногда он меня слушает. Эльфка, которую ты видела, зовут Эланиэль. Её лучше не злить. Она не очень-то любит людей. Здоровяк, который тебя поймал - Гарэс. С ним нужно быть очень осторожным. Убьёт и не заметит. Дальше... Рыцарь, который всегда ходит в доспехах это Тасо. Думаю, он тебе понравится. Амбал с двуручным мечом это Элгар, славный малый, хоть на вид и грозный. Есть ещё Килиан. Уверен, он тебе ещё надоест своей игрой на лютне. Нужно будет сказать ему, чтобы поменьше похабных песен пел... Ещё есть Роанар, усач. Он добряк, ты его полюбишь. А ещё есть Хейлин. Такая же рыжая, как и ты. И, пожалуй, такая же опасная. Надеюсь, вы не перегрызёте друг другу глотки. Хотя, если споётесь, думаю, будет ещё хуже... - он обречённо вздохнул. - А главарь наш - Ксандор. Чёрным Солнцем его звать. Он человек не плохой, но только Великое Солнце знает что творится у него в голове и движет им. Его злить я советую меньше всего. Хотя... Думаю, ты ему чем-то приглянулся. Для твоего же блага, не похерь это. Потому как...
[indent=1,0]Он не закончил, окликнутый кем-то из другой комнаты. Грифф в очередной раз тяжело вздохнул, лениво поднялся, забирая свои ножны и вышел из комнаты. Практически сразу туда скользнула эльфка, заняв место на стуле и молча глядя на мальчишку с угрюмым выражением лица.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

14

[indent=1,0]- Отлично. Теперь я буду знать, как зовут тех, кого я собираюсь убить, - прозвучал в спину выходящему мужчине детский голос. Слишком высокий для мальчишки, и слишком... спокойный. Девочка не выкрикивала это, подчиняясь мимолетным эмоциям, что исчезнут через несколько часов или дней. Нет. Это было подобно клятве, осознанной и горькой, но не оставляющей иного выбора.  Пропитанной ненавистью, которая не находила иного выхода. Хотя эльфка, занявшая освободившееся место, могла видеть ярость в серых, стальных глазах. Всеобъемлющую, разрушающую все на своем пути. Подобного огню, выжигающую все на своем пути.
[indent=1,0]Сона ненавидела этих людей так, как никогда и никого не ненавидела. А ведь в жизни ее встречалось довольно много тех, что приносили с собой зло, но оно всегда было направленно на саму полукровку, не затрагивая никого, кто был ей дорог. Впрочем, разве были такие до Псов? Разве что Вэя, и то - иначе. Ее полукровка воспринимала больше как наставника. Она бы хотела уцепиться, продолжить путь, но легко смирилась с потерей. С мальчишками так не получится. Они были не случайными спутниками. Они были друзьями. Братьями. Семьей - первой в ее жизни, выбранной абсолютно самостоятельно. И каждому причастному к их смерти зерриканка желала смерти. Сильнее этого девочка могла хотеть лишь чтобы все наконец закончилось - чтобы кто-нибудь унял боль, притаившуюся за гневом, танцующую в его тени.

[indent=1,0]Эльфка дежурила ровно до тех пор, пока не пришёл сам Ксандор. Эланиэль была крайне недовольна тем, что её заставили следить за ребёнком, вместо того, чтобы дать действительно полезное задание. И своих чувств вовсе не скрывала: надменным взглядом смотрела на мальчонку, не произнося ни слова, не шевелясь, только иногда чуть сильнее хмурила брови. Соне было абсолютно плевать, как относится к ней незнакомка, несущая в себе ту же кровь, частица которой присутствовала и в полукровке. Раньше она не видела эльфов так близко. Но природное любопытство не подавало признаков жизни, задохнувшись в дыме. Сона сидела, опустив голову и прикрыв глаза. Будто бы спала, хотя любой шорох заставлял ее слегка вздрагивать, сжимаясь сильнее. Не обратила внимания на появление молодого нильфгаардца. На то, что Элланиэль легко поднялась на ноги, молча вышла, оставив после себя лишь аромат леса, который навсегда пропитал её кожу и волосы.
[indent=1,0]Ксандор же пах гарью и пеплом. Из-за костров, у которых он проводил вечера и ночи, из-за того, что наблюдал как горят мелкие заброшенные хижины, в которых прятались разбойники. Он отодвинул стул в сторону, опустившись перед полукровкой на колено. Лишь скрип отодвигаемой мебели заставил полукровку "ожить"- девочка посмотрела на собственные колени, приподняла взгляд, глядя из-подо лба на юношу, который, казалось, был лишь немногим старше ее. Некоторое время главарь ганзы просто смотрел с сожалением в глазах, не зная с чего и начать.
[indent=1,0]- Как тебя зовут? - наконец спросил он, разрушая гнетующую тишину.
[indent=1,0]- Пошел ты, - прошипела смуглянка сквозь зубы.
[indent=1,0]- Тебе не холодно? Верёвки не жмут? Я могу их снять, если ты пообещаешь не делать глупостей, - голос парня был мягче, чем тогда, на развалинах. И это бесило. Он будто насмехался, демонстрируя показушное беспокойство. Только вот стены видели истинную заботу. Они не позволили бы себя обмануть, как не позволила того и зерриканка.
[indent=1,0]- Пошел ты, - повторила снова. Сильнее подняла голову, глядя на парня с еще большей яростью, чем смотрела до этого на старого солдата или эльфку.
[indent=1,0]Ксандор вздохнул, поднимаясь на ноги. Видимо, понял, что сейчас ничего другого не добьётся, поэтому лишь молча снял свой плащ и укутал в него Сону.
[indent=1,0]- Поговорим завтра. Если захочешь есть или ещё чего - зови, - с этими словами нильфгаардец вышел.
[indent=1,0]Девочка дернула плечом, стряхивая с себя чужую подачку. Она не хотела принимать от человека, убившего Псов, никакой помощи. Будто бы это было предательством братьев. Оставшись одна, зеррканка попыталась высвободиться от веревок, но те были завязаны на совесть, впиваясь в тощее тело без боли, пока она сидела смирно, но напоминавшие о себе при каждом движении. Ночью девочка не спала - даже если бы хотела, все равно не смогла бы. Стоило закрыть глаза и перед ними появлялись пугающие картины. Голова, лежащая отдельно от тела. Отрубленная кисть. Кровь на снегу - очень много крови, куда больше, чем было ее на самом деле. Лишь рассвет начал отвоевывать свое, стремясь увлечь ее в объятия рваного чуткого сна, не приносящего облегчения. Жар подкрался незаметно и напал внезапно, будто хищный зверь, впиваясь в тело, заставляя Сону еще сильнее погрузиться в сновидения, которые она все равно не сможет запомнить. К счастью.

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-24 00:39:37)

+1

15

[indent=1,0]Следующее утро принесло привычную жизнь ганзы Чёрного Солнца, к которой уже успел привыкнуть каждый её член. Кто-то во всю храпел, кто-то искал тёплый уголок, а заодно и кусок какой-нибудь харчи, кто-то приводил в порядок оружие и доспехи, а кто-то настороженно вглядывался в окна и щели в стенах. Необычным было только одно - наличие пленника, которых ганза ещё никогда не брала. Сонный Ксандор стоял у котелка, в которой бурлила похлёбка, с двумя мисками наготове. Гарэс, который в дальнем углу комнаты начищал лезвие своего меча, что-то ворчал себе под нос, косясь на своего главаря.
[indent=1,0]- Ты что-то хочешь сказать? - задиристо спросил юноша, заметив недобрый взгляд бывалого офицера.
[indent=1,0]- Дурак ты конченный, вот что, - он смачно плюнул себе под ноги. - Будешь кормить оборванца, который прирежет тебя и даже не пожалеет? Что же, может оно и к лучшему будет. Нам давно нужно выбрать нового главаря.
[indent=1,0]Обстановка накалялась и Килиан, бряцающий тихонько на лютне, поспешил удалиться в другую комнату. В дверях он встретился с Гриффом.
[indent=1,0]- Никто никого выбирать не будет, - строго сказал мужчина, привлекая к себе внимание обоих. - Тут я поддержу Ксандора. Мы не должны убивать детей.
[indent=1,0]- Ха! Скажи это тому, кто пришил вчера четверых, - заявил Гарэс, вызвав гневный взгляд Ксандора.
[indent=1,0]- Безоружных детей, - поправил Грифф.
[indent=1,0]Юноша отстранёно наполнил обе миски похлёбкой и, игнорируя злобный взгляд Гарэса, обошёл Гриффа, направляясь в комнату, где содержался пленник. Стоило ему пройти человека, что был его правой рукой, Ксандор остановился, слегка обернувшись к нему.
[indent=1,0]- Прошу, передай нашему уважаемому ветерану, что, если он будет сомневаться в действиях своего командира, я лично насажу его голову на пику, - слова были произнесены достаточно громко, чтобы и сам Гарэс это услышал. Пускай старик и побагровел от злости, он не произнёс ни слова против.
[indent=1,0]Дверь отворилась и в комнату вошёл Ксандор. Мальчонка всё также сидел, приникнув к стене. Плащ нильфгаардца лежал на полу рядом, что вызвало у юноши недоумение. Ночи были всё холоднее, а стены приюта до сих пор не успели вобрать себя тепло от костров. Миски уместились на стуле, до сих пор отодвинутом в сторону. Ксандор не спеша подошёл к рыжеволосому мальчику, присел напротив него и слегка дёрнул за плечо, пытаясь привлечь его внимание. Но, стоило Ксандору коснуться тела ребёнка, как он ощутил жар даже через рубаху. Сердце нильфгаардца едва не остановилось от осознания собственной глупости. Он коснулся его лба - он горел. Дрожащие руки нащупали нож, разрезали верёвки, что сковывали руки и ноги мальчонки. Ксандор подхватил на руки тело, слишком лёгкое даже для ребёнка и быстро выскочил в коридор, зовя Гриффа, сходу отправляя Эланиэль и Роанара к лекарю за лекарствами. На любые возражения он отвечал жёстким громким голосом, который не терпел отказа. От слишком резких движений, открылась рана на плече, которая отдавалась болью, но сейчас это было абсолютно неважно.
[indent=1,0]Быстро нашлась светлая и относительно чистая комната, даже с небольшой кроватью, на которой и уместился ребёнок. Ксандор не отходил от него, приказал принести миску с водой и тряпку, вспоминая как прабабка сидела около его собственной кровати в детстве, когда тот болел. Обмакнув тряпку в прохладную воду, нильфгаардец начал утирать пот со лба, охлаждая тело. Мальчишке это явно не нравилось - он шипел, точно кошка, дёргал головой, пытаясь отстраниться от мокрой тряпки. Ксандор продолжал, несмотря на это. Ребёнок был без сознания и казалось, что снятся ему совсем дурные сны. Рука юноши легла на огненные непослушные, но очень мягкие волосы, начала поглаживать их, а вскоре нильфгаардец и вовсе тихо запел песню из своего детства, на своём родном языке.
[indent=1,0]Мутные серые глаза приоткрылись, глянули на Ксандора. Послышалась ответная речь на незнакомом языке и мальчик вновь погрузился в сон. Не нужно было быть лекарем, чтобы сказать, что дела были плохи. Нильфгаардец выжал тряпку, предварительно намочив её снова, и начал утирать пот с шеи, плеч, постепенно расстёгивая рубаху. Тряпка покрывала прохладой загорелую кожу на ключицах. Это продолжалось ровно до тех пор, пока рука юноши не нащупала сквозь мокрую тряпку совершенно не мальчишечью грудь. Мальчик... Вернее, девочка сжалась, затихла, словно почувствовала что-то. Это заставило Ксандора тут же выскочить из комнаты и отправить на эту процедуру эльфку, когда та наконец пришла с лекарством, которое было необходимо ещё приготовить, чем нильфгаардец и занялся.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-04-24 22:19:12)

+1

16

[indent=1,0]Погруженная в собственные сны, навязанные жаром, Сона совершенно не поняла, что ее подняли на руки. Она сжалась от чужих прикосновений, повернула голову, утыкаясь куда-то в грудь юноше, закашляла, вздрагивая всем своим крошечным хрупким телом. Пыталась прильнуть к нему плотнее в надежде, что это спасет от холода, поселившегося внутри. И сейчас совершенно не важным было то, что ее держит враг. Кровать встретила обжигающей прохладой - в мире сновидений она оказалась в холодной воде, - легко приняла в свои объятия недовольную полукровку. Грубая ткань быстро теплела, словно смуглянка была костру, способному зажечь все вокруг. Прикосновение к волосам успокаивало, отгоняло кошмары, витавшие в воздухе, но, почему-то, совершенно незаметные для всех присутствующих. Они кружились вокруг, ожидая новой возможности напасть, впиться клыками и зубами, напомнить о себе. И их терпение быстро было награждено. Девчонка выгнулась, зашипела от холодной тряпки. Смирилась с ней, но ровно до тех пор, пока тонкие пальцы юноши не коснулись рубахи, разводя ворот стороны. Ужас пробился через сон, но теперь он больше не заставлял метаться на постели в попытках удрать. Наоборот, сковывал, лишал движения. Хотя со стороны могло показаться, будто Сона окончательно затихла. Лишь неловкое прикосновение к груди заставило ее сжаться, дернувшись, отстраняясь от чужих пальцев. Звук шагов пробился через оплетающий сон. И успокоил девочку - она осталась одна. Больше можно было не бояться.

[indent=1,0]Эльфка была явно недовольна порученным ей заданием. Она не стала высказывать этого командиру, но зайдя в комнату, не преминула ругнуться на странном певучем языке. И второй раз - более емко и остро, когда девчонка в попытке избежать расставания со своей нехитрой одежонкой едва не опрокинула миску с водой. К счастью, особо отбиваться сил у Соны не было. И укус, оставшийся на руке Элланиэль, был совсем неглубоким, пусть и довольно заметным. Борьба окончательно вырвала смуглянку из объятий сна, хотя характер ее от этого совершенно не улучшился. После того, как эльфка ушла, Кошак попыталась встать. Неловко, чувствуя себя новорожденным жеребенком, который только-только осваивает всю прелесть ходьбы. Но даже оторваться от кровати не успела, как вновь залилась в приступе кашля. Казалось, будто легкие хотят вырваться из плена ребер, упасть на оставленную шкуру. Неприятная резь, выступившие на глаза слезы. Когда приступ унялся, смуглянка обиженно ударила кулаком по стенке кровати, чувствуя, как сдирается кожа на костяшках. Она ненавидела себя - собственную слабость, хрупкость, неспособность противостоять зимнему холоду. Особенно в такой момент, когда это было нужно как никогда иначе...
[indent=1,0]В итоге девчонке не оставалось ничего, кроме как смириться. Она свернулась калачиком под шкурами, утыкаясь носом в собственные колени в жалких попытках сохранить остатки тепла. Заслышав шаги за дверью, скользнула руками по щекам, растирая соленые капли и блестящие дорожки. Не увидят они слез, не дождутся!

[indent=1,0]- Ты не спишь? - раздался от двери уже знакомый голос. Сона замерла, прислушиваясь, надеясь, что он уйдет. Но юноша продолжал стоять на пороге, и она буквально чувствовала, как его взгляд сверлит спину. Судя по всему, уходить без ответа Ксандор не собирался.
[indent=1,0]- Сплю, - в итоге тихо и хрипло ответила смуглянка, стараясь, чтобы это прозвучало как можно более грубо. И это даже удалось. Только вот на чужака совершенно не подействовало.
[indent=1,0]- Я принёс лекарство, - спокойный голос, скрип стула, придвинутого к кровати, стук дна кружки о тумбу. Звуки легко выдавали чужие действия. - Если не хочешь умереть, то придётся выпить.
[indent=1,0]- Какое тебе дело? - вновь грубость в ответ. Зерриканка еще сильнее сжалась, утыкаясь в собственные колени носом и обвивая их руками. Как смешно было слушать советы про жизнь от убийцы...
[indent=1,0]- Не заставляй меня насильно вливать его тебе в рот, - тяжелая рука легла поверх одеяла, пальцы осторожно нащупали плечо, слегка сжимая его. - Поверь, оно и так жутко противное. Будет куда хуже, если тебя ещё и будут заставлять.
Котяра ничего не сказала в ответ. Она лишь дернула плечом, стряхивая с себя чужую руку, надеясь, что пальцы не вопьются сильнее, причиняя боль, пытаясь удержать. И юноша действительно выпустил...
- Если ты умрёшь, то кто же будет мстить за твоих друзей? - мрачно произнёс Ксандор. Скрипнул стул, скользнув по холодному полу. - Я вернусь завтра утром. Надеюсь, ты не настолько глупа, как считает Эланиэль, и будешь бороться дальше, - нильфгаардец вышел из комнаты.
[indent=1,0]Его слова задели за живое. Отсчитав в уме до десяти - убедившись, что он не вернется, - Сона села на кровати. Посмотрела на кружку, из которой поднимался пар. Первым порывом было выпить горячую жидкость залпом - вдруг это поможет приглушить ту режущую боль, что поселилась в груди. Наивно и глупо. Не простудой она вызвана, и ни одно лекарство не поможет ее унять. Кашель - будто иголки впиваются в тело изнутри. От них отвар спасет, по край ней мере ненадолго. Только вот... принять его от врага? Нет. Нельзя. Это будет предательством. А Котяра итак уже чувствовала себя предателем при каждом новом вдохе. Она должна была остаться там, в подворотне. И чтобы холод с каждой становился все ощутимее но незначительнее, а голубые глаза - ближе и ярче. Девчонка опустилась обратно на кровать и глубже закупалась в мех, пряча в нем лицо.

[indent=1,0]Вместе с усиливающимся жаром приходили и странные видения. То ей снилась родная пустыня. Золотой песок, который обжигает босые ноги, снующие вокруг саламандры. То - смеющийся Болонка, треплющий по волосам и повторяющий, словно попугай, уже давно известную шутку, над которой не удается перестать смеяться. То - мужчина в голубом халате, вышитом серебрянными нитями. И растекающимися по ткани пятнами крови. Иногда эти сны смешивались друг с другом, вызывая противоречивые эмоции: веселье и страх, влюбленность и боль, опьянение и ужас.
[indent=1,0]Когда ночь окончательно захватила дом, Сона проснулась от собственного крика. Она резко села на кровати, жадно хватая ртом воздух, будто бы его было слишком мало в комнате. Это был сон, всего лишь сон. Выдумка, иллюзия. Только почему тогда она так пугает?
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-04-27 18:42:58)

+1

17

[indent=1,0]Остаток дня Ксандор провёл в раздумьях. Он думал о том, что делать дальше, думал о том, как поступить с девочкой. Теперь чувство вины давило на него всё сильнее. Наверняка та шайка подростков заменяла ей семью, которую она потеряла ещё раньше. А теперь он забрал у девочки и это. Нильфгаардец был хмур и мрачен. Ни пение Килиана, ни разговоры Тасо или Роанара не могли улучшить его расположение духа, а тренировки с Элгаром и Гриффом лишь выматывали, усугубляя общее состояние. Гарэс предусмотрительно молчал, глядя на главаря исподлобья и ворча что-то себе под нос. Но сейчас Ксандору было наплевать и на это. Его встретила раздражённым взглядом эльфка, которая оставалась стеречь девицу.
[indent=1,0]- Она не ест и не пьёт. Может лучше её придушить во сне? Меньше мороки, - фыркнула Эланиэль, уступая место у двери.
[indent=1,0]- Это всё? - стальной голос и холодный взгляд заставил эльфку замолчать.
[indent=1,0]- Тебе ведь все говорят одно и то же, но ты засунул голову в собственную задницу и не хочешь никого слушать.
[indent=1,0]- Следи за языком, эльфка, - тон голоса юноши несколько изменился, что заставило Эланиэль просто отмахнуться и молча уйти.

[indent=1,0]Вечер был спокойным. Никто не смел тревожить ни девочку, ни главаря ганзы. Все занимались своими делами и лишь обрывки голосов и смеха изредка долетали до Ксандора, который исправно нёс свой пост. Он не заглядывал в комнату к смуглянке, лишь прислушивался. Редкий кашель единственное, что доносилось из-за двери. Признак не очень хороший, но зато сразу понятно, что она ещё там. Наступило затишье - все разошлись по комнатам и лишь два тихих голоса, что остались у огня, нарушали ночную тишину. Из комнаты также не было слышно и кашля. Ксандор постепенно углублялся в сон, но ровно до тех пор, пока не услышал вскрик.
[indent=1,0] Нильфгаардец подскочил, тут же забегая в комнату. Закрыл дверь, осмотрелся. Покачнувшийся от резкого рывка Ксандора стул грохнулся на пол. Нефритовые глаза привыкали ко тьме, царившей в комнате, но это не мешало понять, что никакой угрозы не было. Девочка сидела на кровати, глядя в его сторону. Она была в порядке. Если не считать болезни. Глаза уже практически привыкли к отсутствию освещения и облегчённый вздох сменился нахмуренными бровями - чашка с отваром осталась нетронутой. Вздохнув ещё раз, более тяжело, главарь разбойников присел на край кровати, где располагалась огненноволосая девчонка.
[indent=1,0]- Всё в порядке? - голос юноши дрогнул. Он понимал, что у девочки просто не может быть всё в порядке. - Тебе...приснился кошмар?
[indent=1,0]- Нет, - быстро ответила девочка.
[indent=1,0]Ничего иного Ксандор от неё и не ожидал, но вот голос смуглянки ясно давал понять, что она сильно преувеличивает. По щекам, покрытым веснушками, стекали тонкие струйки слёз, но было слишком темно, чтобы нильфгаардец смог это заметить. Она опустила голову, словно пыталась скрыть лицо под слишком короткими волосами, скрыть свои слёзы.
[indent=1,0]- Уходи, - твёрдо сказала она, пытаясь сдерживать дрожь голоса.
[indent=1,0]- Я посижу здесь, - столь же твёрдо, но без малейшей дрожи, ответил нильфгаардец, взяв стул и поставив его ближе у стены - чтобы не мешать девочке своим видом. - Спи спокойно...
[indent=1,0]Он чувствовал на себе её взгляд, но слов возражений так и не услышал. Дождавшись, когда пройдет дрожь, а сон сгладится достаточно для того, чтобы сердце перестало пытаться сбежать из тюрьмы ребер, зерриканка снова легла, отворачиваясь от сидящего у стены юноши. Сон довольно долго не шел, то ли испуганный кошмаром, то ли - приступами кашля, которые нападали на смуглянку, сжимающуся в эти моменты сильнее. Но все-таки она умудрилась вновь задремать под утро. Только убедившись, что девочка погрузилась в спокойное забвение, нильфгаардец осторожно проскользнул наружу.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

18

[indent=1,0]Находясь взаперти, невероятно сложно отслеживать дни. Особенно если они похоже друг на друга. Очередной кошмар и пробуждение от собственного крика. Звук открывающейся двери, силуэт Ксандора на пороге, который говорил что-то успокаивающее и садился в углу. Новый сон, все такой же беспокойный, дерганный. Тусклый свет утра пробивался сквозь щели в досках. Остывший отвар стоял на тумбе рядом с кроватью. Потолок был невероятно грязным – на нем можно было искать узоры, как будто это была не тюрьма, а чистое небо. Вон то пятно похоже на собаку, а это, почти посередине – на дракона. А вон то, в углу… нет, оно ни на что не похоже. Заходил Ксандор с едой. Мягко уговаривал поесть, только смуглянка не обращала на него никакого внимания. Запах не манил, живот лишь изредка напоминал о себе ноющей болью, впрочем, хорошо знакомой и привычной. Болезнь сидела рядом. То и дело она касалась невидимыми пальчиками лба, заставляя жар вспыхивать сильнее. Вонзалась в грудь, сжимая в коготках легкие, норовя вырвать их. И смуглянка задыхалась в приступах кашля, каждый раз – когда была в сознании, - надеясь, что это все-таки добьет ее. Снова уговоры поесть. Новая порция лекарства, которая остывала на прикроватной тумбочке. Слишком вызывающие прикосновения рыжеволосой суки – так про себя Кошак называла Хейлин, - которая вытирала пропотевшее тело девочки куда дольше, чем следовало, явно получая удовольствие от этого. Однажды, когда полукровка пребывала в достаточном сознании, чтобы понимать происходящее, она извернулась и впилась зубами в руку охотницы. Та не вскрикнула, лишь резко дернула девчонку за ухо, прижимая ту к кровати. Прошипела пару ласковых слов с хищной улыбкой, глядя прямо в серые глаза. На это Сона ответила лишь очередной порцией захлебывающегося кашля.
[indent=1,0]На следующий день вместо Ксандора с отваром к ней пришли Хейлин и Элланиэль. Одна держала вырывающуюся зерриканку, а вторая, сунув пальцы ей в рот, не давая его закрыть, вливала горькую жидкость. Половина оказалась на самой девочке, после произошедшего забившейся в угол кровати словно перепуганный зверек. Но с тех пор Сона сама начала пить отвар, не желая повторения подобного. И поняв, что просто так ее не отпустят. Видимо, члены этой банды терзались странным чувством вины, которое заставляло их цепляться за жизнь маленькой полукровки – последней выжившей из Псов. Иначе зерриканка никак не могла объяснить их странное поведение.
[indent=1,0]Постепенно Котяра перестала отказываться и от еды – для этого достаточно было того, чтобы миску несколько раз принес не Ксандор, а рыжая сука. Она с усмешкой наблюдала за тем, как девочка до раздражения медленно впихивает в себя похлебку, часто пачкаясь при этом – под пронзительным взглядом дрожали руки, да и сил болезнь отнимала достаточно для того, чтобы даже поесть представлялось сложной задачей. Впрочем, это развлечение довольно быстро наскучило Хейлин, так что вскоре снова за кормежку пленницы начал отвечать Ксандор. Он, в отличии от своей подчиненной, видя дрожь смуглянки просто садился рядом и помогал. А Котяра, разумеется, бесилась от этого. Собственное бессилие, необходимость помочь даже в столь простой вещи приводила полукровку в отчаяние. И сначала она отворачивалась или даже пыталась оттолкнуть руку Ксандора, словно капризный ребенок. Но в итоге ей не оставалось ничего, кроме как смириться с происходящим. Однако, злила не только слабость. Куда больше напрягал ее сам главарь банды. Как мог человек, который с таким блеском, такой радостью и восторгом, отчетливо читавшимся в глазах, убивал детей, быть настолько мягким и добрым? Это никак не могло уложиться в голове Котяры. Она пыталась найти подвох, периодически – на рассвете, когда Ксандор дремал в углу, - по долгу рассматривая его желая отгадать, что же им управляет. Не может ведь чувство вины отравлять настолько сильно. Сона привыкла, что все ищут выгоды. Торговцы, которые давали ей скидки или еду, знали, что она сможет подгадить их конкурентам или добудет по просьбе нужный товар. Вэя развлекалась, занимаясь обучением юной зерриканки, ведь большая часть дороги была до безобразия скучной по мнению воительницы. Даже Псы, которые были для нее семьей, использовали ее – Котяра могла втиснуться в самую мелкую щель, умела прятаться и двигаться почти бесшумно. Весьма полезные умения для домушника. Обычно она пробилась в чужие дома и ночью, когда все спали, открывала двери своим друзьям. Совместная работа, которая приносила удовольствие и выгоду. Но какая польза от больного ребенка? Судя по ссоре с Хорном, вряд ли ребята из этой банды промышляли воровством. Тогда… почему она здесь? Эти вопросы не давали девочке покоя. Чем больше отступал жар, тем сильнее они требовали внимания.
[indent=1,0]Когда болезнь поутихла, смуглянка начала выбираться из постели, в которой провела слишком много, на ее взгляд, времени. Она ходила по комнате, выглядывала в окно через щель, пыталась найти себе хоть какое-нибудь занятие, спасаясь от скуки и мыслей. И появления Ксандора в этой клетке все больше радовали Сону – хоть какое-то развлечение. Но, разумеется, девчонка ни за что не призналась бы в этом ни ему, ни даже самой себе. Ведь юноша все еще оставался убийцей. И  это ничто не сможет исправить.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-05-03 03:16:41)

+1

19

[indent=1,0]Очередной вечер принёс уже привычные, ставшие чуть ли не ритуалом, события. Гарэс в который раз говорил, что эта девчонка Ксандора и прирежет однажды, Грифф осаждал его, опасаясь конфликта, другие же члены ганзы выражали своё сомнение не столько в опасности Котяры, сколько в её бесполезности и расточительстве денег и, что самое главное, еды. Вряд ли эти слова доносились до комнаты, но зерриканка могла слышать, как подобное обсуждали у её двери, когда пост занимал не главарь. После сытного обеда Хейлин в который раз протёрла тело девочки, позволив себе несколько больше, чем положено, а после, уже ближе к ночи, пришёл и Ксандор с новой порцией лекарства.
[indent=1,0]- Как ты себя чувствуешь? - спросил юноша, протягивая кружку с отваром.
[indent=1,0]Больше Котяра не отказывалась от лекарства, довольно быстро усвоив, что в случае чего - напоят насильно. И это действительно будет весьма неприятно. Она взяла кружку, обхватывая ее двумя руками и пристраивая на коленях.
[indent=1,0]- Нормально, - голос практически вернулся к зерриканке, хотя в нем все еще слышалась легкая хрипотца. Да и выглядела получше, чем раньше - по край ней мере кожа лишилась странного красноватого оттенка. Но глаза у Соны все равно были покрасневшими, хотя никто ни разу не видел, чтобы девочка плакала.
[indent=1,0]- Я рад, - едва слышно произнёс юноша, слабо улыбнувшись. Девочка действительно шла на поправку и это не могло не радовать Ксандора. - А теперь отдыхай.
[indent=1,0]Парень осмелился коснуться ладонью лба полуэльфки, быстро убрав её, оставшись довольным тем, что жара у девочки действительно не было. Удовлетворённо кивнув, нильфгаардец вышел из комнаты, закрыв за собой дверь и усевшись обратно на свой стул.
[indent=1,0]Смуглянка прислушалась. Убедившись, что юноша уселся на привычное место, она выскользнула из-под шкур, прошлась по комнате, не выпуская кружку с отваром из рук, то и дело все-таки делая маленькие глотки. Задумчиво выглянула через щель в ставнях на улицу, усыпанную снегом. Отслеживать, сколько времени прошло, было довольно трудно, а потому она и не пыталась. Какая разница.
[indent=1,0]Лязаж говорил, что во многие лечебные отвары добавляют травы, вызывающие сонливость. Этот не был исключением. Почувствовав усталость, которой просто неоткуда было взяться, кроме как от лекарства, Сона вернулась в кровать. Заснула она, повторяя шепотом имена обидчиков. Чтобы не забыть.
[indent=1,0]Ксандор сидел, пытаясь отогнать сон и усталость. Он знал, что девочка точно снова проснётся от кошмаров и ему вновь придётся успокаивать её. Не то, чтобы ему это не нравилось, но нильфгаардец предпочёл бы, чтобы смуглянка спала спокойно.
[indent=1,0]И вот уже через несколько часов в комнате снова прозвучал вскрик девчонки. И это тоже был своеобразный ритуал - неприятный, но уже привычный для новых обитателей убежища. Ксандор вновь проскользнул в комнату, привычно усевшись на край кровати и положив руку поверх ладони полуэльфки.
[indent=1,0]- Всё хорошо, - в который раз произнёс он. - Я здесь.
[indent=1,0]Смуглянка сидела на постели, слегка наклоняясь вперед, всхлипывая и дрожа. В последнее время она больше не пыталась прогонять Ксандора. Но и прикасаться к себе не давала. До этого дня. Сейчас ее ладонь вздрогнула под рукой юноши. Пальцы сжали колючие ворсинки шкуры, мягко впивающиеся в кожу. Но не отдернулась, не попыталась высвободиться. Не прогнала - уже хороший знак. Ксандор слегка сжал руку девочки, помогая ей снова улечься в постель.
[indent=1,0]- Если хочешь, я останусь здесь, - тихо сказал парень. - Я буду рядом.
[indent=1,0]Девчонка внезапно кивнула. Повернулась на бок, но теперь уже лицом к Ксандору, не выпуская при том его руки, будто это было единственное, что могло сейчас защитить от очередного страшного сна. Шмыгнула носом, затем поворачиваясь и утыкаясь лицом в постель, вытирая об грубое царапающееся покрывало слезы. Эти звуки, которые издавала девочка хорошо были ему знакомы, как старшему брату. У нильфгаардца сжалось сердце, хотя он только представил заплаканное смуглое лицо. Немного погодя, он заполз в кровать рядом с ней, тут же обхватывая её руками и прижимая к себе. Маири это помогало и юноша очень надеялся, что поможет и смуглянке.
[indent=1,0]Девочка испуганно дернулась в сторону, попытавшись отстраниться от юноши. Но это порывистое движение продлилось не более, чем несколько мгновений, после чего девочка также неожиданно успокоилась. Она осторожно уткнулась в плечо Ксандора, слегка обхватывая саму себя на уровне груди, создавая некую преграду между телами, но больше не пытаясь отстраняться.
[indent=1,0]- Прости, - тихо прошептал он, поглаживая девочку по огненным волосам. - Если хочешь, я могу тебе спеть.
[indent=1,0]- Лучше расскажи что-нибудь, - тихо попросила. И, пожалуй, это была одна из самых длинных фраз без ругательств, которую слышали от нее члены Ганзы.
[indent=1,0]Нильфгаардец улыбнулся, радуясь небольшой победе. Он продолжал гладить её по волосам. Ему вспомнились сказки, которые рассказывала в детстве ему прабабка. Выбрав самую спокойную и мирную, начал рассказывать мягким и тихим голосом, до тех пор, пока девушка не уснула. Сам Ксандор уснул почти также быстро. То ли от усталости, то ли от безмятежности, которое сейчас ощущал.
[indent=1,0]Во сне Котяра снова попыталась сжаться комочком, но нильфгаардец мешал, не давал принять привычную позу. Поэтому она просто обвила ногой бедро юноши, при этом осторожно приобнимая его, прижимаясь вплотную. Она тыкалась в шею Ксандора, обжигая кожу размеренными выдохами. Проснулся юноша лишь утром, почувствовав горячее дыхание, что щекотало его шею. Выбраться из объятий девушки, не разбудив её, у него не получалось, поэтому он просто стал ждать, пока та проснётся, чувствуя себя крайне неловко.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

0

20

[indent=1,0]Ни один кошмар не мог напугать также сильно, как делало то прошлое. Искаженное, изуродованное, доведенное до предела. Скрипнула дверь, постель слегка прогнулась под юношей - зерриканке даже не надо было смотреть для того, чтобы знать, кто именно вошел. Она чувствовала дыхание кошмара на своей шее, слышала его шепот - обещание вернуться, как только сон, навязанный уже ослабевшим, но еще не выветрившимся лекарством, вновь захватит ее тело и разум. Страх скребся внутри словно крыса, ни на секунду не давая забыть о себе. Полукровке просто не хватило сил прогнать Ксандора. В эту ночь она меньше всего на свете хотела остаться со своими кошмарами наедине.

[indent=1,0]Сона проснулась непозволительно поздно. Было тепло - теплее, чем обычно, и хотелось как можно дольше задержаться в этом непривычном ощущении. Пока девочка не осознала, что под ней лежит человек. И не просто человек, а глава банды Черное солнце. Он дышал слишком громко и глубоко для того, чтобы его можно было посчитать спящим. Зерриканка резко дернулась в сторону, откатываясь от юноши, вжимаясь спиной в стену.
[indent=1,0]- Какого... проваливай! - зашипела девочка, будто бы совершенно забыв о том, что творилось вчера. Так было проще.
[indent=1,0]- Ухожу, ухожу, - пробормотал нильфгаардец, спешно выбираясь из кровати, а после и из комнаты. На выходе его уже ждала Хейлин, слегка изгибая бровь.
[indent=1,0]- Никак не могла уснуть, - объяснился Ксандор, поспешив пройти мимо.
[indent=1,0]Рыжеволосая девушка проводила его хитрой улыбкой и вошла в комнату к девчонке. В руках она держала в руках миску и чистую тряпку.
[indent=1,0]- Будешь послушной девочкой? - с усмешкой спросила Хейлин, плотно закрывая дверь.
[indent=1,0]- Нет, - мрачно заявила Сона, которая к тому моменту уже сидела на кровати поверх шкур. Она недовольно посмотрела на тряпку в руке Хейлин. - В этом уже нет нужды, у меня больше нет жара.
[indent=1,0]- Значит, это будет в последний раз, - в голосе охотницы отчетливо сквозило раздражение. - Снимай рубаху, иначе это сделаю я.
[indent=1,0]Она поставила миску на стул и обмакнула в воду ткань, выжимая её и дожидаясь, пока зерриканка предстанет перед ней в подобающем виде. Уже познакомившись с методами Хейлин, девочка все-таки стянула рубаху и отложила ее в сторону. Наготы она не стеснялась, но вот чужие прикосновения весьма раздражали Сону. Особенно учитывая, что рыжая сука не всегда держала себя в руках. Впрочем, в этот раз охотница была на удивление сдержана. Она начала со спины, прохаживаясь по телу девчонки влажной тряпкой, иногда смачивая её в воде и выжимая. Закончив, охотница принялась за руки, ноги. Оставаясь за спиной смуглянки, девушка начала протирать живот, талию, ключицы, но вот дойдя до груди, сжала на ней свои пальцы и плотно прижала тощую девчонку к себе. Её губы касались кончика уха.
[indent=1,0]- Знаешь, я ведь заходила к тебе около часа назад. Представь моё удивление, когда я увидела, что ты сладко спишь, да ещё в обнимку с Ксандором, - она скользнула одной рукой вниз, обхватывая девушку за талию, хихикнула, щекоча дыханием острое ушко. - Скажи-ка... Что между вами было?
[indent=1,0]Ласка вздрогнула, сжавшись под этим цепким прикосновением. Оно вызывало скорее злость, чем страх. Зерриканка, как никто другой, знала, что женщины могут быть опасными воителями, но даже не подозревала, что и они могут быть опасны в том же плане, что и мужчины. Просто ей было неприятно чувствовать на себе чужие руки. Смуглянка оперлась острым локотком в живот рыжей, пытаясь оттолкнуть ту.
[indent=1,0]- Ничего между нами не было. Руки убери, - вжала она голову в плечи, отстраняясь от губ охотницы.
Хейлин в ответ схватила девчонку за локоть и грубо развернула её лицом к себе. Глаза рыжей девушки смотрели на зерриканку и в них пылал недобрый огонь.
[indent=1,0]- Я думала, что ты ненавидишь его, - усмехнулась Хейлин. - А ты, глупышка, влюбилась в него. Мне жаль тебя, но он видит в тебе лишь ребёнка.
[indent=1,0]Сона ощерилась, показывая зубы. Хотела даже рассмеяться на столь безумное заявление, только вот смех застрял в горле. И все равно рыжая сука ошибалась. Котяра не влюбилась. Только не в Ксандора.
[indent=1,0]- Мне плевать! Я не влюбилась в него! - совсем по-детски выкрикнула девочка, дернув рукой, высвобождая ее из цепких пальцев. - Что, обижаешься, что он под дверью караулит вместо того, чтобы спать с тобой? - это уже произнесла более спокойно, по-взрослому щуря серые стальные глаза. - Так забирай.
[indent=1,0]На лице Хейлин также красовалась кривая усмешка. Она сверлила вглядом девчонку, будто залезала в ее душу, понимая даже то, на что сама полукровка упорно старалась закрывать глаза.
[indent=1,0]- Он и так мой, - промурлыкала она, осматривая смуглянку с ног до головы. - Ты только взгляни на себя. Милая мордашка - это всё, что у тебя есть, - насмешливо окинув взглядом девчонку ещё раз, охотница взяла миску и направилась к двери. - На сегодня мы закончили. Он наверняка уже спешит к тебе с завтраком. Но не обнадёживайся. Ты всего лишь ребёнок.
[indent=1,0]С этими словами девушка закрыла дверь с обратной стороны.
[indent=1,0]- Не только на сегодня. Вообще закончили, - фыркнула Сона, скрещивания руки на груди и зло глядя вслед уходящей женщине. Мысленно пообещав себе, что в следующий раз при попытке приблизиться Хейлин одним лишь укусом не отделается. Она отошла к окну, выглядывая в щель между досками. Все еще лежал снег... хотя казалось, что прошла уже целая вечность, и он давно должен был растаять. Заслышав шаги в коридоре, смуглянка метнулась обратно к кровати. Когда Ксандор вошел, девчонка как раз натягивала рубаху, скрывая под ней тощее, покрытое шрамами и ссадинам тело.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-05-05 06:15:06)

+1

21

[indent=1,0]Выздоровление зерриканки немного изменило распорядок дня членов ганзы "Чёрного Солнца". Теперь никто не навещал лавку лекаря, отправляясь раз в пару дней за новой порцией лекарства. Теперь Ксандор не дежурил сутками у дверей, готовый сорваться в любой момент. Жизни смуглянки ничего не угрожало и, казалось бы, всё должно было бы решиться насчёт неё. А вернее, что же с ней делать. Самым популярным предложением было просто дать немного еды, денег и отпустить куда подальше, да проследить, чтобы вышла из города и не смела возвращаться. Гарэс по-прежнему придерживался мнения, что Котяру нужно прикончить. Но были и те, кто предлагал оставить её в ганзе. Но сам Ксандор с решением пока временил, хотя и сам не знал, чего он ждёт.
[indent=1,0]Время девчонки скашивали в основном несколько членов ганзы, которые нередко сидели в её комнате во время своего дежурства. Грифф постоянно рассказывал о том, как Ксандор волновался и не находил себе места, когда та была больна, да и вообще пытался всячески выставить главаря чуть ли не золотым мальчиком, доблестным и благородным героем, говоря о том, как несладко ему самому пришлось. Роанар больше расспрашивал про Зерриканию, явно заинтересованный этим загадочным краем. А Килиан мог часами играть на лютне, распевая песни, не всегда пристойные, и пытался научить им смуглянку, чтобы та подпевала. Тасо рассказывал причудливые сказки о рыцарях, похищенных принцессах и драконах, о клятвах, что давали, стоя на колене перед дамой сердца, и выполняли их ценой своих жизней. Хотя, большая часть этих самых клятв были весьма нелепы. Другие члены ганзы, как и сам Ксандор не появлялись у дверей смуглянки.

[indent=1,0]Так прошёл первый месяц жизни в заброшенном приюте. Тихо, мирно, без приключений. Ровно до тех пор, пока прямиком перед Йулле не разгорелся нешуточный скандал. Его зачинщиками были Хейлин и Ксандор. Весь приют стоял на ушах из-за их ругани, но вмешиваться никто не собирался. Очередная ссора закончилась, когда рыжеволосая охотница за головами ушла, хлопнув напоследок дверью и обещая больше не возвращаться. Ксандор был слишком зол, чтобы горевать и слишком потерян в путанице своих чувств и мыслей. Последние недели он был, возможно, слишком требователен к Хейлин, требовал слишком много внимания, вот она и ушла. Но иначе нильфгаардец просто не мог. Ведь стой самой ночи, которую он провёл вместе с зерриканкой, он не мог перестать думать о ней, чувствуя лишь тяжесть на душе и боль в сердце. И от этих чувств он мог сбежать только будучи с Хейлин, которой теперь не было.
[indent=1,0]Роанар, находившийся в комнате смуглянки в тот момент, когда последний скандал прекратился, тяжело вздохнул, глядя на девушку и понимая, что именно она, пускай и невольно, стала тем зерном раздора, что откололо от ганзы одного её члена. Настрой на душевные разговоры о стране песков был начисто испорчен.
[indent=1,0]- Думаю, теперь пришла пора спать, - вставая со стула, сообщил усач. - А мне пора на свой пост. Веди себя хорошо.
[indent=1,0]С этими словами он покинул комнату, закрыв за собой дверь, и уселся на стул рядом с дверью, думая лишь о том, что утром у него опять будет ныть вся спина - спать на жёстком стуле было не очень приятно.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

22

[indent=1,0]С каждым днем Соне все сложнее было ненавидеть.
[indent=1,0]Рассказы Гриффа неизменно раздражали. Смуглянка обычно слушала их, стоя у окна с выражением лица, полным справедливого негодования, изредка фыркая или заявляя что-нибудь не слишком лестное о любимом лидере старого вояки. Даже бросалась предложениями бывшему офицеру жениться на этом юнце, раз он такой весь из себя замечательный. Мужчина реагировал на дерзкие и грубые слова с веселой снисходительностью, будто перед ним был забавный дикий зверек. Порычит, укусит пару раз  привыкнет.
[indent=1,0]Беседовать с Роанаром было куда интереснее, хотя первое время зерриканка лишь мычала что-то невнятное в ответ на его расспросы. Но искренний интерес к земле золотого песка и сильных женщин подкупал. В итоге девочка начала отвечать более охотно.
[indent=1,0]Песни Киллана забавляли Котяру, хотя она и отказывалась подпевать ему, предпочитая просто слушать. А сказки Тасо неизменно заставляли девочку морщиться и заявлять, что она уже не ребенок для таких детских и глупых россказней. Один раз даже сама рассказала ему зерриканскую легенду про купца и трех его дочерей... Как и следовало ожидать, мрачная и пугающая история не понравилась рыцарю и тот высказался, что весьма жалеет восточных детей, которым приходится слушать столь жестокие сказки.
[indent=1,0]Их присутствие скрашивало дни, похожие друг на друга.
[indent=1,0]У них завелся еще один ритуал. Каждый раз, когда в комнате повисало густое молчание, Сона задавала один единственный вопрос.
[indent=1,0]"Когда меня выпустят".
[indent=1,0]Реакция "надзирателей" была весьма однообразной. Они снова начинали говорить, меняя тему. Или просто тушевались, бросали какое-нибудь невнятное объяснение и уходили обратно за дверь, сторожить ее снаружи. Никто не мог дать ответа.
[indent=1,0]Люди, захватившие ее дом, пусть он и не был таковым слишком долго, не доверяли зерриканке. И были абсолютно правы. Ведь дай хоть малейшую возможность - ничтожную, обреченную, - и Котяра бы попыталась убить их. Потому что должна была. Странное понятие долга. Жажда мести, которая с каждым днем угасала все сильнее, а воспоминания постепенно становились все менее ценным топливом. Сона не могла чувствовать его также ярко, как в самом начале, и осознание этого заставляло ее сжиматься ночами, когда никто не видел, утыкаться в подушку, глотая соленые слезы. Вина терзала куда сильнее ненависти.

[indent=1,0]И именно вина заставляла ее этой ночью подкрасться к двери, приоткрыла ее и выглянуть через щель. Роанар сидел на табурете низко опустив голову, так что рассмотреть его лицо было невозможно. Но глубокое неторопливое дыхание, периодически прерывающееся похрапываниями, выдавало, что мужчина спит. Сейчас или никогда. Котяра выскользнула из комнаты. Босая, в одних лишь рубахе и штанах, она бесшумно подошла к мужчине и, воровато оглядевшись, забрала висящий на поясе нож. Закусила слегка нижнюю губу, но затем, упрямо мотнув головой, направилась дальше по коридору. Не стоит размениваться на обычных вояк. Змею надо убивать, отсекая ей голову.
Сона прислушивалась к каждому шороху, что наполнял дом. Сейчас главным для нее было никого не встретить. Она понятия не имела, какую именно спальню выбрал Ксандор, но догадывалась, что это была одна из комнат взрослых. Возможно даже та, где раньше ночевал Рык... сердце девочки болезненно сжалась от этой мысли. И в тоже время это придало Соне решительности. Зерриканка просто не могла оставить все так, как есть. Не могла больше находиться взаперти с убийцами. Не могла реветь ночами от осознания собственной беспомощности. Ей просто хотелось все закончить. Не важно, как именно.
Девочка подошла к двери, ведущей в бывшую комнату ее главаря. Сделала глубокий вдох и осторожно проскользнула внутрь.
[indent=1,0]Угадала... Ксандор спал на широкой кровати. Глаза Соны уже привыкли к темноте, она легко различала худощавый силуэт юноши, который нельзя было спутать ни с чьим другим. Даже на лицо смотреть не надо было... Смуглянка не сомневалась, что они с Хейлин ночевали в одной комнате. Но, судя по всему, рыжая сука действительно ушла, а не просто показала свой характер, пытаясь добиться желаемого. Перехватив нож покрепче, полукровка легко и тихо подошла к кровати, забралась на нее, на коленях подползая к Ксандору. Ее взгляд упал на лицо вожака местных. И это было большой ошибкой.
[indent=1,0]Вновь сжалось сердце, пропуская очередной удар, но теперь уже не из-за воспоминаний о мертвых друзьях. А из-за того, что она... глупо и постыдно влюбилась в человека, который стал причиной их смерти. Это было самым ужасным. Сона готова была отдать что угодно, лишь бы перестать испытывать чувства к Ксандору. Только вот не с кем было заключить подобную сделку.
[indent=1,0]Когда-то она точно также стояла на чужой постели, глядя на безмятежное лицо пожилого мужчины. Говорят, что первое убийство самое тяжелое, но опустить нож в тот раз было на удивление легко. Она не испытывала никакого стыда, забрав чужую жизнь, точно также, как купец за несколько дней до этого забрал ее детство.
[indent=1,0]А сейчас...
[indent=1,0]Почему сейчас не получается?
[indent=1,0]И даже воспоминания о его улыбке, радостной и довольной новой смертью, о крови, растекающейся по снегу не помогало.
[indent=1,0]Все, чего хотела Сона - это чтобы юноша проснулся. Осознал, что заботился о человеке, готовом его убить. И сам сделал это, закончив ее терзания.
[indent=1,0]Убей или будь убитым - таков закон.
[indent=1,0]"Ну же, Ксандор, проснись.
[indent=1,0]Останови меня.
[indent=1,0]Пожалуйста".

[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-05-05 14:25:04)

+1

23

[indent=1,0]На душе Ксандора царило беспокойство. Его сердце отбивало бешеный ритм, больно отзываясь в груди. Настолько, что хотелось разодрать себе грудь и сжать его в кулаке, лишь бы перестало биться так сильно, вызывая столь непонятные и чуждые чувства. Хейлин ушла, оставив после себя лишь разочарование, ненависть к самому себе и желание просто уйти. И плевать куда. Чем сильнее ночь захватывала этот день, тем хуже становилось Ксандору. Единственным его желанием было поскорее лечь спать, надеясь, что все эти ощущения пройдут вместе со сном, как головная боль или недомогание, но уже очутившись в кровати, он понял, что этой ночью ему будет не заснуть.
[indent=1,0]Перед глазами нильфгаардца стояло лицо смуглянки, он слышал её голос у себя в голове и словно снова ощущал аромат её волос. Всё это было так мучительно, казалось таким реальным,что заставляло вновь и вновь сердцу юноши отбивать ритм, отзываясь в ушах. Он вспоминал слова Хейлин, перед тем как та ушла. Злился. На неё, на себя, на свою беспомощность в том, что действительно было важно сделать. И всё-таки он смог уснуть. Уснуть беспокойным сном, наполненным кошмарами.
[indent=1,0]Перед взглядом Ксандора снова возникла та подворотня, тела тех убитых мальчишек и рыжеволосая девчушка, которая набросилась на него, повалила на красный от крови снег и пронзала его грудь ножом. Снова и снова, крича слова ненависти, заливаясь слезами. Его кровь всё больше покрывало веснушчатое лицо, смешиваясь со слезами, но она никак не останавливалась, продолжала наносить удар за ударом. А у Ксандора не было сил пошевелиться. Он и не хотел.

[indent=1,0]Его глаза открылись. Резко, как и положено после кошмара. Не успел юноша осознать, что происходит, как замер, почувствовав над собой чьё-то присутствие. Глаза быстро привыкли к мраку и Ксандор мог различать черты лица темнокожей полуэльфки. Неужели это был очередной сон? Сосредоточившись на ощущениях, юноша всё-таки решил, что это реальность. Слишком уж холодно тут было. Но что тогда девушка делает здесь? На его кровати. Он слегка приподнялся, но его горло упёрлось в холодную сталь, остановив нильфгаардца.
[indent=1,0]- Значит, сейчас? - тихо сказал он с некоторым облегчением, вновь опустившись на подушку головой. - Что же, я заслужил это... Так что, не медли.
[indent=1,0]- Значит сейчас, - тихо сказала Котяра. Лезвие все-таки прикоснулось к его коже, слегка надавливая, но не раня. Почти не принося боли. Зерриканка смотрела на юношу - глаза, привыкшие к темноте, различали каждую его черту. Он ведь сам был ненамного старше Псов...
[indent=1,0]- Я помню твою улыбку. Тебе нравилось их убивать, - ее голос заметно дрожал, словно она заставляла себя говорить. - Первым был Сторож. Ему можно было доверить что угодно - начиная от секрета и заканчивая своей жизнью. Он сохранил бы это, не позволил бы никому притронуться. Потом был Нюх. Осторожный, даже трусливый. Но он никогда не бросал нас, всегда шел до конца. Фас ненавидел, когда обижают слабых. Однажды мы нашли кота, над которым поиздевались дети. Он сам добил его, избавляя от мучений. И плакал при этом, хотя это всего лишь кот. Рык - тот, которого ты хотел убить последним. Старший брат. Тот, кто несет за всех ответственность, тот, кто переживает за всех. Думаешь, он боялся смерти? Нет. Он боялся за оставшихся - меня и Болонку. Смешного паренька, у которого всегда при себе была история, шутка и выпивка. Ты нарушил свое обещание, Черное солнце. Именно Болонка умер последним, - по щекам девчонки текли слезы, которые она даже не пыталась прятать. - Только один Пес остался. Зря ты не убил меня, Ксандор.
[indent=1,0]Ксандор всё отчётливее видел лицо во мраке, серые глаза, наполненные слезами, которые стекали по щекам и падали на лицо нильфгаардца. Он мог бы сказать, что давал шанс её друзьям уйти, рассказать про правило "убей или будь убитым", мог сказать, чего сам лишился, но промолчал. Он смотрел прямо в глаза девчонке, лишь слегка сморщившись, когда её рука дрогнула, оставляя на коже нилфгаардца кровоточащую царапину.
[indent=1,0]- Я сказал, что он будет последним, кого я убью. Я сдержал своё слово. Я всегда его держу, - спокойно отвечал нильфгаардец, пытаясь сдерживать дрожь в голосе. Он не боялся. Ксандор не боялся смерти или боли. Он лишь боялся, что эта милая рыжеволосая девушка никогда не сможет себя простить. Ведь, если то, что сказала Хейлин правда...
[indent=1,0]- Не важно, кто именно убил. Его кровь все равно на твоих руках, - произнесла девочка, закусывая нижнюю губу.
[indent=1,0]- Когда закончишь, убегай сразу же, как можно дальше. Иначе они убьют тебя,
[indent=1,0]- Знаю. Не в первый раз... - зерриканка перехватила рукоять удобнее, теряя всю убедительность в голосе.
[indent=1,0]Только вот тогда, видимо, убивать было куда проще. Ошибкой было разговаривать. И смотреть. Надо было убивать сразу, пока он спал... а теперь Сона не могла заставить себя сделать это.
[indent=1,0]- Ненавижу тебя, - зло прошептала она и отшвырнула кинжал в сторону. Тот со звоном упал на пол.
[indent=1,0]Ксандор недоумевающе смотрел на неё. Отказываясь верить в то, что сейчас происходит. Он должен был умереть этой ночью от руки девушки, которая его ненавидела. Должна была ненавидеть. Теперь даже её слова не могли убедить нильфгаардца, заставляя его сердце лишь снова бешено стучать. Почему? Почему он до сих пор жив? Почему эта бедная девушка плачет, пытаясь убедить саму себя в ненависти к нему? Почему она на самом деле не ненавидит его?
[indent=1,0]- Нет... - с не некоторым огорчением произнёс нильфгаардец. - Не ненавидишь... Хотя должна.
[indent=1,0]- Нет. Ненавижу, - девчонка отвернулась от него, закусывая нижнюю губу. - Ненавижу, ненавижу, ненавижу, - упрямо повторяла она, будто одни лишь слова могли убедить в этом юношу. Могли исправить происходящее, придать сил, позволяя завершить начатое.
[indent=1,0]Он привстал, посмотрев в ту сторону, где на полу лежал кинжал. Жалеть о чём-то сейчас было просто глупо. Она не сможет убить, а он не сможет заставить. Всё, что Ксандор мог сейчас сделать, это успокоить. Но как? Пожалеть, утешить? Но от этого девушке наверняка станет только хуже. В голову шли навязчивые идеи, которые преследовали юношу с той ночи, которую он провёл с ней. Идеи, которые высмеивались Хейлин, словно та могла прочесть его мысли. И её тоже. Хейлин болтала очень много. Ксандор посмотрел на заплаканное лицо, осторожно коснувшись щеки и утирая слёзы, а затем наклонился вперёд, слабо поцеловав девушку в губы. Возможно, он надеялся, что это выведет её из себя и она-таки прикончит его, но в глубине души он знал, что это то, чего они оба хотели.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

24

[indent=1,0]Почему не получается?
[indent=1,0]Почему она не может и... не хочет. Этот человек отнял у нее самое дорогое в жизни. Маленькая зерриканка должна ненавидеть его. Разве она не испытывает этого чувства? Внутри нее мечется дикий зверь, обжигает изнутри, режет. Взывает и воет. Он насильно заставляет вспоминать тела братьев, лежащие на снегу. Он шепчет ей на ухо чужими, до боли знакомыми голосами: "Отомсти. Убей его". Разве это не ненависть?
[indent=1,0]Кинжал летит на пол. Лезвие соприкасается с деревом, подрагивает, звенит. И плач его отражается от стен, не желая покидать этой комнаты, но в итоге затихает, оставляя лишь дыхание, едва слышные всхлипывания, шепот.
"Ненавижу". Потому что должна. Потому что больше ничего не остается.
[indent=1,0]"Он видит в тебе всего лишь ребенка" - вплетаются жестокие слова в гомон голосов братьев. Едва слышные, но заставляющие сердце пропустить несколько ударов. А в следующую секунду чужие холодные пальцы касаются щек, размазывая по коже текущие слезы. Его губы неожиданно мягкие и горячие. Ксандор осторожен, его поцелуй едва заметен, но он все равно обжигает. И Сона замирает, сжимается. Не пытается отстраниться, не пытается оттолкнуть его. У Черного солнца есть рыжая сука, взрослая, опытная, соблазнительная. Он не должен целовать маленькую полукровку. Точно также, как не должен был заботиться о ней, успокаивать, лечить. Но целовал, успокаивал, лечил, противореча всем своим обязанностям, не прислушиваясь к разумным словам товарищей о том, что девчонка при первой же возможности попытается убить его. Действительно ведь попыталась. Только куда это завело их?
[indent=1,0]Первый поцелуй в жизни.
[indent=1,0]И с кем?
[indent=1,0]С убийцей.
[indent=1,0]И Котяра отвечает ему. Отвечает на поцелуй с чудовищем. А губы того на секунду стали более требовательными, настойчивыми, близкими... Ксандор отстранился первым. Не убирая руки с ее лица, поглаживая пальцами скулы, он опустил голову, упираясь лбом в ее лоб. Казалось, будто у мужчины жар - настолько горячей была его кожа.
[indent=1,0]- Всё ещё не хочешь меня убить? - шепот разрезал ночную тишину. - Почему?
[indent=1,0]- Хочу. Я просто... не могу, - смуглянка отстранилась, опустила голову, сжалась, чувствуя, как напрягается каждая клеточка ее тела. Она обхватила себя руками, словно боясь, что в любую секунду развалится на части. - Я всего один раз убила человека. И тогда было проще. Но ты... Ты не должен был быть таким добрым! - Котяра дернулась. Неожиданная слабость, секундное доверие ушло, уступая место злости, которая мгновенно отразилась в темных, стальных, глазах.
Это яростное заявление заставило мужчину отвести взгляд в сторону, убрать руки, оставляя лишь намек на тепло, который быстро забывался под касаниями холодного воздуха.
[indent=1,0]- Я могу отвернуться, если так тебе будет легче, - прошептал он.
[indent=1,0]- Shia! Какого дракона ты ведешь себя так?! Я пришла убить тебя. Почему ты не можешь как нормальный человек разозлиться? Почему ты не борешься за свою гребанную жизнь?! - гнев, клокочущий внутри, казался едва ли не  материальным. Он жил в голосе, во взгляде, в пальцах, сильнее сжавших собственные плечи, рискуя оставить на них синяки. Вероятно, будь у нее сейчас кинжал, полукровка все-таки воспользовалась бы им. Но тот лежал слишком далеко. И потому Сона просто ударила кулаком, попав Ксандору в скулу - это она умела куда лучше, чем целоваться. Особенно учитывая, что юноша не сопротивлялся. Она хочет его взбесить. Убей или будь убитым. Котяра не может убить. Поэтому она надеется, что Черное солнце сможет. Если достаточно разозлить его...
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-05-14 15:00:20)

+1

25

[indent=1,0]Странные ощущения. Поцелуй вызвал какую-то неожиданную теплоту в груди, трепет и страх. Но не за себя, за неё. Такая маленькая и хрупкая. Что же будет с девушкой, если она оттолкнёт его? Но что будет, если этого не сделает? Эти вопросы пугали своей неизвестностью, а в голову лезли сплошь моменты возможного ужасающего будущего. Она не отстранилась первой, даже не возражала, отвечая на неловкий и неуверенный поцелуй. Это заставило сердце парня сжаться так, словно кто-то сковал его железной хваткой грубых пальцев и пытается вырвать из груди. Она разозлилась. Не из-за поцелуя. Из-за того, что он принял свою судьбу, отдал жизнь в её руки. Даже удар, принятый нильфгаардем не смог отрезвить. Он прикрыл глаза, в которых на мгновение всё потемнело, и снова поднял свой печальный взгляд на девушку.
[indent=1,0]- Ты права. В том, что мне нравилось их убивать. Их и всех других до этого, - тихо сказал он. - В бою я не могу себя контролировать, получая наслаждения от самой битвы, от убийства. Но потом. Потом приходит осознание и чувство вины. Ты права, мои руки в крови. Ты даже не представляешь насколько. Но от этого чувство вины не становится меньше.
[indent=1,0]- Прекрати смотреть на меня как брошенный щенок, - фыркнула Ласка, опуская руку на колено. Скользнула той выше, сжимая пальцами ткань рубахи - потому что иначе вонзилась бы ногтям в собственную ладонь.
[indent=1,0]Он замолчал, отведя взгляд. Не из-за того, что ему было стыдно или он чувствовал вину. Видеть то, как мучается смуглянка, не в силах разобраться со своими чувствами, своими желаниями, было мучительным для него самого. Мысленно он проклинал себя, проклинал тот день, когда ступил на путь убийства. Жалел о том, что не встретил её раньше, до того, как она связалась с Псами. Может тогда всё было бы иначе? Он поднял свой взгляд, снова взглянув в эти большие невинные глаза.
[indent=1,0]- Скажи, ты действительно будешь счастлива, если я умру?
[indent=1,0]- Нет, не буду.
[indent=1,0]Её слова вонзились в его сердце не хуже кинжала, который должен был прервать жалкую жизнь. Лицо нильфгаардца дрогнуло, как и взгляд.
[indent=1,0]- Почему? Я ведь убил тех, кого ты любила, - произнёс он чуть дрожащим голосом, касаясь кончиками пальцев её руки. - Что изменилось?
[indent=1,0]- Хочешь, чтобы я тебе снова врезала? - зашипела Ласка тихо, но руки не убрала, лишь сжала ею ткань еще сильнее. - Они не вернуться, если ты умрешь. Я жалею, что тот нож не попал тебе в горло, что ты не умер тогда, - ведь тогда не было бы времени узнать его. - Но сейчас... какой в этом смысл?
[indent=1,0]- Тогда что ты тут делаешь? - с лёгкой улыбкой на лице произнёс юноша. - Но ты права, лучше бы ты попала мне в горло. Лучше бы убила меня. Пускай и умерла бы следом, - он подался вперёд, оказавшись совсем близко к её лицу. Его голос перешёл на шёпот. - Ты бы не влюбилась в убийцу своих друзей... А он не полюбил бы тебя... Всё было бы проще, но в жизни никогда так не бывает...
[indent=1,0]Девчонка вздрогнула будто бы от удара. Растерянное выражение лица, широко распахнутые глаза, прикушенная нижняя губа - быть может впервые в жизни Котяра понятия не имела, что сказать.
[indent=1,0]- Я не... - она оборвалась. Отвела взгляд в сторону, слегка опуская голову. Обычно ложь давалась ей куда проще, но сейчас будто лишилась голоса.
[indent=1,0]Он ждал хоть слова возражения. Даже если бы она соврала, стало бы легче. Но этого не произошло. И Ксандор уже не мог себя остановить. Подавшись ещё немного вперёд, он коснулся её губ своими губами, а после поцеловал настолько нежно, насколько вообще был способен.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

26

[indent=1,0]Прикосновение его губ - аккуратное, нежное, но в тоже время обжигающее до дрожи. Непривычное ощущение. Наверное, к этому вовсе невозможно буде привыкнуть. Это было неправильно. Жестоко - по отношению к мертвым, по отношению к самой себе. Сона понимает, что не сможет простить себя за предательство. Что утром она будет желать смерти не Ксандору - себе.
[indent=1,0]Хотя... разве не затем она пришла в его спальню? Ради того, чтобы убить, но чтобы самой быть убитой от руки человека, который отнял у нее все, что было дорого, и в тоже время был с ней так нежен, терпелив...
[indent=1,0]Она была еще ребенком. Разве можно винить ребенка за то, что он не способен противиться собственным чувствам, даже если они не принесут ничего, кроме боли и разочарования? И Сона ответила на поцелуй - осторожно, неуверенно, скомкано, совершенно не понимая, что надо делать. Она не знала, куда деть руки - ровно до тех пор, пока юноша не обнял ее, прижимая к себе. Котяра упрелась ему в грудь, не отталкивая, но и не давая прижимать слишком крепко. Неловкая и непрочная преграда, которая готова сломаться, стоит лишь приложить немного настойчивости. Только Ксандор этого не сделал, предпочтя отстраниться, пусть и не разрывая поцелуя.
[indent=1,0]Терзали ли его те же сомнения, что мучили смуглянку? Чувствовал ли он, что всего происходящего не должно быть? Переживал ли борьбу разума и чувств, которые овладели девочкой? Она не знала этого. Не хотела знать. Потому что выбор уже был сделан. И зерриканка, пересилив вину, пересилив страх, прижалась к главе банды своим тощим тельцем, обвивая руками его шею. Сдаваясь. Пусть даже завтра горечь и совесть заставят ее вновь пожелать смерти... Нильфгаардец откинулся назад, ложась на спину и увлекая юную зерриканку за собой. Одна из его рук легла на голову, начиная поглаживать короткие непослушные волосы, и их прядки обвивались вокруг его пальцев.
[indent=1,0]Первые поцелуи опьяняли сильнее, чем вино, временно приглушая и страх, и ненависть.  Вновь Сона понятия не имела, куда деть руки, просто упиралась ими в кровать, стараясь сильно не наваливаться на юношу. Она чувствовала, как улыбается нильфгаардец, наслаждаясь происходящим или же насмехаясь над неумелостью девочки. Спросить бы не рискнула. Тем более, что уже через секунду Ксандор перевернулся, теперь уже укладывая смуглянку на спину, нависая над ней. Между ними всё ещё была шкура, которую парень аккуратно убрал в сторону. Не разрывая поцелуя он бережно коснулся горячей кожи девушки на животе, которую слегка открывала задранная ткань рубахи.
[indent=1,0]Осторожное прикосновение вызвало у смуглянки волну дрожи. Не от желания - страха, все это время стоявшего в комнате, но решившего напасть лишь сейчас, когда границы между телами почти исчезли. Девочка отстранилась от поцелуя, вжимаясь в кровать, едва ли не скуля. Глядя на нильфгаардца будто зверек, который никогда не видел людей: с страхом, вызванным неизвестностью, через которое все-таки пробивается любопытство, желание поддаться неизвестному.
[indent=1,0]Только маленькая зерриканка прекрасно знала, что должно последовать дальше.
[indent=1,0]И боялась этого.
[indent=1,0]Ксандор остановился, но руки не убрал. Он привстал, глядя на девушку с некоторым беспокойством в глазах и мягкой улыбкой на лице.
[indent=1,0]- Прости... - почти шёпотом произнёс юноша. - Я не хотел сделать тебе неприятно. Но, не бойся, я не посмею причинить тебе боль. Не хочу этого. Поэтому, если захочешь, чтобы я остановился - только скажи.
Немного подождав, он коснулся кожи девушки своей тёплой рукой чуть более ощутимо, но всё также мягко. Девчонка опустила глаза, глядя на его руку. Закусила нижнюю губу, борясь сама с собой, одновременно желая, чтобы Ксандор прекратил и продолжил.
[indent=1,0]Это было величайшей формой близости между людьми. Которая стоила не больше горсти монет, рассыпающихся по земле, покрытой песком.
[indent=1,0]Это было грязно, больно, унизительно и страшно.
[indent=1,0]Это было... непонятно.
[indent=1,0]Желанно. Потому что Сона верила, сейчас все будет по другому. Она - не мать, отдающаяся на собственной постели любому, кто того пожелает. Она - не та маленькая девочка, которая могла лишь плакать и умолять дракона о том, чтобы все кончилось поскорее. А Ксандор - не купец, не незнакомец, не монстр.
Сона подняла глаза на юношу.
[indent=1,0]- Ты очень теплый... - тихо шепнула девчонка. Неловко коснулась его щеки, проведя по ней пальцами, тут же отдергивая руку будто опасаясь, что укусит.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

Отредактировано Ласка (2019-05-29 22:17:58)

+1

27

[indent=1,0]Всё это было похоже на безумие. Жар девичьего тела, обжигающий ладонь, мягкие губы, которые желали поцелуя, но совершенно не знали как на него отвечать, взгляд огромных серых глаз, который метался в сомнениях, неловкие ласки, которые больше забавляли своей неловкостью, заставляли парня мягко улыбаться. Сомнения одолевали и его, но желание было сильнее. Желание быть с девушкой, в которую Ксандор так глупо влюбился, сделать её если не счастливой, то хотя бы той, кому нечего бояться рядом с ним. Заслужить прощения или заставить убить себя без сомнений.
[indent=1,0]- Но не настолько, как ты, - шепнул юноша.
[indent=1,0]Он улыбнулся более уверенно, мягко поймав руку девушки и вновь приложив её к своей щеке, прижимаясь к маленькой горячей ладошке и закрывая глаза, прикоснулся к ней губами, а затем переплёл пальцы с пальчиками зерриканки.
[indent=1,0]- А ещё ты очень красивая. И смелая... Мне никогда не быть таким же.
[indent=1,0]Его голос был мягче и нежнее, чем когда-либо. Вторая рука Ксандора скользнула на талию девушки, бережно сжимая на ней пальцы. Смуглянка слегка прогнула спину, стараясь не придавливать его руку. Взамен этого пришлось сильнее прижаться обнаженным животом к юноше. Не смотря на его слова, девчонка почему-то чувствовала себя замерзшей, а его кожу - обжигающе горячей.
[indent=1,0]- Слабость не бывает красивой, - тихо сказала она. Хотела добавить, что вовсе не смелая, что сейчас ей дико страшно от всего происходящего, но решила промолчать.
[indent=1,0]- Ты не слаба, - уверил её парень, наклоняясь, чтобы подарить ещё один нежный поцелуй. - Ты оставила мне шрам. Мне в жизни не зашивали раны. А тебе удалось меня достать.
[indent=1,0]Поняв, что этот разговор может вызвать ненужные воспоминания, юноша чуть сильнее обвил рукой её талию и прижал обжигающее тело девушке к себе, снова поцеловав.
[indent=1,0]- Ты очень красива, - шёпотом повторил он, на мгновение оторвавшись от поцелуя.
[indent=1,0]- Но Хейлин красивее... - снова отведенный в сторону взгляд. Девушка наверняка слышала, как они ссорились перед уходом рыжеволосой охотницы. Весь дом слышал. Может быть даже смуглянка решила, что Ксандор просто заскучал без женского тепла? Котяра вновь прикусила нижнюю губу, слегка сильнее сжимая его пальцы.
[indent=1,0]- Кто тебе такое сказал? - тихо спросил он, осторожно коснувшись губами её шеи. - Хейлин ушла потому что почувствовала, что я больше не люблю её, - нильфгаардец не знал наверняка, но эта была единственная причина, которая объясняла столь громкий уход. - Я держался за неё, боясь, что мои чувства навредят тебе, что тебе будет ещё больнее. Теперь же я не могу...
[indent=1,0]- А это и не нужно говорить. У меня есть свои глаза... - девушка слегка приподняла голову, подставляя шею под поцелуй. Она скользнула свободной рукой на плечо Ксандора, слегка сжала его. Как и поцелуй, все чувства, что Котяра испытывала сейчас, были совершенно незнакомы ей. Странные, непонятные, пугающие. Ее тело отзывалось на мягкие ласки нильфгаардца, жаждало продолжения, но разум требовал ответов на неприятные вопросы, пытался понять все и сразу. - Я не понимаю, почему ты... я ведь всего лишь ребенок...
[indent=1,0]- А я глупец, раз полюбил ребёнка, - ответил юноша. Девушка могла ощущать как быстро бьётся сердце в его груди, как дрожит его тело и дыхание, обжигая кожу. - Я не должен... Как и ты не должна, - прошептал он, опустившись к плечу и касаясь его губами. - Мы оба глупцы.
[indent=1,0]- Еще не поздно поумнеть, - тихо сказала девочка. Хотя, кажется, все-таки поздно. Она приподняла плечо, подставляя его новому поцелую, приходящемуся прямо в четкий след от тела саламандры.
[indent=1,0]Однако, во тьме Ксандор не видел следа ожёга, чтобы признать его, он ощущал лишь невероятное тепло смуглой кожи. Отпустив талию девушки, нильфгаардец начал медленно расстёгивать её рубаху, предоставляя себе новые места для поцелуев.
[indent=1,0]- Если только ты хочешь... - прошептал он, едва коснувшись губами небольшой груди, а после мягко поцеловав её губы, словно боялся, что она ответит.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

28

Он действительно готов был остановиться, стоило сказать лишь одно слово. Легко выпустил бы из объятий, позволил бы уйти, не пытаясь закончить начатое. Сона искренне верила в это. Она смотрела на лицо юноши, которое за последний месяц отпечаталось в памяти настолько отчетливо, что всплывало перед глазами даже когда они были закрыты. Даже во снах...  Вместо ответа, девочка ответила на поцелуй, обвивая тонкими руками шею юноши. Прижимаясь к нему всем телом на несколько долгих секунд, а затем отстраняясь для того, чтобы стянуть рубаху, слишком большую для нее. Как ни странно, но даже в присутствии мужчины собственная нагота совершенно не пугала Сону. В ее голове просто никак не связывался вид обнаженного тела - особенно ее обнаженного тела - с возбуждением. Это были две совершенно разные вещи.
[indent=1,0]И от того особенно странным показалось, как сбилось дыхание нильфгаардца. Ксандор аккуратно снял и штаны девушки, некоторое время просто рассматривая её тело, сглаженное темнотой, царящей в комнате, не решаясь коснуться. Сона слегка приподнялась на локтях, пока мужчина рассматривал ее тело. Наблюдала за ним, пытаясь понять, что думает. Замечает ли шрамы. Испытывает ли отвращение к проступающим ребрам, ключицам. Хочет ли снова прикоснуться к смуглой коже губами. Спрашивать не решалась. Да и не нужно было - Ксандор уже сам потянулся, вновь нависая на зерриканкой, касаясь ее губ.  Девочка не спешила ложиться, вместо этого снова осторожно поцеловала его, прикрывая глаза.
[indent=1,0]Она пыталась не бояться. Пыталась не дрожать от непривычных, обжигающих прикосновений. Послушно делала все, что аккуратно подсказывал ей юноша. Действиями, не словами. Аккуратно, боязливо прикасалась к нему. Слегка выгибалась под его руками, подчинялась им. Смущенно отводила глаза в сторону всякий раз, когда тот смотрел на ее лицо в попытках найти что-то во взгляде или самом выражении. Чувствовала, как вспыхивают ее щеки, радуясь тому, что вокруг было слишком темно для того, чтобы заметить это. Но все остальные ощущения становились лишь ярче. От очередного прикосновения девчонка не смогла сдержать тихого, едва слышного стона. Тут же виновато прикусила нижнюю губу будто в попытке наказать себя за это. Она сжала бедрами руку нильфгаардца, то ли желая остановить его, то ли опасаясь, что тот уберет ее. Почувствовала, как юноша отстранился, ощутила на себе его обеспокоенный взгляд.
[indent=1,0]- Тебе страшно? - раздался тихий голос Ксандора, а его губы осторожно коснулись щеки.
[indent=1,0]Смуглянка ослабила хватку, выпуская его руку, снова давая той свободу.
[indent=1,0]- Да, - призналась в подобном, наверное, впервые за всю жизнь. Девочка, которая не побоялась убить, которая не побоялась уйти, которая не побоялась остаться совершенно одна, сейчас испытывала страх.
[indent=1,0]- Это нормально. Мне тоже очень страшно, - прошептал парень, прижимаясь горячими губами к плечу девушки.- У тебя было уже?
[indent=1,0]Снова она подчинялась его прикосновениям. Снова позволяла себя учить. Но вопрос заставил ее замереть, прикусывая нижнюю губу. Преодолевая смущение, зерриканка посмотрела на Ксандора. Внимательно, будто решая, достоин ли тот доверия.
[indent=1,0]- Да... Несколько лет назад один купец взял меня силой в подворотне, - голос смуглянки прозвучал на удивление глухо и спокойно. Тот день не воскрес перед ее глазами. Только отдаленно послышался звон нескольких монет, что упали на землю, тут же покрываясь поднятой пылью. Затихший через несколько секунд, показавшихся вечностью.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

+1

29

[indent=1,0]Ксандор замер, остановив свои ласки, но только на несколько мгновений. Сердце его дрогнуло, когда девушка произнесла эти слова. Глупо было предполагать, что мир был справедлив с одинокой девочкой, но осознавать это было... Больно. Внутри Ксандора боролось множество чувств. От злости и кровожадной ярости, до желания обнять девушку и сказать, что всё будет хорошо. Нет. Слов было недостаточно. Только не в этот раз. Он обязан был показать ей это. Ксандор склонился, поцеловал её в шею особенно нежно, а затем посмотрел в глаза.
[indent=1,0]- Прости... Я не знал... Не хотел заставлять вспоминать... - нильфгаардец мягко прижался к её губам. - Я буду нежен... И только если ты хочешь... Просто скажи... Да или нет.
[indent=1,0]- Ничего страшного. Это было давно, - равнодушно, насколько вообще это возможно было, сказала девушка. Если раньше в ее глазах жил страх, то сейчас он спрятался, покрылся пылью. По край ней мере, перестал проявлять себя внешне настолько явно, хотя все еще ощущался внутри. Юноша осторожно поглаживал щеку смуглянки, словно успокаивая, словно чувствуя, что внешнее спокойствие лишь маска, а внутри она переживает те моменты до сих пор остро и боязненно.
[indent=1,0]- Хочу, - наконец раздался столь желанный ответ на вопрос, заставив нильфгаардца вздрогнуть.
[indent=1,0]Он улыбнулся ей. Тепло и нежно, снова поцеловал, заставив резко выдохнуть одновременно с собой и приплести в этот вздох голос. Ксандор не мог обмануть её доверие, не желал лгать или чтобы девушка вдруг его возненавидела. Потому он был мягок, осторожен, словно боялся сломать хрупкое тело, что извивалось в его руках. Смуглянка словно не могла понять, нравится ли ей происходящее или всё же нет, но снова и снова, она крепче сжимала парня руками, ногами, прижимаясь всем телом.
[indent=1,0]- Может скажешь... Как тебя на самом деле зовут? - простонал южанин, заглядывая в бесконечные глаза девушки.
[indent=1,0]- Сона... - послышался тихий ответ.
[indent=1,0]- Сона... - бережно повторил парень. - Очень... Красивое имя... Если хочешь... Я никому его не скажу...
[indent=1,0]Лёгкий кивок послужил согласием. И эта маленькая тайна стала ещё одной нитью, которая связывала этих двоих этой ночью. Постепенно Сона привыкала к ощущениям, понимая, что боятся действительно нечего, что Чёрное Солнце, что причинил ей столько боли, не соврал, что он больше не сделает больно. Не посмеет. И зерриканка чувствовала себя смелее, а нильфгаардец позволил ей взять над ним вверх. Его зелёные глаза уже снизу рассматривали очертания хрупкого тела, сокрытого ночью, что возвышалось над ним.

[indent=1,0]- Роанар, - прошипела Эланиэль, пнув заснувшего дозорного ногой, отчего тут тут же подскочил.
[indent=1,0]- Ты что, сдурела? - возмутился усач, осознав, что перед ним стоит эльфка. - Что ты тут делаешь?
[indent=1,0]- Это мне нужно спрашивать, кретин! - выплюнула охотница, стараясь не повышать голоса. - Где девчонка?!
[indent=1,0]Почти сразу же обнаружилась и пропажа кинжала, что было совсем дурным знаком. Что могла сделать девчонка, на глазах которой перерезали всех её друзей, получив свободу, оружие и прикрытие ночи? Конечно же отомстить. Поливая усача отборными ругательствами, эльфка высвободила свой меч из плена ножен и начала красться вдоль коридоров. Ступая бесшумно, словно мышь, она отчётливо слышала как небрежно тянется за ней Роанар, наступая на скрипучие доски, шурша одеждой и звеня стальными заклёпками. Уже на подходе к двери в комнату, где спал главарь ганзы, они услышали шум, звуки борьбы и чьи-то стоны. Эльфка нырнула к стене, жестом приказав усачу замереть и не двигаться, приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Но уже спустя мгновение вновь прижалась к стене, тихо выругалась и, выпрямившись, спокойно отправилась в свою комнату.
[indent=1,0]- Стой! Эланиэль! Что там такое? - шёпотом пытался дозваться эльфку Роанар.
[indent=1,0]- Если девчонка не решила оседлать его труп, то всё в порядке, - равнодушно ответила лучница. - В любом случае, наша помощь точно не требуется.

[AVA]http://sh.uploads.ru/t/fQt6I.jpg[/AVA]
[SGN]Я - меч Судьбы, что над главою вознесён.
Внешний вид и снаряжение

http://sd.uploads.ru/t/yNs1D.png

[/SGN]

+1

30

[indent=1,0]Сона. Имя, которое было в прошлом, но практически не звучало в нем. Куда реже, чем ублюдок, демон, подстилка. Оно осталось землям золота и ее детству, как неприятное напоминание о нем. Оно резало слух. Оно отравляло мысли.
[indent=1,0]- Хочу... - легкий кивок. Секрет, который делал их немного ближе друг к другу. Хотя, смуглянке казалось, что ближе, чем они были сейчас, и вовсе невозможно. Он сжал ее руку. Потянул ту вверх, прижимая к подушке. И смуглянка позволила это сделать. Прищурилась, усмехнувшись чуть, скользнула по спине мужчины второй рукой, демонстративно прикусив ее, не давая себе ни говорить, ни стонать. Хотя и не могла унять дрожь.
[indent=1,0]- Тогда это будет нашей маленькой тайной, - его улыбка выглядела искренней. Настоящей. Счастливой. Прикосновения его губ обижигали смуглую кожу, будто Ксандор был испугавшейся саламандрой. Она чувствовала его дрожь, вторила ей, сжимала его сильнее бедрами, подчиняясь постепенно просыпающимся инстинктам, которые позволяли людям любить друг друга. - Ах... Сона...
[indent=1,0] Он остановился. Оказался снизу, позволяя смуглянке сесть на своих бедрах. Взгляд юноши скользил по хрупкому детскому телу, не вызывая у нее даже подобия смущения. Замирал на ее лице, словно оглаживал по еще по-детски слегка пухлым щечкам.
[indent=1,0]- Пришло время... Научиться кое-чему... - прошептал он, сцепливая пальцы и на второй руке девушки. - Начинай двигать бёдрами... Медленно... Плавно...
И она начала. Подчинилась его словам, его рукам, его движениям. Медленно. Осторожно. Неуверенно. При этом не уводя взгляда в сторону. Не желая пропустить никаких изменений в выражении его лица, пусть то и было сгляжено ночной темнотой.
Он улыбался. Сжимал ее руки, ее талию, ее бедра. Гладил. Учил. Любил.
Она улыбалась. Прижималась к нему. Закусывала нижнюю губу в попытках удержаться от стонов. Училась. Любила.
Сейчас ей ни до чего не было дела. И скрип двери остался незамеченным, утонув в тихих стонах нильфгаардца.
И это длилось до тех пор, пока ощущения не стали невыносимыми, рискуя накрыть с головой, захватить. Пугая ее. Сона вырвалась из сильных рук, соскользнула на кровать, испуганная происходящим. Слишком приятным, чтобы смириться. Слишком непонятным, чтобы позволить этому продолжиться.
Ксандор обеспокоенно посмотрел на девушку, тут же сев на колени перед ней. Он осторожно коснулся рукой её щеки.
[indent=1,0]- Что случилось, Сона? Тебе было больно? - недоуменно спросил юноша.
[indent=1,0]- Нет... - она отрицательно помотала головой, опуская глаза, виня себя за подобную пугливость. - Просто... странно, - подобрать слова для описания происходящего было весьма сложно, и девочка даже не пыталась этого сделать.
- Тебе было неприятно? - новый вопрос. Пальцы осторожно скользили по ее щеке, мягко поглаживая. Давая обещание о том, что все будет хорошо. - Хочешь остановиться? Или...
Она знала: стоит лишь сказать нет, и Ксандор осановится. Не будет пытаться продолжить, не будет требовать ничего. Легко отпустит ее. Это подкупало.
[indent=1,0]- Нет... наоборот, - смуглянка сжалась, слегка втягивая голову в плечи, опуская глаза еще ниже. Но затем растерянно посмотрев на Ксандора. Определиться девчонке в собственных желаниях было весьма сложно, и это даже без слов было заметно по выражению ее лица.
[indent=1,0]Парень тепло улыбнулся, подсев ближе. Вновь она почувствовала его губы своими. Вновь оказалась лежащей на кровати, слегка придавленная поджарым, но все равно слишком тяжелым для нее телом. Только это была приятная тяжесть.
- Я могу продолжить? - прошептал Ксандор.
Кивок.
И никакие слова не нужны.
[AVA]https://pp.userapi.com/c849216/v849216085/153758/HP9u4GAnjds.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Псы с городских окраин