Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » В мире озлобленных собак волк остаётся в стае


В мире озлобленных собак волк остаётся в стае

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: Первые дни 1266-го года.
Место: Бругге, леса возле Диллингена.
Действующие лица: Железный Волк, Ванадайн
Описание: Светлый праздник Йуле в этот раз выдался кровавым. Из-за жажды жестоких развлечений местной власти досталось всем. И даже вырвавшись из самого сердца царящего кошмара выжить непросто. Dh'oine могут найти помощь в городе, но куда идти скоя'таэлем, когда кругом лишь пустой лес, а единственная знакомая бригада разбита? Но реки крови не омрачили Йуле и оставили место для маленького праздничного чуда  - а как иначе назвать столь неожиданную встречу?

+2

2

[indent=1,0]Метель злобно завывала. Сковывающий ветер беспрепятственно проникал под лохмотья, одежду в которых было угадать трудно. Бросаемые в лицо осколки льда, ошибочно называемые снежинками, секли кожу. Так и хотелось повернуться к этому ужасу спиной, а то и вовсе упасть и лечь, но горстка эльфов, решивших помериться силами с зимой, знала, что такой поступок смерти подобен. Не для того они боролись с dh'oine, не для того чудом спаслись от виселицы, чтобы вот так просто упасть, без боя сдаться. Погони ждать не стоило. В проклятом городе царил переполох не столько из-за беглых пленников, сколько из-за бунта осевших в городе нелюдей, которым поперёк горла уже встало неподобающее отношение со стороны людей. Наверное, обещание казни через повешение пленённых скоя'таэлей в честь наступающего светлого праздника Йуле переполнило чашу их терпения. А если нелюди и не сочувствовали бунтовщикам, то уж всяко возмутились тому, что часть так называемых «скоя'таэлей» на деле была набрана из местных жителей, которых беспричинно сгребали с улиц средь бела дня. Хотели те того или нет, но бунт позволил вырваться настоящим скоя'таэлям из подземной тюрьмы.
[indent=1,0]Ванадайн не мог не прокручивать в мыслях дни заключения и минуты побега. Обидное и позорное пленение, мучительное ожидание и допросы непроглядной тенью давили, но в них имелась и неожиданно-приятная искра надежды, когда незнакомая эльфка подарила шанс. Дальше же следовал хаос борьбы за жизнь, не прервавшийся до сих пор. Покинуть темницу в компании нескольких единомышленников, оставив позади почти всю бригаду, кого мёртвым, кого просто забытым… Неправильный ход с точки зрения морали. Наверняка все верили в командира и вверяли тому свою жизнь, а он просто взял и ушёл, не прощаясь. Кинул своих же. Не остался с ними. Угрызения совести подтачивали эльфа изнутри, хотя разум всячески противился этому. Виноват ли Ванадайн во всём этом на самом деле? Как он так просчитался, что попал в руки dh'oine? Нет, ошибки в расчётах быть не могло. Значит, вмешался его величество Случай, причём не единожды. Пленение и надежда, встреча старого знакомого и отсутствие препятствий на выходе из злосчастного города. Случай постарался искупить вину, вот только вышло у него это неважно. Ванадайн не мог поступить иначе. Остаться, чтобы умереть? Но кому что эта пустая жертва докажет? Она никого бы не спасла. Это был бы глупый разброс такого важного ресурса, как жизнь. К тому же несколько скоя'таэлей из вырвавшихся на свободу предпочли остаться с сородичами. Ванадайн надеялся, что у тех хоть что-то вышло, и смерть их не стала бесполезной.
[indent=1,0]– D'yeabl... – пробормотал эльф, опирающийся на Ванадайна, споткнувшись и прервав нить размышлений. На выходе из города всё-таки встретилось несколько dh'oine. Пусть те и не были умелыми бойцами, усталые эльфы были ранены, пока давали отпор. Ванадайн так и не спросил имён тех, кто шёл с ним по лесу. В такой мороз хотелось сберечь как можно больше тепла.
[indent=1,0]– Терпи, - буркнул Ванадайн и удобнее перехватил руку товарища по несчастью. Тот почти не наваливался на Ванадайна всем весом и шёл сам. Сколько же всего эльфов ушло из того города? Сейчас было трудно вспомнить. Мысли разбегались. Из-за завываний ветра трудно услышать, идёт ли кто следом, или же все навсегда отстали. Зима коварна. Если кто не встанет и заснёт, поддавшись искушению, выжить не получится. Так на прошлой остановке Ванадайн насчитал в отряде помимо себя лишь четверых. Возможно, по этой причине эльф и гнал почти без отдыху всех вперёд, боясь смотреть правде в глаза. Но рано или поздно придётся остановиться хоть ненадолго.

[indent=1,0]Ванадайн не знал, сколько уже шёл. Привал был объявлен лишь только тогда, когда ноги начали заплетаться. Их эльф уже давно от холода не чувствовал, чему был несказанно рад – сапоги с чужой ноги были не по размеру и сильно натёрли.
[indent=1,0]– Вот и всё, - сказал обречённо спутник. Ванадайн обернулся и лишь устало вздохнул. До этого привала больше никто не дошёл. Повисло тягостное молчание, прерываемое лишь треском деревьев на морозе.
[indent=1,0]– Слышишь? – внезапно прервал молчание Ванадайн и посмотрел туда, откуда по его мнению донёсся звук. Это была человеческая речь. Слов разобрать Ванадайн не мог, только негромкий гул. – Dh'oine
[indent=1,0]– Что теперь? Кажется, их мало.
[indent=1,0]– Да, двое, - после короткого молчания ответил эльф. – Убьём их. Вероятно, это передовой дозор отряда.
[indent=1,0]Ванадайн сам поднялся и помог сородичу. Тот сражаться не сможет, но если те dh'oine выживут, всё равно погибнет. Эльфы так быстро, как могли пошли на звуки голосов. Молодая невысокая ель стала удачным укрытием, за которым Ванадайн решил ждать dh'oine. Те шли без особой спешки и даже не представляли, что их ждёт впереди. Зимний лес прозрачен, хоть и труднопроходим. Где намело сугробов высоких, где мёртвые деревья скрываются, а где ещё живые снегом согнуты. Природа упраздняет в зиму все краски, кроме чёрной, белой, да ржавой, что вытекает из ран и расползается по снегу.
[indent=1,0]- Bloede dh'oine, - выплюнул Ванадайн, резко возникая перед людьми. Вернее, перед эльфами, поскольку так называемый «передовой дозор» оказался несколькими скоя'таэлями, разведывающими маршрут. Но Ванадайн этого не понимал, и видел перед собой лишь врагов, которых надо убить.

+2

3

[indent=1,0]Ему посчастливилось выбраться из проклятого города до того, как там началось невесть что. Отголоски поднявшегося бунта, что доносились из-за городских стен, уже тогда давали ясный ответ на вопрос "правильно ли было просто уйти?". Исенгрим ушёл, так и не вызволив собратьев из плена. Ни одного. Но сейчас совсем не жалел об этом. Он, прежде всего, был командиром собственной группы, насчитывающей две дюжины бойцов. Обречь на смерть товарищей было непростительно, но более непростительно было бы отправить свободных эльфов на верную и глупую погибель. Пускай этот вопрос и терзал душу Фаоильтиарны некоторое время, о правильности своего решения он понял в тот момент, когда встретил нескольких пленённых эльфов, которым удалось выбраться из города. Всего их было пятеро. От них Исенгрим узнал, что захваченная в плен бригада возглавлялась Ванадайном. К сожалению, о судьбе командира никто ничего не знал. В той неразберихе, что творилась в городе, единственным путём выжить было бежать. Бежать без оглядки, заботясь лишь о своей шкуре.
[indent=1,0]Как иронично было то, что оседлые эльфы взялись за оружие, позволив освободиться скоя'таэлям, которые даже и не подумали сделать то же самое для них. Естественно, городские эльфы, краснолюды и низушки восстали не ради "белок", но это помогло им избежать публичной смерти.
[indent=1,0]Зима охватывала уставшие тела в ледяных объятиях и даже плащи из шкур не могли спасти от пронизывающего ветра. Костры согревали недостаточно хорошо, а еды оставалось всё меньше и меньше. Заботу о раненных эльфах из отряда Ванадайна взял на себя лекарь Исенгрима по его же приказу, но до первого же привала добрались только четверо. А чуть позже зима забрала и ещё одного. Очередной привал в гуще леса не сулил ничего хорошего. У всех было чувство голода в желудке, тела никак не могли согреться, а нутро подсказывало, что рядом кто-то есть. Зима всегда была суровым испытанием для эльфов, которые не отправились в Синие Горы или не нашли другое присталище для зимовки. Но они обязаны были выжить... Если d'hoine не могут напугать их, то погода и подавно.

[indent=1,0]Исенгрим завершил обход лагеря ранним утром, в то время, когда большинство эльфов ещё крутились у костров, прижимаясь друг к другу, чтобы не замёрзнуть. Дыхание сковывал мороз, забирая последнее тепло, полученное от недолгого нахождения у костра. Даэрин уже привычно вырезал что-то из толстого сука своим огромным ножом. Руки крепкого эльфа дрожали, но он не переставал откалывать кусочки дерева, придавая бесформенной деревяшке очертания. Прежде у него получалось куда лучше.
[indent=1,0]- Нужно найти убежище... - заметив приближение командира, заметил эльф. - Может по пути встретится какая халупа... Нам нужны стены и...
[indent=1,0]- Я знаю, - ответил Исенгрим хриплым голосом. Куда более хриплым, чем обычно. - Я уже отправил несколько групп разведчиков во все направления. Если рядом есть какая хижина - мы об этом узнаем.
[indent=1,0]- Надеюсь, там будет хлев... Всю нашу ораву ни одна хижина не вместит, - тяжёлое дыхание попыталось обогреть деревенеющие на морозе пальцы.
[indent=1,0]- Если будет хлев, значит будет и скот, - заметил командир, вызвав мечтательную улыбку на лице Даэрина. - Побереги руки. Они тебе ещё пригодятся.

[indent=1,0]- Э-эх... И почему именно я? - простонал разведчик, кутаясь в шкуры. - Мне бы сейчас греться у костра рядом с... Не важно.
[indent=1,0]- Да прекрати ты. Все знают как ты смотришь на неё, - подтолкнув локтем в бок товарища, хохотнула эльфка. - Она мне сама говорила.
[indent=1,0]- Говорила? - всполошился эльф. - Ч..что говорила?
[indent=1,0]- Говорила, что ей жутко находиться с таким маньяком. Смотришь на неё, словно съесть хочешь.
[indent=1,0]Эланиэль едва сдержала смех, увидев сокрушённое лицо эльфа. Увидев улыбку на лице разведчицы, эльф тут же состроил обиженную гримасу и пошёл быстрее.
[indent=1,0]Главной задачей разведчиков в этот раз было не проверить, нет ли за отрядом хвоста, а найти хоть что-нибудь, что поможет этому отряду выжить. Старые брошенные халупы, хижины лесников и охотников, торговые караваны или же укромные пещеры - подходило всё. Только всё это куда проще было бы найти когда угодно, только не зимой, когда кругом царит обилие слепящей белизны, а мороз мешает думать о чём-либо, кроме как о том, как бы поскорее согреться. И всё же, от них, разведчиков, зависело много жизней. Всегда было тяжело осознавать это, а после смерти двух товарищей мысли о провале были ещё тяжелее.
[indent=1,0]За непринуждёнными разговорами и поддразниваниями друг друга разведчики не услышали бы готовящуюся на них засаду, даже если бы там были люди. Поэтому появление неприятеля на пути вызвало короткое замешательство. Которого, впрочем, было более, чем достаточно, чтобы осознать, что перед эльфами находится не враг, а товарищ. В противном случае, отлаженные рефлексы уже спустили бы стрелу.
[indent=1,0]- Это же... - Эланиэль присмотрелась к выскочившему эльфу, узнавая его. - Это же Вана...
[indent=1,0]Не успела эльфка закончить свою мысль, как Ванадайн бросился в атаку. Он был уставшим и, наверное, даже раненным, но оставался крайне опасным противником. Эльфка едва успела отскочить в сторону, машинально потянувшись за гвихиром, висевшим в ножнах на поясе, но вовремя остановила себя. Ванадайн кричал что-то про d'hoine. Неужели он решил, что перед ним враг.
[indent=1,0]- Нет! Стой! Это не враг! - прокричала эльфка товарищу, который готов был атаковать. - Caelm, Vanadáin! Glaeddyv vort! Sinn gearen!
[indent=1,0]Эльфка отступала, надеясь, что Старшая Речь поможет Ванадайну понять, что перед ним вовсе не враги.

+1

4

[indent=1,0]Набычившись, Ванадайн шёл прямо на dh’oine. Те что-то пытались сказать, кричали. Наверняка просили пощады. Слова сплетались в невнятную кашу, разбираться в которой эльф не собирался. Какой разговор может быть с dh’oine? Звучание собственного имени резануло по ушам. Значит, враги знают, кто он. “Ловушка?” – запоздало мелькнуло в мыслях, но тут же пропало. Ловушка это или нет, но гвихир точно поможет расправиться со всеми. Очередной наскок заставил dh’oine отступить. Спустя пару уворотов один из них наконец решился сражаться, а не бегать. Тренированное тело Ванадайна выполняло все атаки чётко. Усталость сильно замедляла движения, но искренняя злость подстёгивала. Удары были сильны и отдавались болью в руках, но важно ли это, когда схватка не тренировочная, когда на кону жизни? И все неудобства отступили на второй план, теряясь в слепой ненависти.
[indent=1,0]Неожиданный вскрик спутника, прорвавшийся сквозь стучащую в висках кровь, заставил Ванадайна обернуться. Неужели это действительно ловушка? Неужели их окружают другие? Тело мгновенно напряглось, предвидя полёт болтов и стрел. Но кругом новых лиц не появилось, вражеская тетива не щёлкала. Неожиданно голень вспыхнула болью – dh’oine воспользовался моментом и чётко ударил, вынуждая противника упасть на одно колено. Ванадайн попытался подняться, но неожиданно мир померк, сменившись беспамятством.

[indent=1,0]Клидиндар давно заметил недобрый блеск в глазах бывшего командира скоя'таэлей. Но в дороге это ничуть не мешало, и эльф не беспокоился, однако стоило Ванадайну напасть… Клидиндар сразу понял, что перед ними не люди, а скоя'таэли. Судя по всему, эльфка даже знала Ванадайна ранее, поскольку не дала своему соратнику ответить атакой и безрезультатно попыталась успокоить Ванадайна. Но как Клидиндар мог им всем объяснить, что любые слова сейчас бесполезны? Не приближаясь, он лишь смотрел за схваткой – вмешаться не хватало сил. Но уж больно много молчаливой просьбы было во взглядах эльфов, которые не знали, как поступить с алчущим их крови и смерти союзником. Клидиндар вскрикнул, будто предостерегая Ванадайна. Тот повёлся на простую уловку и отвлёкся, повернувшись всем корпусом к Клидиндару. Скоя'таэли времени не теряли и удачно воспользовались своими возможностями, ударом рукояти меча оглушив Ванадайна. После же ради собственного спокойствия спутали ему руки и забрали оружие – нового нападения не хотел никто. Вряд ли удастся также просто отделаться, не сильно калеча.
[indent=1,0]Клидиндар плохо помнил, как дошёл до лагеря скоя'таэлей – полагаться приходилось только на себя, сопровождающие тащили бывшего командира бригады, которого хрупким и лёгким даже в самые голодные времена было не назвать. Не помнил эльф и сколько прошло времени. Но это всё не имело смысла – душу переполняла радость встречи с сородичами и продолжения жизни. Смерть подступила слишком близко, сверкнула своим оскалом, но позволила на этот раз выжить, отступив.
[indent=1,0]- Мне нужно поговорить с командиром, - уверенно заявил Клидиндар, хотя больше всего на свете он желал отдохнуть у огня, вытянув гудящие ноги, а после и лекарю показаться - мечом Клидиндара не задел никто, но плечо наверняка сломали - пошевелить рукой было невозможно. По пути он от скоя'таэлей узнал, что те искали надёжное укрытие для бригады. Клидиндар знал такое место. Деревня, в которой осталось меньше полудюжины жилых домов. Не так давно какая-то тварь сожрала всех остальных dh'oine, и лишь ведьмак уберёг остальных от смерти. Ванадайн не повёл туда бригаду только из-за того, что для путешествия нашлась более заманчивая цель в другой стороне.

[indent=1,0]Ванадайн временами приходил в сознание и чувствовал, что его тащат. Что руки связаны и затекли, а голова раскалывается - виновата не столько усталость, сколько чей-то точный удар. Мысли не хотели чётко выстраиваться, зато ощущения говорили лишь о том, что он снова в плену. Что всё было бессмысленно. Все старания и все потери. Бессмысленно, но с результатом. Dh'oine ничего не узнали и не устроили себе кровавый праздник, вешая скоя'таэлей как настоящих, так и подставных. А сколько жизней этих гадов унесли эльфы и краснолюды, вырываясь на волю! Даже без оружия они сумели отстоять право на жизнь. Жаль, что право это оказалось непосильной ношей. Кто за него жизнью заплатил сразу, кто не выдержал в пути. Для некоторых свобода оказалась длиною в жизнь. Что ж, умереть на свободе не так тяжко, как на потеху тупой публике, упивающейся чужими страданиями и радующейся, что на эшафоте на этот раз не они. Ванадайн не знал, сколько времени отведено ему. После произошедшего вряд ли дастся отделаться запланированным болтанием на эшафоте. Раз поймали, то непременно выставят как виновника бунта, и тогда в застенках с него спросят по полной, за всё сразу, чтобы местный начальник не лишился пригретого местечка.
[indent=1,0]Прозвучавший неподалёку голос приковал внимание Ванадайна. На словах сконцентрироваться не выходило, но тембр и интонации казались слишком знакомыми. Это ещё больше запутало эльфа - что здесь забыл командир другой бригады? И главное почему он настолько спокоен, если пленён? А если нет, то почему не слышно схватки? И, наконец, если всё тихо и мирно, то почему сейчас Ванадайн связан? От кучи вопросов без ответа разболелась голова. "Неплохо приложили. Сильнее, чем оборотень о дерево", - решил эльф. При ударе о дерево досталось не столько голове, сколько спине и рёбрам.
[indent=1,0]- D'yeabl... Que suecc’s? - хрипло спросил он, ни к кому не обращаясь. Какой бы правда ни была, она откроется.

+1

5

[indent=1,0]Успокоить разгорячившегося эльфа оказалось совсем непросто. Ванадайн сражался не на жизнь, а на смерть и казалось, что без ответной реакции обойтись будет невозможно. Разведчики, что попали в столь непростую ситуацию не были великими фехтовальщиками, не имели богатого опыта, да и совершенно не желали вступать в бой. Потому, когда все уговоры оказались бесполезны, всё, что они могли, это защищаться и благодарить Деву Полей, что Ванадайн был не на пике своих сил. Небрежная защита, увороты и ускользания от эльфского клинка понемногу начали изнурять эльфов. Внезапно кто-то окликнул Ванадайна, заставив его на короткое мгновение отвлечься. Этот момент не был упущен и молниеносно принятое решение позволило попросту вырубить эльфского командира, приложив того эфесом по виску.

[indent=1,0]Исенгрим ожидал любые вести от своих разведчиков, был готов к тому, что поблизости не окажется вовсе мест для укрытия, или же они будут заняты большим количеством вооружённых d'hoine. Он даже был готов к тому, что кто-то заметит преследователей, подбирающихся к уставшей от сурового перехода бригаде, но рассказ Эланиэль заставил привычно хладнокровного командира удивлённо вскинуть брови.
[indent=1,0]- Это Клидиндар, он желает с тобой поговорить, - сказала в заключение своего рассказа эльфка. - Если бы не он, кто-нибудь точно пролил эльфскую кровь.
[indent=1,0]Исенгрим сам подошёл к эльфу, предложив ему пройти к одному из пылающих костров. Фаоильтиарна хотел поговорить с ним без лишних ушей, а потому попросил других скоя'таэлей, сидящих у костра, размять ноги. Те без вопросов и с пониманием послушно выполнили просьбу командира.
[indent=1,0]- Я могу ошибаться, но мы, кажется, уже встречались. И в любом случае, я - Исенгрим Фаоильтиарна, прозванный Iarrannbleidd, - Исенгрим хоть и не помнил всех командиров скоя'таэлей в лицо, был более, чем уверен, что его собственное лицо известно им всем. - Где твоя бригада?

[indent=1,0]Дождавшись, пока Исенгрим выслушает рапорт и, обдумав её просьбу, отпустит, Эланиэль поспешила к палатке лекаря, где сейчас и лежал Ванадайн. Эльф выглядел весьма потрёпанным и замёрзшим. Лекарь предпочёл решить сперва вторую проблему и укутал эльфского командира в тёплые шкуры, решив всё же не рисковать и оставить товарища связанным. Эланиэль, хоть и считала подобное обращение весьма недостойным, вспоминая инцидент в лесу, решила всё же, что это будет Ванадайну на пользу. Поднимать своё оружие против товарища снова она совершенно не хотела.
[indent=1,0]- Он в порядке? - спросила эльфка у лекаря, который копашился у себя в сумках, явно пытаясь что-то найти.
[indent=1,0]- А, Эланиэль? Не одолжишь мне свой нож? - увидев охотницу, лекарь прекратил свои поиски и протянул руку к ней. - Хочу разрезать верёвки сразу же, как пойму, что он не увидит во мне врага.
[indent=1,0]- D'yeabl... Que suecc’s? - донёсся слабый голос из-под кучи сваленных на эльфа шкур.
[indent=1,0]Эланиэль, вынимая нож и протягивая его лекарю, обернулась к Ванадайну, думая, не почудилась ли ей, но, увидев, как шкуры зашевелились, поняла, что эльф наконец пришёл в себя.
[indent=1,0]- Очнулся? Хорошо. Нападать больше не вздумаешь? - эльфка попыталась войти в поле зрения Ванадайна, но всё же выдерживала небольшую дистанцию, опасаясь, что на неё снова набросятся.

+1

6

[indent=1,0]- Да, мы встречались, - кивнул Клидиндар. - Моя бригада где-то бродит. Я прибыл к Ванадайну с одним... посланием. А там... - эльф махнул рукой. Вспоминать пережитое не хотелось, но оставлять вопрос командира без ответа было нельзя. - Там напоролись на рыскающих dh'oine. Нас не убивали, а захватывали в плен. Потом темницы, редкие встречи с дознавателями. Их не интересовало, кто есть кто, и допросы были вялыми. Больше издёвки и меньше интереса. Однако я и не надеялся выжить вплоть до встречи с разведчиками твоей бригады.
[indent=1,0]Исенгрим молча выслушал Клидиндара, изредка кивая в знак понимания.
[indent=1,0]- По округе разнеслись слухи о том, что d'hoine собираются устроить целое представление из публичной казни. К слову, за этим мы и прибыли сюда - чтобы спасти вас. Ну, или хотя бы не дать этим клятым зверям безнаказанно убивать наших. Но всё, что я смог сделать, так это попасть в город и убраться оттуда до того, как началась неразбериха, - Фаоильтиарна на несколько мгновений замолчал, строго посмотрев на собеседника. - В городе было слишком много солдат и я решил, что будет правильнее не рисковать жизнями ещё двух дюжин эльфов. Но вы бежали. И я этому искренне рад.
[indent=1,0]- Это было верное решение, - сказал Клидиндар, хоть слова и дались тяжело. Он мог рассказать, сколько скоя'таэлей сидело в подземельях, мог припомнить всю бойню, но промолчал. Две дюжины вряд ли бы спасли положение и скорее всего точно так же погибли бы, или попали в плен. Бессмысленные потери. Пустые. На уровне командования бригадами иные мерки правильности. Необдуманным решениям здесь не место. Клидиндар понимал всё, но что осознание могло изменить? - Но теперь твоей бригаде нужно найти место, где бригада сможет отдохнуть. С нами вы далеко не уйдёте. Если есть карта, я укажу то место, куда сперва хотел направиться Ванадайн. Он показывал мне карту, чтобы я знал, где их в следующий раз найти, но потом планы поменялись.
[indent=1,0]— Это было бы очень кстати. Мои разведчики, кроме вас с Ванадайном, не нашли поблизости ничего, — Исенгрим поднялся и пригласил Клидиндара последовать за ним, к столу, на котором была разложена карта местности. Эльф с явной неохотой поднялся с насиженного места. Пришлось приложить немало усилий - усталость сковала конечности и туманила разум. Однако сдаваться он не собирался, ведь сейчас от его знаний зависело многое. — По пути мы обнаружили пост солдат d'hoine вот здесь, — эльфский командир ткнул пальцем в карту. — Но мы успели отойти достаточно далеко, чтобы не волноваться о них. Надеюсь, что твоя деревня действительно неподалёку. Пытаясь обойти этот пост мы забрели в безлюдную чащу. Если не найдём сегодня место для ночёвки, боюсь, что с утра недосчитаемся ещё кого-нибудь...
[indent=1,0]- Она находится здесь, - Клидиндар уверенно указал место на карте. Мелкая речушка, немногим больше ручья, там делала приметный изгиб, а с другой стороны был овраг. Когда по весне дожди размывают землю, в деревню наверняка не пройти. - Я знаю, что ты достаточно опытный командир, и что бригада более чем крепка. Деревня не должна стать вам помехой. Там едва ли пять жилых домов. - Упреждая вопрос, эльф добавил: - Не болезнь. Какая-то тварь выкосила почти всех, а ведьмак пришёл слишком поздно. Там все сможем найти отдых. Я ранен и устал, и в бою мне делать нечего. Но если чем-то ещё могу помочь - говори. Должен же я как-то заплатить за свою жизнь, - Клидиндар улыбнулся.
[indent=1,0]Предложенный им вариант располагался не слишком далеко и его требовалось ещё отбить у dh'oine, но разве это проблема? Если хоть половина историй об известном Iarrannbleidd правдива, то задача решится довольно быстро.

[indent=1,0]- Нападать? - не без труда Ванадайн сфокусировал взгляд на эльфке, в которой опознал Эланиэль. - Что происходит? - повторил он свой вопрос твёрже, чем в первый раз.
[indent=1,0]Мир по-прежнему плыл, но об этом незачем знать окружающим. Присутствие Эланиэль здесь казалось чем-то невероятным.
[indent=1,0]- О, так теперь ты меня всё-таки признаёшь, - с лёгкой усмешкой сказала эльфка, присаживаясь на груду мешков недалеко от лежанки, где находился Ванадайн. - Ты напал на нас с Гаэдаалем в лесу, - охотница кивнула в сторону находящегося неподалёку эльфа. Тот явно был на взводе и смотрел на Ванадайна крайне недоверчиво. Сам Ванадайн ответил лишённым эмоций взглядом - какое ему дело до совершенно незнакомого эльфа? К тому же драка завязалась явно не просто так. - Кричал "bloede d'hoine!", рубил мечом. Я уж думала, что так и помру там. Ты уж прости, что пришлось приложиться рукоятью по голове, но это лучше, чем вспоротый живот, верно?
[indent=1,0]- Аккуратнее надо было бить, - проворчал эльф, не найдя других слов. Разрозненные обрывки воспоминаний не сохранили практически ничего из того, о чём говорила Эланиэль. А сохранившееся же лишь в кошмарных снах сниться- метель, обречённость и утекающая с жизнью кровь соратников. Вместо прочих ответов Ванадайн поинтересовался: - А что вы вообще здесь делаете?
[indent=1,0]— Уж прости, но я должна была вырубить тебя так, чтобы наверняка. Вряд ли представилась другая возможность, — эльфка сложила руки на груди и слегка нахмурилась. — Исенгрим решил спасти эльфов, которых собирались вешать на Йулле. Знал бы он, что схватили твою бригаду, вряд ли бы ушёл с пустыми руками, — словно что-то вспомнив, Эланиэль вмиг приободрилась. — Мы встретили по пути пятерых твоих эльфов. Им удалось выбраться из города, — но лицо эльфки стало мрачным и сама она поникла. — Только вот... Двое из них не перенесли перехода. Да и оставшиеся трое очень слабы...
[indent=1,0]- Я рад, что он не сунулся в эту петлю, - негромко заметил Ванадайн и прикрыл глаза. Он не желал, чтобы на его совести висело ещё больше случайных жертв. В том хаосе ничего бы уже не спасло никого. Всё, что происходило в городе, грозило погубить любого вмешавшегося.
[indent=1,0]О пятёрке спасшихся Ванадайн приказал себе не думать. Он не просил называть имена. Там, в лесу, командир бригады осознал и принял, что погибли все. К чему пустые надежды на жизни троих? Бесполезные и тяжёлые. Наверняка потом если выживут будут жалеть о потерях, о тех, кого нет рядом. Пожалуй, смерть всё-таки лучше. Но раз судьба распорядилась так, что кто-то выжил... Что ж, да будет так. Ванадайн не станет мешать.
[indent=1,0]- Приходи позже, Эланиэль, - спокойно сказал Ванадайн, чувствуя подступающую усталость и жажду тишины. - Разговоры утомительны.

+1

7

[indent=1,0]- Жизнь любого seidhe ценна и я уж точно не буду брать платы за неё, - ответил Исенгрим, оторвав взгляд от карты. - Благодарю тебя, Клидиндар. Я немедленно отошлю разведчиков и прикажу готовиться к наступлению.
[indent=1,0]Отдав распоряжение накормить и обогреть Клидиндара, Исенгрим отправился отыскивать подходящих разведчиков. Было ли их встреча случайностью, или же это Dana Meabdh постаралась, чтобы спасти не только столь славных командиров, как Ванадайн и Клидиндар, но и не дать умереть от холода и группе Фаоильтиарны. Ответ на этот вопрос, разумеется, никто не мог дать, равно как и не мог ответить, насколько успешным окажется набег на опустевшую деревушку. Пока что всё казалось слишком хорошо, чтобы быть правдой, особенно в свете последних дней. Но это был наилучший и, пожалуй, единственный выход, который Исенгрим Фаоильтиарна не собирался упускать.
[indent=1,0]- Гаэдааль! Эланиэль! - голос командира прозвучал громко и отчётливо. Если эти двое смогли отыскать среди заснеженного леса двух эльфов, то с предстоящей задачей они точно справятся.

[indent=1,0]Сложно было сказать, был ли Ванадайн откровенен в своём желании отдохнуть или же просто злился на то, что его огрели по голове, а может вообще подобный проигрыш ударил по самолюбию - Эланиэль не знала эльфского командира достаточно хорошо, чтобы сказать наверняка, но его желание остаться одному ей было понятно, какой бы ни была истинная причина. Кинжал, который одолжил лекарь вернулся к охотнице и та, прежде чем уйти, разрезала-таки путы на руках и ногах Ванадайна.
[indent=1,0]- Думаю, так будет удобнее, - улыбнулась эльфка и тут же выпрямилась, услышав командный голос командира. Не теряя ни минуты, она, равно как и Гаэдааль поспешили получить новые распоряжения от Исенгрима.

[indent=1,0]Разведка подтвердила, что в деревушке безопасно. Жителей едва ли насчитывалось два десятка на пять домов, которые были ещё заселены. Половина из них были женщины и дети, вторая половина - мужчины и старики. Это было слишком просто, словно дар, преподнесенный эльфской бригаде. И тем не менее, Исенгрим не стал действовать опрометчиво. Он был мастером засад и прекрасно знал, что засада может таиться в самом неожиданном месте. Поэтому он отправил лишь десяток эльфов, возглавив их. Остальные же остались в лагере, чтобы готовиться к уходу, если нападение пройдёт успешно, или защищаться, если это будет ловушкой. В последнее Исенгрим и сам не верил, но предосторожность никогда не бывает лишней.
[indent=1,0]Эльфы разделились на пять групп, по два человека, одну из которых сопровождал и сам Исенгрим. По команде скоя'таэли ворвались в дома, сея страх и смерть. Перепуганные d'hoine, совершенно не готовые к нападению даже не успели ничего осознать, не говоря уже о том, чтобы хоть как-то сопротивляться. Мужчины были убиты сразу же. Зарублены гвихирами, быстро и безжалостно. Женщины, молящие о пощаде и укрывающие своих детей от гнева эльфов, были выведены на холод, где медленно угасали, пока отряд не добрался до деревеньки. К тому времени все d'hoine были мертвы - от меча или холода, и эльфам ничего не мешало обустраивать новый лагерь. Часть скоя'таэлей избавлялись от тел.
[indent=1,0]Когда проблем больше не было, Исенгрим наконец нашёл время, чтобы повидаться с Ванадайном. Ему, как и всем раненным, предоставили удобные постели, которых, к счастью, вполне хватало на всех.
[indent=1,0]- Выглядишь не очень, - входя в комнатушку, произнёс Исенгрим. Он присел на стул у постели и после довольно долго молчания добавил: - Если бы я знал, что это тебя взяли в плен, я бы обязательно спас тебя и эльфов из твоего отряда.

+1

8

[indent=1,0]Клидиндар только кивнул. Он был рад, что вопрос решился быстро, и что сейчас он наконец сможет отдохнуть. Подошедшие скоя'таэли сказали, что лекарь пока занят, однако предложили поесть. Эльф был только рад этому - нормально он не ел с самого пленения. А там хоть какая-то пища перепадала лишь пару раз - dh'oine не видели смысла переводить продукты на тех, кого повесят в ближайшие дни. А может, они просто думали, что ослабевшие от побоев и голода пленники не смогут сопротивляться и бежать. Клидиндар мстительно усмехнулся. Вопреки всем стараниям скоя'таэли смогли освободиться.
[indent=1,0]В миске плескалось всего ничего наваристой похлёбки, но виной тому было не бедственное положение бригады Исенгрима и не жадность. Просто после длительного голодания, когда хочется съесть всё, будто про запас, приходится сдерживать пыл, чтобы не стало хуже. Клидиндар не был лекарем, но прекрасно знал это, и потому принял миску с благодарностью. После пищи клонило в сон, но в это время как раз освободился лекарь, и эльф поплёлся к нему.

[indent=1,0]Проспал Ванадайн довольно долго. Когда он проснулся, бригада суетилась - один из скоя'таэлей рассказал, что разведчики нашли годное убежище, в котором на несколько дней точно можно будет остановиться, и что теперь Исенгрим Фаоильтиарна освобождает это самое убежище от dh'oine. Говорил эльф с затаённой радостью - видимо, давно не представлялось подходящего случая отдохнуть. Лекарь воспользовался бодрствованием и напоил Ванадайна каким-то отвратным на вкус отваром, после которого опять навалилась усталость.
[indent=1,0]К следующему пробуждению все куда-то шли. Рядом с Ванадайном оказался всё тот же эльф. Видимо, лекарь обязал его следить за раненым. Наверняка были опасения, что безумие вернётся вновь. А может, это было просто случайным совпадением. Ванадайн поинтересовался, как прошёл захват, и скоя'таэль рассказал без утайки. Что место подсказал один из выживших после Йуле эльфов, что таких, не считая самого Ванадайна, всего четверо. Постепенно словесный поток эльфа иссяк, и начались робкие вопросы о произошедшем. Ванадайн уклонялся от ответов, а если и отвечал, то односложно, но это не останавливало скоя'таэля. Положение спас лекарь со своим отваром, после которого Ванадайн снова отключился. Вернее, сперва лишь притворился, а потом уснул.

[indent=1,0]В захваченных домах было уютно. Ветер не отнимал тепло, а растопленные печи грели всё помещение. В маленькой комнатушке, где разместили Ванадайна, даже было довольно жарко, но не слишком душно. От закрытого ставнями окна света не было, но тьму разгонял подрагивающий огонёк светильника. Лекарь заходил пару раз и обработал все травмы, а также оставил кувшин с чуть ли не пожизненным запасом отвара. Сейчас уже эльф пил отраву с отвращением - было трудно даже глоток сделать, но пренебрегать помощью лекаря не стал.
[indent=1,0]— Выглядишь не очень, — вместо приветствия сказал Исенгрим. Ванадайн не ожидал столь скорого визита - у бригады наверняка было много дел, связанных с размещением, ревизией запасов и прочими бытовыми мелочами. В комнатушке повисла тишина. — Если бы я знал, что это тебя взяли в плен, я бы обязательно спас тебя и эльфов из твоего отряда.
[indent=1,0]- И был бы трижды ослом, - вздохнул Ванадайн. - Первый осёл - за само желание сунуться в этот город. Второй - за намерение вытащить меня. Третий - за попытку вытащить бригаду.
[indent=1,0]— Ну, в город я всё же сунулся, — слабо усмехнулся Исенгрим. — А как ты бы поступил на моём месте? Если бы знал, что это я гнию там, в темницах у dh'oine.
[indent=1,0]- Ты бы не попал туда. И у меня есть... Вернее, было, на кого оставить бригаду. Я сунулся бы один и вытаскивал именно тебя. Проблем бы не возникло. - Ванадайн на мгновение умолк, и продолжил: - До того, как начался бунт, в тюрьму пробралась эльфка или полуэльфка. Я её где-то видел, да и она знала моё имя, но хоть убей не помню. Она раскидывала пленникам хлеб, а мне кинула с лезвием. Уверен, стражники не были осведомлены о её присутствии. Так что одного было бы вполне реально вытащить. А бригада... Не думаю, что с ней бы удался прорыв. Клидиндар - единственный, кого я вывел. Остальные умерли в пути или там, в застенках.
[indent=1,0]— И был бы дважды ослом. Разница не столь велика, — заключил Фаоильтиарна, скрестив руки на груди. Слова Ванадайна заставили его задуматься, но лишь на несколько мгновений. — Она точно была не из моих. Я отступил сразу же, как получил доклад о количестве dh'oine городе. Я имею в виду солдат. Даэрин обошёл всё, но не нашёл безопасного пути в темницу, а эльфы в лагере забеспокоились. И, как оказалось, не зря. Кто-то ошивался в лесах вокруг города. Причину мы узнать не успели — предпочли убраться подальше, оставшись не раскрытыми. И, как оказалось, не зря. Кое-кого нам удалось подобрать. Dh'oine тоже бежали из города, но им повезло меньше.
[indent=1,0]- Дважды не трижды. D'yeabl! - неудачное взятие стоящей неподалёку кружки отозвалось болью в пальцах. Виновата также была и недовольная мысль, что гвихир он взять в руки сможет нескоро. Впрочем, все эмоции эльф заглушил крупным глотком отвара и успокоил Исенгрима: - Меня такой отравой даже после встречи с оборотнем не спаивали!

+1

9

[indent=1,0]- Я думал это просто слухи, — в голосе Исенгрима сложно было уловить удивление. Он принял кружку из рук Ванадайна и помог поставить её на место. - А вот что ты письма раздаёшь d'hoine я уже успел убедиться. Был какой-то Cerbin, которой размахивал бумажкой с твоим почерком направо и налево. Не спорю, он помогал доставлять грузы hav'caaren... Но... Серьёзно, Ванадайн? О чём ты думал, давая такую опасную вещь в руки грязного d'hoine? Она вполне могла обратиться засадой на любой из отрядов.
[indent=1,0]Многие отряды встречали человека, который предъявлял письмецо, написанное рукой Ванадайна. Эта бумажка здорово упрощала жизнь этому d'hoine, которого скоя'таэли называли Cerbin'ом. Что самое странное, что Ворон этот был не обычным гавенкаром, которого прильщала лишь золотая монета, если верить слухам, то он множество раз спасал жизни эльфов, ставя под удар при этом свою. Но Исенгрим предпочитал видеть в нём врага. Такого же, как и другие d'hoine, а потому непонимание и злость в его голосе были отнюдь не притворством.
[indent=1,0]- Как видишь, не слухи. Я почти одолел этого блохастого, но на пути у меня случайно оказалось дерево, — хмыкнул Ванадайн. — Что до того письма, то не лез бы ты в это дело. Я ещё не спятил, чтобы каждому встречному такое вручать. И выписывая подобное, а это был едва ли не единственный случай, я всегда знаю, кто владелец, и чем может обернуться подобное дело.
[indent=1,0]— Хочешь сказать, что проиграл, но до сих пор жив? — Исенгрим удивлённо изогнул бровь, отчего исказилась также большая часть его обезображенного лица. — В прочем, сейчас это имеет значения столько же, сколько и d'hoine, разгуливающий с твоим письмецом. Одна из моих эльфок сказала, что он уже мёртв. Не знаю подробностей, но мне её слов достаточно, чтобы больше не думать об этой проблеме.
[indent=1,0]Железный Волк пристально следил за тем, как изменилось выражение лица Ванадайна и то, что он увидел, ему совсем не понравилось.
[indent=1,0]— Мёртв, значит... — Ванадайн едва заметно вздохнул. Что ж, в Брокилоне оба догадывались, что могут погибнуть. — Если эта эльфка в твоей бригаде до сих пор, я бы её выслушал.
[indent=1,0]— Она тебя сюда и притащила, — пожал плечами Волк. — Если хочешь, отправлю её к тебе, когда вернётся, - Исенгрим погрузился в задумчивое молчание, но не надолго. — Что ты собираешься делать после того, как мы выберемся отсюда?
[indent=1,0]Обдумывая следующий вопрос, Ванадайн на мгновение замолчал, но вместо ответа закашлялся. — Видишь, в каком я состоянии? — невесело усмехнулся он. — Потихоньку вернусь в Долину. Обсуждать надо с глазу на глаз, переписка не поможет.
[indent=1,0]Не будь лицо эльфского командира столь изуродовано, на нём бы явно читалось сочувствие к другу и товарищу. Железный Волк тихо вздохнул. — Думаю, это правильное решение. Хотя, ты много ещё мог бы сделать для нашего дела. Надеюсь, ты это поймёшь и не будешь бездельно отсиживаться, как Филавандрель.
[indent=1,0]— Я? Отсиживаться? Как ты мог о таком подумать вообще? — неподдельно изумился Ванадайн. — Я просто должен буду определить, где буду полезнее. После того, как эти уроды лишили меня бригады, сдаться и уйти — не то, что я могу себе позволить. За всё путешествие успею восстановить силы, а то и к дриадам загляну.
[indent=1,0]Подобный ответ и ожидал услышать Фаоильтиарна. Его глаза отчётливо улыбнулись, но губы, как бы ни пытались изобразить улыбку, получалось у них нечто среднее между злостью и злорадством.
[indent=1,0]- Раж это слышать, - Исенгрим встал с места. - Что же, отдохни тогда, пока есть такая возможность. Если что-то понадобится, зови. Я распорядился, чтобы неподалёку всегда кто-нибудь был.
[indent=1,0]С этими словами Железный Волк вышел из дома.

+1

10

[indent=1,0]Ванадайн проводил Исенгрима взглядом, после чего устало прикрыл глаза. Истощённый организм требовал отдыха, и спокойная обстановка лишь усиливала это желание. Всё равно никаких развлечений здесь было не найти, и потому эльф позволил себе провалиться в дрёму. Полноценный сон никак не шёл. Возможно, виной тому были постоянные визиты оставленного Исенгримом эльфа, который довольно часто заходил и спрашивал, не нужно ли чего. Или визиты лекаря, который постоянно приносил свои ужасные на вкус отвары и заставлял пить. Возможно, мешали едкие мрази, которые лекарь втирал в травмы – жгло почти всё тело от сбитых плохими сапогами ног и до ссадины от удара эльфки на голове, а руки просто хотелось разодрать до мяса, словно это могло спасти от жжения. Возможно, что вообще так действовала смешавшаяся с усталостью болезнь – при желании подобных причин можно придумать уйму. Но не исключено, что основной причиной являлся рой разнообразных мыслей, которые в подступившей тишине особо чётко звучали в голове.
[indent=1,0]О многих вещах Ванадайн не мог не думать. О разбитой бригаде. Все они полегли зря, глупо вверив свои жизни Ванадайну. Об оставшихся в плену скоя'таэлей, которые наверняка уже давно мертвы. О трёх спасшихся сородичах, которые могут и не выжить – Ванадайн так и не решился узнать их имена. О знакомом нильфгаардце, что ныне считается погибшим. Мысли причудливо сплетались и перемешивались, ввергая эльфа в уныние. За короткое время он сумел потерять слишком многое.
[indent=1,0]Нет бригады. Больше никаких споров, кто остаётся в лагере, а кто охотится. Больше никакой суеты организаторской. Больше скоя'таэли не будут идти в бой, вместо клича используя его имя, имя командира бригады. Мелочь, конечно, но отрадно было слышать гул голосов среди боя. Созвать новую бригаду не позволяло какое-то странно щемящее чувство и осознание, что начинать всё сначала слишком поздно. Конечно, если такое распоряжение отдаст Филавандрель, то Ванадайн спорить не станет, покорно приняв волю старого знакомого, но добровольно на такое идти совершенно нет желания.
[indent=1,0]Нет друга. Конечно, странно, что seidhe считает своим другом dh'oine, однако то знакомство стоило всего. При последней встрече в Брокилоне ни один не мог знать, выживет ли или нет в этом неспокойном мире. Удалось ли Ксандору добраться до Нильфгаарда или нет? Наверное, если Эланиэль знает про смерть, не удалось. А если и удалось, то наверняка жизнь завершилась на плахе, а не где-то в дороге. Впрочем, все подробности Ванадайн рассчитывал узнать от самой Эланиэль, и потому лишь ждал.

[indent=1,0]Эльфка вошла в комнату, когда лекарь в который раз покрывал мазью руки Ванадайна. Шрамы на запястьях грозились стать напоминанием эльфу на всю жизнь, однако бывшему командиру было безразлично, сколько отметин оставит тот Йульский кошмар.
[indent=1,0]- Оставьте нас, - сказал Ванадайн, когда лекарь закончил своё дело. Пообещав вернуться позже, тот отправился к другим раненым, а Ванадайн молча посмотрел на эльфку. Пару раз он уже почти собрался задать вопрос, но словно не решался начать непростой разговор. Скрестив руки на груди, он начал мерить небольшую комнатушку шагами, временами поглядывая на Эланиэль. Наконец он замер и, смотря эльфке в глаза, спросил: - Его казнили свои же?
[indent=1,0]Исенгрим наверняка уже предупреждал лучницу о чём именно с ней желает поговорить Ванадайн. Поэтому столь неопределённый вопрос был понятен ей сразу же.
[indent=1,0]— Можно сказать и так, — эльфка виновато опустила глаза, а Ванадайн обречённо вздохнул и опустился на лежанку. Новость действительно огорчила его, хотя слегка радовало, что Cerbin всё-таки сумел дойти до дома. Взяв себя в руки, эльф приотовился слушать подробности. — В конце осени я встретила его в Назаире. Мы... Вместе с двумя другими — последними, кто остался из ганзы, которая когда-то нас всех связывала. Мы встретили его и... Знаю, проще всего было обвинить его во всех бедах, но я ошибалась. Cerbin погиб и больше не вернётся на север, но вернуться сможет Ксандор вар Лорехейд, — более уверенно сказала эльфка, наконец посмотрев в глаза Ванадайну, едва сдерживая слёзы. А Ванадайн вновь вскочил с места и заново принялся вышагивать по комнатушке. — Я предала его и он меня за это не простит. Но... Единственное, что я могла сказать Исенгриму и другим... Что он погиб. Это так, Cerbin'а больше нет. Но, он рассказывал о тебе и, думаю, ты должен знать правду. Если всё, что говорил Ксандор правда, ему помогут, оправдают перед императором и вернут всё, что он потерял. Прости, но это всё, что я знаю.
[indent=1,0]- Что ж, - наконец успокоился Ванадайн. Замерев перед Эланиэль, он ободряюще положил руки ей на плечи. - Cerbin был моим другом. Я опечален вестью о его смерти, кто бы что ни говорил про это. Не кори себя, ты поступила правильно. Посиди здесь, пока слёзы не обсохнут, и иди дальше выполняй поручения Исенгрима. Я же сегодня останусь здесь оплакивать судьбу одного погибшего друга, но не забуду выпить за успех другого, - эльф едва улыбнулся.

+1

11

[indent=1,0]Прошло несколько дней, прежде чем пошли первые разговоры о том, чтобы продолжить путь. Исенгрим прилагал все усилия, чтобы обезопасить место временного обитания. Он регулярно отправлял разведчиков, веля им уходить как можно дальше от лагеря и проверять малейшие признаки присутствия d'hoine. Также он отправил нескольких эльфов, чтобы замести следы вокруг их убежища и увести возможных преследователей во все стороны, огибая деревушку, в которой они остановились. Первые дни отчёты разведчиков были обнадёживающими и радовали - поблизости не было ни единого следа d'hoine. Но вот после новости оказались весьма неутешительными. К северу, у ближайшего от деревушке тракта, появились первые следы от телег и повозок, а следом и следы ног, не меньше дюжины. Вариантов было немного - либо это караван в сопровождении охраны, либо это были солдаты, которые направлялись в гарнизон или крепость, или же шли по следу эльфов, бежавших из Диллингена.
[indent=1,0]Вихри затихли и бури больше не беспокоили эльфов, но вместе с тем позволили и d'hoine повысовываться из своих городишек. В леса, всё же, они лезть пока не рисковали, но ждать, пока люди решат, что преодолеть несколько миль по заснеженным чащобам им под силу, Железный волк ждать не стал. Первым делом он отправил разведчиков просматривать тракт и регулярно меняться, докладывая о том, что происходило во время их дежурства. К сожалению, за время дозора ни один d'hoine не проходил по тракту. Исенгрим позволил себе отдать приказ остаться ещё немного, но вместе с тем, лагерь начал неспешную подготовку к уходу.
[indent=1,0]Что же касалось общих настроений в отряде, то всё было на редкость хорошо. Эльфы заметно раскрепостились, прижившись на очень удачном месте. Раненные начинали идти на поправку и по заверением лекаря Натиэля готовы были вернуться в строй со дня на день. Естественно, Исенгрим не мог требовать этого от них. Сам командир изредка навещал Ванадайна, проводя вечера за разговорами, в основном о прошлом, передавая друг другу меха с горячительным краснолюдским напитком.

[indent=1,0]И всё же слишком долго оставаться на одном месте было непозволительной роскошью для отряда скоя'таэлей. Сказывалось заметное исчерпывание продовольствия и общая расслабленность бригады. Именно по этим причинам Фаоильтиарна и приказал собирать вещи очередным вечером после собрания у костра. Эльфы не возражали. По крайней мере вслух. На сборы ушло добрых два дня - слишком уж прочно засели "белки" на удобном местечке и уходить никак не хотели. Но вот до полудня следующего дня они были уже в пути.
[indent=1,0]Далеко впереди и сзади по привычке шли разведчики. Лошади с телегами сопровождались лучниками, а остальные неспешно плелись, растянувшись на добрую сотню шагов. Исенгрим и Эльрал - первый помощник Железного Волка, подгоняли отстающих, не давая им спуску. Отряд должен быть дисциплинирован в любой ситуации. К вечеру первого дня пути они отдалились от прежнего лагеря совсем немного, но зимой ночные переходы были чреваты серьёзными последствиями.
[indent=1,0]Разбитый наспех лагерь состоял из полукруга, выстроенного из телег и лежанок из шкур животных, плотно прилегавших друг к другу и расположенных близко у одного-единственного костра. В этот вечер Исенгрим решил наконец поинтересоваться у Ванадайна, что он намерен делать дальше. Найдя эльфа у костра, Волк присел рядом с ним.
[indent=1,0]- Как самочувствие? Готов уже сражаться? - начал издалека Фаоильтиарна, с привычно каменным выражением лица.

+1

12

[indent=1,0]Отряд покинул деревушку бесконечно рано. Конечно, Ванадайн понимал, почему Исенгрим решил отправиться в путь, но разве от этого легче? Отведённых дней не хватило, чтобы позабыть про недавние приключения, однако слабость отступила достаточно. В конце концов, эльф не был ранен, только измучен и истощён как физически, так и морально. Когда силы хоть как-то восстановились, Ванадайн начал тренировки с гвихиром. В комнате было тесно, однако упражняться на заснеженном двору эльф ещё не находил сил. К тому же лишние зрители раздражали – Ванадайн не желал, чтобы кто-то его видел в слабости. Лекарь, конечно, догадывался, что Ванадайн не лежал всё время, мирно глотая отвар, однако не возражал. Лишь упомянул, что сперва стоит тщательнее разминать суставы и не перенапрягаться. Впрочем, за пару дней он продвинулся не слишком сильно, поскольку быстро уставал. Однако не могло не радовать, что восстановление шло быстрее, чем после встречи с беролаком.
[indent=1,0]Дорогу эльф предпочёл провести не на ногах и не в седле, но в телеге. Нередко к нему присоединялся Клидиндар, которому тоже посчастливилось пережить Йуле. Конечно, Ванадайн знал, что есть ещё трое эльфов, которые уже не на грани смерти, а идут на поправку. Возможно, Ванадайн был плохим командиром. Хороший бы уже не раз навестил их, ну или хотя бы узнал имена. Однако двухвековой эльф боялся. Сперва шли отговорки, что раненые могут умереть, и воскрешать их в своей памяти – пустое дело. После же начал опасаться, что это могут оказаться и вовсе не его подопечные, а случайные пленники. И никому бы Ванадайн не признался, что меньше всего он желал увидеть в их глазах разочарование. Эльф не сомневался в правильности своих поступков, но к чему травить душу? Вся бригада давно похоронена в Бругге. Ванадайн и себя бы прикопал там же, как Ксандор разобрался с Cerbin’ом, однако второй жизни никогда не имел. К тому же слишком сильно хотелось жить.
[indent=1,0]На одном из долгих привалов Ванадайн привычно грелся у костра. Ветер не задувал, и пламя пылало жарко, не позволяя скоя'таэлям замёрзнуть. Греться пришёл и Исенгрим, наверняка после того, как разобрался с каждодневными бытовыми мелочами.
[indent=1,0]- Ты же знаешь, я всегда готов к хорошей схватке, - твёрдо ответил другу Ванадайн, хотя сам не был уверен, что в таком состоянии сможет многое. – Есть поводы для беспокойства? Dh'oine напали на след?
[indent=1,0]— Не уверен, но больше ждать нельзя, — в привычно стальном голосе Исенгрима присутствовали нотки беспокойства. — Метель давно закончилась, скоро тракты снова будут использоваться и это лишь вопрос времени, когда d'hoine решат проверить, почему нет никаких вестей из этой деревушки.
[indent=1,0]Ванадайн мрачно кивнул. Опасения друга были верны, но уж очень хотелось, чтобы dh'oine не встречались на пути. Из-за раненых отряд не так мобилен, как хотелось бы, а это может помешать в бою.
[indent=1,0]- Ты всегда можешь рассчитывать на мой меч, - заверил Исенгрима эльф. - Куда ведёшь бригаду?
[indent=1,0]— В Дол Блатанна. Мне нужно быть у Шаэрраведда до первых дней лета, — хмуро ответил Волк, глядя куда-то в сторону, а после, мимолётно скользнув взглядом на Ванадайна, добавил: — Это личное. Мы можем довести тебя до Синих Гор или можешь с нами отправиться в Шаэрраведд, а потом решить как быть дальше. Я буду рад, если ты отправишься с нами.
[indent=1,0]- Да, времени не так много, - прикинул Ванадайн. - Но я и сам думал поскорее добраться до Долины.
[indent=1,0]Сейчас ещё начнётся пора, когда природу станет лихорадить, и долгие дни безветрия будут чередоваться с лютыми метелями. И если в первом случае придётся тратить время на крюки - следы могут выдать, что путники не люди, - то второе попросту вынудит наиболее неприятные дни отсиживаться, поскольку когда из-за снега в лицо не видно ни зги, а сама стихия мешает идти, все скорее выдохнутся, чем покроют хоть сколько-то значимое расстояние. А потом снегопады смешаются с тёплыми весенними деньками, то наращивая на сугробах ледяной наст, то оголяя чёрную землю. После же дороги окажутся непроходимыми, а многие леса на короткий срок окажутся затопленными от вешнего паводка. А гор весна коснётся ещё позже.
[indent=1,0]- Конечно, с ранеными далеко не уйдёшь, - вздохнул Ванадайн и на мгновение задумался. Телеги в горах не пройдут. - Если сделать крюк, то раненых можно оставить дриадам, а после нагло промаршировать через всю Темерию и перейти по середине Махакамских гор. Только следует опасаться лавин - по весне часто перевалы закрываются до тех пор, пока не просохнет всё. Можно, конечно, обогнуть их с севера, но уж больно злые темерцы в последнее время. Да и Каэдвен не лучше. А ещё Понтар в той местности разливается охотно - перейти будет непросто.
[indent=1,0]— Если будем избегать трактов, то сможем не опасаться d'hoine. Они не любят выползать из своих городишек, когда начинает сходить снег, — Фаоильтиарна презрительно фыркнул. — Телеги придётся оставить в Брокилоне. По крайней мере, несколько. Через горы мы сможем быстро перебраться только налегке. Будем надеяться, что погода будет к нам благосклонна и обойдётся без происшествий. Хотя... Когда в последний раз такое было?
[indent=1,0]- Лучше вообще все оставить, а поклажу доверить коням, - сказал Ванадайн. - Это будет быстрее, поскольку как только снег начнёт рыхлеть, проблем прибавится. А кони в случае чего и мясо.

+1

13

[indent=1,0]Исенгрим улыбнулся рассуждениям друга. Не часто на его изувеченном лице можно было увидеть это необычное явление. Но сейчас хотелось верить, что пустить коней на мясо в крайнем случае это единственная возможная трудность, что их будет ждать впереди. Ведь в последнее время неприятности буквально преследовали их. Пора бы наступить и затишью.
[indent=1,0]- Эльфские скакуны стоят двух людских. Не будет ли слишком расточительно пускать их на мясо? - замечание эльфа было скорее попыткой разбавить атмосферу, чем серьёзным заявлением. Он и сам понимал, что почти все лошади были уведены у людей. - Ладно, я пойду. Мне нужно ещё обойти лагерь и выслушать разведчиков. Сам понимаешь.
[indent=1,0]Фаоильтиарна встал, дружески похлопав Ванадайна по плечу. Обернувшись, он несколько мгновений вглядывался в лица эльфов, пока не нашёл среди них нужных ему разведчиков, а после направился прямиком к ним. В этот вечер, да и последующие, Железный Волк ложился спать последним, не считая дозорных. Не потому что эльфы приносили дурные вести и не из-за холода, а по той причине, что Исенгрим до поздней ночи изучал карты, пытаясь найти наиболее благоприятный маршрут, учитывая возможное изменения погоды, паводки, оползни, скопления людей и прочие возможные неприятности. Было очень сложно удержать всё в уме, но ещё сложнее было решить каким путём пойдёт бригада.
[indent=1,0]Самый безопасный путь пролегал в обход Махакамских гор, вдоль Яруги. Он предусматривал длительные остановки в ожидании таяния снегов и уменьшения половодья. Слишком долгий. Наиболее подходящий маршрут был предложен Ванадайном. Старый друг наверняка не терял времени даром и продумывал как добраться до Долины Цветов, пока был под присмотром лекаря. Было приятно знать, что он не забивает голову тем, что произошло на Йулле. Но вместе с этим были и опасения. Ванадайн так и не навесил своих боевых товарищей, которым тоже удалось выбраться из бойни, даже не спрашивал о них. Но судить его никто не имел права. Исенгрим и сам не раз терял братьев и сестёр по оружию и прекрасно понимал каково это - думать, правильно ли ты поступил? Не зря ли пали умершие? И что думают выжившие? Эти вопросы крутились в голове, но произносить их вслух было нельзя. Только не таким как они. Командиры всегда жертвуют жизнями и тот, кто не способен принять ответственность за свои действия попросту не может называться лидером.
[indent=1,0]Но сейчас в голове Исенгрима были совершенно другие задачи и странное поведение друга, а также выяснение причин казались лишь отвлечением от того, что действительно важно. А именно, доставить бригаду в целости до Брокилона. Из лагеря всё чаще отправлялись разведчики, они заходили всё дальше, но неизменно возвращались с обнадёживающими новостями. Приходилось несколько раз менять маршруты, петлять, избегая более крупных городков, а также идти после захода солнца, не щадя ни лошадей, ни эльфов. Но это всё оплатится с лихвой, когда бригада будет в безопасности, в надёжном месте, среди друзей.

Отредактировано Исенгрим Фаоильтиарна (2019-04-15 20:29:58)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » В мире озлобленных собак волк остаётся в стае