1. Полное имя:
Армилия де Венендаль.
Для семейства и узкого круга добрых знакомых – Мила.

2. Возраст | Дата рождения:
24 года, 17 числа месяца Саовина 1243 г.

3. Раса:
человек

4. Род занятий:
графиня (графство Венендаль является вассальным по отношению к королевству Эббинг), фрейлина при дворе Ее Светлости княгини Анны-Генриетты

5. Внешность:
Хрупкая девушка невысокого роста, худенькая, с узкими плечами, маленькими ладонями и длинными, тонкими пальцами. Особенность телосложения не позволяет назвать ее бедра и ягодицы соблазнительными для взгляда и благодарение длинным юбкам платьев, что можно столь удачно скрывать собственную худосочность. На этом фоне достойно выглядит бюст, имея приятную округлость, позволяющей Армилии выдерживать конкуренцию среди цвета туссентских красавиц. Лицо графини вполне укладывается в определение «миловидное», не имея особых примет, и, можно спорить на что угодно, что точно такие же одинаково правильные черты вы встретите при любом дворе любого из королевств, как Севера, так и Юга. Любит оттенять свои синие глаза знаменитыми голубыми назаирскими розами или украшениями с сапфирами. Будучи яркой блондинкой, с особым вниманием и заботой относится к уходу за локонами золотисто-пшеничного цвета, и тратит немало времени на возведение причесок, пользуясь услугами досточтимых мэтров-цирюльников, модных в текущем сезоне в Боклере. В случае если выход в благородное общество не планируется, волосы собираются ею в косу. Многолетнее пребывание при одном из самых блестящих дворов не могло не отразиться на знаниях графини об этикете: прямая спина, плавные, скупые движения, ровный тон голоса фрейлины также ничем не выделяет ее от «товарок по ремеслу», разве что Армилию можно назвать более сдержанной и менее разговорчивой, отчего она успела прослыть скучной собеседницей, уступая умеющим развлечь веселым щебетом самих себя и гостей двора молодых девиц. Разумеется, ежедневное соблюдение традиций в виде приличествующего случаю поведения может разительно отличаться, в случае волнения или прочего сильного чувства, которые добавят нервности и резкости жестам, включая подрагивание пальцев, рефлекторное комкание предметов и закусывание нижней губы. Одевается графиня сообразно случаю, но непременно в дорогие и хорошо пошитые туалеты, будь это платье или дорожный костюм, причем их цветовая гамма зависит исключительно от настроения, но никогда не будет  вызывающих оттенков. Всегда пользуется одними и теми же духами, предпочитая медовый аромат жасмина. Не злоупотребляет ношением драгоценностей.

6. Характер:
Краеугольный камень принципов жизни девушки покоится на фундаменте из четырех добродетелей, которые наглядно демонстрировали ее родители и братья. Отец вписан в кредо Армилии, как воплощение дипломатии и дальновидности, как умение скрадывать острые углы и необходимость нахождения компромисса. Мать – как сострадание к тем, кто пережил утраты, как искренние любовь и забота. Старший брат – как отвага, отсутствие страха перед любыми невзгодами, как смелость взять на себя ответственность за принятие решения и нести всю тяжесть его последствий. Младший брат – как важность просвещения для становления личности, отсутствие предрассудков и трезвый подход к событиям.  Армилия стремится воплотить в себе данные качества, что позволяет ей  держать себя в руках в любой ситуации. Как бы ни было больно, страшно или поразительно случившееся, придворная жизнь научила ее все события встречать с маской сдержанного спокойствия. Разумеется, на людях. В одиночестве можно и поплакать в подушку и позаламывать руки, потому как девушка эмоциональна и многие, порой, не самые значительные события могут оставить отпечаток на ее сердце. Удерживать себя в рамках отыгрываемой роли бывает непросто, но иное поведение Армилия полагает оскорблением для фамильной чести, поэтому прикладывает все душевные силы для сохранения репутации благоразумной и рассудительной дамы. И в большинстве случаев ей удается справиться. При общении с приятными ей людьми Армилия всегда искренна, не скрывая своей заинтересованности и доброго отношения. К слову, именно рассудок помогает справляться с нестандартными случайностями. Графиня обладает аналитическим складом ума и не делает поспешных выводов, ей необходимо оценить обстановку либо персону в целом, изучая нюансы, после чего она сможет принять решение, если только в дело не вмешается не всегда благоразумное сердце графини. Внешне она одинаково тактична с любым собеседником, будь то батрак на виноградниках, мэтр портной, рыцарь, знакомая дама или неприятная ей личность. Никогда не судит по «одежке», полагая, что только поступки определяют качества характера. Как правило, Армилия больше слушает, нежели говорит, но в благоприятной для беседы обстановке может пуститься в рассуждения. Поговорить ей есть о чем. Испытывая неуемную страсть к знаниям и получая их обрывочно и несистематически – из прочитанных книг и разговоров с заезжими и местными специалистами в разных областях, она способна поддержать разговор на многие темы, но, к сожалению, знания ее исключительно поверхностны, что графиню не смущает, и она никогда не упустит случая одолеть знатока вопросами, балансируя на грани между вежливым любопытством и назойливостью. Терпелива – от нее редко, когда можно услышать жалобы, порой чувствительна до наивности. В настоящее время Мила все чаще ощущает ужас от того, насколько разнится реальность с ее собственными первоначальными представлениями о мире. Она догадывается, что за пределами заботливо возведенных вокруг нее ее семьей стен творятся ужасные вещи, от чего остро страдают ее чувства справедливости и милосердия. Никогда не навязывает свои принципы тем, кто их не поддерживает, признавая право за каждым иметь собственную систему ценностей. Смутить ее могут разве что вульгарность или неоправданная жестокость. Не особо религиозна, но в речи могут проскакивать восклицания, связанные с Великим Солнцем. Ее отец придерживался исповедания данного нильфгаардского культа, в то время как матери более импонировало учение святого Лебеды. Не суеверна. Не имеет музыкального слуха, оттого не интересуется музыкой. Ее может заинтересовать текст, суть произведения, если она достаточно познавательна, но вот к форме его изложения графиня вполне равнодушна. Из всех доступных в Туссенте развлечений ее занимают длительные конные прогулки, чтение на свежем воздухе, беседы с учеными, ежели таковые окажутся поблизости, или рыцарские турниры – там хотя бы непредсказуем результат, и есть резон наблюдать за происходящим. Армилия явно скучает в Туссенте, ей не хватает общества братьев и отца, любовь и уважение к которым сложно соизмерить. Амурные похождения ее не привлекают, ибо, начитавшись романов, она относится к чувствам со всей серьезностью, поэтому Мила просто с вынужденным смирением и тоской ждет, когда отец определит ей будущего супруга. Из вин предпочитает меттинское розовое, но алкоголем не увлекается.  Огромное удовольствие получает, если удастся оказать кому-нибудь помощь, поэтому с  особенной заботой опекает ночлежку для нищих «Сиротки» в Боклере. На предметах быта, повозках и каретах графини, а также на одежде ее эскорта можно увидеть совмещенные гербы графства Венендаль и Нильфгаарда, где серебряные восьмиконечные звезды сочетаются с золотым имперским солнцем. В политике держится нейтралитета, всегда осторожно подбирая слова на эту тему, в душе считая войны глупой забавой мужчин. Способна на самые решительные поступки ради дорогих ей людей. Видя творящуюся по ее мнению несправедливость непременно попробует вмешаться, потому как полагает доброе дело наивысшим подвигом, коий может совершить человек.

7. Цели:
1) Попробовать вывести графиню из зоны комфорта, посмотреть, достойно ли у меня получится выпутать персонажа из житейских ситуаций,  которым неприменимы ее наивные представления о чести; 2) Возможно совершить путешествие на Юг до Нильфгаарда, дабы повидать старшего брата и (или) до Оксенфурта, дабы повидать младшего брата и(или) навестить отца в нильфгаардском посольстве какого-нибудь из государств Севера, держащих нейтралитет; 3) Возможно отыграть нелегкую жизнь в Туссенте, где за флером сказочности и благородного пафоса скрывается масса неприятного – те же чудовища, те же интриги, связанные с дикой конкуренцией на рынке вина, отвоевыванием места при дворе или желанием выиграть турнир; 4) Возможно оказать кому-то помощь, в том числе отыграв побочного персонажа в чьем-нибудь квесте (дать заказ/ передать поручение – с учетом того, что отец-дипломат, он мог бы попытаться  скрыть под личной перепиской с дочерью какие-либо важные сведения, опасаясь шпионов с Севера / заступиться за кого-нибудь - благо связи и деньги позволяют/ или, наоборот, отыграть классическую роль «девы в беде» и пр.).

8. История персонажа:

Ближайшие родственники:
Отец – Бертрад, граф де Венендаль.
Мать (ныне покойная) – Делия, графиня де Венендаль, урожденная Ле Гофф, кузина камергера и маршала княжеского двора Туссента – Себастьяна Ле Гоффа
Старший брат – Родрик, граф де Венендаль, служит в дивизии «Венендаль» в составе Четвертой Конной Армии Нильфгаарда
Младший брат – Эрвин, граф де Венендаль, студент Оксенфуртской академии, работает над получением научной степени по алхимии.

В начале 1243 года в холодный месяц Саовина в родовом имении на свет появился второй ребенок графской четы де Венендаль, владеющими вассальными землями королевства Эббинг, к этому времени покоренным Нильфгаардом. Графство Венендаль обладало достаточным количеством соляных копий и руды в горах, дабы занимать достойное положение в экономике южных государств. Ценя благополучие своей семьи, Бертрад успешно лавировал в мутных водах политики, опасаясь за налаженные торговые связи. Будучи опытным дипломатом, не раз исполнявшим поручения своего короля, он одним из первых заявил о непротивлении армии императора, вступившей на земли южных королевств, присягнув на верность Золотому Солнцу, чем впоследствии сохранил себе и земли, и относительно достойное положение, занимая должности при нильфгаардских послах и делом доказывая, что измена предыдущему сюзерену ни в коем случае не рядовая практика в его жизни. Верность императору в семье графа не обсуждается, это аксиома, в связи с чем старший сын был направлен на обучение в Нильфгаард, где впоследствии у него удачно сложилась военная карьера, и серебряные звезды стали одним из знамен императорской армии. Но дочь ждала несколько иная судьба. Тяжелый климат и косые взгляды соседей, за глаза называвших Венендалей предателями, заставили графа задуматься о судьбе детей. Армилия, названная в честь своей бабки, и ее младший брат успели получить начальное образование, обычное для дворянских детей, освоив счет, письмо, всеобщий язык и нильфгаардскую речь, после чего их разделили и услали подальше от беспокойного места. Девочку, от рождения маленькую и болезненную, отправили в Туссент на попечение к родне по линии матери, где она после нескольких лет покорного изучения искусств, приличествующих благородной девице, была в возрасте 16 лет возведена в ранг фрейлины. Уже тогда девушка увлекалась чтением книг, и посему изъявила желание обучиться Старшей речи, кояя столь была схожа с нильфгаардским, что наставница не испытывала особых мук, преподавая эту науку Армилии. Эрвин, завершив обучение под руководством наставников, поступил в Императорский университет, а впоследствии для углубленного изучения избранных предметов, переехал в Оксенфурт, в связи с чем у Армилии хранятся огромные связки писем, коими она обменивается с обоими братьями, скучая по ним всем сердцем. Эпистолярный стиль девушки выдает ее искреннюю, чувствительную натуру, которую обычно не видно за светскими манерами. Посчитав необходимым снабдить дочь приданым, граф приобрел для нее с торгов в долине реки Сансретур усадьбу Лязиль, что значит «Убежище». Доставшееся в несколько запущенном состоянии имение со временим под руководством толковых управляющих и немалых вложений приобрело цветущий вид, а виноградники стали приносить неплохой доход. В возрасте 18 лет Армилия, утомившись от зоркого присмотра за ней престарелой тетки, не смотря на самое образцовое поведение, проявила первые решительные шаги, переселившись от родственников в Лязиль и пожелав самостоятельно управлять собственным имуществом, должным гарантировать ее будущее благополучие.  В то время как ее обязанности не требуют пребывания в княжеском дворце, она проводит время в «Убежище», ведя беседы с управляющим и пытаясь разобраться в искусстве ведения хозяйства. Несколько раз она прослушивала лекции признанных специалистов об устройстве виноградников и нюансах ухода за ними. Графиня прекрасно понимает, что из всего, что ее связывает с Венендалем, у нее останется только фамилия, а все имущество будет поделено между братьями, поэтому внимательно следит за расходами, впрочем, отец не экономит на жизни дочери и довольно часто ей поступают солидные денежные подарки, которые по замыслу графа должны компенсировать Армилии отсутствие рядом дорогих ей людей. 18 лет для девушки из дворянской семьи – возраст, когда родителям пора составлять достойный для фамилии альянс. Отец, занятый политическими делами, наскоро перебирает богатые эббингские фамилии, и останавливается на одном из кандидатов, о чем письменно уведомляет дочь. Армилия растеряна, ибо жених ей даже не знаком, но принимает это решение без ропота. К этому времени все ее познания о взаимоотношениях с мужчинами заключались в том, что один из оруженосцев пылко признался ей в любви, отчего девушка чрезвычайно сконфузилась, покраснела и более с молодым человеком бесед не вела. Намеченная на конец 1259 года свадьба не состоялась. Как опять же сообщил в письме граф по «некоторым финансовым обстоятельствам, касающимся твоего будущего». Видимо, семейства торговались из-за приданного. В итоге, торжественное событие перенесли на лето 1260 года, но и тогда Армилии не суждено было пойти под венец, ибо скончалась ее матушка, подхватив какую-то болезнь в одном из приютов, которые она содержала в Венендале и часто лично навещала сама. Армилия, будучи ребенком, к неудовольствию отца сопровождала матушку в таких прогулках, откуда вынесла абсолютную уверенность в необходимости помогать обездоленным. Итак, впервые за много лет семья собралась по трагическому поводу. Обратную дорогу девушка пожелала удлинить в объезд по землям Меттины и Назаира. Возвращаться в Туссент с тяжелым сердцем ей не хотелось. Долгая дорога действительно дала ей время оправиться от удара. К тому времени как наступил 1261 год о свадьбе уже разговоров не шло. В воздухе электрическими разрядом витало ожидание будущей войны. Граф де Венендаль предпочел не торопить события, желая убедиться в том, что среди его окружения не будет потенциальных противников империи. Тем временем неприятность случилась в Туссенте. Несостоявшаяся свадьба, чьи обстоятельства так и остались невыясненными, не самым лучшим сказалась на репутации фрейлины, а вскоре досужим сплетникам добавился и новый повод. Один из рыцарей, пытаясь добиться внимания графини, обязался совершить в честь нее подвиг и бесследно пропал. Неизвестно, сгинул ли он чьей-то пасти или погиб от рук разбойников, но легче Армилии от этого не стало. Слухи о ней обрастали самыми глупейшими подробностями. Дров в огонь подбрасывало и то обстоятельство, что графиня молча сносила все язвительные шпильки, брошенные в ее адрес. То, что девушка посчитала силой своего терпения, прочие сочли за слабость. Впрочем, с началом войны Юга с Севером появились другие темы для обсуждения, и от Милы отстали. Новый виток придворных сплетен усилила гибель несостоявшегося жениха Армилии во время подавления восстания в Эббинге в 1265 году. Теперь девушка поняла, что отец подозревал будущего зятя в возможном отсутствии лояльности к императору и решил перестраховаться. Его опасения подтвердились, и тот оказался в рядах бунтовщиков. Но для многих романтических натур в Туссенте графиня де Венендаль стала символом приносящей смерть, и суеверные рыцари уже не спешили избирать ее в качестве Дамы сердца на очередном турнире – мало ли, вдруг несчастный случай какой приключится. Отец в промежутках между путешествиями из посольства в посольство в письмах честно признался дочери, что в Эббинге навряд ли найдется кандидат, в котором он был бы уверен, что тот не взойдет на эшафот, и родительским волевым решением пояснил, что решит вопрос о замужестве, когда обстановка станет менее напряженной. Армилия тоже не торопилась замуж, ее беспокоила мысль о Родрике, который мог погибнуть в любую минуту, и печаль от того, что она не увидит Эрвина, потому как собиралась испросить соизволения покинуть Туссент и посетить с визитом Оксенфурт. Весть о покушении на жизнь императора в Назаире заставил графиню, наконец, пересмотреть свои почти утопические взгляды на устройство мира, в котором Нильфгаард несет свет истины во тьму невежества северных королевств. Занявшись чтением книг по истории государств прошлого, графиня вынесла для себя немало уроков, в первую очередь, научившись не полагаться на первое впечатление и не считать истиной все, что возведено на алтарь мнением ее окружения. Тот же год окрасил в черные тона и Туссент, похоронивший князя Раймунда. Армилия все больше становится замкнутой и молчаливой, отдаляясь от прежних подруг, и предпочитая им занятия имением и получение знаний. Дошло до того, что графиня, уверенная в том, что ничто не будет лишним, убедила придворного медика обучить ее искусству оказания первой помощи и с гордостью впоследствии демонстрировала ему свое умение делать простейшую перевязку. Тогда же де Венендаль берет под свое покровительство приют для нищих в Боклере, надеясь в делах и заботах скоротать тоскливую скуку будней и не дать тревоге за близких замучить ее бессонницами. 1267 год ознаменовался новыми восстаниями в Эббинге, и Венендаль снова оказался на стороне Нильфгаарда. Волнения в родных краях беспокоят девушку. Ей страшно представить, что там творится, и поэтому все чаще ее письма родным наполнены беспокойством и меланхолией. Граф, опасаясь за состояние дочери и возможных провокаций со стороны недругов, обеспечил ее наемным военным эскортом, подобранным лично, так что теперь выезды графини происходят в обществе охраны, расквартированной в Лязиль, для чего на территории имения было возведено соответствующее здание.

9. Навыки и умения:
Владеет всеобщим языком, нильфгаардским и Старшей речью. Знание этикета, владение искусством придворного танца. Легко переносит длительные конные прогулки и относится к ним с большой любовью, одинаково уверенно чувствует себя, как в дамском, так и в обычном седле. Имеет крайне поверхностные знания о политике, истории, геологии, географии, биологии, ботанике, медицине. Обладает хорошей памятью, особенно если вопрос касается интересующих ее вопросов.

10. Слабые стороны:
Как это и бывает у придворных дам не приспособлена к жизни вне привычного комфорта – не умеет готовить и, соответственно, заниматься каким-либо трудом. Не владеет никаким оружием, хотя при себе иногда может иметь красивый кинжал в инкрустированных сапфирами ножнах, толку от этого будет не много, и попасть в кого-нибудь или что-нибудь  она сможет, если цель будет находиться рядом и не шевелиться, либо же по чистой случайности, и то – навряд ли удар будет достаточной силы, ибо графиня – обычная хрупкая девушка. С другой стороны, дать кому-нибудь сзади бутылкой по затылку при каком-нибудь критическом градусе возможно (правда, мне пока сложно представить эту ситуацию, но, скорее всего, она будет связана с вынужденной защитой или самозащитой). Жалостлива, и это качество порой играет с ней злые шутки.

11. Имущество:
Имение «Лязиль» с прилегающими к нему виноградниками, конюшней, казармой, прочими хозяйственными постройками, а также внутренним интерьером, включающим элегантную мебель и прекрасные картины признанных живописцев, в долине реки Сансретур, Туссент. Солидный счет в банке Чианфанелли, куда поступает определенная доля выделенных ее отцом средств от торговли графства. Множество разнообразных ювелирных украшений, платьев, туфель, вееров, плащей, перчаток, притираний и прочих косметических средств и аксессуаров. Открытое ландо для выезда в белых тонах с объединенным гербом Нильфгаарда и Венендаля и закрытая карета в черных тонах с тем же гербом. Временная комната во дворце, выделяемая фрейлинам  на случай фрейлинского «дежурства».

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Для начала мне необходимо вписать жизнь графини в жизнь Туссента, и, если получится найти соигроков и не разочаровать их, то далее я смогу вести персонажа, не обременяя администрацию необходимостью сочинять для меня игру. Учитывая, что мне пока неизвестна санкта санкторум игрового мира форума, то есть планы уважаемых администрации и игроков на судьбу королевств, то пока не знаю, смогу ли реализовать себя в политической ее части, поэтому, скорее всего, для начала можно обойтись зарисовками, связанными с Боклером, и оттуда уже попробовать тянуть дальнейшие сюжетные линии, либо связанные с моим столь широко географически раскиданным семейством, либо с моими новыми знакомыми здесь. Играть я могу, как экшен, так и комедии положений, учитывая, соответственно, что в экшене я никак не могу участвовать в самих боевых действиях, но, тем не менее, могу быть лицом, сопровождающим эти события, в комедии положений само собой, что характер персонажа будет определять тот факт, что попытка сохранять лицо в любой ситуации будет приводить графиню к конфузам. Относительно отношений я всегда стараюсь не торопить ход событий, ибо полагаю, что они должны складываться между сыгранными игроками при логичном следствии повествования.
2. Связь: ICQ, Skype

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром:
Книги читала очень давно, игры пройдены все.
4. Как Вы нас нашли?:
реклама на ролевых форумах
Пробный пост:

День клонился за полдень, и жара грозила стать нестерпимой, если бы не прохладный, игривый ветерок, глотком ледяной воды остужавший разгоряченные тела и пересохшие губы. Даже гнус стих, не став портить своим присутствием столь благодатную погоду. Синее, безоблачное небо не обещало изменений на ближайшие часы, и Армилия решилась сделать выезд на берег Сансретура, дабы насладиться чтением недавно доставшейся ей книги. «Мастера Фарамона размышления об эльфской архитектуре» выглядели многообещающе и вполне могли загладить неприятное впечатление от сегодняшней поездки во дворец, где графине в очередной раз удалось стать музой в не самом лучше смысле этого слова для местных остряков и сплетниц. Теперь раз за разом отовсюду слышалось: «Графиня Армилия горделива, как лилия. И горька, как миндаль, госпожа Венендаль». Очередные вирши девушка встречала неизменной полуулыбкой, но, тем не менее, задерживаться во дворце не стала. Сегодня была очередь других фрейлин сопровождать Ее Светлость, посему, завершив свои дела, она вернулась в дорогой ее сердцу «Лязиль» - убежище, спасавшее от душевных переживаний, коии не пристало выносить на люди. Приняв решение, Мила не стала затягивать с его исполнением, и спустя час уже расположилась на расстеленном на золотистом песке коврике с фолиантом в руках. Река мягко несла волны по своему течению, и их плеск ласкал слух голубым бархатом. «Все же в природе нет ничего дурного, и все устроено удивительно прелестно. Может быть, оттого и прекрасны здания, возведенные Aen Seidhe, что они удачно вписаны в сами пейзажи, не ломая основных линий. Когда твоя цель – достижение гармонии, а не возвеличивание собственных умений, итог может превзойти самые смелые мечты». Ее взгляд задумчиво устремился вдаль за горизонт. Где-то рядом за спиной фыркала тонконогая офирская кобылка Армилии – последний подарок отца, каким-то чудом успевавшего заниматься не только дипломатическими делами и заботами графства, но и баловать детей. Как следует из письма Эрвина, его тоже обогатили какими-то новыми приборами для алхимических изысканий, от которых он пребывает в детском восторге. Слог у младшего брата был настолько непосредственным, что порой  девушка не могла удержаться от звонкого смеха вслух. Похоже, что жизнь оксенфуртского студента проходила довольно бурно, о чем он с удовольствием делился с любимой сестрицей. А вот Родрик почти перестал напоминать о себе, отвечая довольно редко и скупо. Это беспокоило графиню более всего прочего. При мысли, что он может быть ранен или, не приведи Великое Солнце, погиб, в сердце вонзались острые иглы, заставляя испытывать почти физическую боль. «Где ты сейчас, братец? Что  с тобой? О чем думаешь? Что чувствуешь? Как же я хочу обнять тебя снова. Мы не виделись уже целую сотню жизней…».
- Ваше сиятельство, поблизости слышно щелканье кикимор. Нам лучше вернуться, - на девушку упала тень выросшей рядом фигуры. Нынешний начальник охраны не отличался особым тактом, но зато исполнял свои обязанности защитника безупречно. Отец самолично подбирал наемников на эти роли, в первую очередь, останавливаясь на тех, кто со всей ответственностью отработает положенный им по срокам контракт. Наверное, им платили хорошие деньги, ибо жаловаться на дисциплину своего «конвоя» Армилии не приходилось. К сожалению, собеседниками они были никудышными, и развлекать подопечную не собирались, ибо это явно не входило в условиях их договоренностей. Отслужив положенный срок, они уходили, и на их место приходили новые, получая от управляющего новенькую экипировку, включающую легкие черные доспехи, украшенные серебряными звездами. Кто-то задерживался подольше, полагая солидную оплату неплохим подспорьем в жизни, но многих гнала отсюда прочь скука. И графиня де Венендаль понимала их, как никто другой. Начальник охраны, скрестив руки, ждал ответа. У него было примечательное лицо с горизонтальным шрамом на лице, пресекавшим нос. Был ли это ожог или резаная рана, Мила сказать не могла: она по понятным причинам не разбиралась в тонкостях воинского искусства, но любопытство часто подмывало ее спросить о происхождении столь необычайной отметины, и лишь чувство такта останавливало блондинку от опрометчивого поступка.
- Кикиморы? Здесь? – тонкие светлые брови удивленно взметнулись вверх. Армилия закрыла книгу. – Вы точно уверены в этом? Кажется, берег Сансретура не типичное для них место обитания. Вы не читали трактат графа Ди Сальвареса «С микроскопом  среди чудовищ»? Он высказывает множество любопытных предположений об их жизни и поведении.
Судя по мрачному лицу начальника охраны труд графа он не читал, и в ближайшем будущем делать этого не собирается.
- Ваше сиятельство, кикиморы не владеют всеобщим, и мнение любителей карябать пером по бумаге видели в… , - с трудом удержавшись от резкого словца, меченый шрамом не завершил фразу, не сумев найти приличный эквивалент. – Я отличу эту трескотню от других звуков, и зря бы не беспокоил. Я прошу Вас немедленно вернуться.
- Пусть будет так,- девушка вздохнула и, оправив бирюзовое платье, поднялась на ноги. – Вижу, Вы сегодня не в духе. Это не из-за того, что я была излишнее резка с Вами, когда Вы замахнулись хлыстом на крестьянина, чья повозка перегородила нам путь? – она с сожалением смотрела, как свернутый коврик перекинули через седло одного из охранников, а к ней самой подвели офирскую кобылку. День был прекрасен. Было жаль терять его за заботами. В ответ на вопрос Армилии досталось молчание, и, тем не менее, начальник охраны весьма любезно помог ей взобраться на лошадь. Сидя боком в дамском седле, графиня бросила несколько удивленный взгляд на сопровождающего ее мужчину:
- Я прошу у Вас прощения за свой гнев, но все же впредь избавьте меня и честь дома Венендалей от подобных поступков. Эти люди не были ни в чем виноваты, и мы прождали совсем немного, прежде чем они наладили свою телегу. Терпение, сударь, требует от нас так мало, и, в первую очередь, контроля над собой. Я не смею учить Вас рыцарским добродетелям, Вам нет в них нужды, но пока Вы носите герб моего дома, каждый Ваш поступок будет отражаться на нем. Прошу Вас помнить об этом. А теперь вперед, в Лязиль.

Отредактировано Армилия де Венендаль (2019-01-20 11:14:31)