Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » И в день холодный нам не замёрзнуть


И в день холодный нам не замёрзнуть

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: середина февраля 1266 года.
Место: Нильфгаардская империя, провинция Эббинг, поместье фамилии вар Лорехейд.
Действующие лица: Дэйдрэ вар Лорехейд, Ксандор вар Лорехейд.
Описание: Зима - волшебная пора года. Белый снег, устилающий собой всё вокруг, манит взор, причудливые узоры на окнах дразнят воображение своими тайнами, а мороз, порой трескучий и суровый, заставляет сближаться и делиться своим теплом...

+1

2

[indent=1,0]Метели в Эббинге давно затихли и уже который день светило яркое солнце, отражаясь от искрящего белого покрывала из свежевыпавшего снега. Граф Лорехейд уже несколько недель пребывал в поместье, коим владела его младшая сестра, ожидая официального ответа Верховного Трибунала на его прошение о временном переводе на север в качестве нильфгаардского посла. Это было разумным решением - отправить того, кто знал север лучше чем любой шпион, кто мог без малейших проблем связаться с командирами скоя'таэлей, передать приказы и получить информацию. Он был благородных кровей, потомственный офицер, верно служивший империи. Ксандор был более, чем уверен в том, что его прошение одобрят. А посему написал своей супруге, чтобы та приезжала в Эббинг. Ведь отправиться на север он планировал только с ней, сдержав своё обещание.
[indent=1,0]Если быть откровенным, то только ради Дэйдрэ лейтенант "Магны" отправил это прошение - возвращаться в столь недружелюбный край ему абсолютно не хотелось. Этим жестом он намеревался разрешить все недомолвки и всё недопонимание между ним и молодой графиней. Он знал, что это было важно для неё, а значит - важно и для него.
[indent=1,0]Долгие дни ожидания проходили в нескончаемых тренировках и лекциях. Ксандору предстояло выполнять роль судебного исполнителя, а это требовало от него особых знаний и умений, которые не ограничивались навыками фехтования. Наставники и учителя, приставленные к нему, обучали графа основам анатомии человека, медицине, политике, картографии, истории, а также многому другому, что ещё в детстве успело надоесть графу. Но более ненавистным, чем бесконечные занятия с профессорами, были тренировки сражения в полном доспехе, который сильно ограничивал движения Ксандора, привыкшего сражаться без доспехов вовсе. В спаррингах его противниками были бывалые солдаты, ветераны, также облачённые в железо. Ксандор учился и учился быстро, ведь всё это он уже знал, но забыл ещё очень давно. Чтобы длинные волосы не мешались под шлемом, ему пришлось их обстричь. Также пришлось отказаться от ношения столь удобного для него снаряжения, отдавая предпочтение кольчуге да латам, которые нагружали его спину и плечи так, что к концу дня лейтенант их совсем не чувствовал.
[indent=1,0]И вот настал день, когда в поместье в Эббинге явился всадник, носящий на груди герб рода Лорехейд. Он поскакал вперёд, чтобы известить о том, что госпожа Дэйдрэ уже совсем скоро прибудет в поместье. Ксандор был рад тому, что в пути не возникло никаких осложнений, был рад тому, что вновь сможет увидеться со своей супругой. Правда не был уверен, что рада будет она.
[indent=1,0]Накинув на плечи относительно лёгкий чёрный плащ, граф поспешил выйти из особняка, чтобы первым приветствовать свою супругу. Даже не взирая на то, что до её прибытия было ещё около часа. На улице было ясно, но мороз тут же начал щипать щёки графа. Он стоял у главных дверей и смотрел на распахнутые ворота, на стражников, которые выстроились по обе стороны, чтобы подобающе приветствовать свою госпожу. К тому времени, пока экипаж показался в пределах владений Лорехейдов, Ксандор уже успел изрядно промёрзнуть, но старался не подавать этому виду. Он подождал, пока карета остановится у лестницы, а паж поспешит открыть дверцу, после чего сам подал руку своей супруге.
[indent=1,0]- Я рад видеть Вас, госпожа Дэйдрэ, - склонив голову, произнёс Ксандор. После свадьбы у них практически не было возможности провести время наедине. Из-за разъездов граф не видел свою супругу уже почти месяц, а может и более - сказать точно не мог даже он. - Надеюсь, дорога была приятна и не возникало никаких трудностей.
[indent=1,0]Ксандор проводил полуэльфку внутрь особняка, где тут же засуетилась прислуга в связи с прибытием графини.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

3

«Госпожа Дэйдрэ, поедьте в Эббинг»…
Сперва госпожа, конечно же, обрадовалась – это же Эббинг, там она ещё не была! На самом-то деле эта мадам почти нигде не была, да и скажи ей: «Сходите на речку утопиться», то если судьба распорядилась топиться в месте неизвестном – она бы радо побежала.
Собирая вещички госпожа всё ещё была рада.
Уже непосредственно в пути госпожа сообразила, почему многие так не любят путешествия. Именно потому, что приходится далеко ездить… не то, чтобы она не знала, каково это – болтаться в трясущейся карете, пока «негодник снаружи», казалось, специально наезжал на каждый камушек – просто давно она в этой самой карете не «болталась». Спустя пару дней пути Дэйдрэ стала пугать свою попутчицу, какую-то слегка перепуганную служанку, своим состоянием. Объяснить несчастной, что вызывало такие бурные эмоции графиня не могла, равно как и хотя бы почитать хоть какой-нибудь уже до дыр зачитанный роман – поэтому приходилось разговаривать с девушкой, изо всех сил пытаясь подбирать такие слова, чтобы несчастную кондратий не хватил. Им там, в этой их карете, только всяких там Кондратиев не хватало.
– Госпожа, почти прибыли! – засуетилась Хельга, так звали эту служанку, когда где-то вдалеке показались только ей знакомые очертания.
За время пути Хельга оказалась перепуганной не по случаю поездки с госпожой, а просто – по жизни. Дэйдрэ даже как-то прониклась к этой её особенности и привыкла к девушке, решив, что и разговаривать с ней можно по-человечески. Если вдруг завизжит – так это ничего, со временем же успокоится.
Послышались мужские голоса и стук копыт – отправили всадника, предупреждать. Дэйдрэ только вздохнула с облегчением, радуясь скорому приближению к нормальным условиям для жизни, и зачарованно прикрыла глаза, представляя, как…
– Госпожа! – это Хельга, вся красная, как вареный рак, сидела напротив, неловко елозя на месте. Дэйдрэ вопросительно на неё посмотрела. – Вы рады, что скоро встретитесь с графом? Наверное, соскучились по нему? Вас не беспокоить в ближайшее время, да?
Полуэльфка аж закашлялась, услышав последний вопрос, вся раскраснелась, и сделала вид, что конкретно его она не услышала. Да, Хельга чувством такта не особо отличалась…
– Очень рада… а уж он как рад, небось, весь заждался уже! Стоит там на морозе битый час, да ждёт нас, чтобы меня… не беспокоить.
– Рома-а-антика-а…
Кто же знал, что бедный граф и правда стоит?
Дверь кареты отворилась, графиня, заправив прядку, отставила ножку на ступеньку, намереваясь из кареты, собственно, как-то вылезать, подала руку супругу… холодный…
– Благодарю Вас, – улыбнулась она… пажу, вызвав при этом полуобморочное состояние Хельги. – И я очень рада Вас видеть, мой господин.
На последних словах девушка улыбнулась и супругу, невинно опустив глаза в попытке скрыть детскую радость от своей крохотной шалости. Дэйдрэ не то, чтобы специально порой демонстрировала некую неряшливость по отношению к нему, нет… он явно не заслуживал такого отношения, когда супруга сперва благодарит какого-то пажа, а уже потом – законного мужа! Но ей постоянно за что-то очень хотелось ему отомстить. То ли за то, что всё-таки он женился на ней, то ли за то, что он женился и сбежал, то ли… ну просто хотелось ей, и всё тут.
– Никаких трудностей, спасибо, что поинтересовались…
«Совершенно никаких, – думалось в это же время девушке, – кроме того, что никто меня не предупреждал о некоторых особенностях похода в отхожее место».
Лицо супруга показалось Дэйдрэ каким-то немного несчастным, нос – красным, а руки – ужасно холодными. Замёрз же, бедолага! Она окинула неодобрительным взглядом его плащ и покачала головой.
- А что это Вы, полуголый вышли? Сколько Вы уже тут на морозе стоите, у Вас руки такие холодные, будто Вы тут со вчерашнего утра в поместье не входили! Вас что, не впускают?

+2

4

[indent=1,0]С тяжёлым сердцем Ксандор наблюдал как пренебрежительно относится к нему его супруга. Она ненавидит его. Именно такие мысли занимали разум нильфгаардца. Он хотел понять за что, также как и хотел узнать каким способом это можно изменить. Ксандор не прикоснулся к Дэйдрэ ни в первую ночь после свадьбы, ни в последующие. Он даже ночевал всегда в других комнатах. Чаще всего в кабинете, а после и вовсе уехал в столицу, оставив графиню в родовом поместье в Роване. Так за что же она настолько ненавидит его?
[indent=1,0]- У меня были некоторые дела снаружи и когда мне сообщили о Вашем скором прибытии, я решил лично встретить экипаж.
[indent=1,0]Ксандор улыбнулся в ответ, мимолётно испепелив пажа взглядом. Заметь мальчишка это, непременно начал бы бояться не только за своё положение при графской семье, но и за свою жизнь. Вокруг его господина всё ещё витали нелестные слухи о том, что он не знает жалости и пускай выглядит приличным благородным человеком, внутри он по прежнему убийца и преступник. Что же, это было не совсем ложью. Север несомненно оставил свой след. Ксандор был наёмником, был убийцей, не ведающим жалости к своим врагам. Он убил десятки, может даже сотни людей и нелюдей. В доказательство его тело красноречиво усеяно шрамами и затянувшимися рубцами. Великое Солнце, он даже с оборотнями сражался. Дважды! И второй раз не имел при себе никакого оружия. Стоит ли считать его опасным? Несомненно. Как бы ни старался Ксандор отбросить прожитые годы, он понимал, что ему никогда это не удастся. Он поймал себя на мысли, что мог бы без зазрения совести пронзить пажа мечом прямо в сердце и наблюдать как угасает жизнь в его глазах, если бы узнал, что он и Дэйдрэ... Граф встряхнул головой. Это исключено. В поместье жила матушка, а все слуги безоговорочно верны ей. Точно также он был уверен и в своих стражниках, которые носили герб рода Лорехейд на груди не просто так. Большинство из них принял на службу ещё отец Ксандора, а он, как никто другой разбирался в чести и преданности. Дэйдрэ просто ненавидит своего супруга. Ни больше, ни меньше...
[indent=1,0]- Я знаю, что поездка была долгой и утомительной, - граф прервал молчание, когда довёл супругу до её покоев, которые всё же были гостевыми. Так как хозяйка этого особняка - младшая сестра Ксандора, была всё ещё здесь и сама занимала хозяйскую спальню, - но я бы хотел встретиться с Вами в саду. Мне стоит объяснить причину по которой я позвал Вас сюда в самый разгар зимы. Когда Вы будете готовы.
[indent=1,0]В очередной раз склонив голову, Ксандор удалился, оставив Дэйдрэ у двери её спальни. Спустившись в гостиную, он сразу же отправился к камину, чтобы как следует согреться, и велел подготовить плащ потеплее. Ксандор не говорил Дэйдрэ о том, что их ожидает поездка на север. Вернее, не указал этого в письме. Почему? Возможно, просто побоялся того, что она откажется ехать с ним и останется в вечно солнечном Роване, что последующие месяцы так далеко от дома он проведёт наедине с наставниками и тренировочными мечами. Проделав такой путь она должна согласиться. Если нет... По крайней мере, он смог увидеться с супругой перед отбытием.
[indent=1,0]Набросив меховой плащ, граф Лорехейд направился в сад, укрытый мягким снегом.

[indent=1,0]Примерно в это же время в двери покоев Дэйдрэ постучалась хозяйка поместья. Маири - младшая из детей Керрана вар Лорехейда, решила поприветствовать графиню, к которой испытывала сильную симпатию. Обе девушки были практически ровесницами и было у них много общего. Маири была чародейкой и в момент прибытия Дэйдрэ находилась в своей небольшой алхимической лаборатории в подвале. Ей сообщили о том, что Дэйдрэ наконец приехала слишком поздно и она, разозлённая безалаберностью своего старшего братца - ведь он не соизволил спуститься и предупредить хозяйку поместья о прибытии гостей - слишком спешила и сейчас на её лице красовались пятна какого-то алхимического порошка, о которых она даже и не подозревала.
[indent=1,0]- Это я, Маири, - донеслось по ту сторону двери. - Могу я войти?
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

5

Может, я к нему слишком сурова? – подумалось Дэйдрэ, когда она заметила в глазах супруга, как ей показалось, нотки замешательства, смешанные с грустью, но тут же поспешила избавиться от этих мыслей. Ей хотелось его ненавидеть, и порой это давалось с трудом. Наверное, потому что, не смотря на слухи о диковатости и кровожадности Ксандора, он был совершенно другим человеком, чутким, как Дэйдрэ, и понимать это она отказывалась, неосознанно утверждая самой себе, что он на самом деле – тиран и деспот. А он с каждой встречей только опровергал эти её уверения, был совершенно не похожим на её отца и, что самое главное, не относился к ней, как к красивой кукле, в отличии от брата.
И здесь она была жуткой эгоисткой. Обычно оправдывая всех и каждого за самые ужасные поступки, своего супруга она порой пыталась осуждать даже за хорошие намерения. Но, зная его ближе, чем другая часть аристократии, которая видела в нём дикаря, ей это давалось сложнее. И от этого было только хуже, потому что чувства совершенно противоположные, казалось, воюют где-то внутри неё, и каждый раз, глядя в печальные глаза графа, у Дэйдрэ в груди что-то сжималось. Она придумывала, что это чувство вины, вызванное её поступками.
И сейчас опять на неё будто что-то невидимое, но очень тяжелое, давило, и давило так, что ей захотелось срочно куда-то забежать, спрятаться, и не выходить до самой смерти. Настроение, само собой, уже было не таким мечтательным.
– Я постараюсь как можно скорее, – кивнула Дэйдрэ и, не глядя на своего несчастного мужа, отворила двери, так и не пройдя внутрь. Она стояла, повернувшись всё-таки в его сторону, когда услышала первые шаги и тихо, не надеясь, что он услышит, добавила: – Только оденьтесь теплее…
В её комнате было тепло – по сравнению с улицей и коридорами – и уютно. Наверняка в этом был виноват камин, в котором уже теплился огонёк, заботливо разожженный кем-то из прислуги. Кем-то, кто уже занёс её сумки. Первым делом она разулась, а потом подошла к зеркалу, небрежно скинув плащ на кровать, и закусила губу, рассматривая себя так, будто видела впервые. Она не любовалась собой, а скорее, искала что-то, что она сама в себе не узнавала, а оно никак не находилось – только чёрные кудри слегка взъерошились, а щеки порозовели сильнее, чем обычно – от холода. Рассеянно пригладив волосы рукой, она упала на кровать, раскинув руки в стороны, и закрыла глаза.
Тьфу ты, ну его, каждый раз так расстраиваться от встреч с собственным мужем! Безобразие какое-то…
– Конечно! – спохватилась Дэйдрэ, встав ногами на кровать чтобы скорее пройти к двери, но Маири не ждала, пока гостья откроет ей, и уже ворвалась в комнату, захлопнув двери.
Маири симпатизировала Дэйдрэ так же, как и она ей, и среди всего дамского коллектива вар Лорехейдов казалась ей самой близкой, поэтому они сразу подружились, и так же быстро поняли, что никакие рамки приличия им не нужны – ну, в пределах разумного, конечно. Маири не удивилась, увидев босую полуэльфку, стоящую на кровати, а Дэйдрэ не удивилась тому, что чародейка выглядела как воробушек и измазалась в чем-то, лично ей совершенно неизвестном. Хозяйка поместья тоже приземлилась на кровати и её гостья легко упала рядом, в один момент растеряв всю свою грусть.
– А где мой братец? – окинула взглядом комнату девушка, и Дэйдрэ вспомнила, что вообще-то тот вызывал её в сад.
Интересно, не посчитает ли он свою сестру… лишней? Даже если посчитает, то Дэйдрэ, не готовая ко всяким интимным разговорам, вовсе оттого не расстроится.
– Ждёт в саду… – она вздохнула, и потянулась за сапожками. –Не хватало ещё, чтобы он там в сосульку превратился, пойдём со мной? Думаю, он будет рад тебя видеть.
Маири улыбнулась словам Дэйдрэ. Ну конечно он будет рад её видеть, он ведь видел её аж сегодня, соскучиться, небось, успел… наверное, она уловила настроение Дэйдрэ, поэтому кивнула, подождала, пока та соберется, опять заглянет в зеркало, поправив волосы… Маири спрятала улыбку и встала, когда ушастая графиня наконец-то собралась.
– Ну да, Ксандор уже, пожалуй, мог превратиться в сосульку…
Дэйдрэ фыркнула, но ничего не ответила. Вовсе она не долго собиралась… это просто Маири утрирует!
В пути они успели обсудить рекордное количество тем: алхимию (в том числе оттереть лицо младшей графини от злосчастного порошка, который оттираться никак не хотел), погоду, новую прическу супруга Дэйдрэ, даже какие-то истории из её же детства, навеянные снежными сугробами.
Сперва она спутала супруга с деревом, чуть было не направившись дальше в неизвестность, но «дерево» вдруг пошевелилось и Дэйдрэ слегка неловко улыбнулась Маири, свернув в нужную сторону. Что это у неё, неужто зрение падает? Или просто задумалась?
– Граф, – девушка сияла искренней улыбкой, вызванной присутствием чудной чародейки и, подойдя к мужу, снова приветственно кивнула. Она пыталась высмотреть его прическу чуть выше виска, потому что Маири сказала, что там что-то неровно и некрасиво, но ничего подобного Дэйдрэ не заметила, подумывая, как бы сообщить об этом глазастой родственнице так, чтобы супруг не понял, что они обсуждают его. – Вы хотели встретиться…

+2

6

[indent=1,0]Погода в Эббинге была просто чудесной. На небосклоне, выкрашенном в ярко-синий цвет клубились воздушные и лёгкие облака, неспешно проплывая мимо. Солнце бросало свои лучи, заставляя лежащий на земле снег искриться и блестеть, ослепляя случайного зрителя. В воздухе чувствовалась свежесть, а мороз, совсем небольшой, не причинял никаких неудобств.
[indent=1,0]Ксандор не бывал прежде в этом поместье. Его приобрёл отец незадолго до своей смерти, в подарок своей младшей дочери. И всё же, особняк считался имуществом семьи Лорехейд, пускай Маири здесь и хозяйничала. Наверняка, отец просто не успел оформить все нужные бумажки, чтобы это место по праву отошло законной хозяйке. Ксандор отметил в голове, что надо бы проверить всё и закончить то, что не успел Керран вар Лорехейд. Наверняка, прежний граф оставил после себя немало дел, которые ждут своего часа. Но это всё потом. Сейчас были дела куда важнее. Вспомнив о них, нильфгаардец осмотрелся, надеясь увидеть укутанный в плащ силуэт своей супруги, но в зимнем саду не было ничего, кроме деревьев и кустарников, укрытых снегом. Кое-где под снежным покровом просматривались очертания статуй, которые стояли то тут, то там. Большой сугроб причудливой формы прямо посреди сада выдавал местоположение фонтана. По крайней мере, там подумал граф. Беседка, несколько скамей, так называемая, "живая ограда", да, похоже, кусты, которые летом, вероятнее всего, превращались в изящные зелёные скульптуры, демонстрируя мастерство садовников. Было бы очень интересно приехать сюда летом и убедиться в правоте своих догадок, а заодно и полюбоваться садом во всей красе.
[indent=1,0]А между тем, задумчивость южанина прервали отголоски чьих-то голосов. Обернувшись, он увидел Дэйдрэ. В сопровождении его младшей сестры. Не то, чтобы Ксандор не был рад видеть сестру - он её очень любил, но сейчас ему хотелось бы побыть с супругой наедине, чтобы понять как она отреагирует на новость без посторонних глаз. Не смотря на сильную близость между Ксандором и Маири в детстве, сейчас младшая из урождённых Лорехейдов явно недолюбливала брата, пренебрежительно относясь к нему, и одному Солнцу было ведомо что она может наплести Дэйдрэ насчёт него.
[indent=1,0]- Госпожа, - граф склонил голову, вновь приветствуя супругу. Пускай они виделись не более, чем полчаса назад, но этикет необходимо было соблюдать. - Да, я хотел с вами поговорить...
[indent=1,0]Многозначительный взгляд на Маири не вызвал у неё ничего, кроме вредной улыбки. Хозяйка поместья упёрла руки в бока и гордо задрала подбородок.
[indent=1,0]- Хочешь сказать, что хозяйка дома не может быть там, где пожелает? - прищурившись, спросила она.
[indent=1,0]- Вовсе нет. Но я думал, у тебя есть неотложные дела в лаборатории. Помнится, именно такую причину отсутствия во время завтрака ты просила своего дворецкого передать мне, - спокойным тоном ответил граф, заставив Маири осечься и растеряться, не зная что на это ответить.
[indent=1,0]- Я... Решила устроить себе перерыв. Что, не имею права? - не очень убедительно парировала младшая сестра.
[indent=1,0]На это Ксандор решил не отвечать. Он не хотел, чтобы Дэйдрэ наблюдала за перепалками между братом и сестрой, пускай ссориться с Маири он совсем не хотел и плохо понимал причины такого её поведения. Граф лишь снисходительно кивнул в знак того, что принимает своё "поражение", дав своей сестре повод ещё выше задрать нос с довольной улыбкой. Он позвал сюда Дэйдрэ, чтобы поговорить о том, что сейчас важно и заставлять её ждать, тем более, на морозе, было попросту непозволительно.
[indent=1,0]Граф подставил супруге локоть, предложив ей взять его под руку и зная, что она не сможет ему отказать. Они пошли вдоль расчищенных от снега дорожек.
[indent=1,0]- Я пригласил Вас сюда не из-за своей прихоти. Вернее, не только из-за этого. Будет глупо отрицать, что я не желал вновь увидеть Вас... - Ксандор слегка повернул голову в сторону, убедившись, что младшая сестрёнка идёт за ними по пятам и внимательно вслушивается в разговор. О, Великое Солнце, ему и так было совсем не просто решиться на этот разговор, он подбирал слова последние несколько дней, представляя как всё пройдёт, а здесь... Вездесущий нос малютки Маири... Ксандор чувствовал себя ещё более неуютно. - Дело в том, что я жду письма от Верховного Трибунала. Оно должно придти со дня на день. Я отправил прошение о временном переводе в Северные Королевства, в качестве нильфгаардского посла и я более чем уверен, что это прошение одобрят. Я отправлюсь обратно на север с порта Эббинга. Если всё пройдёт удачно, то в Новиград судно прибудет уже в марте и вплоть до середины мая я должен буду уделить своё внимание некоторым важным вопросам на территории Северных Королевств, - граф украдкой посмотрел на свою супругу. Позади фыркнула Маири. Она даже не пыталась сделать вид, что не подслушивает. - Но я пригласил Вас сюда не затем, чтобы сообщить, что уезжаю на несколько месяцев. На самом деле, я надеялся, что Вы отправитесь со мной. Я отправил это прошение лишь по той причине, что пообещал Вам показать далёкий и загадочный север. Признаюсь, у меня нет ни малейшего желания вновь возвращаться в эти места, но ради Вас я готов отправиться куда угодно.
[indent=1,0]Ксандор остановился и, высвободив локоть из руки Дэйдрэ, встал напротив неё, заглянув прямо в глаза, надеясь увидеть в них истинные мысли и чувства своей супруги.
[indent=1,0]- Что скажете? Окажете мне эту честь?
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

7

Она старалась не очень заметно улыбаться чтобы не обидеть супруга.
Маири напоминала ей ребёнка ещё больше, чем она сама, и за это Дэйдрэ была благодарна чародейке. Столько времени прошло с момента свадьбы, а оставаться наедине с ним девушке отчего-то всё ещё было боязно, хотя тот ясно давал понять, что боятся нечего. Куда страшнее было то, что он мог сказать, а не сделать, и здесь, в саду, будь они наедине, был бы очень удобный момент для того, чтобы заявить ей нечто страшное, а бестактная Маири испортила все, несомненно, зловещие планы брата. Ей отчего-то вспомнился Сейдомар, и Дэйдрэ представила, что бы было, если бы он женился на Маири и ей стало смешно и страшно одновременно. Пожалуй, глава рода аэп Роэльс в первый же день брака превратился в милейшего вида лягушку и занял бы почётное место в семейном террариуме. Но такой судьбы Маири она бы ни за что не пожелала. Потому что её, Дэйдрэ, брат, такой удивительный хитрец, что изловчился бы и в такой форме отомстить девушке. А если бы они поругались… это вполне можно было бы приравнять к гражданской войне.
Сейчас Дэйдрэ усиленно делала вид, что не понимает намёков муженька, посланных его же сестрице, и беззаботно рассматривала притрушенные снежком скульптуры и деревья. В саду и правда было очень красиво и она, кажется, поняла, почему супруг захотел встретиться именно здесь. К тому же и сама Дэйдрэ любила зиму, снег и всё, что с ними связано, а ещё хотела покататься на коньках и мысленно отметила, что нужно позвать кого-нибудь, наверное, всё-таки Маири, с ней покататься. И заодно сказать, что нет у её супруга на голове ничего такого уж кривого.
Наблюдать за этими двоими было забавно. Дэйдрэ сильнее закуталась в плащ, улыбаясь в мех на воротнике, и почувствовала какое-то тепло на душе, вроде так и должно быть. Именно о таких отношениях между братом и сестрой она всегда мечтала, но Сейдомар видел всё по-своему и не было смысла надеяться на что-нибудь хорошее. Хотя сейчас, уже даже немного позабыв о том, каков её брат, она за ним немного соскучилась. Грустно улыбнувшись, когда представление окончилось, она взяла мужчину под руку и, бросив заговорщицкий взгляд на чародейку, послушно последовала следом за ним.
Она не сдержала глупого смешка, когда её «побритый», как уже мысленно прозвала его полуэльфка, супруг повернулся назад, посмотреть, недалеко ли Маири. Просто было забавно наблюдать, как суровый на вид воин, дикарь неотесанный, тиран и деспот и просто грозный, опасный граф стесняется своей собственной сестры. Он чувствовал себя неловко, как посчитала Дэйдрэ, и это было как минимум мило.
– Я отправил прошение о временном переводе в Северные Королевства…
Дэйдрэ насторожилась, нахмурив брови. Он позвал её, чтобы сказать, что уезжает? Удивительно, что он вдруг решил известить её об этом лично, учитывая, что все знали, как девушка любила зимнюю пору и мечтала побывать на Севере. Он что, поиздеваться решил? Внутри затаилась надежда, что он хочет взять её с собой, но она тут е её отбросила, слушая что-то про Новиград, впрочем, не особо улавливая нить разговора. Её куда больше интересовало, о чём он хочет её попросить. Может, решил отправить её домой, в Меттину? Мол, возвращайся, откуда приехала? Может, у него там…
Маири фыркнула, а граф на мгновение затих, и полукровка подняла на него озадаченный взгляд.
Странно, странно, странно.
Сначала она заулыбалась, как дурочка, потом засмущалась и опустила голову, посмотрела на Маири, которая недвусмысленно пригрозила той кулаком. В конце концов, она вздохнула, посмотрев на графа, и кивнула.
– Да! Я согласна…
Договорить Дэйдрэ не успела. Внезапно прям рядом с ней пролетел белый комок, девушка отшатнулась, сообразив, что это Маири запустила снежкой в кого-то из них – в кого она не поняла – но без лишних размышлений и сама присела, собрав горсть снега побольше и, радостно гогоча, запустила снежку в супруга одновременно с чародейкой.
Девушки переглянулись, подмигнули друг дружке и начали старательно собирать снег вокруг, собираясь если не убить, то хотя бы зарыть в снегу Дэйдрового супруга. Ему пора было начать всерьёз опасаться за своё здоровье, но возможности бежать с поля боя у него не оставалось – он один, а их двое, одна из них ещё и чародейка… В какой-то момент, лепя снежный шарик, девушке подумалось, что ей бы не хотелось, чтобы Ксандор стал калекой из-за них, но отступать она не собиралась. Как покалечат, так и выходят – обе. Главное только чтобы он их ненароком не убил…

Отредактировано Дэйдрэ вар Лорехейд (2019-01-08 16:14:26)

+2

8

[indent=1,0]О чём думала Дэйдрэ во время его объяснений? Что чувствовала в тот момент? Ксандор пытался угадать и мысли, и чувства по выражению на лице и блеску в глазах. Надеясь на лучшее, он всё же не ожидал услышать согласие в ответ. Но заветные слова сорвались с губ прекрасной полуэльфки, моментально согрев сердце Ксандора. На лице, покрытом старыми шрамами, только начала появляться тёплая улыбка, как граф пошатнулся, отступив на несколько шагов назад. Что-то твёрдое и холодное вмазалось в его лоб. Снежок лишь краем задел голову нильфгаардца и разлетелся, причинив лишь немного неудобств. Ксандор тут же стрельнул глазами в сестрицу, которая уже целилась новым снарядом, комично высунув язык и зажмурив один глаз.
[indent=1,0]- Ты что делаешь? - спросил нильфгаардец, готовясь уклоняться. - Ведёшь себя как ре...
[indent=1,0]Не успел он договорить, как широкая грудь встретила ещё один снежный ком, но прилетевший уже с другой стороны. Ксандор удивлённым взглядом смотрел на Дэйдрэ в своём недоумении позабыв об угрозе со стороны сестрицы, которая не очень метко угодила снежком в плечо лейтенанта. Ксандор попал под тотальный обстрел. Выход был только один - отступление. Обе девушки весело хихикали, осыпая графа градом снежков, наспех слепленных. Силы были неравны и под непрерывающимся огнём неприятеля у нильфгаардского офицера попросту не было возможности открыть ответный огонь. Даже подобрать снег и слепить снаряд было очень проблематично.
[indent=1,0]Демонстрируя поразительную ловкость и реакцию, нильфгаардец уклонялся от снежков, которые перестали попадать в цель. Кто бы мог подумать, что ему придётся вспоминать свои навыки в подобной ситуации. Внимательно следя за траекторией полёта снежков, Ксандор метался из стороны в сторону, изгибался и взмахивал плащом, чтобы остановить летящий в него снаряд. По сравнению со стрелами, большие и медленные снежки не представляли никакой опасности для опытного наёмника. Граф метнулся в сторону, спрятавшись за одной из статуй.
[indent=1,0]Ксандор просто не мог не заметить, как сменилось настроение его противниц с момента начала перестрелки. Хохот прекратился, обе девушки были максимально сосредоточены и только раздосадованные вздохи сопровождали их тщетные попытки попасть в цель. Лейтенант отдышался, пользуясь случаем, и подготовил несколько снежных комьев, выложив их на постаменте статуи, за которой прятался.
[indent=1,0]- Выходи, братец, - протянула Маири, зарядив снежком в верхушку заснеженного предмета декора и осыпав Ксандора сбитым с него снегом. - Ты предстаёшь в дурном свете перед своей женой, прячась от нас.
[indent=1,0]Взяв по снежку в каждую руку, Ксандор выскочил с другой стороны от статуи и метнул снаряд сначала в Маири, затем в Дэйдрэ. Нильфгаардец не хотел причинить супруге какой-то вред, поэтому и запустил снежный комок немного в стороне от её головы. Так, чтобы он просвистел мимо, не причинив никакого вреда. Второй же снежок Летел прямо в лоб Маири, но та успела отпрыгнуть в сторону и снежок влетел в дерево рядом с ней, осыпав хозяйку поместья разлетевшимися осколками. Наверняка никто из девушек не ожидал, что Ксандор подготовил не два снежка и сразу после первых двух запустил ещё по одному в каждую. На этот раз он вкладывал в бросок меньше силы, но бросал так, чтобы попасть наверняка. Не в голову, разумеется, а только в тело.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

9

Дэйдрэ смеялась, наблюдая за растерянностью супруга, явно не ожидавшего т а к о г о поворота событий. Ну, зато теперь будет знать, к о г о позвал с собой в Северные Королевства, где снега — хоть завались, и ещё несколько раз подумает, не подстроить ли ей несчастный случай! Хотя этот самый случай выгоднее всего было устроить именно сейчас, окунув одуревшую женушку в снег и придавив сверху чтобы не вылазила пока не посинеет — во всех смыслах этого слова.
Правда вот, что у вар Лорехейда в одном месте шило и оно помогает тому изящно укрываться от брошенных в него снарядов, девица не знала. Вернее, не не знала, а как-то позабыла, что тот, в свою очередь, вообще-то выдрессирован вдоль и поперёк и кривые полёты снежных комочков для него не помеха. Но всё равно с каждым промахом она злостно лепила новый снежок, намереваясь им расквасить супругу нос. А он всё равно не попадался, зараза!
Со стороны Маири слышалось не менее злобно пыхтение и Дэйдрэ фыркнула, представив, как это выглядит со стороны.
Две сумасшедшие женщины – полуэльфка и чародейка, что уже само по себе весело – ополчились против бедолаги, и без того потрёпанного судьбой. Собственно, что он был связан с одной родством и другой – узами брака, навевало какую-то неуловимую жалость к этому индивиду и увидь это какой-нибудь его подчинённый – понял бы сразу, отчего граф вар Лорехейд так суров и страшен в гневе. С таким-то семейством дивно уже хотя бы то, что у него изо рта пена не лезет и глаза кровью не наливаются...
Но не время для смеха, враг засел в укрытии! Девушки жестами поговорили друг с дружкой, понимая их на своём уровне, но, как оказалось, вполне даже правильно.
Маири в последний раз тыкнула двумя пальцами себе в лоб и медленно направилась в сторону, подбирая более удобное место для прицеливания. Дэйдрэ так поняла, что она имела в виду: «Бросай снежку в лобешник» или что-то в этом роде и активно занялась заготовкой боеприпасов.
— Выходи, братец... — Маири промахнулась, и Дэйдрэ бросила на неё укоризненный взгляд. За её слова, не за промах.
Супруг ждать себя не заставил и, вопреки ожиданиям дам, метнул каждой шариком по носу, но обе успели вовремя отскочить – это Дэйдрэ считала, что она такая вся ловкая, а не что супруг над ней сжалился – и ещё не успели возликовать над своей удачной защитой, – хотя Маири всё же оказалась вся в снегу – но собрались было броситься в контратаку, даже прицелились… но из-за статуи вдруг вылетело ещё несколько снежков. Со стороны Маири послышался весёлый «Ух!», а вот Дэйдрэ… она хотела увернуться от летящей в неё снежки, поскользнулась, словив всё-таки вражеский снаряд, и с грацией легендарной картошки рухнула в сугроб из собственноручно заготовленных снежков.
Из сугроба послышалось пыхтение, ворчание и следом за ним раскатистый хохот, знаменующие, что девице, не смотря на большую опасность, всё-таки удалось выжить.
– Маири! – наконец послышался более-менее членораздельный вопль из снежных глубин, – помогай!
Маири, заподозрив, что ненаглядный братец ненароком всё-таки прибил женушку, рванула к ней на подмогу, но почти сразу из снега вынырнула радостная рожа, вся в снегу, с комьями этого самого снега в волосах и за шиворотом,  и не менее радостно известила супруга о стремительно приближающемся поражении:
– Ну-с, товарищ Ксандор, держитесь!
С немалым усилием она выкатила на свет снежку, по размерам чуть превосходящую её же голову, а Маири, издав такой же радостный визг, помогла ей этой самой снежкой в их жертву, собственно прицелиться и запустить ту в него.
– Против такого снаряда ты, братец, точно не устоишь! – заявила Маири перед тем, как пустить снежный ком в воздух, а Дэйдрэ довольно фыркнула. – Сдавайся!

+2

10

[indent=1,0]Неужели он переборщил с силой своего броска? Увидев, как Дэйдрэ упала и превратилась лишь в чёрное пятнышко в глубоком снегу, Ксандор не на шутку разволновался. На мгновение его сердце остановилось и замерло. Он хотел уже сорваться с места, да помочь супруге, но, у счастью всё обошлось. Почти. Разъярённые женщины решили просто так не сдаваться и удумали утопить графа в снегу. Увидав насколько большой ком снега они намеревались метнуть в него, нильфгаардец облегчённо вздохнул. Если даже снежком обычных размеров у них не получалось попасть в него, то как они намеревались достать неуловимого офицера этим? Лейтенант сомневался уже в том, что они смогут добросить снежок до него. Не трудно было догадаться, что обе девушки решили подойти поближе, чтобы Ксандор оказался в зоне досягаемости. Заподозрив неладное, нильфгаардец тут же начал медленно отступать назад, не горя желанием превратиться в сугроб. Но стоило ему сделать шаг или два, как его ноги что-то сковало. Маири пробормотала заклинание себе под нос и снег под ногами графа стал твёрд, словно лёд. Ксандор не удержался на ногах и рухнул в снег, только после поняв, что виной всему магия.
[indent=1,0]Он напрочь забыл о том, что его сестра была чародейкой. Для него она была всё той же озорной девчонкой, с которой он играл в детстве. Чувствуя себя беспомощно, наблюдая как неумолимо подбирается к нему белая погибель в виде огромного снежка, нильфгаардец запаниковал. Он пытался освободить лодыжки от снежного плена, но всё безуспешно. Недобрый смех Маири лишь подтверждал всю тщетность его попыток. Они были уже близко и, прицеливаясь, готовились запустить снаряд. Сердце Ксандора билось быстрее и он тут же потянулся к своему мечу, которого не оказалось. Этот жест, настолько привычный, он совершил абсолютно машинально. Рука пыталась ухватиться за рукоять и вытащить меч, но его попросту не было на поясе графа. Получив свою порцию снега, Ксандор остался лежать на земле, почувствовав, как ледяная хватка наконец отпустила его ноги. Он лежал, пытаясь найти себе оправдание. Быть может, никто из его противниц не заметил ничего необычного, но сам граф корил себя за то, что мог совершить. Будь меч при нём, что бы он сделал? Наставил оружие на жену и сестру? А если бы они были слишком близко? Что тогда? В подобных ситуациях, там, на севере, промедление каралось смертью. Ксандор был до сих пор жив лишь потому, что не медлил, берясь за меч каждый раз, когда ему что-то угрожало. Он просто не мог представить, что те рефлексы и то ощущение, когда находишься на грани смерти и только от тебя зависит, переживёшь ли ты следующее мгновение, настигнут его здесь, дома. Он продолжал лежать, не решаясь пошевелиться.
[indent=1,0]- Мы что, убили его? - поинтересовалась Маири, ткнув кончиком сапога в ногу брата.
[indent=1,0]- Господин Ксандор, - послышался голос дворецкого, который, вероятно, ожидал где-то неподалёку развязки садовой баталии. - Только что прибыл гонец. Привёз ответ от Верховного Трибунала.
[indent=1,0]- Спасибо, - негромко ответил граф, продолжая неподвижно лежать в снегу. - Я скоро подойду.
[indent=1,0]- Надо же, живой, - с наигранным разочарованием произнесла младшая сестрица, подмигнув Дэйдрэ.
[indent=1,0]Немного погодя, Ксандор всё же поднялся с земли, отряхнувшись от снега. Он виновато посмотрел на обеих девушек, но тут же отвёл взгляд, тихо вздохнув.
[indent=1,0]- Пожалуй, на сегодня забав хватит. Госпожа Дэйдрэ, Вам лучше пойти в дом и отогреться у камина. Будет ужасно, если Вы простудитесь перед самой поездкой, - откланявшись, нильфгаардец и сам решил последовать своему совету супруге и, как можно быстрее переодеться в тёплую сухую одежду, да отогреться у камина в гостиной.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2019-01-09 13:50:06)

+2

11

Коварный хохот Маири раздался в округе, собственный хохот душил Дэйдрэ, которая вовсю пыталась не уступать подруге и суметь таки от души размахнуться снежкой чтобы залепить ею прямо в супруга...
Более злорадного выражения лица, чем было на тот момент у чародейки, девушка ещё не видела и, более того, вряд ли когда-либо увидит. То, с какой радостью Маири набурчала чего-то под нос, после чего несчастный товарищ Ксандор слёг наземь с искренним негодованием, и то, с каким радостным садизмом она наблюдала за тем, как её родной брат бессильно трепещется в снегу, пытаясь из него высвободиться, напугал эльфку. До того, что ей вдруг стало жаль бедолагу, но оказаться в плену снега и магии вместе с ним ей совершенно не хотелось. Маири была милой до поры, до времени, и Дэйдрэ взяла это на заметку, отметив, что злить её строго не рекомендуется. Ощутить гнев чародейки было, конечно, интересно - исключительно в теории, желательно -- но всё-таки, какой-никакой, а инстинкт самосохранения у девицы наличествовал.
— Мы что, убили его? — резонно заметила некоторую безжизненность в позе их жертвы Маири, и Дэйдрэ испуганно охнула.
- А мы могли?..
Почему-то ей всегда казалось, что раз супруг военной закалки и какое-то время жил на Севере, то никаким смертоубийствам он теперь не подлежит. Казалось, что, раз уж так его потрепала судьба, то ни снежкой, ни удушьем, ни поганым словом его теперь не изведёшь. А тут, вот, лежит, на ладан дышит, не шевелится... полуэльфка аж обомлела - не то от того, что смогла всё-таки убить человека, не то от того, что погиб её супруг.
И вдруг на свет показался дворецкий... он всё видел? Он всё всем расскажет? Теперь они с Маири предстанут в суде как убийцы ближнего своего?... Или они сбегут? Зная характер Маири, наверняка сбегут. И окажутся вне закона... от этих мыслей Дэйдрэ стало дурно, она вся ещё больше побледнела, чем когда "бездыханное" тело мужа перестало шевелиться, и вдруг поняла, что они убили Ксандора.
Бедный-бедный Ксандор, она ведь его своим поведением со свету изживала! И ведь, стерва такая, изжила!..
- Спасибо... - послышался знакомый голос из сугроба и ей вдруг захотелось не то добить его обладателя чтобы не пугал, не то... добить вместе с Маири!
Она же уже почти с ним рапрощалась, отпустила тому все грехи и едва ли не раскаялась в своём к нему отношению! Захотелось подойти и от души пнуть супруга сапожком  куда-нибудь под бок, чтобы знал, но вместо этого только облегчённо вздохнула -- не то от того, что представать на суде в роли обвиняемой не придётся, не то от того, что граф пережил-таки неравную схватку.
Она не обратила внимания на укол Маири, только что едва не пережив сердечный приступ по её же милости, и почувствовала, как с волос стекает растаявший снег прямо по лицу. Видок у неё, наверное, тот ещё...
- Слушаюсь и повинуюсь, - непонятно поглядев на чем-то огорченного супруга, Дэйдрэ махнула Маири чтобы она шла с ней  и та в мгновение ока оказалась рядом.
И почему это он такой хмурый? Неужто только потому, что они его снежками забили?
- Да вроде не такой уж он и обидчивый... -
заметила чародейка, и Дэйдрэ повернулась, ища взглядом мужа. Она это что, вслух сказала? Он хоть не слышал?..
- Ну и злюка...

+2

12

[indent=1,0]Настроение было просто отвратительным. Из головы Ксандора никак не выходил тот самый момент, когда для него простая зимняя забава превратилась в самое настоящее сражение за жизнь. А если бы меч был при нём? Он пустил бы его в ход? Больше всего пугало то, что бывший наёмник не мог ответить на этот абсурдный вопрос. Его мимолётный порыв не заметили ни Дэйдрэ, ни Маири, но это не означало, что всё хорошо. Ничего не было хорошо. В этот самый момент Ксандор размышлял о правильности своего решения взять супругу вместе с собой на север. Кто знает когда прошлое настигнет его там, где он пережил не самые приятные годы своей жизни. Не поставит ли он этим Дэйдрэ под угрозу? Ведь если с ней что-нибудь случится... Он никогда  не простит себя. И не имеет значения как полуэльфка относится к нему. Граф боялся. Боялся за благополучие своей жены, за её жизнь. Все решения сейчас казались ошибочными и глупыми, а его мечты о мирной семейной жизни - наивными бреднями. С этими мыслями он направился в свои покои.
[indent=1,0]Письмо, которое он ждал последние пару недель, больше не было столь желанным и в глубине души Ксандор надеялся, что Трибунал ответил ему отказом. Он велел набрать ему тёплой воды, чтобы отмыться и согреться. Дожидаясь, пока слуги подготовят купальню, граф вертел в руке то самое запечатанное письмо, так и не решившись его открыть. Оставшись вновь наедине со своими мыслями в гостевой спальне, находящейся неподалёку от спальни Дэйдрэ, Ксандор сбросил с себя промокший плащ, камзол и сапоги. Оставив на заправленной кровати и остальные вещи, нильфгаардец отправился в купальню и наконец влез в тёплую расслабляющую воду.
[indent=1,0]Возможно, он даже задремал. Поскольку ему казалось, что где-то неподалёку раздаётся звон стали и яростные крики сражения. Спохватившись и прислушавшись, Ксандор слышал лишь тишину и шуршание за дверью. Слуги наверняка забрали его одежды и теперь подготавливают новые. "Только бы не дублет", - подумал про себя граф, представляя как неудобно и давяще он ощущает себя в этих одеждах, которыми впору мучить людей. Погружение в мысли вновь ввели Ксандора в состояние полудрёмы. На этот раз он не слышал звуков сражений, но ему чудился отдалённые ноты, звуки лютни и флейты, треск костра и чей-то знакомый смех. Он знал эту мелодию и легко мог сыграть её как на флейте, так и на лютне. Казалось, что целую вечность он не слышал этих чарующих звуков. Но на самом деле это не так. На севере, помимо бесчисленных сражений и убийств, было и то, что оставалось в памяти как дорогие воспоминания. Там было множество ужасного, но также немало и действительно хорошего, настоящего. Того, чего здесь, в империи, Ксандор никогда не знал. То, что имело настоящую ценность.
[indent=1,0]Он проснулся, почувствовав холод. Вода уже успела остыть и оставаться в бадье не было никакого желания. Ступив мокрыми ногами на холодный пол, Ксандор хорошенько утёрся и вышел из купальни, бросив мимолётный взгляд на кровать и тяжело вздохнув. Дублет.
[indent=1,0]Спустя некоторое время граф вышел в гостиную, читая на ходу ответ Верховного Трибунала. Встретив хранителя поместья ещё по пути, Ксандор отдал приказ подготовиться к их с Дэйдрэ отбытию. Завтра с утра им предстояло преодолеть небольшое расстояние до порта Эббинга и уже оттуда отправиться по морю в "Жемчужину Севера" - славный город Новиград. Ксандор заметно волновался. Ведь Трибунал подготовил к плаванию весьма небольшое судно, где для графа будет выделена всего одна каюта. Что означало, что супругам придётся на протяжении всего плавания делить одно ложе. Иные бы в недоумении посмотрели на Ксандора, не поняв, что же такого в этом. Но сам лейтенант не знал как сообщить эту новость своей супруге и боялся её реакции. Может стоит сообщить об этом уже на палубе, когда судно отчалит и она не сможет отказаться? Нет. Так поступить он попросту не мог. Значит, придётся сказать об этом прямо. Всё было гораздо проще в мыслях, до того, как Ксандор, совсем растерянный и взволнованный, вновь предстал перед супругой, не зная с чего и начать.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

13

– …так что в конце все умрут, - трагично изрекла Маири, когда они входили в поместье.
Так сложилось, что примерно четверть её рассказа Дэйдрэ успешно прослушала, думая о своём, и, возможно, из-за этого почти ничего не поняла. Кроме того, что все умрут.
– Беда.
– Угу… – Маири поскребла подбородок, искоса глянув на спутницу и махнула на ту рукой, мол, иди гуляй: – Ну, я пошла к себе. Ты иди, переодевайся, отогревайся…
Эльфка кивнула и, не сбавляя шага, двинула в свою комнату. Может, её супруга так взволновало пришедшее из Трибунала письмо? Или сам факт отправления на Север? Может, он надеялся, что она откажется от его предложения?
«У меня нет ни малейшего желания вновь возвращаться в эти места…» вспомнились ей его слова, и одновременно с этим под ногой скрипнула доска. Дэйдрэ этого не заметила, как не заметила и слегка удивлённых взглядов прислуги – не каждый день у них графы и графини все мокрые, в снегу и соплях разгуливают.
В комнате Хельга уже разбирала её вещи.
– Госпожа?… – так и застыла она с каким-то тёмно-коричневым платьем, которого Дэйдэ не могла вспомнить, а потом рассеянно протянула его девушке. – Вам следует переодеться…
– Благодарю, - кивнула Дэйдрэ и скинула плащ.
В кои-то веки она позволила себе побаловаться перед супругом, хоть какое-то время даже не пытаясь испепелить его взглядом… это было очень странное чувство, потому что ей понравилось. Понравилось  колотить его, а потом переживать, что всё-таки они с Маири убили его, понравилось это чувство, будто всё правильно, будто она обрела нормальную семью… понравилось шептаться с Маири – кстати, она забыла сказать ей своё мнение по поводу новой прически супруга – а потом что? Она не знала, чем это должно было закончиться, не могла представить, как они все вместе радостно валяются в снегу, но что он после этого встанет и «с лицом кирпичом» уйдёт читать свои письма…
– Вот скажи, Хельга, о чём он постоянно думает? – удрученно вздохнув, она повернулась спиной к северянке, чтобы та затянула её корсет. – Что у него вечно на уме, что он такой… сердитый?
– Сердитый? – переспросила девушка, туго затягивая шнуровку, а Дэйдрэ пожалела и о выборе сковывающего не только движения, но и дыхательный процесс, платья, и о своём вопросе. Это было не совсем то, что она хотела сказать, но подобрать подходящего слова не могла. – Ну, даже не знаю…
Конечно, она имеет в виду сегодняшний конёк Дэйдрэ с пажом. Не услышать тогда вздоха Хельги было невозможно, и наверняка девушка до сих пор этот момент переваривает.
- Ой-ей, не так туго, я же задохнусь!..
Блондинка чуть ослабила шнуровку и Дэйдрэ попыталась вдохнуть. Получалось не так свободно, как хотелось бы, но просить ослабить её ещё чуть-чуть, ей было неловко. Пришлось мучиться. Хотя отрицать того, что платье было красивым, было нельзя: оно красиво ложилось на фигуру, рукава мягко обволакивали запястья, не было никаких пошлых кружев – есть и красивые кружева, конечно, но не всегда они смотрятся привлекательно, такой вывод сделала Дэйдрэ из личных наблюдений – и, что нравилось девушке больше всего, подолы были разной длины.
– Подать Вам чаю?
Девушка кивнула, усевшись на кресло у камина, откинувшись на его спинку и протянув ноги поближе к очагу. Волосы всё ещё были влажными, и она потрепала их, будто оттого они скорее высохнут. Языки пламени красиво «болтыхались» в камине, и девушка их рассматривала, пока ждала Хельгу с обещанным чаем. Интересно, что ответили в Трибунале на просьбу супруга перевести его на Север? Конечно, он сказал, что его наверняка одобрят… но а вдруг?.. Пойти, что ли, узнать?
Чай прибыл довольно-таки скоро, Хельга не постеснялась ухватить две чашечки и теперь дамы сидели и обсуждали погоду на улице, Дэйдрэ расспрашивала ту о её родных краях, пытаясь собрать побольше информации о месте, куда вскоре вроде как должна была отправиться. Она бы хотела взять Хельгу с собой, если это будет возможно, и подумала, что нужно бы спросить супруга об этом. Она бы наверняка обрадовалась…
Так и  не узнав о том, что госпожа скорее всего отправится в края мечты, Хельга убежала по делам в поместье, о которых она внезапно вспомнила, а Дэйдрэ, послонявшись по комнате, вышла послоняться по коридорам. Она думала зайти к Маири, надеясь, что та расскажет ей что-нибудь интересное и заодно сказать-таки своё мнение о стрижке Ксандора, а то некрасиво получалось. Дойти до места назначения не судилось.
– Граф? – вид у него был до жути взволнованный, эльфка и сама заволновалась, совершенно случайно «подхватив» его настроение. А ещё влажная прядка волос забавно болталась у него над бровью, и она, не сдержавшись, слегка улыбнулась, надеясь, что это его как-то ободрит. Неужели отказали? – Что-то случилось?

Отредактировано Дэйдрэ вар Лорехейд (2019-01-10 19:06:11)

+2

14

[indent=1,0]Встреча с Дэйдрэ была весьма неожиданна, пускай они и находились в одном особняке, который всё же был гораздо меньше, чем родовое поместье в Роване, но Ксандор не ждал увидеть супругу так скоро, надеясь придумать как ему поступить с известием, пришедшим из Трибунала. Сейчас, глядя на неё, такую хрупкую и беззащитную, он просто не мог представить как она воспримет его слова. В голове графа до сих пор крутились различные мысли и варианты, которые он всё же вынужден был отбрасывать. Он мог бы не спать по ночам и приходить в выделенную им каюту утром, когда Дэйдрэ уже проснётся и будет проводить время на палубе, но это едва ли было возможным. Ведь днём Ксандору предстояло выслушивать бесконечные лекции, а также проводить тренировки с мечом, да и не мог он позволить людям из Трибунала думать, что он боится собственной жены или что-то в этом духе. Репутация главы рода определяет место этого самого рода в обществе. Проявить слабость - подставить не только себя, но и всех, с кем связан родственными узами, а заодно и Сейдомара, который лично поручился за Ксандора.
[indent=1,0]- Пришло письмо... - неуверенно произнёс граф, демонстрируя супруге открытый конверт и только потом понял, что она это и так прекрасно знает - дворецкий при ней известил Ксандора об этом. - Трибунал одобрил моё прошение. Мы можем отплывать в любое время - судно уже ожидает нас в порту неподалёку. Плавание займёт около полутора недель, если не возникнут непредвиденные обстоятельства. Но в Новиград мы прибудем точно не позднее начала марта, - граф говорил всё более уверенно, отчитываясь перед Дэйдрэ словно солдат перед старшим офицером. - В порту нас встретит нильфгаардский посол и проводит до нашего временного жилища. В Новиграде мы пробудем около недели. У нас будет возможность осмотреть город и все его достопримечательности, но мне придётся посетить несколько важных встреч. Не думаю, что они займут много времени. Затем нас будет ждать Оксенфурт. Там у нас будет немного больше времени. Вернее, у Вас, моя госпожа. Мне... Мне будет необходимо посетить ряд лекций, а также некоторые занятия... Это... Это для моей будущей должности. После... После нам нужно будет посетить некоторые крупные города в других королевствах... Но подробный маршрут я получу уже на месте... Могу с уверенностью сказать лишь то, что в конце нашего путешествия мы направимся в Цинтру, где и сядем на корабль до столицы.
[indent=1,0]Ксандор замолчал, ненадолго задумавшись, всё ли он рассказал, не упустил ли каких деталей. Точно. Было одно, о чём он забыл упомянуть. Граф тяжело вздохнул.
[indent=1,0]- В порту Эббинга нас ждёт судно, но... Оно довольно небольшое. Мы возьмём с собой несколько человек слуг, а также личной стражи. Для них уже выделены места и на корабле, и в жилищах на севере. Также, как и для нас... Трибунал выделил нам одну каюту на двоих. Также как и одни покои, - граф виновато опустил глаза, что со стороны казалось довольно глупо. Если не брать в расчёт его благородные порывы заботливо оградить супругу от своего близкого общества, то всё было точно так, как и должно быть. Поняв это лишь сейчас, лейтенант пожалел, что не указал в прошении, что они с супругой предпочитают спать раздельно. От этого он ещё больше чувствовал свою вину.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+2

15

Точно что-то случилось.
Дэйдрэ приподняла брови и ме-едленно кивнула, а взгляд её так и говорил: "Я вообще-то тогда стояла рядом".
Чем же её супруг так озадачен?
Ну и потом последовал доклад. Слушая его, девушке подумалось - а кто из них лейтенант? Может, путь невесты, который ей предвещал - ну и благородно исполнил - брат - это не её звание? Может, ей нужно было тогда, в лесу, бежать без оглядки, примкнуть к какой-то группе скоя'таэлей и героично погибнуть в какой-нибудь схватке? Правда, эта схватка наверняка была бы первой и последней, зато вы только посмотрите, как достопочтенный супруг даже в поместье отчитывается, будто ему что-то грозит!
Эта мысль - про нелюдей - несколько увлекла девушку. Она не совсем одобряла того, что - какие-никакие, а сородичи - проливают собственную и человеческую кровь в бессмысленной борьбе. Всякую борьбу и кровопролитие она считала бессмысленными и искренне верила, что во многих вопросах можно было бы обойтись без этого... ведь всё, что она видела - поместья, глупые платья и причёски придворных дам, слушала не менее глупые их рассуждения о мире и политике - и не верила в их слова.
Ей столько раз хотелось расспросить супруга о Северных Королевствах, об Империи и о его работе... но ей всё никак не хватало на это духу. Даже просто поговорить с ним без повода девушке казалось тяжким трудом, она его боялась и не понимала всей глупости этой ситуации.
Не замечала, что он совершенно не похож на её отца или брата.
И что сейчас он помнёт несчастный конверт только из-за волнения.
А когда он начал заикаться, ей стало его жаль. Дэйдрэ почувствовала с е б я тираном. Потому как она его хоть и боялась без толковой на то причины, он её в такую панику, как у него сейчас, не вгонял.
Она мягко улыбнулась ему, надеясь, что он поймёт - она не кусается. Не сбросит она его с лестницы, не начнёт орать, пока он стоит с таким лицом, и не позовет Маири с мольбами заколдовать его в мартышку или лягушку какую. Возможно.
- ...трибунал выделил нам одну каюту на двоих...
Ну и как на это реагировать? Конечно, Дэйдрэ была от этого не в восторге, но... сейчас,  глядя на своего бедного супруга, ей сталр весело. Это он из-за этого несчастный кусок бумаги измучил? Она тихонько пискнула, кивнула... и нерешительно дотронулась к его руке в ободряющем жесте. Так, как бы она прикоснулась к Маири или Хельге. Сердце вдруг бешенно заколотилось, когда она поняла, что сделала, и Дэйдрэ поспешила убрать руку, сложив их в замок на животе.
Нет, из-за этого, из-за несчастной одной каюты на двоих, она не откажется от своей давней мечты - повидать мир. Она всё равно поедет на Север.
- Мы что-нибудь придумаем, не переживайте, - она тоже опустила взгляд, застеснявшись своего внезапного порыва.
Ну и как сейчас эти двое выглядят? Увидь эту сцену кто-нибудь из их знакомых - ухохотались бы. А им, судя по всему, нормально было - главное, что стабильно. И не ругаются сильно, как это принято в приличных семьях... в основном, конечно, потому что боятся оба друг друга до ужаса, но это мелочи.
Воцарилось несколько мгновений неловкой тишины. Она зажмурилась, и вдруг вспомнила про Хельгу. Надо бы спросить...
- Граф... - она глубоко вздохнула и нервно сжала собственные пальцы. - А... вы уже решили, кого из слуг хотите взять?

Отредактировано Дэйдрэ вар Лорехейд (2019-01-11 21:54:08)

+2

16

[indent=1,0]Как ни странно, ничего страшного не произошло. Небеса не обрушились на него, столбы огня не поднялись из разверзнувшей земли. Даже на лице Дэйдрэ не было ни тени негодования или злости. Наоборот, она попыталась его приободрить, коснулась руки, пускай и ненадолго. Это заставило Ксандора задуматься, а так ли графиня Лорехейд ненавидит своего мужа, как он сам думает? Нильфгаардца начало переполнять некое тёплое чувство, столь знакомое, но ставшее таким чуждым, заставившее его лицо засиять в доброй улыбке. Ксандор протянул ладонь и мягко сжал в своих пальцах руки Дэйдрэ, поразившись, насколько нежными и тёплыми они были.
[indent=1,0]- В таком случае, нам следует подготовиться к отбытию до завтрашнего утра, - голос графа стал тише и мягче. Он всё ещё улыбался, накрыв ладони супруги своей второй рукой. - Понимаю, что Вы только прибыли, проделав такой долгий путь... Но путешествие по морю будет проходить легче...
[indent=1,0]Ксандор осёкся, задумавшись. В это время года море может быть неспокойно и даже если корабль будет придерживаться самого безопасного пути и избегать штормов, волны наверняка будут укачивать судно гораздо сильнее, чем в летнее время. Граф задумчиво потёр подбородок и сложил руки на груди. Если Дэйдрэ будет укачивать... Это будет самым долгим и ужасным путешествием в её жизни, но... Самое ужасное, что никаких альтернатив попросту не было. Тракты засыпаны снегом и чем дальше на север они будут пробираться, тем сложнее будет путь. К тому же дорога займёт гораздо больше времени и, когда настанет весна и снега уступят место тающей земле, тракты превратятся в настоящие болота, что нисколько не упростит путешествие.
[indent=1,0]Пускай на вид Дэйдрэ и казалась хрупкой девушкой, она была сильна, по крайней мере, духом. Не многие могут вновь улыбаться и смеяться после того, что пришлось пережить ей. Ксандор отмечал это каждый раз, когда замечал, как его супруга шушукается и хихикает с Маири, думая, что он не видит их. Это вселяло определённую надежду.
[indent=1,0]- Слуг? - непонимающе спросил граф, нахмурившись. Он сразу же вспомнил того пажа, что открывал дверцу кареты и всё приподнятое настроение моментально улетучилось. - Я... Нет. Я только назначил солдат из личной стражи. Четыре человека. Трибунал выделил места ещё для двух, но я уже давно отвык от внимания прислуги и вполне справляюсь сам. Так что... Думаю, Вы можете выбрать двух слуг, которые поедут с нами.
[indent=1,0]"И если среди них будет тот юнец... Клянусь Великим Солнцем - на севере он и останется!" - пронеслось в голове Ксандора. Как ни странно, но эти мысли его нисколько не пугали. Бывший наёмник уже вспоминал неприметные места в Новиграде, безлюдные переулки, да сточные канавы, которые он знал слишком хорошо. Места, где никто не будет задавать вопросов. Особенно, если в бесцветных улочках злачного города просияют пара золотых монет.
[indent=1,0]Выражение на лице графа, возможно, могло вызывать чувство тревоги, ведь он чуть ли не упивался мыслями о расправе над негодяем. Или негодяями. Он ещё сам не до конца осознавал, насколько ему не хватает той жизни, той крови, жажды жить и убивать ради выживания. Эйфория от победы, боль от ушибов и ран. Ксандор сам не осознавал как же ему всего этого не хватает. Если бы осознал - определённо бы испугался.
[indent=1,0]- Я... Пожалуй, пойду скажу, чтобы к утру всё было готово к нашему отбытию, - слегка склонив голову произнёс граф и пошёл дальше по коридору, пытаясь всё же успокоить свою разбушевавшуюся фантазию.
[AVA]http://s3.uploads.ru/t/G7P23.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » И в день холодный нам не замёрзнуть