1. Полное имя:
Хельбрам. Так же известен как:
- «Волчий пастух».
- «Северный Зверь» или же «Зверь Севера».
2. Возраст | Дата рождения:
60 лет | 1204 год, 26 декабря.
3. Раса:
Человек, оборотень. (волколак)
4. Род занятий:
Людоед. Сеятель волчьего проклятья.
5. Внешность:
Внешний вид на время охоты и жизни в лесах:
При первом рассмотрении, Хельбрам может сойти за самую настоящую, здоровенную бестию, лишь относительно напоминающую человека. В целом производит достаточно неприятное и отталкивающее впечатление. Сочетание неопрятности, стойкого звериного запаха, а также волчьего, пронзительного взгляда должно вызывать чувство опасности и отвращения у некоторых особо нежных личностей. Словно перед вами действительно не человек, а какая-то страхолюдина, что небрежно натянула на себя человеческую кожу.
Хельбрам высок - порядка двух метров, а также широкоплеч. Возможно подобное не наблюдается за лохмотьями и медвежьей шкурой, но физическая комплекция у оборотня впечатляющая. Что ещё сказать, белковая диета творит чудеса. Осанка же оставляет желать лучшего. Вечно сутулый, от чего позвонки выпирают, а в иных случаях и вовсе передвигается на четвереньках, подражая собратьям нашим меньшим.
Причёски у оборотня, скажем так, нет и в помине. Длинные, засаленные и грязные волосы тёмно-пепельного оттенка небрежно спадают на плечи и по привычке зачёсываются ладонью назад, дабы не загораживать обзор. Если приглядеться, то можно заметить в тех частички грязи, травы и маленькие веточки, которые волку было лень вычищать. Саму шевелюру частенько укорачивают, но делают это слишком неумело, благодаря чему смотрится она ещё более неказисто. Присутствует заметная небритость и прочая растительность по всему телу, что ещё больше способствует его уподоблению зверю.
Обладатель резких черт лица, кое чем-то напоминает волчью морду. В целом, пропорции оного ничем не отличаются от стандартов. Отдельного упоминания стоят, пожалуй, лишь глаза. Голубые, широко распахнутые глаза, чей пронзительный взгляд способен просверлить в вас две сквозных дыры.
В избытке присутствуют шрамы по всему телу. Ногти, как правило, длинные и острые, чем-то напоминающие когти.
Несмотря на свои габариты довольно проворен. Имеет привычку похрустывать пальцами/шеей и облизываться, когда заприметит очередную жертву.
Из одежды предпочитает свободу и простоту. Обычно носит то, что снимет со своего очередного «обеда» и/или шкуру медведя. Из-за частых трансформаций одежда быстро приходит в негодность, оставляя Хельбрама расхаживать в дырявых лохмотьях. Ну, или нагишом. В левом ухе присутствует кольцо с прикреплённым ключом.

Предположительный внешний вид

https://images.pottermore.com/bxd3o8b291gf/16owL97IcCGOG2UiCWeooo/4d67974e3983a08f72e7727750b0df33/FenrirGreyback_WB_F6_FenrirGreybackIllustration_V1_Illust_080615_Port.jpg?w=1330&q=85

Внешний вид на время жизни среди людей:
Стоит волколаку получить доступ к горячей ванне, острому лезвию бритвы и, что самое главное, людскому обществу, как тот буквально преображается. И за всеми этими звериными повадками, небрежностью и грязью, неожиданно просматривается крепкий, натренированный муж, вокруг которого витает едва ощутимая аура животного магнетизма. Не дикарь, а именно человек. Без волчьего запаха, оскаленных клыков и острых когтей.
Гладко выбритое лицо, аккуратно зачёсанные назад пепельно-тёмные волосы без намёка грязь и травинки, взгляд более не отдаёт зверьём и безумием. На вид лет сорок, плюс-минус годков пять. В наличии короткая борода. Многие отметят, что несмотря на довольно зрелый возраст, Хельбрам неплохо сохранился в физическом плане. Да что там, его форме могут позавидовать многие юные воины в самом расцвете сил и лет. Осанка прямая, плечи расправлены.
В зависимости от образа и пойманных жертв, одеяния могут различаться. Это может быть и потасканный жизнью знахарь в потёртом плаще, и уверенный в себе наёмник, обтянутый кожаными доспехами.
Голос низкий, с явной хрипотцой. Если прислушаться, то можно услышать как мужчина порыкивает.

Предположительный внешний вид

https://a.radikal.ru/a06/1810/27/eeb1e8f63389.jpg

Ипостась волка:
Переходная форма: Антропоморфный волк ростом под четыре метра в холке. Известно, что оборотни – перекаченные машины смерти, слабо напоминающие людей. Хельбрам же давно «перескочил» данную планку, и теперь внешне напоминает мясную гору мышц.

Внешний вид

https://a.radikal.ru/a20/1810/40/44193f75ebbf.jpg

Волчья форма: Вполне обыкновенный волк, если не считать массивных размеров и роста свыше двух метров в холке.
Шерсть во всех формах – серая.
6. Характер:
Личность существа, именуемого Хельбрам, настолько запутана и противоречива, что напоминает собой огромный клубок, сотканный из нитей всех форм, размеров и цветов. Сколько бы люди не пытались постичь всю глубину безумия оборотня, у них всё равно не получится вытянуть всё самое потаённое, сокровенное, то, что было запрятано за семью замками расколотой души Северного Зверя. Его разум – есть огромный лабиринт, не имеющий начала и конца. И горе тому, кто попытается войти в него, ибо запрятанные в нём кошмары в лёгкую сведут с ума того неудачника, что отважился на столь дерзкий поступок.
Для начала — ровно, как и внешне, поведение волколака способно претерпевать разительные перемены, стоит ему оказаться среди людей. К примеру, на время охоты Хельбрам многим видится не более чем обыкновенным, порочным и неуравновешенным монстром, чей человеческий разум давненько сменился звериными инстинктами. При этом на людях он может представать под множеством масок, умело маскируясь, и подстраиваясь под нынешнюю ситуацию и окружение. Оборотень невероятно хитёр и умён, чего конечно же, с первого взгляда и не скажешь. Никто не заподозрит в слепом старике, просящем милостыню и целующем ваши сапоги, порой даже чересчур дикую и необузданную временами тварь. Этим он и сбивает с толку. Он не человек, но и не бездумное животное. Обе эти сущности в Хельбраме пребывают в идеальном балансе. Возможно даже в некотором, взаимовыгодном симбиозе, и практически никогда не конфликтуют. Отправляясь на охоту оборотень словно бы сбрасывает с себя оковы человечности, оставляя лишь присущую человеку хитрость и сообразительный ум, который порой всё же отступает пред инстинктами. Возвращаясь же в цивилизацию – накидывает на себя поводок с намордником и вспоминает все прошлые дрессировки своего бывшего хозяина.
Далее речь пойдёт о дикой стороне личности Северного Зверя.
Привычной/стандартной манеры поведения не наблюдается, так как зверю свойственна переменчивость и непостоянство. Если оборотень сыт – то улыбка до ушей, и всё прекрасно. Голоден – с точностью наоборот. Ярко реагирует на перемены в погоде, и т.д. и т.п. В гневе он исключительно страшен, но порой лишь ради того, чтобы нагнать лишнего страху.
С теми, кого нельзя охарактеризовать как «бестия», например, люди или эльфы, монстр частенько ведёт себя халатно и небрежно. Не потому, что не умеет, нет. Напротив, ему это нравится. Нравится играться, быть жестоким со своей жертвой, тем самым выпуская пар. В общем и целом, не видит особой разницы между расами как таковыми. Единственное различие – количество и качество их мяса. У кого-то жестковатое, у кого-то по нежнее. Та же история и с женщинами – ему без разницы кого похищать и насиловать. Хотя... если выбор имеется, предпочтение отдаётся остроухим бабам.
В принципе, для него все равны. Люди, низушники, эльфы или краснолюды – все они ходячие куски мяса, созданные для утоления потребностей Хельбрама. Нечисть, за исключением той, что способна принимать человеческий облик, кстати говоря, воспринимается Хельбрамом не иначе как еда. Порой даже оборотни.
Удивительно, но волколак тот ещё болтун, чей язык действительно «без костей». Заткнуть его практически невозможно, да и надо ли? Завязав разговор, он порой отвлекается от других дел. У будущей жертвы способен часами выбалтывать всю подноготную, узнавать о новостях во внешнем мире, и прочих, полезных вещах. Когда же потенциальная трапеза исчерпывает себя в информативном плане, время разговоров заканчивается. К несчастью для попавшего в лапы монстра бедолаги.
Как уже говорилось выше, женщин, оборотень не только ест — оные становятся его игрушкам для утех. Людским же девкам везёт ещё меньше, ибо они способны не только понести от зверя, но и принять волчье проклятье. Причём большинство из них выживает, пускай при этом, они как правило, эмоционально опустошены, а физически опорочены. Некоторые окончательно дичают, обращаясь в бездумных, лохматых тварей. И лишь единицы способны не только не сломаться, но и принять свою новую сущность.
Дети и старики, вот к кому Хельбрам относится более или менее снисходительно. Ни тех, ни других он не съедает. Правда, первые нужны для иных целей, а другие же… Скажем так, оборотню не нравится вкус старых кляч.
Вернёмся к детям. Всех пойманных, именно человеческих сопляков Хельбрам обращает в себе подобных. Данное занятие, пожалуй, является его основным времяпрепровождением. По возможности убивает семью, и утаскивает детей в лесную чашу так далеко, что шум детского плача становится всё тише и тише, пока не исчезает вовсе. Мотивация данных действий до жути проста – чем больше обращённых детей, тем больше его собратьев, населяющих этот мир. Впрочем, причина, скорее всего не в росте популяции волколаков, а в детских обидах, запрятанных где-то очень глубоко. Ностальгия по прошлому, по нежным материнским объятиям и крепким отцовским плечам, на которых Хельбрам любил кататься. То, что было так несправедливо отнято у него. Но теперь-то он такой не один, так ведь?
Сложно представить, но чудовище поддаётся маломальскому внушению и, возможно, даже некоторым манипуляциям. Правда провернуть сие практически невозможно. Лучше всего это получится у тех счастливчиков, кому монстр доверился, кого подпустил к себе слишком близко. В основном это женщины.
В ментальном плане переменчив. То разозлить его легче лёгкого, то практически невозможно. Порой, он впадает в апатию, а порой радуется каждой мелочи. Чрезвычайно эмоциональная бестия. Не привык держать в себе накопившиеся чувства, и переживания, постоянно выплёскивая те наружу. По-детски жесток.

Теперь же касательно куда более разумной и человечной части волколака.
После долгих месяцев охоты и жизни вне цивилизации требуется некоторое время, дабы отказаться от звериных повадок, и стойкого волчьего запаха соответственно. В конце концов куда легче отпустить себя на волю, нежели вновь вернуться в клетку. Впрочем, за столь длительную жизнь и частую практику, Хельбрам приловчился разграничивать зверя и человека внутри себя. В такие моменты он уединяется на пару дней вдали от людей, приводя себя в порядок, привыкая к мягкой кровати вместо сырой земли и т.д.
Что можно сказать об этом оборотне с данной точки зрения? В первую очередь то, что он умелый лицемер, способный примерять самые разнообразные маски. Поначалу люди не особо верили ему, но со временем поднабравшись опыта, волколак приловчился умело водить окружающих вокруг пальца.
Эгоист до мозга костей. Живёт только для себя, и ради личных целей, а если и предлагает помощь, то цена за оную практически всегда слишком высока. Собственное благополучие он ставит превыше всего. Для него чужие страдания сродни надоедливым мошкам от которых приходится то и дело отмахиваться.
Умён. Действительно умён. По крайней мере для старого оборотня с богатым опытом. Долгая жизнь, и годы обучения у отца и чародея, а также новоиспечённая тяга ко всему новому и знаниям, позволяют Хельбраму развиваться, затачивая свой ум, когда подвернётся подобная возможность. Хитрости и изворотливости также в достатке.
Для волколака не существует авторитетов. Пока что не существует. Не нашлось такого человека, или монстра, способного повлиять на него при помощи своей власти или силы.
С возвращением к людям большая часть его действий приобретает более глубокую осознанность. И то зло, что он творит изо дня в день становится систематичным и целенаправленным. Даже будучи «зверем», Хельбрам похищал детей, насиловал женщин и обращал всех их в себе подобных. Вернувшись же в цивилизацию, Волчий Пастух не отказывает себе в данных привычках, просто делает это куда более деликатно. Для утоления похоти есть многочисленные бордели, а детей же он, как правило, уводит добровольно, прибегая к многочисленным уловкам. Правда, ничто не мешает ему сорваться и разодрать глотку надоедливому кмету, а после оттрахать его жену в их же доме. Главное не попасться.
Садист и безумец, упивающийся чужой болью и страданиями. Пытки — своеобразная отдушина. Безумие же своё держит под контролем почти также умело, как и зверя внутри себя. Тем не менее ни готов рисковать своей жизнью почём зря, и если есть риск смерти, то скорее всего Хельбрам отступит.
Целеустремлённая и жестокая личность. Если поставил перед собой цель, будет добиваться её любыми способами.
Любит: Развлекаться, охотиться, нестандартных личностей, женщин в особенности, мясо и курительные зелья. Мясо, как правило, человеческое. За милую душу способен уплетать то даже в человечьем обличье, в основном сырым.
7. Цели:
Глобальная цель: Обратить как можно больше людей в оборотней, воссоздать стаю. Прочее: Охота на людей, себе подобных и прочую нечисть. Набивание собственного желудка.
8. История персонажа:
Появление Хельбрама на свет было самым обыкновенным для семьи низшего сословия. Тяжёлые роды в кругу семьи и знахарки. Мучительные стоны на весь дом. Семья была небольшая, всего-то простушка-крестьянка мать и образованный, но бедный торговец отец. В будущем, спустя два года, в их доме появится ещё один ребёнок, младший сын по имени Редгард.
Детство у мальчишек также не выделялось на общем фоне. Всё как у обычных, кметских детей, за исключением, пожалуй, образования. Семья не могла позволить себе подобную роскошь – отдать детей в учебное заведение. Посему, место учителя занял отец, который в дальнейшем смог научить братьев читать и даже считать. Жаль, но старшего брата хватило лишь до цифры 10, после чего он забросил уроки, даже несмотря на недовольство главы семейства.
Связавшись с дурной компанией, в 6 лет впервые попробовал курительное зелье, употребление которого у юнца, впоследствии войдёт в привычку. Правда, поначалу его то и дело рвало, что вызывало насмешки у окружающих детей. Родители, после того как узнали, стали пороть негодника каждый раз, как тому удавалось достать ещё этой «отравы». Впрочем, отбить вредную привычку так и не смогли.
В возрасте 10 лет, подхватил с братом тяжёлую хворь. Оба кашляли кровью, и буквально чахли на глазах. Мать во всём винила зловредное пристрастие сына, который после якобы «заразил» тем своего братца. Никакие лекари им помочь, к сожалению, не могли. А на толкового мага не хватало денег. Так бы Хельбрам и умер, если бы в один день по счастливой, казалось бы, случайности, в деревню не нагрянул одинокий старик, который по его же словам являлся опытным целителем. Подобную песенку мог заливать абсолютно любой шарлатан, но стойкая уверенность незнакомца заставила сомневаться в данном факте. За свою помощь он не просил ни единой монетки. Единственное, что требовалось от родителей – отдать ему их же детей. На время, где-то 5-6 лет. Отец тут же отказал, грубо вытолкав самозванца из дому. Это ж надо, забрать детей, и всё ради лечения? Почему же он не мог заняться этим на месте? Видать какой-то работорговец, а то и хуже – извращенец, что решил урвать кусочек, пока ещё не слишком поздно. Жаль, но его жена не разделяла взглядов мужа. Безутешная мать была готова пойти на всё что угодно, дабы спасти своих детей. Горе сводило с ума, и подталкивало на отчаянные меры. Дождавшись, когда глава семейства отправится на заработки, домохозяйка вновь пригласила старца. Взяв с него обещание вернуть мальчиков целыми и невредимыми, она всё-таки отдала их незнакомцу. Этого ей муж так и не простил.
Последние дни Хельбрам был в бреду, а посему мало, что помнил из происходящего. Вот он слег с высокой температурой у себя дома, а после очнулся в совершенно другом месте. Подле него лежал его брат. Кроме них в помещении никого не было. Пока что. В скором времени старик вернулся, и поспешил объясниться перед перепуганными детьми. Мол, знаком с родителями братьев, и что забрал их дабы помочь. Промедли он ещё немного, и они бы умерли довольно мучительной смертью. Так говорил старец, но Хельбрам не чувствовал особых изменений. Да, он пришёл в себя, но болезнь по-прежнему тяготила его. Грэг, так представился старик, обещал, что вскоре им станет лучше.
Но вместо облегчения их ждали ещё большие муки. Спустя всего одну ночь, произошло непредвиденное – Хельбрама сковал сильнейший жар, даже сильнее, чем прежде. Казалось, что тело разорвёт на части, так сильна была боль. Однако, ужасной кончины не последовало. Вместо этого он словно провалился в туман. Вновь потеря сознания, и вновь смена обстановки. На этот раз не тёплая постель, а сырая земля и палящие солнце, лучи которого пробивались сквозь листву вековых деревьев. Вот, собственно говоря и всё. Закончилась их спокойная жизнь и началась новая - Хельбрам, как и Редгард, пережили своё первое перевоплощение. Отныне они уже не были людьми. Их обратили в плотоядных каннибалов, под названием волколаки.
Как позже выяснилось, Грэг сам был оборотнем, помогающий людям за счёт собственного же проклятья. Что забавно - этот метод работал. За всю свою долгую жизнь старик спас немало людей. Правда, перед тем, как «помочь», он всегда предупреждал о последствиях (туманными намёками, иначе по его душу давненько бы пришли ведьмаки). А после помогал приспособиться к новоприобретённой сущности. Этот же случай был особенным – детей он спросить не удосужился. Что ему, собственно, и аукнулось в дальнейшем.
Чтобы старик не говорил, Хельбрам не верил ни единому его слову. Мало того, что каждое полнолуние, или вспышка гнева сопровождались мучительной болью и последующими превращениями, так еще эта разлука с родителями. Редгард же относился к этому более спокойно и не раз благодарил своего спасителя.
Время шло. Постепенно, с каждым разом, проклятье начинало поддаваться контролю. Ребята успели убить уйму местного зверья, а также путников, коим посчастливилось проходить мимо избы построенной в глубине леса. Цена, необходимая для того, дабы утихомирить чудовище бушующее внутри. Впрочем, Грэг учил их не только контролю, но также и охотничьему делу. Казалось бы, стоило свыкнуться и принять своё бремя, но Хельбрам всё ещё стремился обратно к родителям. В итоге, в одну прекрасную ночь, он не сдержался и отправился в деревню.
К сожалению, по пути юный оборотень наткнулся на ведьмака, рыскающего по лесу в поисках бестий, сжирающих местных путников. От смерти его спасли шустрые ноги, вовремя подоспевший старик с братом, и волчье проклятье. Раненный и одичавший, Хельбрам уже перекинувшись в волколака, убежал вперёд. В порыве животной ярости, он даже не понял, как наткнулся на свою родную деревню, и как вырезал большую часть её жителей. В том числе отца с матерью. Всё произошло слишком быстро, да и единственный убийца чудовищ поблизости был занят сражением с опытным оборотнем.
Как итог – выжили единицы. Деревня была и без того небольшой, а из оружия имелись, разве что вилы, да лопаты. Лишь спустя неделю, чудом уцелевший после встречи с ведьмаком Грэг вместе с младшим братом умудрились найти сломленного Хельбрама. Бедняга желал уединения, и постоянно заметал следы. Во всём же он винил в первую очередь своего «спасителя». За то, что тот превратил его чудовище. И при встрече впав в ярость, растерзал ослабшего недавним боем (раны от серебряного клинка заживают чересчур медленно) старика. А после и своего брата, подоспевшего чуть позже, в процессе разыгравшейся ссоры. Для последнего, старый волк стал чуть ли не отцом, да и кровь горячая сыграла.
С тех самых пор, Хельбрам не отдавал отчёта своим действиям и всё дальше скатывался в пучину своей звериной сущности. Ему хотелось забыться, хотелось стать зверем. От ведьмаков чудом спасался ещё до того, как те его умудрялись найти, а после, лет эдак через 5-6, осмелился и вовсе загрызть своего первого, желтоглазого мутанта. Бой выдался на редкость тяжёлым, всё же ведьмаки профессионалы своего дела.
В определённый момент жизни был отловлен одним чародеем с замашками садиста, коим над волком ставились бесчисленные опыты и пытки. За время, проведённое с этим человеком, Хельбрам познал Ад на земле уже во второй раз. Его буквально вскрывали, а после следили за тем, как тот медленно, но верно регенерируют. Срезались лоскуты кожи, отсекали пальцы на руках и ногах. Разумеется, большую часть материала чародей использовал в качестве образцов для опытов.
От окончательного превращения в бездумное животное, как ни странно, его спас всё тот же маг. Видимо, когда ему наскучило истязать волколака, тот решил хотя бы попробовать вернуть его человеческую сторону при помощи магии и прочих экспериментов, а также умелой дрессировки. И у него это получилось. Из игрушки для пыток, зверь обратился в ручного пса, коего порой даже насильно обучали разным премудростям, в основном тех, что касались длительного истязания людей и бестий со всеми вытекающими. В определённый момент его даже выпустили из клетки, когда маг убедился в собственной безопасности, или, по крайней мере, Хельбрам его в этом убедил. На деле же, тот выжидал момента, когда сможет вдоволь отыграться над своим мучителем. И его терпение было вознаграждено - когда израненный колдун вернулся в свою обитель (скорее всего, повздорил с каким-нибудь ведьмаком), оборотень поначалу принялся помогать тому обрабатывать раны. А после, почувствовав возможность, огрел того дубинкой по голове в последствии разместим на пыточном столе. Ох, как же он визжал… Пожалуй, именно в тот момент оборотень окончательно пристрастился к пыткам. Звуки его агонии были словно музыка для ушей волколака. Ключ от своей клетки, к слову, он оставил себе. В качестве напоминания о былых деньках.
Спустя годы активной деятельности в роли бестии, прославился среди северных народов как Волчий пастух – неуловимая тварь, что вела за собой стаю таких же монстров, как и он сам. Большая часть из них была набрана из детей, обращёнными им же самим. Сам же Хельбрам изменился. Принял своё проклятье, как должное. Правда, диким зверьём его было сложно назвать. Слишком хитрый и вёрткий, да ещё и скрывался среди людей, что не раз помогало при бегстве от ведьмаков. Не каждый охотник на нечисть был способен отыскать его стаю. Со временем, впрочем, большую часть волколаков всё-таки истребила группа ведьмаков, а сам вожак спасся, в очередной раз ускользнув от неминуемой гибели.
9. Навыки и умения:
Будучи человеком, обладает следующими навыками/достоинствами:
- Как ни странно, худо-бедно, но умеет читать. Также присутствуют познания в травах, зельях и всём том о чём ему могут рассказать многочисленные путники перед смертью. То есть на словах то может и знает, но не более.
- Не располагает какой-либо техникой боя, полагаясь исключительно на силу и скорость, а также собственные клыки. Хельбрам не вступает в схватку, он именно, что убивает.
- Превосходный охотник, мастерски выслеживает добычу.
- Знает, как быстро умертвить жертву, будь то человек, или же животное.
- Пыточных дел мастер. Ну, как сказать мастер – пусть не совсем чисто, и деликатно, но умеет доставить максимум боли своей жертве. Отсюда же проистекают навыки в разделке тел и туш, аккуратном отделении плоти от костей и т.д.
- Хитёр.
- При наличии подручных средств способен оказать первую медицинскую помощь. Несколько грубовато и небрежно, но если это может спасти жизнь, то и так сойдёт.
- Оборотень во всех смыслах - неплохо маскируется среди просто люда, всякий раз меняя личину.
- Способен пожарить мясо на огне до съестного состояния, сварганить похлёбку и всё в этом духе. Довольно простые блюда, но съедобные для обычного люда. Впрочем себе он редко, что готовит по причине специфики вкусовых пристрастий.
В облике волка способен на следующее:
- Невероятная грубая сила, даже по меркам собратьев и сопоставимая с таковой у беролака. Ловкость, скорость и прочие физические показатели также находятся на сверхчеловеческом уровне.
- Обостренные чувства, повышенная реакция. Прекрасно видит в темноте, способен преследовать добычу неделями, ориентируясь по её запаху и прочим ориентирами
- Быстрая регенерация.
Общее:
- Полный контроль над внутренним зверем. Выйти из «себя» он может только по собственному желанию.
- Высокий болевой порог - от потери пальца, или же конечности даже не вздрогнет.
- Иммунная система справляется практически с любой болезнью. Что смертельно для человека, то для Хельбрама не страшнее насморка. (Возможны исключения)
- Умелый дрессировщик, пользующийся банальным, но самым эффективным методом «Кнута и Пряника». Причём способен приручить не только того же волка, но и дикого оборотня.
10. Слабые стороны:
- Стандартные для волколака слабости, а именно – серебро и аконит.
- Ярый садист. Не упустит возможности «поиграть» с добычей, прежде чем добить, давая тем самым шанс на спасение, или нанесение ответного удара.
- Из-за огромных габаритов не слишком проворен.
- Не признаёт холодное оружие. Может, конечно ткнуть вилами, но у того же кмета это лучше получится. Из-за этого, в человеческой форме чрезвычайно слаб против вооружённых противников.
- На время охоты даже в людском облике прослеживаются повадки оборотня – пожирание человеческого мяса, попытки вместо того, чтобы ударить оппонента, перегрызть тому горло и т.д.
- Отчасти безумен.
- При приближении Хельбрама домашняя скотина буквально сходит с ума.
- Стойкий волчий запах от которого крайне сложно избавиться.
- Курительные зелья.
- Основной рацион питания - люди и нечисть. Мясо животных также сойдёт. От овощей, каш, и прочей человеческой пищи его тянет блевать, от чего после долгих охот приходится слишком долго привыкать и почём зря мучить организм. Исключение – напитки. И то, не каждый из них Хельбрам может усвоить.
11. Имущество:
Большая часть имущества зависит от того, насколько богатая жертва попалась.
Двое молодых волков, которых мужчина приручил и медвежья шкура.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:
Самые разнообразные. Наплодить побольше оборотней. А потом наплодить ещё оборотней. Ну вы поняли – будем смотреть по ситуации.
2. Связь: ICQ, Skype

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром:
Посредственное. Играл только в Ведьмака 2. Постепенно исправляю ситуацию чтением книг.
4. Как Вы нас нашли?:
По рекламе.

Пробный пост:
- Знаешь, я всегда кое-что невольно замечал за тобой, даже сидя в клетке. – Порыкивающий голос глухим эхом отдавался от стенок вместительного помещения, погружённого в полумрак и освещаемого всего лишь парочкой факелов. – Ну… знаешь… Как это бывает?.. Ты пытаешься набить себе цену не своими действиями, а своим позё… позёрством, забивая своё… - Периодически запинаясь, он словно старался подобрать нужные слова, пускай и выходило это из рук вон плохо. Мужчина банально терялся, поскольку не мог полноценно донести собственную мысль из-за нахлёстывающего волнения. – Своё окружение всякими кретинами и уродцами… Когда ты один такой правильный, а все вокруг никто. Просто черви. Так ведь говорят, верно? Я прав? Да… - Где-то на фоне можно было различить едва уловимое, приглушённое мужское блеяние, и звук затачиваемого железа. – Я был твоим уродцем. Твоей глупой собачкой, господин. Когда смотрел на мою тупую, волчью морду, ты всегда улыбался, господин. Потому ч… что… Ох, я не могу унять дрожь!.. Ты тоже это чувствуешь?! Это волнение! – Неловкое пыхтение сменяется внезапной радостью, что тотчас глохнет под градом упорной подготовки к продолжению творящегося безумия. – Мы наконец-то поменялись местами. Ты же рад?.. – В ответ глухая тишина и томительная пауза. – Тьфу. – Смачный плевок в сторону, и вот «работа» продолжается. – Ты всегда был таким. Таким… Таким… - Обстановка нагнетается. Воздух заполняет постепенно нарастающий рык. – Таким… таким умнее?.. Чёрт возьми, нет, НЕТ, ВСЁ НЕ ТАК!

Недовольный крик. Пронзительный, дикий, плавно переходящий в рёв чудовища. Хельбрам пришёл в неистовство и принялся громить всё вокруг. Сперва над его «господином» пролетел хлипкий, деревянный столик, разлетевшись в щепки о противоположную стену. Затем, туда же отправился точильный камень и прочая утварь, до коей в вспышке гнева умудрился добраться обезумевший волколак.

- Прости… Прости, господин… - Тяжёлая отдышка. Парой шагов здоровенный бугай сокращает дистанцию с пыточным столом. По строению тот, к слову, несколько отличался от привычного стола для еды – крепкий, со стальным вкраплениями, имеющий множество аккуратно приделанных, кожаных ремешков и специальные выемки куда по задумке стекала вся жидкость. Снизу же стояла вместительная бадья, уже вымазанная в свежей крови. – У нас не так много времени, а я тут срываюсь… - Грубая, когтистая ладонь скользнула по изнеженной, бледной щеке бедолаги, прикованном ко столу, от чего тот немедля сжался. – Тише, тише. Не напрягайся. Раны вновь открылись.

Местечко, в коем происходило сие действо, представляло собой огромный подвал, обставленный в лучших традициях пыточных камер. Множество самых разнообразных «устройств», большую часть из которых Хельбрам в своё время испытал на собственной шкуре, многочисленные ножи, топоры и прочие инструменты для вскрытия человечьей и нечеловечьей плоти. В сыром воздухе витал стойкий запах металла – отчасти благодаря орудиям пыток, отчасти благодаря крови, что уже успела впитаться в стены этого проклятого места. Здесь же находились вместительные клетки, что наталкивало на мысль о двойственном назначении подвала – место для пыток и темница по совместительству.

Солнечному свету сюда ход был закрыт, и посему, присутствующие могли лишь догадываться о том, день иль ночь сейчас на дворе. Для Хельбрама по ощущениям всё пронеслось в мгновение ока, так увлечён он был своим делом. Для его жертвы и бывшего хозяина же наверняка минула целая вечность. Кто бы мог подумать, что в одночасье всё так круто изменится? Ещё недавно эта волосатая, неблагодарная тварь перевязывала его раны, а сейчас же отрывает от него кусочек за кусочком. От бессилия, гнева и страха хотелось выть, кричать, что есть мочи. Но не было ни возможности, ни сил. Добротный кляп во рту пресекал любые попытки позвать на помощь, прочитать заклинание или же откусить собственный язык, затёкшие руки не могли сложить даже простейший, магический знак. А наркотики и различные зелья, призванные унять боль, и заодно продлить жизнь жертвы, неумолимо затуманивали разум. Волколак предусмотрел абсолютно всё. Видимо давненько уже готовился к этому дню.

- Продолжим! – Клыкастая ухмылка. Просторная и простая одежда страхолюдины была вымазана в крови. В своей огромной руке он сжимал тончайший нож, выточенный буквально секунду назад им же самим. Выточенный, впрочем, весьма посредственно и небрежно. Опыта в таковых делах у него практически не было. – Надеюсь, ты готов? – Остриё ножа вспарывает кожу, вырисовывая на оной неровный прямоугольник небольших размеров. Зубы чародея стиснулись, треща от напряжения. Ровно, как и его конечности. Это была его однажды любимая, и теперь самая ненавистная пытка – срезание слоёв кожи с последующим оголением мышц. Хельбрам делал это в разы хуже и весьма грубо, несмотря на частую практику. Его руки слегка потрясывало, а по безумному, небритому лицу от напряжения скатывались капельки пота. Ему настолько нравилось всё это, что оборотень невольно заводился, чувствуя подступающее возбуждение. Надо будет трахнуть уже наконец кого-нибудь. С последней «случки» прошёл не один месяц – аморальный чародей не редко отдавал на «растерзание» своему зверю всяческих простолюдинок и отловленных проституток. Зачем? Ради опытов, конечно же. Ради возможности узреть, что родиться в итоге, а также, само собой, утоления своих извращённых вкусов.

Безусловно, никто не будет скучать по нему. И многие наверняка бы сказали Хельбраму спасибо, узнай, что именно он стал палачом этой прогнившей твари. Вот только самому волколаку было на это наплевать. Отделяя кожу от мышц, а мышцы от костей, смеясь, словно ребёнок, и гневаясь, подобно безумцу, коим тот и являлась, он делал всё это лишь ради себя одного. Холодная, словно кровь в той бадье, месть была сладка на вкус. И он старался растянуть этот момент как можно дольше. Благо, чародей обучил своего ручного пса некоторым премудростям длительных пыток. Поведал, какие зелья из того, что присутствовало в местных запасах стоило использовать. Такая возможность представляется лишь однажды и вряд ли он когда-нибудь раздобудет столь ценные инструменты и ингредиенты собственными силами.

Разговоры не утихали ни на секунду, а алые капельки крови продолжили смешиваться с испариной чародея, вырисовывая на его коже причудливые узоры. Отсечём здесь, вырежем там. Кусочек за кусочком. Палец за пальцем. Пока жалобные стоны не утихнут окончательно, пока дрожь не смениться трупным окоченением. А волколак этого даже не заметит, продолжив свой нескончаемый трёп. Трёп о своей жизни, о планах, о вкусе мяса. О всём, чём угодно.

- Господин?.. – К тому моменту, когда оборотень очнулся от кровавого забытья, его «игрушка», прикованная к пыточному столу, уже слабо напоминала человека. – Ах, ты уснул… Тогда… Ты же не против, верно, господин?.. Я слегка проголодался… Ведь ты так давно меня не кормил, господин…

Хихиканье и последующее чавканье.

- М-м-м! Не думал, что ты такой вкусный!

Отредактировано Хельбрам (2018-10-31 22:03:56)