Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава IV: И пришла война » Поведай им правду


Поведай им правду

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

Время: 1267 год, 31 июля
Место: вольный город Новиград
Описание: Новиград - столица торговли и пуп цивилизации заявил о своем нейтралитете и об отделении от Реданской короны.
Столь лакомый кусок, оставшийся без хозяина, не мог остаться без внимания, и дипломаты всех мастей, принадлежностей и убеждений устремились под сень его вольных стен с одной целью - убедить иерарха в том, что следует принять правильный выбор. А вот какой - знает лишь Вечный Огонь.
Тем временем в городе неспокойно, назревает буря и вот-вот прольются первые капли дождя. Алые ли?

0

2

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Дом нильфгаардского посольства в Новиграде.

Всякая, заслуживающая уважения история берет свое начало в кабаке или трактире, где вместе с хмельными мыслями и разговорами в очаге споров вспыхивает Вечное Пламя действия. Опьяненная, разгоряченная толпа высыпает на улицы и сносит всё на своем пути, сея насилие, прославляя смерть и распространяя хаос, погром и пожар.
Всё это Ваттье де Ридо знал не понаслышке. Бунты, путчи и погромы: сколько из них взяли свое начало в какой-нибудь корчме? Каждый третий? Второй? Вряд ли кто-то свел статистику, но почти каждый, наверняка, сталкивался с последствиями.
Шеф нильфгаардской разведки пожар погромов не разжигал и к массовым смертоубийствам в Новиграде не стремился. Пока что. Но шестое чувство, редко подводившее Ваттье, подсказывало, что ближайшие пара дней в северной столице торговли будут жаркими.
Ваттье де Ридо задумчиво подкрутил ус, медленно поднялся из-за крепкого дубового стола, поправил манжеты.
Пусть Новиград сгорит в собственном Вечном Огне – его отблески осветят путь имперской армии.

Таверна «Золотой осетр»

Всякая, заслуживающая уважения история берет свое начало в трактире. И эта история не стала исключением.
Пока шеф нильфгаардской разведки собирался на аудиенцию к иерарху Новиграда, в этом самом Новиграде пили, шумели и обсуждали. Часто объяснялись исключительно матом, ругаясь и поминая чужих матушек, батюшек и даже кошек. Последних, впрочем, напрасно.
- А я повторяю, - прорычал один из моряков с ярким ривийским говором, - прикормили вы суку нильфгаардскую! Пригрели на груди змею! Сидите тут, пока нашего брата…
- «Нашего»! – передразнил его реданец в остроконечном колпаке. – А ты-то где был, когда началась возня близ Спалли?
Драка, хоть и назревала, еще не началась.
Таверна ломилась от количества народа: пиво и водка лились реками, смешивались в бушующее море и изливались океанами идей. Не всегда мирных.
- Сжечь их, - буркнул ривянин себе под нос. – Сжечь их нахер с их посольским домом.
- И начать войну? Новиград – мирный город!
- В гузно такой мир.

Все эти разговоры внимательно слушал лысоватый человек с хитрыми глазами. И как только ривийский моряк закончил, он подсел к компании за стол, бесцеремонно стянув с лавки на пол заснувшего пьяницу.
- Я слышал, намечается кое-что, и если вы в деле…
- Эй, мужик… ты это, иди отсюдова.
- Король нищих щедро платит за работу.

Реданец в колпаке остановил своего собутыльника, занесшего кулак.
- За какого вида работу?

Новиградские улицы.

Всякая, заслуживающая уважения история берет свое начало в трактире.
И несмотря на горячие споры в «Золотом осетре», на улицах Новиграда царил шаткий мир: жужжал рынок, сновали туда и сюда лоточники, драли глотку герольды и глашатаи.
А на рыночной доске объявлений сверкал радугой рун добротный плакат «Форум алхимиков и исследователей удивительных тварей и фантастических чудовищ. Мастер Эйзенштен приглашает коллег по цеху и собратьев по ремеслу для обмена опытом и заключения выгодных соглашений».

Отредактировано Ваттье де Ридо (2018-11-02 15:00:41)

+5

3

[AVA]https://b.radikal.ru/b12/1906/0b/364ef2d526ac.png[/AVA]Гнилая роща

"Всегда мечтал повидать Новиград."
Мечты имеют обыкновение сбываться, но как говорил один умный человек - бойся того, что желаешь. Обстоятельства, загнавшие Кобелей аж в Новиград, так далеко от их родного дома, были малоприятными. Нильфгаард громил и грабил, выселял и вешал, насаждал свои порядки и окружал забором из черных щитов и копий. И уж если лирийской короне Гаскон с его молодчиками не нравились, то у Черных ответ был и вовсе один - бить на месте, насмерть. Без разговоров, без публичных казней и без помпы.
В одиночку биться с южными захватчиками у банды сил не было, да и благоразумия хватало на фронт не лезть. Терпеть их на своей земле Гаскон тоже не собирался, вот и направился в объявивший независимость вольный город искать хоть какие-то пути подвинуть что-то на фронтах.
Даже самый глупый кмет понимал, насколько важен был Новиград для Севера. И для Юга. Немудрено, что сюда хлынули армии дипломатов и делегатов, послов и переговорщиков, которых привлек сюда далеко не свет Вечного Огня. Отнюдь - этот самый свет лишь играл тенями от флота, денег, наемников и выгодного стратегического положения.
Местный криминалитет, с одной стороны, процветал от такого наплыва народу, с которого есть что поиметь и которому есть что оставить в Новиграде. С другой... Скажем так, Король нищих был не шибко доволен столь активными проявлениями интереса Эмгыра к столице северной торговли. Ведь стоит иерарху сделать шаг назад, стоит черным флагам с золотым солнцем начать развеваться над городскими воротами, площадями и замком - их свободе придет конец. Нильфгаард вряд ли станет терпеть самопровозглашенных "королей" этого города. Для них скорее будут построены комфортабельные и эффективные виселицы.
Гаскон надеялся найти помощь здесь, среди царства воров и мошенников, но, как и ожидалось, у всех своих проблем по горло. Пока ему приходилось куковать здесь на правах гостя, да платить процент с наворованного им и его людьми Франциску Бедламу. Все лучше, чем оказаться меж всех огней одновременно.
А этим утром Король нищих собрал довольно узкий круг лиц для важного разговора. Гаскон был приглашен. И услышанное там его заинтересовало...
Затея дерзкая, рискованная, но это было как раз ему по вкусу. А тут еще и обещание помощи, если дельце-то выгорит - долго уговаривать Принца плутов не пришлось.
На его плечи легли составление плана действий и добыча главного виновника торжества. Но это все еще было впереди.

---

Таверна "Золотой осетр"

Форум алхимиков должен был начаться сегодня днем. У Броссарда не оставалось много времени, чтобы найти последних рекрутов для сегодняшнего дела. "Золотой осетр" же полнился публикой всех занятий и возрастов, брага лилась рекой, а пьяные разговоры грозились перейти в драку. Он видел рекрутера Бедлама, подсевшего к крепким на вид мужикам с чешущимися кулаками, и едва заметно покачал головой - таких лбов даже ночью самая сонная стража заметит.
Наконец в таверну вошел тот, кого ждал сам лириец - щуплый мужичок с жидкими волосами и пронзительным взглядом, в цветастой рубахе и высоких сапогах. Матиас.
Гаскон кивнул ему в знак приветствия.
- Все достал? - негромко вопросил бандит.
Под "всем" подразумевались планы канализаций города, фитили и полые металлические шарики диаметром в пару дюймов. А, и еще несколько листов хорошего пергамента и чернила с пером.

+4

4

За неделю до нападения Нильфгаарда один знакомый низушек Карлы, когда они оба сидели за ужинным столом в его доме в Мариборе и потягивали из чарок мёд, сказал ей: «Быть войне. И когда она начнется, я хочу быть как можно дальше от нее». Диодор Блюменталь, меняла по профессии, ушлый скряга по характеру, обладал удивительно острым чутьем на приближающиеся опасности, способные причинить вред ему или его многочисленной низкорослой семье, и сколько Карла его знала, шестое чувство, предупреждавшее низушка о надвигающейся беде, в единичных случаях срабатывало необоснованно. 
На следующий день Диодор собрал всё самое необходимое имущество, которое нанятые им рабочие, надрывая спины, потея и откровенно не жалея доверенные им ценности семейства Блюменталей погрузили в три запряженные волами повозки, жену и детей усадил на эти самые повозки. С самым понурым видом, который только может иметь тот, кто покидает уютное насиженное местечко, ставшее родным, Блюментали направились в Хенгфорс, где жила кузина Диодора. В Мариборе остались с совестью построенный еще его отцом двухэтажный дом и память о предприимчивом низушке. Вспоминали, в основном, плохим словом, как жулика и шарлатана.
Через два дня после их разговора Карла Вайсберг покинула Марибор. Путь ей предстоял не такой долгий, как семейству Блюменталей, до Новиграда, и в дорогу она отправилась не потому, что возможная война ее пугала. Уехала она постольку, поскольку взяла заказ на перевозку тридцати килограмм белой дряни под названием фисштех. Плату обещали в конечной точке маршрута, причин отказываться от предложенной работы Карла не видела. Отвезти груз из точки «А» в точку «Б», проще простого.
Однако это не означало, что она не доверяла чутью низкорослого пройдохи. Как раз наоборот, выполнив работу, контрабандистка намеревалась остаться в Новиграде на неопределенное время. В воздухе и вправду витал запах близкой беды, Вайсберг его ощущала. Возможно, не так сильно, как Диодор Блюменталь, но всё же улавливала слабый аромат.
По мнению Карлы, если война и начнется, то до вольного города она докатится исключительно под видом отголосков и отблесков бушующих вдали боев.
Только вот не оглохнет ли и не ослепнет ли от них город?

Таверна «Золотой осетр»

Весть о том, что нильфгаардские войска форсировали Яругу, застала Карлу на шестой день пути и подействовала на женщину самым удручающим образом. Значит, опять война. Вновь будут убивать, жечь, грабить, насиловать.
Жизни, которые заберет война, деревни, сожженные нильфами, мало волновали контрабандистку. Она переживала за работу. Сейчас в каждом королевстве остро встанет вопрос о безопасности не только внешней, но и внутренней. Усилится контроль за населением, на дорогах и переправах появятся заставы, стражники с непривычным рвением будут проверять приезжих, выискивая среди них вражеских шпионов и диверсантов, активизируются тайные службы. В таких условиях не так-то просто возить нелегальный товар. Возрастают шансы попасться и загреметь за решетку. А там и до виселицы недалеко. 
Карле повезло. Её не остановил в дороге темерский или реданский разъезд, она без трудностей пересекла Понтар, при въезде в Новиград стража не стала шмонать её с особым пристрастием, удовольствовавшись беглым осмотром повозки, которой управляла женщина, и скромной платой за упрощенную процедуру проезда в город.
Оказавшись в Новиграде, она первым же делом избавилась от опасного груза, передав его заказчику. Теперь у неё имелись деньги, благодаря которым контрабандистка могла себе позволить на ближайшие полтора месяца комнату с кроватью и крышей, которая не протекает.
Еще Карла могла немного себя побаловать.
В то время как большинство посетителей «Золотого осетра» спорили и бранились, Карла, устроившись за одним из столов в компании собственного одиночества, уминала финики. О войне, бушевавшей где-то там, за многие сотни миль отсюда, она даже не думала.

+4

5

[AVA]https://a.radikal.ru/a35/1906/a2/248e85c48aa3.jpg[/AVA]Дом каэдвенского посольства

Сабрина прибыла в Реданию инкогнито, через портал. Если в Каэдвене ей удалось удержать власть благодаря своему влиянию на Хенсельта и весь его двор, не говоря о той сети, что она раскинула за десятилетия на всю страну, то в других королевствах ее не так жаловали, даже в Редании, и Филиппа мало могла что с этим поделать.
Но такова цена за все провалы на Танедде. Да, они победили, но мрачная мина на ее лице не была похоже на лицо победительницы.
Йеннифер предала их, таскала за собой эту девчонку все это время. Все знала с самого начала! И чертово пророчество, которое раскрыло все карты! А Тиссая... ох, как же можно было прожить двести лет, и остаться такой слепой ко всему?! Кроме наставничества ей не было место нигде, и вот  на старости лет решила влезть в политику, помогла Вильгефорцу, якобы невинно осужденному.
Ее вспышка магии, столь могущественная... это то, что за много лет напугало чародейку до дрожи в руках. Но теперь Тиссая мертва, умерла без какого-либо достоинства, трусливо вскрыв себе вены. Сабрина сама удостоверилась, что она мертва, осмотрев тело.
Но проблем это не убавило. Началась новая война, и еще одного Соддена Север просто не выдержит. "Белки" выкашивают тылы армий Севера. Инициатива, к которой они все так долго готовились, была упущена, и все из-за глупости Йеннифер и Тиссаи, а также вероломства Вильгефорца. Они его и вправду недооценили... и сбросить со счетов его не получится, слишком опасен.
А девчонка... Филиппа видела в ней ценную союзницу, Сабрина же возможную соперницу и обузу. С характером, который привили ей Йеннифер со своим ведьмаком уже бесполезно что-то менять. Главное, что она пропала, и теперь даже Вильгефорц, по слухам, ее не может найти. Тем лучше, а пока можно было решить насущные вопросы.
Еще даже более насущные, чем создание альтернативы для Братства чародеев. Впрочем, этот сброд и сама система уже давно изжили себя, требовалась реформация, которую никто не хотел проводить. Что ж, теперь от таких достойных поводов не отвертишься... но это все, опять же, потом.
В любом случае, события в Новиграде следовало погасить в зародыше, иначе весь союз северных королевств легко может рухнуть из-за внутренних междоусобиц.
Все слуги в посольстве старательно избегали Сабрину, ярость вокруг которой ощущалась на самом глубоком физическом уровне. Посуда валилась из рук, ноги порой подкашивались. Но на самом деле влияния магии тут не было. На самом деле они просто до дрожи боялись чародейку, особенно в свете последних событий и глупых слухов, которым оказались подвержены даже специально отобранные для работы здесь люди.
Но Сабрина этого не замечала, пусть и оставалась настороже. Желающих ее убить прибавилось после Танедда, многие нашли для себя лишнее извинение попытаться причинить ей вред.
Свое присутствие здесь Глевиссиг обозначать никак не собиралась, Филиппа находилась в столице и налаживала дела там. Неизвестно, понравилась бы ей такая незваная помощь, но чародейка предпочитала держать руку на пульсе. В Каэдвене было намного спокойнее с дремучим народом и крепкой властью короля. А также лютой ненавистью к черным, которая еще больше сплотила народ. Пока не стоило беспокоиться.
Филиппа выбрала неподходящее время прибрать все к рукам, по мнению Сабрины. Хотя стоило признать, удержаться у власти лучшего момента было не дойти. Но что будет делать, когда заноза в виде маленького короля подрастет?..
Документ за документом, Сабрина просматривала в запертом кабинете все донесения за последнее время. Удалось узнать все, что можно про иерарха, его поддержку и ситуации в целом. Его смерть, даже во сне, будет расценена как мученическая, и только подстегнет народ.
А еще сюда съехались все, кто только можно, все желают встречи с иерархом, будто он уже политическая фигура. Проклятье... кто решил, что это следует делать? Предали бы его анафеме, и его соратники бы поняли, что никто не будет поддерживать переворот. Теперь же все...
Откинувшись на спинку стула, Сабрина перевела дух и задумчиво посмотрела в потолок. На смену ярости пришла апатия. Ей все же не следовало быть здесь, а помогать готовить Каэдвен в войне. Вот только в отличие от Хенсельта, она понимала, что в одиночку ее королество против Нильфгаарда не выстоит. Нужна была Редания, чтобы размазать их силы по широкому фронту. На Темерию надеяться не стоит, по крайней мере, Фольтест не станет никого из них слушать, то ли по собственной глупости, то ли боясь за свою репутацию. Потеря Кейрой места у его трона дорого им всем обошлась...
В голове созрел план. Если заставить безумствующую толпу сжечь посольство нильфов, это отвлечет многих и даст пространство для маневра. Но Филиппа это явно не одобрит. Но какой будет выбор, когда им его навяжут?
Поэтому Сабрина, наконец, прекратила свое затворничество и вышла из кабинета для проработки этого безумного плана. Если даже не потребуется вводить его в действие, то стоит хотя бы все подготовить.

+5

6

Вольный ныне город Новиград. Порт

После Таннеда, когда вскрылось предательство в самом сердце Братства и Капитула и многие заплатили жизнью за свои и чужие ошибки, Клеан окончательно поняла, что дальше отсиживаться за морем подобно смерти.
Нужно было действовать, благо возможностей был непочатый край - во время бунта погиб Марквар, придворный чародей короля Брана и Клеан осталась на архипелаге единственной обладательницей обличённого в невероятную мощь обучением в Аретузе магического дара. Было крайне заманчиво начать подбивать клинья к Ард Скеллиг так как теперь на её пути стоял только старый Мышовур, но сейчас были дела поважнее.
Стоило только "чёрным" начать войну, как и предупреждала своих недалёких коллег Клеан - как отовсюду начали выползать крысы. Участились нападения "белок", а Новиград и вовсе сделал неожиданный финт ушами и заявил о своём выходе из состава Редании.
Как такое допустила Филиппа и Дийкстра - у островитянки в голове не укладывалось. Хотя, после Таннеда, она уже сомневалась в том, что её коллеги с Континента способны вынуть головы из задниц прежде, чем туда загонят что-нибудь намасленное, острое и деревянное под одобрительные возгласы солдат с жёлтым солнцем на нагрудниках...
Разумеется, что вольный город Новиград сразу же стал повесткой дня у многих и нильфгаардцев в том числе. Допустить перехода города под стяги Империи Клеан не могла. Во-первых, то был крайне плохой прецедент. Во-вторых, "чёрные" - как пить дать сразу же устроят тут плацдарм для развёртывания флота и армии - и к друиду не ходи. Наплюют на договоры и обещания - это все уже проходили.
Правда, не все помнили и сделали выводы...
В общем-то, данная точка зрения была присуща не только Клеан. В определённой мере её придерживался и ярл Хольгер и король Бран, и вообще всё Скелиге, не говоря уже о жителях Континента, которым совсем ненулевые шансы узреть под боком анклав агрессоров тоже явно не прибавлял уверенности в завтрашнем дне.
И, в общем, неудивительно, что вскоре в порту причалил драккар со скрещёнными гарпунами на парусе - метке клана Димун, а с его борта сошла рослая женщина с короткой стрижкой, которую немногие посвящённые знали под прозвищем "Фарерская акула", а немного более многочисленные - как Клеан ан Димун.
По причине того, что посольского дома для скеллигцев в Новиграде не держали - пришлось изъять из обращения путём почти полного снятия в наём самого дорогого постоялого двора в районе порта, где разместилась Клеан и два десятка её сопровождающих.
Остальные остались в порту, караулить корабль и занимать комнаты в более приближённых к простому люду заведениях, но с чётким приказом не пить, не драться и не селиться менее, чем по пять человек в один постоялых двор.
Город был весь как на иголках и Клеан не стремилась до поры - до времени накалять ситуацию, хоть и была готова устроить этому городу настоящую Преисподнюю в случае, если его власть-имущие проявят глупость и согласятся на предложение нильфгаардцев.
И что было страшнее всего - никто не скажет в этом случае ничего против, когда к берегу причалят драккары с выставленными по-боевому флагами и ощерившимися клыками резными головами драконов...

+4

7

С одной стороны, из Новиграда пора было валить. Этот город, пусть и называющий себя мировым центром всего и вся, фактически являлся мировым центром торговли, а еще религиозного фанатизма, да и только. Наукой заведовал Оксенфурт. Отличнейшие мануфактуры располагались также в Повиссе и Ковире. Даже бордели не отличались тут особенной изысканностью.
Но здесь всегда были деньги, идеи и оружие - то, в чем нуждаются люди, а в особенности правители в трудные времена. Город понимал свою значимость, город пытался обособиться, собираясь потом продаться подороже, балансировал на грани, играл с огнем. Город чувствовал себя неуверенно - и искал виноватого. Эльфы, духи, призраки, черные, маги, богохульники, ведьмы - все варианты перебирались с большой охотой, тасовались, как колода карт, и Данияр чувствовал, что стоит пока отсидеться на севере - по крайней мере, пока выбор не будет сделан.
Или... или пойти на фронт. Даже несмотря на то, что чародеи, как и простые солдаты, там с легкостью могли погибнуть - о чем до сих пор свидетельствует некий памятник, все же обстановка там должна быть поспокойнее. Политические дрязги и прочие "великие дела великих людей" всегда сбивали Данияра с толку. В способности разбираться со всем этим он был явным антиталантом, но сейчас... сейчас уже просто нельзя было не заметить, что надвигается какая-то жопа.
А вот в чем она будет и как реализуется - в этом Данияр уверен не был, и очень сомневался, что вообще хотел узнать. Хватило Танедда - определенно это была не лучшая ночь в его жизни, обогатившая чародея кучей впечатлений и бесценным знанием о том, как быстро человек может протрезветь. От всякого такого стоило держаться подальше.

И потому плакат, увиденный на рынке, вызвал скорее досаду, чем энтузиазм и любопытство. В любое другое время Данияр воспринял бы это все с энтузиазмом, но не сейчас. Стоило взвесить все "за" и "против", сейчас любое, абсолютно любое сборище коллег по цеху вызывало подозрение, что тут кроется какая-то ловушка или подстава. Получив взбучку от чародеев в прошлый раз, нильфгаардцы могли серьезно взяться за представителей этой прекрасной профессии и уничтожать их поодиночке или группами. Этот "форум"... Данияр мог бы даже предположить, что это ловушка именно для него - слишком уж соблазнительно, но такую мысль чародей отбросил практически сразу, прекрасно понимая, что в смысле своей ценности и важности для нильфгаарда или любых других сих он очень уж напоминает персонажа из фольклора ковирско-повисской глубинки - легендарного разбойника под именем Джо.
Взыгравшая паранойя заставила Данияра перед выходом из дома прихватить простенькую зачарованную вещицу, которая, брошенная на землю, издавала резкие немелодичные вопли и несколько секунд испускала ярчайший, бьющий по глазам свет. Такие штуки студенты старших курсов Бан Арда называли "вопиллерами" и из-за них не один студент оказывался на грани отчисления. К счастью, пригождались они и во время охоты на некоторых монстров, хоть использование чего-то подобного считалось дурным тоном и недопустимым ребячеством.
Говорят, чародей - сам себе оружие и ничего ему больше не надо. По сути, так оно и было, но теперь, со своеобразным козырем в рукаве, Данияр чувствовал себя немного свободнее - и уже готов был узнать, что там за форум, найдется ли еще какой дурак, чтоб прийти туда в такое время, и какого черта ему не прислали персональное приглашение.

+5

8

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Таверна "Золотой осетр"

Богам - богово. А человек, как существо мелкое, в вопросах мироздания не сведущее, мог лишь раскручивать огромное колесо судьбы, влияя на историю тем или иным способом.
Матиас, как один из представитель рода человеческого, на место бога не метил. В своей жизни он вообще о богах практически не задумывался, и обвини его кто-нибудь в оскорбительном и богохульном поведении, счел бы это глупостью.
Матиас умел выполнять поручения: от простых, до невероятно сложных, от незатейливых и до самых занятных.
Поручение Гаскона относилось к занятным, но несложным. Таким, которые Матиаса практически не увлекали. Зато ему нравились их последствия.
- Достал, хоть было и непросто уговорить тех краснолюдов.
Цепкий взгляд, брошенный по сторонам, выявил и человека Короля Нищих, и подвыпившего стражника, вернувшегося с ночного дежурства.
И одинокую незнакомку, уминавшую финики с таким удовольствием, что Матиас даже ей позавидовал.
- Что ты затеял на этот раз, Гаскон? Быть может, тебе потребуется куда больше? Я достану. За дополнительную плату, конечно же.

Тем временем агент Короля Нищих, подсевший к собутыльникам, наклонился вперед, разметал по столу хлебные крошки.
- Совсем скоро, - прошептал он, - в городе состоятся переговоры. Нильфгаард прислал к нам своих дипломатов, чтобы они сели на уши иерарху. Поговаривают, что наш святой отец не поскупится имперским золотом, продаст город и предаст север.
Реданец в колпаке со свистом выдохнул. Его собутыльник грохнул кулаком по столу.
- Ах, он сука продажная!
- Да тише ты! -
прошипел агент. - Не мути воду раньше времени, дурья твоя башка!
- Но, господин, -
шепнул реданец, - что же нам делать-то, а? Как помешать этому?
Глаза агента блеснули.
- Всё очень просто. Нужно сорвать переговоры.

Тем временем стражник, снимавший ночные тревоги при помощи бутылки, всё это время разглядывал загадочную женщину с финиками. Смотрел внимательно, словно силясь что-то вспомнить. А затем, побледнев лицом, пошатываясь поднялся. Дурная от хмеля голова мешала ногам слушаться, но не мешала руке нащупать короткий кинжал у пояса.
Пошатываясь, он подошел ближе.
- Я узнал тебя, - просипел стражник, нависая над одиноким столиком.
А затем он сел напротив, не спрашивая приглашения.
- Ты ходила в банде Герта, слонялась от устья Яруги до Марибора. Вы щедро платили за молчание... и жестоко расправлялись с теми, кто молчать не собирался.
Стражник скрипнул зубами.
- Помнишь ли ты стражника Дорана из Тиля?

Форум алхимиков

Никто не мешал Данияру отыскать нужный дом. На улице на него не нападали, в чернокнижии обвинять не спешили. Более того, миловидная румяная девица вместо блуда предложила купить пирожков, а чистильщик обуви - пройтись щеткой по башмакам. Да еще и по выгодному предложению: платишь за два башмака, а каждый третий чистят бесплатно!
Отсутствие блуда и третьих башмаков, разумеется, вряд ли смущали чародейский ум. Не смущал его и указанный в объявлении дом.
Дом как дом. Окна. Дверь. Над домом расположилась обитель брадобрея, о чем ярко заверяла помпезная вывеска.
Стоило Данияру постучать, как дверь отворилась. Невысокий седой мужичок с тощей бороденкой, но кустистыми, богатыми, как Фольтест, бровями, радостно втащил чародея внутрь.
- Входите! Входите, дорогой друг! Будьте как дома!
Мужичок не давал опомниться. Более того, он даже не давал чародею открыть рта.
- Только не забывайте, что в гостях и, пожалуйста, вытирайте ноги!
Мужичок засуетился, готовясь принять у Данияра плащ, шляпу или, на худой конец, колпак. Когда же ничего этого не обнаружилось, то хозяин дома поднял голову.
Глаза его удивленно расширились, брови поползли наверх, а бороденка затряслась так, что грозила выпасть от усердия.
- Terra parens! Милсдарь Данияр! Я... о, небо! Какими судьбами Вы в этом ужасном городе?
Догадавшись, что гость понимает ровным счетом ничего, мужичок треснул себя по лбу. Звонко.
- Простите! Позвольте представиться: Иердеджоф Эйзенштейн - алхимик, практик, покорный слуга вашего таланта!

Новиград

Они шли центральными улицами - начальник имперской разведки в сопровождении пятнадцати солдат и пары дипломатов. Один из них, наиболее юный, был младшим сыном сенешаля Наыргора вар Биста - Маррен. Статный, красивый юноша с ангельским лицом и вкрадчивым голосом.
Такие становятся либо поэтами, либо актерами. А этот избрал совершенно другой путь. К счастью для империи.
- Ваша светлость, - Маррен нарушил молчание, - это небезопасно.
- Так и есть.
- Но, быть может, стоит взять карету?
- И показать им, что нас можно напугать?
Дипломат понимающе кивнул.
- Распорядись, чтобы она ожидала нас по пути обратно. Может быть неспокойно.
Этот город дышал ненавистью.
Он ненавидел запах рыбы и портовых шлюх, от которого ему было никогда не отмыться. Он ненавидел свет Вечного Огня, в тенях которого творили свое зло и беззаконие от самого поганого вора до самого благородного рыцаря. Он ненавидел своих жителей, потерявший веру в вечное, небесное и постоянное, но не утративших тягу к наживе.
Этот город ненавидел сам себя.
Но ещё больше он ненавидел нильфгаардцев.
Наступление войны, страшная, показательная расправа с Аэдирном и союзом Лирии и Ривии, сотни беженцев и страшные слухи о солдатах в крылатых шлемах, сажающих на кол невинных дев и пожирающих младенцев.
Новиград, застряв в свете праведности, погряз в слухах и страшных байках.
И Ваттье де Ридо обернет этот город к свету. Даже если ради этого придется его сжечь.

P.S. Клеан, Сабрина, вы можете скооперироваться. Если нет, то напишите в ЛС Геральту, допишу мастерский.

Отредактировано Ваттье де Ридо (2018-12-08 22:30:18)

+3

9

[AVA]https://b.radikal.ru/b12/1906/0b/364ef2d526ac.png[/AVA]Таверна "Золотой осетр"

Он похлопал Матиаса по плечу, широко улыбаясь.
- Кому же интересны легкие пути, дружище?
Легким, почти незаметным жестом он поманил товарища по криминальным намерениям за собой, в снятую на несколько дней комнату в самом дальнем уголке трактира. Важные переговоры и не менее важные тайные дела лучше было совершать там, вдали от тех, кто может случайно или не очень подслушать все планы. Тем более что нильфгаардские шпионы теперь были повсюду, а отличить их от простого новиградского люда порой не мог даже сам шеф разведки.
- Затеял я кое-что громкое. Пахнущее огнем. С нильфами в главной роли. - Гаскон закрыл дверь за заговорщиками. - И да, ты мне еще нужен. Будем сейчас сочинять послание с тобой.
Броссард разложил пергамент на столе, открыл чернильницу и взял в руки перо. Его лицо обрело заумный, даже немного просвещенный вид, а в глазах появился нездоровый блеск, присущий ловким обманщикам.
- Что за послание? - в словах Матиаса сквозил ленивый интерес.
- Нашему достопочтенному иерарху! Он еще не знает, что Нильфгаард хочет от его города. Мы же ему подскажем.
Матиас скептически посмотрел на Гаскона. Потом на перо в его руке. Потом снова на улыбающегося плута.
- Ты хоть писать грамотно умеешь?
- Отчасти - да. Но затем ты мне и нужен - две головы лучше одной. И вопрос первый - как там зовут Хеммельфарта? Полностью.
Недолго посовещавшись, преступники принялись сочинять письмо для высокой персоны. Работа кипела, ошибки исправлялись, отвергнутые версии сминались и отправлялись в слабо горевший очаг, и вот, спустя почти полчаса, их труды принесли результат.

- Уф, жарковато здесь. Туши очаг. - поправил воротник Гаскон, попутно открывая окно. - Ладно, давай перечитаем наши каракули. На всякий пожарный.

"Почтенный иерарх Вечного Огня Кирус Энгелькинд Хеммельфарт,

в вашем городе, несомненно, горит яркий свет. Но дело в том, что свет Вечного Огня - лишь ослабленный вариант света Великого Солнца. Как человек высоких духовных ценностей, заботящийся о благе вверенного вам города Новиграда, вы наверняка заинтересованы в том, чтобы нести еще более яркий свет заблудшим душам. Поэтому мы, империя Нильфгаард и Его Величество Император Эмгыр вар Эмрейс, Белое Пламя Пляшущее на Курганах Врагов, готовы сделать вам предложение. Если вы согласитесь безоговорочно передать Новиград во владение Империи, мы сохраним вам место иерарха города и гарантируем безопасность вам и вашим подданным, однако взамен вы будете обязаны принять веру в Великое Солнце и отказаться от Вечного Огня как от устаревшей и низшей веры. Вам будут возданы почести как спасителю Новиграда от варварского влияния Севера. Однако если вы откажетесь от нашего великодушного предложения, последствия будут неприятны как для вас, так и для всех жителей Новиграда.
Не раздумывайте долго - ответ нужно дать в течение двух дней с момента получения данного послания. Имперское посольство будет ждать вашего решения.

Посол Империи Нильфгаард,
Трахеарн аэп Вдыффир

Не лишенная изящности, хоть и слегка крючковатая, подпись Гаскона будто издевалась и над нильфгаардцами, и над иерархом. Этот вариант письма стал окончательным, и лириец принялся запечатывать его, стараясь не капнуть себе на руки горячим воском.
- В общем, это письмо нужно доставить к иерарху. Как угодно, способ меня не слишком волнует. А мне пора на форум алхимиков. То, что ты достал - только половина плана. - обратился Броссард к Матиасу.
- Ты так и не рассказал о деталях.
- А, это? Сегодня вечером нильфгаардское посольство должно гореть. Или взрываться. Тут как получится. Вряд ли это понравится нашим черным гостям.
Его собеседник лишь понимающе кивнул. Да, авантюра предстояла крайне рискованная. Но игра стоит свеч, а на войне все средства хороши. Даже нарушение дипломатической неприкосновенности. Особенно ее нарушение, ведь из таких событий выходят самые громкие скандалы.
И огонь ненависти разгорается лишь сильнее.
- Ладно, работаем. Время не ждет.

Гаскон и Матиас спустились вниз, и если второй сразу направился к выходу, тщательно пряча фальшивое письмо под одеждами, то Кобелиный князь немного задержался - промочить горло, оценить обстановку и успехи рекрутера.
Ну и просто насладиться моментом спокойствия перед грядущей бурей.

+3

10

[AVA]https://a.radikal.ru/a35/1906/a2/248e85c48aa3.jpg[/AVA]Дом каэдвенского посольства

Сабрина раздраженно вздохнула, отодвинув от себя все бумаги. Пожалуй, они все пожинали плоды собственного высокомерия, упустили столько всего, столько вещей неожиданно обернулось, чтобы укусить за мягкое место. И неизвестно, чем все это будет грозить для Магии. По крайней мере, план на такие случаи был, и если следовать этому плану, то именно чародейки будут в наилучшем положении, а потом могут занять и весьма господствующее. Вот только какой смысл господствовать над пепелищем?
Да и то могут отобрать, потому что никого не останется, чтобы отбиваться, поймают и перебьют поодиночке. Именно поэтому важно удержать этот город. Под страхом пяты Эмгыра, если будет создан прецедент, то целые баронства побегут сдаваться на милость императора. Ибо если смог Новиград, смогут и все остальные, а выживание всегда ставилось выше прочих интересов. Это еще можно как-то понять...
Пора было выслушать донесения от шпионов, некоторые из которых уже терпеливо дожидались ее в посольстве. Разумеется, им хотелось бы поторопить чародейку, но никто не смел этого делать, каждый слишком ценил свое положение и жизнь. Ведь без ее покровительства они быстро канут в небытие, и лишь единицы смогут удержаться на плаву, и не стать жертвами расправы в худшем случае.
Первым и, как оказалось, единственным, был один из наблюдателей в порту. Тот, кто в посольство ходил тайными ходами, и оглядывался даже в комнате с закрытыми ставнями.
- Госпожа Глевиссиг, - торговец в неброском наряде поклонился.
- Что у вас есть? - бросив на него лишь усталый и цепкий взгляд, чародейка прошла мимо, она была готова слушать и при этом одновременно просчитывать в голове множество комбинаций.
Первая информация была совсем неважной, даже лишней. Разве что активность кораблей была интересна. Люди еще не знали, бежать им или оставаться, это к лучшему. Неопределенность - это единственное, на что сейчас можно давить, иначе чаша весов грозит склониться совсем не в ту сторону.
- ...и еще прибыл корабль со Скеллиге.
А вот это было уже интересно. Пираты также заняли выжидательную позицию, ведь им дай только повод, и если Новиград объявит себя союзником Нильфгаарда, они не поленяться атаковать весь порт, собрав целую армаду. Просто забавы ради. Хотя, им еще нужно договориться, но такой лакомый кусок они вряд ли упустят, а Новиград без реданской армии будет совершенно беззащитен.
- Кто их возглавляет?
- Какая-то женщина... с темными волосами, на руках один из моих глазастых мальчишек заметил у нее татуировки...
Можно было не продолжать. Ясно, что это могла быть любая другая скеллигская женщина, но слишком уж много совпадений.
- Где они остановились?
- В богатом постоялом дворе в порту...
Сабрина знала, что лишь несколько дворов способно их разместить, и точные указания были излишни, разве что сократили поиски на пару минут.
После этих слов, с каменным лицом и не попрощавшись, Глевиссиг покинула посольство, оставив гостя в недоумении.
Она накинула капюшон на голову, после Танедда не все адекватно реагировали на появлением чародеев. А походный плащ хоть как-то, но скрывал красивую фигуру. Чародейка не думала, что доживет до того дня, что ей придется скрываться вот так... от простого люда. И не ради какого-то дела, а просто потому что их ненавидят... оставалось надеяться, что хоть Вильгефорц и Тиссая на небесах довольны таким воодушевляющим результатом.

Вольный ныне город Новиград. Порт

- Меня зовут Сабрина Глевиссиг, и я собираюсь увидеть вашу хозяйку. Не советую меня задерживать, потому что сначала вы получите взбучку от нее, а потом с ее позволения от меня, - Сабрина знала, как говорить с неотесанными мужиками Скеллиге.
Нельзя быть вежливой, они это не уважают. Они чтят законы и традиции в нужной им мире, но цивилизация им чужда, они почитают лишь старших или доблестных воинов.
А потом еще и демонстрация магии, что они с Клеан одной крови, и у них действительно есть темы для обсуждения, которые не для их глаз и ушей, так что не стоит этому препятствовать.
Погасив огонь, Сабрина принялась терпеливо ждать, скеллигийцы и вправду не знали, что делать, видимо, Клеан не ожидала визиты так скоро.
Тем не менее, уже внутри постоялого двора Сабрина сняла капюшон, привлекая внимание Клеан, но не начиная разговор, желая услышать, есть ли ей что сказать, да и то, когда они останутся наедине.

+3

11

Вольный ныне город Новиград. Порт

Вопреки всему, чёткого плана у Клеан не было - были только прикидки, впрочем, вполне обоснованные, которые она собиралась проверить, прощупав как окружение иерарха так и власть-имущих лиц этого города, зависшего на краю пропасти.
Больше того, уроженка Скеллиге сомневалась в необходимости "работы" с иерархом вообще так как со здоровым цинизмом предполагала, что он тоже имеет свою долю с торговлю и, что не будь Новиград столь успешным в экономическом плане - культ Вечного Огня возник бы где-нибудь в другом месте.
Иначе-говоря, всё здесь крутилось вокруг денег и торговли, а иерарх со своими культистами был лишь довеском. Довольно неудобным довеском надо сказать - за годы активной деятельности культ проник в глубоко в общество Новиграда, но Клеан была почти уверена, что между прибылью и верой новиградцы выберут первое.
Так что сначала стоило прощупать именно власть-имущую прослойку и крупных торговцев, чьи слова имеют вес для Новиграда. Потом стоило копнуть на предмет тех личностей, что находятся по ту сторону закона, но также имеют вес в городе. А уж потом воздействовать на иерарха, чей культ славился религиозной нетерпимостью и в глазах которого Клеан будет будет во-первых, иноверкой, а, во-вторых, чародейкой.
Не знаешь, что и хуже...
Ну, а раз дело предстояло иметь с простыми смертными - то стоило переступить через себя и преподнести себя не такой какая ты есть, а такой, какой тебя хотят увидеть. По-крайней мере, попытаться.
Поэтому пришлось захватить с собой часть своего лучшего гардероба, а по прибытию - затребовать себе лучшего и самого дорогого цирюльника и прямо-таки загонять услужливо-предоставленных в её распоряжение девок, что в другое время подавали еду в общем зале внизу.
Внизу, потому что здание было в три этажа и Клеан арендовала его снизу и доверху, исключая несколько уже занятых комнат.
Найти общий язык с цирюльником удалось быстро - он предложил завить чародейке её чёрные как бездна волосы, которые она отпустила сразу после визита к ней в дом Сабрины Глевиссиг, а она в ответ, нехорошо прищурившись поинтересовалась,  насчёт умения мужчины плавать.
Так что сошлись на том, что мастер приведёт причёску чародейки в божеский вид, слегка подзавив лишь кончики волос, да выпрямив их и придав им форму длинного асимметричного спереди-сзади каре, да приведёт в удобоваримый вид ногти за которыми Клеан, разумеется следила, но больше с позиций удобности, чем внешнего лоска.
В общем, работа предстояла каторжная и малоприятная, но необходимая.
Тем-более, что от вида покрытых татуировками рук и спины клиентки - мэтр красоты пришёл в суеверный ужас и буквально заставил чародейку потратиться на длинные перчатки-чулки из чёрного шёлка, чтобы не смущать досточтимых граждан и самого иерарха в перспективе - непристойными с его точки зрения наколками, присущими только ворам и проституткам.
Вслух он, разумеется, этого не сказал, но очень громко подумал и островитянке стоило больших усилий не пустить в ход добрую затрещину от чего сидящий на лысеющем челе цирюльника берет и чуть ниже сидящие очки на тонокй переносице - закатились чёрте-куда...
В общем, когда Сабрина Глевиссиг изволила оказаться внутри - хирдманы в дверях, коротко переглянувшись, решили, что будет правильно позволить разбираться одной ведьме с другой - то Клеан перед ней предстала в, в общем-то, неглиже.
Благо, что один из островитян предупредил её о визите и она прервала экзекуцию, которой цирюльник подвергал её ногти, чтобы не показаться пред коллегой в глупом виде.
Так что Глевиссиг встретила Клеан в её "покоях" в довольно-неожиданном образе - с человеческой, весьма недурно исполненной причёской и готовым к применению "боевым" облачением зелёного цвета, чей фасон подразумевал ношение вместе со штанами и пока что мирно покоился на одном из стульев.
Дополняли картину два сундука с одеждой, небольшой сундучок с невеликим набором косметики и уже знакомый Сабрине по её прошлому визиту на Фареры - покрытый причудливой вязью человеческий череп под снятым на манер крышки сводом которого виднелись драгоценности, предназначенные, видимо, занять места на пальцах Клеан в недалёком будущем.
На этот раз встречена Сабрина была без сарказма, да и вообще так, словно её тут ждали, что, разумеется, было не совсем так. На деле, чародейка со Скеллиге ждала, что к ней заявится человек от Дийкстры или сама Филиппа. Но объявилась всего лишь Сабрина Глевиссиг, чьи рычаги влияния в Новиграде были в силу некоторых причин куда как менее многочисленны и эффективны, чем те, которыми располагала Клеан.
Как бы то ни было, но немой посыл коллеги островитянка поняла и коротко обозначила свою волю условным жестом затянутой в чёрную перчатку по самое плечо рукой, после чего трое островитян с оружием покинули помещение, а замешкавшийся было цирюльник был удостоен недовольного, сдобренного всё тем же нехорошим прищуром, но краткого: - Вы тоже, мэтр.
Наконец, после того как их оставили одних и закрыли следом дверь - Клеан с облегчением выдохнула, безобразно надув при этом щёки, да звонко цокая набойками дорогих ботинок по деревянному полу и щеголяя казавшимся ещё более длинными из-за высоченных гетр ногами, подошла к столу, где помимо прочего покоились различные холодные закуски.
- Я ждала Филиппу. - коротко и безо всяких "здрасьте" "обрадовала" Сабрину Клеан, довольно варварским способом сделав себе бутерброд с тресковой печенью, приложив к тарелке кусок тонко нарезанного хлеба и опрокинув тарелку так, чтобы содержимое оказалось поверх оного, благо она не боялась запачкать рукава белой рубахи так как их не было и в помине, - Не стой - мы не в Аретузе, а я не Тиссая. Вина? - Может чего съестного? - Хаукарль, кстати свежий.
Откусив кусок, островитянка свободной от перчатки рукой указала на тарелку с грязно-жёлтым блюдом непонятного происхождения и сомнительного запаха, зная, что Глевиссиг, скорее с голоду предпочтёт умереть, чем съест вяленое в песке акулье мясо.
Об этой безобидной подколке прямо говорил слегка насмешливый взгляд и улыбка Клеан, неторопливо жующей бутерброд, но он же и говорил, что не стоит молчать коли пришла без приглашения.

+3

12

[AVA]https://a.radikal.ru/a35/1906/a2/248e85c48aa3.jpg[/AVA]Клеан нисколько не изменилась с их последней встречи, да и глупо было этого ожидать. Хотя все еще сложно было привыкнуть, что на Скеллиге есть представители их профессии. Сабрине даже было интересно, как той удается ходить рука об руку с островитянами, да так, что за ней следует куча рослых мужиков, многие из которых наверняка боятся магии не меньше, чем обычные северные кметы.
Но это, похоже, вещь для другой дискуссии. Комната эта не слишком подходила для подобных бесед, но не стоило тратить время. Тем более, что Клеан сама понимала всю важность этого разговора, поэтому все были удалены, даже самые безобидные. Но у последних всегда обычно и бывал длинный язык.
Впрочем, это не успокоила Глевиссиг, которая взмахнула рукой и создала вокруг слабый, но достаточный магический купол, за который если и попадет их речь, то станет совсем неразборчивой даже для самого четкого слуха.
- Да, представь себе, у Филиппы могут быть дела поважнее, чем сидеть здесь с тобой, - съязвила Сабрина в ответ, но скорее по привычке, а не потому что была чем-то оскорблена.
Она также не считала, что сейчас нужны какие-то расшаркивания. Предложение присесть она приняла, но вот по поводу угощения промолчала. И ее не смутил вид трапезы Клеан и ее манеры. Ей приходилось видеть, как обгладывают людей, порой еще живых, это просто ничего не значило.
- Аретузы, считай, уже почти нет. А Тиссаи уже нет, если ты не знаешь, - ей хотелось осадить островитянку с ее легким поведением, которое раздражало, будто нет никакой серьезной проблемы.
Но при этом серьезную проблему еще деликатно предстояло обрисовать...
- Началась война, и все разваливается. Неудивительно, что у тебя такой хороший аппетит, с островов приятнее наблюдать за пожаром. Вот только я не понимаю, зачем ты сюда пришла... вернее, как сильно тебе хочется взять все в свои руки? Думаешь, нам будет лучше, если сюда вторгнется ваша небольшая армада?
Сабрина не собиралась ослаблять нажим. Слишком многое было поставлено на карту. Слишком. Поэтому никаких тонких игр и манипуляций, тем более, что на Клеан они не работают, в общем-то.
- Если ты думаешь, что мы собираемся отдать Новиград Нильфгаарду ты также сильно ошибаешься. Но и вам мы отдавать его не намерены. Со сколькими магами ты можешь справиться? С одним? С двумя? А нужен лишь один толковый, чтобы сжечь ваш флот прежде, чем вы войдете в гавань. Я пойду на это, если потребуется. Ваш король не дурак, и сразу поймет намек. Но нужно ли  доводить до этого?
Она говорила твердо, не намереваясь угрожать, но лишь обрисовывая безрадостные перспективы.
- А даже если нас не будет, город вас не поддержит. Вы здесь всегда были и остаетесь чужими. И ваши воины пусть и хороши, но удержать народ в узде не смогут.
Сабрина отвела взгляд, приготовившись к целой ответной браваде, которая была наверняка неизбежной.

+3

13

Вольный ныне город Новиград. Порт, Арендованный Клеан постоялый двор

- На шамом деле... - улыбнувшись и говоря с набитым ртом, поспешила ответить Клеан, - Я пгосто не в её вкусе.
Проглотив кусок бутерброда, она добавила: - Последняя её пассия, кажется, Меригольд? - Впрочем, не важно, мне всё равно неинтересно...
Словно в подтверждение своих слов - чародейка сделала соответствующий жест затянутой в чёрную перчатку рукой, попутно сложив бутерброд пополам и запихав его в рот целиком, благо от него осталось к тому моменту крайне немного.
Тщательно жуя бутерброд, островитянка тоже поспешила присесть как и гостья. Вытерев руки о специально здесь положенное полотенце, Клеан принялась слушать то, что до неё соизволила донести Сабрина.
На слова про Аретузу и Тиссаю она лишь развела руками, воспользовавшись ещё одним даром магии - телепатией, чтобы дать ответ не используя занятый пищей рот:
- Я в курсе, спасибо.
Впрочем, дальше, она дослушивала молча. В определённый момент она даже подпёрла голову кулаком, уперев руку локтем в стол и чем дальше говорила Глевиссиг - тем больше её молчащая собеседница расплывалась в многозначительной улыбке.
Наконец, каэдвенка закончила и настала очередь уроженки Скеллиге держать слово, благо она давно дожевала несчастный бутерброд и говорить ей ничего не мешало:
- Ох, Сабрина... - Насколько ты меня старше, м? - откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди, начала Клеан, меряя Глевиссиг обезоруживающе-добродушным взглядом, - Лет на тридцать? - Так почему я тебя должна учить политике? - Нет никаких "вы" и "вас"- у тебя в Новиграде нет абсолютно никаких рычагов воздействия на здешнее положение вещей. Ты даже пригрозить армией Каэдвена не можешь - общей границы нет. Чем ты повлияешь на Иерарха? - На местных власть-имущих? - На Короля Воров в конце-концов или как-его там..? - Не важно.
Тут Клеан встала и принялась ходить по комнате взад-вперёд, попутно излагая свою версию происходящего и свои идеи насчёт того, что нужно делать и главное - как:
- Да никак. Ну, разве что попробуешь отвлечь благочестивую толпу? - Дай угадаю, подстроишь покушение на Иерарха, обвинив нильфгаардцев? - Подожжёшь посольство Каэдвена и вновь обвинишь "чёрных"? - Или, просто подобьёшь толпу порвать нильфгаардцев на клочки..? - Брось. Глупо, недальновидно и, главное, бессмысленно.
Договорив, островитянка подошла к креслу с покоившимся на нём платьем и взяв оттуда вторую перчатку, принялась её натягивать на правую руку, попутно, через плечо продолжая громить Сабрину.
- А вот у меня есть возможность повлиять на всех в Новиграде. На Иерарха, на Короля Воров, на местных торговцев и прочих. Новиград держится на торговле, Сабрина. А торговля, в случае его сецессии от Редании будет только по морю. В основном, да, но всё же. Всё решают деньги. Думаешь, возник бы в Новиграде Культ Вечного Огня, если бы это был заштатный рыболовецкий городишко каких десятки на берегах Великого Моря? - Нет. Поднялся бы Король Воров, если бы в Новиграде было нечего воровать? - Тоже нет. Но это не главное. Главное в том, милая Сабрина, что если бы всемогущая Филиппа Эйльхкарт могла бы что-то сделать, чтобы пресечь даже начальные поползновения к сецессии Новиграда - мы бы сейчас с тобой здесь не имели причины столь мило общаться...
Неожиданно прервавшись, Клеан взяла со стола нож, который на поверку оказался не обычным столовым, а самым настоящим боевым. Тем, что распространён на Скеллиге повсеместно и с которым даже женщины умеют обращаться.
- Королю не нужен Новиград как-таковой. Но и "чёрные" здесь ему тоже не нужны. И если Новиград сделает плохой выбор - то Скеллиге ударит и никто, Сабрина, не скажет против, когда мы ограбим здесь всё, а предателей, переметнувшихся к "чёрным" - перережем до единого. Ни Филиппа, ни Дийкстра, никто. Даже ты. Потому что вставший под знамёна Эмгыра, чтоб ему кровавый понос прохватил, Новиград - это прецедент. Опасный прецедент. Опасный для всего Севера. Чем? - Ну, скажем? - Вот возьмёт, скажем, Верхняя Мархия, да объявит о сецессии. А Нижняя её поддержит, предположим. И что? - Королевство Лормарк? - Легко, Сабрина. Ведь ни Демавенду ни Хенсельту сейчас не до этого - Эмыгар на пороге стоит. Он уже сожрал Лирию и Ривию. А потом? - Потом что, Сабрина? - А вот что - в обмен на признание, этот гипотетический Лормарк поддержит Нильфгаард и ударит Каэдвену в спину, а у вас не будет ни времени ни ресурсов, чтобы ответить так как с другой стороны будет ломить Эмгыр. Это всё в теории, но сама подумай. Поэтому, если всё пойдёт плохо - никто и не возразит, если осмелившихся приветить "чёрных" правителей Новиграда, разумеется случайно, ограбят и немного пожгут-порежут "дикие варвары со Скеллиге"!
Последние слова Клеан сопроводила энергичными жестами и карикатурно-пародирующей стереотипный штамп об уроженцах Островов, интонацией. Закончив, она с силой и неожиданно воткнула нож в столешницу, отчего посуда на нём жалобно звякнула...
- Вот мой рычаг воздействия. Сталь и огонь. Война мешает торговле, Сабрина. Думаешь, что Иерарх или Король Воров хотят потерять свои деньги, а то и вовсе отправиться кормить раков в реке? - Не думаю. Но план сыроват - у меня нет нужной агентуры здесь, в Новиграде. А вот у тебя - вполне...
Договаривая, чародейка сменила тон на таинственно-заговорщицкий и соответствующим взглядом прищуренных глаз одарила сидевшую сбоку от неё Глевиссиг.
- Помоги мне, Сабрина. У меня нет агентуры и есть рычаги влияния на ключевой ресурс Новиграда - деньги и торговлю морем. У тебя же есть агентура, связи, но нет влияния на ситуацию. Мы поможем друг-другу, Сабрина. Вспомни, ведь со мной можно договориться...
Закончив, Клеан вновь, как тогда под Содденом в палатке, неуловимо-быстро и опасно сократила расстояние между собой и Глевиссиг, зайдя на этот раз сзади и крайне-вульгарно возложив затянутые в чёрный шёлк перчатки без пальцев каэдвенке прямо на плечи.
- Просто нужно сойтись в цене. - это уже было произнесено практически в самое правое ухо сидящей в кресле чародейки, тихим, но уверенным и не предназначенным для чужих ушей тоном, который проникал в самую глубину разума собеседника, показывая тем-самым высшую степень доверия, которое говорящий возлагает на слушающего и его решение, - Я тебе откроюсь, я хочу место покойного Марквара при дворе короля Брана. Хочу стать его придворной чародейкой, сжать Скеллиге в пасти Фарерской Акулы, привести пред королевские очи Львёнка - да, я в курсе, что Цирилла жива, не отрицай, пожалуйста. Новиград лишь ступень к этому. Что ты хочешь взамен, Сабрина Глевиссиг? - Кроме того, что поучаствуешь на равных в это деле, спровадив "чёрных" обратно за море, которого они могут и не переплыть? - Помощь и информацию со стороны придворной чародейки короля Скеллиге? - Неприкосновенность кораблей Каэдвена от пиратов с Островов? - Это трудно, но советница короля Брана сможет унять большинство пиратов так или иначе...
Клеан прервалась на секунду-другую, чтобы вдохнуть после насыщенной эмоциями речи, попутно начав слегка массировать плечи собеседницы и теперь начав чуть ли не шептать той в самое ухо:
- Или, может, хочешь узнать сколько на мне всего татуировок? - Я поймала тогда краем глаза твой взгляд на мою спину. Я, обычно, предпочитаю, чтобы был хоть один мужчина, но для тебя так и быть, сделаю исключение. Не привлекает, м..?
Едва договорив, уроженка Скеллиге отстранилась от Глевиссиг , сделав шаг назад так же резко как и оказалась за её спиной чуть раньше. И для пущего эффекта и для того, чтобы избежать удара, если на последние её слова собеседница изволить сильно оскорбиться.
Хотя, что она сказала такого оскорбительного..? - Лишь предположила и предложила.
- Или предложи свою цену. - это уже было сказано обычным для тоном, чуть громче, чем нужно, но в стиле Фарерской Акулы, для пущей эффективности сделав соответствующий жест правой кистью, - Но не задери её выше возможного. Помни, как ты пришла сюда, прячась под плащом. Теперь нет Братства и Капитула и следует задвинуть в дальний ящик наши мелочные дрязги так как выжить сообща - проще, чтобы кто ни говорил.

Отредактировано Клеан ан Димун (2018-12-18 23:15:48)

+4

14

[AVA]https://a.radikal.ru/a35/1906/a2/248e85c48aa3.jpg[/AVA]Вольный ныне город Новиград. Порт, Арендованный Клеан постоялый двор

Сабрина ничего не сказала по поводу ремарок Клеан относительно Филиппы. Та сама может защититься при случае, тем более, что эти слова были не так далеки от правды. По крайней мере насчет Меригольд, а вот уж соответствует ли Клеан вкусам Филиппы или нет, сложно сказать. Хотя, ей пожалуй нравятся почти все, кого можно подвалить на кровать и хорошо отшлепать подручными средствами. А особенно такую особу, как островитянка...
- Если живешь на отшибе, я бы не удивилась, если бы ты не знала. Особенно, когда так легко говоришь о тех, кто умер недавно. Обычно у тебя весьма бурная реакция на чужие смерти.
Намек на тот самый памятный скандал на Соддене. И все готово было скатиться обратно в любой момент, стоит только пробежать неосторожному слову.
- А тебе еще предстоит многому учиться, если ты думаешь, что я буду действовать столь ненадежными методами, - Глевиссиг даже не следила за Клеан взглядом, пока та ходила по комнате. 
И она не собиралась раскрывать свои планы. На каждый план имелся свой план, если обстоятельства вдруг изменятся. А они менялись весьма быстро, события вскоре будут готовы достигнуть пика.
Разумеется, один план был не лучше другого, и напоминал, скорее, отчаянные меры. Но разве ситуация их не заслуживает? Все, чтобы удержать баланс и загасить целый пожар в зародыше. А Клеан угрожала именно пожаром, только другого рода.
- И ты только подтверждаешь мои слова, - холодно процедила Сабрина, пока еще с трудом сдерживая свой характер.
Ее пытались отчитывать и поучать, причем та, кто жила отсюда за целым морем, которое еще надо переплыть, чтобы получить нужные вести.
- Ты ничего не смыслишь в долгоиграющей политике. На один-два хода у тебя считать получается. Иерарх был компромиссной фигурой, на его место всегда претендовали те, кто еще хуже. Король воров же любит только деньги, остальное неважно. И да, ты права, деньги - это хороший инструмент. Вот только когда они захотят сохранить свои деньги, если нильфы предложат им лучшие условия, то они пойдут на многое. По крайней мере, как ты выразилась, у них рычагов давления больше. И можешь не сомневаться, они все сидят на сундуках с золотом, и готовы покинуть город через любой подходящий лаз, и все их перекрыть не сможет даже вся реданская разведка.
Хотя наверняка никакого золота и казны Новиграда на месте уже нет, все увезено и спрятано в тайниках. Иногда не нужно иметь само золото, нужно лишь всеобщее знание, что оно есть. Поэтому для Глевиссиг, как и для Филиппы ценность представлял именно город.
- Может, мы-то не будем против кары для предателей, но всегда есть другая сторона медалей. Мы, можно сказать, позволим пиратам жечь города, и не сможем все это скинуть на патриотизм. А нильфы не так часто занимаются тем же самым, как ты думаешь, им нужен спокойный тыл. И за хорошую цену города его обеспечат. Представь, какая развернется пропаганда, что у всех одна альтернатива - смерть или жизнь. Не говоря о том, что может твоему королю и не нужен Новиград, но и король-то у вас так, номинальный. Сегодня есть, завтра другой. И он ничего не решает. По крайней мере, он не сможет запретить грабить и убивать. Вместе  с людьми будет уничтожен почти весь потенциал города, и потребуется не меньше полувека на восстановление. Той самой торговли, о которой ты так печешься, не будет на должном уровне еще столько же. Потому что я знаю как грабят островитяне, и как мало они оставляют. То, что не могут унести, уничтожат из той же жадности. Или ты хочешь сказать, у тебя на них больше влияния?
Теперь уже был у Сабрины повод говорить насмешливо. Напугать пару десятков мужиков магией - это одно. А управлять несколькими сотнями берсерков, вошедших в кураж - это задача, подвластная только самому великому полководцу, которого и на Севере-то не сыщешь.
Театральщина с ножом также не впечатлила Глевиссиг.
Основную угрозу про то, что Клеан официально станет изгоем среди магов, если провернет все это, она решила отложить на потом. Может, это будет не так просто, но она положит немало лет, чтобы добиться этого. По крайней мере сделать так, чтобы ей был заказан путь в Каэдвен, достаточно просто. Все равно островитяне в этой войне им не союзники.
Возможно, эта угроза могли и не потребоваться, ибо дальше пошло что-то, напоминающее конструктив. Хотелось, правда, в раздражении мотнуть плечами, скидывая руки, но чародейке стало интересно, что будет дальше. А пока она лишь молча слушала...
Последнее предложение в самое ухо едва не сделало дыхание тяжелее и жарче, а рот приоткрыться в весьма сильном предвкушении. Но не здесь. И не сейчас.
Дело слишком серьезное, но было интересно, что Клеан просто так была готова предложить себя. Причем не кому-нибудь, а Сабрине Глевиссиг. Спрашивать шутка это или нет, было глупо, да и в данный момент не нужно.
- Можешь считать, никто не будет больше назначать никаких советников. Хочешь быть советницей - никто возражать не будет, сама только разбирайся с другими претендентами. Остаткам Капитула сейчас не до того, кто там будет советницей у номинального короля. И что до девчонки, я не собираюсь останавливать тебя в ее поисках, но не уверена, что у тебя будет больше успехов, чем у того же Вильгефорца, который, как оказалось, просто ей одержим, и при всем своем могуществе не мог отобрать ее у Йеннифер и проиграл. А теперь она может быть где угодно, так как является Истоком. Может быть даже не в нашем времени и пространстве. Ищи сколько влезет.
Самоуверенность в этом вопросе была чревата, но как-то останавливать Клеан от каких-то иллюзий она не собиралась.
- Ты хочешь сделку, даже не предлагая толком условия самого дела и хоть какой-то план. И потом... Откуда мне знать, что ты сдержишь слово? Откуда мне знать, что ты сможешь сдержать алчных до наживы пиратов?
Сабрина медленно встала со стула и повернулась к Клеан, держась также отстраненно, несмотря на близость, что была всего мгновения назад.
- И только когда все закончится уже можно говорить о каких-то условиях.
Выторговывать для себя что-то заранее она не собиралась. Они не скрепляют договор на бумаге или клятвами. Это материи, которые легко переиначить в свою пользу, а сомнительные сделки не были чертой Сабрины.

+2

15

Вольный ныне город Новиград. Порт, Арендованный Клеан постоялый двор

- В том-то и дело, Сабрина, что иерарх был меньшим злом пока Новиград бы под контролем Филиппы. - поспешила прояснить ситуацию Клеан, едва Глевиссиг замолчала, встав напротив неё, - Теперь ситуация изменилась и возможно, что меньшим злом для нас станет кто-угодно, кто откажется водить шашни с "чёрными".
Явный подкол со стороны Сабрины она стоически проигнорировала, загнав некстати всплывшие воспоминания в дальние углы сознания. Разумеется, со стороны каэдвенки это было подло, но так уж было устроено сообщество чародеек Севера. Сейчас они друг-дружке улыбаются, а через час уже интриги против друг-друга плетут.
Это не нужно было понимать и осуждать - это нужно было принять как данность от которой Клеан в своё время и сбежала на Скеллиге, где слово человека значило много больше, чем на Континенте.
- Не сгущай краски, Глевиссиг! - театрально всплеснув руками в чёрных шёлковых перчатках, совсем не к моменту улыбнувшись продолжила чародейка, - Разумеется, жестокий крупный набег - это крайняя мера. Новиград как нейтральная торговая точка важен и для Скеллиге. Думаешь, ярл Хольгер хочет потерять такое выгодное место сбыта нильфгаардского добра, где торговцы не спрашивают откуда у него такое богатство? - Нет, конечно!
На слова о Цирилле и возможных конкурентах на место при короле Бране Клеан только кровожадно улыбнулась. Конкурентов не ожидалось так как никакому чародею или чародейке с Континента не придёт и в голову отправиться прозябать на Ард Скеллиг, когда есть Редания, Темерия и прочие государства Континента. Такие близкие и манящие.
Да и сам король вряд ли кого приблизит к себе не из островитян. Ведь покойный Марквар был тоже с островов, правда, Клеан точно не знала с какого именно.
Впрочем, неважно...
- В этом и будет наша задача - доказать Новиграду, что ему выгоднее оставаться нейтральным. Тогда он сможет торговать со всеми и получать прибыль от всех. Не пугать и не угрожать. Ну, разве что слегка. И не пеняй мне, что я, якобы не думаю наперёд - тебе ведь тоже пригодится независимый и не отличающийся моральными качествами город, где можно провернуть свои тёмные дела и ничего не опасаться впоследствии. О, да, Сабрина - пригодится. И мне - тоже не помешает. А раз подобное положение будет выгодно нам - будет выгодно и Магии. Ведь мы ей часть, не так ли..?
Прервавшись, чтобы вдохнуть, островитянка подошла к столу, взяла в руки череп, где хранились её драгоценности и сняв крышку-свод, принялась что-то искать среди колец и перстней.
- Вот мой план - доказать этому городишке, что куда больше денег можно получить, если оставаться нейтральным. Для этого мне нужна твоя агентура, чтобы вычислить тех, на кого стоить воздействовать, а кого отбросить как незначительных и не имеющих политического веса фигур. А ещё, чтобы пресечь попытки "чёрных" сделать то же самое, что, я уверена они прямо сейчас и проделывают пока мы тут спорим. А что до слова... - Разумеется, я не смогу унять всех пиратов. Лугос Синий, к примеру, ничуть не меньший охотник до пиратства, чем ярл Хольгер, но именно наш лейданг - иррегулярный флот береговой обороны, совершает большинство рейдов у берегов Континента. А поскольку у Каэдвена нет выхода к морю, кроме речного пути - то уговорить ярла не трогать каэдвенские корабли будет не так сложно. В конце-концов, их не так много и погоды они особо не делают. К тому же, если, скажем, ты убедишь в ответ Хенсельдта вносить каждый год некую, незначительную для него сумму в качестве гарантии, что его корабли не будут захватываться моим кланом - то ярл Хольгер, скорее всего согласится куда охотней ведь что для короля Каэдвена - гроши, для ярла с Фарер вполне-себе весомая сумма...
Договорив, Клеан поставила череп обратно, закрыв его вновь крышкой и направилась к Сабрине, держа что-то зажатым в кулак:
- Моё слово стоит многого. Как и слово всякого на Скеллиге. - с этими словами она разжала кулак и подняла на уровень глаз чёрную как сама Бездна жемчужину, приягивавшую взгляд, словно это был не материальный объект, а дыра в самой ткани Пространства-времени, - Помоги мне, помоги себе и выдвигай условия. Признаюсь честно, я не слишком хорошо понимаю, что ты захочешь взамен. Но как жест моего тебе доверия - возьми это...
С этими словами Клеан не спрашивая разрешения взяла руку Сабрины и вложила в неё инфернально-чёрную драгоценность, - Эта маленькая жемчужина стоит дороже, чем весь твой гардероб, Сабрина. И я бы не отдала её кому-попало. Помоги мне и поможешь себе. Через это мы поможем Магии и утрём нос "чёрным". Не Филиппа, не Кейра и даже не Йеннифер со своим ручным ведьмаком, а мы с тобой - Сабрина Глевиссиг из Ард Каррайга и Клеанна Эйриксдоттир ан Димун.

+2

16

[AVA]https://a.radikal.ru/a35/1906/a2/248e85c48aa3.jpg[/AVA]Вольный ныне город Новиград. Порт, Арендованный Клеан постоялый двор

Сабрина не стала спорить и оставила при себе мысль, что уж лучше оставить Нильфгаарду целый город, нежели руины. Город, который захватил враг идеологически лучше независимого города, и лучше города, который сожгли за неповиновение островитяне, и в результате не будет ясно, кто же на самом деле лучше. Так или иначе, с кораблями Скеллиге ни о каком устойчивом порту и возможности переброски войск для Эмгыра не будет, ему придется бросить на эту эспедицию где-то четверть своих сил, чтобы доплыло хоть что-то серьезное. И то оно будет скорее заперто в городе, из которого еще нужно проложить путь по полностью враждебной территории.
- Есть куча других мест, где можно все сбыть, это просто самое ближайшее и удобнее. А островитяне подвержены очень сильно, так сказать, "минутной жадности", когда забрать побольше сей момент намного лучше, чем зарабатывать постепенно много меньше.
Одна из причин, почему она не доверяла им. Что они редко ставят какие-то высокие интересы на первое место. Их не прельщают обещания, им нужно видеть богатства здесь  и сейчас.
- Когда тебя начало интересовать благо Магии?
Сабрина не стала спрашивать: да что ты сделала во благо Магии?!
Сдержаться было тяжелее всего именно здесь, но слишком многое поставлено на карту, а зная вспыльчивые нравы островитян, не стоило лишний раз перебарщивать.
- Меня мало интересуют детали, как все будет решено с пиратами.
Хотя стоит признать, что Хенсельта будет нелегко убедить кого-то платить, даже символическую сумму. Он скорее удавится. Даже если предоставить ему цифры, сколько они на этом выиграют. Но небольшая часть пиратов лучше, чем все пираты.
- Тебе не нужен от меня один лишь список, поскольку узнать тех, кто имеет достаточно влияния, достаточно просто, лишь поспрашивав на улицах. Тебе нужны мои связи и знакомства, чтобы найти подход, не так ли? Я могу это сделать. Вопрос лишь в том, что ты собираешься им сказать. Не все станут слушать какую-то островитянку, раз они не побоялись ослушаться Филипп. Я надеюсь, что у тебя есть что-то лучше обычных угроз.
Сабрина не стала сопротивляться дару и посмотрела на жемчужину в своей руке, просканировав ее до этого магией. Не потому что она сомневалась, что Клеан не хватит глупости попытаться ее убить здесь по какой-то причине. Всего лишь инстинктивная реакция на любую незнакомую вещь. Да и знакомую порой тоже.
Деньги Сабрину мало интересовали, а вот то, где можно использовать эту жемчужину...
- Как только я подготовлю почву, ты об этом узнаешь, и тогда сможешь действовать. Но не раньше. На этом пока все.
Она ничего не сказала на тираду, полную тщеславия. Нет, Сабрина также была тщеславна, но при этом видела в том, что ее высшим долгом было нечто выше все этого, выше этой мелкой возни с каким-то городом, который должен благодаря ним вернуться к своему обычному статусу. Она не стремилась обойти Филиппу, потому что двигались они к одной цели, и здесь был не вопрос, кто кого перешагнет в этом, а в том, как действовать эффективнее.
Может у Клеан были и правильные мысли, но пока Глевиссиг не видела ни в ее словах, ни в глазах понимания всей ответственности. И поэтому не стала разрушать ее иллюзий, а лишь покинула комнату вместе с сувениром, который испарился в одном из скрытых карманов ее платья.

+2

17

Форум алхимиков

На форум алхимиков это не походило, по крайней мере, пока что. Мало какие реальные форумы проводились в частных домах, притом таких малозаметных, но до чародея начало доходить - собрание, которое тут намечалось, скорее всего, было клубом по интересам для каких-нибудь выпускников Оксенфурта или вообще самоучек, среди которых хватало как талантов и самородков, так и великолепнейших фантазеров и бездарей. И кто был перед ним сейчас, Данияр сказать пока не мог, однако контраст между качественным плакатом и пока мало впечатляющей обстановкой почти что вводил его в ступор и заставлял думать о каком-то розыгрыше. В лучшем случае, потому что паранойя все еще не отпускала.
- Приятно познакомиться, господин Эйзенштейн, - кивнул чародей, демонстрируя заинтересованность и легкое удивление. - Нечасто меня узнают в лицо те, кто мне не знаком и кто не принадлежит к Братству Чародеев. А те, кто все-таки узнают, обычно знают также, что у меня уже несколько лет как есть свой дом и в Новиграде. Так что мы в каком-то смысле уже земляки.
С этими словами Данияр улыбнулся. Не худшее начало разговора - люди, даже образованные, частенько придавали значение подобным простым вещам. Всегда приятно найти хоть какую-то точку соприкосновения.
- Так, что за форум планируется? К сожалению, я только прибыл в город и не успел узнать побольше или как-то подготовиться...
Закрадывалась мысль, что планировались, собственно, посиделки за бутылочкой винца, и господину Эйзенштейну просто не хватало компании со схожими интересами. Кем он мог быть? Дальним родственником, притом настолько дальним, что его имя и лицо начисто стерлись из памяти? Студентом Бан Арда, которого выперли с младших курсов раньше, чем он успел примелькаться Данияру? Или реально местным алхимиком, заметившим чародея еще тогда, когда он только наезжал временами в Новиград, выполняя какие-нибудь заказы и поручения, за которые не хотели браться чародеи посолиднее, но еще не купил тут дом? Еще некоторое время назад Данияру удалось пропихнуть парочку статей в небольшой тематический сборник, и алхимик мог знать чародея и оттуда, но, во-первых, подобные труды были широко известны только в чрезвычайно узких кругах, а во-вторых, портреты авторов статей там точно не пририсовывали.

+1

18

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Слово острее меча. И тот, кто виртуозно владеет им, способен одолеть самого умелого фехтовальщика.
Немногие об этом знали, не многие об этом помнили, оценивая собственные силы. Полагаясь на военную мощь, арсенал вооружение и численность армии, они забывали, что слово открывает и запирает многие двери, обращает реки вспять и способно вершить судьбы тысяч. Слово, сказанное вовремя, способное на многое. Нужно лишь не упустить момент.
Письмо - разумеется подложное, но составленное грамотно - не обладало волшебными чарами, не было способно разрушить Новиград парой своих строк. Но уносимое прочь, в сторону резиденции благочестивого иерарха, оно было настоящей угрозой.
Для Нильфгаарда. Для Новиграда. Для севера.
Для всего мира.
Слишком большую игру затеял Гаскон Броссард. Слишком опасную.
И скоро вспыхнет пламя.

Слово, брошенное вовремя, слетело с алых, греховно притягательных и полных губ Сабрины Глевиссиг. И вот, повинуясь её слову, к явным и тайным лидерам Новиграда, к его негласным правителям и господарям потекла молва. О том, что замыслил иерарх, что грядет за его решением. И что обещают им как альтернативу.
Многие промолчали. Не откликнулись. Сейчас, во времена суверенитета, раздела власти, никто не спешил заключать новые союзы и брататься с недавними конкурентами. Никому не было выгодно подставлять собственную шкуру ради интересов каких-то чародеек.
Кроме одного человека, который уже единожды просил о помощи Филиппу Эйльхарт.
Мальчишка от Франциска Бедлама был бос, худ и растрепан, словно вороненок. Но вести у него были добрыми.
Король Нищих на их стороне.
А форум алхимиков продолжался.

Форум алхимиков

Иердеджоф Эйзенштейн несколько раз быстро-быстро моргнул, словно приглядываясь к своему гостю как к особенно редкой, удивительной бабочке, залетевшей в комнату с улицы. От заинтересованности он, кажется, даже вспотел.
- Дом. Точно, у вас дом! - алхимик растерянно улыбнулся. - Правда, я слышал, что вы там редко стали появляться. К тому же после всех этих неприятностей на острове... вы слышали, что Оксенфуртскую академию из-за этого пытались прикрыть? Всех алхимиков, практиков, читавших лекции по гоэтии... ужасно, просто ужасно!
Но быстро его смущение сменилось привычной хваткой, и, потрясая бороденкой, Иердеджоф потащил Данияра внутрь.
- О, прелюбопытнейший форум! Макроф и Наггарэ уже пришли! Теперь вы! И, о, разумеется, мы ждем Лякруза! Как это вы не знаете Лякруза? Он славится тем, что изобрел лекарство от подагры! Впрочем... оно оказалось взрывчатым, и мазавшийся им при свете факела краснолюд стал хорошенькой шутихой!
Пол скрипел под их ногами, пыльные ковры не спешили скрадывать шаги. Но вот двери в гостиную распахнулись, и Данияр окунулся в свет алхимических свечей, горевших невероятным белым огнем.
Неприлично большой стол занимал почти всю залу. Обставленный по простому, на нем можно было найти и вино, хлеб и дичь. Среди тарелок затерялась астролябия, позабытое кем-то пенсне, пару пожелтевших свитков.
- У нас тут... не совсем официально, - предупредил хозяин дома. - Скорее, умные беседы в неумной обстановке. О, милсдари! Рад представить вам мэтра Данияра!
Заждавшиеся участники форума, еще не успевшие налакаться до соплей, раскланивались. Высокий лысеющий блондин в фиолетовой мантии оказался Макрофом - автором трактата "О гадах, аспидах и ядах, из них получаемых". Ел он мало, исключительно своими приборами и преимущественно овощи.
Коренастый рыжий бородач, которого легче было спутать с краснолюдом, чем хозяина банка Вивальди, оказался Клоддом Наггарэ - специалистам по алхимическим пастам, порошкам и, как он выразился сам, прочим финтифлюшкам.
- Милсдари! Милсдари! - Эйзенштейн призвал всех к тишине. - Я надеюсь, что Лякруз не задержится на целую вечность, но готов начать наш... кхм... научный форум!
Как и любой другой научный форум, он стартовал, а точнее продолжился вином.
- Как председатель нашей малой общины в Новиграде, - Иердеджоф говорил с набитым ртом, - торжественно заявляю, что в этот нелегкий час на наши плечи выпала тяжелая ноша.
- О чем ты лопочешь? - Наггарэ хмуро потряс бородой.
- От нас, милсдари, зависит, какой итог примут сегодняшние переговоры иерарха и черных.

NB: так как госпожа Сабрина нас покинула, её роль несколько сократилась.
Клеан, ты можешь "получить" сообщение от Сабрины, что всё готово. А там уже попытаться отправиться на переговоры с иерархом.

+4

19

[AVA]https://b.radikal.ru/b12/1906/0b/364ef2d526ac.png[/AVA]Таверна "Золотой осетр"

Трезвость ума сегодня была дороже золота, так что ничего крепкого Гаскон пить не собирался. А вот глоток полуразбавленного меда освежал и мысли, и горло, хоть и напоминая на вкус ту бурду, что гнали в подполе одной захудалой придорожной корчмы в Лирии. Тогда Кобели и любезно поделились советами по самогоноварению, и убедительно попросили принять их к сведению. Следы от их советов еще где-то с месяц не сходили с лица трактирщика, но зато травить своих посетителей он прекратил.
Больших успехов рекрутер не достиг - заглотившие наживку пьяненькие рыбаки да моряки, конечно, пригодятся, но на их счет возникали весьма разумные опасения. Вообще народ в Новиграде осторожно относился к большим играм Короля Нищих, предпочитая держаться от них на разумном расстоянии. Винить их в этом было нельзя - в конце концов, своя шкура всегда была и будет самым большим сокровищем для человека, привыкшего выживать в этом далеко не добродушном городе. Тем не менее, от сегодняшнего предложения его криминального сиятельства нельзя было отказаться, если тебя уже в него посвятили.
Толкнув кружку с еще плескавшейся на самом донышке жидкостью в сторону корчмаря, Броссард оставил на стойке монету за пойло и направился к выходу. Улицы Новиграда встретили его бьющим в глаза солнцем, шумом и гамом шустрых и хитрых торгашей, впаривавших все от бесполезных безделиц до жизненно важных инструментов вечно недовольным ценами горожанам за горстку монет, да хриплой и нескладной песней спившегося артиста, когда-то выступавшего на подмостках на радость новиградцам. Теперь же он влачил довольно жалкое существование, развлекая в основном тех, у кого медведь на ушах потанцевал, полежал, да еще и пообедал. Гаскон лишь покачал головой и быстро зашагал в сторону дома, где алхимики устраивали свой форум. В этот раз без толп зевак, без фейерверков и без невидимой рукой выведенных в воздухе при помощи чудес современной науки ругательств в адрес королей и иерархов всех мастей.

Улицы города

Его остановил мальчишка, чистивший башмаки кому угодно за ломаный грош. Что же, обувь лирийца была не в самом презентабельном состоянии, так что бандит нехотя расплатился и принялся рассматривать проходивших мимо людей, которым не было дела до приезжих вроде него. На другой стороне площади разбушевавшийся краснолюд, залезший на перевернутую лохань, пытался что-то донести до поддерживающей его небольшой толпы эльфов, краснолюдов и даже людей, большая часть из которых не выглядела, как обычные попрошайки и разнорабочие.
- Ежель Нильфгаард нас в оборот возьмет - прощай доходы! Будет хуже, чем с реданцами! Но и те нам не нужны! - потрясал кулаком нелюдь. - Нам в стороне надобно оставаться!..
Разобрать, о чем еще вещал предприимчивый коротышка, было невозможно - его заглушали одобрительные возгласы последователей, гул, настолько привычный рынку, и пронзительные крики птиц, круживших над городом в любую погоду. Парнишка как раз закончил с первым башмаком бандита, и тот тихо заговорил, меняя ногу на платформе.
- Передай Королю нищих, что скоро нильфгаардцы и Храмовая стража всполошатся не на шутку, но не из-за него. Пусть не беспокоится - все уже почти готово.
Чистильщики обуви, бродячие торговцы, собственно нищие - у Франциска Бедлама была впечатляющая сеть осведомителей и агентов по всему городу. Кто знает, может, у него были свои люди даже в резиденции иерарха и Вечного Огня, высившейся над городом, будто бдительный стражник.
Мальчишка кивнул и быстро закончил обслуживать Гаскона, и тот ускорил шаг.
Время не ждало, равно как и захватчики.
Не раздумывая дважды, Кобелиный князь постучал в дверь дома, где алхимики уже уселись за стол и почти начали свой вечер интеллектуального кутежа и неинтеллигентной выпивки. "Хоть бы еще не надрались, как свиньи."
Большая выгода в работе с Бедламом - порой даже красться и влезать через окна не нужно, чтобы получить желаемое.
Он постучал снова, в этот раз еще настойчивее.

+2

20

Вольный ныне город Новиград. Порт, Арендованный Клеан постоялый двор

После ухода Глевиссиг, Клеан ещё прошлась по опустевшей комнате туда-сюда, сделала и съела ещё бутерброд, запила кубком вина и вновь попросила всех выставленных за двери внутрь.
Особенно это был рад мэтр модельер, что ни много ни мало - вознамерился сделать-таки из островитянки хоть какое-то подобие дамы из высшего света Континента.
Даже ценой  её неудобств и страданий.
Но, когда вытерпевшей, казалось, всё, Клеан - по его велению один из хирдманов затянул корсет так, что в глазах потемнело, а рёбра, казалось и вовсе затрещали - чародейка поняла, что предел достигнут и всучив мэтру его гонорар чуть не силком выставила его вон...
А пока она приходила в себя прикидывая, какая идиотка согласится на такие муки ради нескольких часов проведённых на приёме или балу? - К ней явился посланец от Короля Воров и подтвердил свою заинтересованность во встрече.
Корсет пришлось всё же одеть, но затянут он был так, чтобы не угрожать адекватности носительницы, что вызвало бы ужас на лице почтенного мэтра, но совсем трансцендентный ужас он бы испытал, глядя на то как поверх зелёного платья было одето длинное и тяжёлое ожерелье из кольчуги восьмерного плетения как символ того, что в лице чародейки сейчас объединена политика и военная мощь.
Разумеется, Клеан никуда не отправилась не подпоясавшись широким кожаным ремнём со свободно свисавшим спереди концом, к которому крепился небольшой подсумок, рог для питья в чехле и ножны для длинного скеллигского боевого ножа.
Пустые так как чародейка была незамужем, однако, нож при ней всё же был - за голенищем правой гетры, прикрытый ею и верхней частью платья.
Собственно, по опыту Бругге Фарерская акула решила подстраховаться и в её корсете в качестве жёсткого элемента были небольшие стальные пластины, составлявшие некое подобие бригантины, прикрывавшей живот от низа доверху, а кольчужное ожерелье было вовсе не декоративным и закрывало грудь и верхнюю часть спины.
Пальцы же были украшены и одновременно прикрыты массивными перстнями с неброскими и недорогими камнями тёмных оттенков при случае способных сыграть роль своеобразного кастета.
В общем, Клеан ан Димун была готова к возможным эксцессам.
Но нужно было сперва самой этот эксцесс устроить, немного поиграв на публику.
Нетрудно было узнать, когда именно нильфгаардцы отправятся к Иерарху - за ними, казалось, следил весь Новиград так что у резиденции главного религиозного деятеля культа Вечного Огня столкнулись "чёрные" и островитяне ведомые Клеан ан Димун и Ваттье де Ридо, соответственно.
С одной стороны - полтора десятка солдат, глава имперской разведки и несколько дипломатов. С другой - два десятка облачённых в кольчугу, чешую и мех воинов и не уступавшая в росте рослому мужчине чародейка с дежурно-презрительным выражением лица.
- Какая, однако, замечательная и неожиданная встреча, господа... - театрально огласила округу чародейка на Скеллигском жаргоне, сделав особое ударение на слове "неожиданная". Разница между Нильфгаардским диалектом и Скеллигским жаргоном, конечно, имелась, но носители первого худо-бедно понимали пользователей второго и наоборот так что проблем с пониманием у де Ридо не должно было возникнуть, чего нельзя было сказать об окружающих.
- Сам господин де Ридо, собственной персоной. - это уже было на всеобщем-торговом, да погромче, чтобы все окружающие зеваки слышали, с кем иерарх возжелал иметь дело.
Группы друг от друга отделяло хорошо, если полтора десятка шагов, между которыми, примерно посередине находился вход в резиденцию главы культа Вечного Огня. Таким образом - путь был взаимно закрыт для обеих сторон, но разница была в том, что Фарерская Акула не собиралась посещать Иерарха, но при этом старалась сделать так, чтобы визит к нему нильфгаардцев стоил и ему и им максимума потерянной в глазах простого люда репутации.
А потом - пусть идут, что уж там...
- А кто это с вами? - переведя взгляд с Ваттье на дипломатов и юного Маррена, поинтересовалась деланно-заинтересованным тоном Клеан, сверкнув недобрым оскалом белоснежных зубов, - Не представите Ваших спутников, Ваша милость? - Ведь на переговорах нам сидеть за одним столом.

Отредактировано Клеан ан Димун (2019-02-07 18:50:52)

+2

21

Компания собралась в принципе подходящая, чтоб с приятностью скоротать вечерок. Данияр улыбался, вежливо раскланивался, ненавязчиво отмечал и хвалил чужие достижения - короче, вел себя в целом далеко не так, как большинство чародейской братии себя вести привыкло. Он перестал беспокоиться о возможной подставе, но полностью расслабиться в незнакомой обстановке и среди незнакомых людей все же пока не мог. Времена настали тяжелые, и в любой момент что-то могло случиться.
В любой момент, да.
Еда, меж тем, пусть и лишенная вычурности, была вкусная, вино в целом хорошим. Пока выходило на то, что самой большой опасностью будет ужраться до состояния нестояния, и хоть Данияр не так давно смог воочию убедиться, как быстро человек может протрезветь при необходимости, ему все равно было как-то неуютно. Будто снова изо всех щелей полезут эльфы, или крысы, или духи, или нильфы, или какой-нибудь перемазавшийся ваксой сапожник с вилами. Вино, пусть и хорошее, делало то, что и обычно делал алкоголь - высвобождало подавляемые эмоции.
- Бывал я недавно на одном собрании, - вставил Данияр, благовоспитанно разрезая мясо на тарелке при помощи ножа и вилки, -  где участники тоже считали, что много на что влияют. Надеюсь, у вас получится лучше, - подняв бокал, чародей отсалютовал "председателю собрания". Он явно не собирался ни высмеивать его, ни каким-либо образом проявлять неуважение - слова Иердеджофа Данияр воспринял как шутку или иронию, которой они, в сущности, скорее всего и были.
- И все же любопытно узнать, как милсдари планируют с этой ношей справиться, и собственно к какому результату собираются эти переговоры привести. Такие времена, знаете... требующие непростых и хитроумных решений.

+1

22

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Улицы города

Тот, кто приходит первым, не привык уступать дорогу опоздавшему. И даже если на кону стоит жизнь десятков, а то и сотен людей, он не привык отступать, пропускать кого-то вперёд себя. В этом и заключалось право первого, право лидера. На этом и строилась философия победителя.
Клеан ан Димун привыкла побеждать, брать приз в любом состязании, спорить с самой смертью и плевать неприятелю в лицо. Она привыкла, что на её выходки и провокации шипят, скалят зубы, неумело бьют в ответ.
Но вряд ли она привыкла к тому, что противник, оказавшись не робкого десятка, утрётся и плюнет в ответ.
Ваттье де Ридо - шпион по натуре, призванию, по морде лица, не привык отступать. Но знал, что здесь, в Новиграде, городе, который вышел из-под протектората Редании, поставил себя выше других королевств, они - нильфгаардцы и скеллигцы - чужаки. Одинаково для каждого из горожан.
- Они прекрасно умеют говорить сами, милсдарыня Клеан.
Де Ридо не скрыл довольной напыщенной улыбки. По роду деятельности, он прекрасно знал, кто стоит перед ним и что можно ждать от этой женщины. И, что самое главное, знал, как именно с ней можно бороться.
- Маррен аэп Наыргор вар Бист, - молодой дипломат учтиво склонил голову. - Как дипломатическое лицо, представляющее на территории города-государства, объявившего нейтралитет в текущей войне, прошу Вас пропустить дипломатическую процессию.
В воздухе повисла тишина.
Притихшие новиградцы, осторожно наблюдавшие со стороны, зашушукались промеж собой.
Ваттье выжидающе наклонил голову. А затем повернулся к маячившим истуканами рыцарям храма.
- Любезные господа! Благородные рыцари! От лица Маррена вар Биста прошу передать глубочайшие извинения Его Святости! Мы задерживаемся из-за душевной беседы с госпожой Клеан ан Димун! Видит Солнце - нельзя отказать в желании женщине!
"Что же, ведьма! В эту игру можно играть и вдвоём!"

Форум алхимиков

Слова-слова-слова.
Сегодня было так много слов, так мало водки. Преступно мало.
Окажись её чуть больше, господа-алхимики уже бы пустились в переругивания, принялись бы метать посуду и приборы, а когда бы те подошли к концу, то перешли бы на колбы, реторты и ампулы. Разумеется, потом бы сожалели, грустили. Просили бы друг у друга прощения.
А после и вовсе бы послали служку-другого за распутницами из "Хромоножки".
Так проводили время великие умы Севера - в пьяных выходках и похабном поведении.
Каждый разгружался, жил, как мог.
Но сегодня водки было мало, и своё преступление Иердеджоф Эйзенштейн пытался оправдать грядущим делом. Негоже вершить историю, заблевывая всё вокруг.
- Скажем так, мэтр Данияр, - Иердеджоф хитро прищурился, - на предыдущем форуме мы...
- Нажрались в говно!
Эйзенштейн отмахнулся:
- ... решили что великий ум требует великих свершений. И если вяло плыть по течению, позволить управлять собой, то рано или поздно мы вернемся к первобытному виду, к примитивным созданиям, пожирающим собственные фекалии.
- Этот дуралей пытается сказать, - Макроф деликатно, но довольно шумно высморкался в гербовый платок, который, судя по инициалам, принадлежал вовсе не ему, - что мы хотим сорвать сегодняшние переговоры.
- Мда-а-а? - Наггарэ пьяно потряс бородой. - А я думал, что просто хотим заработать!
- И это тоже.

В дверь постучали, и система звонков, протянутых по всему дому, отбила весёлую трель в каждой комнате.
Иердеджоф, сверкая, как бутыль с самогоном, неторопливо поднялся, довольный результатом.
- Надеюсь, это Лякруз! Не скучайте, милсдари! Я быстро!

Но это был не Лякруз.
Гость был знаком Эйзенштейну. В своё время предложение милсдаря Броссарда лишило обычно пугливого алхимика дара речи, но совсем скоро, найдя в Макрофе поддержку, он загорелся идеей войти в историю, как один из спасителей северных королевств.
Ведь каждый из нас капельку тщеславен.
- Пойдемте, милсдарь! Пойдемте! Мы уже собрались!
"Жаль, конечно, что Лякруз не войдет в историю вместе с нами... хотя, пошел он гузно!"

Гаскону был предусмотрительно предоставлен стул, приборы. Наггарэ даже налил ему выпить.
- Итак, милсдари! Мы собрались тут во имя великой цели! Я должен вам сказать, что во все времена...
Иердеджоф запнулся, а затем оглушительно чихнул.
- Простите! Это всё из-за волнения.
- Говоря короче, милсдари, - Макроф, как самый трезвый из братии алхимиков взял слово на себя. - Мы здесь, чтобы помочь правому делу. Нильфгаард всё ближе и ближе подбирается к нашим домам, и если север падет, то не поздоровится всем. Никакой нейтралитет, никакие обещания не спасут нас от петли на шее.
Макроф многозначительно посмотрел на хозяина дома, который пытался вставить свою лепту, но вовремя передумал.
- От нас требовалось изготовить взрывчатое вещество, что мы сделали успешно. Единственный нюанс в том, что получившаяся смесь нестабильна...
Глаза Макрофа хитро блеснули.
- ... но это можно исправить при помощи магии и чародейских рун. Я прав, мэтр Данияр?
- Вы готовы послужить правому делу, мастер-чародей?
- Дать нильфгаардцам пи.. ик! О-о-ой, - Наггарэ прикрыл рот заросшей рыжим волосом ручищей.

+4

23

...ять!
Собственно, мало что можно было еще подумать. Возможно, внешне казалось, что Данияр продолжает слегка улыбаться - только потому что выражение лица так и застыло, когда он понял, к чему клонит эта высоконаучная пьянь. Уютная атмосфера давно уже не была такой уютной, несмотря на вино и богато накрытый стол, и даже алкоголь как-то подозрительно быстро выветривался из крови - тем более что как следует налакаться чародей не успел.
- Ну конечно, - наконец сказал он, когда пауза стала затягиваться, - конечно же, вы правы.
Медленно и спокойно он взял салфетку.
- Меня только удивляет, что вы не сказали раньше. Вы же знаете, что в той же алхимии некоторые вещи требуют времени и подготовки! Думали, в магии иначе? Ну что вы. Все совершенно так же.
Вытирая руки, чародей постарался расслабиться. Оценить обстановку. Я пьяными алхимиками он справится. Новый гость мог оказаться слишком уж быстрым, любая же магия требует времени хотя бы на жест.
- К тому же, вы уверены, во имя какой конкретной цели вы тут собрались? Вы собираетесь заработать? Значит, кто-то заплатит. Вы, милсдари, уверены, что вы на самом деле должны сорвать переговоры, - с грохотом откинув стул, чародей поднялся, стараясь выиграть себе пространство для маневра, - а не оказаться кучкой обалдуев, которых якобы "случайно" раскроют при подготовке взрыва и потом радостно вздернут черным на радость? Вы, сукины дети, решили использовать меня в темную, надавив в последний момент на патриотические чувства? Так. Дела. Не. Делаются!
Если бы только хватило времени проверить, просчитать все возможности, узнать детали плана? Согласился бы он? Если б точно знал, что поможет. А он не знал. Иерарх может пойти на соглашение с черными хотя бы ради того, чтоб приструнить всех этих террористов, алхимиков и чародеев. Так может потому им и нужен был чародей среди заговорщиков?

+1

24

Улицы города

...разумеется, что до Маррена аэп Наыргора вар Биста - чародейке было дела столько же, сколько до тухнувшей в соседней канаве дохлой крысы. До Ваттье несколько больше, но по причине сугубо того факта, что он тоже умел играть на публику. Правда, судя по последним его словам - слегка ошибся и принялся "обрабатывать" совсем не ту публику.
Будь ситуация немного иная - Фарерская Акула не отказала бы себе в удовольствии устроить небольшое кровопролитие, учитывая, что на её стороне была магия и численный перевес, ничем хорошим для "чёрных" бы не закончившееся.
Но были нюансы и приходилось усмирять свою ненависть и кровожадность, чтобы не терять на медё, экономя на растопке для печи.
Тем более, что господин аэп Наыргор был столь любезен, что изволил очень удачно дать чародейке повод красиво завершить свой превентивный удар по репутации иерарха и нильфгаардцев.
А Ваттье был не менее любезен и продолжил дело молодого и подающего надежды дипломата...
- О, я нисколько в этом не сомневалась, господин де Ридо, - ответив главному шпиону всея Нильфгаарда - Клеан переключилась на Маррена, - Бесконечно рада нашему знакомству, господин аэп Наыргор...
При этих словах, чародейка исполнила скромный полупоклон, отведя одну руку чуть назад и в сторону, а другую прижав к покрытой кольчугой груди. Впрочем, при этом она не упустила никого из "чёрных" из виду. Но это были уже предосторожности из разряда " чтобы было".
- В свою очередь представлюсь и я. Я - Клеанна Эйриксдоттир ан Димун по прозвищу "Фарерская Акула", советница ярла Хольгера с Фарер. Не сомневаюсь, вы обо мне слышали. Смею также Вас уверить, что не буду мешать Иерарху принять Вашу делегацию. Ведь всяк кто не слеп видит, что Иерарх уже выбрал.
Последние два слова были особо выделены интонацией. Так, чтобы окружающие - не стража резиденции Иерарха, нет, а простые горожане лучше расслышали. Ведь, внезапно оказалось, что "чёрные"-то тут по приглашению, а вот островитяне - так, мимо проходили и случайно тут оказались.
Совершенно случайно, да-да-да, так всё и было...
- Не смею больше отвлекать... - выплюнула под конец островитянка, с паскудной улыбкой смерив нильфгаардцев плохо скрывающим презрение взглядом и взметнув вверх руку, подавая своим людям приказ уходить.
После чего, последовала за ними сама, оставляя Иерарха наедине с Ваттье и горожанами, что теперь могли лицезреть картину того, как "чёрные" идут договариваться с Его Святостью, который их уже как пить дать продал за презренную нильфгаардскую монету...

На деле же чародейка едва свернув за угол повернула в сторону места, где её ждал господин Бедлам. Несколько попетляв, чтобы избавиться либо отловить возможный "хвост" - Клеан пришла в условленное место, где желала говорить с не менее, а то и более влиятельным человеком, чем Его Святость, на чью "святость" она как истинная дочь Скеллиге и потому потомок Хеймдалля - плевала с высокого уступа трижды...

Оффтоп:

Герыч, Клеан там, где её ждёт Бедлам.

+2

25

[AVA]https://b.radikal.ru/b12/1906/0b/364ef2d526ac.png[/AVA]Форум алхимиков

- Спасибо, милсдарь эээ... Наггарэ?
Гаскон опрокинул содержимое красивого, куда более презентабельного обычных трактирных, стакана в глотку, крякнув от крепости плескавшегося и обжигавшего алкоголя. Но конечно, даже здесь, где обо всем было договорено заранее, дело не могло пройти гладко. Подняв руку, он прервал явно разгорячившегося чародея.
- Уважаемые господа, а особенно вы, мэтр, успокойтесь на минуту. Я полагал, что если вас и пригласят, то сложившееся положение обрисуют до моего прихода, но увы. - Гаскон кашлянул. - От вас не требуют идти и самим взрывать кого-то, равно как и автографов на бутылях со смесью ставить не нужно. Вся опасная часть работы будет на мне и моих людях, вам же нужно будет сидеть тише воды ниже травы.
Если чародей откажется сотрудничать - дело будет худо. Конечно, совсем планы это не сорвет - Гаскон был не прочь рискнуть с нестабильным порошком, варевом или что там они приготовили, но, как и любой разумный диверсант, хотел бы подобных котов в мешке избежать. Другое дело, если этот мэтр сочтет своим священным долгом побежать стучать на заговорщиков всем заинтересованным вроде Храмовой стражи или самим нильфгаардцам в надежде получить за это некого рода иммунитет... Хотя бы ради исключения возможности засады у самой финишной черты стоило его уговорить.
- Отчасти вы правы - почести сразу вам петь не станут, тем более не иерарх и не другие северные короли. Но если вы успели пожить в этом городе хотя бы с месяцок, вы бы сообразили, что расположение Короля нищих значит для многих куда больше, чем милость Хеммельфарта. А Король нищих платит. И обещает защиту в случае гонений, впрочем, они маловероятны. Вряд ли кто-то поймет, кто сделал эту вашу чудо-смесь, а обвинить в крайнем случае всегда можно зерриканцев или офирцев.
Говорить он старался спокойно, не провоцируя перепалки - будь она словесной или магической. Броссард не знал, на что способен мэтр Данияр, и ему не слишком хотелось проверять, превратится ли эта комната в суповый котел, жерло вулкана или глыбу льда.
И все-таки вежливая беседа его немного утомляла. Светские беседы он не вел даже в детстве - не до того ему было, да и мал еще, а уж с Кобелями и их жертвами обмен любезностями был настолько невероятной редкостью, что многие северяне чаще видели единорога. Или думали, что видели.
- И еще я позаботился, чтоб иерарх был настороже насчет нильфгаардцев. Или вообще был расстроен их присутствием, если повезет. - закончил Принц плутов. - Так что скажете? Все еще никаких дел с нами?
Пора было завязывать с выпивкой на сегодня.
И с сомнениями тоже.

+2

26

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Собака лает - караван идет. И шествие его не остановит, не смутит какая-то шавка.
Жители Новиграда с недопониманием смотрели на скеллигцев и нильфгаардцев, нильфгаардцев и скеллигцев. И в общей массе ненавидели одинаково: нильфгаардцев, скеллигцев, прочую приблуду и чужаков. Каждому из них жители портового города могли предъявить очень многое, на многое спросить ответы.
Вот, например, у Магды-лоточницы, торговавшей якобы осененные Вечном Огнем сальные свечи, скеллигские пираты перерезали глотки мужу и младшему брату, которые возвращались с богатыми товаром из Цинтры: островитяне не нападали на торговые суда цинтрийцев, но не чурались разбойничать их партнеров из других городов.
А у кузнеца Гарбена отец и тесть сгинули где-то под Златопольем, а сам он в первую Нильфгаардскую получил клевцом по шлемаку да так, что все лицо перекосило. Девки теперь от него шарахаются, а мочевой нет-нет да подводит.
Новиград смотрел на скеллигцев, на нильфгаардцев. И ненавидел. И ненависть их после выходки Клеан ан Димун лишь возросла.
И всё-таки проход был свободен. Нильфгаардская делегация, так и не купившись на провокацию, мирно вошла под сень святой обители.

Трактир "Шипы розы"

Франциск Бедлам уже однажды делал лестное предложение одной реданской чародейке. И если бы Филиппа Эйльхарт оказалась капельку дальновиднее и смелее, то ныне вольный город Новиград никогда бы не вышел из состава Редании, а его богатства остались бы в королевской казне. Какое бы подспорье было для армии ныне покойного Визимира Второго.
Жаль, что однажды Франциск Бедлам сделал неверный выбор, поставив не на ту чародейку. Но сейчас, когда свобода вольного города вновь оказалась под угрозой, а нильфгаардские гости уже вливали сладкий елей в уши иерарха, он надеялся, что хотя бы один из козырей в его рукаве сыграет.
Разумеется, убийство дипломатов - преступление, Эмгыр вар Эмрейс будет в бешенстве.
Другой вопрос, что он может это сделать чужими руками, списать всё на происки чародеев, отупевших и озлобившихся после Танедда. Или же спихнуть всю вину на скеллигцев.
Гостья, пришедшая в трактир, выглядела воинственной, держалась надменно и, казалось, могла взглядом поиметь в зад всех мужиков на свете да так, что им всем понравится. И это Франциска насторожило.
У Филиппы Эйльхарт тогда был слишком похожий взгляд.
- Приветствую! - Король Нищих отделился от стены, которую он подпирал вот уже как битый час. - До меня дошли вести, что Клеан ан Димун ищет способ расправиться с тараканами, которые забрались в дом. И что в этом ей нужна помощь.
Его цепкий, внимательный взгляд впился в её глаза. И не отступил, не испугался.
- Это так?

Форум алхимиков

Иердеджоф Эйзенштейн - алхимик, практик и очень скользкий, но пьяно-благородный новиградец, посмотрел на мэтра Данияра - того самого чародея и магистра магии, к которому он относился с благоговением - с удивлением и непониманием. Как такой человек, такая личность может задавать такие вопросы?!
Почему он боится? Разве они просят его сделать бомбу? Добыть философский камень? Выдать им флакон со слезами единорога и менструальной кровью девственницы?
Нет! Они просят малость! Сущий пустяк!
Всего лишь немного магии!
Иердеджоф расстроено шмыгнул носом и уже был готов отказаться от этой затеи. Если бы не Макроф.
- От вас не требуется много, мэтр. Пара закрывающих рун, глифов, возможно - заклятий! Я видел ведьмака, который запечатал деревянную дверь своими дешевыми фокусами так, что её не проломил голодный оборотень. Уж вы-то, наверняка, посильнее какого-то шарлатана?
Алхимик недобро прищурился.
- Или же вы считаете, что плясать под дудку Эмгыра вар Эмрейса сподручнее? Что проще загнать себя в ярмо, похерить всё, ради чего жили наши деды и отцы? Так скажите это, мэтр Данияр! Скажите... или помогите нам.

+3

27

Новиград. Трактир «Шипы розы»

Убедившись, что никто не сел им на хвост - Клеан поспешила в назначенное место встречи. Был таковым трактир под названием "Шип Розы", где назначил встречу Король Нищих, на помощь которого чародейка возлагала большие надежды в отличии от Иерарха, что изначально предполагался лишь как отвлекающий манёвр и, частично, как провокация.
Внутрь вошло лишь двое скеллигцев, не считая самой Клеан, остальные же расположились полукругом у входа в то время как те, что оказались в помещении заняли место с обеих сторон от входа.
Нужно было отдать человеку должное - Франциск Бедлам не отвёл взгляд. Не сказать, чтобы взгляд самой Клеан был прямо таки непереносим, но довольно часто люди всё же прятали глаза после первой же попытки поиграть с ней в гляделки.
Король Воров оказался явно не из их среды. Впрочем, постановка вопроса островитянку несколько не устраивала. Возникла шальная мысль, что Сабрина нашептала Бедламу на ухо что-то не то...
- Боюсь, что вы, господин Бедлам, - ответила чародейка, не поведя и бровью, - ...не до конца знакомы со сложившейся ситуацией. Я здесь не для того, чтобы "давить тараканов". Я здесь для того, чтобы не дать спалить их вместе с домом и его жителями. Именно поэтому я и обратилась к вам, господин Бедлам, а не поддержала благочестивую толпу, что готова вот-вот броситься и разорвать на части де Ридо и прочих Эмгыровых холуёв. Потому что я верю в вас и в вашу способность мыслить и действовать куда глубже, обширней и утончённей, чем разъярённая благочестивая толпа.
Не дожидаясь приглашения, уроженка Фарер опустилась на облюбованную ею лавку, предварительно проведя по её поверхности рукой и убедившись, что та более-менее чистая.
После, закинув ногу на ногу и обхватив колено последней руками - продолжила:
- Впрочем, если у вас на уме иные планы - я с радостью их выслушаю. В противном случае - я и не стала бы искать встречи с вами, верно?
Всё больше походило на то, что кто-то из новоприбывших в Новиград рискует остаться по итогу крайним, на которого повесят всех собак и хорошо, если таковым окажется мерзавец-Ваттье. была и обратная вероятность и именно её Клеан и старалась исключить, готовая в случае нужды вовсе свернуть все дела и отчалить восвояси, если будет стоять выбор между политическим поражением и становлением пресловутым козлом отпущения, к вящей радости нильфгаардцев.

0

28

- Красивые картинки вы тут расписываете, надо признать, - прищурился чародей, чувствуя, как его окутывает холодное, все возрастающее спокойствие, готовое в любую секунду взорваться вспышкой ярости. Ему не нравился ни этот молодой человек, по возрасту как раз идеально вписывающийся в образ молокососа - борца за справедливость, ни эта компания пьяных мудозвонов, которые совсем недавно казались еще вполне приятными людьми. Чародей был вынужден признать хотя бы для себя - возможно, только возможно, если бы у него было время осмыслить все, собрать нужную информацию, просчитать риски, подготовиться - возможно тогда он бы согласился. Или по крайней мере всерьез бы осмыслил такую возможность. Убивать нильфгаардцев - что ж, иногда кому-то приходится. Взрывать посольство -поступок несколько более предосудительный, но если речь идет о целесообразности и крайней необходимости, иногда можно забыть и об этом.
Но...
- Красивые картинки, только вот плевать я хотел что на почести, что на гонения. Обвинят местных. Найдут тех, кому выгодно. Алхимиков и чародеев - в первую очередь. Вы не желаете союза с нильфгаардцами? Прекрасно. А что, если ваша маленькая акция как раз и будет на руку нильфгаардцам? Даже если это изначально не подстава, то что будет, если вы добьетесь противоположного эффекта, и на развалинах посольства пожмут друг другу руки выживший посол и  Хеммельфарт? Что могут предложить нильфы? Силы достаточные, чтоб приструнить вас, чтоб выкурить таких ученых умников как вы из ваших библиотек, а сами библиотеки сжечь и разграбить. Что может предложить иерарх? Свою собственную поддержку, соизволение и знание местной специфики. Что, если вы разрушите свой город своими же руками? Как вам такие варианты? 
Ну конечно, они в себе уверены. Компания обиженных на весь мир старых олухов, впервые в жизни решившихся выбраться за пределы собственных гостиных и пьяных разговоров о политике. И как назло, в голову не приходило ни одного подходящего заклинания, чтоб деактивировать взрывчатку или запечатать ее так, чтоб она не смогла взорваться вообще. Да  и, пожалуй, уже было поздно что-то менять.
- Вы не дали мне времени, чтоб собрать больше информации и оценить последствия. Вы обманом заманили меня сюда и просите, нет, требуете помощи. Это нечестно. И я думаю, что кто-то так же нечестно может играть с вами. И тот же король нищих может иметь свои интересы, совсем не схожие с вашими. Так что да - никаких дел с вами. И я вам советую передумать, потому что ваши дела мне определенно не нравятся.
И только попробуйте напасть, - добавил он уже мысленно. - Только попробуйте.

Отредактировано Данияр из Повисса (2019-03-20 22:27:48)

+4

29

[AVA]https://b.radikal.ru/b12/1906/0b/364ef2d526ac.png[/AVA]Форум алхимиков

Гаскон вздохнул. Спорить с упрямцами - дело гиблое, ты быстрее на гору набитую золотом телегу затащишь, чем такого переубедишь. Особенно, когда этот упрямец обладает некими силами, вполне способными со временем заменить аргументы. Однажды новобранец банды затеял спор с Войтеком, причина которого давно забылась. Спор перешел от водки и повышенных тонов к кулакам и оказавшейся под рукой мебели. С тех пор новобранец онемел и почти оглох. Да что уж там, он не помнил, как его зовут.
- Жаль, конечно, но в таком случае мы вас не смеем здесь больше задерживать. Можете вернуться завтра, тут будут действительно обсуждать науку, но сегодня ничего такого вы уже не дождетесь. - заключил бандит. - И последнее. Я надеюсь, вы же не собираетесь бежать к черным и рассказывать им о нашей дружеской встрече?
Такой исход был бы крайне неприятен для всех присутствующих, даже для самого мэтра Данияра. За нильфгаардцами и их контактами пристально следили все - и иерарх, и Франциск Бедлам, и разведки почти всех королевств Севера. И никому из них не хотелось открытой потасовки в городе, по крайней мере, пока.
Броссарду хотелось верить, что это нежелание разжигать пожар раньше времени присутствовало в достаточной мере у всех вовлеченных в решающуюся судьбу Новиграда.
- А проблему нашу мы как-нибудь решим, господа. Вы уже достигли больших успехов, так может, решение проще, чем вы думали?
Конечно, он не думал, что сделать взрывчатку менее опасной для самих подрывников сможет обычная вода или что-то не менее обыденное - хоть логика, что вода в сочетании с огнем и даже взрывом его почти нейтрализует, была почти привлекательна в своей элегантной и дурацкой простоте.
А еще он надеялся, что сознание алхимиков недостаточно затуманено алкоголем, чтоб все их мыслительные процессы застопорились и пришли в окончательный тупик.

+1

30

[AVA]https://d.radikal.ru/d00/1906/2c/ea605eda7008.jpg[/AVA]Мастерский

Новиград. Трактир «Шипы розы»

Женщину понять непросто. Чародейку - сложнее вдвойне.
Франциск Бедлам был человеком неглупым и дальновидным. По крайней мере, он себя таковым считал. Как всякий неглупый и дальновидный человек, он трезво оценивал все возможности и риски делового сотрудничества с женщинами. С чародейками. С островитянками в частности.
Его однажды уже предавали, и предательство это глубокой обидой поселилось в его душе. Гарантий в том, что Клеан ан Димун не последует по стопам Филиппы Эйльхарт не было. Но была уверенность в том, что подход чародейки будет иным: менее трусливым, более холодным и расчетливым, как удар топора по яйцам.
И Король нищих не ошибся.
Клеан ан Димун была расчетлива и беспощадна. Неотвратима, как акула, почуявшая кровь.
- У меня есть люди и информация о том, что сегодня в Новиграде нет-нет, а может вспыхнуть нильфгаардское посольство. Шума и потехи будет - животики надорвешь. Но я готов помешать этому и выставить непрошенных гостей дураками, если у милсдарыни есть план.
Под её холодным взглядом Бедлам поежился, словно повеяло северным ветром.
- Если же милсдарыня чародейка предпочитает выслушать предложения, то я бы рискнул скомпрометировать делегацию в глазах иерарха. Показать их нрав и нутро до того, как будет заключен мир между Вольным Городом и проклятой империей. Тот малец, что прибыл с Ридо - он вспыльчив и юн, падок до девок и нетерпим к северянам, но держит хорошую мину.

Переговоры

Здесь он был лишь в качестве сопровождающего лица - всю грязную работу предстояло сделать Маррену. Вар Бист был мальчиком умным и прилежным, он даже не думал глупить и показывать свои тайные желания и пускаться во все тяжкие. Вероятно тому виной было хорошее воспитание и практически отеческое наставление от Ваттье: в Новиграде полно шлюх и моряков, а сифилис подхватить проще, чем откусить от краюхи хлеба.
Новиградом правила старая развалина, но у иерарха уже однажды хватило смелости поддержать купцов, ремесленников и Священный Совет, отринув власть реданской короны. И только доводы юного вар Биста могли убедить старика примерить новое ярмо.
Архиепископы, главы торговых купеческих гильдий, Кириус Хеммельфарт... Ваттье де Ридо бывал в компаниях и приятнее.
- ... гарантируем вам свободу вероисповедания, свободу от торгового налога в казну империи в течение ближайших пяти лет.
Маррен вар Бист заливался соловьем, и кислые физиономии собравшихся периодически менялись, то в одну, то в другую сторону. Юного дипломата слушали с нескрываемым интересом, что-то запоминая и задавая сопутствующие вопросы.
Перо послушника то и дело ныряло в чернильницу, поспешно протоколируя каждую реплику.
"Всё это может сыграть и против нас. Если документ доберется до рук Эмгыра. А уж если он попадет в руки Верховному Трибуналу, то легкая смерть будет величайшей милостью".
- Вы обещаете нам свободную веру, торговлю, - иерарх говорил медленно, чуть слышно, заметно глотая окончания слов, - защиту торговых кораблей от набегов островитян. Но что вы желаете взамен?
- Лояльности, Ваша Святость, финансовой поддержки на случай военных конфликтов с другими королевствами. Помимо этого, для защиты города в Новиграде будет располагаться форт нильфгаардской армии, готовый всегда встать на защиту города.

Кириус прищурился, недобро сжимая в руке какой-то пергамент.
- Как ваше имя, молодой человек? Я запамятовал.
- Маррен вар Бист, Ваша Святость.

Старик прикрыл глаза. Легкий флер улыбки: светлой и непорочной, как честь куртизанки, скользнул по его губам.
- У меня есть послание от посла...Трахеарна аэп Вдыффира. И его предложение несколько разнится с вашим пактом. И как это понимать?
Совет святош и продажных купцов заворчал, загалдел, поглядывая на непрошенных гостей. Назревала буря.
"Говнюки! Ах, какие шустрые говнюки! - Ваттье недобро прищурился, поглядывая на письмо. - Как здорово они всё разыграли!"
- Ваша Святость, я клянусь Великим Солнцем и собственной жизнью, что дипломатическую миссию представляю только я. И только документ, представленный мною, является истинной.
Маррен поднялся.
И совершил ошибку.
- Я готов доказать свои слова любым способом, какой изберет Ваша Святость.
- Испытание огнем! -
выпалил кто-то из купцов.
- И верно!
- К порядку! -
молоточек в руке иерарха лениво опустился о боек.
- Это святотатство!
- К порядку!
- Он чужеземец!

Молоточек опустился раз. Еще раз. И ещё.
Наконец-то воцарилось молчание.
- К порядку, - повторил иерарх ещё раз. - Мы принимаем предложение, Маррен. Священному Совету требуется время для внутреннего обсуждения, и мы смиренно просим вашего ожидания.
- Мы... мы можем вернуться в посольство?
- Можете. Но я бы рекомендовал остаться под защитой святых стен. Нынче неспокойное время, Маррен. Ещё недавно здесь была Редания, и она готовилась к войне.

Форум алхимиков

Разочарование. Смятение. Недоверие.
Хозяин дома и форума алхимиков хлюпнул носом, но добродушно поднял руки. Добрый мастер Данияр, его кумир и его надежда, им отказал. И жаль, что всё вышло именно так, но никто и не собирался винить повисского чародея за его осторожность. Время сейчас было неспокойное, а то, чего требовал милсдарь заказчик - слишком опасная затея.
- Пойдемте, мастер Данияр, я вас провожу!
Они шли длинными коридорами, и Иердеджоф молчал до самой двери.
- Вы не передумали? Представьте, шанс оставить свое имя в истории, сделать что-то полезное... разве не для этого тратят долгие годы в Бан Арде?*

Алхимики уже строили планы в обход.
Изменить смесь так, сделать перегородку между камерами, скрутить тугой фитиль.
Макроф трудился, не покладая рук.
И дело здесь было не в деньгах. Совсем не в деньгах.
- Будьте осторожны. Фитиль запаливать лишь в самый последний миг. Взрыв и эффект будут обжигающими. И очень обширным.
Алхимик улыбнулся.
- Мы сделали для вас оружие, милсдарь. Но только вы можете убить дракона.

* Данияр, если хочешь, то можешь себя вывести из квеста.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава IV: И пришла война » Поведай им правду