Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Немного о расовых предрассудках


Немного о расовых предрассудках

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время: 5 ноября 1170-ого года.
Место: Элландер, столица княжества Элландер.
Действующие лица: Ванадайн, Эмиель Регис
Описание: Вампира, тем более высшего, так-то просто "на глазок" и не выявишь. Хитры кровососущие бестии, особенно желая затеряться среди честных людей. А что делать эльфам? Эльфа-то сразу видать и тому даже не нужно показывать каждому встречному свои уши и демонстративно изъясняться на Старшей Речи. И с ними люди почему-то плохо ладят. Впрочем, с кем они вообще смогли бы поладить, если даже промеж собой жить спокойно не в состоянии?..

+2

2

[indent=1,0]Погода была типичной ноябрьской - стылой, сырой и ветреной. Все прохожие ходили нахохлившись и обмотавшись тёплыми платками, поскольку осенние бичи воздуха уж слишком неприятно обвивали шею и лицо тех, кому не сиделось по домам. Ванадайн мрачно огляделся. На улице действительно было малолюдно. Может, виной тому была погода, а может и приближающийся вечер, когда все приезжие уже разбрелись по домам и тавернам, закончив прогулки и похождения по лавкам, а местные подсчитывали прибыль и готовились к следующему дню. Тем не менее когда Ванадайн вошёл к травнику, лавка не пустовала. Эльф тут же едва заметно брезгливо поморщился, и не взглянув ни на одного из посетителей пристроился у стола травника. На данный момент тот на крошечных весах отмерял какие-то сушёные травы, и мешать ему не хотелось. Вообще мешать тем, с кем придётся в ближайшие пол часа иметь дело - не лучшая идея. Ещё и цены занизит. В другое время Ванадайн едва ли посмотрел бы на эту лавчонку, но сейчас требовались деньги. Так вышло, что оренов оказалось в кошеле недостаточно, а общаться с менялами было не только противно, но и абсолютно не выгодно. По счастью эльф отлично знал цену некоторым растениям, которые смог без всяких проблем собрать по пути в Элландер. Не слишком много, небрежно, да никакие качественные растения не сделают из dh'oine мастера. Такие только бородавки выводят да простые сборы от простуд едва собирают. И на чём только держится это всё дело, если толку от товара нет?
[indent=1,0]Наконец травник закончил возиться с заказом dh'oine и обратил внимание на Ванадайна. Сперва, конечно же, желал возмутиться, но всего лишь раз небрежно продемонстрированный листок не самого часто встречающегося растения сразу переменил его настроение, что вызвало пренебрежительную усмешку. Эльф по приглашению хозяина лавки прошёл в другую комнату, где хранился основной запас всевозможных ингредиентов и готовых составов, где готовились и иные. Это не впечатляло ни капли - доводилось видеть и мастерские более высокого уровня. Травник не особо удивился, что его посетил эльф, да и вообще вряд ли понял, кто принёс ему товар на продажу, настолько увлёкся растениями, которые Ванадайн всё
вынимал и вынимал из дорожной сумки. Заработок оказался выше ожидаемого. Ну кто так щедро платит за увядшие и помятые растения, которые вдобавок ко всему ещё и пролежали вместе неизвестно сколько времени и вообще стали едва узнаваемы?! Давным-давно, когда Ванадайну довелось учиться у эльфа-травника, за такое можно было получить. Не денег или хвалы, а по шее. А здесь... Одним словом, dh'oine. Не знают, чего творят.
[indent=1,0]С заветным грузом из оренов Ванадайн покинул лавку и направился в таверну. Относительно приличное заведение, если сравнивать с остальными, располагалось не слишком далеко. В меру грязно, в меру шумно и как всегда забито десятками dh'oine. Зная про всё это эльф не спешил, бредя окольными путями. Придя же заказал какой-то ужин и в ожидании заказа примостился за один из столов, скрашивая уходящее время рассматриванием не самого искусно выкованного кинжала. Тусклый свет пламени светильников криво отражался в гранях. Смотреть на посетителей он не желал. Dh'oine вечно недовольны взглядами Ванадайна, улавливая в них не то вызов, не то оскорбление. Увы, сейчас не было путей, что шли бы мимо городов dh'oine.

+1

3

Внешний вид: Тёмные волосы, едва тронутые сединой, аккуратно зачёсаны назад. Серая рубаха на манер туники, свободные тёмные штаны, тёмно-синий плащ с латунной брошью-застёжкой, нижний край которого испачкан дорожной грязью. Остроносые боты. Длинный шарф в тон плащу. Перчатки из толстой кожи.
Инвентарь: Небольшая сумка на поясе, к которой привязано несколько мешочков с лекарственными растениями. В самой сумке - деньги, пара маленьких, чуть больше напёрстка, сосуда с лошадиной известью и алхимическим порохом.

Они ехали в Элландер. Люди, к которым Годфрой примкнул по дороге. Бондарь со своей большой семьёй, одинокий нелюдимый крестьянин и молодой парень из купечества, мечтающий стать менестрелем. Всех вели свои нужды - бочки на продажу и планы на обновки, которые папка купит с выручки; необходимость в крепкой мотыге и других сподручных инструментах, а то в деревне их делают так, что ручка на четвёртый день отваливается; именитый мастер, гостящий у князя - к нему нужно попробовать набиться в ученики, когда ещё такой шанс представится? И Эмиель. Эмиелю вообще в Элландер без надобности, он направлялся в Оксенфурт. Но никуда не спешил и был не против сделать крюк, дабы увидеть что-то новое. От столицы же княжества до Понтара совсем недалеко, а там вдоль реки... Маленькую компанию путешественников с тремя скрипящими телегами охраняли дюжие сыновья бондаря, Миклош и Якоб. А ещё их охранял высший вампир, но этого им знать незачем. Впрочем, охрана, считай, и не нужна - тракт наезженный, многолюдный, регулярно патрулируемый двумя-тремя верховыми. Вот эти ребята от скуки могли устроить досмотр, от которого повелитель бочек Бенедек легко откупился. За сим, возможные неприятности кончались. Время в пути коротали за разговорами. Купеческий сын придумывал себе звучное прозвище, но фантазии ему хватало только на "Сладкоголосого Соловья". Сколько бы ни просили бондаревы дочки, песен от него так и не добились - он важно говорил, что нужно беречь голос и инструмент, а то ведь холодно и сыро. Алхимик помог кмету с измучившим того кашлем. Дел-то было - календулу горячей водой залить, да настоять немного. А как достигли городских ворот - так и разошлись каждый по своим делам, всё равно что растворились в столичной суете.
Побродив немного по Элландеру, Годфрой остался вполне доволен увиденным. По сравнению с полуразрушенным Марибором, этот город производил исключительно благостное впечатление. Немного только беспокоила его перспектива встретить "своих". После недавнего опыта, вампира вовсе не прельщала мысль выставляться напоказ. Так что, пересекись он даже волей случая с кем-то себе подобным - постарается свести общение к минимуму. Уж что хорошо у него получалось - так это учиться на своих ошибках. В этом он был мастер даже получше, чем в составлении снадобий. Мужчина повёл левым плечом. В кости всё ещё что-то неприятно хрустело. Ничего, пройдёт несколько дней и будет как новенькое. Его, всё же, заботил тот факт, что регенерация стала протекать не так легко и быстро, как в былые годы. Да, “поломал” его сородич знатно, но без фанатизма. А последствия давали о себе знать до сих пор. Эмиель подозревал, что дело в его воздержании. Возможно, что-то такое вампирский организм недополучал, что сказывалось на отдельных функциях. Это стоило учесть. Может быть даже попробовать подыскать альтернативу, если удастся понять – в чём именно загвоздка.
Перед тем, как искать место для ночлега (а там – быть может, и новых попутчиков), Регис решил, что недурно будет зайти к своему коллеге, в местную травяную лавку. Вообще, такие вещи – удел, за редким исключением, столичных городов. Так что пренебрегать возможностью не стоило, даже учитывая, что закупиться предстояло по мелочи – та же календула, например. Листья лопуха лишними не бывают. Бадан… Если есть. Едва переступив порог лавки, вампир понял, что тут обходятся совсем без “экзотики”, только самое необходимое. Что ж, тем меньше он потратит денег. Местный травник, любящий заложить за воротник, товар выдавал медленно. Очень медленно. Очередь терпеливо ждала. Годфрой тоже ждал, но чуть менее терпеливо – бродя вдоль полупустых полок, изучая скудный ассортимент. Иногда бросая взгляды на других посетителей, пытаясь угадать – что же их привело. Вот молодая женщина с синяками под глазами – так ей пиона бы попить, а он ей подорожник с одуванчиком продаёт. Дородному мужчине в летах, как раз с очевидным пищевым расстройством, мешает что-то невразумительное, даже не глядя. Хотя казалось бы – «Да что может быть проще, ну хоть аира болотного ему продай… И этот человек в столице работает! Делааа.» – в любой другой ситуации, возмущённый вампир обязательно влез бы со своими бесценными советами в чужой огород. Но… Так ведь можно и без календулы остаться. Вот после покупки надо будет коротенько указать на то, где именно  местный знахарь неправ.
Не мог не привлечь внимания Эмиеля единственный в очереди представитель Старшей Расы – высокий темноволосый эльф с отрешённым взглядом. После того, что случилось в Дол Блатанна, всё чаще этих гордецов можно было встретить в городах людей. Или около городов – другие гордецы, люди, далеко не всегда встречали «остроухих» с распростёртыми объятиями. Этот эльф выглядел совершенно здоровым, по крайней мере, без видимых внешних симптомов. Дал бы что-нибудь подробный осмотр? С его народом Регис работал слишком мало, чтобы утверждать что-то наверняка, сказывался ощутимый недостаток практики. Оказалось, эльф принёс травы на продажу. Будь у Годфроя своя лавка – он бы такие взял разве только в виде благотворительности. Ни заготовки нормальной, ни условий хранения. Судя по выражению лица, эльф прекрасно понимал, что продукт у него не лучший, но по какой-то причине его это мало волновало. «Интересно, где это он взял корни витании снотворной в таком количестве?» – думал вампир, провожая взглядом эльфа, успешно пополнившего свой кошелёк.
– Вам чего? – местный травник шмыгнул большим красным носом и недружелюбно уставился на единственного оставшегося посетителя лавки.
- Мне, милейший, нужна календула, листья лопуха и… – подойдя к прилавку, Эмиель облокотился на него. – Корни витании снотворной. Только порежьте их помельче, чтобы легче сушить было.
- Нет у меня никакой виктании. – снова шмыгнув, человек положил перед покупателем холщовый мешочек и начал собирать заказ.
- «Виктании» - возможно. А витании… Как же это «нет», если вы только что изволили принять довольно внушительное количество оной из рук представителя aen seidhe. – вампир внимательно следил за движениями рук «коллеги», дабы не обнаружить потом пыль и стружку вместо листьев.
- Это длинноухий шо ли? Так он мусор какой-то принёс, я ж чисто по доброте душевной взял, они же бродяги паршивые…
- Алкалоиды. – прервал едва хлынувший поток слов Регис.
- Жрать-то им… Шо?
- Я вас понимаю. Витания содержит алкалоиды, у вас на неё свои планы. Но тем не менее, ничего путного из этих корней вы сделать не сможете. Так что лучше продать их человеку сведущему. – Годфрой поднял глаза. – То есть, мне.
Травник хотел было возразить, даже рот открыл, но встретившись взглядом с клиентом как-то передумал. И нехотя сложил примерно половину принесённых эльфом корешков в отдельный мешочек.
Выбравшись на улицу, алхимик поднял шарф до самого носа. Ему этого делать, на самом-то деле, не обязательно. Он знает, что холодно и промозгло, но его погодный фактор никак не беспокоит. Зато шарф – прекрасный маскировочный элемент, сводящий на нет даже самую небольшую возможность того, что случайный прохожий вдруг заметит необычную форму зубов. То же касается добротных перчаток и слишком длинных ногтей. Правда, в помещении такая «маскировка» не работала, но следить за собой вампир привык уже давно. Темнело быстро, пора уж было найти себе временное пристанище. «Бродяг паршивых», обычно, нигде особо не жалуют. Поспрашивав немного у людей на площади, Эмиель направился прямиком в «Разбитый кувшин» - если верить собранным отзывам, заведение пускай не самое роскошное, но вполне приличное. Это вампира устраивало. К тому же, судя по всему, за названием стояла какая-то история.
Похоже, интересную историю, как и возможность снять комнату, следовало подождать. Таверна оказалась не только «вполне приличной», но и весьма популярной. Казалось, большая часть Элландера вместе со всеми гостями столицы обретались этим вечером в большом жарко натопленном зале. Годфрой размотал шарф и с любопытством огляделся. Подойти к стойке нечего было и думать – хозяина (или хозяйку) заведения даже не было видно из-за голов посетителей. Эмиель попытался поймать одну из служанок, но первая просто его проигнорировала, сконцентрировавшись на большом тяжёлом кувшине с вином в своих руках. А вторая буркнула в ответ на вопрос о свободных комнатах что-то вроде: «Вас много таких, а я здесь одна.» – хотя, на самом деле, по залу сновало ещё три её товарки. Улыбаясь краешком рта, алхимик лавировал между людьми, ища себе подходящее место. Он надеялся, что к поздней ночи какое-то количество народа всё-таки схлынет. Кому-то надоест пить, у кого-то дома жена злая, третьим пора просто по своим комнатам расходиться… Иронично, что едва ли не единственный свободный стул стоял именно у того столика, за которым сидел эльф. Тот самый эльф, которого Регис уже видел у травника в лавке.
- Вы позволите? – спросил вампир, берясь за деревянный брусок, выполнявший функцию спинки стула.
Догадаться, почему именно около него нашлось свободное место, было несложно. Сразу в нескольких подвыпивших компаниях шли активные пересуды насчёт «подозрительного остроухого в углу». Они старались говорить потише, не в последнюю очередь из-за того, что эльф был вооружён. Боялись соваться. Пока что. Регис отлично их слышал и то, что градус алкоголя в их крови повышался вместе с градусом неприязни в их речах, его тревожило. На кинжал в руках эльфа он тоже смотрел без одобрения – зачем лишний раз провоцировать тех, кто и без того успешно себя накручивает?

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

+1

4

Внешний вид: Длинные чёрные волосы, перехваченные на лбу кожаным ремешком, но не заплетённые. Одет в тёмно-зелёную котту, на которой вышиты побеги хмеля, тёмные кожаные штаны и высокие чёрные сапоги. Сверху накинут длинный чёрный плащ с капюшоном. Помимо кинжала есть гвихир в ножнах, но благодаря плащу не так заметен.

[indent=1,0]— Вы позволите? - раздался незнакомый голос совсем рядом. Ванадайн оторвал взгляд от клинка и посмотрел на вопрошающего. Им оказался уже не молодой, но и не старый человек. Некоторые детали облика явно указывали на то, что это не местный житель. Нет той пыли оседлости и пелены обыденности во взгляде.
[indent=1,0]- Конечно, - ответил эльф. Незнакомец не был враждебно настроен, как показалось Ванадайну, да и тратить нервы на лишние споры и выяснение отношений настроения не было. Подумаешь, сел dh'oine за тот же стол. Не катастрофа, особенно если учесть наполненность заведения. Нос не воротит, брезгливо не морщится и вообще не слишком-то огорчён, что сесть пришлось рядом с так называемым нелюдем.
[indent=1,0]То, как dh'oine прозвали представителей Старших Рас, забавляло эльфа. Будто стену неприступную воздвигли люди, отгораживая себя от остальных. Мол, вы не такие, как мы, вы не люди. Нелюди, проще говоря. Наивно считали, что возвышают себя таким образом. Наверняка dh'oine думали, что обижают или оскорбляют Старшие Расы так, хотя в свете происходящих событий можно было смело с гордостью заявить: "Да, мы не люди". Но ирония была не всем понятна, и когда эльфы смотрели на людей как на несмышлёнышей, те почему-то обижались. Иных взглядов dh'oine не заслуживали ни поступками, ни мыслями. Разумеется, высокопоставленные личности отчуждённо и максимально вежливо (для людей, разумеется) обтекаемыми фразами выражали свои мысли и отношение к ситуации так, что конкретных оскорблений и мыслей поймать было нельзя - сплошь намёки и витиеватая позолота. Совсем другое дело простой народ, открыто выражающий все свои мысли. Одни взгляды с гримасами чего стоили. Некоторые тихо шептались, опасаясь, что эльф услышит все их "смелые" мыслишки, другие старательно делали вид, что шепчутся, но голос звучал нарочито громко. Провокаторы же подбивали своих товарищей, что не особо радовало эльфа. Он лишь зашёл перекусить, но что будет, если он решит задержаться на ночь? И если такое отношение к простому эльфу сейчас, то что будет потом, когда отношения накалятся ещё сильнее? Ответить Ванадайн не мог.
[indent=1,0]Наконец показалась в толпе разносчица. Её пышные формы привлекали многих, но это не мешало ей аккуратно нести еду. Хоть её и хватали неожиданно за все округлые места, ни капли из кружки не пролилось, ни крохи не упало с блюда. Во всей толпе она не потеряла заказчика - сложно не заметить единственного на всё заведение эльфа. Разносчица быстро поставила весь ужин перед эльфом, не сильно переживая расой клиента. Ей было плевать, кто посещает таверну - лишь бы платил и не учинял разор.
[indent=1,0]- Осторожней с оружием, - грудным голосом недовольно сказала разносчица, заметив кинжал. При этом она красноречиво покосилась на болтающего с кем-то вышибалу. Эльф безмолвно убрал клинок в ножны. Затевать драку он не намеревался, а верный металл разглядывал чтобы просто отвлечься.
[indent=1,0]- Я здесь не для крови, - только и заметил эльф. Кажется, это не особо успокоило разносчицу, но Ванадайна это не беспокоило. Женщина уже занялась очередным посетителем, спрашивая: "Чего изволите?"
[indent=1,0]Наверняка она произнесла что-то ещё, но эльф переключился полностью на принесённую еду. В кружке обнаружилось терпкое вино из местных сортов винограда, что обрадовало Ванадайна - в предыдущим трактире подали откровенную кислятину, годную лишь для угощения врагов. В тарелке же на каких-то овощах покоился цыплёнок. Конечно, ему было невероятно далеко до того замечательного рябчика, которого на днях изловил Ванадайн в лесу, но таверна всегда остаётся лишь таверной, стоит сказать "спасибо" хотя бы за съедобное мясо. Пока что трапеза проходила спокойно. Dh'oine хоть и были несдержанны в речах, к эльфу ещё не подошли.
[indent=1,0]"О ночёвке в этой таверне можно забыть, - решил Ванадайн без особой радости, когда расслышал несколько нелестных эпитетов.  - Интересно, успею ли отужинать?" Впрочем, какая разница? Стоит беспокоиться больше о том, где в итоге ночевать. Искать другой постоялый двор? Непростое занятие, когда улицы постепенно пустеют, а улочки петляют, скрывая в тупиках таверны. Выходить за стены города, чтобы найти приют под кронами деревьев? Видимо, придётся поступить именно так, хотя здесь, если верить слухам, нежить в это время беснуется. Хотя ещё неизвестно, от нежити больше бед, или же от "жити". Если одних ещё можно убить без проблем, то при виде трупов dh'oine стражники почему-то огорчаются и угрожают тюрьмой, а иметь конфликты с властями сейчас слишком невыгодно. Путь в Долину долог, и так глупо оказываться в руках dh'oine - непозволительная роскошь.
[indent=1,0]- Не самое удачное место вы выбрали, - неожиданно сказал Ванадайн своему сотрапезнику поневоле. - Не все посетители придерживаются мирной линии поведения.

0

5

- А вырядился как, пугало огородное. - прошипел кто-то за спиной вампира. - Тунику-то, небось, свистнул у кого поприличнее.
- Твоя правда. Я точно такую же у Якоба видел. - тут же отозвался другой голос.
- У какого Якоба? У Штибера?
- Да нееет, у Штибера попробуй чё укради, завтра свиньям на обед пойдёшь. - человек хохотнул, но как-то приглушённо и, видимо, с опаской. - Я про того Якоба, который в Шапове живёт.
- Ааа, батя Этты? Ну, такое остроухому спустить нельзя. А ну как я надумаю к Этте свататься на будущий год? Девка она видная, я тоже не карл какой-нито. - говорящий шумно, залихватски шмыгнул носом. - И как я буду тестю в глаза смотреть, спрашивается?
- Ну, это, конечно, если нелюдь у него приоделся... Я вот сейчас припоминаю - вроде у Якоба серая она и там птицы вышиты, а у этого чё?
- Да хер его знает, может и птицы, а может - баба голая. Это ж подойти надо, рассмотреть.
Подходить они робели. Всё ещё робели. Но в тепле и сытости, в состоянии алкогольного опьянения, на свой территории, робость в душах человеческих надолго, как правило, не задерживается.
- Благодарю. - коротко кивнул эльфу Годфрой, откинул плащ и сел.
"Интересно, как на Старшей Речи будет "спасибо"?" - задался он нехитрым лингвистическим вопросом. - "Хорошо бы узнать это у моего нового "соседа", но сперва... Сперва нужно установить контакт." Представитель Aen Seidhe выглядел как тот, кто не слишком склонен завязывать задушевные беседы с первыми встречными. Представители Aen Seidhe вообще не славятся особым дружелюбием, особенно по отношению к людям. И их можно понять. А что до того, что Эмиель Терзиефф-Годфрой - и не человек вовсе... Ну, тут уж будет лучше, если эльф продолжит считать его обыкновенным "dh’oine"
До них снизошла местная полубогиня (судя по стати, взгляду и своеобразному вниманию, оказываемому ей со стороны клиентуры) и недвусмысленно намекнула эльфу, что холодное оружие - это не игрушка. Эльф намёк понял и этот факт очень импонировал Эмиелю. Хорошо, когда человек (или не-человек) разумен и умеет вовремя усмирить свою гордыню.
- Чего изволите? - разносчица повернулась к алхимику вся, будто была цельным изваянием. Даже странно, что местные пьянчужки перед ней не робели.
- Чего-нибудь незамысловатого. - по запахам, Годфрой безошибочно определял, что происходит на местной кухне. - Уха, хлеб, вино. Да и хватит, пожалуй, спасибо.
- Уху подождать придётся, повар только-только окуньков заложил.
- Ничего, я никуда не спешу. На самом деле, хотел у вас же и комнату снять, если это возможно.
- Я у Хайни спрошу, есть ли свободные. - женщина смерила его взглядом, оценивая, хмыкнула и удалилась.
"А Хайни, надо думать, хозяин этого чудесного заведения. Что ж, хорошо вышло. Не надо будет самому сквозь толпу пробиваться." - вампир снял перчатки и убрал их в сумку. Откинувшись на спинку стула, руки он сложил на коленях, не желая лишний раз привлекать внимание к своим очень длинным ногтям. Он как раз прикидывал, как бы начать разговор с эльфом, когда тот вдруг заговорил сам.
- Не могу сказать, что мне было из чего выбирать, сударь. Сами видите - место пользуется любовью народных масс, практически яблоку негде упасть. - вежливо улыбаясь, Эмиель пожал плечами. - Что до миролюбивости местного населения... Что ж, я всегда рассчитываю на лучшее.
Прозвучало это достаточно убедительно. Но ещё убедительнее распалялись люди.
- А я вот как раз хотел у вас спросить, уважаемый... Простите, что отвлекаю от трапезы. - продолжил алхимик, игнорируя нарастающий понемногу ропот. - Это ведь вы сегодня заходили в лавку к травнику, верно? Так вот позвольте полюбопытствовать - где же вы в это время года накопали такое количество свежих корешков витании? Или, может быть, самостоятельно выращиваете?
Хотел эльф на это что-то ответить или нет - было не суть важно, потому что в одной из компаний, рассредоточенных по залу, произошло прохождение точки невозврата.
- А и пойду! - громко заявил худощавый красноносый мужчина, стукнув по столу пустой пивной кружкой. - И спрошу! Или чё думаете?.. Вы за кого меня принимаете вообще?!
"Ну началось..." - подумал Годфрой, без особого энтузиазма наблюдая за приближающимся человеком. Тот на удивление твёрдо стоял на своих ногах и почти не покачивался при движении. За ним направились ещё двое - то ли в качестве зрителей, то ли в качестве поддержки, не желая оставлять друга один на один со страшным остроухим монстром. Паче чаяния, обратился красноносый не к эльфу, а к вампиру:
- Слышь-ка, мужик, ты ж нездешний, так? - он упёр руки в бока и с прищуром уставился на Эмиеля. Глаза его нехорошо блестели.
- Так и есть, милсдарь. Я путешественник, в вашем городе - проездом. - можно было, конечно, попытаться игнорировать такое панибратство, но тогда делегация наверняка перешла бы к более радикальным способам привлечения внимания. А так - был шанс заговорить им зубы, пусть и небольшой.
- Из Бругге небось?
- Отчего же, из Марибора.
- Тю. Ладно, Тило, твоя взяла. Уплыли мои десять оренов. Из-за тебя, кстати, мужик. Слышь-ка? Я поспорил, потому что думал - только в Бругге люди могут якшаться с духобабами и всякой... Швалью подзаборной. - вот теперь красноносый уставился на эльфа, чтобы не возникало никаких вопросов, кого именно он назвал "швалью".
- Господа, давайте будем благоразумны...
Судя по виду вышибалы, на которого ранее так красноречиво косилась разносчица и который ныне столь же красноречиво повернулся к выпившей компании спиной - он никого к порядку призывать не собирался.
- Да ты мужик сиди спокойно, не дёргайся, у нас к тебе претензий нету. У нас претензии к этому вот ворью ушастому. Слышь-ка, рожа эльфская, ты чё, воды в рот набрал? Ты чё забыл-то тут? - красноносый сделал ещё шаг, практически вплотную к столу, вызывающе топнув каблуком.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2018-11-11 15:50:18)

+2

6

[indent=1,0]Разговоры за другими столами становились с каждой минутой всё темнее и темнее. Ванадайн отстранёно подумал, что если бы мысли этих dh'oine были бы так же материальны, как мысли магов, то от него ничего бы не осталось кроме разве что пары пятен крови. Эльфа обвиняли во всех грехах разом, от просто житейских и до совершенно нелепых. По мнению горожан, за какие-то полтора часа, проведённые в этих краях, Ванадайн успел многое: увести у мельникова сына дойную корову в ночь; попортить бочонок хмельного да так, что животы прихватило у всех гостей владельца таверны; заманить купчиху юную да совратить похлеще лешака, что родилась у неё образина несусветная лет эдак семь назад; спалить в зиму хлев; помешать зерну взойти в срок... А вдобавок ко всему Ванадайн, если верить опять-таки местным, раздел кого-то и упёр котту расшитую якобы птицами. Dh'oine особо и не таились, когда строили свои теории.
[indent=1,0]Ответ соседа по столу заставил Ванадайна усмехнуться. Едва ли dh'oine сел бы с эльфом просто так. Даже если бы мест свободных совсем не было, он бы как остальные решил или потесниться, или поискать заведение без нелюдей. Наверняка поспорил с кем-то и теперь доказывает. Потом небось монетку-другую получит. Возможно, этот странник так и собирает себе на путь деньги, на спор "рискуя жизнью" рядом с нелюдями. Впрочем, не всё ли равно, кто чем зарабатывает? Если свара начнётся, ещё неизвестно, как он себя поведёт. Нож всадит? Отсидится? Убежит? В любом случае ни один из исходов не делает жизнь легче.
[indent=1,0]Вопрос, заданный человеком, немного изменил мнение Ванадайна по поводу происходящего. Если тот видел принесённые эльфом травы, к возможным теориям касательно такого поведения добавляется простой финансовый интерес. Растение, принесённое Ванадайном травнику, не самое простое, а в здешних краях найти его - удача. Если знать местные реалии, то продать знающим людям за неплохую сумму не составит труда. Но наводить dh'oine на золотую жилу или даже наниматься претило эльфу. Да и не осерчает народ, если какой-то там "ухастый" зажлобится и не выдаст заветную прогалинку.
[indent=1,0]Ответ был готов сорваться с языка, как вдруг местное мужичьё озверело. Ванадайн кисло улыбнулся. Что ж, он ждал. Жаль только поесть не успел нормально. Расхрабрившиеся dh'oine подошли к столу, но вопреки опасениям не полезли с кулаками, а заговорили. Со странником, не с эльфом, и потому Ванадайн с маской спокойствия продолжил есть, напрочь игнорируя незваных гостей и брошенные вскользь оскорбления. Ответить можно всегда, но зачем? Местные pavian слишком тупы для нормальной беседы и понимают только силу, а драться с ними просто низко. Клинок быстрее кулака и смертоноснее, но далеко ли с клеймом убийцы уйти можно? Эльф не считал себя святым и чистеньким, но в городах стоит соблюдать все законы, иначе придётся передвигаться только по лесам да деревням глухим, в которые новости приходят самое меньшее с двухлетней задержкой.
[indent=1,0]"Шваль подзаборная"? Вот значит как местные относятся к представителям Старших Рас? Ворьё? Ванадайн недобро заиграл желваками. Он был бы рад стремительным движением выхватить кинжал и вспороть брюхо наглецу. Это быстро ведь! Потом можно было бы по инерции и второго чиркануть. Ну а уж меч выхватить между ударами, да сразу и третьему шкуру подпортить. Вышибала массивен и зловещ на вид, но большие туши мяса обычно медлительны, особенно если сравнивать с эльфами. Руки чесались сделать хоть что-нибудь, клинки даже сквозь ножны жгли, напоминая о себе.
[indent=1,0]- А ведь скажут, что это я напал, ворвавшись в таверну, - неслышно для людей обречённо проворчал Ванадайн, но без особой трагедии в голосе. Жаль, но это всё уже привычно. Главное вовремя свалить из города.
[indent=1,0]Dh'oine думал, что встав рядом, он героически нависнет над seidhe и станет диктовать свои условия. Ванадайн разрушил это заблуждение. Терпеть дольше он не желал, и потому встал сам, мигом возвысившись над гостем. Ванадайн всегда выделялся среди толпы сородичей своим высоким ростом, и теперь он возвышался над pavian. Тот несколько стушевался, да и товарищи переглянулись, но отступать никто и не подумал.
[indent=1,0]- Что Я здесь забыл? - недобро тихим голосом спорил эльф. Да, всего лишь потянуться за клинком и стремительно выхватить, не зря же столько лет отрабатывалась та чёткость движений, которая присуща только эльфам и редким ведьмакам? Нет, зря, зря эти dh'oine решились подойти к эльфу и намеренно выводить того из себя! За это обычно дорого платят. Но нападать на гадов в их гнездовье нельзя, хоть один да доплюнет ядом. А в прочем зачем тратить нервы на каких-то человекообразных? Он, Ванадайн, через каких-то несколько часов покинет эту дыру навсегда и все населяющие её pavian перестанут иметь значение, останутся догнивать свой век в грязи, нищете, трупном яде сплетен и предрассудков. Незавидная судьба, достойная низов.
[indent=1,0]- Ничего, dh'oine, ничего. - с вещами Ванадайн не расставался в таверне, и потому без помех легко покинул сие негостеприимное заведение. Искать ещё одно? Но стоит ли оно того? Опять делать вид, что чужие взгляды не имеют ровным счётом никакого значения? Оставлять оскорбления без ответа? Уж лучше довериться старому доброму лесу да звёздам. Без комфорта, но зато спокойнее. Разумный враг в лесу ночью едва ли встретится, а от неразумного спасёт высота деревьев и рефлексы.
[indent=1,0]Уходя, Ванадайн отчётливо слышал едкие замечания и обвинения в трусливом бегстве. Идиоты! Сомнительно, что они могли увидеть и услышать, как эльф вытащил кинжал - полы плаща надёжно укрыли этот жест. Если бы нашёлся идиот, способный кинуться следом, драки было бы не избежать, а победа была бы явно не за ними. Даже если и нашлось бы в зале несколько старых наёмников, отвоевавших своё, эльф бы перерезал всех раньше, чем явилась бы подмога. Но люди продолжили ухохатываться над тем, как прогнали эльфа, и последовали они только до крыльца.
[indent=1,0]Если бы Ванадайн был немного внимательнее, он ещё по дороге от травника обратил бы внимание на мелькавший то там то сям грязный плащ какого-то вроде как попрошайки и пропавший сразу после того, как Ванадайн заглянул в таверну. Но он не заметил. Поэтому он не придал никакого значение нескольким dh'oine, встретившихся по пути. Когда же рядом зловеще просвистел арбалетный болт... Нет, эльф не растерялся и сразу рванул в отходящую в сторону узкую улочку, как и планировали загонщики, поскольку стоило Ванадайну пробежать несколько метров, как дорогу преградили несколько dh'one.
[indent=1,0]- Нелюдям пора издохнуть, - важно изрёк один из них и сплюнул. Арбалеты в руках радикально настроенных человекообразных красноречиво целились в Ванадайна.

+1

7

Если бы алхимик прочитал мысли эльфа - он, несомненно, почувствовал бы себя уязвлённым. Его интерес был продиктован любопытством практически научного толка. А тут "финансовый интерес", "золотая жила"... Что за предрассудки? Однако, пришлось временно позабыть о корешках в целом и переключить своё внимание на конфликт, готовый вылиться в крайне неприятные последствия. Выдержка "ушастого ворья" заслуживала всяких похвал и Эмиель даже передумал вмешиваться, поскольку видел, что его неразговорчивый сосед успешно справляется сам. Тем не менее, определённых успехов провокаторы достигли и беспокоящий их элемент стремительно покинул таверну.
- Э, слышь-ка, ты куда рванул-то? Мы с тобой ещё не договорили! - выкрикнул ему вслед красноносый, но особого рвения отправиться в погоню не выказал.
Тоже вполне разумно. К немедленному выходу на свежий воздух компания, в отличии от эльфа, готова не была. А пока они соберутся - непонятно уже будет, где его и искать. К тому же, в "Разбитом кувшине" тепло, светло и выпить наливают. А снаружи - ветер, может быть даже дождь. Ну и вообще, раз уж "герои" доблестно защитили свою территорию от чужеземного ушастого захвата, они могут вернуться к своим тихим радостям. По дороге к своему столу, товарищи похлопывали друг друга по плечам и громко требовали пива. На травника они более не обращали внимания. От Годфроя же не укрылось, что эльф, уходя, держал оружие наготове. "Что ж, хорошо, что обошлось без кровопролития." - не без облегчения думал вампир, деловито подвинув к себе чужую тарелку и разделывая оставшуюся птицу. Он не слишком беспокоился о том, как это выглядит со стороны. Закончив, он переложил мясо и кое-какие, не слишком размякшие, овощи на лепёшку, аккуратно завернул и уложил в сумку, поверх перчаток. Вытряхнул на стол несколько монет - столько, сколько по его разумению мог стоить этот скудный ужин. "Жаль, вино не во что перелить." - мужчина поднялся, расправил плащ, небрежно закинул один конец шарфа за плечо и направился к выходу. На него, опять же, практически никто не обращал внимания. Так, пара косых взглядов в спину. Странники приходят и уходят, не эльф или там краснолюд какой-нибудь - и то ладно. Когда б им знать.
"Куда бы он мог пойти? На другой постоялый двор - вряд ли, везде свои "доброжелатели" найдутся. И он уж точно не станет искать ночлега у гостеприимных горожан. Тогда... Лес? Гипотетически - вполне возможно. Но далековато, холодно, сыро, деревья уже почти совсем голые стоят. Да и выбраться за городские ворота может быть проблематично. Хотя за звонкую монету выпустят и глазом не моргнут. А эльфам наверняка известны какие-то премудрости, благодаря которым им комфортно в любое время года. Или это всего лишь ещё один глупый миф?.." - ход мыслей Эмиеля, только-только успевшего закрыть за собой дверь таверны, нарушил шум. - "Драка?" Он сделал несколько шагов в сторону проулка, откуда доносились подозрительные звуки. Щёлкнувшая тетива арбалета заставила его ускориться. Отрывки фраз не оставляли сомнений в том, что "доброжелатели" нашлись и вне постоялого двора. Снова свистнул арбалетный болт - и, судя по довольному смеху, зацепил свою цель. Вампир, почти завернувший за угол, был вынужден остановиться. Кровь. Он быстро провёл языком по клыкам. "Станешь мешкать - и её станет больше." - ему пришлось сделать усилие, чтобы заставить себя нормально двигаться дальше. Инстинкт хищника диктовал другое. Какова, бишь, на вкус кровь эльфа? Он уже и не помнит. "Но запах... Запах - замечательный." - разум выдавал один аргумент за другим. - "Я отлично держусь, вот уже почти полвека. Неужели хочу, чтобы было как в Каэдвене?.. Нет. Я в состоянии держать себя в руках. Если не считать того инцидента - столетие уже минуло. Не в первый же раз. Во время восстания было хуже. Во время восстания я был к этому готов, а сейчас - нет. Ничего, немного крови, подумаешь. Просто эффект неожиданности, бывает. Ничего."
Травник хорошо видел в темноте. Людей он насчитал семерых - четверо с одной стороны и трое с другой. Все вооружены. У кого кустарные самострелы, у кого - ножи, а у самого тщедушного на сжатых в кулак пальцах виднелось что-то вроде кастетов. Двое мужчин держали чадящие факелы. Все они соблюдали дистанцию, пока что не собираясь вступать в рукопашную и ограничиваясь одиночными выстрелами из арбалета. Учитывая освещение и отсутствие у стреляющих определённых навыков, получалось у них не очень хорошо, но это их определённо веселило. Улочка совсем узкая, эльф никак не мог их обойти, поскольку ходить по стенам не умел. На этот раз ему всё-таки требовалась помощь. Взывать к голосу разума сих почтенных милсдарей было заведомо бесполезно, не для того они здесь собрались. Диверсия - способ ненадёжный, к тому же, придётся скрываться, но... "Я всё равно не собирался здесь задерживаться." - Годфрой уже нащупал в сумке сосуд с алхимическим порохом. Он стоял очень близко к одному из факелоносцев, буквально дышал ему в спину. Но все взгляды были устремлены на эльфа. Успел ли тот кого-нибудь ранить? Разбираться не было времени. Эмиель поддел пробку ногтем и одним точным движением высыпал порох в сторону открытого огня. Сумятица началась мгновенно, с вспышки пламени и испуганного вопля. Вампир толкнул одного нападавшего на другого, цепко ухватил эльфа за локоть и вытянул в образовавшуюся брешь.
- За мной. - скомандовал он коротко и практически бегом устремился в ту же сторону, откуда пришёл.
Эльфа он, впрочем, отпустил. Предоставляя ему тем самым свободу выбора - тот мог последовать за алхимиком, свернуть куда-то или устроить потасовку, чтобы отомстить своим обидчикам. Но сам Регис не останавливался, пока от ворот его не отделяла пара покосившихся домишек. Только там он обнаружил, что ладонь его левой руки вымазана кровью. Видимо, рукав эльфской котты успел испачкаться или даже пропитаться ею. С трудом удержавшись от того, чтобы слизать кровь с ладони, мужчина тщательно вытер её краем своего плаща. Лицо его в тот момент выражало что-то очень похожее на отвращение.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2018-11-26 07:23:47)

+2

8

[indent=1,0]Ванадайн прошипел, ругаясь, когда dh'oine всё-таки выстрелили. Будь он хоть самым лучшим адептом быстрого стиля боя, отбить вылетевшую из арбалета стрелу не смог бы. Слишком близко стояли враги, а места для манёвра абсолютно никакого. А если бросаться, то спина вообще станет похожей на ежиную. Правда,  в таком случае одного-двух да можно прихватить... Но совсем уж радикальные меры Ванадайн не был готов принять. Потому он и костерил мысленно весь сложившийся день, а именно от решения зайти в город и до всех последующих действий. Правое плечо пока ещё терпимо горело огнём. Повезло, что пальцы от боли не разжались, роняя кинжал, а только сильнее стиснулись на рукояти. Хотелось зажать рану ладонью, но на полпути та предпочла всё-таки опуститься на меч и обнажить его. Если враги полезут, отбиваться сподручнее будет. Эльф не смотрел на рану - отводить взгляд от врагов чревато. Поскольку рука была на месте, а болта в ране не ощущалось, можно было не беспокоиться. Это меньшая из проблем.
[indent=1,0]Pavian ради забавы пальнули ещё пару раз, и Ванадайн почти испугался. Если бы стрелки не сами на коленке собирали своё оружие, а у доброго мастера за звонких монет горсть покупали, все бы болты легли в цель, а не ушли в сторону. Однако неудачи не огорчили напавших, они даже обменялись парой едких замечаний об оружии. Да, "войско" встретилось с тем ещё оружием. Для пьяных свар разве что и годится, где главная цель - заехать кому-нибудь в челюсть, причём нет даже разницы, кому, лишь бы не владельцу таверны. Напавшие горожане явно осознавали, что число временами одолевает любое мастерство, и потому собирались воспользоваться своим положением по полной. Не каждый ведь день выпадает возможность столкнуться с настоящим эльфом, не полукровкой, да ещё и ограбить? О том, что кошель с монетами другой чеканки местные борцы за человечество воровато присвоят себе в случае победы, сомневаться не приходилось. Жаль только, что вероятнее всего снимут уже с трупа. Сдаваться Ванадайн не хотел, а арбалеты намекали, что отбиваться бессмысленно. "Какое глупое положение! И ведь стоят, издеваются, пока я ещё на что-то надеюсь", - эльф мрачно оглядел тех, кто стоял перед ним. Оборачиваться? Зачем, когда со спины картина не лучше?
[indent=1,0]Пробный выпад Ванадайн сделал в сторону одного из загонщиков. Тот кое-как парировал его. Если бы это отребье обучалось фехтованию, то непременно бы возникли проблемы с непривычными блоками, поскольку в данный момент из-за ранения и неуверенности в правой руке узкий эльфский меч Ванадайн держал в левой, что обычно ненадолго сбивает с толку. Но  напавший прошёл более суровую школу - школу улицы, где дрались всем, до чего можно дотянуться, и направление атаки не слишком сильно волновало. К тому же удачное парирование было подкреплено парой болтов, по чистой случайности не повредившей ничего, кроме плаща, и Ванадайну пришлось занять первоначальную позицию. Без вмешательства третьей силы дело грозило окончиться простым избиением, если не убийством. Глупо надеяться, что на улочке вдруг появится боеспособный эльф или хотя бы нетрезвый кмет, способный на мгновение отвлечь внимание напавших. В тесном грязном переулке таких чудес не происходит, ведь в нём есть место только для восьми фигур, подсвеченных дрожащим ржавым светом двух дешёвых факелов и отблесками оружия.
[indent=1,0]Чудес в подобных местах не случается, но сегодня в порядке исключения змей мироздания решил пересмотреть правила, поскольку последовавшее иначе как чудом назвать было трудно. Сзади что-то резко ярко вспыхнуло - гораздо резче ярче, нежели положено гореть простому факелу, от которого больше дым, чем света. Глаза успели привыкнуть к темноте, и внезапный свет на несколько мгновений ослепил Ванадайна. В это же мгновенье после чьего-то "ойка", блямканья тетивы и напуганного высокого вскрика некто схватил эльфа за локоть и потащил прочь от этой чёртовой улочки. То, что при этом кривой порез от болта вновь был потревожен, отступило на второй план.
[indent=1,0]— За мной, - кратко бросил тот, кого Ванадайн совсем не ожидал здесь увидеть. Знакомый из таверны, и вдруг здесь?
[indent=1,0]Эльф решил не спорить, а если честно, то просто не нашёл в себе силы разбираться с ещё одной проблемой. Казалось, бежать пришлось вечность. Кинжал давно перекочевал в ножны, чтобы рука была свободна, а горячка боя осталась позади - преследователей Ванадайн не слышал. Обычно на выносливость жаловаться не приходилось, но вечер выдался не из лёгких. Наконец человек замедлился (эльф подметил, что в этой гонке добрались уже почти до ворот) и брезгливо вытер руку, которой до этого хватал Ванадайна. "Сразу бы в огонь сунул, и дело с концом, - мрачно усмехнулся он. - Dh'oine, что с них взять".
[indent=1,0]-  Зачем это всё? - резче, чем того требовали обстоятельства, негромко спросил Ванадайн. Он не срывался на крик или ругань, не злился, но просто жаждал услышать ответы. Здесь и сейчас, чтобы не осталось ничего неизвестного. - Сперва травник, потом таверна, потом переулок? Не верю в такие совпадения! Без выгоды ни один dh'oine не ввяжется в то, во что влипли вы. Кто вы, чёрт вас всех раздери, и на кой вам я? - Возможно, эльфу следовало избрать другой тон, но как же всё осточертело! Досада от неприятного визита в город, зацепленное плечо, да и ноге что-то некомфортно - Ванадайн ещё не успел заметить, что шальная стрела разодрала голенище и слегка зацепила ногу, только постепенно всё сильнее он начинал хромать и всё сильнее прятал это.

+1

9

Оглянувшись, Годфрой убедился в том, что эльф всё-таки последовал за ним. "Шаг у них и правда лёгкий." - отметил про себя вампир, прислушиваясь к далёкой ругани. Похоже, в суматохе люди вообще не поняли, куда исчезли "двое проходимцев" и теперь поносили друг друга на чём свет стоит. Легко можно представить себе, как они огорчились - забава была безнадёжно испорчена. Отвернувшись от своего случайного спутника, вампир позволил себе довольно усмехнуться. Даже самодовольно: "А неплохо у меня получилось провернуть эдакую штуку." - теперь им предстояло обсудить дальнейший план действий. Эмиель обратил своё внимание в сторону ворот. Если уши его не обманывали (а они никогда не обманывали) - стражники лениво перекидывались в карты, поминутно зевая и прихлёбывая из фляжек, скрытых от начальства под плащами. Стандартная, в общем-то, картина для караулки. Но прежде, чем алхимик успел открыть рот и обратиться к эльфу - тот заговорил сам. После его возмущённой тирады, Годфрой выдержал паузу, внимательно глядя ему в глаза. Такой взгляд, обычно, вызывал не самые приятные ощущения у того, на кого он был направлен.
- Полагаю, таким образом старшие расы выражают свою благодарность? - очень вежливо осведомился вампир. - Можете верить или нет, милсдарь эльф, но "совпадением" не была только встреча в переулке - туда я пошёл за вами специально, подозревая, что вы обязательно влипнете в неприятности. И оказался прав. До этого же, заверяю вас, пути наши пересекались по чистой случайности. Я мог бы объясниться и вдаться в подробности, но не в таком тоне. И не раньше, чем выберусь за пределы этого гостеприимного города.
Нахмурившись, Эмиель вновь повернулся к воротам. "Можно попробовать подкупить стражу. Вряд ли они затребуют золотые горы... Можно, конечно, перебраться через стены ещё менее законными путями, но это повлечёт за собой массу неудобных нюансов." - что ему стены? Но для эльфа, тем более раненого, они могли стать серьёзной преградой. К тому же, нельзя ведь демонстрировать свои сверхъестественные возможности перед кем попало.
- И кого, интересно знать, вы имеете в виду под "всеми"? Я здесь один. - не удержался алхимик от ещё одной недовольной реплики, брошенной через плечо.
Сколь бы ни были они недовольны друг другом, а покинуть город, всё-таки, имело смысл. Не то, что к утру, а уже через пару часов они наверняка окажутся "особо опасными преступниками", напавшими на беззащитных горожан тихого Элландера с целью грабежа и разбоя.
- На данный момент, предлагаю вам принять тот факт, что я пытаюсь помочь из чисто альтруистических побуждений, ex animo. Вне зависимости от вашей точки зрения на сложившуюся ситуацию, любезный. - Годфрой обернул шарф вокруг шеи и аккуратно уложил его на плечах. Встречают, как известно, по одёжке, даже полупьяные стражники. - Моё второе предложение - сотрудничество. Вам, уважаемый, при прочих обстоятельствах, удивительно везёт. Вы ранены, а я - травник и алхимик. И кое-что понимаю в обработке ран. А ещё я догадался прихватить с собой остатки вашего ужина из таверны. Так что, если вы приложите усилия и сумеете взять себя в руки, ночь для вас может стать не настолько скверной, как грозилась.
Впрочем, ещё мог пойти снег и осложнить жизнь желающим переночевать на свежем воздухе. Вампиру-то, понятное дело, нет, а вот эльфу... Северные королевства на то и Северные, что зима каждый раз наступала как-то сразу, без предварительных робких заморозков. Бывало, что и на Саовину снег уже лежал. Но Регис смел надеяться, что уж таких сюрпризов эта ноябрьская ночь им не принесёт. Проблем и без того хватало.
- Третье предложение - подкуп караульных. От вас требуется только подождать снаружи, пока я переговорю с местными блюстителями закона. Можете сымпровизировать пару нетрезвых выкриков вроде: "Ну где ты, дружище?!" - если, конечно, ваша гордость вам позволит. - как он ни старался удержаться от этого, а в голосе всё равно появились менторские нотки. - К слову, от своих попутчиков в дороге я слышал, что где-то в предместье есть приличный постоялый двор. Можем попробовать устроиться там, если ваши "друзья" не решат всё-таки последовать за нами.
Про двор он договаривал уже на ходу. Опять же, эльф мог и не последовать за ним - дело его. Тогда он, правда, подпортил бы Эмиелю легенду для стражи, но тут уж ничего не попишешь. Пан или пропал. По большему счёту, ему было понятно, что на постоялый двор рассчитывать нечего, так что он практически пустословил. Ну или уходить надо будет с самого раннего утра. "Ладно, за стены выйдем - там разберёмся." - алхимик уже подошёл к двери в караулку. Помедлив немного, он постучал. Какое-то время внутри решали, кто пойдёт открывать.
- Кого принесло? Чего надобно? - в двери с лязгом приоткрылось окошко.
- Доброй ночи, милсдарь. Понимаете ли, мы с моим другом засиделись в местной таверне, он немного перепил... Знаете, как это бывает. Но теперь пришло время вернуться на постоялый двор, где нам удалось снять комнаты. И вот мы обнаруживаем, что ворота уже закрыты. - Годфрой растерянно пожал плечами, словно не ожидал такого подвоха.
Он говорил чуть глуше, чем обычно, делая упор на раскатистую "р", свойственную говору уроженцев Каэдвена.
- А вы бы ещё позже спохватились. - хмыкнул в кустистые усы стражник. - Неурочный час, знаете ли, надо было на постоялом дворе и оставаться, а не шляться туда-сюда. Теперь уж до утра...
- О, теперь-то я понимаю... Как и то, что за товарищем нужно было лучше приглядывать. Бедняга едва стоит на ногах. В нашем-то родном Бан Глеане таких правил нет, вот мы и не подумали. - вампир сокрушённо покачал головой, потом взглянул на стражника с хитрым прищуром. - Но неужели мы не сможем как-то уладить это...затруднение? Мы всего лишь уставшие странники, желающие добраться до своего временного пристанища. И мы, разумеется, готовы оплатить штраф, который, несомненно, предусмотрен как раз на такой случай.
- Само собой, предусмотрен. - важно кивнул стражник, быстро сориентировавшийся в предложенных обстоятельствах. - Но это вам надыть со старшим по званию поговорить, я-то и не упомню, сколько там чего.
Заскрежетал засов. Эмиеля пропустили в караулку. Первая часть плана сработала как по маслу.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2018-12-01 01:20:44)

+2

10

[indent=1,0]Ответ dh'oine несколько усмирил пыл эльфа, однако извиняться за сказанное Ванадайн не счёл нужным. Все претензии, по его мнению, были вполне справедливыми и оправданными. Однако фраза и взгляд слегка пристыдили. Действительно, что это вдруг он вспылил, потерял контроль? Не стоят же люди того, верно? Всегда следует оставаться расчётливым и невозмутимым. Тем более когда обстоятельства встречи излишне странны. Не привык Ванадайн, что от dh'oine можно ждать чего-то кроме ненависти и желания нагадить. Видеть подлость в каждом поступке врага - закон выживания. Если про него забыть, то очень скоро можно внезапно обнаружить себя повешенным на ближайшем суку, или же подыхающим в канаве. Хотя нет, вариантов намного больше - когда дело доходит до убийств, во многих проявляется безумный художник, готовый выдумать непозволительно много.
[indent=1,0]- Ad honores? - с усмешкой спросил Ванадайн. Латынь он практически не знал, но за долгую жизнь слышал разные фразы.
[indent=1,0]На предыдущие вопросы эльф решил не отвечать - зачем? И всё-таки что удумал этот dh'oine! Поверить вот так просто, априорно решить положиться на неизвестно кого и ждать спасения? Впрочем, тут явно имела место быть банальная жалость. "Дожили! Теперь появились и сочувствующие!" Действительно, было горько и неприятно осознавать, что Старшие Расы уже жалеют. Но глупо отказываться от предлагаемой в данный момент помощи. Меч никто не отбирает, и в случае чего ещё удастся Ванадайну постоять за себя. И раз пока зла от невольного спутника не пришло, можно было играть по его правилам. Принять факт помощи из милосердия? Отказываться глупо. Особенно если, как выяснилось, этот спутник - травник. Тогда понятно, на кой тот интересовался растением. Эльф мало смыслил во врачевании, но прекрасно понимал, что к ранам нужен поход особый, ведь если загниёт, то и подохнуть запросто можно. Или будет заживать дольше необходимого, если неверно обработать. Третье предложение уже относилось к текущему положению. Подкупить караульных не так трудно, если знать, сколько предлагать. Эльф сразу решил, что возместит этому dh'oine расходы. Деньги-то у Ванадайна были, и какая разница, что чеканка другая? Не в таверне же расплачиваться. А вот выкрикивать желания не было.
[indent=1,0]- Принимаю, - коротко ответил Ванадайн, выслушав всё. Предложения были разумны. - И первое, и второе, и третье.
[indent=1,0]Он уже следовал за травником к караулке, но входить внутрь не стал, равно как и тупо ждать на месте. Пьяные, насколько он помнил, редко столбом стоят. Те всё чаще шатаются, выпивают из кружки или предусмотрительно наполненной фляги или же блюют. Первый пункт, в отличие от остальных, был вполне выполним, и потому эльф нетвёрдой походкой начал бродить по улице туда-сюда. Когда приходится ждать чего-то, что определяет будущее, время начинает тянуться медленнее, чем надо. Это давит на нервы, а подлые мыслишки пораженчества ведут себя всё смелее. В такие моменты необходимо чем-то занять себя, сменить вид деятельности. Поэтому без особого энтузиазма Ванадайн-таки решил следовать предложенному травником плану. Да, не собирался, но образ ведь надо поддерживать?
[indent=1,0]- Ну где ты, ик! дружище? - абсолютно пьяными интонациями громко спросил эльф. И не дожидаясь ответа начал петь какую-то похабную песенку dh'oine. Её он услышал когда-то в одном из трактиров от нажравшегося кмета и теперь старался максимально точно воспроизвести всю ту какофонию хрипов, фальцета, икания и мычания на месте забытых слов, как когда-то услышал в оригинале.
[indent=1,0]- Чего глотку дерёшь? - прилетело откуда-то чужое спасительное недовольство. Эльф давно уже устал так надрываться. - Щяс как заткну!
[indent=1,0]Ванадайн хотел что-то гневно выкрикнуть, но передумал, и вместо этого прервал песню на предпоследнем куплете, досадливо махнув рукой и пробурчав что-то про неблагодарных слушателей и своё прошлое менестреля. Солгал, конечно, но будто есть кому-то до этого дело. Лишённый развлечения, эльф продолжил просто слоняться без дела, мысленно подгоняя травника. На землю медленно и лениво упали первые тяжёлые капли дождя. Гроза не заставила себя ждать, и через пару минут дождь перешёл в ливень, а где-то высоко сверкнула молния, подсветив грузные облака. Раскатистый гром, прорвавший шелест воды, изрядно запоздал. Эльф недовольно фыркнул и плотнее закутался в плащ. Можно было уже ничего не говорить - всё равно слова бы потонули. Плюнув на всё, Ванадайн подошёл к караулке и прильнул к стене в нескольких шагах от двери. Скат крыши давал неплохую защиту от стихии.

+1

11

В караулке, как и положено, было тесно, грязно и пахло неприятно. Пара стражников, бросив короткие взгляды на своего товарища и того, кого он сопровождал, вновь сосредоточились на картах. В дальнем помещении, за столом, сидел, очевидно, "старший по званию". В отличии от своих подчинённых, он был выбрит. Не сказать, чтобы гладко, но весьма старательно. Он, по всей видимости, совсем недавно закончил с трапезой - посуда ещё не была убрана - и теперь задумчиво курил трубку, прикрыв глаза. Когда усатый караульный откашлялся, привлекая его внимание, на вошедших он посмотрел неодобрительно.
- Что такое, Михал? Нарушителя привёл?
- Не совсем так, командир. Тут вот у милсдаря такая оказия вышла, что ему срочно за ворота надобно. Но они с приятелем не пытались совершить диверсию, а честно обратились к нам, час-то неурочный. Он и штраф готов оплатить. - при слове "оплатить", командир как-то подобрался, выпрямился и взглянул на Эмиеля по-другому, с интересом.
- Ах вот оно что. - судя по всему, он уже прикидывал, сколько оренов удастся взять с ночного визитёра. - А что же это вам, любезнейший, вдруг за городом понадобилось?
Алхимик с готовностью вкратце живописал все тяготы жизни простых странников. Путь из Бан Глеана до Марибора, превратности судьбы, дурную погоду, любовь к выпивке и желание вернуться под крышу постоялого двора как можно скорее. Михал за время его рассказа успел заскучать и потихоньку вернуться к своим. Из-за прикрытой им двери вскоре донеслось громогласное выяснение отношений на тему "Да когда ж вы козыри-то успели поменять, черти?!" Командир лениво кивал и выпускал клубы вонючего дыма. У вампира даже в горле запершило, настолько махорка была ядрёная.
- Ну что ж, любезнейший, исключительно входя в ваше положение, по доброй воле... - мужчина потёр подбородок в притворной задумчивости. - Двести. Двести оренов, марками не возьму.
"Воистину, наглость - второе счастье." - неприязненно подумал Годфрой и с не меньшим притворством изобразил удивление.
- Помилуйте, милсдарь, откуда же я вам две сотни возьму? Вся поездка - один сплошной убыток, а ведь пора бы и на родину возвращаться.
- Тогда ждите до утра. - равнодушно пожал плечами командир. - Не так уж, сталбыть, вам и надо ночевать в сухости и тепле. Торговаться не стану, штраф - он штраф и есть.
Тут со двора послышался шум и разнузданное пение. Эльф соизволил-таки вписаться в картину мира.
- Ну вот, началось... Выпустите нас, милсдарь. Хоть за сотню, а? Он же вам сейчас полгорода перебудит и на уши поставит. - алхимик досадливо поморщился и нервно поправил шарф, будто бы испытывал неловкость за своего товарища. - Сейчас ещё эту затянет, ну, знаете, про грифона королевского, который то ли парит, то ли летит высоко.
- Будет беспорядки учинять - в холодную отправится. И вы вместе с ним. - командир усмехнулся. - А там ещё ваши личности надо будет проверить, милсдарь путешественник.
"А вот это вы зря, уважаемый. Угрожать мне не стоит, я ведь по-хорошему договориться хотел." - Эмиель обернулся через плечо на дверь. Она всё ещё была прикрыта и из караулки нельзя было увидеть стол начальства. Равно как и начальство не могло увидеть подчинённых, занимающихся на посту чем угодно, кроме своих прямых обязанностей. Это играло на руку сразу всем. Вампиру в том числе.

Когда Годфрой вышел из караулки, на улице лило как из ведра. "А лучше бы всё-таки пошёл снег. Теперь одежда промокнет. Ужасно непрактично." - он чувствовал, что эльф стоит рядом, но для порядка огляделся по сторонам, как бы пытаясь отыскать фигуру в тёмном плаще.
- А, вы здесь. Сейчас доблестные блюстители порядка найдут нужный ключ и откроют нам калитку. - на выходе он сунул Михалу пару монет и тот действовал весьма расторопно.
Отдельный проход в воротах, очевидно, открывался нечасто. Надсадно заскрипели петли, которые давно никто не смазывал. Стражник себе под нос ругал дождь, осень и какие-то особые народные приметы. Алхимик делал вид, что его товарищ нуждается в поддержке. Хотя реальное положение дел эльфа было не слишком далеко от этого. Только сейчас Эмиель заметил, что его успели ранить ещё и в ногу. И это, конечно, ограничивало свободу движений. С тем же протяжным скрипом калитка закрылась за их спинами. Из города они выбрались. Местный командир будет уверен, что получил от путешественника свои двести оренов, хоть и не сможет вспомнить - куда же он их подевал. И голова у него будет болеть ещё несколько дней. Внушение - штука такая, тонко нужно работать, когда влезаешь в чужое сознание. А Регис давненько гипноз не практиковал, так что побочного эффекта было не избежать.
- Ну что, милсдарь эльф? Какие у вас есть мысли по поводу дальнейших действий? Стоит ли нам рисковать на местном подворье? - погодные условия не облегчали им задачу.
Эльф понемногу терял кровь, отвлечься от запаха которой вампиру становилось всё сложнее, особенно после удушливой вони курева. Плащ его тяжелел, пропитываясь влагой. Мокрые пряди волос норовили прилипнуть ко лбу и лезли в глаза.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2018-12-11 22:30:02)

+3

12

[indent=1,0]Ванадайн украдкой вздохнул, когда dh'oine вышел из караулки. Это значило, что теперь опять придётся куда-то идти, да ещё и в такую погоду. В стылый ливень, неприятными струями стекающий куда-то за воротник. Как же в этот миг хотелось под крышу, к камину! Как на зло вспомнилась и виденная когда-то невыносимо давно библиотека, из которой так часто приходилось сбегать. Тогда самые лютые ливни и стужи не пугали, ведь всегда была возможность укрыться от них, обсохнуть и согреться у огня. Да, целая вечность минула с той поры, когда жить без забот и с надеждой на светлое будущее мог каждый эльф. Теперь укрыться можно разве что под дырявыми кронами, а обсохнуть только после дождя у какого-нибудь костерка, если, конечно, снова не разверзнется хлябь небесная. А если польёт, то ещё туже придётся. Кругом не родной город, где каждый знает каждого, а убогие строения dh'oine, где скорее презрение, ненависть и страх встретишь, чем адекватную реакцию.
[indent=1,0]Пойти вновь оказалось немного труднее. За то время, пока эльф стоял, нога и рука вроде как перестали болеть, только слегка ныли, скорее даже неприятно, чем больно. Но движение нарушило это зыбкое состояние покоя, так что картинная поддержка спутника оказалась более чем уместна. И для антуража, и для дела. Даже сам малоприятный факт того, что лекарь всего лишь dh'oine, отступил на второй план.
[indent=1,0]Сквозь шелест дождя прорезался скрип отпираемых врат города. Что ж, покинуть его негостеприимные стены оказалось не слишком сложно. "Доблестный блюститель порядка" не особо вглядывался, кто покидает город в ночь, и это полностью устраивало эльфа. Намокший плащ уже не висел свободно, а тяжело лежал на плечах, плотно облепив тело и болтающиеся на бедре ножны.  Будь стражник внимательнее, их бы заметить сумел, ведь кто любит разгуливающих вооружённых личностей? К счастью, того наверняка интересовали лишь засаленная колода мятых карт, кружка дрянного пива и взятки за закрытые глаза. Побольше бы таких среди dh'oine, немотивированных, жадных и так отвратно блюдущих порядок.
[indent=1,0]"Интересно, куда идём?" - вяло подумал эльф. Он не смотрел по сторонам и полагался лишь на травника. Каждый шаг резкой не то болью, не то ожогом приковывал мысли к злосчастным царапинам от стрел. Именно царапинам, что-то более серьёзное вероятнее всего вообще не дало бы сделать и шага. Значит, всё не так страшно в этот раз. Плохо было бы в бою. Ванадайн учился фехтовать и имел возможность поговорить с теми, кто не просто плёл красивое стальное кружево в воздухе на потеху публике, а убивал. В бою, как говорил один из учителей, временами важен не один главный Удар, пронзающий плоть и органы, а череда менее значительных по отдельности уколов, порезов и царапин, которые со временем и подвижность ограничивают, и потихоньку тянут жизненные силы, вынуждая оступиться, не довести удар до конца, пожалеть повреждённую конечность или отвлечься на собственную кровь. Но сейчас же не бой, и порезов не так много, всего два. Наверняка если посмотреть на них, всё не так плохо, хотя сейчас просто хотелось где-нибудь остановиться и отдохнуть. Плащ лип к ногам, мешая идти, копилась усталость, из-за которой, как считал Ванадайн, и слегка кружилась голова. Подсохшая было грязь дороги снова размокла, став скользкой и вязкой. Здесь слишком близко к поверхности лежал слой глины, которая и делала почву весьма неприятной в сезон дождей. Вопрос спутника эльф услышал, но какое-то время обдумывал.
[indent=1,0]- Был бы шанс остаться незамеченным - рискнул бы, - ответил Ванадайн через пару шагов. - У меня есть деньги, а если не хватит оренов, то приняли бы и кронами. Но я seidhe, меня не пустят и на порог. А если получится пройти незамеченным, то нет уверенности, что проблем и дальше не будет. Нагрянут ещё среди ночи с вилами да топорами. А я не в том состоянии, чтобы отбиваться от всех разом. - Впрочем, и от одного отбиться было бы не так просто. Кто знает, не решили ли напавшие ранее dh'oine последовать за ушедшей добычей? Кто мешает им точно так же подкинуть несколько монет страже? А если те знакомы, то и без платы пройти? Тогда совсем плохо. В одиночку ещё Ванадайн хоть как-то мог укрыться, затаиться. А сможет ли dh'oine так? Ходит он, конечно, тихо, но маскировка тут ни при чём. И какую плату за помощь от чистого сердца затребует? Хотя если те городские нагрянут, то всё равно не отбиться. Этот травник не ведьмак и не чародей, чтобы совладать со всеми, и второй раз на старый трюк люди не купятся. Возможно, сейчас самый подходящий момент, чтобы расстаться. А порезы можно и самому замотать чем-то, ополоснув водой для порядка. Кто знает, чем были выпачканы болты арбалетные? - Знаешь, dh'oine, слова ты мне не давал, вот никакого. А потому можешь идти. За подкуп стражи могу отдать кронами или марками, ну и сверху за тех гадов с арбалетами накину.
[indent=1,0]В любом случае идти дальше не было ни малейшего желания. Самым простым и желанным решением было бы уйти с дороги, несколько дальше в лес, выбрать дерево потолще или погуще, и скрыться за ним, чтобы просто упасть и дать наконец мышцам отдых. Может, и прикорнуть. Вряд ли кто ночью в лес полезет. И с каждым шагом по размытой дороге это желание росло.

+1

13

Наверное, ему просто нравится влипать в чужие неприятности. Да, это могло стать хорошей версией, многое объясняющей в ответ на вопрос: "Что ж тебе на месте спокойно не сидится?" Чувство вины и души прекрасные порывы, вне всякого сомнения, тоже играют свою роль, но... Может, он просто поменял одну зависимость на другую, более экзотичную? Да, крови он больше не пьёт. Не причиняет вреда "братьям своим меньшим", так сказать. Молодец, Эмиель, можешь следующие пару веков спокойно упиваться своим благородством. Ну так ведь нет же, надо зачем-то сидеть в глухой деревне и изображать из себя травника. Нужно поселиться в полуразрушенном городе и изображать из себя зодчего. Нужно влезть, куда не просят и изображать из себя... Кого он сейчас из себя изображает, кстати? Туссентского рыцаря? С другой стороны - чем не способ проводить время? Каждый развлекается в меру своих возможностей. А у высших вампиров возможностей полно, каких только нет. Годфрою вспомнился Габриэль, один из друзей его буйной юности, внёсший внушительный вклад в эпоху становления людских легенд о вампирах. Его можно было поблагодарить, в частности, за устоявшееся мнение о любви кровожадных чудищ к роскошной жизни. И за то, что будто бы в старых и жутких замках обязательно живёт какая-то нечисть. Хотя чаще там просто паутина по углам, шаткие конструкции и премерзкие сквозняки. В общем, развлекался Габриэль таким образом: поймает какого-нибудь кмета или торговца, покусает основательно, кровушки выпьет в меру, жути нагонит и отпустит как бы случайно, предварительно назвав какое-нибудь помпезное вымышленное имя и местоположение «логова». А потом сидел и ждал, пока на него соберут облаву. Очень радовался, если приходил кто-то более-менее прилично вооружённый. Или лучше того - редкий для того времени ведьмачий деликатес. И тогда он разыгрывал целое представление, заканчивающееся неизменным пиршеством. Для этих целей созывались приятели и знакомые, потому что без публики Габриэль не работал. Но, конечно, ему это всё довольно скоро приелось и он залёг в спячку где-то в эльфских руинах под Венгербергом. Может, и до сих пор там спит, Эмиель не испытывал большого желания проверять.
Спустя пару минут, травник пришёл к выводу, что предаваться размышлениям о прошлом и анализировать своё поведение под осенним дождём - это как-то вульгарно. Длинные носы его бот погружались в грязь с тихим, но отчётливым чавканьем. Такую поди потом отчисти. Хорошо, что он знает несколько интереснейших составов, которые значительно облегчают быт. «Алхимик - существо ленивое.» - любил говаривать наставник Региса, Альфредо де Билле, приступая ко второму завтраку. - «Именно по этой причине он будет пахать как вол - лишь бы потом иметь возможность не делать ничего вообще.» Альфредо к тому моменту уже находился в статусе мэтра и мог позволить себе палец о палец не ударять. Для работы у него имелся ученик и подручный - собственно, сам Годфрой. За короткую паузу, взятую эльфом, вампир успел припомнить три подходящих рецепта и пожалеть, что не натёр обувь заблаговременно норковым маслом. Поэтому смысл слов представителя старшей расы не сразу дошёл до него. А когда дошёл - настал черёд Эмиеля взять паузу. Он не обдумывал ответ и не подсчитывал, как мог кто-то ожидать, сумму, которую стоило бы "стрясти" за "тех гадов с арбалетами". Нет, он старался унять неожиданно легко вспыхнувшее раздражение. Раньше, когда он ещё не умел так хорошо себя контролировать, подобные чувства быстро переходили в злобу. А злоба оборачивалась плачевными последствиями. На счастье раненного эльфа, те времена остались далеко позади. "Должно быть, дело в запахе крови." - решил алхимик. Конечно, нельзя сравнивать это с воздействием, например, паров спирта на человеческий организм. Однако, нельзя и отрицать естественную инстинктивную реакцию.
Годфрой сконцентрировался на запахе прелой листвы. Благо, недостатка в оной не ощущалось. Стало легче. Не моментально, но всё же достаточно скоро.
- Что ж, милсдарь эльф... - он поймал себя на мысли, что до сих пор не имеет ни малейшего понятия, как обращаться к своему случайному попутчику. Да и сам не представился, раз уж на то пошло. - Полагаю, вы можете спать, подобно птице, на ветке дерева. Смею также предположить, что вы не испытываете недостатка в перевязочных материалах и обеззараживающих средствах. Искренне за вас рад и в то же время завидую вам, поскольку в последних испытываю недостаток даже я. И раз уж вы совершенно не нуждаетесь в моей помощи - не смею вас задерживать.
Прозвучало хуже, чем вампиру того бы хотелось. Ядовито как-то прозвучало, нехорошо. С другой стороны, эльфа тоже сложно назвать излишне любезным.
- Денег я с вас не возьму. Вы, наверное, помните, я уже говорил ранее - я делаю это по велению души, а вовсе не корысти ради. - Эмиель перестал поддерживать раненного и отступил на несколько шагов в сторону. - Но не могу же я навязывать свою помощь насильно.
"Удивительный упрямец мне попался." - встав на обочине, Эмиель наблюдал. Ему важно было понять - как будет двигаться эльф и что станет делать дальше. - "Неужели и правда уйдёт в лес?.. Интересно, весь ли его народ состоит из таких гордецов." Алхимик перевёл взгляд на тёмный массив леса. До него сначала надо было ещё дойти. Вода уже струями стекала и с волос Годфроя и с ещё более длинных волос эльфа. "Только мне это не доставляет особых неудобств. А вот ему, должно быть, холодно." - предместья Элландера, как заметил вампир, удивительно небогаты постройками. Возможно, дело было в стратегическом расположении города. Возможно, в чём-то ещё. Но насколько хватало глаз - он не видел даже какой-нибудь сараюшки, где они могли бы укрыться от дождя.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

+2

14

[indent=1,0]Стоило спутнику предложить абсолютно бредовый вариант ночёвки на дереве, Ванадайн серьёзно задумался. Подобным образом поступать ранее приходилось не раз. Когда не хотелось в лишний раз глаза мозолить различным разумным расам, а когда появлялось явное нежелание стать чьим-нибудь ночным перекусом. Но наваждение спало быстро, стоило лишь взглянуть на ближайшее дерево. Высокое, ветки начинаются далеко от земли, да и тонковаты. Даже если предположить, что каким-то чудом получится там разместиться, велик риск по утру не слезть. - А то и вовсе в лепёшку, - проворчал он, отметая любые мысли. Эта фраза не предназначалась dh'oine и вырвалась случайно, однако причин беспокоиться не было. Сквозь шум дождя тихий голос так просто не расслышать.
[indent=1,0]Лишившись поддержки, эльф неловко пошатнулся, но нашёл в себе силы устоять. Если весь вес перенести на здоровую ногу, то вроде и нормально, не считая лёгкого головокружения. Может, от ран, но скорее всего усталость. Царапины же не влияют так?
[indent=1,0]- Неправильный из тебя dh'oine, - Ванадайн качнул головой. - Не учили разве, что эльфы - зараза тёмного прошлого? - эту фразу он как-то услышал в одном из трактиров, а передавая лекарю, невольно скопировал искренние интонации оратора, от себя добавив разве что издёвки в тон. - Зараза, которую надо искоренять, гнать с земель людских. Что эти гады насилуют, жгут и убивают наших баб, стариков, дитяток, разоряют деревни и города? - Ванадайн зло усмехнулся. - Конечно учили. Не могли не учить. А если такие слова не звучали, то наверняка был призыв остерегаться и по возможности убивать.
[indent=1,0]Эльф знал, о чём говорил. Иначе в обществе быть не могло. Когда есть образ врага, юным поколениям прививают ненависть к нему. Давным-давно он сам впитал её вместе со всеми науками, сделав незыблемой идеей. Не было повода усомниться в ней. Да, пришло понимание о многогранности мира, о разнице взглядов, но причин отказаться от ненависти Ванадайн не видел. Конечно, dh'oine были разными, но мысли у них всегда схожи. Исключения же из правил крайне подозрительны и не внушают доверия, кажутся ловушкой. Подобная ненависть была взаимна, и в последнее время всё сильнее dh'oine огрызались на нелюдей. Не могли они не взращивать в своих детях подобное отношение. Северные Королевства прогнили насквозь. Осталась одна лишь ещё красивая оболочка из гордых названий и блёклых по эльфским, но не людским меркам городов. А внутри всё выкрошилось, стухло. Стоит лишь вспомнить, как раньше здесь было. Лет семь назад Ванадайн проезжал через этот город. Тогда он спокойно и в таверну зашёл, и даже целую неделю прожил там. Не обошлось без косых взглядов, но не больше. Хозяин был вежлив и учтив, а прочие посетители сторонились, но не нападали. Кто-то даже пытался завести мирную беседу, не испугавшись периодически мелькающей на эльфском лице гримасы отвращения и отстранённости в голосе. Город не изменился, изменились жители. Раньше… - Раньше? – пробормотал Ванадайн, уцепившись за мысль, и совершенно другим взглядом посмотрел на лесок. Он шёл тогда через этот лес, параллельно дороге. – Пол часа ходьбы, - именно столько было до старой избушки ещё более старой травницы. Или все полтора? Расстояние запомнилось много хуже, чем примерный план города. Не просто так же без поисков по городу и расспросов прохожих эльф зашёл в ту лавку, где продал растения, а после в таверну.
[indent=1,0]Ванадайн шагнул ближе к лесу, поддаваясь воспоминаниям, но сразу пожалел о лишнем шаге. Недовольно скрипнув зубами, напряжённо замер, пережидая, пока ноющая нога уймётся. Плечо почти не чувствовалось, и это радовало. Также прошедшее время дало эльфу понять, что никаким ядом dh'oine не пользовались - времени прошло достаточно. Такие люди не стали бы использовать медленный яд. Это слишком долго, терпения ни за что не хватит.
[indent=1,0]- Несколько лет назад там была избушка, - громко сказал Ванадайн лекарю, когда волна слабости схлынула. – Старуха там жила, когда травы шли. Зимой охотники капканы оставляли. Если и идти, то только туда.
[indent=1,0]Ванадайн замолчал, продолжив вглядываться в лес. В памяти возник образ низкого косого домика без окон, крыша которого давно поросла мхом и травой. Он будто утопал на пол метра в землю, и чтобы пройти внутрь, приходилось ещё спускаться по ступеням. С двух сторон его подпирают ели, широкие нижние ветви которых лежат на крыше, и лишь у косо торчащей трубы они обрублены. Мимо такого легко пройти, не заметив. Вот только очень сильный запах разных трав. В голове эльфа помимо воспоминаний хаотично метались самые разные мысли, и главная из них не давала покоя. От неё он невольно хмурился, сжимал и разжимал кулаки, пытаясь собраться с духом. Задуманное не нравилось, но надо уметь принимать... не поражение, правду. Сейчас она такова, что реальнее по дороге к той избушке просто рухнуть, чем дойти. Если к обретению сознания эльфа не найдут прочие dh'oine, не сожрут монстры и звери, то случится что-нибудь другое, чего сейчас не предугадать. Нет ничего горче состояния беспомощности и необходимости просить о помощи другого. И даже то, что лекарь предлагает помощь сам, не решает вопрос. Будет ли её принятие использованием доступных ресурсов, или же это отступление от принципов? Лучше учитывать как первое. Рано или поздно наступает момент, когда ради продвижения к цели следует сделать шаг в сторону или назад. Если это оправдано, то делу не повредит. Эльф наконец смирился с грядущим как мог и успокоился, малейшая тень неуверенности пропала с лица, и вся борьба осталась разве что в душе. Ванадайн повернулся к спутнику и посмотрел ему в глаза, размышляя о правильности своих намерений.
[indent=1,0]- Мне нужна ваша помощь, лекарь, - наконец сказал Ванадайн, когда подобрал нужные слова. Знал бы кто, каких мук стоила эта фраза! Но решение было принято, а значит, что колебаниям не место. – Я не смогу дойти сам, я не смогу разобраться с порезами. Я готов начать доверять вам.

+1

15

Как и следовало ожидать, с передвижением у эльфа возникли проблемы. Вампир молча наблюдал, ни во что не вмешиваясь и никак не реагируя на сказанное. Он хорошо знал, что такое гордыня. Знакомы ему были и те чувства, когда в каждом встречном видишь потенциального противника. Когда всё знаешь лучше всех. Когда отвергаешь любую помощь, отталкиваешь любую протянутую руку, огрызаешься в ответ на любой добрый совет. Ему когда-то казалось, что у него есть на это причины. Так что и у эльфа они, очевидно, тоже были. Только убедившись, что тот смотрит в другую сторону, Эмиель позволил себе коротко улыбнуться. "Неправильный dh'oine" - действительно забавная характеристика, здесь сложно удержаться. "Откуда бы вам, юноша, знать, что такое "зараза тёмного прошлого"?" - по внешнему виду сложно было сказать, сколько лет эльфскому упрямцу. Но навскидку, Регис дал бы ему немногим больше сотни. Если и застал восстание Аэлирэнн, то в возрасте условно-сознательном. Страница в истории его народа, безусловно, кровавая. Однако, справедливости ради, кровавая с обеих сторон. Террор, устроенный эльфами, был жесток. Как до этих событий были жестоки люди, устроившие резню в Эст Хемлет и Лок Муинне. А ещё до первой высадки людей, разве не эльфы насильно заставили краснолюдов уйти в горы?.. Обе стороны теперь тактично замалчивают собственные прегрешения. Но жестокость порождает жестокость. Что до людских призывов... Ещё совсем свежо в памяти рода людского другое восстание, полное крови и ужаса. Восстание Фальки. И она подняла людей не против эльфов. Отнюдь не "остроухую мразь" призывали казнить её сторонники. Человек человеку волк - так гласит поговорка и придумана она не старшими расами, а человеком же. "В этом возрасте можно уже понять, что дело не только, да и не столько в форме ушей." - при другом освещении и должном внимании, эльф легко мог бы прочесть во взгляде Годфроя сочувствие. Которое, впрочем, наверняка было бы истолковано им как жалость.
В конце концов, эльф смог переступить через себя и признать очевидное. Алхимик выслушал его, вежливо подняв брови и отметив про себя, что он опять перешёл на "вы". Интересный штрих к манере общения. Эмиель коротко кивнул в знак согласия и снова подошёл к раненному.
- Обопритесь на меня. Вот так. И давайте уже двигаться, пока кто-нибудь из нас ещё и не простыл вдобавок. А то в таких замечательных погодных условиях, знаете ли, немудрено. - не желающий навязывать свою помощь, травник её всё-таки навязал. - Так где, говорите, должна быть избушка?
Под "кем-нибудь", кто может заболеть, стоя под проливным дождём, Годфрой, естественно, подразумевал эльфа. В сущности, представители старших рас мало чем отличались от людей в физическом плане. А уж что касалось расположения органов и их чувствительности к внешнему воздействию - так они и вовсе идентичны. Будь всё дело в конвергенции или других эволюционных тонкостях, вряд ли эльфы обладали некими мутациями или генетическими особенностями, гарантированно избавляющими их от такой "человеческой" неприятности как насморк.
- Кстати, мы так и не представились друг другу. Как-то случая подходящего не подвернулось. Меня зовут Эмиель Годфрой. А вас? - вампиру порядком надоело слушать бесконечное аритмичное "чавк-чавк-чавк" двух пар обуви по грязи.
Веса, который перенёс на него эльф, чтобы не нагружать больную ногу, он, конечно же, совсем не чувствовал. Но старался идти как можно медленнее, чтобы не доставлять раненному лишних хлопот. По пути Эмиель думал, чем можно обработать так называемые "царапины", оставленные арбалетными болтами. "Хорошо, что я докупил календулы. Пара-тройка корешков девясила должна ещё оставаться. Хороши были бы грибы-дождевики, да откуда их взять, в ноябре-то. Зато есть медуница... А вот с ёмкостью для воды и самой водой - проблема. Набирать дождевую - долго и бессмысленно. Будем надеяться, что где-нибудь поблизости есть какой-нибудь источник. Давно нужно было обзавестись флягой..."
Пусть и не спеша, но до леса они добрались довольно скоро. Когда только ступили под сень деревьев - травник остановился.
- Отдохнём. - предложил он, оглядываясь по сторонам. - Очевидно, что никакой погони за нами нет. Как ваша нога?
Эльф, скорее всего, и правда нуждался в передышке. Годфрой же взял паузу, чтобы разведать обстановку. Лес - это всегда отдельный мир, живущий по своим законам. В этом конкретном месте угрозы не чувствовалось. Ночные животные жили обычной жизнью. Где-то далеко ухнул филин. В самой чаще, очевидно, обитали какие-то крупные членистоногие, но и те были заняты своими делами. Их маленькое вторжение прошло незамеченным. Дальше шли, следуя указаниям эльфа. Передвигаться по мхам и палой листве было проще и приятнее, нежели по скользкой и вязкой грязи.
- Вы уверены, что избушка где-то здесь? Не вижу ничего... - вампир благоразумно воздержался от какого-либо завершения начатой было фразы.
"Не вижу ничего даже отдалённо похожего на тропу." - вот что он хотел сказать. Но подумал, что, в общем-то, и не должен видеть многого. Ночь, пасмурно, ни луны, ни звёзд. Что в таких условиях может различить человеческое зрение? "При условии, что мы не заблудились, изба, вероятно, совсем заброшена. Если в ней, например, провалилась крыша - много проку от такого укрытия нам не будет." - ещё немногим позже выяснилось, что эльф не ошибался. Избушка стояла на месте и даже крыша её была цела. Только дверь перекосилась и открылась не сразу, нехотя впуская путников в затхлую тьму. Обстановка внутри обнаружилась аскетичная - грубо сколоченные стол и табурет, лежак с тюфяком в углу, пара полок. В центре - небольшой очаг, выложенный камнями. Пробираясь якобы на ощупь, Эмиель довёл эльфа до лежака.
- Здесь, вроде, можно сесть. Надо бы развести огонь, да только отсырело ведь всё... - для пущей убедительности, он споткнулся и коротко незамысловато выругался. - Есть у вас огниво, милсдарь? Или, может, какая-нибудь эльфская хитрость на такой случай припасена?
Алхимик стал методично обыскивать помещение на предмет подходящей посуды, заготовки дров и других полезных вещей. Судя по всему, упомянутая ранее эльфом старуха была неплохой травницей. И хранила в избушке кое-какой инструмент. Что существенно облегчало Годфрою задачу.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2019-02-14 17:19:32)

+1

16

[indent=1,0]Ванадайн уже без лишних колебаний воспользовался поддержкой лекаря. Во-первых, стоять самому уже было трудно. Во-вторых, погода ни на каплю не улучшилась. Второй фактор был решающим. Пусть эльф и не питал любви к представителям расы человеческой, он не хотел бы, чтобы столь необычный своим отношением к миру спутник вдруг слёг с какой болезнью. Вряд ли это лекарь привык к скитаниям в такую погоду. Если бы не Ванадайн, то он наверняка пережидал в таверне, а то и нанял крытый экипаж.
[indent=1,0]- На словах трудно описать. К ней я вышел другим путём, и никаких примет точных указать не могу, - честно ответил Ванадайн. Да и какие приметы в лесу могут подсказать простому dh'oine? Сам эльф просто помнил примерное направление и общий рельеф местности. Лес рос не на идеально ровной поверхности, а раскидывался по невысоким холмам, которые обозначались едва заметным уклоном. В нём были ручьи, овраги и балки.
[indent=1,0]Лес медленно приближался. От дороги он был далеко не только благодаря тому, что деревья не желали расти на занятой травами земле. Больно уж чёткой была граница, а любимые кустарниками обочины под зиму радовали лишь редкими щетинами стерни. Прочие травы поникли под напором ветра и дождей, за осень успели подгнить. Впрочем, и они были какими-то жидкими. Или же это дожди превратили всё в грязь? Возможно всякое. В любом случае, такое можно считать лишь заслугой градоправителей. Чистые обочины всегда залог спокойного путешествия. Разбойникам засад не устроить, а это сильно радует купцов и наёмную охрану. Ванадайн двояко относился к подобному - с одной стороны, во время пути так гораздо удобнее. Видно далеко, ветви не хлещут, засад на путников нет. С другой же стороны, на открытой местности самому трудно укрыться. Не все встречные доброжелательно настроены, не всегда можно показываться. Обычно утешало то, что не все владельцы земель добросовестно расчищают дороги.
[indent=1,0]Задумавшись, Ванадайн не обращал внимания на молчание. Тишина давно стала привычной спутницей в путешествиях, и, хоть иногда и не хватало живого общения, не давила. Лекарь, видимо, привык к городам, где постоянно слышны разговоры, или же просто был общительным. Но раз уж решили сотрудничать, то действительно надо представиться. Соглашаясь с высказыванием лекаря, эльф кивнул.
[indent=1,0]- Ванадайн аэп Вельхар из Шаэрраведда, - представился в свою очередь эльф. Полагалось бы сказать и что-то ещё вроде "Рад знакомству!" или "Приятно познакомиться!", но наверное обстоятельства встречи и погода дурно влияли на настроение. Ванадайн не испытывал особой радости, да и приятного не видел. Он был благодарен за неоднократную помощь, но не более. Впрочем, и грубить этому человеку что-то не сильно хотелось. "Прав был наставник. Чужая вежливость нередко обезоруживает," - отстранёно подумал эльф, плетясь в компании лекаря в сторону леса. Ванадайн давно должен был научиться расправляться с ней, ведь в политике иначе никак. Вежливо уничтожить собеседника, вежливо оскорбить. Мерзкие маски, от которых чуть не выворачивало, являлись всегда неотъемлемой частью власти. Эльфу же не хватало самообладания, чтобы принять правила игры.
[indent=1,0]В невесёлых размышлениях Ванадайн дошёл до леса. Удивительно, но вес эльфа травнику особых проблем не доставлял - дыхание особо не сбилось, и можно было понять, что передвижение тормозит именно эльф. Это наводило на мысли о том, что человек не всю жизнь был травником, или же что иногда приходилось где-то применять силу. Предложение остановиться Ванадайн принял с радостью. Жаль, обстоятельства не позволяли просто повалиться и передохнуть. Эльф чётко осознавал, что после подобного уже не сможет подняться.
[indent=1,0]- И хорошо, что нет, - заметил он и кисло усмехнулся: - Нога пока на месте, жить буду. Минутку постоим, и можно дальше.
[indent=1,0]Правда, отдых растянулся чуть больше, чем на минуту, но затем движение возобновилось. Ванадайн старательно выбирал дорогу, изредка меняя направление. Попавшийся по пути овражек дал понять, что пока с маршрута эльф не сбился. Благо, на всём пути то и дело встречались заметные ориентиры. Возможно, их заметил бы и dh'oine, но при условии чёткого следования - для полноты описания пути пришлось бы упоминать иные моменты на случай отклонения. К тому же часть ориентиров всплывала в памяти только при подходе к ним - ну какой из этого толк? Благо, лекарь принял проводника в лице эльфа.
[indent=1,0]- Не стоит волноваться, - Ванадайн внимательно окинул окрестность взглядом. Здесь он точно бывал ранее, до избушки рукой подать. - Уже близко.
[indent=1,0]И вот знакомый домик, будто спрятавшийся от глаз незваных гостей. Хозяйка, должно быть, уже либо померла, либо бросила своё занятие - слишком опустевшим выглядело жилище. От сырости почва "гуляла", и потому перекосившуюся дверь лекарь открыл не без труда. Ванадайн бы солгал, если бы заявил, что никогда не был внутри. В прошлый визит он наведался к старухе в гости по просьбе одного знакомого. Когда-то давно травница спасла заблудившегося в лесу маленького эльфа от смерти и продержала у себя в гостях несколько долгих летних месяцев, обучая различным премудростям, дабы развеять скуку и заполучить помощника. А по осени наконец нашла других Aen Seidhe, которые согласились довести ребёнка до Долины Цветов. Несмотря на возраст эльф добра не забыл, и потому попросил Ванадайна по возможности доставить какую-то весточку. Ванадайн не застал старухи дома и пошёл дальше по делам, оставив свёрток на столе. Впрочем, как только отошёл, заметил приближение травницы и проследил, как та вошла в дом. Послание достигло получателя. Теперь же домик стоял бесхозный, но вполне крепкий. Хорошее укрытие для путников.
[indent=1,0]Лежак, на который сразу сел эльф, чуть скрипнул, но вполне выдержал. Ванадайн одной рукой расстегнул пряжку плаща - вымокший кусок ткани уже порядком надоел. Вместе с ним скинул и дорожную сумку - та была почти пустой и мешала.
[indent=1,0]- Огниво есть, - ответил Ванадайн и полез в сумку. Внутри всё ценное было надёжно завёрнуто в кожу, и потому практически не отсырело. Помимо огнива в сумке можно было найти остатки осточертевшего вяленого мяса, пустую флягу, кошель с частью монет, ещё один кинжал и прочие незначительные мелочи. - Держите. А за хитростями стоит обращаться к магам. - Помолчав, Ванадайн продолжил: - Если за прошедшие годы ничего не поменялось, где-то у стенки досками перекрыт вход в подпол. Слышал, там старуха хранила спирт, какой-то фолиант и свои сбережения.
[indent=1,0]Эльф неторопливо собрал волосы в хвост и отжал. Пожалуй, намокли они даже сильнее, чем после купания в речке. После этого Ванадайн откинулся и упёрся спиной в стенку за лежаком. Мышцы благодарили за отдых, да и голова почти не кружилась. Настроение даже слегка поднялось - по сравнению с улицей избушка была сухой, к тому же в неё не задувал ветер.
[indent=1,0]- Если выходить из того города в те ворота, что около лавки сапожника, вы попадёте на тракт, по которому я пришёл. Где-то через пол дня пути от основного тракта под острым углом отходит узкая тропка. Ведёт она прямо к стоянке охотников - раз в какое-то время какой-нибудь барон со свитой наведывается, шумит на всю округу. Не доходя до этой стоянки примерно полёт стрелы, надо повернуть налево и через заросли малинника идти вперёд около получаса, прямо до оврага. Вдоль него на восток, потом у поваленной сосны с вывернутыми корнями свернуть в лес. Пройти ещё с час, ориентируясь на высокую ель. Там она одна такая. На полпути встретится какое-то мёртвое дерево без коры. Рядом с ним прогалина, на которой каким-то чудом растёт витания. Раньше я видел её лишь в теплицах.

+1

17

Заготовка нашлась у входа, заботливо прикрытая куском парусины. Однако, с розжигом всё равно пришлось повозиться, хотя для сложившейся ситуации, условия были прямо-таки царские. Тут тебе и очаг, тут тебе и огниво, тут тебе и дрова сухие. Что ещё, казалось бы, нужно? "Ну, например, смола лишней бы не была." - проворчал под нос Эмиель. Обошёлся в результате без смолы и безо всяческих ухищрений. Огонь затрещал, охотно принимаясь за предложенное "угощение" и отбрасывая ярко-оранжевые всполохи. Закончив с этим, алхимик стал проверять подпол, о котором говорил Ванадайн. Его интересовал только спирт, но он отметил, что ещё там действительно лежит какая-то книга. А вот сбережения, если и были, уже перекочевали к кому-то другому.
- Учитывая то, что вы говорили про охотников... Можно было предположить. - Годфрой взболтнул содержимое бутыли, извлечённой из-под досок.
Охотников он помянул к тому, что жидкости там оставалось не много. Выдернув пробку, вампир сразу определил по запаху, что спирт уже разбавляли. К тому же, субстанция изначально была не слишком высокого качества. "Придётся работать с тем, что есть." - Регис едва заметно поморщился. За свой "вызимский" период он успел привыкнуть к жёстким требованиям, которые его наставник предъявлял ко всему. К расходникам и материалам в том числе. А такой спирт можно было легко отыскать в предместьях столицы, у людей, как их называют, "помятой наружности". Сокрушаться по этому поводу Эмиель мог бы ещё долго, в том числе и вслух. Но время шло, а кровь капала. В закрытом помещении она ощущалась гораздо ярче и с этим пора было что-то делать. Поэтому травник принялся за работу. Он молчал, методично измельчая нужные травы, хоть и отмечал, что это молчание явно тяготит его больше, чем эльфа. Должно быть, виной тому было его неуёмное любопытство.
Когда Ванадайн неожиданно заговорил - Годфрою наконец нашлось, чем это самое любопытство утолить. Он внимательно смотрел на эльфа сквозь огонь и запоминал ориентиры местности. Сомнительно, что он стал бы обходить город только ради растения, пускай и довольно редкого в этих краях. Хотя... Кто знает, для дурного вампира, как известно, сто вёрст - не крюк.
- Вот оно как. Я благодарен вам, милсдарь Ванадайн. За сведения и... За оказанное мне доверие. - Эмиель поднялся с земляного пола и отряхнулся. - Сейчас займёмся вашими "царапинами". Закатывайте штанину, снимайте тунику и сапог.
Когда доходило до врачевания, он становился очень деловым. В котелке, найденном тут же и кое-как прилаженном над огнём, уже булькала малая часть спирта. А вот вопрос с чистой тканью для перевязки какое-то время оставался открытым. Это заставило алхимика, пускай и недолго, но всё же с сомнением рассматривать парусину. Разумеется, эта мысль была решительно отвергнута. Тем более, что, взяв на столе деревянную плошку, Годфрой обнаружил там же несколько домотканых салфеток. "Не совсем то, что нужно, но... Да. Работай с тем, что есть." - напомнил он себе. Запоздало сообразив, что до сих пор "при полном параде", вампир размотал шарф и сложил его на табурет. Туда же отправился плащ. Рукава рубахи Эмиель закатал. Залив горячим спиртом календулу с медуницей, остатками из бутыли он принялся обрабатывать нанесённые арбалетными болтами повреждения.
- Можно сказать, что вам повезло, Ванадайн аэп Вельхар из Шаэрраведда. Если бы хоть один выстрел попал в цель - мы бы сейчас намучились... В хирургии я не силён и слабо себе представляю, как можно было бы извлечь болт в подобных обстоятельствах. А так - раны чистые, неглубокие. Заживут быстро. Шрамы, конечно, останутся. Но что-то мне подсказывает, что вам это не в новинку. - наложив остывшую травяную смесь на импровизированные бинты, травник быстро перевязал рану на голени.
А вот с плечом пришлось повозиться. Полоски из ткани вышли слишком короткие. Тогда Годфрой наложил целую салфетку и зафиксировал её, связав по паре полосок вместе.
- Поднимите руку. Теперь прижмите. Вот так. Не давит? Старайтесь меньше двигать плечевым суставом, чтобы эта конструкция не слетела. - отступив на шаг, он осмотрел результат и хмыкнул. - Вышло не так уж и плохо... Как себя чувствуете? Голова не кружится?
Маленькая изба быстро протопилась, а ливень снаружи немного поутих. Вампир приоткрыл дверь, позволяя свежему ночному воздуху проветрить помещение. Сам же Регис отодвинул табурет в угол потемнее и сел, не слишком заботясь о том, что вещи могут помяться. Из сумки он выудил давешнюю лепёшку и, потянувшись через стол, положил её ближе к эльфу.
- На случай, если захотите перекусить. Вам, к слову, лишним не будет. Хотя всухомятку есть, конечно, не очень правильно. - Эмиель вытянул ноги к огню и шумно выдохнул. - Да, день выдался насыщенный...
Глядя на него, можно было подумать, что он и правда вымотан. Но это было не так. Травник периодически поглядывал в сторону своего "пациента", проверяя, не задремал ли тот. "Я, конечно, могу оставить его в покое. А могу попытаться расспросить." - пищи, в виде информации о месте произрастания витании, его любопытству надолго не хватило. Как лекарю, ему следовало бы дать эльфу отдохнуть, а не работать внешним раздражителем. Но если бы Годфрой предоставлял окружающим возможность заниматься своими делами и не совал свой выдающийся нос куда не просят - он, наверное, был бы каким-то совсем другим Годфроем.
- Так вы сказали, вы родом из Шаэрраведда? Простите, если тревожу не слишком для вас приятные воспоминания, но вы застали дворец целым? Мне всегда было интересно, как выглядели эльфские города до того, как туда пришли люди. - уже закончив предложение, он понял, что оно прозвучало несколько странно.
В частности, то, как он сказал "туда пришли люди". Словно говорил о другой расе. То есть, так оно и было, но Ванадайну об этом знать совершенно ни к чему. С другой стороны - сказал и сказал, вряд ли эльф станет акцентировать на этом внимание.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

Отредактировано Эмиель Регис (2019-02-23 15:23:55)

+1

18

[indent=1,0]Когда лекарь наконец решил взглянуть на ранения, Ванадайн неохотно отлип от стены. Конечно, он понимал, что сквозь ткань ничего не сделать, и что просто так бросать даже царапины не стоит, но что-либо делать совершенно не хотелось. Тем не менее Ванадайн выполнил просьбу Эмиеля Годфроя, пусть и весьма медленно. С оголением голени затруднений не возникло, а вот снимать котту одной рукой оказалось трудновато - мокрая ткань просто липла к коже и всячески не желала поддаваться. Но нет ничего невозможного, да и с ранами не всё так плохо. Это и лекарь подтвердил, занимаясь не слишком глубокой царапиной на голени. Спирт неприятно жёг и щипал, но от неприятных ощущений отвлекал начатый разговор.
[indent=1,0]- Я не сомневаюсь в ваших познаниях, - ответил Ванадайн. Он был уверен, что попади болт прямо в плоть, лекарь остался бы доволен - а как иначе? Практика наверняка всем интересна. Эльфу доводилось встречать и других представителей данной профессии. Те бы с радостью и сами ранили кого угодно, лишь бы попрактиковаться. - Да и шрамов ли сейчас бояться? - усмехнулся он. Главное ведь то, что жив, что не калека, и что пройдёт всё довольно быстро. А об отметинах пусть эльфки беспокоятся.
[indent=1,0]Лекарь начал заниматься плечом, и Ванадайн послушно выполнял все требования и терпел манипуляции. Шевелить плечом он всё равно в ближайшее время точно не собирался. Даже если в скором времени опять придётся разбираться с не в меру злобными dh'oine, повязка не станет проблемой - левая рука держит гвихир если и хуже правой, то ненамного. Dh'oine и не заметят разницы, умирая от быстрого клинка.
[indent=1,0]- Уже почти не кружится, - ответил Ванадайн. - В дороге было намного хуже. Как скоро оно всё заживёт и когда можно будет полноценно использовать руку?
[indent=1,0]Вопрос не был праздным. Ограничение подвижности не помешает расправляться с кем бы то ни было, но лишит возможности охотиться с луком, управляться с рядом походных трудностей и наверняка создаст кучу новых проблем. "Возможно, стоит отсидеться какое-то время здесь", - подумал Ванадайн, окинув взглядом избушку. Место вполне подходящее, сухое и тёплое, и незваных гостей убить здесь не так трудно будет - те наверняка решат, что охотники какие-нибудь решили пересидеть непогоду. Останется лишь решить вопрос с отсутствующей пищей, но и тут можно придумать что-нибудь вроде ловушек, пусть и не самых сложных, а то и целенаправленно напасть на кого-нибудь из местных - у dh'oine наверняка в домах сейчас хватает еды, да и охотники обычно не с пустыми сумками ходят. Словно услышав мысли эльфа о еде, лекарь достал свёрток.
[indent=1,0]- Благодарю, - лепёшка, в которую был завёрнут, судя по всему, ужин из таверны, пришлась очень кстати. Хоть кусок и не лез в горло, эльф ел - организму сейчас это не повредит, а без сил едва ли что можно сделать. Есть всухомятку может и неправильно, но Ванадайн привык - иногда ручьи не попадались очень долго, и вода с вином во фляге экономилась. Была и не самая весёлая история, произошедшая несколько лет назад. Как-то летом один из ручьёв пересох, а поселений на несколько дней пути не было никаких. Утренняя роса практически не задерживалась, и приходилось серьёзно задуматься, что же делать. На выручку пришёл один из старых рассказов охотников, которые попадали в подобные ситуации, уйдя за добычей слишком далеко. Они пускали добычу не только на мясо. Конечно, ещё тёплая густая звериная кровь оказалась на вкус просто отвратна, но она дала шанс выжить и дойти до нормального водоёма. После этого случая эльф планировал брать больше фляг, чтобы не повторять подобный опыт, но планы так и не осуществились. - Не то слово. Обычно всё кругом спокойнее, а тут город будто с цепи сорвался.
[indent=1,0]После перекуса Ванадайн вновь откинулся к стене. Она холодила голую спину, но снова надевать сырую одежду эльф не собирался. К тому же воздух уже был тёплым, не давал замёрзнуть. Плечо и нога всё ещё ныли, но жить особо не мешали.
[indent=1,0]- Что? - скинул подступившую было дрёму эльф. Вопрос он, впрочем, не упустил. - Нет, я не застал. Да и не знаю, в Шаэрраведде ли родился. Рос точно в других краях, подальше от dh'oine. Вас сбили с толку особенности Старшей Речи. В данном случае "aep" следует понимать как "сын". Если бы "из Шаэрраведда" стояло перед "аэп Вельхар", то предположение было бы верным. Мой отец точно был из Шаэрраведда. Наверное, защищая его и погиб. Рассказать некому, - Ванадайн пожал плечами и поморщился - забывать о травме не стоило. - Но я видел гравюры с тем величественным дворцом, и с остальными. В библиотеке я видел множество книг, а также пару зарисовок архитекторов. Даже эти изображения были великолепны, - воспоминания вызывали лишь лёгкую улыбку. Относились они будто к другой жизни, далёкой от дальних странствий и схваток с dh'oine. Там Ванадайн остался бы лишь охотником, если бы не случай. - Конечно, сейчас подобного не найти. Что разрушено нами, что dh'oine. Дворцы многих заставляли на миг восторженно замирать, созерцая. Это были высокие стройные здания, полные света. Изящная лепнина, множество окон с витражами и галерей. Роскошные, но та роскошь не имела ничего общего с кучей золота, камней и иноземных редкостей. Утончённая, плавная, ненавязчивая... Нет, ни один язык мира не способен описать это всё. Даже развалины поражают своим величием, - Ванадайн грустно усмехнулся. - Там так никто и не построил новый город, но нередко мы, seidhe, наведываемся туда. Умелец какой-то воздвиг там барельеф с ликом Аэлирэнн. Скульптор был невероятно талантлив - я видел эту работу. Даже в мраморе Белая Роза сохранила свою живость и обаяние. А если представить, как всё было раньше, до этих глупых противостояний... Мне уже давно кажется, что все утратили тягу к созиданию, отдавшись разрушениям, и это уже не исправить. Развалины постепенно зарастут лесом, а то, что осталось в лапах dh'oine, со временем просто осыпется от неверного ухода и небрежности в целом. Пройдут годы, и гравюры с картинами станут высмеиваться как выдумка, слишком хорошая, чтобы быть правдой.
[indent=1,0]Ванадайн тяжело вздохнул и посмотрел на пламя. И кому он только всё это рассказывает? Простому dh'oine, который едва ли поймёт. А если и поймёт, то что? Ничего не изменится. Руины останутся руинами, а былое перейдёт из истории в легенды. Эльфские печали не беспокоят dh'oine, те уже получили почти всё, что хотели.

+2

19

В те времена, когда молодой Терзиефф-Годфрой мог бы узреть остатки эльфской роскоши своими глазами, шедевры зодчества и полёт творческой мысли мало его интересовали. Теперь он немного жалел об этом. Но богатое воображение компенсировало недостаток опыта с лихвой. Скорее всего, картины, которые рисовал себе вампир, были безнадёжно далеки от реальности. И всё же... Ему представлялись шпили, возносящиеся высоко к небу, ажурные башни, открытые переходы и крытые анфилады. Узорчатые, как кружевные, тени, отбрасываемые декоративными элементами. Ничего общего с громоздкими, хоть иногда и величественными постройками Северных королевств. Затейливая искусная резьба на предметах мебели. Цветные стёкла, превращающие свет в искусство. Умелое использование природных ресурсов, когда рельеф становится частью архитектурного ансамбля. Сады, наполненные благоуханием, с фонтанами и цветущими деревьями. Скульптуры гордых воинов и прекрасных дам, какие ещё можно найти в руинах, но целые, чистые, не тронутые патиной времени. Торжественность и печаль. Печаль, потому что даже приложив усилие, Эмиель не смог вдохнуть в эти великолепные строения жизнь. Не смог "населить" их, услышать смех, речь, музыку, шаги, которые когда-то наполняли те дворцы и города, о которых рассказывал эльф. Они виделись ему опустевшими, но такими, будто хозяева только вышли ненадолго и вот-вот вернутся. И в то же время, Регис знал, что это не так. Что они не вернутся и великолепие обернётся заброшенностью. Плющ затянет колонны. Чудовища и звери поселятся там, где когда-то жили ремесленники и торговцы. Мосты рухнут в воду. Всё что можно будет разграбить - разграбят. Всё что можно будет утащить - утащат. Другое - разрушат. И статуя некой изящной эльфской девы с венком на голове будет стоять в особняке какого-нибудь "ценителя" или "коллекционера", стыдливая и чужая.
На короткий миг вампир разделил боль утраты, смятение, гнев и обиду, которые, несомненно, испытывал Ванадайн и весь его народ.
Эти чувства гулко отозвались в нём. Что сам он мог сказать о своих традициях, своей культуре? "Кое-что. Всего лишь кое-что. В моём случае - это уже немало." - но вряд ли кто-то станет его спрашивать. О языке и музыке, о клановости и архитектуре. Годфрою говорили, что в том, другом, мире всё было иначе. Другая вода и другой воздух. Другой уровень технического прогресса. Другая жизнь. Всё с чужих слов. Которые, в свою очередь, и сами пересказывали чьи-то слова, поскольку говорящие не были очевидцами. А кто был - те больше молчали и держались особняком. Может, оно и правильно. Родившийся и выросший в этом мире, вампир не чувствовал себя способным понять. А то и принять некоторые вещи. Может, оно ему и не нужно, на самом-то деле. Может, всё, что есть - это дым и зеркала. Иллюзии, о которых и задумываться не стоит. А думать больше о дне сегодняшнем. Он и не заметил, что сидит с закрытыми глазами. Такой простой способ подстегнуть свою фантазию, отгородившись от внешнего мира. Сколько уже он держит паузу? Странный у них выходил диалог. Рваный и осторожный. И всё же, они его вели. Ещё какое-то недолгое время алхимик не мигая смотрел на огонь. Созерцание всегда действовало на него благотворно. Гул, порождённый чужими эмоциями, который он слышал почти на физическом уровне, словно кровь вдруг прилила к голове, утих. Тогда Эмиель снова заговорил:
- Вы правы, я совсем не разбираюсь в Старшей Речи. Это оттого, что почти не сталкивался с её носителями. - "На их счастье." - Даже нильфгаардский диалект мне незнаком. Я думаю, что это упущение, которое следует наверстать.
А с кем он сталкивался - тем, в основном, было не до разговоров. И уж тем более не до того, чтобы разъяснять лингвистические тонкости языка.
- "В библиотеке" - вы сказали... - осторожно продолжал травник, готовый к тому, что его могут прервать на полуслове. - Это, должно быть, закрытое учреждение? Вы получали при ней образование или, может быть, работали?
Он любил библиотеки. Любил книги и то, что там, как правило, никто не беспокоит. Слухи о том, что в Оксенфуртской Академии создают библиотеку, принципиально новую и обширную, стали одной из причин, почему Годфрой направился к городу на том берегу Понтара. Оксенфурт, кстати, тоже был построен на фундаменте эльфского поселения. И поговаривали, что некоторые части города, как раз находящиеся нынче под управлением Академии, остались чуть ли не в первозданном виде. И теперь это только подогревало интерес. А вот мрачноватый вооружённый эльф в обстановку святая святых знаний вписывался с трудом. Хотя рассказ о Шаэрраведде всё равно что смягчил его. Это отразилось и в интонациях и в выражении лица, делая Ванадайна более приятным собеседником, нежели могло показаться ранее.
- Не могу согласиться с вами. Искусство более долговечно, нежели вам может показаться... - "...возможно, в силу неопытности." - Кхм. Да, так я говорю о том, что рукотворные шедевры могут выдержать и пережить воздействие множества неблагоприятных факторов. И я уверен, что наши далёкие потомки - с разной степенью благодарности и благоговения - ещё увидят и барельеф Белой Розы и галереи, которые только создаются молодыми художниками. Я уж не говорю о балладах и легендах, передающихся из уст в уста. Да, что-то падёт под гнётом времени, что-то будет предано забвению, но что-то ведь останется. Что-нибудь всегда остаётся, как золото, вымытое из песка.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

+2

20

[indent=1,0]- Закрытое... - Ванадайн едва заметно усмехнулся. - Я имею представление, какими бывают библиотеки. Просторные залы с невероятно высокими потолками, стройные ряды полок да фолиантов на них. Практически все знания мира под одной крышей. Говорят, в некоторых библиотеках вполне возможно заблудиться... Такими были наши библиотеки раньше. Когда же нас вынудили уходить, все хватали то, что можно спасти, но этого было до обидного мало. И книги те вместе с бесценными свитками осели там, куда ушли эльфы. Библиотека, которую знаю я, рассмешила бы всех да хотя бы ту же сотню лет назад. Не самая крупная комнатка с дюжиной полупустых шкафов, на полках которых величественно покоятся книги да ветхие свитки. Пока я был там, удалось переписать едва ли не половину хранившихся там манускриптов - время беспощадно к пергаменту. Так что да, можно сказать, что я работал в библиотеке. А до этого обучался, - эльф вздохнул.
[indent=1,0]На этот раз воспоминания были гораздо ярче. Возможно, потому что он вспоминал вслух? Пропускал через себя и желал, чтобы собеседник тоже прочувствовал былое величие? Чтобы будто своими глазами увидел всё? Пожалуй, стоило прикрыть глаза, и можно было бы вновь очутиться в том тесном, но вполне уютном жилище библиотекаря. Он бы привычно после прогулки зашёл внутрь и по-доброму, но серьёзно спросил бы, сколько всего удалось переписать - исходные свитки нередко были подпорчены не только временем, но и влагой, и среди расплывшейся вязи букв не всегда удавалось выявить слова. Ванадайн отчётливо помнил, как порой по десятку минут приходилось разбирать единственное слово... Нудная работа, но нужная. Библиотекарь явно был доволен, что нашёлся кто-то достаточно терпеливый и любящий это дело.
[indent=1,0]Ванадайн мотнул головой, помимо подступающей дрёмы отгоняя лишние мысли. Юность давно осталась в прошлом, а тёплые воспоминания лишь помогали жить дальше, но сегодня не хотелось их зря трогать. Возможно, словоохотливость в этот вечер, вернее, в эту ночь объясняется простой усталостью и на редкость паршивым самочувствием. Но пока лекарь не мешал и поддерживал беседу, не поднимая провокационные вопросы, эльф был готов говорить и слушать. В конце концов, вынужденное молчание пути не должно длиться вечно.
[indent=1,0]Эмиель Годфрой оказался довольно благодарным слушателем и на удивление неплохим собеседником. Только вот суждения о будущем вызывали у эльфа лишь горькую усмешку. Что этот dh'oine мог знать о потомках? Он так уверен в светлом будущем... Как же наивны те, кому век короткий отмерен. Может, им хорошо и живётся от того, что есть надежда на лучший мир?
[indent=1,0]- Вы же неглупый человек, Годфрой, - сказал Ванадайн, взглянув на лекаря. - И вы должны понимать, что в будущее уйдёт лишь только то, что выгодно победителям. Остальное будет безжалостно высмеиваться и уничтожаться. Сохранятся лишь капли от моря, которые окажутся надёжно запрятаны и когда-то кем-то найдены. Впрочем, в океане лжи это будет казаться лишь детской выдумкой. Нелепицей. Плодом больного воображения. Уже сейчас ваша помощь мне удивила бы многих. И дело не в том, что вы всего лишь dh'oine, а я seidhe, - в постом слове "dh'oine" не прозвучало ничего презрительного и оскорбительного, что в последнее время встречалось нечасто. Однако Ванадайн не намеревался оскорблять собеседника, а просто сообщал известный и неопровержимый факт. - Дело в том, что говорят и как говорят. С каждым годом всё чаще нас в устном творчестве представляют тварями почище иных ошибок природы. Мы уже пьём кровь убиенных младенцев, имеем хвосты, когти, рога... Разве что клыков нет. И не только дети в это верят, что забавно. Забавно и грустно. Так хоть гоняли нас за идею, а продолжат из суеверного страха.
[indent=1,0]Ванадайн подавил очередной зевок. За окном давным-давно уже ночь. В любой другой день в это время шёл бы уже который сон, однако сейчас вместо него неторопливо текла беседа.
[indent=1,0]- Также вы не можете не понимать, что происходящее сейчас всего лишь паллиатив. Всё это затишье, вялое сопротивление. Может, не сейчас, но в ближайшие десятилетия всё резко изменится. Чья-то чаша терпения окончательно переполнится, и все полумеры будут отметены прочь. Кто-то да решится взяться за оружие и не останавливаться до тех пор, пока враг не будет выметен с континента прочь. Этот мир слишком тесен для нас при текущих взглядах на жизнь. - Эльф вздохнул, представив безрадостную картину будущего. - Впрочем, довольно о грустном. Что будет, то будет, и этого уже не изменить. Вы же довольно юны, и ещё успеете узреть мир таким, каким он является на самом деле. А сейчас утолите моё любопытство, - эльф ненадолго умолк, собираясь с мыслями, а когда же определился с вопросом, начал говорить довольно осторожно - у всех есть право на секреты и нежелание говорить о прошлом. - Вы довольно образованы и не намерены останавливаться на достигнутом. Я же слышал, что образование относится к предметам роскоши у dh'oine, и что получить его довольно трудно. На мага вы не похожи, а лицо знатного происхождения, достаточного для получения должного образования, обычно путешествует в иной компании, более соответствующей статусу. Так кто же вы?

+1

21

Похоже, вампиру удалось расположить эльфа к беседе. В начале вечера от него трудно было ожидать подобной словоохотливости. Нынешнее положение дел устраивало Эмиеля целиком и полностью. Если красноречие и любовь к пространным рассуждениям были присущи ему всегда, то слушать он научился с годами. Для этого, казалось бы, бесхитростного дела ему понадобилось выработать несколько качеств, которые раньше у него отсутствовали напрочь. Такие, как терпение и внимание, например. Умение не перебивать собеседника. Стараться не показывать при любом удобном случае своё "я-знаю-лучше", даже если так и есть. С неослабевающим интересом следить за ходом повествования. В результате, слушатель из него получился, по его скромным меркам, весьма недурной. Хоть и не лишённый самолюбования. Ванадайн же всё ещё оставался довольно категоричным и резким в своих формулировках. Горечь отравляла его речь и, насколько мог судить алхимик, всё его существование. Да и не только его. Но теперь Годфрой старался не обращать на это внимания, хотя отдельные фразы оставляли неприятный осадок. Не в последнюю очередь из-за того, что кое в чём эльф был безусловно прав. "Хотел бы я взглянуть на плоды ваших трудов." - почти ответил ему вампир, но промолчал. Даже если бы Ванадайн отточенным жестом уличного артиста изъял из ниоткуда все переписанные манускрипты, на манер связки ярких платков - что бы Регис стал с ними делать? Понюхал? Похвалил бы изящный эльфский почерк? Не мучить же раненного, заставляя работать переводчиком. Или - тем паче - объяснять нюансы грамматики Старшей Речи. "Нужно будет и правда найти кого-то, кто сможет помочь мне заполнить этот пробел. Пока люди не вытеснили вовсе носителей языка в какой-нибудь Зангвебар." - мысль Эмиелю не понравилась. Но учитывая давешний конфликт - не первый и, очевидно, не последний в своём роде - тенденция в отношениях между Старшими расами и родом человеческим намечалась безрадостная.
- Что-нибудь всегда остаётся. - упрямо повторил травник. - Мы не можем сейчас судить, как станет развиваться история. Не можем знать, каких вершин достигнет в будущем наука и всеобщее просвещение. Под каким углом будут рассматривать свои находки исследователи и археологи. Впрочем... Конечно, верной может оказаться именно ваша точка зрения. А могут оказаться правы те, кто верит в пророчество Итлины. Или время заложит какую-нибудь совершенно неожиданную и немыслимую сейчас петлю - и произойдёт второе Сопряжение, после которого правила игры поменяются в корне. Или на Скеллиге вырастут пальмы.
Годфрой неопределённо махнул рукой. Его одновременно и позабавило и раздосадовало то, что эльф назвал его "довольно юным". Но в самом деле, не открывать же ему свой настоящий возраст. "Я уже узрел, милсдарь Ванадайн. Узрел даже больше, чем вы можете себе представить. Жаль, что я не могу поделиться с вами опытом в полной мере. Но это ничего не изменило бы, не так ли?" - он знал, что не изменило бы. Да, люди всегда были упорны в своих заблуждениях. Это верно. Но Регис не сказал бы, что Старшие расы так уж далеко от них ушли. Он вспомнил о мифах, касающихся вампиров и распространённых повсеместно. А как тут о них не вспомнить, раз уж эльф упомянул о крови и клыках? Вся эта чушь об осиновых кольях и чесноке... "У любой монеты всегда две стороны. А ещё она иногда становится на ребро." - Эмиель усмехнулся краешком губ, едва заметно. Что уж греха таить - к некоторым из этих мифов он сам приложил свою когтистую лапу. Когда-то ему казалось это занятным. Но со временем он кардинально изменился. Он - одна, отдельно взятая особь, принадлежащая к разумному виду существ. А они толкуют о смене целых поколений.
- О, жаль вас разочаровывать, но никакой загадки здесь нет. Мне просто повезло. - глядя на собеседника, алхимик улыбнулся и пожал плечами. - Около двадцати лет назад мне удалось стать учеником настоящего мастера своего дела, широко известного в научных кругах Альфредо де Билле. Ему нужен был подручный, а я с успехом прошёл придуманные им испытания. И вот...
Годфрой развёл руками, как бы показывая - вот он я теперь перед вами. Он мог бы придумать всё что угодно, наплести с три короба, сочинить на ходу целую легенду. И сделать это весьма убедительно. Но зачем? "Правду говорить легко и приятно." - откуда он взял эту фразу? Может, читал в "Доброй Книге"? Или видел в черновиках одного своего знакомого лекаря, работавшего в лечебнице, в Вызиме?
- После завершения обучения я ещё работал у него. Потом... Потом случилось восстание. - по лицу вампира пробежала хорошо заметная тень, вызванная неприятными воспоминаниями. - Я был нужен, так сказать, в поле. У меня не было недостатка в практике. А теперь я направляюсь в Оксенфурт. Вы очень верно подметили - я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Я жаден до знаний. В Оксенфурте же, как вы, возможно, знаете, открыли академию. Студентом меня туда, конечно, никто уже не возьмёт, но пользуясь рекомендациями моего учителя, я надеюсь стать хотя бы вольным слушателем. Мне рассказывали, что они основали кафедру медицины и траволечения. Более подходящего для себя места я сейчас и представить не могу.
Он говорил откровенно и просто. Но при этом... При этом, он так и не ответил прямо на вопрос "кто же вы?" Потому как, разумеется, просто не мог себе позволить такой роскоши.

[ava]http://s8.uploads.ru/ALbNf.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Немного о расовых предрассудках