Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пройди свой путь

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: Ночь с 12го на 13 марта 1265го года.
Место: Брокилон
Действующие лица: Ксандор вар Лорехейд, Ванадайн
Описание: Совсем не по-зимнему тёплая ночь, трескучие морозы уже далеко в прошлом, но потрескивание древесины отчётливо слышно в лесу. Это не белая стужа крутит стволы могучих вековых деревьев, но жаркое пламя охватывает ветки костра. Весна только-только пришла в Северные Королевства, и природа ещё не проснулась, не потекли первые ручьи талого снега, но переливаются струны лютни. Эта ночь просто создана для встречи двух давних знакомых.

+1

2

[indent=1,0]Зима – хорошее и красивое время года. Особенно приятно и интересно смотреть в безветренную погоду на небо. Бывает, лежишь на спине, и редкие крупинки снежинок в неспешном вальсе кружат, кружат и кружат, насколько только глаза хватает. Или крупные хлопья снега величаво и важно парят навстречу, чтобы при контакте с кожей степенно растаять. Но случаются замечательные безоблачные ночи, когда взор достаёт не до пухлых снежинок, а до мерцающих в стылом небе звёзд. Холодный воздух до невозможности прозрачен, и на тёмном бархате неба видны абсолютно все далёкие чужие светила. Чем дольше вглядываешься в них, тем больше новых замечаешь. И тогда ощущается вся громада космоса, по сравнению с которой чувствуешь себя меньше любой песчинки. Ледяные огоньки манят к себе взгляд и душу, рождая море вопросов, но в то же время даря глубокое, затаённое понимание вечности. В такие ночи ещё очень хорошо иметь рядом костёр. Не чадящий и не взметающийся к луне, а греющий и трещащий. Тогда с каждым потрескиванием раскалённых углей будут вылетать жаркие светляки искр, которые потом в своём стремлении ввысь будут переплетаться в чарующем танце со звёздами. А если в костре окажутся ещё и пихтовые ветви, то к запаху мороза добавится непередаваемый тёплый аромат сладкой древесины. Лёгкие и ненавязчивые переборы струн лишь приятно дополнят картину, если не будет перебивать костёр и далёкие ветра. Умиротворённая и спокойная атмосфера бальзамом на душу льётся, прогоняя ненужные мысли и приглушая тяжёлые воспоминания.
[indent=1,0]Эта ночь выдалась как раз такой, о какой и грезил лирично настроенный Ванадайн. И пусть была уже не зима, но весна вступала в свои права, очарование ещё не проснувшейся природой имело место быть. Командир бригады скоя'таэлей нашёл возможность вырваться из паутины обязанностей и беспокойств. Что может случиться с подопечными здесь, в пропитанном самим временем Брокилоне? Могучий лес стал убежищем для тех эльфов и краснолюдов, что встали на тропу войны. Брокилонские дриады не гнали их, и Ванадайн глубоко в душе был благодарен за это. Всегда хорошо иметь какое-то убежище, где и раны подлечат, и душу. И не страшны в этом славном лесу никакие мерзопакостные dh'oine, не надо ожидать постоянно нападения. Только здесь можно оставить бригаду отдыхать, при этом самому уйти куда-нибудь в чащу и предаться размышлениям, скинуть всю навалившуюся усталость и позабыть о бедах.
[indent=1,0]Избранное эльфом место не было лесной поляной. Когда-то здесь единолично росло старое дерево, но в особо сильную бурю его корни вывернуло из земли. Оно не померло и не рухнуло. Навсегда заснувшие ветви намертво сплелись с кронами соседних деревьев, а половина корней отчаянно цеплялась за землю. В таком состоянии дерево пребывало уже больше дюжины лет, и Ванадайн нередко устраивался у него. Летом было просто приятно лежать на наклонившемся стволе и в просвет между крон смотреть на проплывающие облака, а зимой к этому же стволу, но уже почти у самых корней можно было прислоняться, и блуждающий стылый ветер не бил в спину, не бросал за шиворот горсти снега. При хорошем воображении сотворённый природой ложемент можно было представить чуть ли не креслом-троном самой Девы... Но Ванадайна это ни капли не смущало, ведь даже если бы Дева располагала десятком-другим тронов, сюда бы, да ещё и по такой погоде она бы просто не захотела приходить, а потому допущенная эльфом вольность никого не волновала. Да и не могло быть у этой картины свидетелей. У костра сейчас привалившись к полуупавшему дереву сидел только один скоя'таэль и смотрел на далёкие искры звёзд, изредка отвлекаясь на пляшущее пламя костра. Когда требовалось, подкидывал в него наломанные сухие сучья, что лежали поодаль, но мысли при этом блуждали где-то невероятно далеко. Пальцы Ванадайна беспокоили струны лютни, и негромкие плавные переборы расползались по лесу. Бесспорно, существовало много музыкантов, умеющих играть гораздо лучше Ванадайна, но не ради состязания сейчас звучала бесконечная мелодия.

+1

3

[indent=1,0]Очередной весенний день был поистине прекрасен. Только здесь, в самом сердце чистой девственной природы, в обители, нетронутой человеком, можно было в полной мере проникнуться самой весной - порой, когда от глубокого сна пробуждается сама жизнь. Снег ещё укрывал землю белым покрывалом, но уже появились первые ручейки. То тут, то там ветви могучих старых деревьев и изящные стебельки молодых сбрасывали с себя белые комья, в тишине всё чаще можно было услышать трель птиц. Но вместе со всем очарованием возрождающейся природы наступающая весна означала и то, что скоро придётся покинуть Брокилон и вернуться туда, где царят хаос и ненависть, жадность и смерть. Будь на то воля Ксандора, он остался бы здесь навсегда, но он не мог.
[indent=1,0]Осторожно переступая журчащие ручейки, нильфгаардец шёл следом за юной дриадой. Человеку в одиночку не стоит бродить по величественному и полному опасностей Брокилону. Дриада вела его вперёд, через старые могучие деревья, огибая многовековые стволы, проходя через опушки и поляны, уводя всё дальше в чащу. Вскоре он мог слышать отголоски лютни, мелодию, что лилась из рук умельца и сливалась с редким пением птиц. Значит, они были уже почти на месте.
[indent=1,0]Ксандор лишь недавно узнал, что бригада Ванадайна прибыла в лес дриад и попросил проводить его для встречи с другом. Ему хотелось найти эльфа самостоятельно, не обременяя дриад ещё больше, но южанин понимал, что один ни за что не сможет найти эльфа в таком огромном лесу.
[indent=1,0]Некоторое время они шли вдоль ручья, затем свернули к оврагу и обогнули его. Вдали между стволами могучих древ можно было заметить одно, что склонилось к земле, но продолжало цепляться за жизнь, а другие деревья, стоящие рядом, словно поддерживали его, не давая упасть. Дриада повела нильфгаардца к нему.
[indent=1,0]В звуках, издаваемых струнами уже отчётливо слышалась красивая спокойная мелодия. Они почти пришли.
[indent=1,0]- Спасибо тебе, дальше я сам, - сказал южанин на Старшей Речи, окликнув дриаду.
[indent=1,0]- Позови меня, когда захочешь вернуться, Cerbin. Я буду неподалёку, - монотонно произнесла девушка.
[indent=1,0]Дриады всё ещё пугали Ксандора. Своей хладнокровностью и кажущейся бесчувственностью. Он определённо не хотел бы хоть когда-нибудь почувствовать на себе их гнев. Нильфгаардец поблагодарил провожатую ещё раз и направился вперёд, на звуки лютни.
[indent=1,0]Подходя ближе, он увидел свет костра, а после и треск обгорающих веток. Мелодия затихла, но лишь затем, чтобы уступить место новой. Ксандор обогнул склонившееся дерево и предстал перед эльфом с улыбкой на лице. Как и обещал лекарь при их первой встрече, Ксандор сохранил глаз, но шрам всегда будет напоминать ему о том, что случилось у тракта близ южной границе Каэдвена.
[indent=1,0]- Приветствую тебя, друг, - произнёс южанин. Он был уверен, что эльф услышал его приближение ещё очень давно. - Надеюсь, ты не будешь возражать, если я присоединюсь к тебе. Дриады сказали, что ты здесь. Я просто не мог не повидаться.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2018-09-29 13:33:22)

+1

4

[indent=1,0]— Приветствую тебя, друг, — раздался совсем рядом неожиданно знакомый голос. Ванадайн слишком сильно ушёл в мысли, чтобы сразу заметить приближение кого бы то ни было. Несомненно, в другой момент он бы корил себя за этот просчёт, что мог привести к самым печальным последствиям, но разве способен великий Брокилон подстроить плохую встречу? — Надеюсь, ты не будешь возражать, если я присоединюсь к тебе. Дриады сказали, что ты здесь. Я просто не мог не повидаться.
[indent=1,0]- Cerbin?! Mo gear! - Ванадайн обрадованно отложил лютню и вскочил. Всегда приятно встречать старых друзей живыми и невредимыми. За долгую жизнь невольно привыкаешь к разлукам, после которых встретиться уже и не суждено. Если учесть и непростую обстановку в мире, то встреча давнего боевого товарища тем более становится чудом. Тем не менее человек выжил. Не просто выжил, но, судя по всему, обрёл среди дриад хороших знакомых, если не друзей. Невероятно сложно было бы объяснить стороннему наблюдателю, откуда у командира бригады скоя'таэлей появилось такое более чем хорошее отношение к простому человеку. Но даже если бы кто-то и попросил поведать ту давнюю историю, эльф бы вряд ли заговорил. Тот день невозможно спокойно вспоминать. Всё то отчаяние, смерть соратников и тяжесть прочих испытаний лежат глубоким шрамом на душах скоя'таэлей. Многие представители Старших Рас, вставшие на путь войны, могли найти не одно такое воспоминание, и вспоминать о прожитом просто так никто не любил. Но в воспоминаниях Ванадайна нашлось место и хорошему, о чём позабыть было бы большим упущением. Например, о невероятной встрече с нильфгаардцем. Пути бригады и нильфгаардца пересеклись в самом неожиданном месте - на южной границе Каэдвена. Если бы не та встреча, эльф лишился бы не только хорошего друга, но и жизни. Ну как старому знакомому, с которым пусть и за короткую встречу довелось многое пережить, откажешь в тепле костра? - Конечно присоединяйся!
[indent=1,0]С момента первой встречи прошло почти полтора года. Вроде бы не самый большой срок не только по эльфским меркам. но и по человеческим, однако столько всего успело произойти... Время всегда течёт невероятно быстро. За прошедшее время Cerbin изменился, хоть и не слишком сильно. И взгляд будто бы твёрже стал, и шрамов прибавилось. А может, он таким был всегда - успеешь ли запомнить лицо лишь раз встреченного человека в деталях, когда со всех сторон так и прут иные события?
[indent=1,0]- Ты не можешь не испробовать этого. Vionsann добавил некоторые травы, и вышло очень даже хорошо. Знаешь, даже краснолюды перестали ругаться на перевод продукта, - говоря, Ванадайн доставал из сумы небольшой котелок и аккуратно наполнял его из фляги. Только сейчас, отвлёкшись от собственных мыслей, он понял, что кругом действительно прохладно. А что в по-зимнему стылое начало весны согревает лучше горячего вина? Котелок с рубиновой жидкостью эльф аккуратно разместил прямо в костре, благо заранее удачно складывал поленья. - Ну что, успел тогда до Брокилона дойти, пока морозы не ударили?

+1

5

[indent=1,0]Разрешение присоединиться к костру эльфа было скорее лишь формальностью, выражающей уважение. Ксандор прекрасно знал, что Ванадайн не откажет ему. Также, как и он сам не смог бы отказать эльфу. Поблагодарив лёгким кивком головы, нильфгаардец устроился напротив командира отряда скоя'таэлей, наблюдая за его действиями. Сложно было представить, что прошло уже полтора года с момента их последней встречи и знакомства. Столько всего прошло за этот короткий срок, что Ксандор не мог всего и упомнить, но время это пролетало столь стремительно, что нильфгаардец едва мог осознать, что уже без малого восемь лет бродит вдали от дома. Но пожаловаться об этом эльфу было бы глупо. Одному лишь Великому Солнцу известно как давно Ванадайн покинул свой собственный дом, а спрашивать об этом было бы крайне не тактично. Нет. Этот вечер слишком хорош, чтобы заводить такие разговоры.
[indent=1,0]- Ну, как сказать, - слабо усмехнувшись, ответил южанин. - То была моя первая зима, которую я провёл по эту сторону Ярры не имея убежища. Я бы сказал, что не успел. Прибыл в Брокилон почти к самому Йулле, мороз изрядно меня потрепал, но потом... Потом настал действительно настоящий холод. Помню как купцы смеялись, глядя на меня, укутанного в пару толстых шерстяных плащей, когда сами ходили с расстёгнутыми кафтанами. К здешним морозам необходимо долго привыкать. И я не скажу, что смогу привыкнуть к такому хоть когда-нибудь.
[indent=1,0]Нильфгаардец протянул руки к языкам пламени, чувствуя как жар согревает пальцы и тепло постепенно наполняет всё тело.
[indent=1,0]- И всё же, хорошо, что я тогда задержался в Вызиме. Я нашёл одного человека, который охотно помогает вашему делу. За звонкую монету, естественно, но это ведь уже второй вопрос, не так ли? - Ксандор несколько мгновений задумчиво смотрел на костёр, а затем поднял взгляд на эльфа, словно что-то вспомнив. - Сейчас я здесь как раз по его поручению. Мне пришлось покинуть Новиград ещё в феврале, чтобы успеть сюда ко времени, когда сойдёт снег. Здесь, по ту сторону Ленточки, я встречусь с одним из гавенкаров и сопровожу груз до Брокилона. Стало быть, отряд, которому нужно доставить провизию и оружие это твой? - южанин усмехнулся и пожал плечами. - Хотя, какая сейчас разница? У нас ещё есть несколько дней.
[indent=1,0]Нильфгаардец осмотрелся вокруг. В этом лесу нельзя было избавиться от чувства, что за тобой пристально следят. Если с чужака дриады действительно не сводят взгляда, то друзьям Брокилона дают больше свобод. Ксандор считал себя другом дриад, что, собственно, и они не раз говорили, но почему же тогда не уходит это ощущение? Простая паранойя или же за ним действительно присматривают? Сколько бы южанин не всматривался в сумерки, ни одной дриады он не смог увидеть. Да и вряд ли смог бы это сделать даже при свете дня. Поэтому он лишь тяжело вздохнул.
[indent=1,0]- У тебя не возникает чувства, что дриады смотрят со всех сторон? У меня мурашки по коже от этого, - нильфгаардец вдохнул свежего воздуха, разбавленного немного необычным ароматом эльфского вина. - Ну да ладно. Как дела у твоей бригады? Тогда не возникло проблем с нордлингами? На тракте я видел несколько патрулей, когда направлялся в ближайший город к западу от того места.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

6

[indent=1,0]Ванадайн усмехнулся. То, что та зима была первой, догадаться труда не составило. Уж больно по-южному выглядел нильфгаардец, что, несомненно, заметили и купцы. Сам эльф не так сильно замечал холод, поскольку за долгую жизнь трудно не привыкнуть к климату. На югах было намного приятнее зимовать, но это смотря с чем сравнивать. Сухой мороз севера гораздо приятнее сырой стылости средней полосы, но оба варианта одинаково тяжелы для ценителей мягкости неназойливой южной прохлады, когда даже лужи неохотно подёргиваются ледяной тонкой корочкой вместо того, чтобы промёрзнуть до дна, превратившись в каток. Ванадайн давно уже не думал о том, что зимой можно не только мёрзнуть, но и целыми днями сидеть где-нибудь у камина, не беспокоясь ни о чём. Уже который год сотни, если не тысячи эльфов, краснолюдов и низушек даже в самые лютые морозы не заходили в дом. Больше половины года уходило на борьбу с холодом и болезнями, и в эти месяцы dh'oine могли только молиться, чтобы в каком-то смысле одичавшие скоя'таэли миновали их жилища.
[indent=1,0]- Да, я слышал об этом, - кивнул эльф. - Но отряд не мой. - Ванадайн не стал добавлять, что относительно недавно бригада совершила ряд очень удачных набегов, благодаря которым о еде можно было не беспокоиться ещё какое-то время. Не стоило надеяться, что человек полностью принимает борьбу Старших Рас. Не все цели оправдывают методы, да и борьба не напрямую касается нильфгаардца, чтобы тот точно представлял, что движит скоя'таэлями. Потому уж лучше пусть очевидное остаётся не озвученным, так всем спокойнее. - В Брокилон много бригад приходит. За отдыхом, за помощью, за новостями. Кто-то и зимы проводит здесь или в Долине. Брокилон - единственное место, где ещё можно расслабиться и перестать в любой момент ожидать блеска вражеского клинка.
[indent=1,0]Командир бригады скоя'таэлей подкинул в костёр дров, и пламя затрещало веселее, охватывая промёрзшие сучья. Тонкий смолистый аромат вместе с жаром костра окутал собеседников. Cerbin как-то неуютно взглянул в гущу леса. Ванадайн не удивился такому поведению товарища. Дриады всегда за всем следили, но такое внимание редко кому нравилось.
[indent=1,0]- Дриады хранят этот лес от всех. Мы же здесь гости, и они на правах хозяек не сводят глаз, чтобы никто по неосторожности не наворотил бед. Именно благодаря дриадам мы можем сейчас здесь сидеть, не хватаясь при каждом шорохе за оружие. Хотя бы за это я прощаю им любые взгляды. Вот сколько лет живу, а никогда бы не подумал, что доведётся радоваться такому пустяку. - Ванадайн вздохнул. Слишком многого он не мог ожидать, мир менялся чрезвычайно быстро. Нельзя было точно сказать, к добру ли все эти перемены. Они просто были. - До Долины мы дошли без задержек. Повезло миновать все разъезды и добраться без неприятных встреч. Бригада всё крепнет и звереет, - не без затаённой печали заметил эльф. - Но не будем сегодня о грустном, ночь слишком хороша и спокойна, чтобы волновать её непростыми воспоминаниями. - Взгляд вдруг упал на лютню, что была отложена при появлении человека. - Знал я одну эльфку, которая замечательно играла. Пожалуй, её игра смогла бы достойно окрасить эту ночь. Любая музыка в такое время хороша. Доводилось ли тебе, Cerbin, держать в руках инструмент эльфской работы? - поинтересовался Ванадайн. Если бы нильфгаардец изъявил желание опробовать лежащую неподалёку лютню, он бы не стал препятствовать.

+1

7

[indent=1,0]Ксандор был полностью согласен с тем, что дриады имеют полное право следить за порядком в их лесу и был благодарен им за убежище. Он даже вздохнул облегчённо, понимая, что ощущение чужого взгляда это не паранойя. Вместе с тем он не мог не понимать, почему же именно за ним может вестись более пристальное наблюдение. Ведь он человек, а от людей, что эльфы, что дриады, привыкли ждать далеко не добра. Зная, насколько могут быть непредсказуемыми и даже глупыми люди, ведомые одними богами ведомыми мотивами, даже тому, кто проявил себя с самой лучшей стороны, не стоит безоглядно доверять. С этим нильфгаардец также не мог не согласиться. Знай он, что дриады за ним не присматривают - тут же отправился бы в самое сердце Брокилона, чтобы хотя бы повидать тех совсем юных дриад, которым он подарил жизнь. Наёмник всё чаще думал об этом и не раз упрашивал хозяек Брокилона отвести его к дочерям, но слышал лишь жестокое "Они дочери Брокилона, не твои". Южанин тяжело вздохнул, в очередной раз осмотревшись. В свете заходящего солнца, как ему показалось, он увидел фигуру дриады, которая исчезла, стоило лишь на мгновение отвести взгляд.
[indent=1,0]Взгляд Ксандора упал на лютню. Такой искусно сделанной ему ещё не доводилось видеть.
[indent=1,0]- Нет, - ответил нильфгаардец, зачарованно, глядя на инструмент. - Такой лютни я ещё не встречал.
[indent=1,0]Когда-то давно, словно то было в совершенно иной жизни, Ксандор не расставался с лютней, пускай так и не смог в совершенстве овладеть этим замечательным инструментом, но его до сих пор тянуло к нему. С позволения Ванадайна, южанин с трепетом вложил эльфскую лютню в руки и осторожно провёл по струнам кончиками пальцев. Он пытался вспомнить хоть одну мелодию, но ни одна не хотела приходить на ум.
[indent=1,0]- Было время, когда я был полон намерений стать бардом, - усмехнувшись, сказал он, начав перебирать струны, вспомнив простенькую мелодию, для разогрева. - Одна эльфка пыталась меня научить играть. На лютне, на флейте, свирели. К слову, на флейте у меня получалось играть гораздо лучше. Ну, не настолько хорошо, как она, но всё же.
[indent=1,0]Остановившись, нильфгаардец начал подбирать на память мелодию. Такую же незамысловатую, как и раньше, но более мелодичную и спокойную. Запинаясь на каком-то моменте, он перебирал струны, пытаясь уловить ноты, которые прятались в памяти, и начинал заново. Раза с пятого наконец мелодия стала непрерывной и завершённой.
[indent=1,0]- Это одна из первых песен, которые я сочинил. Только не смейся. В те времена я был преисполнен юношеским романтизмом.
[indent=1,0]И он запел. Изначально написанная Ксандором песня была на нильфгаардском диалекте, но в итоге он, не без помощи Эланиэль, смог сложить стихи на Старшей Речи, на которой она звучала более нежно и мелодично. Песня рассказывала о воине, который в разгар сражения вспоминал свои былые годы, понимая, что вся его жизнь вела к этому сражению, сражению, на котором и оборвётся его жизнь. О том, как он, превозмогая боль от ран, идёт в сражение, но понимает, что он остался последним, кто стоит на ногах. В конце же песни воин жалеет о том, что не смог сдержать обещание и не вернётся домой.
[indent=1,0]- Думается мне, Эланиэль была права, - после недолгой паузы, задумчиво произнёс наёмник. - Эта песня слишком мрачная. Как насчёт того, чтобы ты показал, какими действительно должны быть песни тихой ночью у костра?
[indent=1,0]С улыбкой на лице, Ксандор протянул эльфу лютню.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

8

[indent=1,0]Ванадайн довольно усмехнулся. Конечно, где же dh'oine может подержать настоящие музыкальные инструменты, выполненные по древним эльфским технологиям, так и не раскрытым другим расам? Хоть до чего-то не добрались их руки. Впрочем, эльфы умеют хранить свои секреты гораздо лучше, чем территории, как показала история. И пусть эта лютня не была сделана самым лучшим мастером, пусть она повидала многое и при тщательном рассмотрении на корпусе можно было заметить самые разнообразные отметины, звук был всегда чист.
[indent=1,0]Тем временем Cerbin взял инструмент в руки. Ванадайну показалось, что тот вспоминал какое-то давнее ощущение, давал рукам заново узнать струны. Прозвучавшие далее слова только укрепили сложившееся впечатление, заставив эльфа немного улыбнуться. Без тени насмешки, издёвки и прочего неодобрения былого, напротив, Ванадайн всячески одобрял намерения друга. Судьба барда романтизирована мириадами баллад и романов, и нет ничего удивительного, что пока жизнь не сбила весь блеск с мечт, тогда ещё совсем юный Cerbin рвался душой к прекрасному. Но к сожалению, а может и к счастью, ведь судьба всегда к чему-то да ведёт, мечты не сбылись. Было непросто представить нильфгаардца в роли барда - тяжёлая жизнь наложила свой отпечаток. Увы, последние несколько лет такую картину можно было нередко встретить и среди Aen Seidhe. Затянувшаяся на долгие годы война покорёжила жизнь многим. Довелось Ванадайну наблюдать, как один эльф когда покидал родной дом устроил своей виоле настоящий погребальный костёр. Эта картина почему-то въелась в сознание: жаркое пламя, что жадно облизывает гладкий корпус и струны, что больше не заиграют, быстро прогорающий смычок и худое лицо решительно настроенного эльфа, нет-нет, да смаргивающего слёзы. Впрочем, возможно то была лишь игра света. Как звали того отчаявшегося, что променял красоту музыки, жизни и мира на урезанный паёк, жаждущий крови боевой лук и скитание по лесам? Ванадайн этого не помнил, равно как и не мог точно сказать, погиб тот или ещё нет.
[indent=1,0]- Это одна из первых песен, которые я сочинил. Только не смейся. В те времена я был преисполнен юношеским романтизмом, - произнёс Cerbin. Ванадайн ни слова не сказал, ведь временами и без них невероятно много можно понять и выразить.
[indent=1,0]Песня же говорила сама за себя. Непростая, тяжёлая, но... живая. Нередко эльф задумывался, сколько всего вкладывает в музыку исполнитель. Жизнь неизвестного воина выстраивалась в воображении не хуже реальности. Слова звучали на удивление гармонично, позволяя проникнуться повествуемой историей. Ванадайн ещё долго мог бы вслушиваться в отголоски струн и обдумывать услышанную историю, но голос друга напомнил, что сильная песня уже окончена. Впрочем, от размышлений оторвало и упомянутое имя эльфки. Эланиэль? Определённо с ней доводилось Ванадайну дело, однако детали ускользали из памяти, и гоняться за ними сейчас совсем не хотелось.
[indent=1,0]- А мне понравилось, - заметил Ванадайн, принимая из рук друга лютню. - Тебе не стоит навсегда забывать дело поэта и барда, Cerbin. Лютня ещё успеет сегодня спеть, а вино перегревать не стоит.
[indent=1,0]Эльф бережно отложил лютню и наполнил вынутые из сумки деревянные кружки горячим вином с травами. Конечно металлические были бы легче, но деревянные лучше держали тепло и не холодили руки, что зимой было как нельзя кстати. Одну из кружек эльф протянул Ворону, а из другой сам отпил несколько глотков. Затем краем глаза заметил отсвет огня на гладком боку лютни и решил-таки сыграть.
[indent=1,0]- Я весьма посредственный исполнитель, но постараюсь. Баллада, что прозвучит сейчас, не нова, и возможно тебе знакома.
[indent=1,0]Ещё отпив глоток горячего вина, Ванадайн полностью переключился на музыку. Пальцы без запинки перебирали струны, а взгляд в это время был устремлён к пляшущему костру.
[indent=1,0]- Yviss, m’evelienn vente caelm en tell
[indent=1,0]Elaine Ettariel,
[indent=1,0]Aep cor me lode deith ess’viell
[indent=1,0]Yn blath que me darienn
[indent=1,0]Aen minne vain tegen a me
[indent=1,0]Yn toin av muireann que dis eveigh e aep llea…
[indent=1,0]L’eassan Lamm feainne renn, ess’ell,
[indent=1,0]Elaine Ettariel,
[indent=1,0]Aep cor aen tedd teviel e gwen
[indent=1,0]Yn blath que me darienn
[indent=1,0]Ess yn e evellien a me
[indent=1,0]Que shaent te caelm a’vean minne me striscea…*


"Elaine Ettariel", эльфская баллада.

+1

9

[indent=1,0]Жизнь слишком жестока, чтобы быть бардом, как считал нильфгаардец. Предпочти он лютню, да свирель мечу, то давно был бы мёртв. Он по-настоящему удивлялся, как всем музыкантам удаётся заниматься своим творчеством, не смотря ни на что. Думая над этим, Ксандор пришёл к мысли, что они либо наивные глупцы, которые видят мир лишь в ярких красках, либо циники, которые делают вид, что не видят всего ужаса, что творится вокруг. Иначе он не мог объяснить то, как, путешествуя по миру и видя самые ужасные его стороны, они могут сочинять произведения столь невинные и красивые, что можно позабыть о печальных реалиях бытия.
[indent=1,0]Когда-то давно и сам Ксандор был лишь наивным глупым юнцом, который, начитавшись романов о героях и принцессах, считал, что разбойничья жизнь это благодать, свобода и приключения. Тогда его душа и лежала к тому, чтобы сочинять возвышенные стихи, да распевать их, что было силы. К счастью, даже не взирая на увлечение Ксандора, его верные друзья помогли не растерять главного навыка, который помогает выжить и до сих пор - фехтование.
[indent=1,0]Печально ли это или же нет, но Ксандор больше не грезил мечтами о том, чтобы стать бардом. Умение играть на лютне сможет скрасить вечер, подобный этому, но посвящать жизнь этому искусству было бы глупо и сродне самоубийству.
[indent=1,0]Вернув лютню её законному владельцу, наёмник принял из рук эльфа кружку с вином, немного отпив из неё. Сам вкус вина никогда не нравился Ксандору. Резкий запах алкоголя, любого, вызывал у нильфгаардца чувство отторжения. Пил он лишь только это было необходимо. Торжественные обеды и ужины в графском доме или на балах в юношестве, попойки в обществе разбойников и бандитов в молодости, стакан эля или отвратного вина в харчевнях во время обсуждения очередной наёмной работы - всегда нильфгаардец через силу вливал в себя жидкость столь неприятную на его вкус. Но сейчас в напитке, предложенным эльфом он впервые нашёл что-то неуловимое, что он счёл весьма приемлемым.
[indent=1,0]Отпив ещё немного, он начал чувствовать, что наконец согревается. Было ли это заслугой эльфского вина или же жар костра наконец переборол холод ранней весны, но Ксандор почувствовал себя очень уютно. Теперь ему ничего не мешало наслаждаться игрой и пением Ванадайна. Ну конечно же, баллада об Эттариэль. Неизменно прекрасная. Когда-то и Ксандор умел исполнять её, но сейчас в его памяти оставалась разве что партия для флейты, но, глядя на то, как ловко пальцы эльфа перебирают струны и бегают по грифу, начинал что-то припоминать. Как жаль, что у него нет при себе флейты. Иначе бы Ксандор обязательно подыграл бы.
[indent=1,0]- Вот она, игра настоящего мастера, - улыбнувшись, сказал южанин, когда звук лютни затих. - Если бы я знал, что ты здесь коротаешь время с лютней, попросил бы найти для меня флейту. Тогда бы мы точно заставили весь Брокилон придти сюда, чтобы услышать чудесную эльфскую балладу. Быть может, в следующий раз?
[indent=1,0]Поставив пустую кружку рядом с собой, Ксандор поднял взгляд на небо. Солнце уже успело полностью сесть и звёзды были отчётливо видны, пускай кое-где их и скрывали редкие облака.
[indent=1,0]- Знаешь, я заключил сделку с человеком, который находит оружие для скоя'таэлей. Я являюсь его посредником с гавенкарами, сопровождаю его контрабанду, пока она не попадёт в руки эльфов. Взамен он достанет мне поддельные нильфгаардские документы. Я собираюсь вернуться домой. Надеюсь быть там уже следующей весной. Наверняка, в итоге, меня посадят в темницу, а после казнят на главной площади Города Золотых Башен, в назидание всем. Но, по крайней мере, я смогу снова увидеть дом, - он выдержал небольшую паузу и посмотрел на эльфа. - Мне говорят, что это безумие, что я глупец, который ищет смерти. Но... Я не знаю, - пожав плечами, нильфгаардец уставился на костёр. - Здесь всё какое-то чужое. И чем дольше я остаюсь в этих землях, тем больше ощущаю, что мне здесь не место. Скажи, что ты думаешь, Ванадайн? Как бы поступил ты?
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

10

[indent=1,0]Конечно же Cerbin льстил, причём сильно. Ванадайн представлял своё мастерство и с чистой совестью уклонялся от звания лучшего исполнителя, особенно если вспомнить, с кем доводилось коротать ночи или вечера. Но никого из старых знакомых музыкантов сейчас не сидел у костра, зато был хороший товарищ. Да и репертуар сейчас включал отнюдь не убийственно сложные партии, а просто радующие слух и память. Здесь уж не до состязаний в виртуозности.
[indent=1,0]- Значит, есть повод вновь встретиться, - усмехнулся Ванадайн, отпивая из кружки. Вино в ней остыть не успело полностью, и теперь просто согревало, не обжигая. - И во всеоружии. Уверен, дриады в закромах много чего схоронили до поры до времени. Это будет дуэт века, - и снова улыбка скользнула по губам эльфа. Когда на душе спокойно, имеется приятная компания, погода не лютует, можно себе позволить сбросить оковы вечной напряжённости. Можно позволить себе даже не смотреть за спину, пить вино, волновать струны и беседовать.
[indent=1,0]То, что Cerbin решил поделиться гнетущими мыслями, Ванадайна не удивило. Никто не железный, в конце концов бремя решений так или иначе прогибает неколебимые опоры уверенности, и в такие моменты хочется хоть с кем-то поделиться. Ванадайн не знал, таков ли случай нильфгаардца, поскольку судил по себе. И если при бригаде нельзя было проявлять ни тени слабости, то с одним старым знакомым эльфом можно было о многом поговорить, и после таких бесед всегда становилось как-то проще.
[indent=1,0]Поведанное Вороном заставило эльфа крепко призадуматься. Тема не из лёгких, и сходу ответы давать нельзя. Проще всего обвинить нильфгаардца в неадекватности мышления. Добровольно вышагивать на плаху, когда пусть и не в самой тёплой части суши есть свобода, связи и шансы на успех? Воистину, поступок, достойный безумца. Заранее знать, что дома встретят подобным образом, но возвращаться... Но нельзя вечно смотреть на проблемы только с одной стороны. Ванадайн не спешил озвучивать собственные мысли, вместо этого даже слегка потянул время: заметив, что огонёк вот-вот догрызёт прогоревшее топливо, он подкинул пару толстых сучьев. Те из раскалённых углей выбили снопы ярких искр и пепла, и это просто приковало взор.
[indent=1,0]- Тебе всё верно говорят, - спокойно заметил наконец Ванадайн, когда молчать стало уже просто неприлично. Говоря, эльф смотрел в глаза нильфгаардца. - Это безумие, Cerbin, тебе ли не понимать? Но стоит ли слушать все замечания и травить себе душу? Ты ведь всё равно поступишь так, как считаешь нужным. А что до меня... Я поступил уже однажды так, как поступил, и благодаря этому мы встретились. Я сменил расшитый колет на куртку с перьями и беличий хвост, а спокойную смерть под родной крышей на сомнительное удовольствие подохнуть сотнями различных способов, среди которых есть всё от банального заражения до публичной казни после долгих часов допросов. Да, и не такие мысли в голову взбредают, когда брюхо от голода к спине липнет или после очередной стычки всё тело ломит. Осуждать все мастера, да только по углам отсиживаются, ожидая чудесного разрешения всех конфликтов, - воспоминания только подстёгивали, постепенно добавляя горячности в высказывания эльфа. Да, выбор Ванадайн сделал давно! Вместе с осознанием того, что никакая борьба уже не спасёт, что поздно спохватились все, он день ото дня продолжал гонять бригаду, убивать и грабить dh'oine, а всё ведь из-за того. что при ином выборе всё равно бы костерил себя за безучастность и изнывал от бездействия. Вновь обретя спокойствие эльф продолжил: - Дом - святое. Не встречал я тех, кто в чужих краях долго счастлив был. Ты его не утратил, и даже если шанс невелик, не упускай его.  Прежде всего всегда будь верен себе и не надейся, что всё разрешится само собой. - Ванадайн вновь наполнил котелок вином. Большая часть алкоголя выходила вместе с паром, и потому угрозы захмелеть на горизонте не было. - Ты уверен в том dh'oine? Уверен, что документы надёжны?

+1

11

[indent=1,0]- Этот d'hoine самонадеян, эгоистичен, самовлюблён и абсолютно не имеет никакого понятия о том, что такое честь, - тяжело вздохнув, ответил нильфгаардец. - Естественно, я ему не доверяю, Ванадайн. Но какой у меня выбор? Я уже пытался пересечь границу без документов... Не знаю каким чудом мне удалось удрать от нильфгаардских солдат. Мне тогда действительно повезло, что я встретил достойных людей, настоящий имперцев, которые добром отплатили за добро. Хочется верить, что все нильфгаардские офицеры такие, но... Я уже был втянут в военный конфликт и грёз по этому поводу у меня нет. Восстание Эмгыра. Мы с отцом участвовали в нём, усадили императора на престол, который по праву принадлежал ему.
[indent=1,0]Ксандор отлично помнил те времена, когда его юношеский энтузиазм представлял себе поле боя одним огромным приключением. Вот только никак не мог ожидать юный граф, что же его ждёт на самом деле. Вчерашние товарищи становились врагами, пытающимися тебя убить. Он убивал молодых офицеров, с которыми успел сдружиться и строить планы на будущее только потому, что они выбрали не ту сторону. А может это он выбрал не ту сторону? Несколько мгновений нильфгаардец всматривался в языки пламени, которое напоминало о столь многом, что он когда-то потерял. Вслушиваясь в треск костра, южанин пытался вспомнить хоть что-нибудь, что придаст вечеру более радостное настроение, но ничего не приходило на ум. Неужели всё, что ему запомнилось - только боль и утраты? Было же что-то хорошее. Должно было быть.
[indent=1,0]Он посмотрел на эльфа. Действительно, хорошее было. Встречи с людьми и эльфами, даже с некоторыми дриадами. Но все они, сколько ни пытался вспомнить южанин, происходили не при самых лучших обстоятельствах. Видимо, такова жизнь отступника.
[indent=1,0]- Прости, Ванадайн. Плохой из меня собеседник, - усмехнулся нильфгаардец, зачерпнув ещё вина и, поднеся кружку к губам, сдул пар, исходящий от краёв. - Я могу тебе рассказать кучу историй, но едва ли могу припомнить ту, которая как хорошо начиналась, так и заканчивалась. Быть может тебе есть чем разбавить этот вечер? Кем ты был до того, как пошёл в скоя'таэли? Да и вообще, как много ты увидел за свою жизнь?
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

12

[indent=1,0]- Да, не самая лестная характеристика для того, кто в руках твою жизнь держит. - Эльф замолчал, обдумывая услышанное.
[indent=1,0]Вмешательство нильфгаардца в дела государственные сложно назвать малозначимым. Ванадайн не мог с уверенностью определить его силу, но она не играла ровным счётом никакой роли, ведь важнее сам факт наличия. А детали... На них нередко закрывают глаза, а обращаются только если видят в этом непосредственную выгоду для себя или своего дела. Так и эдак он взглядывал на ситуацию, но помощи другу предложить не мог никакой. Во-первых, он не знал того, кто мог бы качественно разобраться с документами. Даже если поговорить с некоторыми старыми знакомыми, решение вряд ли найдётся - за последние годы многие контакты потерялись, а с Нильфгаардом их и без того мало было. Во-вторых, поздно уже что-то менять. Остаётся лишь уповать на то, что качество документов окажется хоть сколько-нибудь приличным, а тот dh'oine - честным. На кону стоит жизнь, хотя волнует это лишь немногих. Бесценный дар Девы сейчас стоит ничтожно мало, и подтверждений этому печальному факту слишком много.
[indent=1,0]- Не наговаривай на себя, Cerbin, - Ванадайн чуть улыбнулся. - Из тебя хороший собеседник, просто сейчас такая жизнь, что радости мало. Знаешь, я и сам не могу похвастаться светлой историей. С тех пор, как прекрасная Долина была потеряна... Впрочем, не стоит об этом. Старые события, нечего ворошить их. Кем я только не был раньше! Знаешь, за столько лет жизни можно многое попробовать. От путешествий чуть ли не по всему миру и до переписывания некоторых свитков, - Ванадайн сильно преувеличивал. За почти два века жизни он действительно повидал разное, но путешествовал не слишком много. Всего лишь прошёлся по Северным королевствам и едва-едва заглянул на земли Нильфгаарда, не больше. - Приятные истории есть... Но что-то в голову не идут, - эльф окончательно сдался. То, о чём он хотел и мог рассказать, забавным можно было назвать с натяжкой. Совсем старые истории затрагивают много личного. Свежие же смешны только при натянутых до предела нервов, да и тот смех нервный больше. Усмехнувшись мыслям, Ванадайн протянул лютню нильфгаардцу. - Знаешь, Cerbin, лучше сыграй что-нибудь эдакое. Музыка иногда говорит больше слов. А потом, возможно, я расскажу про то, как довелось встретить прекрасную Dana Meabdh...

+1

13

[indent=1,0]Ксандор не мог не согласиться с Ванадайном. Жизнь в последние годы многих обделила. Та же война с Нильфгаардом сделала обездоленными множество людей, принесла горе в семьи по обе стороны Ярры. Но и прежде жизнь никогда не являлась чем-то лёгким и беззаботным... Для большинства людей. Как жаль, что понял это сам Ксандор так поздно и в тот момент совсем был не готов к подобному. Зато он научился сочувствовать и видеть истинные краски этого мира, понимая, что не каждый преступник - зло и далеко не каждый добродетель следует пути добра. Трезвый взгляд на жизнь... Пожалуй, ради этого стоило пережить то, что пережил беглец из Рована.
[indent=1,0]- Будь у меня столько же времени, я бы, пожалуй, тоже отправился бы туда, где не был ни один нильфгаардец, а возможно даже и человек, - мечтательно протянул наёмник. - Я уже говорил, что в детстве я всегда мечтал быть эльфом? В нашем доме всегда было их полно. В основном это была родня со стороны матушки. Было действительно странно видеть, что прабабка выглядела столь же молодой, как и мать, - Ксандор тепло улыбнулся. - Я всегда восхищался ими. Столь прекрасные, утончённые и изящные, а в глазах сиял вековой опыт и пылал интерес к жизни. Однажды я попросил нашего гончара слепить мне из глины заострённые уши. Носил их весь день. О, Великое Солнце, как же сложно было бегать, когда они то и дело падали. А после их разбила моя старшая сестра. У нас была некоторая неприязнь. Как это обычно бывает, когда разница в возрасте всего полтора года. Каждый хотел привлечь внимание.
[indent=1,0]Отвлекшись от воспоминаний, южанин принял лютню из рук эльфа и с задумчивым выражением лица начал перебирать струны, пытаясь подобрать нужные ноты, дабы освежить память и припомнить ещё какую-нибудь мелодию.
[indent=1,0]- Дева Полей? - с неподдельным интересом спросил Ксандор. - Ты действительно её видел? Хотя, о чём это я говорю... Наверное, каждый эльф, когда-нибудь, да встречался с ней. Я слышал много историй...
[indent=1,0]Нильфгаардцу было очень интересно узнать, на кого же походит Дева Полей, на эльфа или же выглядит она как человек. Подобное заявление Ванадайна разогрело интерес наёмника и в его голове возникало множество вопросов, но он решил, что они могут подождать. Сейчас же он вспоминал мелодию, которую выучил первой. Наконец, подобрав нужное звучание, пальцы Ксандора начали медленно перебирать струны, отыгрывая вступление.
[indent=1,0]- Эту песню я услышал ещё в юношестве. Кажется... На моём восемнадцатом дне рождении. Матушка пригласила одного барда со столицы. Как же он пел! Его выступление так запало мне в душу, что я последующие полгода упрашивал родителей нанять мне его в учителя, - Ксандор слабо усмехнулся. - Но матушка всё твердила, что мне не подобает учиться у бродячего музыканта. И всё же... Вот он я! - рассмеявшись, нильфгаардец закончил затянувшееся вступление.
[indent=1,0]Пускай нильфгаардский диалект и происходил из Старшей Речи, но разительно отличался как по более грубому звучанию, так и по произношению большинства слов. Но в песне этот самый диалект казался более мягким даже не смотря на посредственное умение наёмника петь. Пускай он и понимал, что в полной мере понять смысл песни мог только тот, кто знал язык, на котором говорят лишь в сердце империи, Ксандор знал, что порой осознание смысла не обязательно, чтобы понять настроение и красоту звучащей песни. Также как мало кто понимает о чём говорится в балладе об Эттариэль, но любят её все.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

14

[indent=1,0]От воспоминаний нильфгаардца веяло теплом. Так всегда бывает, когда рассказчик затрагивает значимые для себя темы, и радость от былого невольно начинают чувствовать и слушатели. Многие утаивают самые сокровенные мечтания и истории, опасаясь вызвать лишь усмешку у окружающих, но насмехаться над чужими порывами эльф считал делом последним, достойным лишь слабых. Узнать же, какой огонёк делает душу собеседника светлее - невероятная ценность, проявление доверия. Не каждого можно допускать в душу.
[indent=1,0]- Детство и юность - самая прекрасная и светлая пора жизни, - изрёк Ванадайн. - Жаль, что она пролетает так быстро.
[indent=1,0]Сам эльф уже не так чётко помнил давно минувшие годы. Несомненно, приятных и забавных историй было много, да было бы просто преступлением усомниться в их присутствии, но они все произошли настолько давно, что сейчас, оглядываясь назад, в прошлое, Ванадайн почти не различал за чередой пёстрых от разнообразных событий десятилетий того светлого, что когда-то было. Увы, с каждым годом прошлое всё больше отдаляется, и порой даже сложно представить, что это происходило не с кем-то другим, абстрактным. Сохранять в себе не гаснущим до последнего тот самый свет юности, от которого и краски ярче были, птицы звонче голосили, а история добрее складывалась, под силам только тем, кто не от мира сего. Исключения есть, но как же их мало! Обычно такие личности дарят окружающим отблески света, если, разумеется, выживают под гнётом мира.
[indent=1,0]Ванадайн с удовлетворением заметил, с каким вниманием Cerbin отнёсся к словам о Деве, но ничего не ответил. Этой истории час ещё не пришёл. Обычно все эльфы столь трепетно относятся к своему мировоззрению, что при dh'oine обходят данную тему стороной, однако что-то подсказывало Ванадайну, что нильфгаардцу можно узнать о той встрече.
[indent=1,0]А Cerbin тем временем вновь заставил струны лютни петь. Недолгое вступление, и зазвучала песня. Ванадайн раньше не слышал ни мелодии, ни слов, и потому внимал с интересом. Сперва показалось, что Cerbin поёт на Старшей Речи, но очень скоро заблуждение развеялось. Нильфгаардец пел на своём родном языке. Привычные слова звучали иначе, встречались и вовсе незнакомые. Гораздо проще было не докапываться до дословного значения частей, но слышать всё в целом, доверяясь настроению мелодии.
[indent=1,0]- Невероятно красивая дивная вещь, - искренне признал Ванадайн, когда финальные аккорды были проиграны. Песня понравилась эльфу, и он не отказался бы и сам нечто подобное временами играть. Повторить мелодию в точности без тренировок не выйдет, но как-нибудь нечто близкое наверняка получится сыграть. Но вот текст...- Я слушал внимательно, но и половины не понял. О чём она? И как же ты заполучил того барда в наставники? Думаю, это было непросто, но интересно. Ха, забавно. Как раз вспомнил, как сам впервые в руки лютню взял. Давно это было, пожалуй, больше сотни лет назад. Одна эльфка хотела, чтобы я её сына обучил с мечом управляться, но оплачивать уроки не могла. Зато вместо денег предложила научить играть на лютне. Пока малец бился со столбами, я сражался со струнами, - Ванадайн усмехнулся. Память - забавная штука, иной раз и представить не можешь, что в ней хранится. Но стоит мысли зацепиться за что-то, как вдруг обнаруживается история-другая.

+1

15

[indent=1,0]Закончив играть песню, нильфгаардец всё же не отложил лютню, продолжив перебирать струны в лёгкой ненавязчивой мелодии. Услышав вопрос Ванадайна, он задумался. Сложно было сходу сказать о чём была песня на его родном языке. И дело не в том, что Ксандор не понимал её, напротив, он обдумывал как же объяснить суть на чужом языке.
[indent=1,0]- Эта песня, - начал он, задумавшись, и на мгновение звук лютни затих, но лишь на мгновение. - В ней говорится о звезде, которая ведёт нас в те моменты, когда Солнце уходит за горизонт и на мир опускается тьма. Солнце в нашей культуре занимает особое место, оно символизирует всё светлое, что есть в жизни каждого человека. И в этой песне имеется в виду именно это Солнце. В ней говорится, что даже если всё светлое в твоей жизни ушло и кругом беспроглядная ночь, в небе загорится звезда, которая выведет тебя к рассвету. Нужно только поднять взгляд и найти её.
[indent=1,0]Ксандор удовлетворённо кивнул. Насколько он мог судить, ему удалось в полной мере рассказать суть песни, пускай и без возвышенных фраз, которые было сложно в точности перевести на всеобщий.
[indent=1,0]- О нет, я не получил в учителя того барда. Я больше ни разу не встречал его, - с улыбкой на лице ответил нильфгаардец. - Когда я был юн, я возглавлял разбойничью ганзу. Вначале мы, как и все, забирали у богатых и отдавали бедным, не забывая при этом и про себя, но после принялись грабить других разбойников, которые в своей жестокости переходили все границы, - наёмник вновь на мгновение задумался. - О чём это я? Ах да, был у меня в банде один человек, который не расставался с лютней. Именно от него я и услышал вновь эту песню и попросил меня научить. Звали его Килиан, славный парень был, весёлый. Да только учитель из него никакой. Сам Килиан был самоучкой и обучить меня не мог. К счастью, в ганзе был тот кто и научил меня играть на лютне. Эльфка, Эланиэль. Она обучила меня игре, а Килиан помог выучить песню. Мы часто сидели у костра, прямо как сейчас, и долго и упорно издевались над лютней. То есть, я издевался, пока не научился играть. Я получал подзатыльник от Эланиэль каждый раз, когда сбивался или попадал не в лад, а Килиан только сидел и смеялся. Обычно, ему тоже влетало за это.
[indent=1,0]Наконец, нильфгаардец оставил эльфскую лютню в покое и отложил её в сторону, а затем отпил немного из своей кружки и с улыбкой на лице посмотрел на эльфа.
[indent=1,0]- Что же, надеюсь, ты ещё не передумал и поведаешь мне историю о прекрасной Dana Meabdh.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

16

[indent=1,0]Ванадайн внимательно слушал разъяснения Ворона. То, что Солнце для нильфгаардцев не просто эдакая лампа, половину дня освещающая земли Имперские, эльф знал, однако глубинного смысла не понимал. Теперь же разъяснение, что Солнце символизирует свет жизни, прояснило ситуацию. Это описание светила небесного сильно понравилось эльфу. При этом песня лишь выгодно оттеняло Солнце, отчего нильфгаардцы возвысились в глазах Ванадайна. Эльф ещё подумал, что не сможет южан называть "dh'oine" с такими интонациями, каких удостаиваются всё население Северных Королевств. Dh'oine всегда остаются dh'oine, что на севере, что на юге, однако уважительное отношение последних к Старшим Расам и особенности мировоззрения подкупают.
[indent=1,0]Не менее интересной оказался и рассказ о том, как же сумел Ворон выучить песнь. Без особого удивления Ванадайн узнал, что учителем стала эльфка: больше удивления вызвал бы факт, что учил dh'oine. Иное обращение с инструментом, заметное не всякому стороннему наблюдателю, выдавало эльфскую школу. Поразило и то, что нильфгаардец был близко знаком с Эланиэль. Возможно, это всё произошло ещё задолго до того, как первые шапки с беличьими хвостами замелькали в лесах. Быть может, следовало сообщить Ворону о знакомстве с этой эльфкой, но со времени последней встречи прошло слишком много времени. Нильфгаардец наверняка пожелает узнать, как у неё жизнь, а сообщение о том, что ещё год назад была жива ответом в нынешние беспокойные времена едва ли успокоит.
[indent=1,0]- Нет, Cerbin, не передумал, - улыбнулся эльф и принял у друга лютню. Затем, немного подумав, начал говорить, аккомпанируя себе негромким перебором. - Это произошло не так давно, если, конечно, судить по эльфским меркам. Кажется, лет одиннадцать назад. Тогда я был в нашей прекрасной Долине Цветов... Впрочем, и в самом прекрасном краю бывают тяжёлые времена. Как тебе известно, нас оттеснили в горы, а ранее плодородные земли предали мотыгам. Не стану скрывать: положение незавидное и сейчас, но тогда было хуже. Непривычные к иной жизни эльфы плохо переносили лишения. А ведь в Долине были не только взрослые, но и дети. Если раньше земля принимало горсти семян и сама выращивала нам всё, каменистая почва гор оказалась невероятно скупой. Семена не приживались, а редкие всходы погибали. Что нам оставалось делать? - мелодия продолжалась, но Ванадайн замолчал, глядя в костёр. Через некоторое время он продолжил: - Мы сговорились с одним сильваном. Это редкое создание, вполне безобидное, если не считать любви к издевательствам и подшучиваниям над людьми, местные его ещё дьяволом прозвали. За спокойную жизнь он требовал у крестьян подношений - зерна в основном, семена. Всё было хорошо, пока не пожаловал ведьмак, - рука резко ударила по струнам. Хоть и прошло уже немало времени, даже воспоминание о ведьмаке раздражало. - Он хотел изловить сильвана. Он и его дружок менестрель из dh'oine. За Торкве мы не боялись, он и с ведьмаком бы легко разобрался, да вот мы пришли за провизией. Да что уж там - оглушили, связали, а после занялись делом. Лошади сами на себя не нагружают вьюки. Думаю, если бы те двое не очнулись, про них бы и не вспомнили. А так... Проще было убить, по крайней мере, тогда так казалось. Нет бы быстро... Поиздеваться удумала Торувьель. Конечно же ведьмак, даже связанный, сумел ответить. Сейчас всё так ладно складывается, да тогда и мысли иные были, и настроение. Мы разозлились, и я почти уже перерезал глотку бунтовщику. Я бы и сократил поголовье ведьмаков, но появился Филавандрель, наш предводитель, и стал выяснять, что произошло. Языкастый ведьмак попался, ну да приговор лишь подтвердился. Так бы мы и устранили проблему в лице двух людей, что ошиблись дорогой, как вдруг явилась она, - мелодия стала плавнее, а Ванадайн улыбнулся. - Dana Meabdh. Дева в этот раз явилась в облике человеческой девушки. Она была юна и чиста, а в качестве свиты были звери. Я тогда ещё жалел, что с нами был Филавандрель, поскольку по его приказу мы вернулись к лошадям, в то время как он остался разговаривать с ней. Dana Meabdh... - эльф вздохнул. - Dana Meabdh не согласилась идти с нами. И всё-таки встреча того стоила. Дева подарила нам надежду. Жаль только, что она увидела нас такими отчаявшимися.

Отредактировано Ванадайн (2018-11-11 22:16:35)

+1

17

[indent=1,0]Рассказ друга под аккомпанемент лютни придавал поистине волшебное настроение, а дрожь света, создаваемое языками пламени делали атмосферу вечера ещё более невероятным. Нильфгаардец слушал во все уши, внимательно вбирая в себя каждое слово, пропуская его через собственное воображение, оно преображалось, превращаясь в образ. Вот он видел отряд эльфов, что пробирались через прекрасные просторы Долины Цветов, сильвана, который предстал в мыслях южанина больше козлом, чем человеком, но что взять с того, кто ни разу в жизни не встречал подобных существ и воображал их лишь по собственным скудным знаниям. Вот он видел ведьмака, мутанта, страшного, что смерть, с горящими глазами и бледной, что снег кожей, исполосованной чёрными венами, а также менестреля, который был не намного краше.
[indent=1,0]Ксандор внимал, понимающе качая головой, с серьёзным слегка напряжённым лицом. Звуки струн лютни просто творили чудеса, подчёркивая важные и напряжённые моменты. Но лицо наёмника тут же смягчилось, когда речь зашла об Dana Meabdh. В его мыслях предстал образ прекрасной девушки, то ли высокой и статной, то ли маленькой и кроткой - он сам не мог понять -, с длинными распущенными волосами цвета золотого пшена, ясными голубыми глазами, в лёгком свободном платье, в окружении зверей. Нежная, утончённая, невероятная. Именно такой казалась нильфгаардцу Дева Полей.
[indent=1,0]Ксандор дослушал историю до конца, сохраняя неподдельную восторженность в глазах и улыбку на лице.
[indent=1,0]- Знаешь, тебе очень повезло, - кивая, сказал нильфгаардец. - Возможно, Дева Полей и показалась вам лишь за тем, чтобы вернуть утраченную надежду. И, как бы то ни было, всем вам повезло в тот день. Я встречал многих, в основном людей, которые почитали своих духов и Богов. Мелителе, Лебеда, Фрейя, Креве и многие другие. Всех объединяет лишь одно - слепая вера в то, что именно их покровитель истинный и оберегает их. Но никто не видел ни одного из своих Богов. Вера - хорошая вещь, но она становится в разы сильнее, когда она подкреплена собственным опытом. Ты встретил Dana Meabdh, ту, которую почитают многие. Ты знаешь, что она не простая выдумка, что она действительно там, где нужна и присматривает за тем, кому это необходимо. Также, как и я могу увидеть Великое Солнце, лишь подняв взгляд в небо, - усмехнулся он. - Не подумай, что я суеверный, но мне приятно думать, что Солнце оберегает меня всюду, куда могут дотянуться его лучи. Для кого-то это просто светило, также как для меня каменная статуя остаётся лишь обработанным гранитом, которому придали человеческие черты. Но Дева Полей... Вся природа это словно доказательство её существования, также как и светило, что каждый день освещает всё вокруг доказательство существования моего покровителя. И мне нравится думать, что Оно, также как и Dana Meabdh оберегает любого, кто нуждается в защите. Не только нильфгаардца, не только эльфа. Ну и пускай иные дают им непривычные имена, - Ксандор пожал плечами. - Главное, что мы знаем, кто они на самом деле.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

18

[indent=1,0]- Это невероятно точно подмечено, - кивнул Ванадайн, когда Cerbin высказался о верованиях. - Каждый знает, что Дева предпочитает не наблюдать за игрой простых смертных откуда-то свысока, но участвует в их... в нашей жизни. Она заботится обо всех одинаково - о людях, краснолюдах, эльфах. Она выше всех наших дрязг и искренне сочувствует, я полагаю. Она как ребёнок из нормальной семьи, которого спросили, мать он больше любит или отца. Или как мать, что лелеет своих детей и огорчается от их ссор. Любовь нельзя измерить, если она есть. Практически все seidhe поклоняются Ей, в то время как остальные расы пытаются достучаться до мириадов других, - эльф не стал уточнять, о каких "других" речь. Cerbin сам их уже упомянул. Ванадайн не насмехался над чужими верованиями. Если кто-то в чём-то находит для себя силу и защиту, то пускай. Воины часто превыше богов ценят оружие, которое спасает жизнь, простые обыватели превозносят стены своего дома, которые наверняка спасут от всех бед. Каждому своё маленькое верование, но истинная Вера много сильнее. - Но это не значит, что Dana Meabdh принадлежит нам. Некоторые представители иных рас также поклоняются Ей, и порой находят ответы. Полагаю, все истинные покровители в той или иной мере заботятся обо всех. И это уже мы, утонувшие в унылом ряде бесплодных битв, делаем всё, чтобы обособиться от остальных. Создаём новых богов и приватизируем старых, чтобы было ещё больше поводов сторониться непохожих на нас неприятелей.
[indent=1,0]Ванадайн практически никогда не обсуждал верования. Это всегда личное, нередко диссонирует с мнениями других, и потому удобнее молчать. Но иногда подобный разговор просто необходим. Не для других, но для говорящего. Это помогает порой озвучить то, что в подсознании уже есть, но о чём непросто догадаться. Да и интересно было в ходе рассуждений слышать ответ со стороны Великого Солнца. Полезно и интересно слушать о культуре и быте иных земель, ведь такого ни в одном свитке не найдёшь.
[indent=1,0]Неожиданно где-то неподалёку скрипнула ветвь, и почти сразу за этим на промёрзшую землю глухо свалился снег. Крылатая тень бесшумно спланировала куда-то к земле. Просто охотящаяся сова, не больше. "Ночь эта, наверное, хороша для охоты", - мелькнуло в мыслях эльфа.
[indent=1,0]- Как трудно представить, что сейчас где-то нет снега и в помине, - сказал вдруг Ванадайн. - Хотя так всегда бывает - в зимнюю стужу сложно представить, будто когда-то вместо корки льда бывает и сочная прогретая жарким солнцем трава, а в тёмную непроглядную ночь непросто вспомнить свет. Но проходит немного времени, и затруднительным становится поверить в обратное.

+1

19

[indent=1,0]За приятными дружескими беседами время проносится неумолимо быстро. Последние лучи солнца уже давно скрылись за горизонтом и мир окутала весенняя ночь. Воздух, и без того прохладный, начал постепенно холодать, что заставляло ближе придвинуться к спасительному костру и вытягивать руки под тепло, излучаемое языками пламени. Но не смотря на эти маленькие неудобства, ночь была по-настоящему приятной. Тихая, безветренная, звёздная. Лишь небольшие места на бескрайнем небе были затянуты тучами, но и они постепенно расступались перед волшебной чернотой ночного неба.
[indent=1,0]В очередной раз протянув руки к огню, выслушав эльфа, Ксандор улыбнулся, соглашаясь с его суждениями. Ведь он не по наслышке был знаком с этим чувством, которое, пожалуй, было намного сильнее, чем Ванадайн когда-либо мог себе вообразить.
[indent=1,0]- Как трудно было представить, что где-то есть такое явление как снег, - сказал нильфгаардец. - Место, где я вырос, напрочь лишено такого явления как снег. Солнце круглый год и даже зимой там теплее, чем здесь в середине осени. Представь, каково было моё удивление, когда я впервые увидел снег. Мне было тогда... - южанин ненадолго задумался, а после пожал плечами. - Лет девятнадцать. К своей первой зиме было невозможно подготовиться. Где-то после первых нескольких недель зимы, когда всё кругом покрылось белыми сугробами, а дороги замело, я уж было решил, что настал Tedd Deireadh. Час Конца. Потому как Белый Хлад, Белый же Свет и Волчью Пургу я видел день ото дня. Но все вели себя так спокойно, словно ничего не случилось, - наёмник тихо засмеялся. - Я решил, что они сошли с ума. Полагаю, они думали то же самое и обо мне. Когда же я спросил у одного бродяги, почему все так спокойны, он рассказал что к чему. Правда перед этим смеялся добрых полдня.
[indent=1,0]Нильфгаардец отчётливо помнил свою первую зимовку в Метинне, когда изнеженному отпрыску графского рода пришлось измазать руки в грязи, упорно работать и привыкать к неудобствам только чтобы выжить. Сейчас же, задумываясь над этим, он уже слабо представлял себе отсутствие зимы, равно как и жизнь в богатом поместье. Хотя, думал Ксандор, ему вряд ли когда-либо удастся вновь испытать всё это.
[indent=1,0]- Знаешь, Ванадайн, - наёмник устало вздохнул. - Весь этот мир был для меня непривычным. Я ведь не какой-то простой сын нильфгаардского солдата, даже не сын зажиточного купца. Я родился и вырос в графском поместье в герцогстве Рован и не видел внешнего мира почти девятнадцать лет. Мой отец, занимающий высокий офицерский чин, желал, чтобы я оставался в пределах графства. Там я обучался всему - грамматике, истории, географии, риторике, математике, воинскому делу и ещё многому, что оказалось совсем бесполезным. Единственное, что оказалось по-настоящему полезным, так это уроки фехтования. Я начал обучаться с раннего детства, как только смог держать в руках тренировочный меч. Но даже это всё оказалось фальшем. Кто станет всерьёз бить графского сына, пусть и на учебном ристалище? Но навыки у меня были отточены до высочайшего уровня. Я понял это, когда попал во внешний мир. Мне пришлось слишком уж часто пользоваться этими навыками и совершенствоваться уже на практике. Представь только, благородный сын, не знавший ничего, кроме беззаботной жизни в огромном поместье вдруг вынужден бежать в дикие для него места, не зная о них, как оказалось, абсолютно ничего, - лёгкий смешок прервал на мгновение рассказ наёмника. - О, мой отец был бы горд, узнав о том, что я смог выжить, приспособиться. Только вот вряд ли его порадовало бы то, что именно мне пришлось для этого сделать, - Ксандор в очередной раз тяжело вздохнул, а затем слабо улыбнулся. - Думаю, я наконец должен представиться как подобает. Негоже, если друг обращается к тебе по прозвищу, не зная настоящего имени, - нильфгаардец прочистил горло и произнёс наигранно-торжественным тоном: - Ксандор вар Лорехейд Бранна Дреагул аэп Керран. Беглый лейтенант гвардейской бригады "Магна" и опальный наследный граф, пятый в своём роде. Приятно познакомиться.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/h8oL1.png[/AVA]

+1

20

[indent=1,0]Ванадайн усмехнулся. Пожалуй, к зиме привыкнуть гораздо сложнее, чем к её отсутствию. Когда-то эльфу довелось посетить зимой южные края, где вместо уже привычной жёсткой, а временами и жестокой погоды была какая-то нелепая смесь поздней осени и ранней весны, когда снег едва задерживался на земле и таял, превращая дороги в невнятное месиво. Если следовать дальше на юг, туда, откуда пришёл Cerbin, то там наверняка зимняя пора едва отличается от остальных времён года, а световые дни не становятся короче ни на час. И растения не опадают перед долгим сном почти на пол года, и звери окрас не меняют на менее броский. Живут какие-нибудь пёстрые теплолюбивые короткошёрстные, не зная холода и голода. Возможно, если бы эльфы жили в настолько комфортных и безобидных краях, воевать было бы приятнее. Ни забот о том, как бы не замёрзнуть насмерть, ни о том, как не помереть с голоду при вымерзшем урожае. Да, не слишком удачно высадились первые эльфы. А может, войны вообще не было бы - кто знает? С другой стороны там вполне могли сохраниться племена вранов, и тогда выживать стало бы не многим легче. О древних обитателях континента известно не слишком много, но и этого хватает, чтобы не желать себе таких соседей.
[indent=1,0]Тем временем Cerbin от воспоминаний погоды перешёл к другой части прошлого. Сколь беспечно Ванадайн слушал о первой настоящей зиме нильфгаардца, столь серьёзен он был дальше. Нет, и раньше проскальзывали мысли, что Cerbin не просто бродяга южный, что-то выдавало в нём иное происхождение. Однако такого предвидеть не мог, пожалуй, никто. Графский сын? Лейтенант? Это не простой аристократишка, возжаждавший приключений, наживы и славы. Но на отношении Ванадайна внезапно открывшийся статус друга ни капли не повлиял. Разве что добавил толику некого уважения - не каждый решится избрать тот путь, что выбрал Cerbin. А если учесть ещё, что тот не простых кровей, так вообще редкость. Кто в здравом уме променяет пышный покой на скитания, вечную нехватку самых элементарных благ и постоянные встречи со смертью? Кто рискнёт оторваться от дома, покинуть цитадель безопасности и уверенности в будущем? Но этот нильфгаардец не только рискнул, но и преуспел. К тому же остался верен себе, и в решающий момент не закрыл глаза на бесчинства, а вступил в неравный бой. И именно он был не только не убит эльфами, но и стал другом, что немыслимо для dh'oine, будь он хоть трижды нильфгаардцем.
[indent=1,0]- Ну что ж, Ксандор вар Лорехейд Бранна Дреагул аэп Керран, - без запинки выговорил Ванадайн имя Ворона, - я рад, как ты выразился, подобающему знакомству. Позволь и мне представиться, раз уж случай выпал. Кто знает, может, и понадобится оно тебе когда-нибудь. Ванадайн аэп Вельхар из Шаэрраведда, командир одной из бригад скоя'таэлей. А воспитала меня лучшая семья, которую я только мог пожелать - моя раса. Каждый учил тому, что умел, и в сумме это оказалось весьма прилично. Повезло и наставников хороших повстречать, которым я обязан умением фехтовать. Знаешь же, что ведьмаки у нас стиль боя переняли? Было время, когда я полагал, что в дуэли смогу одолеть любого из них. Тогда, правда, не думал о преимуществах эликсиров и мутаций. Да и сражаются они по-разному. Впрочем, в командирах я оказался не за мастерство. По воле случая, можно сказать, - Ванадайн усмехнулся. Что же, иногда случайности влияют на всю жизнь. - Но не будем о грустном. Временами только становится интересно, как только до подобной жизни докатился? Где не туда свернул на жизненном пути? - Ванадайн подкинул в костёр пару веток. Те загорелись не сразу. Немного подумав, эльф решил согреть ещё вина, а позже вспомнил и про еду. Много он не брал с собой, но для перекуса самое то. Вяленое мясо - не самая роскошная пища, но при должном приготовлении получается весьма приятным. - Угощайся.

0