1. Полное имя:
Матильда Хелльстром

2. Возраст | Дата рождения:
83 года | 16 января 1184

3. Раса:
Человек

4. Род занятий:
Чародейка

5. Внешность:
Если бы технический прогресс уже изрыгнул из своего чрева паровоз, появилась бы очень чёткая метафора появления Матильды в обществе.
Неумолимо-целеустремлённая в манере достигать точки назначения по прямой, независимо от нахождения на пути препятствий. Громкая в ритмичном стуке каблуков-ледорубов. Вечно в облаке едкого дыма от раскуренной трубки.
Природа не одарила Матильду классически правильной внешностью, зато щедро отсыпала полные закрома выразительной мимики. Низкого роста, худощавая, с мальчишеской фигурой. Лицо угловатое, с высоким лбом, большими глазами, крупными ровными зубами, в целом спокойные черты, примечательные лишь взглядом типа: «Я все про тебя знаю. Стыдись и кайся». Бледная кожа, почти бесцветная серо-голубая радужка, что темные волосы и ресницы выгодно оттеняют, придавая внешности некую аристократичность.
Доподлинно неизвестно, корректировалось ли магией лицо или тело, однако таинственные личности утверждают, что многоуважаемая чародейка выглядит точь-в-точь как и в 18 лет.  В целом типаж можно охарактеризовать фразой: «маленькая собака — всю жизнь щенок». Вполне может быть, что это проделки генетики, поскольку большинство предков Матильды внешне относились к категории людей, чей возраст трудно определить.
В одежде следует принципам «чем темнее, тем лучше» и «роскошь — наше всё». Строгое черное платье, напоминающее наряд действительно горюющей по мужу вдовы, выполненное из неприлично дорогих материалов  - любимый предмет одежды. Украшениями пользуется крайне редко.

6. Характер:
Если кратко: деятельная тихушница высокого о себе мнения.
Не имеет проблем в общении с окружающими, окружающие имеют проблемы в общении с Матильдой. Редко считает нужным выбирать выражения, не ломая голову «а вдруг обидится», поскольку задевать всех вокруг по поводу и без — своеобразное хобби, к несчастью окружающих, по большей части безнаказанное. Да и попробуй накажи известного специалиста по проклятиям. Тысячу раз подумаешь, прежде чем улыбнуться и выразить искренние соболезнования по поводу собственной несостоятельности. Впрочем, многие уже привыкли, относя эту колоритную черту к манере общения. Тем более, что видимого вреда от чародейки — никакого. В обществе появляется редко, в чужие дела лезет только если заплатят, глаза не мозолит, дружбы с сомнительными типами не водит.
Вся активная жизнь Матильды по большей части проходит скрыто. Никто и никогда не может точно сказать, где в данный момент находится чародейка и чем занимается, за исключением случаев, когда она стоит перед вами и вы отсыпаете ей деньги. На все вопросы о личном отвечает ни о чем не говорящими фразами, все разговоры сводит к светским беседам о погоде. Иногда совершенно точно можно знать, что она посчитала кого-то идиотом, но с вероятностью 99% это можно сказать о ком угодно.
Уверена в себе и своих действиях насколько это вообще возможно. Трава зелёная. Небо голубое. Матильда — права. Даже если косячит и четко это осознаёт, всё равно права. Дурак всегда кто-то другой или «сложились обстоятельства», а убедить чародейку в том, что она какая-то не такая или делает что-то не то — невозможно. Это будет всегда «сама решила» и «заткнись уже, надоело».
Эмоциональна, раздражается по щелчку пальцев, так что можно сказать, что в поведении достаточно сдержана. Для нее действительно каждый раз как в первый случается узнать, что не все люди — идеальные и соответствуют её ожиданиям. Но так же легко её успокоить, очень быстро переключается между эмоциональными состояниями и не способна, например, подолгу закисать в меланхолии. Легка на подъем, деятельна, но слишком осторожна, чтобы немедленно выплёскивать избыток энергии в действии, отчего и присутствует в её жизни излишняя напряжённость и чувствительность. Во главу угла ставит целеустремленность, ум и рациональность, терпеть не может витающих в облаках типов, живущих эмоциями.

7. Цели:
Дописать свой труд «Искусство проклятий»

8. История персонажа:
Дочь зажиточного купца, четвертая по счету из шести невероятно шумных девчонок, определенно вызывающих у отца семейства диссонанс в чувствах. Матильда в самом нежном возрасте осознала, что в большой семье клювом не щелкают, хочешь жить — умей вертеться, а люди, которые говорят: «чтобы тебя услышали, нужно замолчать» - идиоты. Чтобы тебя услышали, заметили и с тобой считались, надо орать во всю глотку, иногда совсем не образно выражаясь. Никто не принесёт тебе на блюде желаемого за твои красивые глаза и нежную кротость, но, если будешь тихонько плакать в углу, изображая бедную сиротку, могут отсыпать целительных люлей.
Слишком рано познав бренность бытия в семье, где даже у табуретки был тяжелый характер, Матильда приобрела три главные свои черты: целеустремленность (иначе будешь ходить голодная, холодная и всё хорошее в этой жизни достанется сёстрам), осторожность (родители суровы, но три разъяренные девицы — во сто крат хуже) и уверенность в себе (иначе как вообще убедить другого, что ты важна?).
Чтобы не сойти с ума от обилия маленьких женщин вокруг себя, старик Хелльстром постоянно пытался пристроить их к какому-нибудь занятию, в попытках не дать дочерям собраться в одном помещении в количестве больше двух. Чем старше становилась Матильда, тем сильнее проявлялось одно обстоятельство: куда бы она не пошла, что бы не делала, всё, что теоретически могло пойти не так - шло не так. Всё скрепляющее рвётся, всё чистое пачкается, всё жидкое выливается, всё сухое рассыпается, всё хрупкое разбивается, всё громкое падает с большой высоты. Люди злятся, лошади нервничают, собаки скулят, кошки шипят. Естественно, первое время всё списывалось на дурной характер и криворукость, пока прямо при папеньке и маменьке от одного взгляда Матильды вслед соседский хулиган не навернулся на ровном месте, проехавшись лицом по земле. Нет, явно, это было совпадение.
В следующий раз на пожилую тётку после озвученного ей замечания свалилась большая картина в тяжёлой раме, припечатав аккурат по макушке. Всякое бывает, картина была старой.
После того как сам отец семейства кубарем покатился с лестницы, почувствовав, будто невидимая рука толкает его в спину, была допущена мысль о необходимости вмешательства извне. Хелльстромы пригласили чародея.
Так Матильда попала в Аретузу.
Строгие нравы академии заставили девочку стать сдержанней, усмирить свои порывы и приучили смотреть на несколько шагов вперёд. Она не входила в категорию лучших учениц, по некоторым предметам с трудом натягивая свои знания до обязательного минимума, но у неё была страсть. Проклятия заинтересовали Матильду как только она узнала об их существовании. Определившись со специализацией буквально в начале своего обучения, юная чародейка читала о проклятиях всё, что могла достать. Искала знаний у чародеев, которые что-то в этом понимали. Вникала в каждый известный случай сильного проклятия. Сама идея вида магического искусства будоражила сознание, в этом виделась целая отдельная философия. К концу обучения никто из учениц Аретузы не знал о проклятиях столько, сколько знала Матильда. Вступив в Братство магов чародейка получила доступ к его библиотекам. Рвение в этой области не осталось незамеченным, несколько лет девушка занималась исключительно тем, что трудилась помощницей и ученицей у разных чародеев, зарабатывая себе имя.
Когда Матильда вышла в самостоятельное плавание, в багаже у неё было достаточно опыта и кое-какая известность. Годы труда сделали её немного нервной, а привилегированное положение чародейки Братства приучило к почти полной безнаказанности. Даже другие чародеи, которых Матильда иногда выручала в силу своей специализации и преданности делу, редко могут вспомнить что-то о ней, не поморщившись от неприятных воспоминаний. История жизни Матильды и развития её взаимоотношений с другими людьми - это долгий рассказ мотания нежных нервов на кулак в латной перчатке. Неаккуратно, неприятно и ничем хорошим не заканчивается. Пожалуй, единственное, в чем чародейка действительно преуспела - это проклятия. И, наверное, в один прекрасный день, размышляя о перипетиях  своей судьбы, она решила, что раз уж так сложилось, то стоит оставить след. И постепенно мысль превратилась в задумку, задумка - в цель, цель - в Смысл.
За годы чародейка стала очень известной в определенных кругах, потому не имеет недостатка в заказах, пусть даже рода: «Приехать, взять деньги, сказать, что проклятия нет, уехать». И в этом-то и заключалась её проблема. Мало материала. Слишком мало выдающихся случаев для научного труда, который, по её расчетам, должен стать грандиозным. Нужно достать ещё информацию, наблюдения, экспериментальные данные.
Нельзя так просто провести эксперимент по наложению проклятия с его исполнением. Но если подумать? Если ты очень осторожна и имеешь способность к стратегическому мышлению?  Если живешь на отшибе в большом доме с глубоким подвалом?  Если у тебя нет стеснения в средствах и времени?
Уже очень много лет чародейка проживает у города Гелибола, на другом конце страны от Оксенфурта, где родилась, и где проживает вся её родня. Она часто путешествует, иногда появляется в обществе, чтобы напомнить о себе. А её книга постепенно увеличивается, полнясь всё новыми и новыми знаниями.

9. Навыки и умения:
Магия наложения и снятия проклятий — на высоком уровне, обширные познания в теории и практике.
Заклинания иллюзий —  средний уровень.
Прочие направления магии на базовом уровне среднестатистической выпускницы академии, хуже всего даются телепатия и созидание.
Способна хорошо о себе позаботиться в бытовом плане, грамотна, кое-что понимает в гуманитарных науках, более прочих - в экономике и торговле.

10. Слабые стороны:
Пристрастие к курению: если не имеет доступа к любимой трубке, очень сильно нервничает, имеет трудности в концентрации.
Неоконченная книга: смысл жизни, если с записями что-то случится, впадет в натуральное отчаяние.
Физически очень слаба, самое тяжёлое, что привыкла держать в руках – это собственная рукопись.
Быстро ориентируется только в одной магической сфере, знания и умения прочих направлений требуют от неё гораздо больше усилий как минимум на то, чтобы вспомнить, какая словесная форма к чему относится.

11. Имущество:
Дом на окраине Гелибола со всеми атрибутами жилья обеспеченного человека.
Обширная библиотека книг о магии и проклятиях
Коллекция курительных трубок

Об игроке:
1. Планы на персонажа: пойти в разнос и не умереть, проклясть кого-нибудь пару раз
2. Связь: Skype klick.sln
3. Знакомство с миром: первая книга, несколько летсплеев третьей части игры.
4. Как Вы нас нашли?: по приглашению другого игрока

Пробный пост:
На заполнивший комнату дым уже можно было складывать вещи, но никому из присутствующих не разрешалось даже приоткрыть дверь в попытках выветрить побочные продукты деятельности чародейки, без тени смущения курившей трубку в сердце семейного гнезда невероятно обширного семейства. В общей комнате собралась вся родня за исключением маленьких детей, самая старая представительница которой являлась ровесницей Матильды, сморщенная, словно печёное яблоко, причмокивала беззубым ртом и постоянно щурила слепые глаза. Младше вех был племянником пациента, 13 лет от роду, светловолосый и зеленоглазый, как и его дядя. Отец юнца, совершенно на него не похожий, также был здесь вместе со своей женой и испепеляющим взглядом следил за всеми манипуляциями, производимыми с его братом.
В конце-концов матери семейства, крупной и шумной женщине, стало дурно, и её под руки вывели за дверь младшие сыновья. Дребезжащие причитания с характерным деревенским говором постепенно затихли в дальней части дома, пока Матильда продолжала совершать никому не понятные телодвижения, передвигаясь вокруг якобы проклятого.
В конце концов она отозвала в угол комнаты главу семьи, неловко покручивая в руках трубку, сгорбившись, полушепотом обратилась к старику:
- Вы к врачу обращались?
Лицо нанимателя поменяло три выражения за секунду, после чего брови вернулись в исходное положение, сдвинувшись практически в одну. Он пробурчал что-то недовольным голосом, а потом ответил:
- Сколько есть их тут в округе, всех обошли… Так что, не проклят он? -
Матильда покачала головой и направилась собирать принесённые с собой предметы, с помощью которых в течение двух часов мучила семейство, показывая странное магическое представление. Несчастный сидел с исколотой иголками рукой, глядя вокруг, словно побитая собака. Домочадцы с тяжёлыми вздохами один за другим стали покидать комнату, а вскоре были вынуждены полностью переключить свое внимание на старуху, у которой  внезапно переклинило спину. 
Мурлыкая под нос мелодию, чародейка старательно паковала свои вещи, как бы невзначай заметив испепеляющий взгляд своего подопытного. Не отличая граней, когда человек просто раздражен, а когда уже готов броситься с ножом на любого, она радостно подлила масла в огонь:
- Как жаль. И не рассказать никому, а то ж отвалится... — Матильда мечтательно улыбнулась.
Молодой мужчина вскочил так резко, что стул под ним перевернулся.
- Что ж ты делаешь? У меня свадьба через месяц. -
Соболезную невесте -
Кажется, шестерёнки в голове его скрипнули и повернулись, отчего проклятый перешёл к кардинальным мерам: грохнулся на колени и зарыдал , вцепившись в бархатную юбку чародейки.
Тщетно пытаясь высвободиться, она поглядывала на выход, откуда иногда доносились голоса и шум шагов, однако пальцы его сжимали ткань железными клещами, красивое лицо покраснело, на виске вздулась вена, а глаза были выпучены совершенно по рыбьи. Пронеслась мысль, что, пожалуй, в в этот раз в своем желании мести она перестаралась, и парень, испытав все виды пыток, включая бабулины мази на основе коровьего помета по рецепту прапрабабки на своей шкуре, немного поехал крышей.
В отчаянных попытках избавиться от него по-тихому, она процедила сквозь зубы — Просто не надо было совать, что не следует, куда не следует...
Фраза послужила очередной искрой для взрыва эмоций, и в следующую секунду Матильду уже активно трясли за плечи с такой силой, что её трубка улетела куда-то под стол. Он орал что-то про то, что  него свадьба, и что с таким не живут, и что он ничем не заслужил, а потом снова возвращался к тому, что у него скоро свадьба, а затем, оттолкнув чародейку, которая смотрела на него ошалевшими глазами, начал распутывать завязки на штанах
- И вовсе необязательно мне пока…ааа леший дери твою душу за ногу… — Матильда прикрыла глаза рукой, вполоборота глядя на зрелище с видом человека, которому очень стыдно.
Пупырчатое нечто в форме гриба, цвета первой весенней травы источало отвратительный запах, вырастая из места, где должно было находиться кое-что другое. Из него капала мутная слизь, пропитывая ткань штанов, и, пожалуй, только стоявший до этого в комнате дым не давал Матильде морщиться от отвращения. На крики в комнату сбежалась родня, ахая и охая, показывая пальцем и издавая громкие возгласы. Слизь закапала на пол, пупырки вздулись, словно гусиная кожа, породив новую волну возгласов и причитаний.
- Ничем не могу помочь! — голос Матильды практически звенел на грани истерики. Она выскочила из комнаты за долю секунды, растолкав родню, которая не пропустила несчастного последовать за ней, засветив «богатство» на всю округу.
Котика. В следующий раз заведу котика.
О том, что её трубка осталась где-то в доме, она вспомнила уже на улице. В окне наверху суетливо метались тени, доносились нервные голоса.
Черт с ней, с трубкой.
Матильда поежилась и в спешке отправилась прочь, подальше от ужасного семейства.

Отредактировано Матильда Хелльстром (2018-09-28 23:54:28)