Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Кровь эльфов


Кровь эльфов

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: ноябрь 1263 года.
Место: Каэдвен.
Действующие лица: Ванадайн, Ксандор вар Лорехейд
Описание: Отношение рода человеческого к представителям иных рас во многом зависит от событий, произошедших когда-то давно, ставших историей, которую помнят далеко не все, но, не взирая на это, ненависть или же дружелюбие передаётся среди людей из поколения в поколение. Эльфы же, напротив, веками помнят зло, совершённое когда-то и без устали ждут возможности вернуть долг, отомстив обидчикам. Именно сложные взаимоотношения между людьми и эльфами, осознанны они или же нет, и стали причиной, по которой отряд эльфов-радикалов оказался захвачен в плен теми, чьи предки некогда сеяли хаос и смерть в мирных эльфских городах. Ничего необычного - эльфы бьют ненавистных людей, а люди уничтожают назойливых эльфов. Но никто из них не мог предвидеть, что человек, выросший в месте, где представителей старшей расы почитают и гордятся хоть каким-то родством с ними, забредёт так далеко на север и сделает выбор в пользу малой доли эльфской крови, что течёт по его венам.

+1

2

[indent=1,0]Не раз жизнь показывала, что отдых губит. Иной раз сделаешь передышку, дашь себе расслабиться, и всё. И нет больше сил подняться и сделать хоть маленький шаг. Или нет сил жить. Лёг и уснул. Навсегда. Отдых так желанен всегда, но так опасен! Что одиночке нельзя расслабляться, что целой бригаде. Скоя'таэли провели в Каэдвене несколько месяцев, отдыхая. Сперва зашли под конец лета передохнуть от постоянных крупных и не очень стычек с dh'oine, да так и задержались. За осень отъелись, подготовились к грядущей зиме. Приметы указывали, что мороз будет лютым, но какое до этого дело? До снегов следовало навестить родную Долину Цветов и обменяться с другими эльфами информацией, а это намного южнее. Ноябрьские ветры согнали наконец скоя'таэлей с места, но то ли слишком рано, то ли наоборот поздно. Потом многие жалели, что вообще позволили себе такие праздные месяцы жизни, но тем стылым осенним днём подобные мысли были редкостью.
[indent=1,0]- Дестеос, не отставай! - слишком громко для леса окликнул товарища Тариан. Этот громкоголосый краснолюд и сам не понимал, как шумит, но громкий голос с лихвой компенсировался силой и умелым владением секирой. Ванадайн сурово посмотрел на скоя'таэля. Краснолюд без радости воспринял очередной приказ, примиряюще буркнул: - Молчу.
[indent=1,0]- Да ладно тебе, - беспечно заявил Мелранд. - Да в этом чёртовом лесу мы одни! Кому мы здесь нужны? Сам подумай. Мы никуда даже не вылезали, ничего не громили и не жгли!
[indent=1,0]Ванадайн не стал отвечать на этот глупый вопрос. Скоя'таэлей очень много, и где одни прошли мимо, другие непременно нагадят. Интересно, будут ли ещё вопросы? Однако больше никто не возразил, и отряд выдавали только шорохи мха и потрескивания редких прутиков.  Изредка тяжело вздыхали нагруженные провиантом и вещами лошади, но не ржали: для похода отбирались специально тихие и спокойные, в то время как голосистые продавались, обменивались, или же ко всеобщему удовольствию просто шли на мясо: сушёная конина составляла приличную часть запасов.
[indent=1,0]С редкими привалами бригада не слишком активно продвигалась к южной границе Каэдвена. "Спешка ни к чему," - полагал Ванадайн, так что скоя'таэли не торопились. Пара разведчиков шла за полтора полёта стрелы до остальной группы и время от времени оставляла метки из веток. Бригада ориентировалась уже по ним, и это помогало избегать неудобных оврагов, балок, буреломов. Разведчик дважды приходил к Ванадайну, согласуя маршрут, и один раз с предложением пополнить запасы воды у небольшого ручья. Командир бригады доверился легконогим разведчикам, которые успевали осматривать не только одну единственную дорогу, но и окрестности. От ручья в нужном направлении извивалась звериная тропка, постепенно растворяясь в лесу, и бригада шла по ней. После открылся удачный перелесок. Солнце, пусть и ноябрьское, грело ощутимо. Скинуть тёплые плащи никто не желал, но многие с радостью подставляли лица под лучи, ведь под кронами вековых деревьев их практически не встретишь.
[indent=1,0]Всё шло слишком размеренно, и день мог бы назваться для скоя'таэлей хорошим, если бы разом не произошло несколько событий. Болт вспорол плащ Ванадайна как раз под локтем - если бы эльф в это время не поправлял сползшую суму, наконечник пробил бы предплечье. Заржала раненая лошадь, помчалась, орошая кровью из рассечённого плеча мёрзлую землю. Глухо ойкнув рухнул эльф с перебитым коленом, об него споткнулся следовавший за ним и завалился следом. Молча завалился Тариан, и встреча с землёй протолкнула засевший в груди болт ещё глубже. Испугаться никто не успел. Те, кто не убрал от лени луки в мешки или за спину, сразу вскинули луки и послали пару стрел в лес, но этого было недостаточно - в первые мгновения боя противник имел возможность видеть скоя'таэлей, но сам оставался невидим. Ванадайн рванул из ножен гвихир.
[indent=1,0]- Занять оборону! - уже не таясь во всю мощь лёгких крикнул он. Громко, но без паники. Убитых было меньше трёх - остальные лишь с ранами. Это говорило лишь о том, что противнику скоя'таэли нужны живьём. Ванадайна не интересовали ни мотивы напавших, ни их намерения. Бригаде нельзя рассыпаться, поодиночке всех повяжут быстрее. Скоя'таэли кое-как начали сбиваться в кучу, не зная, откуда ждать удара. Так просто теперь всех не перестрелять! Надо прорываться. Куда? Только по своим следам назад. Там точно никого. И лес близко. От стрел хоть как-то прикроет, всё лучше, чем в этой прогалине. И как разведка упустила засаду? Метка-то от них на месте. - Отходим назад, ну! - негромко прикрикнул на эльфов Ванадайн.
[indent=1,0]Бригада излишне медленно выполнила приказ - в самом центре кучи оказались раненые, и не все могли быстро передвигаться.
[indent=1,0]Ванадайн был плохим командиром. Для войны, наверное, нужны совсем другие. Будь на месте этого эльфа другой, проблем бы не возникло. Прирезать тех, кто не может идти, всё равно без должной помощи подохнут. Спасти остальных. Те, кто ещё жив, должны спастись и отомстить. Раненые - балласт. Нужны противнику живьём? Нельзя оставлять. Нельзя дать захомутать себя. Это было бы самым верным. Но эльф не мог так поступить, хотя понимал, как это может помочь. Спасти всех невозможно, но так хочется! Ванадайн не смог ни отдать приказ, ни сделать всё лично.
[indent=1,0]Скоя'таэли не успели уйти далеко. Из слежавшейся травы вдруг выскочили вооружённые dh'oine. На маскировку у них ушло много времени. Как они нашли маршрут? Как отследили бригаду? Эти важные вопросы рано или поздно всплывут. Сейчас же скоя'таэли старались не попасться в руки dh'oine. Острые эльфские стрелы летели в врагов, результаты было легко заметить: dh'oine пытались лишь подранить "белок", а те убивали. Чья-то стрела попала прямо в глаз одного из надвигающихся противников. Достать лук? Нет, скоро враг подойдёт слишком близко, не до лука. Повезло, что нет копейщиков.
[indent=1,0]- Мои стрелы передай нуждающимся, - коротко бросил за спину Ванадайн. Кто-то из раненых доковылял до Ванадайна и опустошил колчан. Враги подступали медленно, будто глумились! Солдаты в основном были хорошо вооружены и защищены. Они могли себе позволить издевательства.
[indent=1,0]- Живее, берите их! - не вытерпел кто-то из dh'oine как раз перед тем, как одному из лучников пришлось выпускать стрелу в упор, а другому вмазать луком по мерзкой харе врага как дубиной.
[indent=1,0]- Держать строй! - рявкнул Ванадайн. Он уже не оглядывался. Скоя'таэли окружены.
[indent=1,0]Гвихир пропорол щёку какого-то раскрасневшегося dh'oine, и началась настоящая схватка. Мешанина тел, клинков. В воздухе стоял запах крови. Всё кругом ревело, трещало, материлось, всхлипывало, билось, оглушало. В бою нет места долгим размышлениям. Только рефлексы решают всё. В мелькании тел и оружия никогда не загадываешь вперёд. Приходится просто бить туда, куда достаёшь. Тяжело без щитов, да с ними не побегаешь особо! Эльфы всегда славились своей школой фехтования. Быстрые и точные уколы, стремительные движения... Но это годится только для атаки. В строю тяжело уходить от ударов, точнее практически невозможно. Но то в строю...
[indent=1,0]Не сразу эльф заметил, что строй давно распался. Ванадайн пытался ещё как-то отбиваться, но мир вдруг пошатнулся и поплыл, а потом вдруг стало темно.

[indent=1,0]- Командир, все готовы! - бодро доложил солдат. Молоденький парнишка всегда жаждал битв, и наконец ему удалось исполнить мечту. А что не против людей, так и ещё лучше. Ему когда-то говорили, что после первого убитого человека внутри что-то меняется, и перемен парнишка жутко боялся. Так что он радовался, что напасть пришлось всего лишь на эльфов и пару краснолюдов.
[indent=1,0]- Много издохло?
[indent=1,0]- Всего пять, - для наглядности парнишка продемонстрировал свою грязную пятерню. Кровь нелюдей и земля были почти на всех, кто разбирался с пленными.
[indent=1,0]Командир удовлетворённо кивнул. Хватит и на суд, и на забаву. Потерь среди его людей было побольше, но это пустяки.
[indent=1,0]- А вот эта скотоель ихний главарь, - крикнул другой солдат и несильно пнул оглушённого эльфа. - Евойные карты здесь же.
[indent=1,0]- Через десять минут чтобы все были связаны. До города всех допереть надо, чтобы не разбежались!
[indent=1,0]Вскоре отряд воодушевлённых победой над разбойниками людей гордо маршировал по направлению от границ Каэдвена. В одну изъятую у какой-то далёкой деревушки телегу, в которой обычно возился навоз, свалили всех раненых и убитых с обеих сторон, и в отличие от людей нелюди даже там были крепко связаны. Следом за ней под конвоем шагали эльфы и пара краснолюдов. Верёвки не давали им сбежать. До привала оставалось несколько часов.

+1

3

[indent=1,0]Последний год выдался у нильфгаардца крайне тяжёлым. Он старался не думать об этом, продолжая идти вперёд, но с каждым проделанным шагом становилось всё труднее. Он оказался совсем один на чужих и столь недружелюбных землях Северных Королевств, где чувствовал себя уязвимым и слабым. Пускай он и пытался показать всем вокруг, что это не так, выступая в роли наёмника, что брался порой за самые сложные заказы, и даже сумел добиться некоторого признания и уважения среди наёмничьей братии, сейчас же он просто бежал. Бежал, сам не зная куда. Подальше, на север, чтобы никто не смог его отыскать.
[indent=1,0]Всего пару месяцев назад при неудачной попытке пересечь Ярру, чтобы вернуться домой, он столкнулся с нильфгаардскими солдатами и раскрыл себя. В тот момент вся его решимость поступить, подобно отцу - предстать перед военным трибуналом и ответить за свои преступления против нильфгаардской армии, мигом пропала. Ожидание самого худшего исхода и желание жить снова пересилило твёрдость его духа и он просто сбежал. Опасаясь преследования со стороны нильфгаарда, Ксандор бежал всё дальше от границ империи, а боясь того, что о нём узнает северная разведка, он стремился вовсе залечь на дно на самом отшибе мира.
[indent=1,0]И вот он уже в Каэдвене. Совсем недавно южанин пересёк южную границу королевства и продолжал держать курс на север, не сворачивая никуда. За прошедших два месяца он останавливался лишь чтобы выполнить несколько простых заказов, заработать немного деньжат. Ведь это была его первая зима на северных землях, которую он проведёт без укрытия и поддержки. Был только ноябрь, а холод уже пробирал до костей. Плащ из шкур не смог согреть по ночам и приходилось спать перерывами, чтобы поддерживать огонь спасительного костра. Что же будет дальше, выходец с южных земель и представить не мог. Но в мыслях нильфгаардца было лишь одно - бежать на север.
[indent=1,0]Сейчас путь его пролегал вдоль тракта. На безлюдных участках большака, вдали от крупных городов, это был самый быстрый способ передвижения с минимальным риском встретить солдат местного монарха. Хоть ноябрьский воздух и был холоден, но в этот день солнце светило ярко и делало попытки поделиться своим теплом с окружающими. Ксандор подставил своё лицо под его лучи, думая о том, что всё наладится, видя в мимолётном проблеске осеннего неба знак свыше. Великое Солнце не покинуло его, оно сопровождает своё дитя даже на далёком севере, даря своё тепло, не взирая даже на жестокость северного ветра.
[indent=1,0]Отголоски далёких голосов заставили южанина отвлечься от редких приятных мыслей и всмотреться вдаль. На этом участке большака он редко встречал путников - многие боятся бесчинства эльфских и краснолюдских разбойничьих бригад, которые в этих районах участили нападения на проезжающих. Скоя'таэли, или же "белки", как их называют в народе. Ксандор однажды встречался с ними, в Дол Блатанна. Мимолётная встреча превратила выполнение просьбы хорошего знакомого в дикую погоню, которая едва не оборвала жизнь южанину. От мысли встретиться снова с ними становилось не по себе, но выбора у наёмника не было. Он не мог присоединиться к каравану с приставленными в охрану солдатами, а иные наёмники, хоть и признавали навыки брата по ремеслу, но всё же презирали его нильфгаардское происхождение. Пройдёт ещё не один год, прежде чем люди забудут резню в Цинтре и вторжение империи на север. И забудут ли...
[indent=1,0]Но мысли о "белках" сразу же пропали, когда голоса стали более отчётливыми. Ксандор прекрасно понимал, что эльфы просто не могут себе позволить быть насколько непредусмотрительными, чтобы позволить обнаружить себя. Южанин слишком хорошо их знал, чтобы понять, что впереди люди. Но спокойствия это не прибавило. Впереди, на тракте, отчётливо виднелись следы повозки, а также много следов ног. Некоторые были видны отчётливо, а иные - едва различимы. Не придавали спокойствия и следы крови, которые тянулись вдоль всего пути. Южанин остановил свою кобылу, решив обдумать свои дальнейшие действия. То, что впереди были не мирные купцы, это было сразу понятно. Скоя'таэли или же иные разбойники не стали бы использовать большак в открытую, в этом нильфгаардец был тоже уверен. Солдаты обычно введут себя тише, особенно под присмотром командира. Оставались лишь наёмники, которые были потрёпаны после битвы. А с этими ребятами Ксандор мог найти общий язык. Он пришпорил коня и вскоре нагнал идущую впереди процессию.
[indent=1,0]То, что он увидел, заставило содрогнуться. То были не наёмники, по крайней мере, не все. В некоторых людях были отчётливо видны солдаты, бывшие или действующие - не понятно. Но поразило южанина совсем иное. Пленённые эльфы и краснолюды, идущие цепочкой, связанные и разбитые. В повозке было множество тел, из щелей досок тонкими струйками стекала кровь. Похоже, не все в телеге были мёртвыми - нильфгаардец заметил движения и слышал стоны каждый раз, когда колесо телеги налетало на камень или ухаб. Пришельца сразу же заметили. Разговоры стихли и процессия остановилась.
[indent=1,0]- Чьих будешь? - спросил кто-то. Ксандор не видел кто с ним заговорил - не мог оторвать взгляд от повозки.
[indent=1,0]- Я... - замялся нильфгаардец, но тут же взял себя в руки. Нельзя было показывать свою растерянность. Это может дорого стоить. - Я простой наёмник. Все зовут меня Чёрное Солнце из Рована.
[indent=1,0]- Слыхал о тебе, нильф, - гаркнул другой, сплюнув на землю. - Чегой-та ты делаешь так далеко на севере, а? Слыхивал, ты вдоль южной границы рыскаешь.
[indent=1,0]- На южном пределе много не заработаешь. Ищу работку посолиднее, - быстро ответил Ксандор, смерив взглядом человека, что назвал его нильфом. Подобное обращение воспринималось ни как иначе, как оскорбление. - А вы, я вижу, уже нашли себе заработок.
[indent=1,0]Ксандор кивнул в сторону пленённых, что заставило пленителей немного занервничать.
[indent=1,0]- Я просто проезжаю мимо. Ваши дела меня не касаются, - заверил южанин, пытаясь разрядить обстановку.
[indent=1,0]И у него это получилось. Процессия двинулась дальше, продолжая разговоры, а самого Ксандора пригласили присоединиться к ним. Дескать, белок много, а они устали после битвы - пара лишних глаз не повредит. Выбирать южанину было не из чего и он двинулся следом.
[indent=1,0]- Что сделали эти эльфы? - спросил наёмник, ведя лошадь за уздцы рядом с одним из конвоиров.
[indent=1,0]Тот посмотрел через плечо на пленников и сплюнул прямо под ноги первому идущему эльфу.
[indent=1,0]- Можа и ничога эти гады и не сделали. Но энто ж белки, не сегодня, так завтра кого-нибудь пришьють. Так уж лучше мы их бить будем, чем они нас.
[indent=1,0]Ему вторили другие, соглашаясь с солдатом своими возгласами.
[indent=1,0]Ксандор лишь пожал плечами ещё раз обведя взглядом пленённых. Ему всё это казалось неправильно. Вся эта борьба эльфов. Он всегда считал, что представители старшей расы выше подобного, что они никогда не опустятся до того, чтобы бегать по лесам и убивать невинных лишь потому, что двести лет назад люди поступили с их народом подло. Но всё равно, это не повод так поступать с эльфами сейчас. Ксандор поравнялся с эльфом, который, судя по виноватому взгляду, был командиром этой группы.
[indent=1,0]- Что вы такого натворили, чтобы оказаться в подобном положении? - нильфгаардец обратился к нему на Старшей Речи, но его тут же окликнул один из конвоиров.
[indent=1,0]- Эй ты, нильф, что ты удумал?
[indent=1,0]- Я просто задал ему тот же вопрос, - спокойно ответил южанин.
[indent=1,0]- Какое тебе вообще дело до сраных эльфов?
[indent=1,0]- Там, где я родился, эльфов уважают и я хочу знать, какие грехи на совести ваших пленных, - немного помедлив, Ксандор посмотрел на одного из пленителей и задал вопрос, который его беспокоил больше всего. - Как вам удалось застать врасплох целый отряд?
[indent=1,0]Ксандор знал повадки эльфов, знал, что у них безупречный слух, а также знал, что у подобных отрядов всегда есть разведчики. Сдаться после потери нескольких бойцов эльфы не могли, равно как и напасть в открытую и позволить себя переловить. Значит, их застали врасплох. Непонятно только как.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

4

[indent=1,0]Ванадайна человек глушил щадяще, однако горячка боя и недюжая сила сделали своё дело. Эльф не был тяжело ранен, чтобы попасть в телегу, и потому его требовалось поставить на ноги. Да и что больше угнетёт скоя'таэлей, чем вид шатающегося в общей толпе пленников главаря? Метод, избранный людьми, был проверен уже на других пленниках. На лицо Ванадайна пролилась вода из бурдюка, что совсем недавно пополнялся у ручья. Холод слабо прочистил сознание, но и этого хватило, чтобы эльф машинально смог переставлять ноги. Большего пока не требовалось. Мысли по-прежнему были далеки от реальности, а ноющая при каждом резком движении ссадина на голове лишь прогоняла их дальше. Даже обжигающе ледяные ручейки, стекающие на шею, а с неё и за ворот, не могли разорвать крепкие оковы отчуждения.
[indent=1,0]Начало пути Ванадайн почти не запомнил. Обычно командир бригады скоя'таэлей подмечал весь путь и его приметы как мог, но теперь мир сузился до необходимости идти и опаски споткнуться. Мелранд, отделавшийся парой треснувших рёбер, пытался как-то растормошить Ванадайна, но успехом затея не увенчалась, поскольку эльф попросту не замечал ничего. Мелранду оставалось только следовать за командиром – повезло, что dh’oine поставили его следом за Ванадайном. И всё же через некоторое время ходьбы (пара минут? Несколько часов?) командир скоя'таэлей пришёл в себя. Но если бы это ещё чем-то помогло! Вместе с разумом вернулись и затаившиеся до поры до времени ощущения. Усталость, жажда, боль. Проклятые dh'oine не скупились на верёвки, и все скоя'таэли были надёжно связаны.
[indent=1,0]Даже будь у Ванадайна в ножнах гвихир, со стянутыми за спиной руками он был бесполезен. На ходу не освободиться. Стоило одному из пленников замедлиться, как его тут же подгоняли пинком или же ко всеобщему недовольству ускоряли на какое-то время движение всей колонны. Жёстко пресекались все разговоры. Карались неосторожные движения в сторону. Прорываться некуда. Значит, следует ожидать привала и уже там искать возможность освободиться. Сдаваться без боя Ванадайн не был готов. Когда обстоятельства вынудили присоединиться к движению скоя'таэлей, Ванадайн предвидел, что спокойной смерти от старости уже можно не ждать. Логично, что восставших ожидает весьма неприятный конец. Смерть во время боя – самое лучшее, на что могли надеяться скоя'таэли, ведь героически пасть за идею дано не каждому. Смерть от ран во сто крат хуже, поскольку растянута мучениями на невероятно долгое время, но тем не менее и она в какой-то мере приятна разуму. Оказаться же в плену – тайный страх почти каждого, кто ступил на скользкий путь протеста. Если это самосуд селян, худо особо не будет. Просто придётся перетерпеть море боли и унижений, прежде чем вздёрнут на ближайшем суку или сожгут под улюлюканье толпы. Если попасть в руки стражей, то придётся пройти через дознавателей. Если те не замучают до смерти, толпа получит зрелище, достойное праздника. Эшафот, пафосная речь обвинения, возможность свысока взглянуть на зрителей... И всё равно тот же конец. Ванадайна же угораздило привести всю бригаду прямо в руки каких-то каэдвенских стражников.
[indent=1,0]Эльф едва не рухнул, когда колонна резко остановилась. Виной тому был какой-то пришедший со стороны леса человек, и потому Ванадайн быстро утратил интерес, хотя слушал внимательно. Вдруг что узнать можно из беседы dh'oine? Но ожидания не оправдались, и dh'oine не был знаком с противником. Прозвище новоприбывшего ни о чём не говорило, однако эльф раньше намеренно и не интересовался наёмниками, тем более dh'oine. Да и ответ стражника соответствовал истине. Движение скоя'таэлей не было мирным никогда, и бригада Ванадайна исключением не являлась. Может, на счету у неё гораздо меньше крови, но дела не меняет. И пусть Ванадайн изначально был лишь глазами и ушами одного старого друга, пусть он желал лишь следить, не впутываясь, жизнь распорядилась иначе, сделав его командиром над горсткой сбившихся с пути юнцов. Вступив в игру приходится принимать её правила. Бригады существуют за счёт грабежей. Когда-то dh'oine присвоили себе много чужих земель, и теперь Старшие Расы лишь собирали дань. Нет, не только деревни просто так обчищались скоя'таэлями. Случались нападения на караваны, на отряды, на значимые объекты. Но dh'oine плохо понимали, что на место разбитой бригады придёт другая.
[indent=1,0]— Что вы такого натворили, чтобы оказаться в подобном положении? – раздался вдруг вопрос на Старшей Речи. Он явно не предназначался другим dh'oine.
[indent=1,0]- Родились собой, - мигом ответил человеку кто-то за спиной Ванадайна. Судя по голосу и сопровождающей брани, краснолюд. Выступление не осталось незамеченным, и очень быстро dh'oine заставили пленника замолчать.
[indent=1,0]Этот dh’oine, что присоединился к колонне, оказался не так прост. Чего стоили одни его вопросы… Хотя подданные Нильфгаарда действительно относятся к эльфам лучше, чем местные. Но в жилах южан лишь капля эльфской крови, и все они считаются самыми обыкновенными людьми, даже если чуть ли не боготворят эту каплю и чтят прошлое. Dhu Seidhe сумели сделать то, что не смогли Aen Seidhe. Они научились жить с людьми, причём без тени унижения. Aen Seidhe же хорошо помнили начало войны с людьми, когда пришлые dh’oine не согласились принять законы Старших Рас. Помнили, как их вынудили уйти в горы, как рушились великолепные города. Как Аэлирен пошла против захватчиков, и за ней последовали многие, обрекая расу на вымирание. И после всего этого пытаться ужиться с dh’oine? Да никогда! Захватчикам невыгодно иметь врагов в лице Старших Рас. То, чего добились Dhu Seidhe, можно считать чудом, но Aen Seidhe не смогут с этим смириться никогда.
[indent=1,0]- Нас бы кто уважал, курва! – вновь проворчал краснолюд, но уже не так громко. В это время из повозки послышался особо громкий стон и проклятия в адрес того, кто навалился на раненую ногу, и потому краснолюда на этот раз не заметили.
[indent=1,0]— Как вам удалось застать врасплох целый отряд?
[indent=1,0]Действительно. Как эти dh'oine, на переходе сопящие как издыхающие хряки, сумели устроить им ловушку? Как обманули разведчиков?
[indent=1,0]- Как? – командир стражников, заметивший оживлённую беседу, сблизился с нильфгаардцем. – Брательник мой доказывал, что не эльфячий ублюдок! – лицо dh'oine чуть ли не светилось от счастья и гордости. – Эй, мелкий, поди сюда!
[indent=1,0]- Чего? – прилетел ответ откуда-то из головы колонны. Знакомый голос. Ванадайн бросил внимательный взгляд вперёд и чуть не споткнулся. Скоя'таэли, также следившие за происходящим, тоже сперва удивились. Краснолюд выразил всеобщее мнение руганью, и на этот раз его поддержали другие. Командир бригады скоя'таэлей окончательно оправился. Пламя гнева дало ему сил выпрямить спину и наконец вскинуть голову. Ванадайн был самым высоким в бригаде, и если раньше спокойно терялся в массе пленников, сейчас относительно гордо возвышался в их неровном строе. Идущий к dh'oine полуэльф неуютно поёжился под взглядами скоя'таэлей.
[indent=1,0]- Расскажешь!
[indent=1,0]Этот полуэльф сейчас сильно отличался от пленников. Крепкий, целый, бодрый. Только вот старается не смотреть на бывших соратников.
[indent=1,0]«Как он мог?» - только и подумал Ванадайн. Шорох, а именно так полуэльф именовал себя, прибился к бригаде давно. Худой, избитый, изувеченный, жалкий… Рассказывал, как dh'oine отобрали его у семьи, как измывались, как уши отрезали, как он бежал. Шороха откормили насколько могли, раны подлечили. В ноль срезанные уши не отрастили, но и без этого Шороха приняли как своего. Обучили многому. Оказалось, у полуэльфа очень хорошо выходило скрываться. Так Шороха сделали разведчиком. Так он и навёл dh'oine на бригаду. Но во имя чего? Кем надо быть, чтобы предать тех, с кем столько времени живёшь бок о бок, разделяешь битвы, котёл, трудности скитания?
[indent=1,0]- А чего не рассказать, а? Мамка меня нагуляла с каким-то ухастым. А всю жизнь я хотел быть простым человеком! Братишка и предложил доказать, что я нормальный. Помог отрезать ухи и спровадил в лес. Пока искал белок успел такую историю придумать, чуть сам не разрыдался! Нет, Ханэль, не зыркай на меня так! Я не вы, я вас презираю, во! Как в Каэдвен пришли, сразу списался с братом! А как уходили, заранее вызнал про маршрут и наперёд брата отправил. Тасара пришлось прирезать только, да белки и не заметили. Он мне никогда не нравился! Будто знал что-то. Эй!
[indent=1,0]«Эй!» относилось к тому, что Ханэль доплюнул-таки до Шороха с первой попытки. Скоя'таэли, видевшие это, усмехнулись. «Дева Полей, да они все ещё дети!» - в который раз с горечью подумал Ванадайн. Большинство из них чуть ли не в пять, а то и больше раз младше его самого.
[indent=1,0]- Если мне суждено выжить, Шорох получит по заслугам, - мрачно процедил Ванадайн, и это услышали некоторые из скоя'таэлей, что стояли ближе всего. - Если нет, эта задача ложится на ваши плечи.
[indent=1,0]- Прощения почти заслужил, корноухий! – командир dh'oine с силой хлопнул полуэльфа по плечу. - Поработаешь палачом, и в расчёте.
[indent=1,0]Шорох хотел было возмутиться, но передумал. Болтаться рядом с проклятыми белками, которых ненавидел всю жизнь, он не хотел.

+1

5

[indent=1,0]Ответ краснолюда был ожидаемым, но от того не менее горестным для нильфгаардца. В его доме частыми гостями были эльфы разной чистоты крови, он и сам в детстве сильно горевал из-за того, что в нём всё же больше от человека, нежели от эльфских предков. Эльфы казались Ксандору такими изящными, возвышенными, чуть ли не божественными и то, что он видел воочию просто разбивало ему сердце. Южанин понимал, что север разительно отличается от юга, что здесь свои правила, своя история, своё прошлое, которое делает этот чуждый край именно таким, какой он есть. Но разве это было поводом просто смириться и пройти мимо? Нильфгаардец так не думал.
[indent=1,0]Развернувшаяся перед ним картина нахлестнула на наёмника неприятными воспоминаниями. Когда-то он испытал горький вкус предательства и прекрасно понимал возмущённых скоя'таэлей. Он уже ненавидел полуэльфа, словно он предал его лично. Смерив предателя тяжелым взглядом, южанин пошёл дальше. Он не спускал взгляда с полуэльфа, заметив также, как на него смотрели его бывшие соратники. Поддерживая примитивные разговоры громил, наёмник примечал, какое у каждого оружие, какие могут быть слабости. Кто-то прихрамывал на одну ногу, кто-то испытывал боль, заливаясь хохотом и держался за рёбра, кого-то шатало время от времени из стороны в сторону. "Белки" определённо дали нападающим достойный отпор и, пускай некоторые из негодяев не получили увечий, были и те, которые сражаться со всей прытью попросту не смогут. Встряхнув головой, нильфгаардец попытался отогнать от себя глупые мысли, заверив себя тем, что не более, как полгода назад, эти самые "белки" едва не отправили его к праотцам. Но совесть не позволяла наёмнику оставить всё как есть и он продолжал наблюдать.
[indent=1,0]Не прошло и двух часов, как процессия остановилась на привал. Местом для отдыха служила небольшая полянка на некотором расстоянии от тракта, рядом с ручьём. Всех пленников собрали в кучу и наказали встать на колени, оставив двух вооружённых людей их стеречь. Остальные же тут же направились к ручью, чтобы вдоволь напиться воды, промыть раны и просто освежиться. Ксандору также сказали присматривать за эльфами и приставили к нему одного лучника, который, судя по всему, в перепалке здорово получил по голове. Сейчас же голова у него была перемотана, а взгляд явно затуманен. Не слишком серьёзная преграда.
[indent=1,0]- Эй, кудай-то ты пошёл, нильф? - прикрикнул лучник.
[indent=1,0]- Просто осмотрюсь. Думаю, троих людей вполне достаточно, чтобы уследить за связанными пленниками. Или что, боишься, что не попадёшь по ним стрелой с десятка шагов?
[indent=1,0]Насмешливый тон и лёгкая издёвка задела лучника за живое и тот просто отмахнулся рукой, внимательно вытаращившись на пленников. Ксандор же отправился искать оружие эльфов. Не могли же эти головорезы оставить отличные эльфские луки и гвихиры, которые позже можно будет продать за немалую цену. Нильфгаардец подошёл сначала к повозке, но там оружия не оказалось. Лишь позже он заметил, что несколько лошадей были нагружены свёртками, укрытыми тканью, под которой и укрывалось всё оружие эльфов. Убедившись, что основная масса захватчиков увлечена разговорами у ручья, наёмник поспешил высвобождать из-под верёвок одно оружие за другим, отдавая предпочтения, в первую очередь мечам, да топорам.
[indent=1,0]- Чегойта ты удумал? - раздался голос позади южанина. Голос полуэльфа. - Эй! Сю...
[indent=1,0]Не успел предатель договорить, как получил кулаком по своей наглой физиономии, да рухнул на землю, подобно мешку с навозом. Ксандор опасался, что его вопль услышат другие, но отозвался лишь лучник, что уже осторожно обходил лошадь. Прежде, чем он успел сообразить что происходит и натянуть тетиву, Ксандор выхватил один из гвихиров, чьи ножны были всё ещё привязаны к седлу, и проткнул несчастного в грудь, пробив тому лёгкое. Лучник, захлёбываясь кровью и жадно пытаясь глотать воздух, медленно опустился на землю, так не издав ни звука.
[indent=1,0]Ксандор, не теряя ни минуты, быстро подобрал лук и вышел из-за телеги с уже натянутой стрелой. Стрела пробила живот того надзирателя, который стоял дальше от наёмника. Другой же тут же напал на нильфгаардца, нанеся размашистый удар топором сверху. Лук хрустнул под ударом, поломавшись надвое, когда Ксандор попытался блокировать удар. Отскочив назад, он уклонился от второго удара. Противник был силён, но чертовски медлителен. Наёмник выхватил свой меч и сделал выпад прежде, чем громила успел занести руку для следующего удара. Лезвие меча почти полностью вонзилось в плоть и пришлось приложить усилия, чтобы достать его. Огромная туша надзирателя рухнула на землю, пропитывая её кровью.
[indent=1,0]Выронив меч из рук, южанин тут же бросился к пленникам. Выхватив нож из-за голенища, он судорожно пытался перерезать верёвки как можно большему количеству "белок". Он понимал, что в одиночку не справится с таким количеством врагов, а те могут нагрянуть в любую секунду.
[indent=1,0]- Выше оружие там, - сказал нильфгаардец, указывая в сторону лошадей и вручая нож одному из эльфов. Сам же он пытался нащупать свой меч среди высокой травы, ведь уже слышал, как взревели головорезы, что спешили предотвратить побег "белок".
[indent=1,0]Покрепче ухватившись за меч, Ксандор встал и приготовился встречать наступающего врага в одиночку. Он понимал, что эльфам потребуется некоторое время, чтобы вооружиться и ему нужно дать им это время.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

6

[indent=1,0]Путь был долог. Ванадайн чувствовал, как тяжело его бригаде. Пускай dh'oine и принимали участие в сражении, им, даже раненым, было не в пример легче. Помимо усталости и боли от ран на скоя'таэлей давило поражение, угнетали верёвки, грызла злоба. Непросто оставаться добрым в таком положении. Если бы мысль скоя'таэлей обладала материальностью чародейских заклятий, мир бы был уничтожен вместе с dh'oine самыми зверскими способами. Пленники проклинали всё на свете, и даже наипрекраснейшая Дева Полей не смогла бы спасти мир от разрушающего гнева. Более того, если бы Dana Meabdh появилась перед эльфами и краснолюдами и освободила их, те вряд ли бы вняли её мольбам воздержаться от насилия. Да уж, огорчилась бы почтенная. И так неразумные дети творят дьявол знает что, а вдобавок и идут против жизни.
[indent=1,0]Долгий переход закончился у какого-то ручья. Ванадайн по началу лелеял слабую надежду, что хоть на пару мгновений их развяжут, чтобы приковать к какому-нибудь дереву, но dh'oine просто заставили всех встать на колени. Скоя'таэли рухнули без возражений - усталость была сильнее желания сопротивляться. На промёрзшей земле было невероятно холодно, но это мало кого волновало. Для удобства dh'oine согнали пленников в кучу, а это неплохо согревало оказавшихся в центре. Ванадайн оказался с краю, но с двух сторон от него находились Мелранд и Эрихар, и потому хотя бы плечи были в тепле.
[indent=1,0]- А может возьмём и нападём? Их всего четверо, - негромко произнёс Мелранд. Услышать его мог только Ванадайн.
[indent=1,0]- Опомнись. У них лучник и оружие, и мы связаны.
[indent=1,0]- Можно попытаться успеть...
[indent=1,0]- Не в этот раз. Да и потом что ты без рук сделаешь? В текущем положении ты можешь их по примеру Ханэля заплевать или попытаться покусать. Не более.
[indent=1,0]- Ты прав, - поник Мелранд. - Эй, смотри на того dh'oine!
[indent=1,0]Ванадайн взглянул на нильфгаардца. Того оставили охранять пленников, но вместо этого он явно чем-то интересовался. Мелранд же заметил, что dh'oine зачем-то пошёл к оружию. Неожиданно на землю начали один за другим падать клинки и топоры. "Что он творит?"
[indent=1,0]Нильфгаардцу потребовалось мало времени, чтобы перебить охрану. Скоя'таэли сидели как на иголках, ошарашенные происходящим. Чтобы dh'oine помогал скоя'таэлям?! Чтобы ради этого шёл против других? И при этом ни слова об оплате или чём-то таком? Версия мести отпадает сразу. Чёрное Солнце из Рована не был знаком ни с одним из этих солдат. Что-то подсказывало, что и среди скоя'таэлей нет для него знакомых лиц. Все в бригаде были потрясены происходящим, но когда Нильфгаардец с ножом бросился освобождать скоя'таэлей... Сложно описать всю бурю эмоций. Почти отчаявшиеся эльфы и краснолюды вновь обрели надежду.
[indent=1,0]— Ваше оружие там, - человек вручил нож Дестеосу и потянулся к мечу. Ванадайн заметил, что солдаты направляются сюда. В одиночку наёмнику не отбиться.
[indent=1,0]- Верёвки, Дес! - нетерпеливо рявкнул Ванадайн. Он не мог сидеть на месте, когда назревал бой. - Живее!
[indent=1,0]Как только эльф быстро разрезал верёвки, командир скоя'таэлей резко вскочил и бросился к оружию, невзирая на ноющие растянутые связки и порез - Дестеос в спешке зацепил кожу. Краснолюд Молот, освобождённый минутой раньше, перекинул Ванадайну чей-то гвихир. Непривычная рукоять надёжно легла в ладонь. Пожалуй, этот клинок был не хуже родного. Возможно, на палец короче, но это ли сейчас важно? Лишь бы металл был верен, а рука тверда. Пока бригада освобождалась и вооружалась, dh'oine успели покинуть реку и с мечами наголо шли на освобождённых пленников. Против людей стояло лишь пятеро скоя'таэлей и нильфгаардец. Правда, Дестеос не ленился и освобождал соратников с максимально возможной скоростью. Мешали ему одеревеневшие от верёвок руки, но все были в равном положении.
[indent=1,0]- As brecad! - оглушительно громко крикнул Ванадайн. - Cwelle!*
[indent=1,0]Командир бригады скоя'таэлей увидел, как первая волна dh'oine захлестнула нильфгаардца, и почти сразу сам вступил в бой. Он осознавал, как важно сейчас хоть немного, но оттеснить врагов. Это даст другим возможность освободиться и вооружиться. В то же время необходимо отвлечь лучников и арбалетчиков, ведь сейчас всё ещё пленённые эльфы и краснолюды были хорошей мишенью, особенно когда поднялись на ноги.
[indent=1,0]Дестеос передал кому-то нож, поскольку покинул своё место, чтобы подскочить к лошади с оружием. Испуганное животное сперва упиралось, а потом стало вырываться, но эльф сумел подвести её поближе к соратникам и чьим-то мечом вспорол подпругу. Седло со всем грузом упало на землю. Лошадь вновь шарахнулась, и Дестеос легко прыгнул ей на спину, после чего грубо выслал её вперёд, в самое сердце боя.
[indent=1,0]- Aelirenn! - выкрикнул он, и его клич поддержали. Имя эльфки, сражавшейся за свободу, спустя двести лет вновь звучало над полем боя.
[indent=1,0]Широкая конская грудь смяла нескольких dh'oine. Дестеос оказался в окружении врагов. Тонкие ноги визжащей от боли и ужаса лошади подломились, и когда животное из последних сил куда-то рванулось, эльф соскочил на землю дабы сойтись в последней битве. Имя печально известной эльфки, ставшей путеводной звездой для многих, ещё несколько раз раздавалось над полем боя.
[indent=1,0]Безумный поступок эльфа вынудил dh'oine слегка замяться. Эффект неожиданности сделал своё дело. Скоя'таэлям удалось отвоевать несколько метров. Ванадайн видел, как отчаянно бился Дестеос, но ничем помочь не мог, слишком большое расстояние разделяло их. Когда эльф пал, против dh'oine стояло уже пол бригады. Земля перед долгим зимним сном успеет напиться крови.


* В атаку! Убивай!

+1

7

[indent=1,0]Встречать разъярённых нордлингов наёмнику пришлось одному. Впервые он почувствовал, что это такое, встречать несущегося на тебя противника с оружием наготове, вопящего, корчащего рожи. Наверное, также чувствуют себя солдаты, что принимают атаку неприятеля на себя, стоя в авангарде, но там против них выступают сотни, даже тысячи врагов, а здесь - около десятка. Но, справедливости ради, стоит отметить, что в масштабном бою, бойцы авангарда встречают неприятеля далеко не в одиночку.
[indent=1,0]Первый же громила попытался сбить нильфгаардца с ног, налетая на него плечом вперёд. И сбил бы, не шагни южанин вбок. Уклоняясь, он даже умудрился полоснуть острой гранью меча по бедру нападавшего, хоть рана и оказалась неглубокой. Дальше же начался настоящий ад. Ксандору не раз приходилось сражаться с превосходящим числом противником, даже в одиночку. На этом, можно сказать, и специализировался его стиль ведения боя. Он мог спокойно выстоять против пяти-шести даже хорошо вооружённых неприятеля, уклоняясь, блокируя и парируя удары, быстрыми движениями переходя в контрнаступление. Обычно неприятель, чувствуя превосходство, истощал силы слишком быстро, стремясь закончить сражение в один удар. Это давало дальнейшее преимущество. Обычно, но не теперь. Враг был разъярён и нападал с удвоенной яростью. Ксандор мог лишь отражать один удар за другим, неистово вертя головой, чтобы уловить устремившееся в него оружие. Звон стали, яростные крики, утробное рычание и проклятия, вырывающиеся сквозь стиснутые зубы сбивали с толку, не давая возможности собраться с мыслями. Головорезы уже прошли мимо его, стремясь поскорее перебить эльфов и краснолюдов, некоторые из которых также вступили в бой. Ксандору потребовалось время, чтобы сконцентрироваться и отогнать от себя тот страх, что завладел им в первые минуты сражения. А затем он осознал одну вещь, которая кардинально меняло его положение в схватке - он обучался с детства лучшими фехтовальщиками империи, а противник - нет. Это и сыграло решающую роль в дальнейшие пару минут.
[indent=1,0]Прочитав следующий предсказуемы и абсолютно бесхитростный удар, нильфгаардец парировал его, уведя противника за собой и подставив его оружие ровно под удар второго нападавшего северянина. Сильный удар выбил оружие из рук первого и замедлил атаку второго. Ксандор оттолкнул противника, потерявшего меч плечом и тот, не удержав равновесие повалился, сбив с ног и своего товарища. Следующая атака пришлась слева - мощный, но неточный укол, чья траектория была изменена вовремя подставленным лезвием меча южанина. Отведя руку нападающего дальше в сторону, Ксандор взялся прямо за лезвие своего меча для лучшего хвата и с силой заехал навершием прямо в висок нордлинга. Тот пошатнулся и рухнул на землю без сознания. Сейчас задачей наёмника было сдержать противника. Он отступил на пару шагов, сделав несколько размашистых взмахов мечом, не позволяя неприятелю подойти ближе, и продолжил бой.
[indent=1,0]Следующий противник напал, занеся руку с булавой высоко над головой. Нильфгаардец нырнул под его руку, произведя укол, пробивший его кожаный жилет и вонзившись вплоть на добрую ширину ладони. Вполне достаточно, чтобы лишить негодяя жизни. Уже не столь уверенные северяне замешкались, но, видя, что противник всего один, вновь возобновили свои атаки. Вскоре ритм, к которому привык Ксандор напрочь был нарушен и, отклонив лишь несколько атак и ранив ещё одного нордлинга, он начал сдавать позиции и был вынужден вновь занять глухую оборону. Мощные удары обрушивались на него один за другим. Южанин мог лишь защищаться, изредка отталкивая подходящих слишком близко противников и нанося им совсем незначительные раны. И вот очередной удар сверху. Ксандор подставил меч на пути вражеского лезвия, но в момент, когда сталь с пронзительным звоном соприкоснулась, почувствовал острую боль в левом локте. Левая рука мгновенно ослабла и вражеский клинок огнём впился в кожу Ксандора, рассекая бровь и щеку. Лишь чудом он не лишился левого глаза. В один миг мир вокруг пошатнулся и начал меркнуть. Не сразу нильфгаардец понял, что это не мир, а он сам начинает оседать. Болевой шок, не иначе. Южанин попытался держать себя в сознании, отгоняя слабость, усилием воли не давая себе упасть. Он не мог понять, почему до сих пор жив. Ведь подобная заминка должна была стоить ему жизни. Лишь мгновением позже он заметил эльфа верхом на лошади, что принял удар противника на себя. Как же хотел Ксандор помочь ему, но понимал, что стоит ему сделать пару шагов, как он не удержится на ногах и рухнет на землю. И он выбрал сделать эти два шага навстречу "белкам".
[indent=1,0]Вылетев из толпы неприятеля, он рухнул прямо у ног эльфов. Кровь залила его глаз и добрую половину лица. Но сейчас было не время просто лежать на земле. Приложив немало усилий и опираясь на собственный меч, нильфгаардец всё же поднялся На ноги, чувствуя, как сознание постепенно возвращается к нему. Он слышал выкрики скоя'таэлей и ругательства нордлингов. Несколько мгновений, чтобы перевести дух и унять головокружение и он снова был готов биться насмерть.
[indent=1,0]- Aelirenn! - вторил Ксандор "белкам", высоко подняв меч и приготовившись вновь встретить врага, но на этот раз не в одиночку. Он вытер кровь с левого глаза и крепко ухватился за рукоять меча.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

8

[indent=1,0]Впервые бригада скоя'таэлей не убила раненого dh'oine. Впервые эльфы и краснолюды сделали лишний шаг навстречу врагу, тем самым подарив Чёрному Солнцу из Рована пару бесценных мгновений передышки. Ванадайн, Мелранд и Молот повернулись спиной к этому странному нильфгаардцу, впервые не ожидая ни ножа в спину, ни какой-либо подлости. Солдаты пёрли стеной, и подаренный человеку отдых не мог длиться долго. Два эльфа и краснолюд знали, что dh'oine очень скоро вклинятся меж ними, пытаясь прорвать оборону, но также знали и то, что стоят не одни.
[indent=1,0]Отряд скоя'таэлей - сила, с которой приходится считаться. Глуп тот, кто не боится встречи с восставшими против пресмыкания Старшими Расами. Скоя'таэли желают жить, но за свободу готовы умереть. Скоя'таэли подпитываются собственной злобой на сложившийся мир, и это добавляет в битву отчаянность. Скоя'таэли яры, и эта ярость подстёгивает, делая их в бою похожими на берсерков. В схватках Ванадайн переставал вспоминать о своём несогласии с партизанским движением, о бессмысленности борьбы. Как она может быть бессмысленна, когда столько эльфов и краснолюдов презрев боль и смутное ожидание самоустранения проблемы взялись за оружие и идут на врага? Те, кому кроме свободы и Идеи терять нечего, являются худшими противниками, которых только можно пожелать. Не смертники, жаждущие распрощаться с жизнью, но ищущие правду и свободу не только для себя, а для своих сородичей.
[indent=1,0]- Не отступай, ушастый! - крикнул Молот Мелранду. Эльф что-то пробурчал в ответ сквозь сжатые зубы, но краснолюд не просто болтал, а ещё и помогал, одним ударом топора ранив двоих dh'oine. Один потерял равновесие из-за разрубленного бедра и завалился вперёд, другой же промедлил, и гвихир Ванадайна рассёк незащищённую шею.
[indent=1,0]Скоя'таэли не уделяют должного внимания щитам. Те громоздки и неудобны для лесных скитальцев. Краснолюды нередко избирают двуручное оружие,и щитом им просто не воспользоваться, а эльфы предпочитают быстрые и стремительные атаки, в которых щит лишь помеха. Обороняться приходится редко, ведь чаще скоя'таэли атакуют, нежели защищаются. А при атаке немалую роль играют лучники. Эльфская стрела редко не находит цель, и потому к открытому столкновению большая часть сил врага валяется в пыли. Но сейчас ни одна стрела не пришла на помощь, скоя'таэли защищаются, и щиты бы могли помочь сдержать напор врага.
[indent=1,0]Пришёл момент, когда dh'oine вынудили скоя'таэлей разрушить строй, что, однако, не сильно навредило эльфам. Стоя плечом к плечу с соратниками, нельзя менять позицию, опасно отводить удары в сторону, да и вообще свободы мечникам почти никакой. Чем-то враг даже помог. Ванадайн, внушительную часть жизни потративший на обучение фехтованию, сразу врезался в ряды dh'oine. Те были медлительны и грузны, чтобы состязаться с эльфом на равных. Противники были вооружены, закованы в доспехи и превосходили числом. Эльф был без сковывающей брони и с одной ясной целью. На такой скорости долго не повоюешь, но стоит ли думать об усталости, когда за спиной вся бригада?
[indent=1,0]Сложно убить закованных в доспехи простыми стремительными уколами, но можно неплохо ранить. Шеи, лица, кисти, суставы, живот - все места, защитой которых нередко пренебрегают, при ранении ослабляют противника. Одному гвихир рассёк лоб, и кровь залила глаза. Сослепу dh'oine промахнулся, снеся тяжёлым двуручным мечом побратиму руку повыше локтя, а не перерубив эльфу хребет. Второй выронил меч, как только острый клинок вошёл в предплечье аккурат между костей. Третьей жертвой оказался какой-то крупный детина с рожей разбойника. Какой у него прорезался высокий голосок, когда гвихир вспорол незащищённый пах! Ванадайн не стоял на одном месте, а в меру сил перемещался, то отскакивая, то вновь оказываясь перед врагами. Не всегда манёвры оказывались удачными. Один раз эльф отскачил от чужого меча в сторону и неожиданно для себя упал - левое колено не выдержало перепавших за последние сутки нагрузок, и ещё в начале атаки незначительно растянутые связки теперь просто подвели его. Благо хватило сил подняться и возобновить бой. Уже не доверяя свой вес повреждённой ноге, Ванадайн постепенно влился в ряды скоя'таэлей, которые отвоевали ещё несколько шагов у dh'oine.
[indent=1,0]- Ванадайн! Все свободны и вооружены! - выкрикнул совсем рядом Ханэль, но окончание фразы утонуло в рёве бригады - эльф крикнул слишком громко, и имя предводителя бригады скоя'таэлей пронеслось над полем боя, как совсем недавно звучало имя не сдавшейся Aelirenn.
[indent=1,0]- Что?
[indent=1,0]- Вот идиоты! Я тебе, значит, говорю, а они решили...
[indent=1,0]- Ханэль! - недовольно прервал болтовню эльфа Ванадайн. Кругом продолжал идти бой, хотя до приотставшего Ванадайна живым мало кто доходил.
[indent=1,0]- Все наши свободны! Мечей не хватило, взяли луки, - радостно заявил Ханэль. - Мы тесним их!
[indent=1,0]- Вижу.
[indent=1,0]Постепенно чаши весов качнулись, и скоя'таэли всё больше убеждались в своей победе. Сейчас Ванадайн стоял как раз на том месте, где Дестеос погиб. Его затоптанное в пылу битвы тело лежало не так далеко от истёкшей кровью лошади. Гораздо дальше устремив взгляд в бесцветное небо лежала Ольха, прижатая трупом dh'oine. "После битвы похороним всех," - отстранёно подумал Ванадайн, окинув взглядом обагрившуюся землю. Затем эльф с силой провёл тыльной стороной ладони по лицу, сгоняя усталость, и снова пошёл в бой. Скоя'таэли ещё не победили, а лишь загнали врага в угол - глубокий ручей перейти было непросто.

+1

9

[indent=1,0]В голове стоял ужасный гул и сложно было понять, было ли причиной тому пропущенный вражеский удар или же тот хаос, который царил вокруг. Южанин вклинился в ряды "белок", встречая противника непреодолимой стеной, но это оказалось куда труднее, чем мог ожидать наёмник. Последний раз он стоял в оборонительных рядах в далёком Нильфгаарде, когда в Городе Золотых Башен сражался на улицах с приспешниками Узурпатора. В те далёкие времена, которые сейчас казались и вовсе прошлой жизнью, немало молодых офицеров погибло, доблестно сражаясь за свободу империи от тирании Узурпатора. Но в тот раз все были вооружены одноручными мечами, пиками, да щитами. Полуторный же меч никуда не годился для подобного, но выбирать было не из чего, а потому Ксандор держался, как и все скоя'таэли.
[indent=1,0]Движения нильфгаардца были очень ограничены, равно как и движения его соратников. Поэтому не было удивительным то, что противнику удалось очень быстро разбить строй и прорвать столь ненадёжную оборону. Но, как показалось Ксандору, северяне быстро об этом пожалели. Рассредоточившись, эльфы и краснолюды перешли в атаку. Больше никто не мешал выбрать подходящую позицию, не стеснял движения и бой вновь стал ожесточённым противостоянием не на жизнь, а на смерть. Замешкавшись лишь на мгновение, чтобы вновь вытереть левое веко от стекающей крови, южанин остался не у дел - "белки" теснили врага и до него попросту никто не доходил. Наёмник решил сам найти себе противника. Ворвавшись в гущу сражения, он встретил сопротивление невысокого худощавого мужичка с лёгкой щетиной и тёмно-синей повязкой на голове. Он был вооружён небольшим топориком и старым деревянным щитом, покрытым мелкими трещинами. Противник оказался быстрым и юрким. Прикрываясь щитом, он нырял то влево, то вправо, пытаясь сбить нильфгаардца с толку, а после сделал быстрый выпад, рубанув топориком от бедра. Движения его были быстры и опасны, но слишком предсказуемы. Ксандор уклонился вправо и нордлинг, не в состоянии остановить себя, просто полетел на землю, не удержав равновесие. И тут южанин понял, что потерял его из виду. Кровь вновь залила левый глаз и мужичок попросту исчез из сузившегося ровно наполовину поля зрения нильфгаардца. Он тут же завертел головой, пытаясь понять, куда пропал его противник и найти его снова, но увидел, что бедолаге даже не дали подняться. Чей-то молот размозжил несчастному голову.
[indent=1,0]Бой продолжался. Секунды, прошедшие с того момента, как строй был нарушен и наёмник вступил в сражение, казались часами. Всюду были слышны крики, вопли, стоны. Звон стали, треск ломающихся щитов и костей пересиливал только стук собственного сердца, отчётливо пульсирующий в ушах. Запах грязи, крови и смерти вводил всех, включая Ксандора в какой-то транс, в котором не было ничего, кроме сражения. Словно весь мир остановился, само время замерло в ожидании развязки и наблюдало за тем, как убивают друг друга люди, эльфы и краснолюды.
[indent=1,0]Заметив, как один северянин высоко занёс топор над головой, готовясь отправить лежащего в его ногах краснолюда к праотцам, Ксандор с силой оттолкнул детину плечом, заставив того отступить на несколько шагов. Нильфгаардец уже готов был вступить с ним в бой, но его опередило два эльфа, что стремительно наступали на здоровяка, не давая ему возможности даже защититься. Он пропускал укол за уколом, но всё же твёрдо стоял на ногах и яростно кричал.
[indent=1,0]Южанин подал руку краснолюду, чтобы помочь ему встать. Он видел замешательство в его глазах, но спустя пару мгновений на лице воина появилась усмешка и он мёртвой хваткой вцепился в руку нильфгаардца. Поднимаясь, он едва не уволок человека за собой, а после с силой хлопнул его по спине, сказав что-то, что во всей неразберихе прозвучало как слова благодарности, и вновь бросился в сражение.
[indent=1,0]Ксандор столкнулся с противником снова. Парируя и отбивая бездумные выпады нордлинга, он чувствовал, как левая рука начинала неметь и он всё хуже мог ею управлять. К счастью, этот поединок окончился быстро - подоспевшая эльфка попросту вонзила лезвие гвихира помеж рёбер супостата, а после готова была наброситься и на нильфгаардца. Но, поняв, что перед ней тот d'hoine, благодаря которому её руки свободны от пут, замешкалась. И совсем не вовремя, ведь прямо за её спиной выросла фигура очередного противника. Ксандор только и успел, что схватить эльфку за плечо и грубо потянуть на себя. Воительница растянулась на земле, рыча проклятия, но, увидев, что южанин вступил в бой, наверняка поняла, что он только что спас ей жизнь.
[indent=1,0]Наёмник определённо сдавал позиции. Левая рука отказывалась подчиняться его воле, а глаз на раненной стороне лица заплыл. Ксандор не видел оружия противника, когда оно летело в него с левой стороны. Всё, что он мог, пытаться отразить удар наугад при помощи нелепых размашистых ударов. Один удар, второй. Нильфгаардец слышал звон стали, видел, как атаки нордлинга что-то отражает, но не чувствовал своим клинком, что это делает он.
[indent=1,0]- Тупой d'hoine... - услышал чьё-то шипение Ксандор. Оглянувшись он увидел, что у левого плеча стоит та самая эльфка, которую он спас пару мгновений назад и которая, явно была недовольна тем, что размашистые удары наёмника едва не задели её. Та, увидав опухшую левую половину лица южанина, видимо, поняла, что тот ни черта не видит левым глазом и черты её лица смягчились. - Я прикрою тебя. Просто доверься.
[indent=1,0]Они пошли в наступление. Ксандор не мог видеть эльфку, глядя прямо на врага, но, когда он снова нанёс удар, когда оружие северянина снова исчезло из поля его зрения, нильфгаардец пересилил своё инстиктивное желание защититься и перешёл в атаку. Он услышал звон, поняв, что эльфка отразила атаку. Нордлинг остался открыт и Ксандор не упустил этот шанс, рубанув прямо по шее. Северянин упал мёртвым грузом.
[indent=1,0]- Ванадайн! - пролетел ещё один клич над полем боя, которому вторила и довольная эльфка, стоящая рядом с наёмником.
[indent=1,0]Ксандор прекрасно знал кем была Аэлирэнн, он читал о ней, слушал рассказы. Поэтому и прокричал её имя, как клич. Имя же Ванадайн ему не говорило ничего. Быть может это было вовсе не имя, а клич, принятый среди эльфов. Так или иначе, Ксандор посчитал, что глупо повторять то, чего не знаешь.
[indent=1,0]- За Великое Солнце! - воскликнул он, высоко подняв меч и ринулся в атаку.
[indent=1,0]Гул ещё некоторое время стоял над поляной, где горстка оставшихся в живых северян отступала всё ближе к ручью. За всем этим гулом и пьянящим запахом победы Ксандор не заметил, как эльфка, что сражалась рядом с ним упала на землю, поверженная метким выстрелом из арбалета. Арбалетчик, к счастью, успел выстрелить всего дважды, прежде, чем его настигла эльфская стрела. К несчастью, оба выстрела нашли свою цель.
[indent=1,0]Ксандор начал выбиваться из сил. То ли от потери крови, то ли бой действительно длился немыслимо долго. Он остановился, чтобы перевести дыхание неподалёку от убитой лошади. Он замер, найдя взглядом тело эльфа, который так бесстрашно вошёл в ряды врагов, действия которого спасли жизнь Ксандору. После боя нужно будет узнать его имя.
[indent=1,0]Исход сражения был предрешён. Нордлинги, дойдя до ручья и понимая, что им не уйти, начали по-одному складывать оружие, надеясь сдаться в плен, но, насколько мог увидеть нильфгаардец, сдававшихся на милость победителю тут же ждала смерть. В этом он не хотел принимать участие, поэтому, поняв, что бой окончен, южанин опустился на землю и, наконец, устало прикрыл глаза, тяжело выдохнув.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

10

[indent=1,0]Dh'oine терпели поражение. Это не только видели скоя'таэли, но и ощущали сами dh'oine. Сзади река, спереди клинки. Ледяной плен воды и стрела в спину, или же смерть от рук нелюдей? Каждый выбирал своё. Несколько бросились в воду, и на том их жизнь прервалась - эльфская стрела редко пролетает мимо цели. Один бросился в воду уже с ранами, и не смог выплыть. На том и прекратились попытки минуть эту преграду. Тогда dh'oine решились попытаться прорваться, и так же не сумели. Эльфы и краснолюды рубились отчаянно. Впрочем, как и всегда.
[indent=1,0]- Командир, смотри, - Ханэль указал мечом на берег, но это было лишним.
[indent=1,0]Ванадайн уже увидел, как несколько dh'oine избавились от оружия и подняли руки. Они надеялись на спасение. Они надеялись, что взбунтовавшиеся пленники плщадят поработителей. Что скоя'таэли забудут своих павших товарищей, собственное унижение и ощущение бессилия. Dh'oine верили, что "жест мира" приостановит битву. Ха! Будто скоя'таэли могут унять бушующее пламя борьбы в груди! Стук крови в ушах как рёв пожара заглушал все звуки. Ни глас совести (который, однако, молчал), ни мольбы dh'oine не встревожили души скоя'таэлей. Много ли чести убить безоружных? Да честью и не пахнет! Но какое до этого дело скоя'таэлям, которые просто платят той же монетой?
[indent=1,0]Битва превратилась в бойню. Это ничуть не пугало сражающихся и радовало живность: чёрные крылья птиц стали чаще мелькать среди крон. Вскоре у падальщиков будет пир.
[indent=1,0]Если бы кто-то посторонний заглянул в этот всеми забытый уголок леса, на земле стало бы одим телом больше. Картина могла бы у любого вызвать приступ дурноты, что уж скрывать. Тела в самых разных позах были залиты кровью. Своей, чужой - не важно. Не все были мертвы. Не слыша ничего, многие глухо стонали. Стрела в животе доставляла много мучений. Ощущение утекающей вместе с кровью жизни пугало всех. Одни раны были открыты и видны всем, другие скрывались под прилипшей одеждой и доспехами. Размозжённые головы ещё больше радовали взор замерших в нетерпении птиц. Живых мёртвые не пугали, и только удушливая ярость в воздухе, растворённая вместе со звоном и чваканьем ударов, не позволяла приступить к кровавой трапезе сию минуту.
[indent=1,0]Командир бигады тоже помогал добивать dh'oine. Увидев, что пощады ждать бессмысленно, те яростно бросились навстречу собственной гибели. Полное уничтожение врага стало делом нескольких минут. В предвкушении победы эльфы и краснолюды стали что-то со злобной радостью выкрикивать. Скоя'таэли не уважали врага. Они презирали его идеалы, высмеивали цели и проклинали методы. Над поверженным противником не глумились, но и не церемонились. У реки ещё не все были убиты, а некоторые скоя'таэли уже добивали раненых.
[indent=1,0]- Стар я уже для такого, - проговорил Мелранд, лёжа на валяющемся плащ. Одной рукой эльф обнимал помятые рёбра, другая лежала на земле, будто тянулась к рукояти брошенного меча. Испившей человеческой крови клинок валялся далеко, но думать, что сейчас его опять придётся брать в руки, не хотелось. Да и против кого?
[indent=1,0]- Безнадёжно стар, - подтвердил Ванадайн. Одной Деве ведомо, как сильно хотелось ему упасть рядом с Мелрандом и отдохнуть. Просто закрыть глаза и отречься от этого мира, наплевав на все трения. Но командир не может себе позволить такой роскоши. Командир обязан следить за всем и отвечать за всё.
[indent=1,0]- А ты тогда кто?
[indent=1,0]- А я вообще лич.
[indent=1,0]Ванадайн оглядел поле боя. Мрачное торжество чувствовалось во всём, но не так сильно, как усталость. Даже холод земли не пугал обессилевших скоя'таэлей. Возможно, кто-то больше не сможет подняться. Оставшиеся на ногах без раздумий подошли к Ванадайну. Шатаясь, опираясь друг на друга, хромая, но подошли, хотя командир бригады и не звал никого.
[indent=1,0]- Сперва троих в дозор. Потом... Надо сложить погребальный костёр для наших, - наконец сказал эльф. - Раненых собрать в одном месте. А dh'oine свалите где-нибудь в кучу, чтобы под ногами не мешались. Дожди и падальщики станут им могилой.
[indent=1,0]Распоряжения вопросов не вызвали, и скоя'таэли разбрелись. Некоторые нашли в себе силы подняться и стали помогать товарищам, или же сами пошли в кучу раненых. Угнетающая картина давила и хотелось чуть ли не выть. Бригада не разбита, но прорежена. И сколько раненых доживут до рассвета? А сколько попросят Ванадайна добить их? Вопреки почитанию жизни нередко милосерднее прервать существование, чем мучительно ожидать смерть. От некоторых ран и целитель не спасёт. Эльф, исполняющий в бригаде обязанности целтеля, уже вовсю ковылял от тела к телу.
[indent=1,0]Нигде Ванадайн не мог заметить того нильфгаардца, который встал на сторону скоя'таэлей. Эльф даже слегка огорчился от мысли, что тот может быть убит. Но даже если Чёрное Солнце из Рована убит, просто так его не бросят. Возможно, что и погребут вместе с павшими соратниками. Другие скоя'таэли возражать точно не станут, ведь если смотреть правде в глаза, без этого человека никто бы не смог освободиться.
[indent=1,0]- Не видел наёмника? - отловил одного из скоя'таэлей Ванадайн.
[indent=1,0]- Нет. Но я не всё обошёл. Спроси лучше у Рыжего.
[indent=1,0]- Хорошо. Что хромаешь?
[indent=1,0]- Ногу о щит одного гада отбил. Думается мне, я здесь самый здоровый, - усмехнулся Аэлтар.
[indent=1,0]- Ладно, здоровый самый, иди уже. - Ванадайн обнаружил, что Рыжий как раз смотрит в нужную сторону, а потому махнул рукой, подзывая. Как только краснолюд подошёл, прозвучал главный вопрос: - Ты не видел наёмника?
[indent=1,0]- Кажется, где-то там был. У Деса, - краснолюд замолчал, а потом тяжело вздохнул: - Вот такие дела. Только он выглядит каким-то дохлым. Кстати, пить будешь? Я тут флягу нашёл, а в ней вода. Держи, - Рыжий бросил упомянутую флягу Ванадайну. Судя по весу она была полна.
[indent=1,0]- Самому хоть есть, что пить?
[indent=1,0]- Я не сказал, что нашёл только одну флягу! Только не говори мне ничего, это мой законный боевой трофей.
[indent=1,0]Ванадайн не стал ничего говорить, а только направился к телу нильфгаардца. Конская туша подобно маяку возвышалась над другими убитыми. Возможно, если бы ей не подрубили ноги... Но додумать мысль эльф не успел, поскольку нашёл предположительно мёртвого человека. Однако нильфгаардец был жив, хотя, как верно заметил Рыжий, не сильно отличался от трупов. Этот человек не отсиживался за спинами скоя'таэлей, и это рушило всякое представление о том, что все dh'oine одинаковы, но в эту чушь эльф никогда не верил. Все dh'oine разные, и порой можно найти тех, кто невероятно сильно отличается от остальных. Впервые Ванадайну удалось столкнуться с именно таким человеком. Эльф был в растерянности. Это не тот случай, когда действия dh'oine можно принять как данность и отделаться простым сохранением жизни. Не тот случай, когда можно сделать вид, будто бы ничего и не произошло.
[indent=1,0]Щадя левое колено Ванадайн опустился на землю рядом с нильфгаардцем. Не стоя же говорить! Это как минимум неудобно. Да и тело давно жаждет отдыха. Бой окончен, можно немного расслабиться. Остальные уже поняли, что надо делать. Должны же у должности командира быть хоть какие-то преимущества? Ванадайн открыл флягу и сделал несколько крупных глотков. Очень удачно Рыжего пробило на щедрость.
[indent=1,0]- Пить будешь? Вода, - предложил Ванадайн. - Мы выжили, Чёрное Солнце из Рована, - произнёс эльф. Каких-то напыщенно-торжественных слов благодарности он придумать сейчас совсем не мог. - Выжили благодаря тебе.

+1

11

[indent=1,0]По завершении боя в лесу стало очень тихо. Настолько тихо, что сперва нильфгаардец подумал, что жизнь уже покинула его тело и он находится в небытие, но резкая боль в локте дала понять, что он всё ещё жив. Прислушавшись, он мог расслышать голоса "белок", что бродили вокруг. Они что-то обсуждали, охали от полученных травм и изредка смеялись. Сам же южанин чувствовал себя легко, свободно, даже не взирая на полученные раны. Только сейчас он почувствовал ноющую боль на бедре и икрах, что свидетельствовало о том, что враг умудрился зацепить его своим клинком. Боль пульсировала и в висках, а левую руку сводили лёгкие спазмы из-за которых пальцы изредка сжимались сами по себе. Но всё это было сейчас не важно, ведь Ксандор чувствовал, что выполнил свой долг, оттого и было так легко на душе.
[indent=1,0]Он очнулся от раздумий, услышав голос, назвавший его имя. Нет, не имя, а прозвище. Своё имя он не слышал уже довольно давно. Возможно, не называй он себя кем-то из Рована, то и сам позабыл бы его. Ведь только слыша название места, где он родился и вырос, южанин вспоминал, что не всегда был Чёрным Солнцем.
[indent=1,0]Он открыл глаза и поднял взгляд на эльфа, наблюдая за тем, как тот присаживается рядом с ним. Кровь успела застыть и левая часть лица покрылась коркой, не давая открыть веко. Ксандор поблагодарил эльфа слабым кивком и сделал несколько глотков воды. Горло пересохло настолько, что наёмник подавился после второго глотка. Вытерев губы тыльной стороной руки и, перепачкав лицо кровью, он вернул флягу.
[indent=1,0]- А может это я выжил благодаря вам, - тихо произнёс он. Нильфгаардец понимал, что его, скорее всего, убили бы и обчистили на подступях к ближайшему городу. Северяне не любят делиться с чужаками, а лишние глаза им и вправду не помешали бы. Наивные глупцы. - Мы помогли друг другу, в любом случае. Я был бы мёртв, если бы не ваша помощь. И я благодарен за то, что вы сражались рядом со мной. Пускай я и понимаю, что ни у кого не было иного выбора.
[indent=1,0]Ксандор тяжело вздохнул, осмелившись наконец взглянуть на поле боя. Трупы и раненные повсюду, земля, пропитанная кровью и победители, которые выглядели немногим лучше поверженных на земле врагов. Взгляд наёмника остановился на теле эльфки, лежащей где-то позади. Похоже, это была та, которая помогла ему уложить здоровяка, что наверняка завершил бы жизнь южанина. Но он не был в этом уверен.
[indent=1,0]- Cerbin... - произнёс он. - Не Чёрное Солнце. Дриады из Брокилона дали мне такое прозвище, которое, в прочем, поддержали и эльфы, что находились там, - нильфгаардец перевёл взгляд на эльфа. - Не хочу показаться грубым, но меня ждёт короткая жизнь, если хоть один человек узнает о том, что устроил в этот день, в этом месте наёмник по прозвищу Чёрное Солнце из Рована.
[indent=1,0]Ксандор твёрдо намеревался продолжать оказывать посильную помощь скоя'таэлям. Хотя бы потому, что среди них была его старая и верная подруга, о судьбе которой ему не было ничего известно. Спрашивать об Эланиэль сейчас нильфгаардец побоялся. Он боялся узнать, что эльфка закончила свою жизнь, подобно тем, кто так и не увидит сегодняшний закат. Подумав об этом, наёмник завертел головой, словно что-то выискивая.
[indent=1,0]- Как его звали? - спросил он, указывая на эльфа, что бесстрашно ворвался в толпу врагов верхом. - Если бы не он, я был бы мёртв.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2018-08-26 23:08:58)

+1

12

[indent=1,0]- Во всяком случае мы выжили, - согласился Ванадайн, хотя насчёт отсутствия выбора были сомнения. В конце концов вряд ли нильфгаардец просто так вышел к dh'oine. Наверняка перед этим хоть как-то да присмотрелся. Тогда солдаты были напряжены, замучены и ранены, и разминуться с ними не составило бы труда. Или нильфгаардец мог покинуть солдат на том же привале, не отпуская скоя'таэлей. Или, или, или... Вариантов всегда много, только не все устраивают. - Даже если нас держат за спешащих расстаться с жизнью придурков, жизнь не теряет смысла.
[indent=1,0]Жизнь... Да разве это жизнь? Мотаться по лесам, мокнуть подобно вышвырнутым на улицу псам, голодать в не самые светлые времена, и это ещё не всё. А чего стоят мгновения после боя? Жар спадает, наваливается усталость, а ещё и вид раненых! С кем-то доводилось ещё недавно запросто болтать, с кем-то из одного котла завтракать, биться плечом к плечу. И вот почти брата или сестру вдруг выдирает из жизни взмах чьего-то клинка или свист стрелы. Эта пустота, где ещё недавно ютилось что-то знакомое, никогда не исчезает. Но от этого никуда не деться.
[indent=1,0]- Cerbin. Я понял, - кивнул Ванадайн. Это имя всё равно ничего не говорило. Интересно, за что человека окрестили птицей вороном? Но раз это имя приняли дриады и эльфы, скоя'таэлям остаётся только запомнить имя друга. По крайней мере врагом Cerbin точно не был, и уж тем более прохожим. - Меня зовут Ванадайн. Я командир этой бригады. Не думаю, что многие услышали, как ты там представлялся. Несколько позже я намерен тебя представить остальным скоя'таэлям. Уверен, они охотно забудут о каком-то наёмнике.
[indent=1,0]Забудут, чтобы узнать Ворона. И никто не услышит про Чёрное Солнце из Рована, а вот про то, как спас бригаду Cerbin, будет рассказано при первой же встрече с другой бригадой. Узнают и командиры других бригад. Филавандрель поймёт решение Ванадайна. Иначе и быть не может. Тем временем Cerbin заинтересовался Дестеосом. Эльф всё ещё ожидал погребения. Если вдуматься, то он спас многих своим поступком.
[indent=1,0]- Это Дестеос. Броситься вот так... В его духе. Он часто принимал неожиданные решения. Молодость всегда подталкивает к резким действиям, но Дес - совсем другая история. А когда он заявил, что хочет стать магом, все разом испугались за свою жизнь, - Ванадайн вздохнул. Вызвавшие едва заметную улыбку воспоминания уже не грели. Дестеос мёртв. Мертвы и многие другие. Очередная жертва за крохотный шаг по бесконечному пути борьбы. Сколько их ещё будет? Сколько битв надо выиграть, чтобы дойти до конца? Или конец будет лишь первым и последним проигрышем? - Ты ранен. Vionsann поможет, когда освободится. Сейчас он кем-то занят. Если совсем плохо, можно обратиться к Рыжему. "Боевым трофеем" он уже лечится сам и... Хм, Молот тоже лечится. - Ванадайн пристально посмотрел на выпивающих краснолюдов. Нельзя сказать, что они отлынивали от работы. Сперва они подходили к убитому dh'oine, при наличии фляги проверяли содержимое. Если то их устраивало, делали ещё несколько глотков. Затем Молот брал за левую ногу, Рыжий за правую, и тащили к общей куче солдат. Эрихар с перевязанной чьей-то рубахой ногой обыскивал тело и забирал оружие.
[indent=1,0]Но вот Vionsann выпрямился, огляделся, выискивая очередного раненого. В его руке был знакомый мешок. Значит, удалось отыскать во всём этом бардаке свои вещи. Действительно, куда уж целителю без трав, настоек, повязок и прочего, что хранится в горько пахнущем бездонном мешке? Ванадайн вскинул руку, подзывая, и целитель направился к нему.
[indent=1,0]- Vionsann, это Cerbin. Окажи другу помощь и скажи, как раненые?
[indent=1,0]- Epaele cerbin, fluiga as loin. Mo wann fao a'vita vions, - пробормотал целитель, приступая к осмотру нильфгаардца. Он вообще часто вспоминал различные строки. Ванадайн ещё помнил те времена, когда эльфа чаще всего можно было найти в обществе лютни и книг. Но от тех времён остались действительно лишь воспоминания, и сейчас уже никто не мог заметить в лекаре музыканта. - А что раненые? Переживут две ночи, и там видно будет. Я распорядился, чтобы костёр собрали обычный и воды набрали. Чёрт с этими ранеными, вся бригада завтра станет сборищем простуженных инвалидов. Ванадайн, нам надо забраться в какую-нибудь глушь и с неделю сохнуть у костра!
[indent=1,0]- Сохнуть и отлёживаться. Разберёмся.

+1

13

[indent=1,0]Ксандор многое слышал о скоя'таэлях, в основном из уст странствующих торговцев, жителей окрестных сёл и деревень, а также от стражников и наёмников, что сопровождают телеги и караваны. Из их слов можно было представить "белок", как съехавших с катушек эльфов и краснолюдов, что сошли с ума в своих лесах, да горах и теперь только и делают, что режут люд честной, да наживаются на их несчастиях. Террористы, разбойники, бесчестные сволочи, да палачи, которые бесцеремонно вырезают всех, кто повстречается им по пути. Как же рад был наёмник, что его неверие в эти слухи оправдалось. Скоя'таэли пусть и были радикально настроены, но они по прежнему знали, что такое долг и честь. Нильфгаардец верил, что именно это и заставляет их идти на подобные поступки. Равно как и тогда, во время переворота Эмгыра вар Эмрейса, тысячи офицеров подняли мечи против вчерашних товарищей, ведомые долгом и честью перед самими собой, перед родиной. Северянам никогда не понять этого.
[indent=1,0]- Рад с тобой познакомиться, Ванадайн, - устало улыбнувшись, произнёс южанин. Теперь ему стало понятно, что к нему подошёл никто иной, как командир этой бригады. - Жаль, что наше знакомство произошло в столь неблагоприятной обстановке.
[indent=1,0]Не могло не радовать то, что командир "белок" готов был забыть прозвище наёмника. Пускай Ксандор и был знаком с ним без малого пару минут, пускай и знал о том, как эльфы Синих Гор ненавидят людей, который презрительно называют d'hoine, но сомнений в том, что обещание будет сдержано, у него не возникло. Те, кто готов пожертвовать собой ради собственного народа, сражаясь в заведомо проигрышной борьбе не бросают слов на ветер.
[indent=1,0]Наёмник улыбался, слушая как Ванадайн рассказывал про Дестоса. Наёмник вспомнил самого себя, когда был моложе. Буквально пару лет назад. Будучи главарём ганзы в северных провинциях Нильфгаарда, он зачастую ставил в тупик своих же товарищей неожиданными и порой невообразимо глупыми решениями. И всё же, они работали, как бы тяжело не приходилось ему и его компании в процессе. Только вот потеря практически всех товарищей изменила Ксандора. Пускай с тех времён прошло совсем немного, внутри он ощущал себя совершенно иным. Стариком, который пережил слишком многое. Но сейчас, глядя на эльфа, нильфгаардец мог лишь усмехнуться про себя, понимая, насколько глупыми показались бы его суждения Ванадайну. Ни один человек наверняка не переживёт и за пять жизней то, что эльф переживает за одну.
[indent=1,0]- Дестос... Я запомню, - прошептал человек. Проследив за взглядом Ванадайна и обнаружив двух краснолюдов, что "лечатся" горячительными настойками, найденными на телах погибших, южанин лишь усмехнулся. - Боюсь, от подобного лечения человеку в моём состоянии может быть только хуже.
[indent=1,0]Но вот к нему подошёл лекарь. От него пахло травами и кровью, а по усталому выражению лица и надменному взгляду, было видно, что эльф уже выбивается из сил, но понимал, что работы предстоит ещё не мало.
[indent=1,0]- Во мне нет ничего благородного, - с лёгкой улыбкой произнёс нильфгаардец. "По крайней мере, больше ничего нет..." - мысленно добавил он.
[indent=1,0]Лекарь омыл его рану, сдирая тонкую корку засохшей крови. Когда же Ксандор смог открыть левый глаз, то понял, что всё, что он им видит - большое размытое пятно. Белок глаза стал насыщенно красным, а вся левая часть лица опухла, покрывшись одной большой гематомой. Но рана не была серьёзной. Опухоль, по заверениям эльфа, скоро спадёт, а глаз восстановится. Только вот от шрама избавится никак не получится. Обработав рану травами, Ксандору перевязали всю левую часть лица. После чего лекарь отправился дальше.
[indent=1,0]- Знаю, ты не спрашивал, но я и сам не знаю, - дождавшись, пока уйдёт лекарь, Ксандор обратился к Ванадайну. - Я не знаю зачем я так поступил. Ты не подумай, что я жалею о том, что помог вам, вовсе нет. Просто я не понимаю, что именно заставило меня так поступить. Может быть то, что мой далёкий предок участвовал в восстании Аэлирэнн и стоял насмерть у стен Шаэрраведда, прежде чем отправится далеко на юг. Может потому, что сам потерял весь свой отряд из-за предательства той, от кого этого не ждал... Той, кого когда-то любил. А может просто потому, что среди вас, скоя'таэлей, есть моя давняя и верная подруга и я знаю, что, будь я на вашем месте, она поступила бы точно также. Я вырос в окружении эльфов. Моя прабабка чистокровная эльфка, пускай и выросла на юге и никогда не была ни Дол Блатанна, ни в Синих Горах. Оба моих родителя эльфы на четверть. Я не мог спокойно смотреть на то, что происходило. У меня было множество причин, но я не знаю, какая из них послужила тем спусковым механизмом, который заставил меня сделать то, что я сделал.
[indent=1,0]Где-то позади было слышно какое-то оживление. Эльфы и краснолюды начали негодовать, обсыпая кого-то проклятиями. Потеряв нить мысли и оглянувшись, Ксандор понял, что скоя'таэли нашли безухого полуэльфа-предателя, который пришёл в сознание после удара наёмника посреди бойни и пытался отсидеться, забравшись под телегу.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

14

[indent=1,0]Ванадайн решил не говорить, что ни капли не сожалеет о том, что встреча произошла именно в такой обстановке. Любая другая привела бы к более печальному исходу. Вне подобных ситуаций любой dh'oine рассматривается как враг, и никакие уговоры и мольбы не изменят его судьбу. Но в то же время следует радоваться, что обстановка не оказалась жёстче. Кто знает, сколько бы выживших было?
[indent=1,0]Целитель осмотрел раны человека и обнадёжил, что непоправимого ничего нет. А что шрамы... Говорят, шрамы украшают. Кто-то считает иначе, считая их лишь уродством. Если для одних шрамы являются следами многих битв и прочих историй, то другие стараются в лишний раз не смотреть на отметины. Не похоже, что Cerbin боялся шрамов, по крайней мере в истерику точно не впал. Ванадайн был свидетелем тому, как один из лучших бойцов какой-то бригады бушевал, узнав, что короткий и плоский шрам на скуле не исчезнет со временем. На несчастного целителя обрушились самые жуткие проклятия. Впрочем, такие случаи редки, всё чаще раны принимают лишь как данность, не почитая, но и не страдая морально. Уже уходя Vionsann вопросительно взглянул на Ванадайна. Эльф лишь отмахнулся. Что там пара царапин и какое-то растяжение, когда кому-то действительно нужна помощь? От такого не умереть, и то ладно. Неожиданно Cerbin заговорил.
[indent=1,0]Хоть этот монолог и был неожиданным, Ванадайн слушал внимательно. Едва упомянутый кусочек прошлого про отряд не мог не заинтересовать. Вряд ли когда-то Cerbin без принуждения расскажет в подробностях. Вспоминать такие моменты жизни невероятно трудно. Подобные раны не рубцуются, чуть тронь - сразу раскрываются вновь. Предательство никогда не забывается, не прощается. Интересно, что в одной из бригад бродит и знакомая человека. При каких обстоятельствах познакомились? Скорее всего, встреча произошла задолго до того, как леса наполнились бригадами скоя'таэлей. А эльфы в родословной и вовсе помогали без зазрения совести отнести Ворона к полуэльфам. Этот факт не повлиял на отношение Ванадайна к человеку, но поможет другим скоя'таэлям легче принять инльфгаардца. Какое дело, сколько частей эльфской крови течёт в его жилах?
[indent=1,0]- Cerbin, меня не интересуют причины, - Ванадайн отхлебнул воды из фляги и, как в прошлый раз, предложил и нильфгаардцу. Эльф, потерев колено, продолжил говорить спокойно, без спешки: - Порой нами что-то движит, а что - одной Деве известно. Временами для себя очень долго можно пытаться найти ответ. Иногда это очень важно, жизненно необходимо, но иногда можно обойтись и без него. Не всем поступкам можно найти объяснения, не всем нужно искать. Возможно, они и сами придут позже, и окажутся до смешного простыми, возможно, не придут никогда. Сейчас не тот случай, когда нужны слова. Хотя... - Ванадайн наконец обернулся и заметил, что Шорох каким-то чудом уцелел. Ненадолго, стоит сказать. - Хотя поговорить всё-таки надо. Не стоит им марать руки о предателя. Если есть желание, можешь идти со мной.
[indent=1,0]Ванадайн поднялся с земли и ненадолго замер, давая повреждённой ноге вновь почувствовать вес тела. Колено сперва слушалось неохотно, но с каждым шагом боль всё больше отступала. Нет, совсем не пропала, но с такой можно было относительно спокойно передвигаться. Командир бригады уверенно шёл к собравшимся скоя'таэлям. Шорох то ли сидел на земле, то ли полулежал, а эльфы и краснолюды возвышались над ним. Даже раненые, которые только могли, подошли посмотреть на предателя.
[indent=1,0]- Ванадайн, отвлекись на минутку, - окликнул Vionsann эльфа. Ванадайн уже понял, что кому-то сегодня не повезло пережить бой. Стала вдруг заметна усталость и досада на лице целителя. - Ruadleaf хочет... поговорить. У него есть три дня. Не больше.
[indent=1,0]- Тогда посмотри, чтобы Шороха не вздёрнули раньше, чем я приду, - Командир бригады скоя'таэлей позволил целителю уйти, а сам пошёл к раненому эльфу. Vionsann успел вложить Ванадайну в руку какой-то короткий кинжал. Ладонь безошибочно определила, что рукоять знакома. Целитель где-то умудрился найти изъятое у Ванадайна оружие.
[indent=1,0]Издалека казалось, что Ruadleaf просто лежит и рассматривает валяющийся на земле яркий лист какого-то дерева. Увы, ложь всегда сладка, в то время как правда жестока. Эльфа просто прикололи каким-то мечом к земле. Изрезанные о лезвие ладони бессильно лежали на животе. Видать, сперва его сбили с ног, и только потом обрекли на медленную смерть. Откуда ему черпать сил на три дня? Видимо, Ruadleaf этого тоже не понимал. На бледном лице ничего не отражалось. Бесстрастная маска, как и всегда.
[indent=1,0]- Я бы и сам, да не могу, - виновато улыбнулся Ruadleaf. Голос эльфа был слаб, но твёрд. - Сам знаешь, кому передать амулет. Прощай, - последняя фраза предназначалась уже не Ванадайну. Командир бригады скоя'таэлей мог только догадываться, с кем сейчас навсегда расставался эльф. Может, с оставшейся в Долине семьёй. Может, с утекающей жизнью. Может, с самой Девой. Ванадайну было бы легче исполнить свой долг, если бы Ruadleaf смотрел не на него или вовсе закрыл глаза.
[indent=1,0]- Va faill, elder, - остро отточенная грань кинжала без колебаний прервала жизнь эльфа. Вот ещё один соратник на пути в вечность. - Va faill.
[indent=1,0]Командир бригады скоя'таэлей нашёл амулет на правом запястье эльфа. Выточенный из дерева медальон с искусной резьбой был примотан к руке простым ремешком из кожи. Да, молодая эльфка очень огорчится, когда Ванадайн принесёт ей это. Но будто у кого-то есть выбор! Ruadleaf решил защитить будущее своего ребёнка и расы в целом. За Идею он пал. Ванадайн резко поднялся и чеканя шаг направился к остальным скоя'таэлям. Возможно, в тот самый момент Шорох пожалел, что его не убили в начале схватки или не вздёрнули, пока было время.
[indent=1,0]Скоя'таэли встретили Ванадайна громогласным рёвом: каждый просил поскорее расправиться с предателем. Кто-то предлагал свои варианты, и с каждым названным Шорох всё больше бледнел. Уже не бессильная злоба висела в воздухе, но все страдания бригады концентрировались на одном-единственном полуэльфе.
[indent=1,0]- П... Послушай, Ванадайн! Дева Полей не одобрит готовящийся грех! Я на вас не нападаю, вы меня убить хотите! - зачастил Шорох, вмиг утратив всю гордость. Он было пополз к Ванадайну на коленях, но мощный краснолюдский пинок вернул его на место.
[indent=1,0]- Тише, братья и сёстры, тише, - обманчиво-спокойно сказал командир бригады. - Извечная наказала всем нам чтить любую жизнь. Так не будем же марать руки о душонку этого... dh'oine. Наши клинки его не убьют, - проговорил Ванадайн, но ни одного возмущённого выкрика не последовало. Слишком расплывчатая формулировка приговора не допускала и мысли, что Шороху удастся выжить. Эльф взмахом руки велел всем следовать за собой. - Шевелись, an'badraigh aen cuach! - резко рявкнул на Шороха Ванадайн, когда тот остался на месте.
[indent=1,0]О том, что где-то рядом есть Cerbin, Ванадайн даже не думал. Не думал и о том, какое впечатление производят происходящие сейчас события. Терпение эльфа было велико, но на предателя его явно оказалось маловато. Проклятия все были обращены на предателя. Нет чести срываться на уже поверженного врага, но будто это важно.
[indent=1,0]Хорошее дерево, которое было невозможно заметить ни от тянущегося неподалёку тракта, ни с поля боя нашлось быстро. Да, скоя'таэли не убьют предателя. Сохранят жизнь, но вот надолго ли? Да и смерть порой желаннее. Одинокого путника в лесу легко найдут звери. Одинокий путник имеет шансы выжить, но не когда он полураздет, и на голой груди из неглубоких порезов сочится ароматная для зверей кровь. Выжить мешают и аккуратно перерезанные сухожилия, и верёвки, заставляющие стоять у дерева. Спасти могут и проходящие мимо путники, но мычание значительно тише крика, и услышат его опять же одни лесные обитатели. Что поделать, dh'oine сам хотел жить. Его никто не заставлял говорить эти слова.
[indent=1,0]На злополучную поляну, где произошёл бой, Ванадайн вернулся без лишних слов. Сейчас слова действительно не были нужны.

+1

15

[indent=1,0]Это действительно помогло. Говорят, высказавшись, открыв свою душу и рассказав всё, что тревожит мысли, становится легче, проще жить, словно бремя, которое камнем сидело внутри долгое время, сброшено в одно мгновение. Многие считают это полнейшей глупостью. Ксандор был в числе таких. Он привык оставаться наедине со своими переживаниями и очень не любил делиться ими. Но сейчас он готов был признать, что ему, чёрт побери, стало легче на душе. Делясь столь личными переживаниями он всего-навсего пытался наладить контакт, показав своё доверие к эльфу и надеясь, что оно будет взаимным. Похоже, это действительно сработало. Нильфгаардец уже с большей уверенностью мог сказать, что чувствует себя среди скоя'таэлей, как среди своих. Учитывая, что он до сих пор жив, "белки" наверняка думали также.
[indent=1,0]Подняться с насиженного места было крайне непросто. Эйфория, нахлынувшая в разгар битвы, адреналин, что заставлял сердце биться быстрее и позабыть о боли, отступили и на смену им пришла лишь дикая усталость. Левая рука по прежнему отказывалась слушаться, отдавая резкой болью, что прокатывалась по предплечью до самых кончиков онемевших пальцев. Подобное было и прежде. Нужно было лишь дать руке время на отдых. Дриады предупреждали, что пройдёт не один год, пока рука не перестанет его беспокоить. Пришлось опираться на меч только правой рукой. Южанин медленно встал с земли, крепко сжав пальцами гарду и рукоять меча и ненадолго замер. Он встал слишком резко и мир в глазах тут же поплыл. Несколько мгновений понадобилось наёмнику для того, чтобы унять головокружение и проследовать за Ванадайном. Он хотел своими глазами увидеть, как же поступят "белки" с предателем.
[indent=1,0]На полуэльфа было жалко смотреть. Мелкий трясущийся гад. Он бы и дня не выжил в лесу, если бы не его бывшие товарищи, которых он так подло предал. Нильфгаардцу было омерзительно даже смотреть на него. Будь он на месте командира бригады, то Шорох лишился бы головы ещё прежде, чем смог бы залепетать о прощении и сожалении. Но, к несчастью для него, командир не он. Ванадайн держал себя в руках, как казалось со стороны. И всё же в его голосе отчётливо слышалась холодная зловещая интонация, которая давала понять всем, что предатель не избежит правосудия.
[indent=1,0]Шороха повели вглубь леса. Ксандор решил, что остальное его не касается и поэтому остался у телеги, наконец вернув свой меч в ножны. Сейчас его мало волновало то, что лезвие его оружия было покрыто кровью, а режущая грань наверняка притупилась. Мечом он сможет заняться и позже. Слушая, как сталь касается ножен, словно издавая умиротворённый вздох, Ксандор задумался. Меч его отца, "Багровый Луч", был выполнен мастерами из Вироледо. На каждом таком оружии, которое само по себе было произведением искусства, мастера наносили гравировку, которая гласила "Без причины не вынимай, без славы не вкладывай". Меч Ксандора был отличным. Не у каждого наёмника хватит денег, чтобы купить такой, пусть он и будет трудиться и собирать деньги пару лет к ряду, но всё же он был выполнен далеко не мастерами Вироледо. На нём не было подобной гравировки, но нильфгаардец всё же задумался. Причина вынуть меч у него была, но была вложил ли он лезвие в ножны со славой? Наверняка, да. Пускай он понимал, что скоя'таэли, по большей части, оправдывают свою чёрную репутацию, но и северяне, которые пали сегодня не были невинны. Такие же разбойники, также ненавидят своих врагов. Разница лишь в том, что их за это не клеймят врагами всего человечества.
[indent=1,0]Ксандор остался среди мёртвых тел, дожидаясь конца расправы над предателем. Из живых здесь были лишь раненные, что не могли пойти следом за командиром и те немногие, которые решили, что не хотят смотреть на предателя. Прошло довольно много времени, прежде чем "белки" вернулись из гущи леса, видимо, довольные тем, как обошлись с полуэльфом. Глядя на усталых эльфов и краснолюдов, которые наверняка уже давным-давно не бывали в родных краях, южанин невольно вспомнил ещё один слух, который случайно донёсся до его ушей в какой-то придорожной корчме. Один калека, утверждающий, что он бывший офицер, потерявший ногу, а вместе с ней и всю свою безбедную жизнь под Содденом, заверял одного пьянчугу, что скоя'таэли это псы Нильфгаарда, что император Эмгыр платит "белкам", чтобы те не давали покоя честным людям. Если это правда, а Ксандор всерьёз боялся, что так и есть, то его вера в идеалы империи здорово пошатнулась. Не за это он сражался на улицах Города Золотых Башен, не за это он проливал кровь товарищей, не за такую свободу Нильфгаарда он боролся, будучи одним из тысяч тех, кто на своих плечах возвёл Эмгыра на трон. Верить в это было больно, но не верить было глупо. В конце концов он до сих пор являлся верным слугой империи, а это значило, что ему придётся принимать её такой, какая она есть.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

16

[indent=1,0]- За работу, - приказал Ванадайн скоя'таэлям. - Чем раньше закончим, тем лучше. Рыжий, Молот, на вас телега. Приведите её в порядок, она должна идти ровно, чтобы не тревожить раненых. Аэлтар, разберись с оставшимися лошадьми. Зиваон, проверь, что с припасами. На остальных тела.
[indent=1,0]Стандартные поручения были розданы, и взбудораженные расправой скоя'таэли вновь разбрелись во все стороны. Ванадайн же прошёл к ещё не убранному в общую кучу трупу командира стражников. Эльф не мародёрствовал, а просто-напросто забрал сумку со своими же картами. Решать, куда отходить, надо уже сейчас. Наверняка задержка отряда dh'oine вызовет вопросы. Неизвестно, сколько времени их возвращения будут ждать, и потому необходимо рассчитывать на возможную встречу с ещё одним отрядом dh'oine. А когда от костра поднимется дым, местоположение бригады сразу станет известно врагам. Нельзя уходить в неизвестность. Разведчики, что хорошо знали эти края, мертвы, и рассчитывать можно лишь на карты.
[indent=1,0]Ванадайн вместе с картами пошёл туда, где оставил нильфгаардца. Не страшно, что месть скоя'таэлей могла испортить впечатление. Всех слухов Ванадайн не опровергал. А Cerbin умён, он сможет понять это всё. Не могут просто эльфы и краснолюды выглядеть иначе! Не могут! Борьба за дарованные Девой земли заставляет Старшие Расы жить в состоянии войны, а это никогда никого не красило. Жестокость по отношению к предателям входит в эту жизнь. А Шорох не просто предатель. Своим поступком он не только бригаде нервы помотал. Шорох просто отрёкся от своей крови. От крови Старшей Расы, от своих предков. Это уже совсем другой уровень, и расплата соответствует.
[indent=1,0]- Тяжёлый сегодня выдался день, - вздохнул эльф, опускаясь на землю. - И он ещё даже не кончился.
[indent=1,0]Порывшись в сумке, Ванадайн наконец вытащил две нужные карты и разложил на ногах. Было ясно, что рисовались они точно не художником, но точность превосходна. Картограф не допускал ошибок. Другое дело, что со временем всё меняется. "Мы сейчас... - Ванадайн на мгновение прикрыл глаза, вспоминая пройденный маршрут и приметные ориентиры, - здесь". Обломок сосновой веточки уткнулся в место, где тракт ближе всего подходил к извивающемуся ручью. Остальные похожие места, которых было немало, отметались то из-за остального рельефа, то из-за расстояний.
[indent=1,0]Можно вернуться назад, вглубь Каэдвена. Не на прежнюю стоянку, её наверняка dh'oine взяли под контроль. Куда-нибудь ближе к Шаэрраведду, а то и на сами руины. Этот вариант хорош тем, что вряд ли кто-то станет искать спасшуюся бригаду прямо под носом. Можно уйти в Пустульские горы. Среди камней можно спокойно затеряться, там нет такого числа dh'oine. Самое подходящее место отдохнуть. Но вот погода может навредить. Резковат климат получится, а как снега пойдут, так и не выйти до весны будет. Но как перевал откроется, можно будет пробраться в Реданию. Смысла особого в этом нет, но дела ещё могут нарисоваться. А можно и в Долину уйти. Это будет очень предсказуемо, dh'oine в миг просчитают это. Но там можно спокойно перезимовать, отдохнуть... И для перехода границы dh'oine придётся найти обоснование. Целый отряд не может безнаказанно путешествовать по чужим землям.
[indent=1,0]- Как всё не вовремя, - проворчал Ванадайн устало. "Шаэрраведд, Редания, Долина"? Небосклон уже темнел, и обозначения на карте становились всё незаметнее. Солнце ушло, и вечерняя прохлада неторопливо вступает в свои права. Дело идёт к зиме. - Чем Мидинваэрне ближе, тем холоднее, чернее и длиннее ночи. Cerbin, ты уверен, что тебе нужно так далеко на север забираться?
[indent=1,0]"Долина, Редания, Шаэрраведд"? Местные зимы холодны. Нильфгаардцу, привыкшему к более приветливому почти ласковому климату юга, будет тяжело. Но не станет же он сидеть в лесах, в самом-то деле?! Хоть в жилах Ворона течёт кровь эльфов, внешне от dh'oine его не отличить. Его пустят в город и не убьют в первые же минуты. Но южанин, забравшийся так далеко на север, может вызвать лишние подозрения. "Редания, Шаэрраведд, Долина?"? Интересно, что при наличии одной проблемы вместо поиска решения сознание иногда отвлекается на посторонние вещи, не имеющие ни малейшего отношения к ней! Или имеющие? Зима не пощадит скоя'таэлей, не имеющих толковой крыши над головой. В Пустульских горах эльфам и краснолюдам делать нечего. Быть запертыми на всю зиму глупо и неэффективно. Долой Реданию, к чёрту горы. "Шаэрраведд или Долина? Неожиданность или родные земли"? И здесь мысли о нильфгаардце помогли. Ведь уже решено, что произошедшее надо обсудить. Cerbin может уйти в любой момент, и тогда если бригада на зиму осядет в Каэдвене, остальные так ничего и не узнают. Значит, в Долину. Прекрасная Dol Blathanna тепло встретит своих детей.
[indent=1,0]Там можно будет оставить раненых и принять в бригаду желающих. Также на зиму наверняка многие вернулись. Кому охота мёрзнуть по лесам? Вот только и там, в Долине, бригада не остановится. Куда пойти после неё? Может, навестить старый добрый Брокилон?

Отредактировано Ванадайн (2018-09-05 19:05:27)

+1

17

[indent=1,0]Угасающий день, казалось, забирал с собой и остатки сил. Чем тусклее становился небосвод, покрываясь багрянцем на горизонте, чем отчётливее проявляла себя одинокая бледная луна, тем труднее становилось держаться на ногах. Но тихий гул, разговоры в полголоса, звуки работы, что не утихали, заставляли не задумываться о том, что будет дальше. Среди наёмников Ксандор никогда не мог уснуть без кинжала в руке, а сон его был чутким и беспокойным. Сейчас же он готов был уснуть, словно младенец на ближайшие двенадцать часов, не задумываясь ни о чём, оставив все тревоги и беспокойства. Но до отдыха было ещё далеко. Предстояло закончить дела здесь и найти более подходящее для ночлега место. И Ксандор желал помочь, дабы не быть обузой.
[indent=1,0]Благородный порыв нильфгаардца предложить свою помощь оборвал Ванадайн, устроившись рядом с наёмником. Нильфгаардец ненадолго задержал на эльфе внимательный взгляд, отметив, что его вовсе не беспокоит судьба, которую он уготовил для предателя. Это было хорошим знаком. Переживать по поводу предательства нужно, равно как и делать выводы, извлечь из случившегося урок, но для этого всегда найдётся время. Ванадайн же сохранял хладнокровие и тут же организовал дальнейшую работу. Пускай Ксандор достоверно и не знал, что творится на душе у эльфа, но внешнее спокойствие обнадёжило южанина. У этой бригады был отличный командир, который знает своё дело.
[indent=1,0]Эльф разложил дорожные карты прямо перед собой, на обозрении у Ксандора. Подобный жест застал нильфгаардца врасплох. Он не знал, стоит ли ему удалиться, или же это был жест, показывающий высокий уровень доверия к нему. Когда же Ванадайн обратился к нему, все сомнения у наёмника пропали и он уже более внимательно посмотрел на карты.
[indent=1,0]- Уверен ли я? - задумчиво переспросил он, оторвав взгляд от карты и оглядев местность.
[indent=1,0]Действительно. Насколько далеко требуется зайти на север, чтобы быть уверенным, что ни шпионы Нильфгаарда, ни разведка Северных Королевств не сидят у него на хвосте? Самым разумным выходом было бы попроситься остаться в Синих Горах, но это была наихудшая идея, которая могла придти сейчас в голову. Чем дальше Ксандор забирался на север, тем ощутимее была суровость природы. Ещё только осень, а дорожный шерстяной плащ не согревает по ночам. А Ксандор ведь ещё только едва ступил за границы не самого северного из королевств. Пойди он дальше, наверняка замёрзнет насмерть и лишь весной кто-нибудь отыщет на окраине большака его останки, да приберёт к рукам добро. Нет. Необходимо было решать что делать дальше. Нильфгаардец вновь опустил глаза на карты.
[indent=1,0]Не известно было, куда решат двинуться эльфы дальше. Этого знать и не нужно было. Ксандор сам должен был решить для себя, какой будет его дальнейшая дорога. Ведь, окажись слухи правдой, и "белки" выполняют поручения империи, рано или поздно им на пути должен попасться нильфгаардский связной или шпион. Так рисковать было нельзя. Но зима нещадно надвигалась и необходимо было найти место, которое поможет благополучно дождаться весны. Место, где можно будет чувствовать себя в безопасности и не оглядываться назад. Это была первая зима, которую Ксандору предстояло встретить по эту сторону Ярры в полнейшем одиночестве. Он наслышан о том, что метели здесь поднимаются такие, что из города не высунуться до самой оттепели. Это означало, что, случись что неладное в любом из городов, больших или маленьких, нильфгаардец будет заперт в его стенах на всю зиму. Казалось, решение было очевидным. Нильфгаардец вновь намеревался искать убежище в Брокилоне.
[indent=1,0]- Значит, на запад... - задумчиво проговорил он, всматриваясь на развилку неподалёку, ведущую в земли Редании. - Я отправлюсь на запад, - уже уверенно и чётко повторил южанин. - Присоединюсь к какому-нибудь каравану до Вызимы, а оттуда прямиком в Брокилон. Если потороплюсь, то смогу добраться до туда ещё до того, как морозы окрепнут.
[indent=1,0]Увидев по глазам эльфа, что он тоже определился с дальнейшим маршрутом, нильфгаардец поднялся с земли и протянул руку Ванадайну, чтобы помочь ему встать.
[indent=1,0]- Как только закончим здесь все дела, я отправлюсь в путь. Надеюсь, Великое Солнце будет милостиво к нам обоим и мы ещё не раз встретимся. Я намерен и дальше помогать вам в вашей борьбе. Слышал, что есть люди, которых зовут гавенкарами. Я понимаю, что большинство из них простые торгаши, которые наживаются на чужих несчастьях, но если через них я смогу помогать эльфам, я готов работать с ними. Быть может, в Вызиме я успею завести нужные знакомства.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

18

[indent=1,0]Эльф внимательно выслушал планы нильфгаардца. Да, до Брокилона вполне реально добраться до совсем уж сильных морозов, если надолго не останавливаться. Конь добрый, не подведёт на полпути, а если Cerbin не просто присоединится к каравану, а станет частью охраны, то проблем вообще не возникнет. А уж в лесу от голода и холода среди дриад никто не пропадёт, особенно если остались старые знакомые. Протянутую руку он принял и поднялся. Мышцы уже начали ныть, проклиная внезапно свалившиеся нагрузки.
[indent=1,0]- Cerbin, знакомство с гавенкарами было бы ценным даром, но здешние морозы наступают быстрее, и промедление вынудит тебя встретиться с дыханием зимы ещё в пути. Впрочем, решать тебе. Если направишься в Верген, то застанешь крупный караван. Многие купцы собираются вместе, чтобы до снегов дойти через Хагге в Вызиму без приключений. Времена сейчас такие, - Ванадайн пока объяснял показал упомянутые города на одной из карт.
[indent=1,0]Сведения были свежими и точными, вот только сейчас почти ничего не стоили. Не с такими же уставшими и измотанными скоя'таэлями в бой идти? А другим бригадам вовремя не сообщить. Тем не менее это не гарантирует, что иных нападений не случится. Даже самые пустые и тёмные леса обитаемы. На тропу войны встало очень много эльфов и краснолюдов, координировать действия невероятно трудно. Как обезопасить нильфгаардца? Эльф задумался на пару мгновений, а потом вытащил из сумки относительно чистый лист и, опустившись на одно колено, на другом принялся составлять письмо. Обычно на таких грубых и прочных листах рисовались кроки, по которым можно было дополнять карту, но пока что пользы от них не было, как-никак места кругом знакомы. В сумке нашёлся закупоренный пузырёк с чернилами и несколько перьев. Особо не мудрствуя, Ванадайн написал несколько строк, объявляя Ворона другом эльфов, а себя выдвигая кем-то вроде поручителя. Ничего разумнее в голову не шло, и пускай написанное могло сильно навредить эльфу в случае серьёзного конфликта нильфгаардца и скоя'таэлей, менять решения он не собирался. Вопросы, что могут появиться, будут обращены к Ванадайну, и, надо полагать, в случае беды отсрочат смерть. Несмотря на совсем неудобное положение письмо вышло аккуратным. Ванадайн писал довольно быстро, но разборчиво, только вот что-то резко и угловато выглядели буквы. То, что разбирать уже написанный текст в ночи было почти нереально, эльфа ни капли не волновало. За двести лет жизни рука сама привыкает выводить всё, и не всякая помеха окажет влияние.
[indent=1,0]- Держи, - когда чернила высохли, командир бригады скоя'таэлей протянул послание нильфгаардцу. - Это даст тебе шанс, если придётся встретиться в пути с другими бригадами, но погубит, если попадёт в руки dh'oine. Вопросов лишних возникнуть не должно у командиров, а если возникнут, то ссылайся на меня. Но хватит рассиживаться, нас уже ждут, - ответил Ванадайн, поднимаясь.
[indent=1,0]Погребальный костёр был готов и теперь возвышался с мрачным торжеством посреди залитого кровью поля боя. Лица павших воинов белели в ночи, и некоторые казались живыми, а от того жуткими. Тяжело осознавать смерть соратника, с которым столько всего пришлось пережить. Весёлые моменты и грустные, яростные атаки и тяжёлые обороны, жаркие летние деньки и стылые зимние ночи. Совсем недавно все они ещё ходили среди всех, но вот роковой день настал, и больше не встретить таких знакомых глаз у костра. Скоя'таэли молчали. Утрату ощущали все, но боролись с этим по-разному. Кто-то выжигал всё в своей душе пламенем злобы, а кто-то улыбался и посмеивался сквозь мину боли, вспоминая всё хорошее.
[indent=1,0]Факел, который Ванадайн получил из рук целителя, горел неохотно. Тяжёлое свечение лениво тонуло в дыму, а разгорелось нормально только когда эльф, почти готовый поджечь погребальный костёр, обернулся. Ярко полыхнуло, слегка ослепив. Скоя'таэли расположились полукругом. Они стояли, сидели, лежали - проводить товарищей пришли и раненые, которые были в сознании. Ванадайн заглянул в глаза каждому. Нет, пышной речи никто не ждал. Соратники погибли в бою, как сами наверняка и желали. Не они первые, не они последние. Сколько ещё таких костров Ванадайну придётся узреть?
[indent=1,0]"Я повёл вас в бой, я же вас и провожаю," - подумал эльф и наконец поджёг костёр. Vionsann что-то добавил на тела и поленья, и огонь быстро охватил всё. Ванадайн не замечал жара и отступил назад только когда неудачно уложенное полено чуть не скатилось ему на ноги.

+1

19

[indent=1,0]Именно так и собирался поступить Ксандор. Здесь, так далеко от границы с империей, в королевствах, которые не пострадали от недавно прошедшей войны его, нильфгаардца презирали просто ради приличия. Никто из местных не был искренен, шипя проклятия в его сторону, никто попросту не пережил того, что испытали на себе жители земель, по которым уничтожительным маршем прошла армия со знаменем Золотого Солнца в руках. Здесь, в отличии от приграничных земель, было проще напроситься в сопровождение к купцу, если только тот не был из Бругге или Соддена, но и в этом случае были шансы встретить тех, кому уже довелось поработать с нильфгаардцем. А им все были довольны. Наёмник, который выполняет работу, не наглеет и не пьёт весь путь, оказываясь не способным выполнять свои обязанности, когда придёт время, нравился всем. Разве что, кроме других наёмников, которые видели в южанине серьёзного конкурента. Но так далеко на севере ему работать не приходилось и Ксандор не рассчитывал встретить враждебно настроенных коллег. Хотя... От нордлингов можно было ожидать чего угодно.
[indent=1,0]Он немного помедлил, прежде чем взял письмо, написанное эльфом. Уж больно неожиданным был этот жест. Взяв в руки бумагу, нильфгаардец ещё раз прошёлся глазами по написанному тексту, словно проверяя, не подвело ли его зрение, не повредил ли он и правый глаз, который теперь обманывает его. Нет. В письме действительно говорилось о том, что Ванадайн готов поручиться за человека, прозванного Вороном. Ксандор не мог подобрать слова, чтобы выразить свою признательность и благодарность. Слова, подкреплённые этим клочком бумаги, обретут вес в глазах отрядов скоя'таэлей и пускай это привлечёт опасность на голову южанина, если вдруг его увидят люди. Главное, что произошедшего несколько месяцев назад в Дол Блатанна больше не повторится.
[indent=1,0]- Я не дам тебе повода пожалеть об этом, - заверил Ксандор, со всей серьёзностью посмотрев в глаза эльфа.
[indent=1,0]День подошёл к своему концу. Солнце уже спряталось за горизонт, освещая лишь самый его край блеклым алым цветом. Но звёзд на небосводе не было видно. Затянутый тучами небесный купол выглядел хмуро и печально, словно вот-вот готово было пролить свои слёзы по тем, кто так и не увидел заката. Ксандор стоял рядом с другими эльфами и краснолюдами, когда тела их павших товарищей объяло пламя. Наёмник отчётливо увидел среди прочих лицо эльфки, которая сражалась с ним плечом к плечу, прикрывая его уязвимую левую сторону. Он так и не узнает её имени, ведь тела, преданные огню, их не имеют. Один из раненных эльфов, стоявших неподалёку от нильфгаардца, что решил проводить друзей стоя на ногах, не смотря на свою рану, тихо выругался и едва не упал. Его подхватил эльф с одной стороны и нильфгаардец с другой. В глазах бедолаги непонимание сменилось неким стыдом. Ксандор хотел верить, что эльф понял, что не все люди заслуживают смерти. Быть может, в следующий раз, видя беззащитного человека, молящего о пощаде, хоть кто-то из них не станет хладнокровно убивать его. Может, в их глазах, вместо ненависти и презрения, появится хоть капля сожаления. Одно это многого бы стоило. Найдя в себе силы поднять глаза на нильфгаардца, эльф слабо кивнул в безмолвной благодарности и вновь устремил свой взгляд на извивающие языки пламени.
[indent=1,0]- Мёртвые напоминают нам, ради чего стоит жить... - тихо проговорил Ксандор на нильфгаардском диалекте слова, которые когда-то давно ему сказал его отец.

[indent=1,0]Уже утром, едва только солнце начало свой путь по пасмурному небу, нильфгаардец собрался в путь. Лекарь сменил ему повязку, успокоив южанина тем, что заражения удалось избежать, а также вручил ему небольшое количество мази, которую настоятельно рекомендовал наносить хотя бы раз в день. По его заверениям, подобную мазь легко можно достать у любой травницы, что и посоветовал сделать в ближайшем городе. Ксандор поблагодарил его ещё раз, равно как и командира беличьего отряда, который сделал для наёмника ничуть не меньше, чем он сам сделал для всех присутствующих. Прощаясь, нильфгаардец выразил надежду на новую встречу. Покидая лагерь, он чувствовал, словно уже стал его частью. Этому поспособствовали и то, что многие члены отряда, которые были не заняты делами, пришли проводить своего спасителя.
[indent=1,0]Добравшись до первой же развилки, держа в памяти изображения на картах Ванадайна, Ксандор сразу же свернул на запад и уже к концу дня нагнал небольшой караван, который не без мелких проблем, но согласился принять услуги наёмника, даже не взирая на то, что выглядел он "что собака побитая". На перевалочном пункте севернее по основному тракту уже было известно о том, что конвой, ведущий скоя'таэлей, пропал по пути и рассказ южанина о том, что тот наткнулся на "белок" приняли всерьёз. Дальнейший же путь оказался весьма и весьма спокойным...
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2018-09-07 16:43:37)

+1

20

[indent=1,0]Невероятно долгий и тяжёлый день подходил к концу. Вопреки планам бригада не покинула поле боя, только немного сместилась вниз по течению. Ни у кого не оставалось сил совершить очередной переход. Даже риск встретится с очередным отрядом ненавистных dh'oine не мог заставить скоя'таэлей внять гласу разума. Всем было уже всё равно, только бы отдохнуть! Не разбитые тела были тому виной, но утомлённый дух. Бригада ограничилась лишь некоторым числом постов на подступах к лагерю.
[indent=1,0]Вероятно, скоя'таэлям следовало возносить молитвы Деве. За ночь никто не заинтересовался ими. Ни одна живая душа не пожелала узнать, огонёк чьего погребального костра горел в эту ночь. Не заинтересовались dh'oine, что стало с их солдатами, не то что падальщики. Хмурое утро не принесло неприятных сюрпризов, хотя и на приятные оказалось бедно. Минувший день окончательно сгинул, сгорел, как тот костёр. Эльфы и краснолюды ничем уже не выдавали, что ещё совсем недавно пришлось пережить очередную бойню. Скоро они покинут это место, и ничто не напомнит больше про бой. Если когда-то доведётся проходить мимо, ни одна деталь не встревожит память - все следы изотрутся и порастут свежей зеленью, трупы будут растащены на много полётов стрелы зверьми, а оружие и доспехи наверняка приберут разбойники или солдаты, что, впрочем, почти одно и то же. Пока боль в телесных и душевных ранах теребит память, но и ей придётся исчезнуть со временем, и тогда прошлое станет не тяжелее кошмарного сна. Шрамы затеряются в старых, воспоминания утонут в океане прочих.
[indent=1,0]Нет, не сгинут бесследно в памяти скоя'таэлей павшие соратники! Это просто невозможно. Пройдут недели, а может, лишь часы. Бригаде опять придётся прибегнуть к алчущим крови стрелам и клинкам. Именно память тогда бичом подстегнёт их, разожжёт горечью утрат неумолимое пламя ненависти к dh'oine, и вновь при прочих до обидного неравных условиях они одержат победу. Кровавую, слишком дорогую победу в бессмысленной войне с результатом ошибок предков.
[indent=1,0]Не все dh'oine одинаково плохи. Cerbin сумел доказать, что хотя бы один человек не является врагом Старших Рас. Нильфгаардца, в жилах которого течёт эльфская кровь, скоя'таэли успели зауважать. Быть может, они бы не стали возражать, если бы Cerbin сделался их побратимом, но Ванадайн не был готов предложить такое. Это чужая война, война Старших Рас с севером, и южанину в ней не место. Пока в его землях тихо и спокойно, пусть наслаждается миром. Если там хотя бы половина всего населения относится к Старшим Расам как он, то скоя'таэли даже не разведутся на благодатных землях.
[indent=1,0]Нильфгаардец ушёл рано, и Ванадайн не собирался долго задерживаться. Перед бригадой командир скоя'таэлей ещё раз напомнил, что их выручил именно Cerbin, и что иных имён звучать не должно. Никто не возразил. И начался новый поход. На этот раз не за битвами, а домой.

Отредактировано Ванадайн (2018-09-13 21:45:44)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Кровь эльфов