Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Здесь нет героев


Здесь нет героев

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: Середина Августа 1263 г.
Место: Где-то на границе Нильфгарда
Действующие лица: Дэмиан Насс, Силейз Десмор.
Описание: Когда двое сталкиваются на границе интересов, каждое слово - становится острием меча; шаг - танцем смерти, а кровь бежит рекой. Столкновение неизбежно и не известно, стоит ли ждать завтрашнего дня. Двое готовы отстаивать свои права, двое готовы бороться за свою правду, но оплата всегда приносится болью.

http://s9.uploads.ru/t/QIiaq.png

Смотри как опьяняет власть,
Глаза горят, сочится пасть.
И с каждым часом все страшней
Ты не спасешь своих друзей.
Слова отлиты из свинца,
Но хлынут в юные сердца.
Здесь нет геров, только двое - ты и я.

[AVA]http://sd.uploads.ru/NjpUK.png[/AVA]

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-29 02:40:55)

+1

2

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
Неделей ранее.
Одинокая хижина в лесу, являющаяся, по сути, базой «контрабандистов».

[indent=1,0]В пустом, полу мрачном помещении было удивительно тихо. Только резкий стук женских каблуков разрезал тишину, как нож масло, но больше ничего. Любопытная охрана переглянулась, пытаясь жестикулеровкой передать что-то друг-другу, но попытки эти были мягко говоря... провальными. Но и без лишних символов и слов, стало ясно, что-то грядет, именно потому с раннего утра они и топчутся возле кабинета. Их наниматель твердо настрого им сказал, что бы они даже не думали двигаться с места, пока гостья не уйдет. А после этого они заперлись в комнате, и вот, уже несколько часов не высовывали нос наружу, но пугало не это, а гробовая тишина. В незнакомке чародейку они признали сразу, вызывающее одеяние, привлекательная внешность и гордость королей, слишком колоритный народец, и откровенно говоря, связываться с колдуньей не хотели.
— Может она этого, давно, свить? — не удержался один из охранников, крепко обнимая алебарду как единственную защиту. Руки его подрагивали от напряжения, а вена на лбу вспухла от долгих мыслительных процессов, не свойственным столь пустой голове. — Мне бабка рассказывала, что они это, портируются. Может «хозяин» наш давно там лежит?
— Ты что, дурак, — второй возмутился, из-за чего его шепот стал в разы громче планировано. Они даже не знали, почему именно поддерживали такую секретность своих переговоров, но все равно оба стушевались, будто каждый неосторожный шаг станет их последним. — Тогда нам этот, авторитет головы свернет. И я не знаю кто страшнее, колдунья или...
— Ты серьезно? – впервые за долгое время из помещения послышался женский голос. Он не был «льющимся медом и вином», его тон был низким, тихим с легкими грубоватыми оттенками, — Может мне еще на поклон к саму императору явится?! Вот он обрадуется.
[indent=1,0]Стража сильнее прильнула к дубовой перегородке в виде двери, между их миром и миром сурового «бизнеса». Тон беседы вновь стал тише, или пропал вовсе, и больше там ничего не было слышно. Кто –то из стражников подумал, что чародейка точно прибила их объект защиты, но в следующее мгновение дверь с хлопком отворилась, чуть не прибив одного из них.
[indent=1,0]Ее фигура, облаченная в темный костюм выглядела чужеродно и устрашающе. На нем не было ни единой эмоции, ни злости ни обиды, ни радости.  Она остановилась прям в дверном проеме, в полуобороте оборачиваясь назад, на крепкого, широкоплечего мужчину с аккуратными рыжими усами. Стражников отпустило волнение, крови не было, «хозяин» жив и ведьма явно не смотрела в их сторону.
— Это первый и последний раз. Если в очередной раз что-то такое повторится, нашему сотрудничеству придет конец. Я не для того каждый раз рискую репутацией, что бы слышать новые оправдания.
— Да хоть на хер иди, тоже мне, боярыня нашлась, — рыжий смачно сплюнул на пол, очевидно, какой бы разговор не произошел в тишине, он не задался. — Сука поехавшая.
[indent=1,0]Чародейка же проигнорировала, нахмурилась, но не сказала ни слова. Такое молчание продлилось еще несколько минут, прежде чем разговор вернулся в прежнее русло.
— Выдели мне людей. Я заберу зеркало без оплаты и на этом мы в расчете.

Сейчас.
Граница.


[indent=1,0]День впервые за долгое время выдался не жаркий. Солнце затянуло черными тучами и приятный полумрак объял округу. Земля в пару лисьих прыжков и вперед и назад ничем не отличалась друг от друга, и там и там росла зеленая трава, и там и там виднелись темные пятна грязи, и на несколько часов в обе стороны не было ни единого поселения или дома.
[indent=1,0]«Вот значит... и граница?»
[indent=1,0]
Силейз стояла на самой границы между Нильфгарской империей и Северными королевствами, вглядываясь в горизонт с молчаливым ожиданием. С самого начала все планы полетели в самое пекло. Изначально, она была уверенна что просто встретится с главарем местной, мелкой преступной шайки и получит свой заказ, а теперь была вынуждена не только задержаться в этих краях, но и ждать контрабандиста, что по данным Михайля, главы сброда, задерживался на тот момент больше, чем на три дня. Если он не появится на исходе этой ночи, придется сворачивать лагерь и прощаться как есть.  В целом, путешествовать и сосуществовать с этими бандитами было не то что не приятно, а просто мерзко. Грязные, похабные, от них несло бражкой, грязью и чуть ли не собственными отходами. Ее как авторитет мужланы не воспринимали, но молча терпели, побаиваясь вставать между чародейкой Аретузы и ее искомым предметом. Договор был прост, она забирает зеркало, заказанное несколько месяцев назад, возможно еще какой мелкий артефакт за «неустойку», остается при своих золотых и на этом союз колдуньи с людьми Михайля обрываются. Мир был жесток, и если ты не находишься под крылом какого венценосца, или, на худой конец богатого аристократа – артефакты приходится доставать как-то самостоятельно. Большинство чародеев терпели это, игнорируя неудобства и завышенные цены, просто не приобретали «лишнее». Силейз же понимала, что все это «лишнее» необходимо для более сложных ритуалов и отказаться так просто не могла.  Именно по этой причине судьба ее и свела с этим... с этим. На большой преступной арене ни сам Михайль ни его псы не значили ровным счетом ничего,  но меж тем они всегда были рады предоставить колдунье ее «артефакты» без наценок.  Это был хороший союз, продолжавшийся несколько лет, но, как и все хорошее, он рано или поздно заканчивался.
[indent=1,0]Вначале пошли какие-то браки, потом задержки, а сейчас заказ и вовсе не прибыл, вынуждая Десмор заниматься этой проблемой самостоятельно. Все это могло объясниться недавно угасшей войной, вне ее пределах доставлять контрабанду из Нильфгарда было сложнее, но терпеть постоянные «проблемы» ей не сильно улыбалось.
[indent=1,0]«С другой стороны, нужно тогда искать другие связи.»
[indent=1,0]Женщина вздохнула, поправляя темный капюшон, укрывающий ее лицо густой тенью. Черный дорожный костюм од горло был перетянут ремнями, а обтягивающие, такие же черные штаны были заправлены в высокие сапоги. На бедре висела полупрозрачная «звездная» вуаль, как характерное отличие, но и она была скрыта тяжелым плащем.
— Это.. как вас, эээ... — за спиной послышался замявшийся голос одного из контрабандистов. Как и все предыдущие он был широкоплеч, с широкими волосатыми руками и наколками, чуть ли не по всему телу. Когда он говорил, на взгляд всегда попадала его щербинка, потому про себя Силейз и прозвала его «щербатый», не заботясь реальным именем. Здесь, кажется, никто не возражал. — Мы уже тут два дня тремся, как шлюхи на выданье и отсидели свои жопы. Не приедет ваш заказ, нильфы пожалуй повязали. Вы как хотите, а мы сваливаем. За простой нам, значица, не заплатят.
«А вам вообще платят?»
[indent=1,0]Это было ожидаемо, Щербатый стоял прямо напротив нее и не шевелился, намекая скорее не на их отсутствие а на то, что вонючие свиньи решили снять  с нее денег за «ничего не деланье». Как именно стоило ставить подобных проходимцев на место, даже за все время сотрудничества, чародейка не выяснила.
— Никуда вы не пойдете. Ваш поручитель остался должен мне за все годы «долгой дружбы», и если понадобится, я вас магией привяжу к столбам на потеху черным.
[indent=1,0]Ее голос не был угрожающим, в нем не было стержня, заставившего мужлана замолчать и послушать. Итого он только засмеялся.
— Пору..что?
[indent=1,0]Спокойствие чародейки расслабляло всю банду, и со временем ощущение возможной опасности в них поутихло. Переубеждать и уговаривать Щербатого, Силейз не стала, пожав покатыми плечами и возвращая взор в сторону горизонта. На холмке была видна небольшая мужская фигура, щемящаяся к ним на всех порах, рассмотреть незнакомца чародейка не могла, даже сощурившись.
— Это не он?
[indent=1,0]Мужичек тоже прищурился, но в отличие от эльфки никакими помехами в зрении не страдал, потому только резко закивал.
— Вот курва, как несется, словно за ним белая охота мчится.
— Дикая.
— Что, лять?
— Дикая охота. – Чародейка вздохнула. Может она и сама подумает о том, что бы не иметь дело больше с добычей «ценных ресурсов», если такое приходилось терпеть каждый раз, — Собирай своих «молодцев».  Встретим вашего друга.

+1

3


Несколькими минутами ранее
Недалеко от границы

Денёк выдался пасмурный и весьма прохладный, даже несмотря на то, что отряд пол дня, не жалея лошадей, гнался за незадачливым воришкой почти от границы Назаира, однако это было только на руку преследователям — солнце не слепило глаза и не мешало высматривать свою цель, не припекало и без того уставшие солдатские спины. Даже напротив, тучи, закрыв собой бескрайнее небо, создали идеальную для погони видимость. Правда, самого контрабандиста на горизонте не было видно, посему группа нильфгаардских ищеек во главе с  Дэмианом Нассом ориентировалась на свежие следы, оставленные конём преступника.
- Ну? - в голосе командира слышалось нарастающее недовольство, - что ты видишь, Эрнан? Ты копаешься в этой проклятой траве уже более минуты, когда у нас каждая секунда на счету! - негодование Дэмиана нарастало слоями, стоило ему лишь подумать о том, что мерзавцу снова удалось ускользнуть от них. Изначально всё шло как никогда гладко: получив приказ, они немедленно выдвинулись наперехват нарушителю и поджидали его на широком тракте вдоль гор Амелл, где он должен был беспечно проскакать и спокойно  получить арбалетный болт в лицо. Однако, видимо чуя опасность, подонок решил объехать тракт и промчаться по густому лесу, совершив нехитрый манёвр, таким образом скрывая себя среди чащи. Возможно, ему удалось смотаться от поджидавшей на тракте опасности, но никак не избавиться от преследования. Правда, теперь Дэмиан вовсе не намерен просто пробить его арбалетным болтом. О нет, не намерен…
«Только попадись мне...» - командир поисковой группы сильнее сжал кожаные поводья, сидя верхом на лошади, и пристально следил за действиями следопыта Эрнана, лучшего читателя следов в его подчинении. Сейчас они находились почти у границы, а пересекать реку убегавший, по данным разведки,  вовсе не собирался. Встреча и передача товара должна была произойти на самой границе недалеко от города Цинтра. «Тем-то и лучше, что ускакал...поймаем всё кубло разом», - Дэмиан засмотрелся на мирно шелестевшие зелёные деревья. Шуршание листвы напоминало тихий женский шёпот, который то и дело хотел что-то рассказать, поведать, убаюкать…
- Сэр, - голос следопыта Эрнана вырвал командира из сладких раздумий, как будто бы окуная его спящего в чан с ледяной водой, - он был здесь не более пяти минут назад, и рвал что есть духу в сторону Яруги. Чует, сукин сын, что мы дышим ему в затылок… - он встал и резво взвалился в седло своего коня, затем посмотрел на Дэмиана, ехидно улыбаясь — одначе его конь устал и движется медленнее. Видимо, он давно в пути и не привык к таким продолжительным «марш-броскам». Наши кони же куда быстрее — мы нагоним его совсем скоро.
- В таком случае, поступим иначе, чем собирались изначально, - предводитель группы нахмурился и смотрел прямо перед собой, формулируя тактическую мысль. Внезапно он резко повернулся и кивнул в сторону одно из солдат:
- Матыас, бери стрелков с собой и езжайте не по тракту, а через лес, параллельно нам. Старайтесь двигаться неприметно и не привлекать к себе внимания, но и не теряйте нас из виду. Скорее всего, их встреча должна пройти на открытой местности, возможно на поляне, их полно в этом регионе. И мы используем это в своих целях, - Дэмиан повернул голову обратно и ухмыльнулся, гордясь своим гениальным планом, - сейчас мы точно не знаем, кто должен встретить подонка и сколько их будет. Поэтому вы скроетесь в лесу и займёте удобные позиции со стороны леса. Постарайтесь максимально окружить их и подготовьте арбалеты к стрельбе. Если что-то пойдёт не так, у нас будет небольшой козырь в рукаве в виде дождя из стальных болтов. Остальные едут за мной. Сегодня у нас будет шанс уничтожить всю эту сомниельную конторку вместе с заказчиком. Двинулись! - последнее слово он скорее рявкнул, чем просто нервно молвил, как было до этого. Ударив лошадь шпорами, он и ещё пятеро бойцов помчались на встречу горизонту. Уверенные в себе, они были готовы безжалостно разделаться со всеми, кого бы они не встретили. Ведь что может быть мотивацией лучше, чем преданность императору и родине?

***

Настоящее время
Граница между Нильфгаардом и Бругее


Бэрнард скакал, как ошпаренный — не часто сама смерть дышит тебе прямо в затылок, пытаясь ухватить за развивающиеся на ветру волосы. Холодный ветер нещадно бил в лицо, истощая и искушая остановиться, упасть в мягкие объятия летней зелёной травы, пощупать землю, ощутить её успокаивающее присутствие. Иногда он почти поддавался искушению. Почти. Бэрнард знал, что промедление может не просто стоить ему жизни. Он точно не ведал кто за ним гнался, однако имел немалое представление о суровом и жестоком нильфгаардском нраве. Если его поймают, он будет жалеть, что не умер при рождении. Очень сильно жалеть. Давно его дела не шли так плохо — обычно его заказы останавливались на особых нильфгаардских клинках, арбалетах либо же алхимических ингредиентах. Он даже не догадывался изначально, что за магический артефакт его точно будут искать и преследовать. В планы Бэрнарда так же не входило и то, что его вообще вычислят, обнаружат и пошлют квод вдогонку. «Только бы остаться в живых, только бы поскорей расстаться с товаром...никогда больше не сунусь в это», - его мысли служили для него подгоняющим кнутом, который придавал ему сил, однако не его лошади. Животное измучилось и не могло скакать так быстро, как прежде. Последним лучиком надежды оставалась непосредственная близость к месту встречи с заказчиком. И вот он, заветный холм, перед Арнанской поляной… Бэрнард не знал, почему встреча с заказчиком и сопровождением от босса вселяла в него такую надежду, ибо, по факту, все они бессильны перед безжалостными нильфгаардскими солдатами. Однако умирать вместе не так тяжко и трудно, как умирать одному…
Завидев фигуры на поляне, всадник что есть силы рванул к ним, выжимая из своего скакуна последние силы. Впрочем, чем больше он к ним приближался, тем больше нарастало его любопытство и удивление, ведь посреди знакомых ему людей он приметил грациозную женскую фигуру, укрытую в изящное тёмное одеяние. Она никак не могла быть одной из головорезов Михайля, так как он не вербовал женщин. Значит, заказчица. «Будь я проклят...чародейка!», - к Бэрнарду почти сразу дошло, кому он несёт заветный магический артефакт. Ситуация набирала серьёзных оборотов.
- Вы...сталбыть…это... — шустро подскакав к группе людей, Бэрнард не мог сдерживать радость, хотя никак не мог выразить её в последовательную и понятную речь, так как утомительная погоня  истощила его лёгкие, от чего он еле выдавливал слова, - я…виноват... - захлебываясь получаемым воздухом, он полез в подсумок, откуда достал аккуратно замотанный свёрток с желанным чародейкой товаром, затем дрожащей рукой протянул его женщине напротив, впервые взглянув на её лицо, но тут же вспомнил, что у него вовсе нет времени разглядывать незнакомок - дикий гон уже наступает ему на пятки.
- У меня на хвосте...дюжина нильфгаардких гончих псов...они будут здесь с минуты на минуту… - держась за грудь, Бэрнард постепенно восстанавливал дыхание и приходил в себя. Впрочем, его спокойствию не суждено было длиться долго — услышав за спиной ржание коней, он обернулся, и душа его ушла в землю, а лицо побледнело и теперь напоминало ранний снег. Отряд из шести всадников во главе с человеком в красном облачении стремительно приближалась к стоящим на поляне людям, а чёрным крылатым шлемам можно было сделать лишь один вывод — это нильфгаардцы.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-07-04 16:52:07)

+1

4

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Разбойники не стали спорить с чародейкой, и тот, что представлялся главным в этой «братии молодцов», быстро исчез в лесу, дабы позвать тех людей, что мирно и безопасно отсиживались в лагере. Он находился неподалеку и разбили его в принципе, только потому, что ждать контрабандиста под открытым небом было небезопасно, да и большая компания людей на границе слишком опасное предприятие.
[indent=1,0]Силейз же осталась, не шелохнувшись, пока запыленный Бэрнард не остановился подле нее, широкими глотками хватая воздух. Уставший, замученный, от него разило потом и усталостью, чего доброго, еще упадет прямо здесь от переутомления. Это вызывало если не сочувствие, то понимание того, что задержка была обусловлена не ленивой задницей преступника. Сбавив гнев на милость, она осторожно коснулась плеча мужчины.
—  Отдышись. Все уже закончилось. Что случилось, то случилось, нет смысла горевать из-за задержки. — только вот, мягкости в голосе чародейки не было, только пугающее, каменное спокойствие.
[indent=1,0]Она так же безразлично приняла небольшой сверток, отпуская плечо незнакомца, и приоткрыв жесткую ткань, удовлетворенно кивнула. Это было то, что нужно, контрабандисты не обманули. С другой стороны, совместную деятельность и правда стоило прекращать несмотря на это. У нее совершенно не было возможностей каждый раз рисковать собой и лично встречать преступника. В истинно-чародейской манере, ей было приятно хранить подобные секреты за широкими дверьми, а присутствие на встрече лично совершенно не имело с этим ничего общего. Но, говорить в слух свои сомнения, эльфка не стала. Казалось бы, все закончилось, можно было расходится и не вспоминать об этом, но...
— У меня на хвосте...дюжина нильфгаардких гончих псов...они будут здесь с минуты на минуту... — еле выговаривая слова, контрабандист сильнее сжал собственную грудь, а Силейз нахмурилась. Этот день просто не мог стать еще хуже, а черные имели привычку все портить одним своим присутствием. Нет, нет, хуже к людям по ту сторону Яруги женщина не относилась, но не верила она, что они мирно сядут пить чай с этой самой дюжиной, вероятно, мужчин.
— Тогда уходим. В наших интересах избежать столкновения. — она не сомневалась, просто убрала в небольшую сумку за плечами артефакт и посмотрела за линию горизонта. На фоне пасмурного леса проявлялись фигуры, как по заказу, загоняя коней прямо к ним. Бэрнард стал бледнее смерти, а Силейз Десмор... она просто остановилась, сжимая маленькие ладони в кулаки.
[indent=1,0]«Мы не уйдем...» — кони под черными всадниками поднимали пыль, грациозно нагоняя преступника. Ни один человек не сможет уйти от всадника своими ногами, а все лошади остались в лагере во избежание привлечения лишнего внимания. — «Побег равносилен смерти, даже если мы доберемся до лагеря, местность не позволит защищаться и мы станем кормом для лесной живности. Дьявол. Знала ж, что не стоило связываться со столь непрофессиональными.. да что уж толку сейчас говорить?»
[indent=1,0]Ей не хотелось никого убивать, но вопрос не стоял в желаниях, только в необходимости. Руки, умытые по локоть в крови, будут преследовать ее ночами, но сейчас, не стояли вопросы морали.  Черные всадники становились все ближе, контрабандисты вышедшие на раннее требование колдуньи побелели, но и те и другие по факту просто выполняли свою работу. А она... Иногда вопрос необходимости становился исключительно ребром, и сейчас был один из этих моментов. Она не сможет открыть портал, не сможет оставить людей черным, не сможет...
[indent=1,0]Губы сжались в тонкую линию, а сама эльфка пальцами уверенно опустила черный капюшон на лицо еще сильнее, тяжело вздыхая. Война закончилась, а встречи с Нильфгарцами становились, чуть ли не печальной традицией. Мгновения... у них остались только мгновения. Вооруженные и обученные черные под командованием и шайка бродяг, воров, разбойников и контрабандистов, без гения тактики, без лидера или какого-то вдохновения. Они боялись, они хотели сбежать и кто-то даже, поднимая крик, ринулся прочь, бросая своих товарищей и друзей.
«Дурак. Если мы выживем, тебя ждет что-то по страшнее смерти от черных.»
[indent=1,0]Она не смотрела в сторону трусов. Просто напоминала себе, что все, что произойдет дальше будет только необходимостью. Иногда не бывает выбора.
— Готовьтесь. Они постараются убить нас быстро, но, на этот случай у меня есть ответ. — ее голос был сух, но он вернул некоторым из них в реальный мир. На них несутся нильфгардцы и разногласия в такие моменты просто глупы. Заблестела сталь, отражая редкие блики солнца, она стали спиной, закрывая фланги, а колдунья просто осталась в центре.  Мгновения... И преследователи уже оказались на поляне. Среди всех прочих, выделялся только один, его доспех был алым, как свеже выпущенная кровь. «Командир» - безошибочно определила она, концентрируя на кончиках пальцах энергию. Она не была могущественным магом, способным стирать армии в порошок, но где не было мощи, всегда оставалась простая житейская хитрость.
— Уходите, - ее голос был ровным, спокойным, но признаться, на самую малость, и в ее груди испуганно тарабанило сердце. Усиленный магией голос мужчины услышали бы, без сомнений. —  И все закончится здесь.
«Ближе.. ближе.. еще ближе...»
[indent=1,0]На самом деле она знала, никто не уйдет. Черные слишком были верны, что бы оставлять дело на самотек, контрабандисты просто будут защищать свою жизнь. Никто не хочет умирать, но меж тем, многие из них не встретят завтрашнего утра. Единственным преимуществом разбойников была заказчица, что, похоже, никуда не собиралась уходить. Было не ясно, о чем она думала, глаза скрытые тенью совершенно не отражали даже крупицы света.
«Если рядом нет еще одного отряда, то численного преимущества почти что и нет.»

[indent=1,0]Когда черные двинутся на встречу, когда обнажат мечи и начнется бойня, энергия, удерживаемая в хрупких руках взорвется искрящимися молниями, но ранит не людей, а совершенно беззащитных лошадей, опрокидывая всадников на земь. Даже подобное, ощутимо истощит ее общий запас силы. Но меж тем выровняет разницу столкновений, даря воинам резкое преимущество. Это было только начало.

0

5

Одна из самых распространённых причин поражения многих толковых полководцев — чрезмерная самонадеянность, переоценка своих сил. Даже не недооценивание врага, а природное расслабление от вида численного превосходства с дружественной стороны. Такова человеческая природа — подла и хитра. Отсеивает дураков и оставляет хитрецов, не позволяющих себе расслабиться до последнего вражеского вздоха. В каждой баталии важно учитывать, что загнанный в угол противник дерётся силой многих. И Дэмиан прекрасно знал это, ибо однажды прочувствовал это на собственной шкуре несколько лет назад под Содденским холмом, когда он, оставшись с двумя офицерами, неистово кромсал нордлингов, которым, казалось, конца-краю нет. Даже будучи невероятно вспыльчивым, Насс привык тщательно продумывать стратегию своих шагов,  ибо только детально спланированная задача будет выполнена превосходно. В принципе, этим он и заработал себе солидную репутацию среди остальных офицеров, максимально скрупулёзно относясь к выполнению любой поставленной задачи.  И этот случай не был исключением. Даже несмотря на то, что он знал, что жалкий удирающий воришка не сможет сильно насолить ему и его отряду, Дэмиан решил разделить свою группу, отправив стрелков на засаду в лес, потому что у них не было никаких сведений касательно того, кому контрабандист нёс заветный товар. Однако, эти сведения не заставили себя долго ждать - скоро у командира появится шанс увидеть количество противников собственными глазами.
Стремительно влетев на огромных размеров зелёную поляну, которая, к слову, однозначно не оставила бы равнодушным к своей природной красоте даже самого хмурого путника, отряд чёрных всадников всполошил стаю воронов, грациозно и синхронно взлетевших в небосвод, что прибавило эффектности к неожиданному появлению нильфгаардцев. Тотчас у них появилась возможность разглядеть своих оппонентов: их было не так много, скорее всего бродяги и разбойники с большой дороги, которым раньше приходилось иметь дело разве что с незадачливыми купцами и их толстыми карманами, но никак не с подготовленными к бою солдатами, готовыми распотрошить своих врагов на потеху воронью. В общем-то, Дэмиан и ожидал увидеть что-то подобное. Однако чем ближе они приближались к горстке пеших людей на поляне, тем больше нарастало удивление командира, ведь теперь он был уверен, что его плохое зрение не обманывает его, и с ними действительно была грациозной фигуры особь, отчётливо напоминающая женщину. Ещё больше вводило в замешательство то, что она ярко выделялась среди сброда, который её окружил, и вовсе не напоминала распатланую разбойницу. Однако её тёмное облачение значительно затрудняло идентификацию.
"Если не разбойница, тогда, должно быть, дворянка? Нет, северные дворяне предпочитают отсиживать свои задницы на тёплых подушках в собственных имениях, но никак не разгуливать по неприятельским границам. Для купца слишком скрытная, однако, скорее всего, она и принимала контрабанду. А перевозимый товар должен быть магическим арте... Bloede arse! Колдовства мне тут не хватало", - лицо Дэмиана заметно приняло куда более недовольный и недоброжелательный вид, чем было до этого. Магия была недоступным для него искусством и он совершенно не ведал, каким образом можно ей противостоять. А от воспоминаний, что делали боевые чародеи с его братьями по оружию при Содденской битве, кровь стыла в жилах. Теперь он понимал, что если всё и удастся, то гораздо сложнее, чем он ожидал. Возможно даже не обойтись без потерь с его стороны, ведь вместе с командиром сейчас находились одни из самых талантливых солдат в его боевой группе, которых не очень-то и хотелось потерять, ибо польза от них была велика. "Импровизация. В который раз?" Мысленно продумывая план действий Дэмиан даже и не заметил в ужасе бежавших с не начавшегося боя трусливых разбойников. Быть может до них дошло, что трясти карманы несчастных купцов не равносильно противостоянию серьёзному противнику?
Расстояние между началом поляны и приготовившемся к бою отряду головорезов во главе с неизвестной отряд преодолел изумительно быстро, имея в своём распоряжении лошадей лучшей породы, доступной в богатой Империи.
Приблизившись на нужное безопасное расстояние между двумя группами людей командир отдал приказ своим людям остановиться, резко выполнив соответственный жест рукой.
Уходите, и все закончится здесь - ровный и удивительно спокойный женский голос разрезал воздух, удивив и даже немного рассмешив Дэмиана столь смелым предложением. Либо же её спокойствие было обусловлено каким-то скрытым от глаз фактором?
Теперь, будучи на небольшом расстоянии от неё, он мог достаточно хорошо её разглядеть - симметричные и приятные черты лица, грациозная фигура и выразительные глаза цвета морской волны. Эта внешность казалась ему слишком неестественной для северянки, от чего сомнений почти не оставалось - перед ним чародейка.
И тут ему пришла в голову гениальная мысль не вовлекать в "руководительские диалоги" простой сброд, ответив незнакомке языком великой Старшей Речи.
Уйти? — с насмешкой огрызнулся нильфгаардский офицер в кровавом облачении, состроив недовольную физиономию и слегка наклонив голову, — Чего ещё пожелает ваше королевское высочество? Быть может, нам приготовить фазана в черничном соусе и немедленно подать к столу, чтобы ты соизволила отужинать со своими друзьями? — после этой фразы едва заметный смешок прокатился среди его солдат. Дэмиан прекрасно понимал, что эта ситуация была не самой подходящей для демонстрации своего превосходства, чего он обычно просто не мог сдерживать в общении с подчинёнными. Однако, как он считал, немного пощеголять лишним однозначно не будет.
—  И так, какой же забавный букет мы имеем - жалкий щенок, предавший свою родину, нордлингский сброд с большой дороги и...чародейка? Нечасто встретишь такое необычное сочетание, — на этот раз он заговорил на Всеобщем с заметным акцентом, обращаясь ко всем, - мне было бы любопытно узнать, чем же это вы здесь помышляете. В прочем, как гласит старая нильфгаардская пословица, там где нордлинги - там всегда толкутся, — с насмешкой молвив эту фразу, Дэмиан спустился с своего коня, решив последовать правилам этикета и смотреть в глаза своему оппоненту. Разумеется, такая несвойственная для него сдержанность была обусловлена наличием незнакомой ему чародейки, лишь её присутствие отделяло их от кровавой бани. В иной ситуации они бы давно смели контрабандистов, как мусор веником. Бряцнувшая кольчуга под тёмно-красным одеянием известила окружающих о соприкосновении ног Дэмиана с землёй, после чего офицер подошёл поближе к чародейке и снова изрёк на Старшей Речи, не опуская колющего взгляда своих серых глаз с её морских:
Сегодня я удивительно добр, поэтому вот тебе мой совет - не становись между нильфгаардцем и его добычей. Так уж сложилась история, что мы забираем то, что хотим, - медленно положив руку на эфес своего меча, он продолжил — Среди деревьев скрыты ещё десяток моих стрелков, и все они готовы по команде нашпиговать каждого из вас арбалетными болтами. Если не хочешь стать кормом для воронья, как те, кто уже обречён, - Дэмиан кивнул на разбойников, стоявших вокруг неё, всё так же не сводя взгляда с её глаз  — поступай разумно. И тогда, после того, как я разберусь с этими ублюдками, я любезно подумаю, что мне делать с тобой.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-07-04 16:51:38)

+1

6

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Кони неожиданно остановились, вспахивая подкованными копытами землю, сминая траву и в нетерпении пожевывая и звеня трензелями.
«Так быстро поняли?» — невольно промелькнуло в голове чародейки, когда она подняла взгляд в сторону командира, но тут же, прикусила край губы, услышав тираду на старшей речи. Ничего не поняли.
— Чего ещё пожелает ваше королевское высочество? Быть может, нам приготовить фазана в черничном соусе и немедленно подать к столу, чтобы ты соизволила отужинать со своими друзьями? — высокомерно и напыщенно, четко, но с акцентом проговорил всадник в алых доспехов, от чего по линии черных послышались заметные смешки. Дополнять шутку «лидера» они, тем не менее ни стали, держа язык за зубами, но и без этого фурор речь произвела. Черные потешались, явно ощущая собственное превосходство и Силейз позволяла купаться им в лучах своего мнимого солнца. Было ниже ее достоинства вступать в словесную перепалку с противником. Ее бровь только и всего, вопросительно изогнулась, а губы растянулись в издевательско-нежной улыбке.  Кто перед ней? Всего лишь дети, уверенные в своей правоте и амуниции, и не было бы на поляне ее – фигуры сброда, трясущиеся от страха за ее спиной, наверняка были бы изувечены и затоптаны великолепными конями преследователей.  Не нужно быть гением, что бы осознать – люди осторожничают, но не скупаются на лишнее хвастовство. Они даже были похожи на зазнавшихся чародеев более, чем сами того ожидали. Занятно. Она пожала своими плечами, все так же стоя на своем месте без движения, и так же молчаливо позволяя нильфгардцу разыгрывать представление. Сейчас он хвалится, ощущая заметную силу и власть в ситуации, а позже... сколько потерей понесет молодой командир, не знавший, что даже самая зачуханная северная чародейка, может быть однозначным тузом в сражении? Содден, казалось, показал это достаточно явно, вселяя в сердца простых обывателей страх перед магами, досадно, что командир нильфгардцев не испытывал его. Это лишило бы их многих проблем.
[indent=1,0]Перенеся вес тела на правую ногу, Силейз внимательно следила за действиями человека. Вот он спешился и направился в ее сторону...этот серый, пронзительно стальной взгляд не оставлял даже намека на теплоту и мир и говорил гораздо большее, чем простые слова. Женщина нахмурилась, и в определенный момент вскинула в воздух изящную кисть.
«Как много слов, но как мало дела.»
— Стой, — она не стала подчиняться правилам незнакомца, и все еще говорила на общем. По ребру ее руки, опоясывая короткие пальцы, еле заметно мерцали сизые искры. Лучший способ показать, что даже мнимое «доброе» расположение духа не обманет ее и не заставит ослабить бдительность. На провокации она уже выдержала холодное молчание, стоило лишний раз продемонстрировать и отчужденность — Ни шагу дальше. Теперь говори.
[indent=1,0]Разбойники вокруг, таким же удивительно спокойным нравом не отличались, впрочем, как и рассудительностью. Кто-то приблизился к ней, желая быстрее в случае чего достать неприятеля и отдать свою жизнь задорого, кто-то трусливо пятился назад, испуганно созерцая черные, крылатые шлемы неприятеля. Кажется, они сами между собой перешептывались, но очень маловероятно что Дэмиан Насс и Силейз Десмор слушали их.
— Сегодня, у меня удивительно плохой день и такой же добротой я не отличаюсь, — она пожала плечами, словно говорила не о вооруженном столкновении, а о погоде. Тем не менее стоило нильфгардцу положить руку на эфес меча, женщина подняла вторую руку. По ней, так же играли цвета магии, отражаясь в глубине холодных морских глаз. Доказательство того, что не только черные готовы вмиг расправиться с врагом.
— В моих руках сила, способная покорять людей, природу, саму суть бытия. Меня не пугают твои стрелы, dh’oine, но, сколько людей ты готов потерять по вине своей гордыни? Стоит тебе поднять меч, тебе, или любому на этом поле, я не буду сдерживаться.  Тебе не повезло, ведь именно сегодня мне пришлось присутствовать на этой...мм... ироничной встрече. Если ты ждешь повиновения, то ищешь его не у тех. Полагаю, твои люди с радостью выполнят твои указания. Что ты будешь делать с этими, кхм, «ублюдками» в другой раз – меня не касается. Но не сегодня. Хочешь сохранить жизни своих людей – езжайте. Право, это сэкономит нам обоим время.
[indent=1,0]Это не было блефом, Силейз была уверенна в своих словах и действиях, ее голос совершенно не изменился, оставался таким же безразличным и безучастным, но эта милая улыбка не совпадала ни с эмоциями, ни с тоном голоса. На самом деле, ей было даже самую малость жаль всех этих людей, ведь с каждым словом понимание того, что сегодня прольется кровь, становилось все яснее. Стрелы... Это было досадным неудобством, переворачивая картину боя раз и навсегда, заставляя чародейку сконцентрировать мысли и на защитном заклинании, благо, они не были хоть какой-то проблемой, в отличие от боевых. Но разум становился все критичнее, осторожнее и агрессивнее, сминая под собой сочувствие и добродушие. Компромиссов в сражении и быть не могло, люди всегда погибают, и все шло к тому, что погибнут и сейчас.
[indent=1,0]Она смотрела в эти колкие, серые глаза и ждала. Ждала ответа, ждала взмаха меча или очередного, самоуверенного комментария, не упуская сосредоточенную силу в ладонях. Время замедлилось, как показалось женщине, два отряда стояли по разные стороны границы. Любой шаг, любое слово могло разрушить хрупкий «мир» и Силейз не хотелось быть первой. Но с другой стороны она и не раздумывалась о том, что могло бы быть «правильным», а что злом. Все было в разы проще, ей нужно было этот артефакт, ей была еще дорога своя жизнь и склонять голову перед псами империи она не собиралась.

— Делай свой выбор, сын нильфгарда. И не сожалей о нем в последствии. Я останусь здесь и милости у тебя просить не собираюсь, ни для них, — она метнула короткий взгляд в сторону сброда, — ни для себя.

Отредактировано Силейз Десмор (2018-07-05 18:02:24)

+1

7

Поведение незнакомой Дэмиану чародейки явно не указывало на восхищение демонстрацией его превосходства. Однако лучший способ одержать верх над противником - запугать его и подавить мнимым могуществом. Кратко говоря - нагло блефовать. Впрочем, командир отряда не видел большой угрозы в стоящей перед ним женщине, хоть она и размахивала руками. Однако осторожность в данной ситуации будет отнюдь не лишней: мало ли, какие козыри в рукаве имеет голубоглазая чародейка. Обстоятельства требуют сдерживать своё рвение беспощадно зарубить всех на поляне и усмирять агрессию, действуя не силой, а умом, что в этот момент оказалось для Дэмиана весьма непростой задачей, ведь незнакомка не проявляла страха и уверенно стояла на месте, размахивая руками и не позволяя подходить ближе, чем она отметила, что лишь раззадоривало молодого командира.
Магические искорки в глазах явно говорили о силе, которая готова высвободиться по её желанию. Не доводилось ему прежде встречать столь бесстрашную женщину, которая, несмотря на напряжённую атмосферу вокруг них, говорила столь спокойно и уверенно, будто конфликта и не было вовсе, а находящиеся на поляне вооруженные люди просто решили приостановить своё путешествие по прекрасным лесам и перекинуться словечком-другим со встреченными путниками. Стоило Дэмиану получше рассмотреть внешность незнакомой женщины, как вдруг он заметил одну важную черту, определяющую её происхождение и объясняющую её поведение - заострённые ушки. Перед ним эльфийка.
"Теперь всё понятно" - Насс нахмурился и осознал всю тщетность его попыток быть на голову выше противника. С эльфами куда больше проблем, чем с людьми. Они не ломаются столь же быстро, они более устойчивы к угрозам, их упёртость можно сравнить с большой каменной стеной, которая преграждает путь незадачливых разбойников к сокровищнице. Почему так - одним эльфам это известно.
После резко вскинутой чародейкой второй руки Дэмиан невольно отступил на полшага назад, ожидая агрессии с её стороны. Впрочем, как оказалось, это был лишь ответный жест на положенную им на эфес меча руку, что эльфийка поняла совсем неправильно.
В моих руках сила, способная покорять людей, природу, саму суть бытия. Меня не пугают твои стрелы, dh’oine, но, сколько людей ты готов потерять по вине своей гордыни? Стоит тебе поднять меч, тебе, или любому на этом поле, я не буду сдерживаться.  Тебе не повезло, ведь именно сегодня мне пришлось присутствовать на этой...мм... ироничной встрече. Если ты ждешь повиновения, то ищешь его не у тех. Полагаю, твои люди с радостью выполнят твои указания. Что ты будешь делать с этими, кхм, «ублюдками» в другой раз – меня не касается. Но не сегодня. Хочешь сохранить жизни своих людей – езжайте. Право, это сэкономит нам обоим время.
Эти слова заставили командира на мгновение замяться, так как он вовсе не ожидал такой мощи на стороне неприятеля. Разумеется, возможно и она блефует, пытаясь запугать оппонентов и заставить их отступить. Впрочем, ни одна из сторон покамест не хотела проверять, притворяются ли их противники или же говорят правду. Лишь одно было ясно - ситуация накаляется, но слишком невыгодно начинать схватку "вслепую", и Дэмиан прекрасно это понимал, хотя спокойствие и упорство чародейки лишь больше раздражало его. В любой иной ситуации он бы давно выхватил свой меч и напал, однако сейчас он был невероятно скован в своих действиях. Позорно погибнуть от руки неизвестной и потерять при этом весь отряд ему жутко не хотелось.
Делай свой выбор, сын нильфгарда. И не сожалей о нем в последствии, - женщина продолжила на Всеобщем, так и не заговорив с ним на Старшей Речи. На этом многие нильфгаардские офицеры трусливо отступили бы, не желая проверять на подлинность её филиппику. Но Дэмиан был не из тех, кто легко сдаётся, и его упрямство можно сравнить даже с тем, что присуще эльфам. Чем-то он был с ними похож. Он точно знал, что задачу он выполнит, и теперь уже неважно, каким путём - пускай даже если он в одиночку повезёт в Нильфгаард украденный артефакт и головы преступников. Выходом из ситуации он видел лишь хитрость.
- Дело вовсе не в гордыне, а в долге перед моей родиной, - Насс продолжил молвить на Старшей Речи, но уже более осторожным и спокойным тоном, не сводя взгляда с волшебных эльфийских глаз, однако боковым зрением пытался следить за разбойничьей толпой, ожидая от них свойственной им подлости, - я и мои люди проделали весь этот путь не для того, чтобы повернуть обратно только потому, что ты стала на нашем пути. Сейчас я требую от тебя не повиновения, а понимания, ведь в тебе течёт не простая человеческая кровь. Ты немногим отличаешься от нашего народа. Весь этот сброд, что ты так отважно пытаешься защитить...стоит ли он того, чтобы ты ставила под угрозу свою жизнь, которая, я уверен, для тебя невероятно ценна?- для пущего эффекта Дэмиан снял ладонь с эфеса, пытаясь казаться не таким агрессивным, как в начале. Ему до сих пор не была понятна такая щедрая жертва со стороны эльфа к простым dh’oine, которых они так ненавидят.
- Ты действительно считаешь, что твоя самоотверженность во благо этих выродков оправдана? Подумать только, эльф стал на защиту каких-то холопов, - на этот раз ухмылку сдержать он просто не смог, сложив руки не груди, - Ты действительно считаешь, что ради тебя они сделали бы то же самое? Почему ты ставишь их жалкую жизнь наравне со своей? Ты - чародейка, несомненно, ты много сил и времени потратила на овладение магией, и ты готова ради них ставить все свои старания под большой риск? Ты действительно считаешь, что успеешь прочитать нужное заклинание быстрее летящего в тебя арбалетного болта? Мои солдаты экипированы первоклассным оружием, как стальным, так и стрелковым. Не переоценивай свои силы - арбалеты убьют тебя и эту ребятню, - он кивнул на стоящую сзади неё толпу, - быстрее, чем ты успеешь моргнуть глазом. Мне лишь стоит подать им знак, который все вы даже не заметите. Но бессмысленного кровопролития можно избежать, - Дэмиан нахмурился, не ожидая, что он когда-либо вообще скажет такое, - если ты уйдёшь с дороги и дашь мне разобраться с этими подонками, которые решили, что могут потягаться с Нильфгаардом. И мы вдвоём останемся в выигрыше. Я уверен, этих головорезов ты видишь впервые и может быть даже в последний раз. Не стоит подвергать себя риску из-за тех, кто в идентичной ситуации не пожалел бы тебя и с удовольствием отдал бы тебя на растерзание врагу, лишь бы спасти свою шкуру. Мои солдаты примут за честь риск сразиться с волшебником, и не пожалеют отдать жизнь на благо Империи, как и я. Но, повторюсь, этого можно избежать.
Сказав это, Дэмиан выпрямился, поднял голову и гордо молвил:
- Как сын Нильфгаарда, я не имею права отступить перед северянином. Эти выродки падут сегодня от моей руки или от руки моих людей, такова воля Великого Солнца, и я не отступлюсь даже перед тобой. Я не боюсь смерти, и готов принять бой, если ты сделаешь неправильный выбор. Однако не забывай, что если ты погибнешь здесь - твоя смерть будет бессмысленной и глупой, потому что ты защищала dh’oine. Помни, даже магический артефакт, какой бы важный он для тебя не был, не важнее твоей жизни. Тщательно обдумай своё решение, северянка. Нильфгаард не желает тебе зла.
В своей речи Дэмиан старался быть максимально сдержанным и осторожным, хоть он и был переполнен яростью к концу своей тирады. Именно скованность в действиях досаждала ему, он не привык, что ему что-то делать не позволено. Но обстоятельства требовали от него того, что он выдал мгновение назад. И почему-то он искренне надеялся на то, что чародейка поймёт его и поступит соответственно. В глубине души ему не хотелось, чтобы эти голубые глаза приняли мёртвый цвет. Впервые в жизни ему не хотелось кого-то убить.

+1

8

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Казалось, что даже люди окружающие Дэмиана и Силейз начинали нервничать от повисшей в неопределенности ситуации. Как раскачивался маятник – так и настроение беседы нильфгардца и чародейки прыгали из стороны в сторону, от тихой агрессии до попыток договорится. Но, несмотря на иллюзорный мир вокруг «переговорщиков», напряжение не спадало ни на йоту. Десмор чувствовала его почти физически, с каждым новым словом солдата в красно-черном одеянии.
— Я и мои люди проделали весь этот путь не для того, чтобы повернуть обратно только потому, что ты стала на нашем пути. Сейчас я требую от тебя не повиновения, а понимания, ведь в тебе течёт не простая человеческая кровь. Ты немногим отличаешься от нашего народа. Весь этот сброд, что ты так отважно пытаешься защитить...стоит ли он того, чтобы ты ставила под угрозу свою жизнь, которая, я уверен, для тебя невероятно ценна?— мужчина визуально расслабился, стал менее угрожающим, но эльфка не давала себя обмануть. Ее рука не опустилась, а взгляд оставался таким же беспристрастным, словно выкованным из льда. То, что сердце глухо стучало в ушах, она попусту игнорировала. От угроз к беседе... это было одновременно нелепо и мерзко, но женщина даже не повела плечом. Только усмехнулась, неприятно, иронично, очевидно смотря свысока на человека.
[indent=1,0]«Ты правда думаешь, что я забуду ранее брошенных слов? Вначале ты говоришь что милостиво подумаешь, а потом пытаешься убедить меня в тщетности поступков. Где из них правда, пес нильфов?»
— Я не герой, и ни о какой защите и речи не шло. Сейчас у меня с этими людьми один интерес. Мы стоим по одной границе, а дальше наши пути разойдутся. Не пытайся угрожать мне, или, хотя бы придерживайся одной линии поведения, а то я решу, что ты сам не знаешь, чего хочешь. Вздернуть меня или договорится.
[indent=1,0]Глаза цвета морских волн сузились, стали напоминать две узкие щелочки, а улыбка так и не пропала с красивого женского лица. На самом деле, она понимала, что Дэмиан знает лучше всей этой солдатни за спиной, чего хочет и чего добивается. Это работа командиров, и нильфгардец выполнял ее с присущей своему народу гордостью и гордыней единовременно. На короткие мгновения, это все же вызывало некое уважение, но не на столько, что бы сама Силейз отказалась от намеченного пути и оставила черным и зеркало-артефакт и открытую, беззащитную чародейскую спину.
— Ты говоришь красиво, сын «Великого Солнца», где бы оно ни светило. Красиво, но бестолково. Ты предлагаешь компромисс, которого не существует, ибо не можешь дать мне гарантий. Впрочем, ведь даже не пытаешься. Похвально, что в тебе остается честь не врать в лицо осужденному тобой же.
[indent=1,0]Отойти в сторону. Кажется, нет ничего проще, позволить преимущественным силам растерзать неподготовленное воровье в угоду простых смертных желаний. И, разумеется, после вручить им зеркало лично в руки, протянуть ладони до заключения в двимерит и смиренно ждать прибытие в нильфгард для, разумеется, красивой казни. Или, если командир черной рати решит смилостивиться, ее убьют на месте, даже не воспользовавшись. Даже если у людей нет двимерита, без этого отребья у нее не будет настоящего шанса хоть что-то противопоставить смерти от острого клинка. Уйдя, у нее не будет гарантий, что солдаты не нагонят ее на северной земле в спину. Как ни крути, любой шаг назад, даже самой маленький только увеличит шансы быть убитой. Бой или удача. Выбор незатейливый, а отношения Десмор с прекрасной дамой не были столь хороши, что бы уповать на ее благосклонность.
— Ты все еще тянешь время, мой дорогой недруг. Тянешь, как малая девченка тянет кота за хвост, что бы твои люди, вероятно успели обойти стороной. Если смогли обойти и не заблудились на границе лесов. Если..не погибли, натолкнувшись на друзей, этих «холопов», как ты назвал этих «очаровательнейших» господ и не полегли прямо на месте. Как долго ты еще будешь расхваливать свою солдатню? — ее меткий взгляд устремился за плечо Дэмиана, вглядываясь в черные шлемы. Мальчишки. Мальчишки, которым суждено умереть. Их стремления защищать родину стоили больше, чем весь сброд разбойников.  И от того, и никак иначе она заговорила на старшей речи. Она звучала столь же плавно, как и северное наречие. Чище, если бы она учила язык своего народа только ради заклинаний. — Пощади своих людей. Мне все равно на этот... на это...  — от этих слов становилось неприятно на душе. Она чувствовала себя грязной от собственных речей, словно вступала по колено в навозе, но повернуть назад уже не могла. Ей право было все равно на разбойничий сброд, ей не хотелось вражды, но и отдать такой ценой добытый артефакт она не могла. — «Я такая же как они...» — мысль, взвинченная в сознании отдавалась смехом, неприятным и болезненным. Она ненавидела многих чародеев за их наглость, за их убийственные стремления и искаженную властью душами.. а сама все еще являлась чародейкой. Пожалуй, более настоящей, чем она сама хотела стать для себя.
— Но я успею прочитать заклинание. И успею даже в худшем из случаев, забрать с собой весь твой отряд. «Честь» они с собой заберут в могилу, но ты заберешь у них шанс получить заслуженную битву и смерть с настоящей честью. А не от шального заклинания. Кто-то может существовать петухом до конца своих дней. Это у меня совсем не отнимет сил, а вот твоим товарищам останется блюдо на кухне. Возможно кметской. А возможно твой костер, и нет, они будут все осознавать как люди, да только человеческий облик вернуть им будет мало кто в силах. Даже ваши чародеи не возьмутся без приказа. А тратить десятки тысяч ваши командиры на солдатню не станут. Вот тебе вся горькая правда, человек. Моя жизнь ценнее, ты прав. Но страхом смерти я не отличаюсь. Я уже умерла однажды, это оказалось совсем не страшно. И я тоже могу угрожать.
[indent=1,0]Она улыбнулась. Теплее, чем все эмоции, приглядываемые на ее лице до сего момента. Но от этой улыбки многим становилось не по себе. Она подразумевала лишнюю, но горькую откровенность.
— Вы убьете меня. А может просто отвезете в свои сырые темницы. Я не дура, и знаю, что ваш приказ состоит не в том, что бы окрасить землю кровью, а в том, что бы вернуть зеркало, что я сейчас ношу под сердцем. Досадно, но свое время, силы и ресурсы я ценю так же выше, чем жизни этих людей. Людей, что никогда не сделали бы ничего похожего ни для кого. Не тешь себя сомнениями, я защищаю не их. Я защищаю свой интерес. Разбойники умрут. Умрут твои люди. А может и мы с тобой. Мы не герои, что бы придумывать себе нелепые оправдания. Я уйду от сюда только с тем, за чем приехала и никак иначе. И если мои руки вынуждены будут окраситься кровью, то так тому и быть. Делай, что должен, сын Нильфгарда, и я сделаю то, что должна. Можешь проверить, так ли плохи мои силы, что я не успею остановить летящие десятки стрел. Быть может, у тебя появится лишний повод для гордости.
[indent=1,0]Она не опустила руки, не ослабила силы заложенных заклятий, не сомневалась ни разу. Сердце отмеряло секунды.  Маятник снова качнулся. Разбойники занервничали, они перестали понимать слова этих двоих, и от неизведанности стали боятся еще больше.
— Не слушайте этого утырка, госпожа. Уверен, хозяин оценит ваше участие...
Кто-то из них подгонял ее в спину глупыми предложениями. Они боялись смерти, но Силейз ни повела даже ухом, не упуская взгляда от солдат по ту сторону границы.

+1

9

И тут Дэмиан понял, что имеет дело с не менее упёртым оппонентом, чем он сам, а таких он встречал крайне редко. Загадочная эльфка была непоколебима, словно стальной замок в руках неумелого взломщика, и отчаянно продолжала диктовать свои угрозы. До сих пор её мотивы оставались непонятными для нильфгаардского командира. Сколько он не всматривался в её цвета морской волны глаза, ответов в них Дэмиану найти не получалось. Она была столь уверенна в себе, невозмутима, хладнокровна, от чего ему на миг показалось, что вместе с ней в зарослях сидит ещё с дюжины две остроухих лучников. Впрочем, он был уверен, что на этой поляне они одни, а за тенью деревьев и листвы кустов прячутся лишь его верные арбалетчики, и что бы она там не говорила, простому сброду с большой дороги эти парни в крылатых шлемах были не по зубам. Сейчас лишь в этом ротмистр мог быть уверен безоговорочно. Однако наличие чародейки делала этот козырь в рукаве скорее подкреплением нильфгаардскому отряду, который уравнивал силы обеих сторон. Противостоять магии они были не в силах, однако Дэмиан понимал, что заклинание истощит её достаточно, чтобы оставшиеся в живых могли танцевать только со сталью. Будь она боевой чародейкой - отряд чёрных всадников превратился бы в груду чёрного пепла ещё до того, как контрабандист  и компания приблизились на расстояние, достаточное для того, чтобы хорошо рассмотреть их. А как беспощадно орудуют магией боевые чародеи ему довелось увидеть однажды, под Содденом.
Одна за другой мысли заскакивали в сознание Дэмиана, вырисовывая нечёткую картину предполагаемых возможностей незнакомки, чем больше он задумывался и вспоминал - тем больше осознавал, что Великое Солнце сегодня на его стороне. Однако, несмотря даже на понимание того, что неравенство сил было явно не в сторону противника, он не отважился на агрессивные действия, ибо, по сути, стычка между ним и чародейкой была не более чем недоразумением, не стоящим такого риска. Всё так же держа свои руки сложенными на груди, пренебрежительно взглянув на поднятую женскую ручку, готовую выпустить в него нечто похожее на струю волшебного огня или магические молнии, он наконец молвил:
- Ты действительно считаешь, что этот агрессивный жест произведёт на меня впечатление? Я не при оружии, мои люди не вытащили свои клинки, и ты, будь добра, уважай законы переговоров, - выражение его лица сменилось с угрюмого на ухмыляющееся, будто бы отец смотрит на своё дитя, пытающееся научиться ходить, - мы можем до Судного Дня стоять на этой поляне и рассказывать о своих боевых возможностях, как дети угрожать друг-другу и доводить наше терпение до белого каления. А можем, - голова Дэмиана немного наклонилась вправо, а физиономия снова приняла привычный ему угрюмый вид, - пойти на компромисс и, как я уже сказал, оба остаться в выигрыше. В текущие задачи моего отряда не входит ни убийство чародейки, ни её доставка закованной в двимерит к холодным темницам в Нильфгаард, поэтому оставь эти свои пустые догадки и домыслы при себе. У нас был совершенно другой приказ - поймать предателя и забрать магический артефакт, который он нагло украл у нас. А что до гарантий...жизнь не даёт нам стопроцентных гарантий ещё с самого рождения. Каждую ночь мы засыпаем с надеждой вновь проснуться живым следующим утром, при этом не имея никаких гарантий. В наше время гарантии - это исключительно роскошь, которую мы не можем себе позволить.
После этих слов он глубоко вздохнул, с трудом подавляя пытающийся вырваться гнев, который в этой ситуации был ни к чему и мог привести к позорному провалу, которого он так не хотел. Сейчас важнее всего было придумать условия шаткой сделки, которую он предложил вместо кровопролития, которое так и норовило начаться. Взгляд Дэмина внезапно стал неестественно живым, а уголки губ едва ли заметно сдвинулись для создания приметной лишь ему ухмылке. Ротмистр был доволен гениальной на его взгляд идеей, которая поразила его лысую голову.
- Как я уже сказал, у нас не было приказа убить тебя, так как ты не входила в наши планы. Нам нужно доставить предателя и вернуть артефакт, но мы не знаем, что он украл. Что ж, может быть, это и к лучшему. Ты уйдешь отсюда живой и невредимой с недавно полученной тобой магической вещью, если ты поможешь достать мне другую. И, разумеется, отдашь нам дрожащего за твоей спиной, - холодный взгляд Дэмиана устремился на людей позади Силейз, - выродка Бернарда, из-за которого, собственно, мы здесь. Если ты так любишь гарантии, я дам тебе одну. Я прикажу моим стрелками выйти на поляну и держать оружие на виду. Я, Дэмиан Насс, дам слово офицера, что не пренебрегу условиями предложенной мною сделки.  А слово моё, поверь мне, крепче любой краснолюдской стали, и нарушить его означает для меня предать всё, во что я верю и чему служу. Неловко это признавать, но сегодня именно тебе решать, окропится ли зелёная трава этой поляны человеческой и эльфской кровью.
Его голос замер в ожидании. Почему-то командир ожидал очередной пренебрежительной эльфской улыбки и гневного отказа, который стал бы последним шагом к скрытому приказу выпустить арбалетные болты. Его гнев был невозможно было усмирять долго, его природа неудержима, как голодный оборотень. А что его утолит - окровавленное лезвие фамильного меча или недовольные вопли на своих подчинённых - решать только незнакомке. Получалось весьма забавно, однако раньше такие вещи он не мог позволить решать кому-то, кроме него самого. Но даже ярость не заставила бы нильфгаардца нарушить своё слово, которое он давал очень редко и мало кому.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Здесь нет героев