Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Здесь нет героев


Здесь нет героев

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время: Середина Августа 1263 г.
Место: Где-то на границе Нильфгарда
Действующие лица: Дэмиан Насс, Силейз Десмор.
Описание: Когда двое сталкиваются на границе интересов, каждое слово - становится острием меча; шаг - танцем смерти, а кровь бежит рекой. Столкновение неизбежно и не известно, стоит ли ждать завтрашнего дня. Двое готовы отстаивать свои права, двое готовы бороться за свою правду, но оплата всегда приносится болью.

http://s9.uploads.ru/t/QIiaq.png

Смотри как опьяняет власть,
Глаза горят, сочится пасть.
И с каждым часом все страшней
Ты не спасешь своих друзей.
Слова отлиты из свинца,
Но хлынут в юные сердца.
Здесь нет геров, только двое - ты и я.

[AVA]http://sd.uploads.ru/NjpUK.png[/AVA]

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-29 02:40:55)

+1

2

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
Неделей ранее.
Одинокая хижина в лесу, являющаяся, по сути, базой «контрабандистов».

[indent=1,0]В пустом, полу мрачном помещении было удивительно тихо. Только резкий стук женских каблуков разрезал тишину, как нож масло, но больше ничего. Любопытная охрана переглянулась, пытаясь жестикулеровкой передать что-то друг-другу, но попытки эти были мягко говоря... провальными. Но и без лишних символов и слов, стало ясно, что-то грядет, именно потому с раннего утра они и топчутся возле кабинета. Их наниматель твердо настрого им сказал, что бы они даже не думали двигаться с места, пока гостья не уйдет. А после этого они заперлись в комнате, и вот, уже несколько часов не высовывали нос наружу, но пугало не это, а гробовая тишина. В незнакомке чародейку они признали сразу, вызывающее одеяние, привлекательная внешность и гордость королей, слишком колоритный народец, и откровенно говоря, связываться с колдуньей не хотели.
— Может она этого, давно, свить? — не удержался один из охранников, крепко обнимая алебарду как единственную защиту. Руки его подрагивали от напряжения, а вена на лбу вспухла от долгих мыслительных процессов, не свойственным столь пустой голове. — Мне бабка рассказывала, что они это, портируются. Может «хозяин» наш давно там лежит?
— Ты что, дурак, — второй возмутился, из-за чего его шепот стал в разы громче планировано. Они даже не знали, почему именно поддерживали такую секретность своих переговоров, но все равно оба стушевались, будто каждый неосторожный шаг станет их последним. — Тогда нам этот, авторитет головы свернет. И я не знаю кто страшнее, колдунья или...
— Ты серьезно? – впервые за долгое время из помещения послышался женский голос. Он не был «льющимся медом и вином», его тон был низким, тихим с легкими грубоватыми оттенками, — Может мне еще на поклон к саму императору явится?! Вот он обрадуется.
[indent=1,0]Стража сильнее прильнула к дубовой перегородке в виде двери, между их миром и миром сурового «бизнеса». Тон беседы вновь стал тише, или пропал вовсе, и больше там ничего не было слышно. Кто –то из стражников подумал, что чародейка точно прибила их объект защиты, но в следующее мгновение дверь с хлопком отворилась, чуть не прибив одного из них.
[indent=1,0]Ее фигура, облаченная в темный костюм выглядела чужеродно и устрашающе. На нем не было ни единой эмоции, ни злости ни обиды, ни радости.  Она остановилась прям в дверном проеме, в полуобороте оборачиваясь назад, на крепкого, широкоплечего мужчину с аккуратными рыжими усами. Стражников отпустило волнение, крови не было, «хозяин» жив и ведьма явно не смотрела в их сторону.
— Это первый и последний раз. Если в очередной раз что-то такое повторится, нашему сотрудничеству придет конец. Я не для того каждый раз рискую репутацией, что бы слышать новые оправдания.
— Да хоть на хер иди, тоже мне, боярыня нашлась, — рыжий смачно сплюнул на пол, очевидно, какой бы разговор не произошел в тишине, он не задался. — Сука поехавшая.
[indent=1,0]Чародейка же проигнорировала, нахмурилась, но не сказала ни слова. Такое молчание продлилось еще несколько минут, прежде чем разговор вернулся в прежнее русло.
— Выдели мне людей. Я заберу зеркало без оплаты и на этом мы в расчете.

Сейчас.
Граница.


[indent=1,0]День впервые за долгое время выдался не жаркий. Солнце затянуло черными тучами и приятный полумрак объял округу. Земля в пару лисьих прыжков и вперед и назад ничем не отличалась друг от друга, и там и там росла зеленая трава, и там и там виднелись темные пятна грязи, и на несколько часов в обе стороны не было ни единого поселения или дома.
[indent=1,0]«Вот значит... и граница?»
[indent=1,0]
Силейз стояла на самой границы между Нильфгарской империей и Северными королевствами, вглядываясь в горизонт с молчаливым ожиданием. С самого начала все планы полетели в самое пекло. Изначально, она была уверенна что просто встретится с главарем местной, мелкой преступной шайки и получит свой заказ, а теперь была вынуждена не только задержаться в этих краях, но и ждать контрабандиста, что по данным Михайля, главы сброда, задерживался на тот момент больше, чем на три дня. Если он не появится на исходе этой ночи, придется сворачивать лагерь и прощаться как есть.  В целом, путешествовать и сосуществовать с этими бандитами было не то что не приятно, а просто мерзко. Грязные, похабные, от них несло бражкой, грязью и чуть ли не собственными отходами. Ее как авторитет мужланы не воспринимали, но молча терпели, побаиваясь вставать между чародейкой Аретузы и ее искомым предметом. Договор был прост, она забирает зеркало, заказанное несколько месяцев назад, возможно еще какой мелкий артефакт за «неустойку», остается при своих золотых и на этом союз колдуньи с людьми Михайля обрываются. Мир был жесток, и если ты не находишься под крылом какого венценосца, или, на худой конец богатого аристократа – артефакты приходится доставать как-то самостоятельно. Большинство чародеев терпели это, игнорируя неудобства и завышенные цены, просто не приобретали «лишнее». Силейз же понимала, что все это «лишнее» необходимо для более сложных ритуалов и отказаться так просто не могла.  Именно по этой причине судьба ее и свела с этим... с этим. На большой преступной арене ни сам Михайль ни его псы не значили ровным счетом ничего,  но меж тем они всегда были рады предоставить колдунье ее «артефакты» без наценок.  Это был хороший союз, продолжавшийся несколько лет, но, как и все хорошее, он рано или поздно заканчивался.
[indent=1,0]Вначале пошли какие-то браки, потом задержки, а сейчас заказ и вовсе не прибыл, вынуждая Десмор заниматься этой проблемой самостоятельно. Все это могло объясниться недавно угасшей войной, вне ее пределах доставлять контрабанду из Нильфгарда было сложнее, но терпеть постоянные «проблемы» ей не сильно улыбалось.
[indent=1,0]«С другой стороны, нужно тогда искать другие связи.»
[indent=1,0]Женщина вздохнула, поправляя темный капюшон, укрывающий ее лицо густой тенью. Черный дорожный костюм од горло был перетянут ремнями, а обтягивающие, такие же черные штаны были заправлены в высокие сапоги. На бедре висела полупрозрачная «звездная» вуаль, как характерное отличие, но и она была скрыта тяжелым плащем.
— Это.. как вас, эээ... — за спиной послышался замявшийся голос одного из контрабандистов. Как и все предыдущие он был широкоплеч, с широкими волосатыми руками и наколками, чуть ли не по всему телу. Когда он говорил, на взгляд всегда попадала его щербинка, потому про себя Силейз и прозвала его «щербатый», не заботясь реальным именем. Здесь, кажется, никто не возражал. — Мы уже тут два дня тремся, как шлюхи на выданье и отсидели свои жопы. Не приедет ваш заказ, нильфы пожалуй повязали. Вы как хотите, а мы сваливаем. За простой нам, значица, не заплатят.
«А вам вообще платят?»
[indent=1,0]Это было ожидаемо, Щербатый стоял прямо напротив нее и не шевелился, намекая скорее не на их отсутствие а на то, что вонючие свиньи решили снять  с нее денег за «ничего не деланье». Как именно стоило ставить подобных проходимцев на место, даже за все время сотрудничества, чародейка не выяснила.
— Никуда вы не пойдете. Ваш поручитель остался должен мне за все годы «долгой дружбы», и если понадобится, я вас магией привяжу к столбам на потеху черным.
[indent=1,0]Ее голос не был угрожающим, в нем не было стержня, заставившего мужлана замолчать и послушать. Итого он только засмеялся.
— Пору..что?
[indent=1,0]Спокойствие чародейки расслабляло всю банду, и со временем ощущение возможной опасности в них поутихло. Переубеждать и уговаривать Щербатого, Силейз не стала, пожав покатыми плечами и возвращая взор в сторону горизонта. На холмке была видна небольшая мужская фигура, щемящаяся к ним на всех порах, рассмотреть незнакомца чародейка не могла, даже сощурившись.
— Это не он?
[indent=1,0]Мужичек тоже прищурился, но в отличие от эльфки никакими помехами в зрении не страдал, потому только резко закивал.
— Вот курва, как несется, словно за ним белая охота мчится.
— Дикая.
— Что, лять?
— Дикая охота. – Чародейка вздохнула. Может она и сама подумает о том, что бы не иметь дело больше с добычей «ценных ресурсов», если такое приходилось терпеть каждый раз, — Собирай своих «молодцев».  Встретим вашего друга.

+1

3


Несколькими минутами ранее
Недалеко от границы

Денёк выдался пасмурный и весьма прохладный, даже несмотря на то, что отряд пол дня, не жалея лошадей, гнался за незадачливым воришкой почти от границы Назаира, однако это было только на руку преследователям — солнце не слепило глаза и не мешало высматривать свою цель, не припекало и без того уставшие солдатские спины. Даже напротив, тучи, закрыв собой бескрайнее небо, создали идеальную для погони видимость. Правда, самого контрабандиста на горизонте не было видно, посему группа нильфгаардских ищеек во главе с  Дэмианом Нассом ориентировалась на свежие следы, оставленные конём преступника.
- Ну? - в голосе командира слышалось нарастающее недовольство, - что ты видишь, Эрнан? Ты копаешься в этой проклятой траве уже более минуты, когда у нас каждая секунда на счету! - негодование Дэмиана нарастало слоями, стоило ему лишь подумать о том, что мерзавцу снова удалось ускользнуть от них. Изначально всё шло как никогда гладко: получив приказ, они немедленно выдвинулись наперехват нарушителю и поджидали его на широком тракте вдоль гор Амелл, где он должен был беспечно проскакать и спокойно  получить арбалетный болт в лицо. Однако, видимо чуя опасность, подонок решил объехать тракт и промчаться по густому лесу, совершив нехитрый манёвр, таким образом скрывая себя среди чащи. Возможно, ему удалось смотаться от поджидавшей на тракте опасности, но никак не избавиться от преследования. Правда, теперь Дэмиан вовсе не намерен просто пробить его арбалетным болтом. О нет, не намерен…
«Только попадись мне...» - командир поисковой группы сильнее сжал кожаные поводья, сидя верхом на лошади, и пристально следил за действиями следопыта Эрнана, лучшего читателя следов в его подчинении. Сейчас они находились почти у границы, а пересекать реку убегавший, по данным разведки,  вовсе не собирался. Встреча и передача товара должна была произойти на самой границе недалеко от города Цинтра. «Тем-то и лучше, что ускакал...поймаем всё кубло разом», - Дэмиан засмотрелся на мирно шелестевшие зелёные деревья. Шуршание листвы напоминало тихий женский шёпот, который то и дело хотел что-то рассказать, поведать, убаюкать…
- Сэр, - голос следопыта Эрнана вырвал командира из сладких раздумий, как будто бы окуная его спящего в чан с ледяной водой, - он был здесь не более пяти минут назад, и рвал что есть духу в сторону Яруги. Чует, сукин сын, что мы дышим ему в затылок… - он встал и резво взвалился в седло своего коня, затем посмотрел на Дэмиана, ехидно улыбаясь — одначе его конь устал и движется медленнее. Видимо, он давно в пути и не привык к таким продолжительным «марш-броскам». Наши кони же куда быстрее — мы нагоним его совсем скоро.
- В таком случае, поступим иначе, чем собирались изначально, - предводитель группы нахмурился и смотрел прямо перед собой, формулируя тактическую мысль. Внезапно он резко повернулся и кивнул в сторону одно из солдат:
- Матыас, бери стрелков с собой и езжайте не по тракту, а через лес, параллельно нам. Старайтесь двигаться неприметно и не привлекать к себе внимания, но и не теряйте нас из виду. Скорее всего, их встреча должна пройти на открытой местности, возможно на поляне, их полно в этом регионе. И мы используем это в своих целях, - Дэмиан повернул голову обратно и ухмыльнулся, гордясь своим гениальным планом, - сейчас мы точно не знаем, кто должен встретить подонка и сколько их будет. Поэтому вы скроетесь в лесу и займёте удобные позиции со стороны леса. Постарайтесь максимально окружить их и подготовьте арбалеты к стрельбе. Если что-то пойдёт не так, у нас будет небольшой козырь в рукаве в виде дождя из стальных болтов. Остальные едут за мной. Сегодня у нас будет шанс уничтожить всю эту сомниельную конторку вместе с заказчиком. Двинулись! - последнее слово он скорее рявкнул, чем просто нервно молвил, как было до этого. Ударив лошадь шпорами, он и ещё пятеро бойцов помчались на встречу горизонту. Уверенные в себе, они были готовы безжалостно разделаться со всеми, кого бы они не встретили. Ведь что может быть мотивацией лучше, чем преданность императору и родине?

***

Настоящее время
Граница между Нильфгаардом и Бругее


Бэрнард скакал, как ошпаренный — не часто сама смерть дышит тебе прямо в затылок, пытаясь ухватить за развивающиеся на ветру волосы. Холодный ветер нещадно бил в лицо, истощая и искушая остановиться, упасть в мягкие объятия летней зелёной травы, пощупать землю, ощутить её успокаивающее присутствие. Иногда он почти поддавался искушению. Почти. Бэрнард знал, что промедление может не просто стоить ему жизни. Он точно не ведал кто за ним гнался, однако имел немалое представление о суровом и жестоком нильфгаардском нраве. Если его поймают, он будет жалеть, что не умер при рождении. Очень сильно жалеть. Давно его дела не шли так плохо — обычно его заказы останавливались на особых нильфгаардских клинках, арбалетах либо же алхимических ингредиентах. Он даже не догадывался изначально, что за магический артефакт его точно будут искать и преследовать. В планы Бэрнарда так же не входило и то, что его вообще вычислят, обнаружат и пошлют квод вдогонку. «Только бы остаться в живых, только бы поскорей расстаться с товаром...никогда больше не сунусь в это», - его мысли служили для него подгоняющим кнутом, который придавал ему сил, однако не его лошади. Животное измучилось и не могло скакать так быстро, как прежде. Последним лучиком надежды оставалась непосредственная близость к месту встречи с заказчиком. И вот он, заветный холм, перед Арнанской поляной… Бэрнард не знал, почему встреча с заказчиком и сопровождением от босса вселяла в него такую надежду, ибо, по факту, все они бессильны перед безжалостными нильфгаардскими солдатами. Однако умирать вместе не так тяжко и трудно, как умирать одному…
Завидев фигуры на поляне, всадник что есть силы рванул к ним, выжимая из своего скакуна последние силы. Впрочем, чем больше он к ним приближался, тем больше нарастало его любопытство и удивление, ведь посреди знакомых ему людей он приметил грациозную женскую фигуру, укрытую в изящное тёмное одеяние. Она никак не могла быть одной из головорезов Михайля, так как он не вербовал женщин. Значит, заказчица. «Будь я проклят...чародейка!», - к Бэрнарду почти сразу дошло, кому он несёт заветный магический артефакт. Ситуация набирала серьёзных оборотов.
- Вы...сталбыть…это... — шустро подскакав к группе людей, Бэрнард не мог сдерживать радость, хотя никак не мог выразить её в последовательную и понятную речь, так как утомительная погоня  истощила его лёгкие, от чего он еле выдавливал слова, - я…виноват... - захлебываясь получаемым воздухом, он полез в подсумок, откуда достал аккуратно замотанный свёрток с желанным чародейкой товаром, затем дрожащей рукой протянул его женщине напротив, впервые взглянув на её лицо, но тут же вспомнил, что у него вовсе нет времени разглядывать незнакомок - дикий гон уже наступает ему на пятки.
- У меня на хвосте...дюжина нильфгаардких гончих псов...они будут здесь с минуты на минуту… - держась за грудь, Бэрнард постепенно восстанавливал дыхание и приходил в себя. Впрочем, его спокойствию не суждено было длиться долго — услышав за спиной ржание коней, он обернулся, и душа его ушла в землю, а лицо побледнело и теперь напоминало ранний снег. Отряд из шести всадников во главе с человеком в красном облачении стремительно приближалась к стоящим на поляне людям, а чёрным крылатым шлемам можно было сделать лишь один вывод — это нильфгаардцы.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-07-04 16:52:07)

+1

4

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Разбойники не стали спорить с чародейкой, и тот, что представлялся главным в этой «братии молодцов», быстро исчез в лесу, дабы позвать тех людей, что мирно и безопасно отсиживались в лагере. Он находился неподалеку и разбили его в принципе, только потому, что ждать контрабандиста под открытым небом было небезопасно, да и большая компания людей на границе слишком опасное предприятие.
[indent=1,0]Силейз же осталась, не шелохнувшись, пока запыленный Бэрнард не остановился подле нее, широкими глотками хватая воздух. Уставший, замученный, от него разило потом и усталостью, чего доброго, еще упадет прямо здесь от переутомления. Это вызывало если не сочувствие, то понимание того, что задержка была обусловлена не ленивой задницей преступника. Сбавив гнев на милость, она осторожно коснулась плеча мужчины.
—  Отдышись. Все уже закончилось. Что случилось, то случилось, нет смысла горевать из-за задержки. — только вот, мягкости в голосе чародейки не было, только пугающее, каменное спокойствие.
[indent=1,0]Она так же безразлично приняла небольшой сверток, отпуская плечо незнакомца, и приоткрыв жесткую ткань, удовлетворенно кивнула. Это было то, что нужно, контрабандисты не обманули. С другой стороны, совместную деятельность и правда стоило прекращать несмотря на это. У нее совершенно не было возможностей каждый раз рисковать собой и лично встречать преступника. В истинно-чародейской манере, ей было приятно хранить подобные секреты за широкими дверьми, а присутствие на встрече лично совершенно не имело с этим ничего общего. Но, говорить в слух свои сомнения, эльфка не стала. Казалось бы, все закончилось, можно было расходится и не вспоминать об этом, но...
— У меня на хвосте...дюжина нильфгаардких гончих псов...они будут здесь с минуты на минуту... — еле выговаривая слова, контрабандист сильнее сжал собственную грудь, а Силейз нахмурилась. Этот день просто не мог стать еще хуже, а черные имели привычку все портить одним своим присутствием. Нет, нет, хуже к людям по ту сторону Яруги женщина не относилась, но не верила она, что они мирно сядут пить чай с этой самой дюжиной, вероятно, мужчин.
— Тогда уходим. В наших интересах избежать столкновения. — она не сомневалась, просто убрала в небольшую сумку за плечами артефакт и посмотрела за линию горизонта. На фоне пасмурного леса проявлялись фигуры, как по заказу, загоняя коней прямо к ним. Бэрнард стал бледнее смерти, а Силейз Десмор... она просто остановилась, сжимая маленькие ладони в кулаки.
[indent=1,0]«Мы не уйдем...» — кони под черными всадниками поднимали пыль, грациозно нагоняя преступника. Ни один человек не сможет уйти от всадника своими ногами, а все лошади остались в лагере во избежание привлечения лишнего внимания. — «Побег равносилен смерти, даже если мы доберемся до лагеря, местность не позволит защищаться и мы станем кормом для лесной живности. Дьявол. Знала ж, что не стоило связываться со столь непрофессиональными.. да что уж толку сейчас говорить?»
[indent=1,0]Ей не хотелось никого убивать, но вопрос не стоял в желаниях, только в необходимости. Руки, умытые по локоть в крови, будут преследовать ее ночами, но сейчас, не стояли вопросы морали.  Черные всадники становились все ближе, контрабандисты вышедшие на раннее требование колдуньи побелели, но и те и другие по факту просто выполняли свою работу. А она... Иногда вопрос необходимости становился исключительно ребром, и сейчас был один из этих моментов. Она не сможет открыть портал, не сможет оставить людей черным, не сможет...
[indent=1,0]Губы сжались в тонкую линию, а сама эльфка пальцами уверенно опустила черный капюшон на лицо еще сильнее, тяжело вздыхая. Война закончилась, а встречи с Нильфгарцами становились, чуть ли не печальной традицией. Мгновения... у них остались только мгновения. Вооруженные и обученные черные под командованием и шайка бродяг, воров, разбойников и контрабандистов, без гения тактики, без лидера или какого-то вдохновения. Они боялись, они хотели сбежать и кто-то даже, поднимая крик, ринулся прочь, бросая своих товарищей и друзей.
«Дурак. Если мы выживем, тебя ждет что-то по страшнее смерти от черных.»
[indent=1,0]Она не смотрела в сторону трусов. Просто напоминала себе, что все, что произойдет дальше будет только необходимостью. Иногда не бывает выбора.
— Готовьтесь. Они постараются убить нас быстро, но, на этот случай у меня есть ответ. — ее голос был сух, но он вернул некоторым из них в реальный мир. На них несутся нильфгардцы и разногласия в такие моменты просто глупы. Заблестела сталь, отражая редкие блики солнца, она стали спиной, закрывая фланги, а колдунья просто осталась в центре.  Мгновения... И преследователи уже оказались на поляне. Среди всех прочих, выделялся только один, его доспех был алым, как свеже выпущенная кровь. «Командир» - безошибочно определила она, концентрируя на кончиках пальцах энергию. Она не была могущественным магом, способным стирать армии в порошок, но где не было мощи, всегда оставалась простая житейская хитрость.
— Уходите, - ее голос был ровным, спокойным, но признаться, на самую малость, и в ее груди испуганно тарабанило сердце. Усиленный магией голос мужчины услышали бы, без сомнений. —  И все закончится здесь.
«Ближе.. ближе.. еще ближе...»
[indent=1,0]На самом деле она знала, никто не уйдет. Черные слишком были верны, что бы оставлять дело на самотек, контрабандисты просто будут защищать свою жизнь. Никто не хочет умирать, но меж тем, многие из них не встретят завтрашнего утра. Единственным преимуществом разбойников была заказчица, что, похоже, никуда не собиралась уходить. Было не ясно, о чем она думала, глаза скрытые тенью совершенно не отражали даже крупицы света.
«Если рядом нет еще одного отряда, то численного преимущества почти что и нет.»

[indent=1,0]Когда черные двинутся на встречу, когда обнажат мечи и начнется бойня, энергия, удерживаемая в хрупких руках взорвется искрящимися молниями, но ранит не людей, а совершенно беззащитных лошадей, опрокидывая всадников на земь. Даже подобное, ощутимо истощит ее общий запас силы. Но меж тем выровняет разницу столкновений, даря воинам резкое преимущество. Это было только начало.

0

5

Одна из самых распространённых причин поражения многих толковых полководцев — чрезмерная самонадеянность, переоценка своих сил. Даже не недооценивание врага, а природное расслабление от вида численного превосходства с дружественной стороны. Такова человеческая природа — подла и хитра. Отсеивает дураков и оставляет хитрецов, не позволяющих себе расслабиться до последнего вражеского вздоха. В каждой баталии важно учитывать, что загнанный в угол противник дерётся силой многих. И Дэмиан прекрасно знал это, ибо однажды прочувствовал это на собственной шкуре несколько лет назад под Содденским холмом, когда он, оставшись с двумя офицерами, неистово кромсал нордлингов, которым, казалось, конца-краю нет. Даже будучи невероятно вспыльчивым, Насс привык тщательно продумывать стратегию своих шагов,  ибо только детально спланированная задача будет выполнена превосходно. В принципе, этим он и заработал себе солидную репутацию среди остальных офицеров, максимально скрупулёзно относясь к выполнению любой поставленной задачи.  И этот случай не был исключением. Даже несмотря на то, что он знал, что жалкий удирающий воришка не сможет сильно насолить ему и его отряду, Дэмиан решил разделить свою группу, отправив стрелков на засаду в лес, потому что у них не было никаких сведений касательно того, кому контрабандист нёс заветный товар. Однако, эти сведения не заставили себя долго ждать - скоро у командира появится шанс увидеть количество противников собственными глазами.
Стремительно влетев на огромных размеров зелёную поляну, которая, к слову, однозначно не оставила бы равнодушным к своей природной красоте даже самого хмурого путника, отряд чёрных всадников всполошил стаю воронов, грациозно и синхронно взлетевших в небосвод, что прибавило эффектности к неожиданному появлению нильфгаардцев. Тотчас у них появилась возможность разглядеть своих оппонентов: их было не так много, скорее всего бродяги и разбойники с большой дороги, которым раньше приходилось иметь дело разве что с незадачливыми купцами и их толстыми карманами, но никак не с подготовленными к бою солдатами, готовыми распотрошить своих врагов на потеху воронью. В общем-то, Дэмиан и ожидал увидеть что-то подобное. Однако чем ближе они приближались к горстке пеших людей на поляне, тем больше нарастало удивление командира, ведь теперь он был уверен, что его плохое зрение не обманывает его, и с ними действительно была грациозной фигуры особь, отчётливо напоминающая женщину. Ещё больше вводило в замешательство то, что она ярко выделялась среди сброда, который её окружил, и вовсе не напоминала распатланую разбойницу. Однако её тёмное облачение значительно затрудняло идентификацию.
"Если не разбойница, тогда, должно быть, дворянка? Нет, северные дворяне предпочитают отсиживать свои задницы на тёплых подушках в собственных имениях, но никак не разгуливать по неприятельским границам. Для купца слишком скрытная, однако, скорее всего, она и принимала контрабанду. А перевозимый товар должен быть магическим арте... Bloede arse! Колдовства мне тут не хватало", - лицо Дэмиана заметно приняло куда более недовольный и недоброжелательный вид, чем было до этого. Магия была недоступным для него искусством и он совершенно не ведал, каким образом можно ей противостоять. А от воспоминаний, что делали боевые чародеи с его братьями по оружию при Содденской битве, кровь стыла в жилах. Теперь он понимал, что если всё и удастся, то гораздо сложнее, чем он ожидал. Возможно даже не обойтись без потерь с его стороны, ведь вместе с командиром сейчас находились одни из самых талантливых солдат в его боевой группе, которых не очень-то и хотелось потерять, ибо польза от них была велика. "Импровизация. В который раз?" Мысленно продумывая план действий Дэмиан даже и не заметил в ужасе бежавших с не начавшегося боя трусливых разбойников. Быть может до них дошло, что трясти карманы несчастных купцов не равносильно противостоянию серьёзному противнику?
Расстояние между началом поляны и приготовившемся к бою отряду головорезов во главе с неизвестной отряд преодолел изумительно быстро, имея в своём распоряжении лошадей лучшей породы, доступной в богатой Империи.
Приблизившись на нужное безопасное расстояние между двумя группами людей командир отдал приказ своим людям остановиться, резко выполнив соответственный жест рукой.
Уходите, и все закончится здесь - ровный и удивительно спокойный женский голос разрезал воздух, удивив и даже немного рассмешив Дэмиана столь смелым предложением. Либо же её спокойствие было обусловлено каким-то скрытым от глаз фактором?
Теперь, будучи на небольшом расстоянии от неё, он мог достаточно хорошо её разглядеть - симметричные и приятные черты лица, грациозная фигура и выразительные глаза цвета морской волны. Эта внешность казалась ему слишком неестественной для северянки, от чего сомнений почти не оставалось - перед ним чародейка.
И тут ему пришла в голову гениальная мысль не вовлекать в "руководительские диалоги" простой сброд, ответив незнакомке языком великой Старшей Речи.
Уйти? — с насмешкой огрызнулся нильфгаардский офицер в кровавом облачении, состроив недовольную физиономию и слегка наклонив голову, — Чего ещё пожелает ваше королевское высочество? Быть может, нам приготовить фазана в черничном соусе и немедленно подать к столу, чтобы ты соизволила отужинать со своими друзьями? — после этой фразы едва заметный смешок прокатился среди его солдат. Дэмиан прекрасно понимал, что эта ситуация была не самой подходящей для демонстрации своего превосходства, чего он обычно просто не мог сдерживать в общении с подчинёнными. Однако, как он считал, немного пощеголять лишним однозначно не будет.
—  И так, какой же забавный букет мы имеем - жалкий щенок, предавший свою родину, нордлингский сброд с большой дороги и...чародейка? Нечасто встретишь такое необычное сочетание, — на этот раз он заговорил на Всеобщем с заметным акцентом, обращаясь ко всем, - мне было бы любопытно узнать, чем же это вы здесь помышляете. В прочем, как гласит старая нильфгаардская пословица, там где нордлинги - там всегда толкутся, — с насмешкой молвив эту фразу, Дэмиан спустился с своего коня, решив последовать правилам этикета и смотреть в глаза своему оппоненту. Разумеется, такая несвойственная для него сдержанность была обусловлена наличием незнакомой ему чародейки, лишь её присутствие отделяло их от кровавой бани. В иной ситуации они бы давно смели контрабандистов, как мусор веником. Бряцнувшая кольчуга под тёмно-красным одеянием известила окружающих о соприкосновении ног Дэмиана с землёй, после чего офицер подошёл поближе к чародейке и снова изрёк на Старшей Речи, не опуская колющего взгляда своих серых глаз с её морских:
Сегодня я удивительно добр, поэтому вот тебе мой совет - не становись между нильфгаардцем и его добычей. Так уж сложилась история, что мы забираем то, что хотим, - медленно положив руку на эфес своего меча, он продолжил — Среди деревьев скрыты ещё десяток моих стрелков, и все они готовы по команде нашпиговать каждого из вас арбалетными болтами. Если не хочешь стать кормом для воронья, как те, кто уже обречён, - Дэмиан кивнул на разбойников, стоявших вокруг неё, всё так же не сводя взгляда с её глаз  — поступай разумно. И тогда, после того, как я разберусь с этими ублюдками, я любезно подумаю, что мне делать с тобой.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-07-04 16:51:38)

+1

6

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Кони неожиданно остановились, вспахивая подкованными копытами землю, сминая траву и в нетерпении пожевывая и звеня трензелями.
«Так быстро поняли?» — невольно промелькнуло в голове чародейки, когда она подняла взгляд в сторону командира, но тут же, прикусила край губы, услышав тираду на старшей речи. Ничего не поняли.
— Чего ещё пожелает ваше королевское высочество? Быть может, нам приготовить фазана в черничном соусе и немедленно подать к столу, чтобы ты соизволила отужинать со своими друзьями? — высокомерно и напыщенно, четко, но с акцентом проговорил всадник в алых доспехов, от чего по линии черных послышались заметные смешки. Дополнять шутку «лидера» они, тем не менее ни стали, держа язык за зубами, но и без этого фурор речь произвела. Черные потешались, явно ощущая собственное превосходство и Силейз позволяла купаться им в лучах своего мнимого солнца. Было ниже ее достоинства вступать в словесную перепалку с противником. Ее бровь только и всего, вопросительно изогнулась, а губы растянулись в издевательско-нежной улыбке.  Кто перед ней? Всего лишь дети, уверенные в своей правоте и амуниции, и не было бы на поляне ее – фигуры сброда, трясущиеся от страха за ее спиной, наверняка были бы изувечены и затоптаны великолепными конями преследователей.  Не нужно быть гением, что бы осознать – люди осторожничают, но не скупаются на лишнее хвастовство. Они даже были похожи на зазнавшихся чародеев более, чем сами того ожидали. Занятно. Она пожала своими плечами, все так же стоя на своем месте без движения, и так же молчаливо позволяя нильфгардцу разыгрывать представление. Сейчас он хвалится, ощущая заметную силу и власть в ситуации, а позже... сколько потерей понесет молодой командир, не знавший, что даже самая зачуханная северная чародейка, может быть однозначным тузом в сражении? Содден, казалось, показал это достаточно явно, вселяя в сердца простых обывателей страх перед магами, досадно, что командир нильфгардцев не испытывал его. Это лишило бы их многих проблем.
[indent=1,0]Перенеся вес тела на правую ногу, Силейз внимательно следила за действиями человека. Вот он спешился и направился в ее сторону...этот серый, пронзительно стальной взгляд не оставлял даже намека на теплоту и мир и говорил гораздо большее, чем простые слова. Женщина нахмурилась, и в определенный момент вскинула в воздух изящную кисть.
«Как много слов, но как мало дела.»
— Стой, — она не стала подчиняться правилам незнакомца, и все еще говорила на общем. По ребру ее руки, опоясывая короткие пальцы, еле заметно мерцали сизые искры. Лучший способ показать, что даже мнимое «доброе» расположение духа не обманет ее и не заставит ослабить бдительность. На провокации она уже выдержала холодное молчание, стоило лишний раз продемонстрировать и отчужденность — Ни шагу дальше. Теперь говори.
[indent=1,0]Разбойники вокруг, таким же удивительно спокойным нравом не отличались, впрочем, как и рассудительностью. Кто-то приблизился к ней, желая быстрее в случае чего достать неприятеля и отдать свою жизнь задорого, кто-то трусливо пятился назад, испуганно созерцая черные, крылатые шлемы неприятеля. Кажется, они сами между собой перешептывались, но очень маловероятно что Дэмиан Насс и Силейз Десмор слушали их.
— Сегодня, у меня удивительно плохой день и такой же добротой я не отличаюсь, — она пожала плечами, словно говорила не о вооруженном столкновении, а о погоде. Тем не менее стоило нильфгардцу положить руку на эфес меча, женщина подняла вторую руку. По ней, так же играли цвета магии, отражаясь в глубине холодных морских глаз. Доказательство того, что не только черные готовы вмиг расправиться с врагом.
— В моих руках сила, способная покорять людей, природу, саму суть бытия. Меня не пугают твои стрелы, dh’oine, но, сколько людей ты готов потерять по вине своей гордыни? Стоит тебе поднять меч, тебе, или любому на этом поле, я не буду сдерживаться.  Тебе не повезло, ведь именно сегодня мне пришлось присутствовать на этой...мм... ироничной встрече. Если ты ждешь повиновения, то ищешь его не у тех. Полагаю, твои люди с радостью выполнят твои указания. Что ты будешь делать с этими, кхм, «ублюдками» в другой раз – меня не касается. Но не сегодня. Хочешь сохранить жизни своих людей – езжайте. Право, это сэкономит нам обоим время.
[indent=1,0]Это не было блефом, Силейз была уверенна в своих словах и действиях, ее голос совершенно не изменился, оставался таким же безразличным и безучастным, но эта милая улыбка не совпадала ни с эмоциями, ни с тоном голоса. На самом деле, ей было даже самую малость жаль всех этих людей, ведь с каждым словом понимание того, что сегодня прольется кровь, становилось все яснее. Стрелы... Это было досадным неудобством, переворачивая картину боя раз и навсегда, заставляя чародейку сконцентрировать мысли и на защитном заклинании, благо, они не были хоть какой-то проблемой, в отличие от боевых. Но разум становился все критичнее, осторожнее и агрессивнее, сминая под собой сочувствие и добродушие. Компромиссов в сражении и быть не могло, люди всегда погибают, и все шло к тому, что погибнут и сейчас.
[indent=1,0]Она смотрела в эти колкие, серые глаза и ждала. Ждала ответа, ждала взмаха меча или очередного, самоуверенного комментария, не упуская сосредоточенную силу в ладонях. Время замедлилось, как показалось женщине, два отряда стояли по разные стороны границы. Любой шаг, любое слово могло разрушить хрупкий «мир» и Силейз не хотелось быть первой. Но с другой стороны она и не раздумывалась о том, что могло бы быть «правильным», а что злом. Все было в разы проще, ей нужно было этот артефакт, ей была еще дорога своя жизнь и склонять голову перед псами империи она не собиралась.

— Делай свой выбор, сын нильфгарда. И не сожалей о нем в последствии. Я останусь здесь и милости у тебя просить не собираюсь, ни для них, — она метнула короткий взгляд в сторону сброда, — ни для себя.

Отредактировано Силейз Десмор (2018-07-05 18:02:24)

+1

7

Поведение незнакомой Дэмиану чародейки явно не указывало на восхищение демонстрацией его превосходства. Однако лучший способ одержать верх над противником - запугать его и подавить мнимым могуществом. Кратко говоря - нагло блефовать. Впрочем, командир отряда не видел большой угрозы в стоящей перед ним женщине, хоть она и размахивала руками. Однако осторожность в данной ситуации будет отнюдь не лишней: мало ли, какие козыри в рукаве имеет голубоглазая чародейка. Обстоятельства требуют сдерживать своё рвение беспощадно зарубить всех на поляне и усмирять агрессию, действуя не силой, а умом, что в этот момент оказалось для Дэмиана весьма непростой задачей, ведь незнакомка не проявляла страха и уверенно стояла на месте, размахивая руками и не позволяя подходить ближе, чем она отметила, что лишь раззадоривало молодого командира.
Магические искорки в глазах явно говорили о силе, которая готова высвободиться по её желанию. Не доводилось ему прежде встречать столь бесстрашную женщину, которая, несмотря на напряжённую атмосферу вокруг них, говорила столь спокойно и уверенно, будто конфликта и не было вовсе, а находящиеся на поляне вооруженные люди просто решили приостановить своё путешествие по прекрасным лесам и перекинуться словечком-другим со встреченными путниками. Стоило Дэмиану получше рассмотреть внешность незнакомой женщины, как вдруг он заметил одну важную черту, определяющую её происхождение и объясняющую её поведение - заострённые ушки. Перед ним эльфийка.
"Теперь всё понятно" - Насс нахмурился и осознал всю тщетность его попыток быть на голову выше противника. С эльфами куда больше проблем, чем с людьми. Они не ломаются столь же быстро, они более устойчивы к угрозам, их упёртость можно сравнить с большой каменной стеной, которая преграждает путь незадачливых разбойников к сокровищнице. Почему так - одним эльфам это известно.
После резко вскинутой чародейкой второй руки Дэмиан невольно отступил на полшага назад, ожидая агрессии с её стороны. Впрочем, как оказалось, это был лишь ответный жест на положенную им на эфес меча руку, что эльфийка поняла совсем неправильно.
В моих руках сила, способная покорять людей, природу, саму суть бытия. Меня не пугают твои стрелы, dh’oine, но, сколько людей ты готов потерять по вине своей гордыни? Стоит тебе поднять меч, тебе, или любому на этом поле, я не буду сдерживаться.  Тебе не повезло, ведь именно сегодня мне пришлось присутствовать на этой...мм... ироничной встрече. Если ты ждешь повиновения, то ищешь его не у тех. Полагаю, твои люди с радостью выполнят твои указания. Что ты будешь делать с этими, кхм, «ублюдками» в другой раз – меня не касается. Но не сегодня. Хочешь сохранить жизни своих людей – езжайте. Право, это сэкономит нам обоим время.
Эти слова заставили командира на мгновение замяться, так как он вовсе не ожидал такой мощи на стороне неприятеля. Разумеется, возможно и она блефует, пытаясь запугать оппонентов и заставить их отступить. Впрочем, ни одна из сторон покамест не хотела проверять, притворяются ли их противники или же говорят правду. Лишь одно было ясно - ситуация накаляется, но слишком невыгодно начинать схватку "вслепую", и Дэмиан прекрасно это понимал, хотя спокойствие и упорство чародейки лишь больше раздражало его. В любой иной ситуации он бы давно выхватил свой меч и напал, однако сейчас он был невероятно скован в своих действиях. Позорно погибнуть от руки неизвестной и потерять при этом весь отряд ему жутко не хотелось.
Делай свой выбор, сын нильфгарда. И не сожалей о нем в последствии, - женщина продолжила на Всеобщем, так и не заговорив с ним на Старшей Речи. На этом многие нильфгаардские офицеры трусливо отступили бы, не желая проверять на подлинность её филиппику. Но Дэмиан был не из тех, кто легко сдаётся, и его упрямство можно сравнить даже с тем, что присуще эльфам. Чем-то он был с ними похож. Он точно знал, что задачу он выполнит, и теперь уже неважно, каким путём - пускай даже если он в одиночку повезёт в Нильфгаард украденный артефакт и головы преступников. Выходом из ситуации он видел лишь хитрость.
- Дело вовсе не в гордыне, а в долге перед моей родиной, - Насс продолжил молвить на Старшей Речи, но уже более осторожным и спокойным тоном, не сводя взгляда с волшебных эльфийских глаз, однако боковым зрением пытался следить за разбойничьей толпой, ожидая от них свойственной им подлости, - я и мои люди проделали весь этот путь не для того, чтобы повернуть обратно только потому, что ты стала на нашем пути. Сейчас я требую от тебя не повиновения, а понимания, ведь в тебе течёт не простая человеческая кровь. Ты немногим отличаешься от нашего народа. Весь этот сброд, что ты так отважно пытаешься защитить...стоит ли он того, чтобы ты ставила под угрозу свою жизнь, которая, я уверен, для тебя невероятно ценна?- для пущего эффекта Дэмиан снял ладонь с эфеса, пытаясь казаться не таким агрессивным, как в начале. Ему до сих пор не была понятна такая щедрая жертва со стороны эльфа к простым dh’oine, которых они так ненавидят.
- Ты действительно считаешь, что твоя самоотверженность во благо этих выродков оправдана? Подумать только, эльф стал на защиту каких-то холопов, - на этот раз ухмылку сдержать он просто не смог, сложив руки не груди, - Ты действительно считаешь, что ради тебя они сделали бы то же самое? Почему ты ставишь их жалкую жизнь наравне со своей? Ты - чародейка, несомненно, ты много сил и времени потратила на овладение магией, и ты готова ради них ставить все свои старания под большой риск? Ты действительно считаешь, что успеешь прочитать нужное заклинание быстрее летящего в тебя арбалетного болта? Мои солдаты экипированы первоклассным оружием, как стальным, так и стрелковым. Не переоценивай свои силы - арбалеты убьют тебя и эту ребятню, - он кивнул на стоящую сзади неё толпу, - быстрее, чем ты успеешь моргнуть глазом. Мне лишь стоит подать им знак, который все вы даже не заметите. Но бессмысленного кровопролития можно избежать, - Дэмиан нахмурился, не ожидая, что он когда-либо вообще скажет такое, - если ты уйдёшь с дороги и дашь мне разобраться с этими подонками, которые решили, что могут потягаться с Нильфгаардом. И мы вдвоём останемся в выигрыше. Я уверен, этих головорезов ты видишь впервые и может быть даже в последний раз. Не стоит подвергать себя риску из-за тех, кто в идентичной ситуации не пожалел бы тебя и с удовольствием отдал бы тебя на растерзание врагу, лишь бы спасти свою шкуру. Мои солдаты примут за честь риск сразиться с волшебником, и не пожалеют отдать жизнь на благо Империи, как и я. Но, повторюсь, этого можно избежать.
Сказав это, Дэмиан выпрямился, поднял голову и гордо молвил:
- Как сын Нильфгаарда, я не имею права отступить перед северянином. Эти выродки падут сегодня от моей руки или от руки моих людей, такова воля Великого Солнца, и я не отступлюсь даже перед тобой. Я не боюсь смерти, и готов принять бой, если ты сделаешь неправильный выбор. Однако не забывай, что если ты погибнешь здесь - твоя смерть будет бессмысленной и глупой, потому что ты защищала dh’oine. Помни, даже магический артефакт, какой бы важный он для тебя не был, не важнее твоей жизни. Тщательно обдумай своё решение, северянка. Нильфгаард не желает тебе зла.
В своей речи Дэмиан старался быть максимально сдержанным и осторожным, хоть он и был переполнен яростью к концу своей тирады. Именно скованность в действиях досаждала ему, он не привык, что ему что-то делать не позволено. Но обстоятельства требовали от него того, что он выдал мгновение назад. И почему-то он искренне надеялся на то, что чародейка поймёт его и поступит соответственно. В глубине души ему не хотелось, чтобы эти голубые глаза приняли мёртвый цвет. Впервые в жизни ему не хотелось кого-то убить.

+1

8

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Казалось, что даже люди окружающие Дэмиана и Силейз начинали нервничать от повисшей в неопределенности ситуации. Как раскачивался маятник – так и настроение беседы нильфгардца и чародейки прыгали из стороны в сторону, от тихой агрессии до попыток договорится. Но, несмотря на иллюзорный мир вокруг «переговорщиков», напряжение не спадало ни на йоту. Десмор чувствовала его почти физически, с каждым новым словом солдата в красно-черном одеянии.
— Я и мои люди проделали весь этот путь не для того, чтобы повернуть обратно только потому, что ты стала на нашем пути. Сейчас я требую от тебя не повиновения, а понимания, ведь в тебе течёт не простая человеческая кровь. Ты немногим отличаешься от нашего народа. Весь этот сброд, что ты так отважно пытаешься защитить...стоит ли он того, чтобы ты ставила под угрозу свою жизнь, которая, я уверен, для тебя невероятно ценна?— мужчина визуально расслабился, стал менее угрожающим, но эльфка не давала себя обмануть. Ее рука не опустилась, а взгляд оставался таким же беспристрастным, словно выкованным из льда. То, что сердце глухо стучало в ушах, она попусту игнорировала. От угроз к беседе... это было одновременно нелепо и мерзко, но женщина даже не повела плечом. Только усмехнулась, неприятно, иронично, очевидно смотря свысока на человека.
[indent=1,0]«Ты правда думаешь, что я забуду ранее брошенных слов? Вначале ты говоришь что милостиво подумаешь, а потом пытаешься убедить меня в тщетности поступков. Где из них правда, пес нильфов?»
— Я не герой, и ни о какой защите и речи не шло. Сейчас у меня с этими людьми один интерес. Мы стоим по одной границе, а дальше наши пути разойдутся. Не пытайся угрожать мне, или, хотя бы придерживайся одной линии поведения, а то я решу, что ты сам не знаешь, чего хочешь. Вздернуть меня или договорится.
[indent=1,0]Глаза цвета морских волн сузились, стали напоминать две узкие щелочки, а улыбка так и не пропала с красивого женского лица. На самом деле, она понимала, что Дэмиан знает лучше всей этой солдатни за спиной, чего хочет и чего добивается. Это работа командиров, и нильфгардец выполнял ее с присущей своему народу гордостью и гордыней единовременно. На короткие мгновения, это все же вызывало некое уважение, но не на столько, что бы сама Силейз отказалась от намеченного пути и оставила черным и зеркало-артефакт и открытую, беззащитную чародейскую спину.
— Ты говоришь красиво, сын «Великого Солнца», где бы оно ни светило. Красиво, но бестолково. Ты предлагаешь компромисс, которого не существует, ибо не можешь дать мне гарантий. Впрочем, ведь даже не пытаешься. Похвально, что в тебе остается честь не врать в лицо осужденному тобой же.
[indent=1,0]Отойти в сторону. Кажется, нет ничего проще, позволить преимущественным силам растерзать неподготовленное воровье в угоду простых смертных желаний. И, разумеется, после вручить им зеркало лично в руки, протянуть ладони до заключения в двимерит и смиренно ждать прибытие в нильфгард для, разумеется, красивой казни. Или, если командир черной рати решит смилостивиться, ее убьют на месте, даже не воспользовавшись. Даже если у людей нет двимерита, без этого отребья у нее не будет настоящего шанса хоть что-то противопоставить смерти от острого клинка. Уйдя, у нее не будет гарантий, что солдаты не нагонят ее на северной земле в спину. Как ни крути, любой шаг назад, даже самой маленький только увеличит шансы быть убитой. Бой или удача. Выбор незатейливый, а отношения Десмор с прекрасной дамой не были столь хороши, что бы уповать на ее благосклонность.
— Ты все еще тянешь время, мой дорогой недруг. Тянешь, как малая девченка тянет кота за хвост, что бы твои люди, вероятно успели обойти стороной. Если смогли обойти и не заблудились на границе лесов. Если..не погибли, натолкнувшись на друзей, этих «холопов», как ты назвал этих «очаровательнейших» господ и не полегли прямо на месте. Как долго ты еще будешь расхваливать свою солдатню? — ее меткий взгляд устремился за плечо Дэмиана, вглядываясь в черные шлемы. Мальчишки. Мальчишки, которым суждено умереть. Их стремления защищать родину стоили больше, чем весь сброд разбойников.  И от того, и никак иначе она заговорила на старшей речи. Она звучала столь же плавно, как и северное наречие. Чище, если бы она учила язык своего народа только ради заклинаний. — Пощади своих людей. Мне все равно на этот... на это...  — от этих слов становилось неприятно на душе. Она чувствовала себя грязной от собственных речей, словно вступала по колено в навозе, но повернуть назад уже не могла. Ей право было все равно на разбойничий сброд, ей не хотелось вражды, но и отдать такой ценой добытый артефакт она не могла. — «Я такая же как они...» — мысль, взвинченная в сознании отдавалась смехом, неприятным и болезненным. Она ненавидела многих чародеев за их наглость, за их убийственные стремления и искаженную властью душами.. а сама все еще являлась чародейкой. Пожалуй, более настоящей, чем она сама хотела стать для себя.
— Но я успею прочитать заклинание. И успею даже в худшем из случаев, забрать с собой весь твой отряд. «Честь» они с собой заберут в могилу, но ты заберешь у них шанс получить заслуженную битву и смерть с настоящей честью. А не от шального заклинания. Кто-то может существовать петухом до конца своих дней. Это у меня совсем не отнимет сил, а вот твоим товарищам останется блюдо на кухне. Возможно кметской. А возможно твой костер, и нет, они будут все осознавать как люди, да только человеческий облик вернуть им будет мало кто в силах. Даже ваши чародеи не возьмутся без приказа. А тратить десятки тысяч ваши командиры на солдатню не станут. Вот тебе вся горькая правда, человек. Моя жизнь ценнее, ты прав. Но страхом смерти я не отличаюсь. Я уже умерла однажды, это оказалось совсем не страшно. И я тоже могу угрожать.
[indent=1,0]Она улыбнулась. Теплее, чем все эмоции, приглядываемые на ее лице до сего момента. Но от этой улыбки многим становилось не по себе. Она подразумевала лишнюю, но горькую откровенность.
— Вы убьете меня. А может просто отвезете в свои сырые темницы. Я не дура, и знаю, что ваш приказ состоит не в том, что бы окрасить землю кровью, а в том, что бы вернуть зеркало, что я сейчас ношу под сердцем. Досадно, но свое время, силы и ресурсы я ценю так же выше, чем жизни этих людей. Людей, что никогда не сделали бы ничего похожего ни для кого. Не тешь себя сомнениями, я защищаю не их. Я защищаю свой интерес. Разбойники умрут. Умрут твои люди. А может и мы с тобой. Мы не герои, что бы придумывать себе нелепые оправдания. Я уйду от сюда только с тем, за чем приехала и никак иначе. И если мои руки вынуждены будут окраситься кровью, то так тому и быть. Делай, что должен, сын Нильфгарда, и я сделаю то, что должна. Можешь проверить, так ли плохи мои силы, что я не успею остановить летящие десятки стрел. Быть может, у тебя появится лишний повод для гордости.
[indent=1,0]Она не опустила руки, не ослабила силы заложенных заклятий, не сомневалась ни разу. Сердце отмеряло секунды.  Маятник снова качнулся. Разбойники занервничали, они перестали понимать слова этих двоих, и от неизведанности стали боятся еще больше.
— Не слушайте этого утырка, госпожа. Уверен, хозяин оценит ваше участие...
Кто-то из них подгонял ее в спину глупыми предложениями. Они боялись смерти, но Силейз ни повела даже ухом, не упуская взгляда от солдат по ту сторону границы.

+1

9

И тут Дэмиан понял, что имеет дело с не менее упёртым оппонентом, чем он сам, а таких он встречал крайне редко. Загадочная эльфка была непоколебима, словно стальной замок в руках неумелого взломщика, и отчаянно продолжала диктовать свои угрозы. До сих пор её мотивы оставались непонятными для нильфгаардского командира. Сколько он не всматривался в её цвета морской волны глаза, ответов в них Дэмиану найти не получалось. Она была столь уверенна в себе, невозмутима, хладнокровна, от чего ему на миг показалось, что вместе с ней в зарослях сидит ещё с дюжины две остроухих лучников. Впрочем, он был уверен, что на этой поляне они одни, а за тенью деревьев и листвы кустов прячутся лишь его верные арбалетчики, и что бы она там не говорила, простому сброду с большой дороги эти парни в крылатых шлемах были не по зубам. Сейчас лишь в этом ротмистр мог быть уверен безоговорочно. Однако наличие чародейки делала этот козырь в рукаве скорее подкреплением нильфгаардскому отряду, который уравнивал силы обеих сторон. Противостоять магии они были не в силах, однако Дэмиан понимал, что заклинание истощит её достаточно, чтобы оставшиеся в живых могли танцевать только со сталью. Будь она боевой чародейкой - отряд чёрных всадников превратился бы в груду чёрного пепла ещё до того, как контрабандист  и компания приблизились на расстояние, достаточное для того, чтобы хорошо рассмотреть их. А как беспощадно орудуют магией боевые чародеи ему довелось увидеть однажды, под Содденом.
Одна за другой мысли заскакивали в сознание Дэмиана, вырисовывая нечёткую картину предполагаемых возможностей незнакомки, чем больше он задумывался и вспоминал - тем больше осознавал, что Великое Солнце сегодня на его стороне. Однако, несмотря даже на понимание того, что неравенство сил было явно не в сторону противника, он не отважился на агрессивные действия, ибо, по сути, стычка между ним и чародейкой была не более чем недоразумением, не стоящим такого риска. Всё так же держа свои руки сложенными на груди, пренебрежительно взглянув на поднятую женскую ручку, готовую выпустить в него нечто похожее на струю волшебного огня или магические молнии, он наконец молвил:
- Ты действительно считаешь, что этот агрессивный жест произведёт на меня впечатление? Я не при оружии, мои люди не вытащили свои клинки, и ты, будь добра, уважай законы переговоров, - выражение его лица сменилось с угрюмого на ухмыляющееся, будто бы отец смотрит на своё дитя, пытающееся научиться ходить, - мы можем до Судного Дня стоять на этой поляне и рассказывать о своих боевых возможностях, как дети угрожать друг-другу и доводить наше терпение до белого каления. А можем, - голова Дэмиана немного наклонилась вправо, а физиономия снова приняла привычный ему угрюмый вид, - пойти на компромисс и, как я уже сказал, оба остаться в выигрыше. В текущие задачи моего отряда не входит ни убийство чародейки, ни её доставка закованной в двимерит к холодным темницам в Нильфгаард, поэтому оставь эти свои пустые догадки и домыслы при себе. У нас был совершенно другой приказ - поймать предателя и забрать магический артефакт, который он нагло украл у нас. А что до гарантий...жизнь не даёт нам стопроцентных гарантий ещё с самого рождения. Каждую ночь мы засыпаем с надеждой вновь проснуться живым следующим утром, при этом не имея никаких гарантий. В наше время гарантии - это исключительно роскошь, которую мы не можем себе позволить.
После этих слов он глубоко вздохнул, с трудом подавляя пытающийся вырваться гнев, который в этой ситуации был ни к чему и мог привести к позорному провалу, которого он так не хотел. Сейчас важнее всего было придумать условия шаткой сделки, которую он предложил вместо кровопролития, которое так и норовило начаться. Взгляд Дэмина внезапно стал неестественно живым, а уголки губ едва ли заметно сдвинулись для создания приметной лишь ему ухмылке. Ротмистр был доволен гениальной на его взгляд идеей, которая поразила его лысую голову.
- Как я уже сказал, у нас не было приказа убить тебя, так как ты не входила в наши планы. Нам нужно доставить предателя и вернуть артефакт, но мы не знаем, что он украл. Что ж, может быть, это и к лучшему. Ты уйдешь отсюда живой и невредимой с недавно полученной тобой магической вещью, если ты поможешь достать мне другую. И, разумеется, отдашь нам дрожащего за твоей спиной, - холодный взгляд Дэмиана устремился на людей позади Силейз, - выродка Бернарда, из-за которого, собственно, мы здесь. Если ты так любишь гарантии, я дам тебе одну. Я прикажу моим стрелками выйти на поляну и держать оружие на виду. Я, Дэмиан Насс, дам слово офицера, что не пренебрегу условиями предложенной мною сделки.  А слово моё, поверь мне, крепче любой краснолюдской стали, и нарушить его означает для меня предать всё, во что я верю и чему служу. Неловко это признавать, но сегодня именно тебе решать, окропится ли зелёная трава этой поляны человеческой и эльфской кровью.
Его голос замер в ожидании. Почему-то командир ожидал очередной пренебрежительной эльфской улыбки и гневного отказа, который стал бы последним шагом к скрытому приказу выпустить арбалетные болты. Его гнев был невозможно было усмирять долго, его природа неудержима, как голодный оборотень. А что его утолит - окровавленное лезвие фамильного меча или недовольные вопли на своих подчинённых - решать только незнакомке. Получалось весьма забавно, однако раньше такие вещи он не мог позволить решать кому-то, кроме него самого. Но даже ярость не заставила бы нильфгаардца нарушить своё слово, которое он давал очень редко и мало кому.

+1

10

[AVA]http://s5.uploads.ru/xZ1Mz.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Силейз только усмехнулась, пожимая плечами, но руку так и не убрала, проигнорировав упоминание о неком правиле переговоров. Они с самого начала не сказать, что бы проходили очень гладко.
— Твои лучники, моя магия. Все честно, человек.
[indent=1,0]Ни одного движения, даже дышать через раз, она не собиралась сдаваться ни сейчас, ни когда-то в будущем. Слишком напряженная ситуация, что бы вот так просто вспоминать о каких то правилах, тем более, что не сведущая в военной тактике и стратегии чародейка и вовсе сомневалась в их существовании. О том как происходят переговоры ей было не в досуг изучать перед этим часом, ведь ровно как Дэмиан не был готов к необычному «магическому» сюрпризу, так и Силейз не думала что задерживающийся контрабандист принесет ей хвост из армии черных. Что ж, по крайней мере этот день уже врятли мог стать хуже.
[indent=1,0]Более она не перебивала мужчину, слушая его внимательно, но несколько безразлично. Ее голова словно в насмешку наклонилась в бок, а с губ так и не спала мягкая полуулыбка. Удивительно раздражающая способность эльфов смотреть на вопросы смерти свысока. В случае же Силейз, облаченная в спокойствие и холодность, она дополняла картину некой возвышенности собственной расы. Только в самом глубине мелькнул огонек любопытства, хотя это и был лишь отблеск энергии в глазах.
— От угроз к философствованиям. Интересно. Да, это отражает всю нашу жизнь от самого начало до самого конца, но мы здесь не возвышенную беседу ведем о смысле бытия. Да, мне нужны гарантии, потому что ты не «жизнь» и не метафизическое явление, что бы гадать « а повезет или не повезет». Ты смертен, вроде из плоти и крови, а значит в состоянии дать что-то помимо слова. Я тоже могу сказать многое. Но вот исполню ли я данное...
[indent=1,0]Она задумчиво скосила взгляд к небу, из-за чего свет упал на ее приятное, ухоженное лицо. Яркие глаза и необычайно насыщенный цвет волос прекрасно обрамляли несколько отчужденное эльфское лицо.
— Проверять твои слова на крепость тоже не с руки. В одном из вариантов никто уже не узнает о нарушении обещанного. Ты можешь много говорить красивых слов, незнакомец, но в моих словах тоже есть правда и ты знаешь это.
[indent=1,0]Она не сразу опустила взгляд, словно увидела в небе что-то по-настоящему интересное, но на деле, лишь раздумывала над предложением. С одной стороны честнее было бы отстоять уже свободу разбойников, а с другой – ей было действительно по чародейски все равно что с ними произойдет. И с предателем, соответственно тоже.  К тому же, угроза своей жизни и понимание того, что вся эта группировка по доставке товаров наверняка совершала и более страшные злодеяния. Например убивали свидетелей, прохожих, отнимали артефакты и у простых торговцев с большой дороги. А с другой... с другой более простое решение вопроса. Мальчишки за спиной красно-черного останутся живы, разбойники после разрыва соглашения так или иначе перестанут творить все, что заблагорассудится на территории Севера. Уж в их «порядочность» чародейка совершенно не верила. Так что же выбрать?
[indent=1,0]Взгляд Силейз опустила не сразу, сощуривши ясные глаза и недовольно цокнув языком. Но взамен грубого отказа, Дэмиан услышал следующее:
Хорошо. Гарантии и они ваши. Мне нет до них дела, а что касаемо пре...
[indent=1,0]Договорить женщине не дали. Кто-то из разбойников раньше прочих понял в чем дело и крепко сжав рукоять полу ржавого бастарда закричал. Громко, пронзительно, с таким криком только идут на смерть, что бы не так страшно было. В целом он и пошел, размахнувшись железом в намерении достать хотя бы чародейку. Лезвие прошло опасно близко от ее бедра, но женщина лишь покачнулась, скорее от неожиданного выкрика, чем от молниеносной реакции, но все таки, смогла ухватить незнакомца за лицо, вытянув руку высоко вверх.  И прежде чем смертник смог занести еще один удар.. Искрящиеся молнии на руках выросли, эльфка нахмурилась и высвободила большую часть заряда в незнакомца. Он закричал снова, но уже от боли и хватаясь за женскую руку в попытках вырваться. На глазах его кожа покрывалась синеющими пятнами, разрывалась внутри и снаружи, а место, где его держала чародейка покрылось тонкой корочкой. Лишь секунды... она опускает незнакомца, чьего имени даже не знала. Если, Силейз и могла передумать и выступить на стороне всего этого сброда, было уже поздно. Началась кровавая баня и эльфка только следующим же хлопком и ясной, резкой речью образовала вокруг себя купол, защищая от ударов.
[indent=1,0]Она так и не знала, понял ли Дэмиан ее согласие на сотрудничество, или же ей придется оборонятся от обеих групп воинов, но осторожность не помешает.

+1

11

Следить за пренебрежительными и задорными мимикой и жестами эльфки было одновременно и забавно, и чертовски невыносимо. Мало что ротмистр знал об эльфах и их поведении в критических ситуациях, однако эта особь оказалось исключительно ехидной и сардонической, что, впрочем, складывало общее впечатление касаемо этой гордой остроухой расы.
В то время, как обычный смертный заметно выдавал бы свой страх, стараясь как можно больше снять напряжение и остаться в живых, чародейка решила не следовать указам своего инстинкта самосохранения, разбрасываясь пренебрежительными ухмылками и явным безразличием к смертельной опасности. Прямо в этот момент лишь ей и Дэмиану была предоставлена возможность решить судьбы многих людей, стоявших совсем неподалёку от них. Вернётся ли кто-то из них домой, к любимой жёнушке и, возможно, игривым детишкам, или заставит их убиваться от отчаяния горьким известием о своей смерти, или же вернётся обратно в к костру в центре бандитского лагеря, к своим братьям по оружию, чтобы вновь выпить кружку-другую доброго эля и отправиться на большак грабить беззащитных купцов - решать лишь командиру в алом облачении и загадочной эльфской чародейке. Впрочем, не будь её на поляне, Дэмиан уже давно и сам решил этот вопрос - быстро, безжалостно и кроваво, не скорбя ни об одной душе, которая покинула бы своё бренное тело на этой поляне - таков уж нрав у хладнокровного выходца из Нильфгаарда. По его мнению, лишь такой участи заслуживают предатели и те, кто с ними за одно, а о правильности и правомерности этого решения может судить лишь творец мира сего.
- От угроз к философствованиям. Интересно... - И вновь незнакомка пустила в ход тираду, предпочитая колоть Дэмиана словами, слово иголками, ставя под сомнение правдивость его заверения о мирном выходе из ситуации. По крайней мере мирной для нильфгаардской и эльфской крови, не для падких на бесстыдные преступления бандюков.
"И вновь ты тянешь кота за хвост, хотя обвиняла в этом меня. Всё-таки эльфы в словесных перепалках просто жутко несносны". Отмеченный шрамами офицер не понимал, почему люди, да и не только люди, которым дали шанс на жизнь, когда смерть стоит у них за спиной, так легкомысленно и безрассудно им размахивают, раздумывают, пускают в ход философские речи и размышления о правильности решений. Всё-таки донельзя правдива пословица, гласящая "Пока имеем - не ценим, а потеряв - плачем". Однако, неожиданно Дэмиан услышал то, ради чего он, собственно, спустился с коня и засунул клинок в ножны - некое подобие согласия, которым чародейка удостоила командира нильфгаардского поискового отряда. К сожалению, по непредвиденным и неожиданным, как сама жизнь, обстоятельствам, договорить своё одобрение его предложения она не успела. Всё произошло настолько быстро, что всадники за спиной их лидера не сразу-то и поняли, что, собственно, случилось.
- К оружию! - после жестокого испепеления лица напавшего на эльфку крикуна с железякой, Дэмиан отскочил назад и громко рявкнул приказ отряду, попутно вынимая изголодавшийся по крови клинок. Заметив, что чародейка создала идеальные условия для давно норовившей вырваться из его уст директивы для арбалетчиков, нильфгаардский ротмистр, молниеносно вскочив на своего скакуна, поднял свободную от меча руку, исполняя кистью специальный жест, приказывающий немедленно открыть огонь из укрытий по стремительно наступавших на него и на незнакомку головорезов.
Приятный уху и воодушевляющий сознание солдата свист разрезал прохладный воздух на зелёной поляне, которая вскоре начала стремительно менять свой цвет на алый. Один за одним смертоносные стальные болты рвались вперёд, словно берсерки, разыскивая в пространстве живую цель. Первым упал лысый громила в чёрной жилетке из чёрного меха - первый снаряд попал ему в глаз, почти насквозь пронзив голову, второй же воткнулся точно в грудную клетку, заставляя орущего от боли беднягу свалиться на землю и пролить первую кровь на нетронутой земле. Растерянные, не ожидавшие внезапной атаки из леса, его собратья хватали болты один за одним, и ужасные вопли заполонили всю поляну. Через мгновение смертоносный дождь закончился и выжившие в страхе бросились на утёк в разные стороны, однако уйти далеко им не удалось: смерть от кавалерийских клинков настигла их столь же внезапно и молниеносно, как и арбалетные болты мягкую плоть своих жертв.
Наконец Дэмиан смог наполовину удовлетворить долго сдерживаемый в мнимом вольере гнев, добивая остатки разбойников.   
Однако что-то неизвестное, даже скорее забытое им не давало ему покоя. Невыполненная задача, прикрываемая кровавой яростью, вылетела у него из головы, словно соловей из клетки на свободу. Крепко сжав челюсть, с нахмуренным лицом ротмистр покинул седло собственного коня, выискивая среди павших от безжалостного смертельного дождя нужного ему человека. К счастью, найти его не составило труда - паршивец Бэрнард стонал от пронзившего его лёгкое тяжёлого арбалетного болта. Опасная рана сильно кровоточила, и шансы на выживание контрабандиста катастрофически стремились к нулю, что Дэмиан довольно скоро осознал, уже проклиная судьбу за нагло отобранный у него шанс поглумиться над долго преследуемой целью, которая за время погони успела порядочно измотать нервы офицера. Присев на одно колено над захлёбывающимся в крови худощавым коротко стриженным мужичком, которому на вид было не больше 24 лет, нильфгаардец, ухватившись за болезненную рану, злорадственно произнёс:
- Ах, Бэрнард...а ведь я и подумать не мог, что это будешь ты. Империя кормила тебя, поила тебя, и так ты отплатил родине, паршивый ты сукин сын? Не ожидал, что правосудие настигнет тебя так скоро? - после этих слов, даже не дождавшись ответа, которого, скорее всего, и не последовало бы, Дэмиан одним резким движением вырвал из кровоточащего ранения короткий болт, чем вызвал неистовые вопли несчастного и корчащегося от боли Бэрнарда. - Пускай это будет последнее, что ты увидишь в своей жалкой жизни, ублюдок! - с этой фразой командир в алом облачении плюнул прямо в лицо бедняге, а затем яростно всадил мученику болт прямо в левый глаз с такой силой, что, казалось, у последнего чуть не вылетели мозги из черепной коробки.
Так и закончилась не очень долгая жизнь контрабандиста Бэрнарда, о котором мало кто и мало чего знал - болевой шок отправил его на тот свет, и тело обмякло в крепких ручищах Дэмиана.

***

Когда спектакль окончен, время исполнявшим его актёрам выйти на сцену. Так и командир отряда со своими подчинёнными подошёл к незнакомой чародейке, которая, в принципе, даже не успела поучаствовать в недолго длившейся резне. Однако агрессии нильфгаардцы не проявляли. Вновь находясь в непосредственной близости от эльфки, Дэмиан почувствовал ещё большую власть над теперь уже беззащитной женщиной, которая лишилась своего последнего шанса на победу над оппонентом. Ярость всё ещё звала его кромсать и убивать, однако ротмистр, крепко и с характерным звуком трения кожаной перчатки о рукоять, сжал ручку своего клинка, поднеся перед собой окровавленное идеально острое лезвие фамильного клинка, который в этот момент казался ему невообразимо грациозным и изящным. Ещё мгновение, и взгляд командира перевелся с режущей кромки своего меча прямиком на лицо эльфки, которая, скорее всего, ожидала коварства и подлости.
- Сегодня, - взор Дэмиана вновь обратился на алое лезвие, в его глазах играло не скрываемое высокомерие, а в голосе - гордость, - ты удостоверишься в том, что даже даное оппоненту обещание нильфгаардский командир не нарушит ни при каких обстоятельствах.
С этими словами его клинок с характерным приятным звоном вошел обратно в ножны, тем самым разряжая ситуацию и не развеивая любые сомнения о правдивости его слов
- Теперь нам предстоит решить, что делать дальше.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-07-27 02:02:40)

+1

12

[indent=1,0]Битва была коротка как молния, но рефлексы все равно заставили тело напрячься тело, когда до чуткого эльфского слуха донесся свист. Плотный щит защитных чар, которые Силейз Десмор изучила в аретузе так же сверх нормы, принял на себя несколько из них, не пропустив к хозяйке ни на йоту. Железные наконечники сталкиваясь с пластинчатым полупрозрачным свечением отскакивали как от холодного панциря. А дальше — было не ее дело. Рыцари нильфгарда как псы спустившиеся с цепей вклинились в небольшую толпу головорезов, разбойников и контрабандистов, не оставляя живых. Редкая трава окрасилась в бардовый, а небо наполнилось криками. Криками идущих в бой и криками умирающих. На мгновение Силейз прикрыла глаза, вслушиваясь в то, как небо проглотило последние крики и за мгновенье поляну накрыла тишина. Вот был человек и не было человека. Вся жизнь в простой картине.
[indent=1,0]Щит растворился так же быстро, как и появился. Чародейка выпрямилась, сняв с головы капюшон и оглядываясь по сторонам. Солнце и впрямь было на стороне нильфов, ведь среди всей группы черных солдат она не увидела ни одного раненого, но отметила, как легко среди компании «врагов» она терялась в своей исключительно черной одежде.  Если бы только конечно не яркие, кроваво-красные волосы, отлично гармонирующие с окровавленной землей.. Она сделала лишь пару шагов, прежде чем посмотрела на командира нильфгардского «преследования». Брови ее нахмурились, стоило солдатам сделать несколько шагов в ее сторону. Рука, все без тех же сомнений и страха вновь поднялась на уровень груди. Мгновенье. Сила проявила себя, скользнув по лини  руки от локтя уже ранее видимой молнией. Десмор потратила не так много сил, чтобы стать менее опасным противником, пусть и без поддержки «мяса» она не могла позволить себе даже склонить голову в почтении.
— Ты знаешь правила, сын Солнца. Стой, где стоишь.
[indent=1,0]Она не сводила с него взгляда и уже почти физически ощущала его внутреннее превосходство. То, как расслабленно он сделал шаг, глянул на меч, полный алых капель, стремящиеся по линии кровотока к острию. Брови чародейки нахмурились, ведь она прекрасно понимала о том, что соглашение черные могли и не соблюдать. С мертвого, как говорят, никто ничего не спросит. Но взамен панике она начала думать, планировать, пробуждать силу, что бурлила в ее крови и ласковым котенком отзывалась на ее зов.
— Сегодня, — Силейз только вздернула подбородок, не с меньшей гордостью ловя высокомерие незнакомца. Что бы он не выбрал у ее будет достойный ответ.  Секунда. Вторая. Пауза начала раздражать, — ты удостоверишься в том, что даже данное оппоненту обещание нильфгаардский командир не нарушит ни при каких обстоятельствах.
[indent=1,0]Соглашение не нарушилось,и только после еще нескольких коротких секунд наблюдения она опустила руку.
— Достойно. — коротко бросила чародейка, и, невзирая на трупы перешагнула один из них, двинувшись в сторону леса. Но, от одних слов она не выглядела до конца расслабившейся. Эльфская чародейка жила не первый десяток лет и понимала, что на слова веры не много, но и отпугивать лишним недоверием не стоит. Лезвие меча Дэмиана оказалось в ножнах. Силейз обернулась к нему.
— Если вы хотите получить что-то взамен утраченному, то нужно двигаться к основной базе. Она не слишком далеко от сюда, но придется идти через лагерь, где должны были быть еще двое. Хотя я не думаю что для вас это большая проблема. — чародейка задумчиво щелкнула пальцами пытаясь вспомнить имена тез двоих, но так они и не пришли ей на ум, — не важно. А дальше на восток есть и сама хижина Михайля. Он занимается не первый год своим ремеслом и Бэрнард, - взгляд прошелся окровавленному болту, торчащего из глазницы человека одним лишь оперением, — был один из его главных людей. Если удача улыбнется вам, то добывать сложными путями контрабанду не придется. Мне в любом случае нужно забрать лошадь, а вы можете подождать здесь.
[indent=1,0]«Но не будете, потому что иначе меня ничего не остановит просто не вернутся»
[indent=1,0]Оборачиваясь обратно и продолжая шествие чародейка коротко улыбнулась, даже не сомневаясь в том, что нильф пойдет следом. Впрочем, он мог ее и удивить, но тогда и Силейз нечего было здесь больше делать.

+1

13

"Всё играешь с огнём". Нильфгаардец уже осознавал, что сейчас чародейка просто "виляет хвостом", словно хитрая лиса, пытающаяся загнать дичь в ловушку. Несмотря на то, что незнакомка согласилась с его предложением, тем самым подписав шаткое соглашение о мире, или, как минимум, нейтралитете, положиться на неё сейчас было нельзя. От самой их неожиданной встречи и до этого момента она не сделала ничего, что заставило бы офицера со шрамами полностью ей довериться. Если кто-то и желает затеять игру, то сегодня эта игра будет течь по правилам офицера из Нильфгаарда.
- Ты действительно считаешь, что просто возьмёшь и зашагаешь спокойно в лесную чащу, тем самым избавившись от надоедливого "хвоста"? - недовольно стрельнув фразой в сторону чародейки, он зашагал ей вдогонку. Примеру лидера поспешно последовали и бравые мечники его отряда, заливая мирную поляну режущим ухо бряцанием доспехов. Стрелки с арбалетами же лишь сделали несколько шагов к и без того громоздкой процессии, держа необходимую дистанцию.
Вновь достаточно близко подойдя к чародейке и дождавшись, пока она обернётся, ибо поворачиваться спиной к человеку дворянской крови, когда он говорит с тобой, есть неслыханная дерзость, Дэмиан продолжил молвить:
- Я прекрасно понимаю, как ловко ты хочешь удрать от нас, скрывшись в лесной темени и не дождавшись, пока мы поспешно подбежим. Но бегать за тобой, словно дети за матерью, мы отнюдь не собираемся. Командование этой операцией по прежнему держу на себе я и отпускать не собираюсь. Раз уж мы договорились о своего рода сделке, то будь так любезна, - в этот момент ротмистр насупился от непривычки, ибо раньше ему не приходилось считаться с кем-то, кто слабее, чем он, да и выражения он привык использовать "пожёстче". Правда сейчас было самое время сдерживать их как можно дольше, ибо вроде бы такая простая вещь, как слова, может разрушить их внезапно появившееся путешествие в клондайк украденных артефактов и одновременно штаб шайки контрабандистов, что было для Дэмиана куда важнее, чем ругаться и щеголять. Коль того требует Великое Солнце, так тому и быть. - следуй деталям и правилам этой сделки должным образом. Ты пойдёшь с нами и будешь идти рядом до самой, как ты её назвала, основной базы вместе с её обитателями. Их имена меня не интересуют, у них сегодня назначено свидание с загробным миром. Сучьи дети поплатятся за то, что посягнули на сокровища великой Империи. - окинув взглядом грациозную фигуру чародейки, нильфгаардец отметил для себя, как гармонично сочетаются её алые волосы с затопленной кровью контрабандистов поляной. Будто бы эта земля питала её энергией, а чужая кровь лишь придавала ей сил. Всей это картине чудным образом удавалось выглядеть одновременно и зловеще, и чертовски привлекательно.
- Что касается варварского лагеря неподалёку отсюда, - почесав ухоженную щетину, офицер скорчил задумчивую мину и повернулся к своим людям, - возьмём его так же, как взяли эту шайку. Матыас, твои стрелки снова будут прикрывать нас с флангов, попытайтесь максимально окружить неприятеля. Мы не знаем точное количество вражеских голов, и ваши болты сегодня вновь послужат нам козырем в рукаве. Остальные со мной. К нужному месту нас приведёт чародейка, - после этих слов он снова повернулся к ней и на этот раз смотрел своим ледяным взглядом прямо в глаза Силейз, будто пытаясь заморозить её душу, - ей предстоит идти рядом с нами и не вытворять никаких фокусов, если она хочет сегодня остаться в живых и уйти своей дорогой. А что до тех двоих, через которых нам придётся пройти, - Насс зловеще ухмыльнулся, предвкушая свои следующие слова, - я предоставлю тебе шанс заслужить милость Великого Солнца и убить их самостоятельно, доказав таким образом, что ты на нашей стороне. От тебя они не ожидают удара, и проблем с устранением мерзавцев у тебя возникнуть не должно. В любом случае мы будем прикрывать тебя из леса. Ступай, - дождавшись, пока незнакомая ему женщина поспешно направится в сторону следующей "кровавой полянки", Дэмиан и его отряд последовали за ней, замыкая процессию и стараясь идти максимально тихо, ибо кто знает, что может поджидать их в пограничном лесу. Бывать здесь ему до сегодняшнего дня не приходилось, и эти места он знал не лучше, чем основы алхимии. Проламывая сапогами сухие ветки и шелестя листвой под ногами, он думал о том, правильно ли поступил, поставив чародейку в "голове" их бравой процессии. Одному Великому Солнцу известно, куда их заведёт неожиданная попутчица. В этом мире такие люди преследуют лишь свои интересы и нередко бьют ножом в спину тех, с кем совсем недавно скрепляли договор рукопожатием. С другой стороны, численное и силовое преимущество теперь было со стороны нильфгаардского отряда, и в этом мире вряд ли нашлись бы герои, которые так глупо и неоправданно попытались бы напасть на вооружённый и подготовленный отряд нильфгаардских солдат, нелепо покончив жизнь самоубийством. Однако, сомнения всё же терзали сознание лысого ротмистра, вытекая нескрываемой угрюмостью и хмуростью его выражения лица. Нередко он проверял, на месте ли его острый клинок, которым он не так давно отобрал жизни у нескольких человек. Нередко поглядывал и на идущую немного впереди чародейку, которой сегодня он доверил роль проводника. Кто знает, насколько правильное было принятое им решение? На этот вопрос сможет ответить лишь время.

*

Описать в следующем посту предлагаю тебе схватку в лагере с двумя контрабандистами и тот момент, когда мы все уже дойдём до основной базы

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-08-20 21:20:01)

+1

14

[indent=1,0]Силейз, не смотря ни на что, сохраняла каменное спокойствие. Раздражающая черта для тех, кто любил пощеголять собственной властью и величием. Казалось бы, она загнанна в ловушку и ситуация совершенно не на ее стороне. Казалось, вся власть над ситуацией полностью принадлежала ротмистру Нильфгарда, и ей необходимо было прятать глаза и опускать голову в плечи. Но нет. Словно королева среди глуши, как опасный противник или просто как личность, утратившее всякое понятие страха, чародейка только усмехнулась. Усмехнулась на слова нильфа о том, что она обязана. На слова, пропитанные едкой сутью собственной гордыни и мнимого величия. Ей это казалось самую малость забавным и даже немного смешным. Взамен того, что бы оставить ситуацию предназначению и проводить мирный диалог, Дэмиан стремился урезонить чародейку, растоптать ее гордость и показать себя хозяином. Он нагнетал обстановку, намеренно или нечаянно проявляя всю свою несдержанность и агрессию. Силейз молчала. Ситуация шла, как то было запланировано ей, черные поступали так, как того хотела она. Чародейка не демонстрировала ни силу ни власть, но безразличием показывала яснее солнца то, что угрозы, пусть и завуалированные, но меткие совершенно не тревожат ее. Кто еще из них двоих по настоящему играл с огнем?
— Тогда прошу за мной, о великий и ужасный «командир», — тонкие губы расплылись в издевательской улыбке а левая бровь вопросительно изогнулась. О да, она определенно ждала от Дэмиана очередной яростной нападки, — Или мы постоим тут еще, подождем, пока ты самоутвердишься?
[indent=1,0]И, пусть слова были резкие, голос был нарочно безразличный. Таким тоном не уязвляют, а говорят очевидные вещи. О погоде или например, еде.

***

[indent=1,0]Небольшой лагерь стоял там же, где должен был. Несколько палаток стоявшие вкруг были сооружены наспех и отличались явным не профессионализмом. В стороне стояла другая, ее собственная, сооруженная человеком, путешествующим ни один год в одиночестве. В центре поляны, вытоптанной не одним человеком, был костер, от которого еще совсем недавно несло теплом, но угли уже даже не тлели. В этот лагерь никто не вернется. И, пусть чародейке была свойственна жалость к людям и внимание к их судьбам, судьба контрабандистов и наемников отзывалась в ней лишь пустотой. Они не были лучшими людьми, их не за что было жалеть, и как бы не хотелось признавать, отряд нильфов скорее совершал добро, нежели зло. Предательство совершенно не тяготило ее душу, быть может правы кметы, в чародейской груди ее попросту не было.
— Гспжа чародейка, — первым навстречу ей выпрыгнул щетинистый мужчина, высокий, если не сказать громадный.  Неприятный внешне, неприятный даже по голосу. Предатель родины и дезертир, решивший, что грабить проще, чем воевать. Но война пришла к нему даже в этот лагерь, — Щитось этого.. не прибыл малыш? Стало быть, разрываете вы договор с главным? Нехорошось это, гспжа чародейка.
[indent=1,0]Мужчина угрожающе сощурил блекло-серые глаза, но Силейз вновь продемонстрировала безразличие, хотя бугай определенно возвышался над ней почти на половину ее хрупкого тела. Она даже унизительно не подняла голову вверх, а лишь отошла, что бы смотреть за разбойником на своем уровне.
— И как же мне сгладить свою вину? – в женском голосе, холодном и «чужом» проскользнула угроза. Насмешливая, но ужасающе безразличная. Нет ничего страшнее этого чувства. Чувства что кому-то все равно. Но не знал этого дезертир, а лишь широко улыбнулся, демонстрируя всему миру отсутствие некоторых зубов. — Может этого.. — взгляд недвусмысленно прошелся по фигуре красноволосой. Действительно. Ни один смертный муж не оставался равнодушен к магической красоте. Пробуждала она, от малого ума что-то в мужчинах, что-то низменное и отвратительное. И если бы ранее, она просто проигнорировала выпад и двинулась  намеченному плану, то сейчас остановилась и кивнула.
— Хорошо.
[indent=1,0]Но не было в ее словах похоти, желания или радости. Обман был столь явен, что становилось не по себе от абсурдности ситуации. Но бугай только удивленно заморгал, не зная, радоваться или бежать. Где-то на границе его сознания мелькнула опасная мысль о ловушке, о лживости чародейки перед ним. Но как зародилась она, эта хрупкая мысль, так и умерла, когда тонкие руки женщины оплели широкую шею, ласково, нежно. Как губы раскрылись ее..., и разряд осенил ладони. Это был быстрый и бесславный конец. Без пафоса, красивого сражения или героизма со стороны самой Силейз. Она смотрела на неестественно упавшее тело и вновь подумала о том, как быстро смерть может наступить и как неосторожна сама жизнь. Ни сожалений. Ни горести.  Лишь пустые раздумья о будущем и том, как все могло повернуться иначе с самого начала. Видимо такого предназначение. Их – просто умереть,  исчезнуть из жизни как вырванные страницы из чьей то, чужой жизни. Ее – привести отряд нильфгардцев к их мелочному, но старому врагу.
[indent=1,0]Рука эльфки поднялась над трупом и в следующее мгновение, пересохшие губы произнесли заклинание, а «тело» встало. Вернее сказать, пропало, а взамен огненоволосой колдуньи стоял тот самый дезертир, как живой. Неотличимый, настоящий. Искусная иллюзия человека, имени которого чародейка так и не смогла вспомнить.
— Ну куда они запхропастились, а? Дхрать их через тхри сосны, вехрно я говохрю, да? — со спины она услышала голос. Скрипучий как прогнившая лестница и едкий, как яд опасного зверя. — Дёхру надо давать. Ежели их там пехребили по нашу душу придут, ага. Ты как захочешь, а мне моя жизнь дохрога. Ну что. Пойдешь со мной? – Силейз кивнула, но разбойник видел лишь кивнувшего дезертира, неестественно спокойного, — Ну хохрошо, хохрошо. Тогда давай обнесем стоянку ведьмы, уверен заханыхрила она что-то у себя в подсумках. И кобылу ее уведем. Чахродейские кобылы они ж того, во!
[indent=1,0]Дезертир-Силейз вновь кивнул и второй наемник, не подозревая о том, что смерть правит этим балом, довольно закивал, сразу намылившись в сторону одинокой палатки в стороне. Эти двое оказались предприимчивее тех, что двинулись вместе с ней к границе, но слишком медлительными. Уйдя они хотя бы часом ранее, судьба вновь распределилась бы иначе, или и это был ее коварный план? Чародейка подошла ближе к  тощему разбойнику и так же положила руку ему на шею. Хотя со стороны выглядело так, словно дезертир оставил лапищу на хрупкой плече товарища. Вновь сизый всполох, резкий и болезненный. Несчастный только и успел охватить широкую лапищу и издать кряхтящий стон, позже тут же рухнув навзничь. На шее у него виднелся ожог, а в глазах кровавой пеленой полопавшихся капилляров застыл страх. Но она не смотрела на его глаза,  на то, как последние секунды жизни уходят из тела, и холоднеет глубина взора. Только переступила тело, развеивая иллюзию. Два тела. Два трупа. И никаких угрызений совести.
— Надеюсь этого достаточно? — не оборачиваясь спросила чародейка, двигаясь в сторону собственной кобылы, что настороженно, но настойчиво начала покрывать щеку и висок эльфки своими влажными «поцелуями», пробуя на вкус пот, признавая хозяйку и нетерпелива переступая с ноги на ногу. Она резко повернула голову в сторону появившихся нильфов, и в глубине глаз морской волны не было ничего.  А потом она резко улыбнулась, словно подбадривая.
— Или вы желаете что-то еще? – в ее голосе яснее ночи проскочила легкая тональность язвительности.

***

[indent=1,0]Не изменяя себе и внезапно свалившемуся на плечи «договору» чародейка вела нильфов прямиком к лагерю, даже не оглядываясь в их сторону. Ей хватало тяжелых шагов солдат за ее спиной и хруста веточек даже под самыми осторожными среди них. Оседлав Жемчуг она тоже не особо задумывалась, какой шум издает, и невольно поглядывала на собственные ладони. Боевые чары истощали ее сильнее, чем многих других и кожу немного покалывало остатками магии. С каждым таким фокусом сила убавлялась в ней, чего нельзя было сказать по уверенному силуэту эльфки, облаченной в черные тона.
— Мы почти приехали, — отрывая взгляда от коротеньких пальцев произнесла чародейка, замедляя шаг и подравниваясь с командиром черных, несмотря на его возможные недовольства. Это надо же, уважаемому нильфу ехать наравне с северной чародейкой. Да еще и эльфкой. Но любые язвительные замечания Десмор бы проигнорировала, —  И этот бой не  будет так прост, как предыдущий. В лагере больше двадцати голов по обыкновению, не считая возможных гостей.  Среди них большое количество опытных дезертиров войны или разбойников других шаек. Им далеко до обученных воинов, но, подозреваю, знают они территорию лучше вашего, и раз располагаются здесь продолжительное время, готовы оборонять. На что способен сам «глава» я не знаю. Могу предложить лишь вашему «славному отряду» скрыть ваше «яркое» отличие за иллюзией. Станете разбойниками на некоторое время для преимущества неожиданности.
[indent=1,0]На этих словах эльфка только пожала плечами, демонстрируя что ей в общем то все равно и на иллюзиях она не настаивает. Но вот глаза не сводились с лица собеседника. Ей было немного любопытна, как далека гордыня той стороны яруги.

+1

15

Лесная чаща на границе между севером и югом завораживала своим относительным спокойствием: ближе к столице империи фауна ведёт более активный образ жизни, если можно так выразиться. Бывает, блуждаешь по Нильфгаардским лесам, а на пути то лань испуганно проскочит, то белка на старое дерево вскарабкается, то кролики поспешно совокупляются. А если говорить короче, задуматься и уйти в себя животные не позволят - вечно отвлекают да пугают посторонними шорохами. На границе же ситуация уже иная - вокруг только и слышно мирное шелестение листвы от дуновения летнего ветра да убаюкивающее пение птиц над головой. Мало кому известно, что жестокий выходец из Нильфгаарда Дэмиан Насс чертовски любит времяпровождение среди живой природы на родине. Возможно даже никому и не известно. Лишь Великое Солнце знает, кому там ротмистр на протяжении своей жизни проболтался о своей любви ко флоре и фауне. Одно ясно: моменты ожидания чародейки среди скоплений листьев и веток были для офицера единственным приятным наслаждением за всю эту унылую неделю. Хорошее всё-таки расположение для лагеря выбрали эти двое - небольшая полянка с парой свежих пеньков и небольшой ручеёк, протекающий меж собранных наспех нескольких палаток: неплохой источник пресной воды и бесконечная приятная для ушей мелодия. Где-то внутри лагеря над костром жарилась дичь, о чем свидетельствовали небольшой столп дыма и аппетитный запах подрумянившегося мяса. Печально, что спустя пару мгновений этот пейзаж будет испорчен парой вонючих трупов, с которыми вот-вот должна разделаться до сих пор незнакомая нильфгаардцам эльфка.
- Хитро, - внезапно появившийся среди остальных звуков тихий голос следопыта Эрнана заставил Дэмиана оторваться от ковыряния упавшего с дерева листка и взглянуть на заказанное им же убийство в лагере, - чертовка знает, как заманить соперника в ловушку. Заставила ублюдка расслабиться, создав иллюзию нежного поцелуя, и поджарила, словно тушку поросёнка. Великое Солнце, господин ротмистр, я бы не стал доверять ей!
- Тише ты, - Насс пренебрежительно махнул рукой, утихомиривая начинавшие набирать громкость фразы солдата, - убить её мы всегда успеем. А вот перетянуть на нашу сторону и заставить работать на нас - уже другое дело. Более выгодное. К тому же, без неё мы не найдём... - Дэмиан осёкся и замолчал, так как был ошеломлён увиденным на поляне колдовством. Вместо привычной ему чародейки стоял разбойник, которого она только что отправила на тот свет. Комментировать это он не стал, лишь недоверчиво сжал губы и покачал головой. Впрочем, сказать ему было особо нечего. Люди, обладающие магическим даром, хранили в себе множество секретов, навыки и способы применения магических способностей разнятся у каждого "одарённого". Так или иначе, загадочная эльфка в тёмном облачении исполнила его приказ, прибегнув при к особому подходу. Хоть ротмистр и предпочёл бы более жестокий способ расправы с северными бандюками, он всё равно остался довольным выполненной задачей. Даже если чародейка и пыталась каким-то образом обмануть его, по крайней мере сейчас она на стороне Нильфгаарда.
Выйдя на поляну и выводя за собой лошадь, Дэмиан взглянул на небо. Темнеет, мать его. Стоит поторопиться и закончить операцию до того, как кромешный мрак накроет эти подозрительно спокойные земли. Разбивать лагерь здесь не входило в планы лысого офицера, однако если ситуация того потребует, его выбор остановится на этой незадачливой разбойничьей стоянке. Это конечно не роскошные шатры с прислугой и эмблемой Великой Империи, однако во время выполнения особых поручений на границе, могло быть и хуже. "Н-да, странное место. Время здесь воспринимается иначе".
- Надеюсь этого достаточно? Или вы желаете что-то еще? - колкие фразы эльфки уже относительно давно не "резали"ему ухо, от чего Насс начал было задумываться, всё ли с ней в порядке. Однако уже привычные ему язвительные реплики вновь полетели из её уст, так и норовя пробить его и без того шаткое самообладание. Огрызаться в ответ нильфгаардец не стал, уж слишком сильно он был занят проверкой личных вещей в седельных сумках на лошади. А может и просто симулировал погружённость в своё незадачливое занятие. В любом случае, единственным его ответом остался лишь брошенный ей прямо в морского цвета глаза гневный взгляд и сопутствующая его гордо поднятая голова.

***

Быть может, простого путника и утомили бы эти бесконечные поездки по пограничным лесам, да ещё с таким шумным балаганом в виде бряцающих доспехами снаряжением солдат в чёрных крылатых шлемах, но только не Дэмиана. Впрочем, может быть его бы это и раздражало, но только в иной ситуации. Сейчас же немолодой офицер на своём коне неспешно следовал за ведущей его отряд к цели чародейкой, погружённый в свои мысли он иногда незаметно поглядывал на неё и на то, чем она занимается. А меж тем всем раздумывал, что ему больше нравится - отрубать конечности грязным ублюдками или находится наедине с природой. Впрочем, до самого конца поездки ротмистр к выводу так и не пришел - похоже, что и то, и то являются его любимыми занятиями.
- Мы почти приехали, - появившийся из ниоткуда и прозвучавший совсем рядом с ротмистром женский голос стал для него пробуждающим ведром с ледяной водой. Он резко и враждебно поднял голову, ловя себя на мысли, что это ведь не первый раз его вытаскивают из мира размышлений в мир реальный. "Пора бы в таких ситуациях становиться более бдительным. Старею, что ли?"
Не обратив внимание на то, что эльфка поравнялась с ним, Дэмиан Насс  внимательно выслушал информацию, рассказанную Силейз, затем резко и командно поднял согнутую в локте руку в специальном жесте, таким образом подавая всему отряду команду остановиться. Наездники в латах устремили свои вопросительные взгляды прямо в спину командира и замерли в ожидании приказаний. Пешие же стрелки рассредоточились, пытаясь любопытно разглядеть впереди причину остановки. В этот момент, как будто по заказу, в небосвод разразил предвещавший ливень гром, добавляя брутальности внезапной ситуации.
- Больше 20 голов, говоришь, - лысый ротмистр повернул голову и посмотрел на собеседницу, однако прямо в глаза ей смотреть не стал - уж слишком сильно это отвлекает от тактических мыслей. Задумчиво почесав свою щетину, Дэмиан спокойным тоном продолжил:
- Не самая лучшая новость на сегодня. Если они знают территорию лучше нас, значит где-то совсем рядом могут быть часовые-разведчики, и заметить нас для них не составит труда, ибо мы изрядно так шумим. Я считаю, что далее нам стоит передвигаться небольшими группами. Стрелков стоит расставить вокруг лагеря и использовать их в нужный момент, как козырь - эта неожиданность обязательно сыграет нам на руку и значительно сократит число потенциальных врагов. К тому же, это поможет посеять панику. Однако, одной из самых главных целей в любой битве всегда остаётся вражеский лидер, - с этими словами он устало вздохнул, пытаясь представить, с чем им предстоит иметь дело, - без него это сомнительное кубло и вовсе превратится в стадо баранов без пастуха, которое мы попросту изрубим на куски. Основной ударной силой здесь будет кавалерия, которая с разбегу "врежется" в разбойничий балаган. И когда все свои силы они бросят на то, чтобы отбиться от наших основных сил, я, чародейка, Эрнан и ещё пара бойцов ударим с тыла. Для этого нам придётся воспользоваться её идеей и изменить наш облик на менее враждебный бандитскому глазу с помощью незамысловатого фокуса, который она продемонстрировала нам в предыдущем лагере.
- При всём уважении, господин ротмистр, - как не странно, один из солдат, коим оказался сержант Рэевен, решил выразить своё возражение с соответственным тоном, ибо негоже знатным вельможам даже на время принимать облик жалких ободранцев с большой дороги, и Дэмиан прекрасно понимал это и без чужих упрёков. Впрочем, после того, как злобный взгляд ротмистра упал на побледневшего от своих необдуманных действий сержанта, Рэевен мгновенно принял решение сменить возражение на ненавязчивый и спокойный вопрос:
- Даже если чародейка поможет нам сменить облик, как же мы...справимся с акцентом? Мы ведь не умеем...разговаривать на всеобщем без акцента от нашего...родного диалекта - возможно, запинающийся от страха сержант даже и не понял, что лишь колоссальная значимость и весомость заданного им вопроса спасла его жизнь от неугомонной кары. Всё внимание Дэмиана нацелилось именно на появившуюся внезапно проблему, о которой он совершенно не подумал. Впрочем, из любой трудности можно найти выход, и это утверждение подтвердил Эрнан, встряв с неожиданным предложением в возникшую дилемму:
- С вашего позволения, господин ротмистр, я могу прикинуться главарём небольшой шайки, которую наколдует нам чародейка. Я родился и вырос в Цинтре, моя мать была северянкой, благодаря чему я учил Всеобщий с "коренным носителем" языка. Смею предположить, что звучание моей речи на Всеобщем практически ничем не будет отличаться от звучания речи поганого северного варвара. Вот, послушайте. Надеюсь, выдвинутое мною предложение окажется вам полезным, - два последних предложения Эрнан произнёс на Всеобщем, который действительно по звучанию был почти не отличим от того, на котором говорили люди с севера. Сказать, что эта новость обрадовала Дэмиана - ничего не сказать.
- Ты даже не представляешь, насколько полезным. - ухмыльнувшись ротмистр вновь медленно и задумчиво почесал щетину, обдумывая следующие важные составляющие плана по штурму бандитского лагеря, однако вновь раскатившийся по небу гром заставил его поторопиться с дальнейшими указаниями. -  Надвигается ливень. Нам следует закончить операцию до того момента, когда дождь создаст месиво из говна и грязи под ногами в лагере, ибо это значительно снизит эффективность кавалерии, да и битва под дождём приведёт к большим потерям, чего нам сейчас ради успешного выполнения задачи стоит избегать. Подведём итоги: дюжина наших стрелков разобьется на 4 группы по 3 человека в каждой, и незаметно обойдёт лагерь неприятеля с флангов, пытаясь максимально окружить их. Скорее всего на пути вам будут встречаться часовые, их необходимо будет устранить, не создавая при этом большое количество шума. Если же такое устранение не представляется возможным, вам предстоит обойти их максимально тихо, дабы не поднять тревоги. У вас с кавалерией будет одна задача - дождаться сигнала и ударить в самый подходящий для этого момент. В какой именно - слушайте дальше. Судя по всему, в лагере должен быть отдельный шатёр или какое-либо особенное место, где будет сидеть их голова, лидер шайки. С ним-то мне и тем, кто будет со мной, предстоит расправиться. Убить его необходимо опять же максимально скрыто, не поднимая тревоги раньше времени. Для этого нам нужно будет войти в его "скромное имение". Как только мы окажемся внутри, выждите примерно одну минуту, затем вступайте в бой - сначала стрелки поливают находящихся в лагере дождём из арбалетных болтов, затем кавалерия прижмёт оставшихся в живых. Дальше, если всё пойдёт по плану, я и мой отряд поможем кавалеристам и зайдём с тыла. Однако, ублюдки хоть и варвары, но они не глупы, и для того, чтобы беспрепятственно проникнуть к главному, нам нужен весомый повод, который тоже придётся разыграть. В этом нам снова поможет наша незнакомка, - впервые за долгое время Дэмиан поднял взгляд на Силейз, и с коварной и самодовольной ухмылкой на лице обратился прямо к ней, - насколько я понимаю, ранее ты вела с ними дела, они знают тебя. Однако, не сомневаюсь, что им будет гораздо выгоднее и приятнее разделить тебя и твоё добро между членами банды, как бы неприятно для тебя это не звучало. Мы на мгновение предоставим им такую возможность, и в добавок подольём масла в огонь: Эрнан скажет им, что поймали тебя за тем, как ты мародёрствовала над трупами их мёртвых братьев по оружию. Истощённая тяжёлой битвой, ты не смогла дать отпор вновь прибывшему врагу и тебя схватили, затем допросили и узнали месторасположение этого лагеря. Ну а после пришли к ним, чтобы торговаться. Я уверен, что такое предложение они стороной не обойдут. Для выяснения деталей сделки главный позовёт нас зайти к нему, где, собственно, и будет убит. Улавливаешь суть? - не прекращая ухмыляться, Дэмиан не отрывал взгляда от морского цвета чародейских глаз. Разумеется, он ожидал возражений и привычной для неё язвительности, однако, как бы прискорбно это не звучало, уговорить её и убедить сотрудничать в данный момент было просто необходимо. Ротмистр осознавал гениальность своего плана, однако, к сожалению, успех всей операции сейчас держался именно на ней.
О, как бы он хотел, чтобы она знала, как важен для него положительный исход этой операции, и как важно вернуться в столицу с добрыми вестями. Впрочем, об этом лысый офицер решил покамест умолчать.

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-08-30 02:12:57)

+1

16

— Больше 20 голов, говоришь.
[indent=1,0]Мягкая «прогулка» оборвалась так же резко, как и началась. Поглядывая на красно-черное обмундирование всадника, Силейз все не могла поверить в то, что неожиданное и неприятное столкновение с солдатами нильфгарда заканчивается совместными действиями. Даже с учетом их постоянных с Дэмианом колкостей в "чужой двор", обстановка не была враждебной. Это немного успокаивало ее. Несколько истощенная постоянным колдовством и частым применением слабых, но боевых чар, она чувствовала себя не комфортно. Простые рефлексы выживания кричали в ней не доверять чужакам, но внешне она не показала своей настороженности. Тем более, когда мужчина любезно все разжевывал для чародейки, хоть и не был обязан этого делать. Право слово, она даже удержала очередное язвительное замечание в сторону мужчины, проявляя свойство такта и понимания. Визуально представляя складываемую воином картину в голове, рыжая эльфка только задумчиво нахмурила брови, натягивая поводья кобылы чуть сильнее положенного. Недовольная Жемчужина вскопала копытами землю.
— без него это сомнительное кубло и вовсе превратится в стадо баранов без пастуха, которое мы попросту изрубим на куски.
— Не думаю. Разбойничьи шайки и отличаются от солдат тем, что каждый тянет одеяло на себя. В их рядах не будет стройности которую вы ожидаете, но вместе с тем каждый из них не слабая боевая единица. До Михайля просто так добраться будет сложно, я не думаю что он без веского повода вытянет свой зад из мягкого кресла.
[indent=1,0]На этих словах она просто пожала плечами. В конце концов от военного планирования сама Силейз была далека. Она не участвовала в войнах, не славилась невероятными тактическими талантами или мощью своих боевых заклинаний. Она оставляла всю заботу о планировании на крепкие плечи ротмистра, позволяя себе лишь уточнять детали. Все ее мысли основывались больше на обыкновенной смекалке, возможности рационально мыслить и прирожденной женской хитрости.
—..с помощью незамысловатого фокуса, который она продемонстрировала нам в предыдущем лагере.
—Не думай, что для каждого чародея это «незамысловатый фокус». - Силейз нахмурилась, резко оборачиваясь в сторону черного. Не хотелось бы,  что бы солдаты принимали его слова как чистую монету. И дело тут было совсем не в гордости, ( у Десмор не было с этим особых проблем), а в понимании происходящего. Если пару тройку воинов решит потянуть время просто потому, что чародейка легко поддержит фокус на протяжении долгого времени, это принесет больше неудобств. Тем более что сама эльфка была уверенна, что с остатками сил по-настоящему долго иллюзию ей не удержать, —Магия иллюзий сложна, требует огромной концентрации и умении сосредотачиваться на двух мирах одновременно. Многие чародеи и повторить не смогут это. — она чуть пожала плечами, сменяя резкость на мягкий тон — и я не буду. Я не стану накладывать на вас полный морок. Изменю лишь детали статичных объектов завязав силу на физический...ай, все равно не поймете. Вообщем, изменю я вас в деталях и не более. Но этого должно хватить. Цвет волос, фактура кожи. Сделаю из вас северных «красавчиков», не изменяя изначального материала.
[indent=1,0]Все это произнесено было не тоном возражения, а скорее условия. Силейз знала, что несмотря на то что ее новый товарищ вновь по алеет от злобы, все же примет действительность.  Да и если бы он все таки сумел бы найти в себе возражения, чародейка обязательно бы добавила факты о том, что полный морок мог «сломаться» от потери ее сосредоточенности, мог оказаться слишком расточительным, а она в случае чего перестанет и вовсе быть боевой единицей. Аргументов своей правоты эльфка нашла много.
[indent=1,0]После она просто обратилась в слух, уважительно кивая в сторону нильфа с Цинтры, совершенно не смущаясь собственным отсутствием патриотизма к северянам.  Многие воины северной стороны определенно возмутились бы такому отношению к родине, но Десмор оставалась спокойной и безучастной. В целом план ей нравился. Она даже начала испытывать к малознакомому нильфу уважение, если бы не одно но...
— Улавливаешь суть? — начал за здравие, но закончил за упокой ротмистр, заставив чародейку вновь устало вздохнуть, закатив глаза. Такое отношение даже ее заставляло относиться к новому знакомому с легким налетом раздражения, что бы было, будь на ее месте любая другая чародейка? Не была бы очевидно на ее месте, а давно отправила весь отряд нильфов к праотцам. Правда в этот раз она вновь удержалась от комментария, решив на этот раз оставить черного со своей глупостью наедине. Она ему не мамочка, что бы в третий раз за их короткое знакомство объяснять, что отношения союза, сотрудничества и доверия на таких вот тычках не построить. Что таким отношением теряет весь свой авторитет заработанный умом и стратегией. Она не сказала ничего, но ее взгляд был красноречивее любых слов. Эта изломанная в дуге бровь, хитрый прищур глаз и улыбка только в один уголок темных губ. Она усмехается с легким фырканьем и отворачивается, спешиваясь.

***
Позже, в лагере контрабандистов.

[indent=1,0]«После всего этого не выеду в эти чертовы леса неделю. Нет, даже месяц. Сниму комнату в хорошем заведении и отдохну как полагается моему слою.»
[indent=1,0]Она чувствовала себя неуютно, когда тонкие запястья сдавливала крепкая веревка. Даже понимание того, что это веревка растает по одному ее желанию и было творением ее же магии, совершенно не успокаивало. Разум искал выхода из «опасной» ситуации, хотя никакой опасности не было и в помине. Просто чувствовать себя узницей ей не нравилось. Тем более, когда в спину дышали нильфы, играя роль конвоиров. Да, это все было представление, посмертное шоу для людей Михайля, но менее щекотливой от этого ситуация не становилась. Кажется, еще утром она думала, что хуже быть не может?
«Может,» - понимала она, глядя на пасмурное небо над головой и удивленно ухмыляющиеся рожи контрабандистов. Лагерь совсем не изменился с тех пор, как она его покинула. Все те же неприятные рожи раздевающие тебя глазами, все тот же алчный взгляд, следящий за дорогой тканью. Хижина старого охотника с пристроенным "косо" вторым этажом, где жил Михайль и несколько шатров в окружении всей поляны. Даже частокол наподобие "ворот" окружал лагерь, хотя не мог защитить никого из контрабандистов от пришедшей угрозы.

[indent=1,0]Когда они вышли на поляну, сердце пропустило удар. Эрнан до боли сжал ее "связанные" запястья, рывком наклоняя вниз, а она лишь угадывала, но не видела сотни любопытных глаз. Испортив свою внешность перед началом всего представления, Силейз по-настоящему выглядела жалко. Черная туника была разорвана в нескольких местах, оголяя гладкую кожу. На открытых участках тела виднелись фиолетово-синие цветы побоев, а с уголка искривлённых в усмешке губ виднелась засохшая линия крови. В ней уже не было той уверенной чародейки что стояла на поляне, она была просто избитой и ослабшей женщиной, не умеющей словно стоять на ногах. Для правдоподобия картины она то и дело усаживалась на колени прямо в грязь, сипло и глубоко дыша, из-за чего Эрнану то и дело приходилось встряхивать добычу. Она слышала звук вытаскиваемых лезвий из ножен, а потом...
— Э-хэй, ничего себе. Смотрите, парни, змеюка, —послышалось первое замечание. Разбойники наконец начали узнавать в неясной женской фигуре в «наемников» ту, кто еще несколько дней назад приходила к Михайлю. А до этого еще пару раз. В их глазах виднелось удивление и признаки неуверенности, пока тот же не сплюнул смачно на пол, привлекая всеобщее внимания — Хэф, а вы кто такие, и чегось это значит? Мы, заете-ль, чужих не любим. И барышню чего-сь притащили? Мм?
[indent=1,0]Разбойники и контрабандисты активно закивали головами во все глаза таращась на чародейку и ее сопровождение, то приопуская лезвие, то крепче сжимая рукоять.
— А не ваша-ль это барыня? — с усмешкой, на чистом языке спросил Эрнан, на что разбойники отреагировали... по-разному. Кто-то активнее начал перемывать кости в горячем обсуждении, а кто хмурился, готовясь к бою. Силейз дернулась из рук нильфа, пытаясь намекнуть ему на потерю времени. Очевидно, тот и сам прекрасно понимал это.
— Привели вам подарочек. Нашли эту барышню в лесу, копающейся в палатках да карманах мертвецов. Таких, разномастных. Ах, незадача, — Эрнан улыбнулся, Ну и решили познакомиться, поговорить так сказать по душам. Так она, любезно, - на тих словах Силейз чуть ненавязчиво дернула подбородком показывая расписные узоры на своей коже синяков и потеков, - рассказала нам о лагере.
— Че то нехера я не понимаю что ты балакаешь, — прервал нильфа разбойник, но лагерь затих. уже по-новому рассматривая чародейку. Самые разумные уже давно догадались о тоне беседы и в их взглядах медленно загорался огонек гнева.
— Да уж. Говорю нашли бабу эту, мародёрствующей над трупами. Ух и запашок там был...А вид и того хуже, но что поделать. Ну и "попросили" мы ее рассказать в чем дело. Трижды попросили. А чо. Она одна, нас много. Они же ведьмы, все перед мужьями телятся, вот и эта... не удержалась. — На этих словах компания черных засмеялась. Вернее засмеялся лидер, а остальные просто подхватили для приличия. Она успела рассказать о хамоватом норове всех преступников, предлагая черным переходить на манеру общения контрабандистов.
— Гнида. Если ты думаешь что это все, то вы ошибаетесь. Я вас быстро... — на этих словах уже вступила в игру и сама чародейка, демонстрируя некоторую дикость и непокорность, в купе со утомленностью, благодаря неспешным рывкам и постоянно подгибающимся коленям. Она дернулась в очередной раз, получая как по сценарию толчок в спину от "лидера наемников" и падая на земь. Разбойники уже не сомневались и смотрели на ее барахтанья с нескрываемым презрением и ярость. Будь у них власть, они с радостью добрались бы до нее.
— Правду все таки люди говорят. Не зря зовут Змеей подколодной, — сплюнул в очередной раз говоривший в ее сторону, отворачиваясь. Его внимание вернулась в сторону небольшой компании, но настроение уже явно отличалось меньшей хамоватостью. — Так чего-сь надобно?
— Так что надо нам может быть. Одна компания «приключенцев» идет на встречу другой компании. Не могли мы честные люди пройти мимо товарищей — контрабандисты многозначительно улыбнулись и покивали, правильно поняв намек - Торговаться мы пришли. Ты зубочистку опусти, не за этим мы здесь. Хорошие предложения у нас имеются, уверен, понравится вашему главному. Не сомневайся, лучшие товары по эту сторону яруги.
— Не мне это решать, а Михайлю. Я отведу вас, только чародейку здесь оставьте. Поболтаем мы с ней за братьев значит, наших.
[indent=1,0]В этот момент Силейз даже немного испугалась, что нильфы согласятся на подобное предложение. Ей было что ответить на возможный выпад не то врагов, не то союзников, но она все равно мысленно сжалась ожидая ответа. Секунды казались мучительными часами.
— Так Михайлю же это решать. Не бойся, друг, если все пройдет как надо, мы бы и сами посмотрели на местное развлечение...

***

[indent=1,0]Пока ее вели по корявой, кривой лестнице, Силейз только молча принимала свою роль "пленницы", раздумывая над тем, как дважды смогла предать интересы одних и тех же контрабандистов. Нет, нельзя было сказать что она смертельно сожалела об этом, иногда убийство было необходимым, но все равно, легкая ирония здесь была. Она не только не встала на пути нильфардцев на границе, но и привила их в сторону дома Михайля. К людям, с которыми некоторое время сотрудничала. Даже сейчас помогала им.  Разве это не забавно?
[indent=1,0]Она усмехнулась.
[indent=1,0]На входе, как всегда, стояли двое "стражников", правда едва ли их можно было причислить к этой профессии. Сейчас, смотря на них через алые пряди волос, Силейз казалось, что Михайль не зря был большим параноиком. Но это его все равно не спасло. Жизнь могла закончиться внезапно.

[indent=1,0]Дверь со скрипом отворилась. Уже с коридора было видно самого хозяина всех местных угодий. Сутулого рыжего мужчину, со смешными, густыми усами и невероятно пустыми глазами. Губы его исказились в неприятной гримасе то ли улыбки, то ли оскала, руки уперлись в дерево стола, а сам он с кряхтением поднялся на локтях.
— И что же вам нужно, господа? — речь его была сухой и сдержанной, в говоре слышался непривычный акцент, но общие лингвистические данные были однозначно выше чем у всех его людей. Сама Десмор никогда не задавалась вопросом, а кем именно был рыжий контрабандист до своего оседлого образа жизни здесь? Да и не было это важно.  Но когда их глаза встретились, она, как и многие дни до этого вспомнила, что Михайль никогда не был приятным человеком. Жадный. Хитрый. Вертлявый. Неосторожный. Параноик. Но вместе с тем очень организованный.
— Вот значит как, — его глаза сощурились, впиваясь в фигуру чародейки не хуже раскаленной кочерги, но позже он только сел за стол, всматриваясь уже в нильфов. Взгляд его был тяжелым и неприятным, из за чего ей даже показалось что иллюзия спала, но обернувшись, она видела что черные все так же оставались вылитыми "разбойничками", сменив черные, угрожающие доспехи шкурами, тряпками и одежды разных слоев.
— Выкладывай.
[indent=1,0]Теперь ей оставалось только ждать. Ждать когда все начнется. И когда дверь вновь со скрипом закрылась, оставляя их одних, веревка на ее руках истлела, развеиваясь в воздухе.

+1

17

На протяжении всей этой сложной, полной неоднозначных и сложных ситуаций и случаев военной жизни у Дэмиана вырабатывались и закреплялись в сознании некоторые простые, и в то же время невероятно важные принципы и суждения, которые немолодой офицер всегда помнил и которых придерживался. Некоторые из них неоднократно спасали его шкуру, некоторые из них послужили помощью или даже неким "толчком" для подъёма по карьерной лестнице.
Умение жертвовать он считал одним из самых важных качеств лидера. Для достижения поставленной задачи порой приходится жертвовать многими вещами, начиная от времени и заканчивая людскими жизнями. И похоже на то, что в этой ситуации придётся пожертвовать многим. Ради необходимого. Разумеется, он мог в любой момент мог отдать приказ своим людям убить их спутницу и забрать то, что было украдено у Империи. И в то же время ротмистр осознавал, что подобный поступок будет приравниваться к числу тех, что совершали подонки, которых он собрался убивать в их же собственном лагере. Говоря простыми словами, такой поступок можно назвать поистине "крысиным". Ибо он дал обещание, а она доказала, что может быть хорошим союзником. Исходя из сказаного, можно сделать вывод, что у него есть ещё одна большая уязвимость: Дэмиан воистину честен, как и полагается офицеру.
Именно поэтому сейчас не было другого выбора, кроме как жертвовать тем, что у них имелось. Новым союзником. Да, он не был уверен, что всё пройдёт гладко, и она останется жива. Чёрт возьми, он не был уверен даже в том, что к ночи его тело вместе с телами его людей не будет валяться бездыханным в какой-то помойной яме за лагерем.
- Понимаю твоё негодование, - увидев её явно недовольную реакцию, нильфгаардец нахмурился и вновь повернулся лицом к своим парням. - Но несмотря на это, другого способа попасть внутрь у нас просто нет. Мы не обладаем достаточными средствами, чтобы брать их штурмом в открытую. Если они развернули там такую стоянку, значит они действительно готовы к открытым нападениям и набегам. Мы даже не знаем, до сих пор ли мы держим статус незамеченных. Посему, единственной возможностью одолеть противника остаётся использование военной хитрости.

***

Временами бывает не совсем понятно, как такие "плохие парни" выбирают такие хорошие места для стоянки. Дэмиан даже и предугадать не мог, какую красоту хранит в себе природа на границе. Казалось, что в этих "ничейных" землях бурлила своя жизнь, отличная от человеческой. Гораздо более мирная, грациозная. По-своему прекрасная. Правильная. Быть может, там, далеко на севере, пейзажи не менее захватывающие? А ведь ему никогда не приходилось бывать в лесах Брокилона, осматривать реки Темерии или любоваться флорой широко известной за своё расположение Долины Понтара. Коротая жизнь в армии и исполняя дела государственной важности, ему не было известно, что находится по ту сторону Яруги. Впрочем, его мечты о красотах природы Северных Королевств пятнали чёрной краской мысли о варварах, которые населяли эти земли. Несомненно, своим поведением северяне уничтожили не одно потрясающее место в своей стране. Варварам, несомненно, чужды архитектурные благообразия и эстетика природы. Эти слова отлично подтверждал неряшливый и безобразный вид бивака, который устроили разбойники на поляне. Впрочем, неудивительно, что такие люди не заботятся о внешнем виде своих стоянок - в головах у них совсем другие моральные устои. О них Дэмиан старался не думать вовсе, ибо он тешился мыслью, что скоро жизни этих выродков с большой дороги будут покидать их бренные и бездыханные тела. И тела многих других северян, ибо он был как никто другой уверен, что ещё неоднократно Нильфгаард предпримет попытку захватить новые северные земли. Лишь под властью истинной Южной аристократии Север обретёт подлинную красоту бытия.
По мере продвижения процессии из трёх псевдо-разбойников и одной чародейки, играющей роль пленницы, всё больше и больше нарастала не свойственная ранее ротмистру тревожность. С одной стороны, насильно их в этот лагерь никто не тянул, да и приказ изначально для него был совершенно другой - нагнать вора и вернуть украденное, пособников убить. Звучит просто, да только жизнь такая непростая штука, что иногда простой и короткий сценарий превращается в длинный и сложный сюжет. И тогда приходится отбрасывать в сторону изначальные цели и разгребать злосчастные события, в которые тебя занесло. Дэмиан привык к неожиданным жизненным поворотам, непрерывная бдительность была его опорой против любого стечения обстоятельств. Он знал, на что шёл, осознавал все риски. Этот лагерь наверняка служил точкой сборка для всех воров и контрабандистов из империи Нильфгаард, и, уничтожив его, он окажет огромную услугу своей родине. Ротмистр всегда старался сделать больше, чем другие сделали бы на его месте. Больше и качественнее, если это возможно.
Всё шло как по маслу лишь до тех пор, пока группа не вышла на поляну и взору Дэмиана не предстал чёртов частокол, вдребезги ломающий половину его стратегии. Сооружение было далеко не лучшего качества, однако даже в таком виде он забирал у кавалерии возможность влететь в бивак на полной скорости, сметая на своём пути половину потенциальных врагов. А ведь это был их главный козырь, который с позором выпал из слишком широкого рукава.
Насс нахмурился и стиснул зубы, мысленно поливая себя бранью за то, что не предусмотрел такой возможности. Теперь успех операции в целом зависел от того, какой план на замену прежнему придумают его незадачливые заместители, затаившиеся в лесной чаще и выжидающие удачного момента для удара. Великое Солнце, он не доверял им, хоть и взял с собой лучших людей. Не доверял, но молился, чтобы они стоили доверия. Ибо если всё пойдёт не по плану ещё больше, только его солдатам под силу выручить "спектакль", уверенно шагающий к чёрту на рога. Пути назад уже не было, их заметили. Развернуться и пойти обратно не представлялось возможным. "Хорошо, что Эрнан тоже это понимает".
Благо, хотя бы Великое Солнце было сегодня на их стороне, благоприятно погружая во мрак все близлежащие земли и делая изменённые иллюзией облики нильфгаардцев менее неправдоподобными, ибо в темени разглядеть черты их лиц является задачей куда более трудной, чем если рассматривать их при освещении. Как минимум, часть плана работала на ура, и простачки-разбойники почти сразу и с радостью проглотили тщательно подготовленную для них заранее наживку, их взгляды были прикованы к склонившейся на колени Силейз. Пока отлично справляющийся с ролью главаря мнимой шайки Эрнан вёл светскую беседу с окружившим их сбродом, Дэмиану выпал шанс как следует осмотреть лагерь и составить какой-никакой его план. Обыкновенные походные палатки расположены в хаотичном порядке, однако в общей картине они образовали круг, в центре которого стояла старая хижиная и, скорее всего, наспех состряпанное разбойниками нечто похожее на пристройку, в которой, по всей видимости, и обитал некий Михайль, упомянутый ранее чародейкой. Возле палаток виднелись простейшей конструкции кострища, в некоторых языки пламени уже обволакивали сочные тушки каких-то животных. Скорее всего, где-то за хижиной главаря находилось стойло для лошадей, в подтверждение этому в биваке изрядно так пахло навозом, а иногда и вовсе раздавалось отчётливое конское ржание. Простыми словами - вокруг было до боли грязно и противно, и этот факт порядком раздражал офицера. С момента вхождения во владения контрабандистов Насс считал секунды до нападения, чувствуя, что может не сдержаться - так сильно его коробил мерзкий и непривычный говор обитателей этого места. К счастью, вскоре обе группы всё-таки договорились и в конце-концов направились внутрь хижины, откуда всё, по идее, и должно начаться. Пройдя мимо "стражников" и переступив порог хижины, он вновь окинул взглядом лагерь. Ведь в  следующий раз, когда он переступит этот же порог, чтобы выйти, это место примет совсем другой вид. По крайней мере, так должно быть согласно плану.

***

Кривая лестница скрипела и прогибалась под сапогами, от чего временами казалось, что вся конструкция сейчас рухнет вниз вместе со всеми, кто находился внутри, и это явно говорило о невысоком качестве постройки. Скорее всего местные бандиты просто-напросто руководствовались принципом "коль сразу не сломалось - пусть дальше стоит" и не шибко спешили ремонтировать свой небольшой командный центр.
"Сгорело бы оно всё к чертям".
Наконец, пройдя через очередную пару стражников, группа вошла в покои того, ради кого они все здесь собрались. Ради кого Дэмиан согласился наколдовать на себе это омерзительное шмотьё, ради кого он до сих пор терпел всё это сомнительное окружение. Перед ним стоял омерзительной внешности человек, ради которого Насс опустился на самое дно социальной лестницы. С первой секунды зрительного контакта с Михайлем нильфгаардец одарил его недоброжелательным взглядом, мысленно прибивая главаря шайки разбойников к стенке. Внешне офицер выглядел донельзя спокойно, покорно следуя сценарию спектакля и подыгрывая Эрнану, дабы не вызвать преждевременной тревоги. До настоящей бойни оставались считанные минуты, и Дэмиан не терял их впустую - пока его следопыт говорил с усевшимся в своё кресло заправилой, офицер осматривал помещение и мысленно проектировал тактику боя с двумя сопровождающими их головорезами. Ещё двое ждут за дверью, однако они не успеют вовремя среагировать на неожиданную атаку. В этой ситуации время казалось тянущейся липкой слизью, раздражительно оттягивающей момент кровопролития...
Внезапное движение в области рук чародейки привлекло внимание офицера: верёвка чудным образом исчезла, освобождая пленённые кисти Силейз, моментально запуская череду дальнейших событий. Заметив, что внимание головорезов перевелось на волшебницу, Дэмиан ударил первым: молниеносно достав свой небольшой, но смертоносный кинжал, он подскочил к первой жертве и вонзил лезвие в область хребта, своевременно закрывая рот несчастному, не дав ему возможности даже хрипнуть. В тот же мгновение, второй солдат из нильфгаардского отряда последовал примеру командира, тихо уложив другого сопровождающего. Михайль же, ошеломлённый неожиданными событиями, выдал соответствующую реакцию, резко поднявшись на локтях, успев выдать лишь короткое "Что за...". Закончить гневный возглас ему возможности ему не предоставили: Эрнан вовремя махнул рукой, и лидер шайки схватился за горло, откуда мгновенно хлынула свежая тёплая кровь. Даже вечно бдительный Дэмиан не успел заметить тот момент, во время которого в руке его подчинённого оказался нож. Все три убийства прошли бы в почти идеальной тишине, если бы рыжий контрабандист не испоганил всю ситуацию: всё ещё пытаясь судорожно перекрыть кровотечение из горла, он, непонятно зачем, попытался выйти из-за стола, что, впрочем, у него не вышло - громко кашляющее кровью тело с грохотом повалилось на пол, заливая доски алой субстанцией. Обругать своего солдата Насс не успел: будто на зов, в помещение ввалились ещё двое головорезов, которые до этого мирно ожидали за дверью. Одного из них нильфгаардский командир сразу же с силой толкнул, от чего бедняга повалился назад в дверной проём, задевая при замахивающегося напарника. Обоих тут же прирезали, не давая возможности снова встать.
Стоит ли говорить, что на созданный шум уже должна была слететься как минимум половина разбойничьего состава, однако ещё во время боя все присутствующие внутри уже могли отчётливо слышать суету, крики и вопли, доносившиеся откуда-то снаружи, явно свидетельствующие о том, что нильфгаардский отряд снаружи уже совершил нападение. Неясно было только то, каким образом они это сделали. Впрочем, вскоре после того, как последний охранник испустил последний вздох, в воздухе, помимо прочих ароматов, резко появился неприятный запах гари, заставивший Дэмиана подскочить к окну.
"Чёртовы гении!"

***
Поспешно выбегая из охваченного пламенем здания, Насс обнаружил, как возвращается к нему прежний привычный облик. Алое обличье, на котором вскоре будет так незаметна алая кровь убитых врагов. Он уже не обращал внимания на тех, кто был с ним ранее. Он был сосредоточен лишь на изголодавшемся по свежей крови лезвии своего клинка, с приятным звоном вытащенным из ножен. Картина, представшая его взору после выхода из хижины убитого Михайля, любого другого человека повергла бы в ужас: вокруг царил воистину "огненный хаос". Горело почти всё, начиная от недавно заселённых палаток и заканчивая неистово визжащими от боли людьми. Уцелевшие от огня бандиты в панике метались с оружие в руках в разные стороны, пытаясь не то ли спасти лошадей, не то ли потушить огонь, не то ли противостоять возникшим из ниоткуда нильфгаардским солдатам. Казалось бы, такой вид не смог бы порадовать никого. Никого, кроме Дэмиана Насса, ринувшегося в бой к своим братьям по оружию. Придуманный его солдатами план был действительно гениален - вызвать всеобщую панику пожаром, а затем просто зарубить паникующих бандитов. Большая часть разбойников была однозначно выведена из строя, однако где-то с дюжину отчаянных головорезов, схватившись за оружие, кинулись противостоять внезапной угрозе. Нильфгаардцы же атаковали пешими, не подставляя под угрозу лошадей.
В голове у ротмистра витали миллиарды мыслей - в таких ситуациях его охватывает кровавая ярость, заставляющая использовать свой меч по назначению с особой жестокостью. Он рубил всех, кто попадался ему на пути, и многие его враги даже не замечали его появления. Он замечал, как покраснел его меч, он осознавал, что забирает жизни. Он понимал, что мог просто прикончить того несчастного, но оставил его вопящего умирать без одной руки. Он высвободил свою долго почивавшую ярость - и она направляла его руку, она несла смерть всему, чего касалась. Это был танец смерти, и многие из его жертв умирали с застывшим выражением ужаса на их лицах. Это была поистине ужасающая картина, остановить которую смогла лишь первая капля дождя, так символично упавшая на последнее бездыханное тело. Капля дождя, ведущая за собой резко начавшийся проливной дождь. Ливень, смывающий кровь с меча нильфгаардского ротмистра.
Вода, уберегающая лесную жизнь от всеразрушающего пламени.
Заставившая жесткого монстра в лице Дэмиана устремить голову к небу, позволяя ей "смыть" следы его убийств с его лица.

***

Когда все приказы были отданы, а наказания выданы, он решил выделить себе немного времени побыть наедине со своими мыслями и полюбоваться тишиной, насладиться звуками моросящего дождя. Командир нильфгаардского отряда стоял снаружи разрушенного лагеря и думал о том, что принёс в него. Его спокойный и тяжелый взгляд был устремлен в лесную чащу, где уже не было арбалетчиков с огненными болтами. Там были лишь мокрые деревья и прячущиеся среди кустов коренные обитатели леса, которых он не видел. Но он был уверен, что они там есть. Ровно как и был уверен, что она подойдёт, хотя и не знал, зачем. Он услышал её грациозное шествие, её лёгкие шаги. Он слышал, как трава шуршит под её сапогами. Он не повернул голову, но знал, что она подошла. Дэмиан не дал ей сказать первой. Он решил задать вопрос, который так долго интересовал его, однако спросить было не у кого.
- Скажи мне, красива ли жизнь в пределах Северных Королевств?

Отредактировано Дэмиан Насс (2018-09-13 21:11:04)

0

18

[indent=1,0]Когда все закончилось, она просто стояла в кабинете Михайля, вглядываясь в его мертвенно-белое лицо. На ее лице, гладком и прекрасном, не было ни эмоции горечи ни страха. Смерть не пугала ее, даже пройдя так близко от нее. Просто эльфка знала, что сегодня она придет не за ней.  Казалось ее мимолетный холод еле коснулся щеки чародейки,... но отступил. У нее было достаточно Жатвы в эту ночь.
[indent=1,0]«Интересно... Оно того стоило?» — ее вздох никто не услышал, а мысли стали тяжелыми — «Предназначение пошутило с тобой Михайль, когда ты встретил меня.»
[indent=1,0]Она не смотрела в сторону нильфгардских солдат, не прислушивалась к приказам, не ждала удара в спину. Просто переступила застывшее в непонимании тело лидера контрабандистов и устремила свой взгляд в окно. Пальцы коснулись холодного, чуть запотевшего и треснувшего стекла, дыхание успокоилось и плечи опустились от усталости, делая чародейку визуально еще меньше и более хрупкой. К ней вернулся ее первоначальный облик, он же вернулся и к солдатам ротмистра. Поле наполнилось лязганьем мечей и криками, а Силейз только закрыла глаза. Она слишком устала за сегодняшний день, что бы думать о чем-то еще. Смерть не забрала ее сегодня, стоило остановиться и на этом.

[indent=1,0]Когда все закончилось, когда поле усеянное кровью начало остывать и крики боя затихли в тишине пришел дождь. Он оплакивал тех, о ком никто бы боле не заплакал и скрывал следы преступлений. Преступлений головорезов, бесчинствовавших в этих лесах долгое время. Преступлений ротмистра и его солдат, переступивших границу и сотворивший самосуд над всеми, кто попался на острые клинки их мечей. И ее собственных преступлений. Но если преступления смертных людей смывали капли воды, то ее не имели ничего общего с кровью.
[indent=1,0]Стало немного зябко и неуютно. Очередной грех за спиной со временем превратится в тяжелые воспоминания и сомнения, о которых рыжая эльфа будет вспоминать лишь в такие же дождливые дни... или не вспомнит вовсе. Но сейчас... Сейчас он чувствовался запахом гари, вкусом крови и земли на устах, чувством тревоги и усталости.  Они были убийцами, да, но она работала с ними, поступив на деле точно так же, как поступили бы они. Была ли она в праве судить их, как осудил Дэмиан? Губы тронула ироничная усмешка. Об этом никто не узнает кроме тех, кто был сегодня здесь, но в этот день было совершенно невероятное количество преступлений. Хорошей стороны просто не оказалась ни на одном из полей битв. Здесь было только вечное, клубящееся зло и не было ни одного героя. Совершенно не было правосудия в окровавленных мечах нильфгарцев, не было правосудия и в ее предательстве. Единственным правосудием было бы убийство каждого на этой поляне, без остатка. Но это жизнь. И в ней не было совершенно никаких правил.


***

Некоторое время позже.

[indent=1,0]Тертая кожа поводьев оказалась в руках эльфки достаточно быстро, когда кто-то из отряда Дэмиана привел ей белую кобылу. Она не смотрела на его лицо, но отчетливо видела темные дорожки крови, стекающие с доспеха под дождем. Это казалось ей важнее его лица и чуть насмешливых глаз.  Она не поблагодарила, только кивнула, поглаживая белую, промокшую шерсть кобылы своей рукой, а солдат даже не обернулся уходя. Совсем недавно они работали вместе, но уже сейчас между северной чародейкой и отрядом нильфгардской армии чувствовалась пропасть. Они стояли на разных сторонах дороги, готовые разойтись в разные стороны. В воздухе явно повисло легкое напряжение и нагнетать его еще больше девушке совершенно не хотелось.  Силейз незамедлительно проверила седельные сумки, поправила ремни на седле и ухватилась за его основу уверенной рукой. Секунды промедления, мышцы напряглись, но чародейка остановилась, оглянувшись.  Оставлять все так не хотелось, хотя, наверняка было бы лучшим решением.  Не многовато ли ошибок в это время?
[indent=1,0]Но заприметив алые доспехи среди шествующих людей, чародейка только еще раз, ласково и с нежностью погладила шею и нос своей любимицы и двинулась к Дэмиану.  Нужно было всего-то попрощаться с хмурым командиром, вставить веское замечание и удалится. Но он заговорил первым, еще до того как красноволосая поравнялась с мужчиной.
— Скажи мне, красива ли жизнь в пределах Северных Королевств?
[indent=1,0]Эльфка только улыбнулась. Наверно лучшим решением было бы съехидничать на слова черного, но она лишь качнула головой и подняла глаза к небу, пристроившись с правой руки воина. Молчание нарушал лишь шелест листвы и дождя.
— А красива ли жизнь в Империи? — тихо, с легкой иронией спросила чародейка, так и не обернувшись к мужчине.  На самом деле, ей не нужен был ответ. Неважно сколько она спросит людей, каждый ответит ей одно и тоже. — Я знаю, там есть края с красивыми алыми цветами и бусинами ягод. Там есть «дом», который многие жаждут вновь увидеть. Страна, которой преданы люди без остатка. Север дик для вас, гостей по ту сторону Яруги, но в нем есть то, чего нет у вас. Свобода. Свобода выбора. Право менять свою жизнь так, как ты заслуживаешь. Дикий край, возможно, но ничто не сравнится с его густыми лесами, полными тайн и секретов. А дальше на восток... Впрочем, не важно. Жизнь это жизнь. Красива она или нет, определяем мы сами. Но Север красив, если ты спрашиваешь об этом. Люди обеих сторон похожи друг на друга больше, чем хотели бы признавать. Для многих этот край тот же дом.
[indent=1,0]«Но не мне...»
[indent=1,0]Больше чародейка не сказала ни слова, только усмехнулась каким-то своим мыслям, убирая мокрые пряди алых волос за острые уши.
— Наши дороги пересеклись, красно-черный командир, — ее глаза, потемневшие от усталости и потраченных сил перевелись в сторону человека с «другой стороны.» — Пришло время прощаться. Даст предназначение, мы встретимся еще на дорогах этого мира, а если нет, то может так оно и лучше.  В любом случае мало кто поверит в то, что еще пару часами ранее мы работали сообща. Слухи о черных псах впитываются в мысли людей быстрее, чем этот дождь в землю. Но, о чародеях тоже не мало слухов, я знаю.
[indent=1,0]На этих словах, женщина лишь пожала плечами и двинулась к кобыле, что уже натерпелось скрыться из лагеря полного смерти как можно быстрее. Пушинкой вскакивая седло, чародейка больше не оборачиваясь, уверенно направляясь куда-то вглубь леса.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Здесь нет героев