Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Не все то золото, что блестит


Не все то золото, что блестит

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: 30 числа Августа 1264 г.
Место: Лан Эксетер, Ковир
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Силейз Десмор.
Описание: В руки одного бакалейщика Эбенгарда, чудом или нет, попал магический предмет. Но проблема в том, что торговец не знает ни что это за предмет, ни что он в себе несет. Ценный артефакт или проклятие, от которого нужно избавиться? Ответ нужно искать у чародеев.
http://s5.uploads.ru/xkJ51.png

[AVA]http://sd.uploads.ru/NjpUK.png[/AVA]

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-29 02:15:57)

+3

2

[indent=1,0]В Ковире теплое солнце было редким явлением, но красота Лан Эксетера искупала собой все погрешности плохой погоды. Подумать только, здесь ты не увидишь ни повозок запряженных лошадьми, ни смелых всадников, сбивающих прохожих по неосторожности. Зато лодки, по которым люди передвигаются по каналам, были самыми разнообразными, крытыми, разукрашенными и простенькими деревянными. Мирное покачивание в них успокаивало и дарило ощущение покоя под редкий плеск воды. Да и вид из окна успокаивал лучше, чем бешеные рыцари на взмыленных и грязных лошадях.
[indent=1,0]В этом прекрасном городе, в одной из лавок, прямо возле окна сидела фигура женщины, даже нет, эльфки. Тело ее было облачено в матово-черное платье, а подол и края юбки были украшены звездами. Все разных размеров, блестящие, они приковывали взгляд и дарили образу некую таинственность, если не сказать туманность. Длинный шлейф черной ткани окружил деревянное креслице, приоткрывая маленькие ступни прекрасной особы скованные в такие же черные туфли. Плотная ткань сковывала пышную грудь, делая талию визуально уже, как и руки, облаченные до самых пальцев, где на правой руке выглядывали ветвистые темные узоры, все равно что та же змея, что висела на шее эльфки взамен украшениям. Она так же миролюбиво замерла, иногда приподнимая аккуратную чешуйчатую головку и вновь роняя ее на плече своей обладательницы. Короткие пальцы с небольшими ноготками задумчиво водили по алым локонам волос переброшенных через плечо. Они были по обыкновению распущены, хотя женщина и задумывалась их заплести в некую прическу. Каждый, кто хоть немного знал ее породу, легко предположил бы, что эта чародейка, или как минимум аристократка, коих, среди эльфов встречались не часто.
[indent=1,0]Когда по узкой, витой лестнице послышались торопливые шаги, аловолосая медленно повернула голову в источник звука, поглаживая указательным пальцем левой руки тело своего шипящего друга. Небольшой, полноватый мужчина приветливо улыбнулся волшебнице, потирая толстые пальцы. На длинных, смолянистых и когда-то черных волосах проглядывалась редкая седина, а широкие, спутанные узы придавали его образу простодушие и открытость. Надо же, спустя столько лет, он так и не научился их приводить в порядок.
— Силейз, душенька, как ты? —  улыбнулся пожилой мужчина делая шаг чародейке на встречу, отчего она так же расплывается в ответной, но сдержанной улыбке, — Прошло уже три дня, с тех пор как ты приехала, моя жена все гадала, когда ты посетишь нас. Прости, что не мог поговорить с тобой ранее, дела же, дела. Да и Марвара сказала, что ты была уставшая с дороги. — на этих словах он неуверенно размял покатые, широкие плечи и придвинув к себе стул, уселся на нем, внимательно вглядываясь в лицо знакомой.
[indent=1,0]Силейз же, как ни странно, разделяла радость встречи с мужчиной, потому быстро потеряла интерес к происходящему за окном. Уже на протяжении нескольких лет, Ковир – одно из мест, куда эльфка бежала от аллергии из родной Дол Блатанны. Иногда она не добиралась так далеко, оседая в других городах, но после знакомства с Шадом, торговцем Ковира, стала отдавать предпочтение именно Лан Эксетеру. Здесь было непривычно холодно даже летом, но для той, кто избегает в теплую пору любые столкновения с цветами, это было идеальное место.
— В прошлом году я не смогла посетить вас, были дела. Но неужели Марвара правда решила, что я оставлю вас? Брось, Шад, если не в этом, так в следующем году я бы обязательно проведала вас.
[indent=1,0]Эти люди – были одними из немногих, перед кем Силейз не строила из себя «скованную, но уверенную чародейку», а оставалась простой эльфкой и женщиной. Их знакомство несколько лет назад произошло не то что бы очень гладко. Они не поладили с самого начала, скованные предубеждениями друг о друге. Все закончилось тем, что Силейз узнала о нечистых делах Шада, но в силу своей сентиментальности, не смогла оставить маленьких детей и беременную жену без кормильца, закрыв на это глаза. Шад оказался пусть и нечестным типом, но умел быть благодарным. В следующий год он предоставил чародейке почти бесплатное место жительство и у них завязалась тесная дружба. Даже сомнительные дела проходимца больше не беспокоили эльфку, в конце концов, не ей его учить, у каждого своя жизнь. Она не лезла в его, он не лез в ее и все были этим довольны.
— Ты же знаешь ее. С тех пор, как ты у нас начала гостить, она полюбила хвастаться подругам о своем знакомстве с чародейкой. Ох, эти бабы, им лишь бы языком по трещать. — махнув рукой,  мужчина засмеялся громогласным басом, дольный сам своей шутке. О том, что он обсуждал женщину при другой, его не сильно волновало. Она же эльфка. А эльфки не люди. Да еще и чародейка, а значит бабой не считается.
— Лишь бы боком ей это не вышло.  — немного неудовлетворительно качнула головой Силейз, — Ну, а ты рассказывай. Не уж за три дня решил просто побеседовать? День на дворе, а выпить ты любишь ночью, да и лавку ты открыл уже. Вижу же, что не о жене поболтать пришел. К делу.
[indent=1,0]Немного заерзав на стуле, мужчина потупил взгляд, словно его поймали на горячем. Они были достаточно знакомы, что бы чародейка поняла о его умыслах. Его маленькие серые глазки блестели, а сам он весьма нервно то и дело потирал свои пальцы в нерешительности. Сам же Шад решил, что колдунья заглянула в его голову, никак не иначе. Хотя никакой магии и в помине не было.
— У меня сегодня встреча назначена здесь, я должен поговорить с одним человеком. Его отношение очень важно для меня, это может решить некоторые поставки.. да и я, был, право сказать... Должен я ему.
[indent=1,0]Эльфка только кивнула. Выходило, что ее другу понадобилась ее услуги, или, быть может, он хотел, что бы знакомая исчезла из лавки на часок другой. Оба варианта не сильно тревожили Силейз, она пожала своими плечами, заранее кивая, в знак того, что согласилась выслушать его. Планы у нее конечно были совсем иные, но терять уютное место и доброжелательные лица совершенно не хотелось из-за каких-то пустяков.
— Рассказывай. Надеюсь это не связано нарушением закона. Я могу закрывать глаза на твои шалости, но меня в свои интриги впутывать не нужно. Этого и так хватает. Так что там? Неужто дела планируют пойти в гору? От какого-то знакомого?
[indent=1,0]В последние годы у ее друга не ладилось с торговлей, это было видно, хотя Шад очевидно не хотел подавать виду.  В лавку никто не заходил с самого утра, вчера все было тихо и в лавке был не сам хозяин, а его старший сын.
Шад только улыбнулся еще шире, резко вскочил со своего места и бросился куда-то к прилавку. Только вот рассказать о том, что от нее требовалось, мужичок так и не успел. Входная дверь скрипнула, впуская в помещение людей.

+3

3

Прошло всего несколько дней с тех пор, как Рихард Эбенгард перегнал в Третогор злополучный караван с десятью тоннами золотых слитков, каждый из которых был проклеймен капитульским гербом с вензелем Вильгефорца из Роггевеена. Ситуацию делал еще более пикантным тот факт, что караван хотели "списать" по дороге сами маги Братства, да еще и при поддержке скоя'таэлей, а купец совершенно случайно оказался на пути и тех и других, успешно доведя повозки до пункта назначения, да еще и получив с чародея причитающееся.
После такой авантюры было бы странно, если бы как минимум две серьёзные силы не попытались бы отправить не в меру ретивого бакалейщика на встречу с создателем - и Эбенгард благоразумно решил бежать из Третогора как можно быстрее и как можно дальше, дабы залечь на дно в ближайшее время и постараться не показываться.
Проще всего это было сделать в Ковире, который оставался нейтрален при любых политических раскладах, да и, к тому же, в этих краях власть чародейского капитула была не столь велика в силу обособленности государства и мудрой политики Эстерада Тиссена.
Уже будучи на борту самого быстрого корабля, что он сумел отыскать в гавани Роггевеена, куда уехал в тот же день после завершения опасного контракта, Рихард вспомнил, что в качестве задатка успел получить не только деньги, но и магическую побрякушку - что-то вроде резной костяной шкатулки с украшениями, при открытии которой внутри из мелких металлических кусочков на глазах собиралась какая-то незнакомая руна и мягко светилась зеленоватым цветом. Открывал он её только раз - при получении контракта. Теперь же, фактически в бегах, он не хотел рисковать - вдруг кто-то из чародеев решит за ним следить через эту шкатулку. Оставалось только одно - избавиться от неё.
И Рихард Эбенгард из рода Эбенгардов Цинтрийских не был бы собой, если бы решил просто выбросить магический артефакт в море. Он решил его продать.
Уже сняв себе дом в Лан Эксетере и раздумывая над своими дальнейшими действиями, торговец пришел к выводу, что просто загнать артефакт незнамо кому было бы крайне дурной затеей. Простой криминалитет, не разбираясь в чарах, попытался бы раздербанить на куски тонкую вещицу - и в лучшем случае померла бы пара-тройка никому не нужных барыг, а в худшем - на след самого Эбенгарда вышли бы маги, которые жаждали прибрать к своим рукам золото Вильгефорца.
Именно поэтому прежде всего предстояло выяснить, во-первых, для чего нужен этот предмет, во-вторых, кому его можно продать, а в-третьих - какова его реальная стоимость. Для таких вещей проще всего было бы найти знающего мага или коллекционера редкостей.
И искать долго не пришлось - Рихард, не мудрствуя лукаво, попросту поднял свои связи в теней сфере экономической деятельности Лан Эксетера, после чего вышел на своего старого знакомца Шада ван Лаурдена, коий был должен ему за одну очень щепетильную услугу - сам Шад не умел и не любил марать руки. Эбенгард же, имевший тесные знакомства среди убийц и среди разбойников, без лишних слов и моральных метаний помог быстро и незатейливо убрать с дороги мешающего конкурента.
В итоге Шад считал себя чисто ангелом во плоти, а бакалейщик, в свою очередь, не потребовал с него ни кроны за оказанную услугу - лишь оставил за собой право взыскать долг в любой момент. И вот такой момент настал.
Рихард вышел из дома и закрыл за собой дверь, держа в руках сверток. От проверенных источников он точно знал, что у ван Лаурдена есть знакомые чародеи.
Снаружи купца уже ждали два проводника от местного авторитета Яна Колодки.
- Мастер Эбенгард, ну, вы ж это.., - пробасил один из них, детина под два метра ростом, с длинным кинжалом на поясе, - Без оружия пойдете чтоль?
- Мы не устранять его идём, любезнейший, - улыбнулся Эбенгард, - Только поговорить.
- Поговорить, эт мы завсегда! - щербато осклабился второй, пониже, но пошире в плечах, с топором за кушаком. Он явно подразумевал под "разговором" банальное мордобитие. Рихард, отлично понимая это по выражению бандитской рожи, не стал разочаровывать приставленную к нему охрану. Мысленно купец поименовал их "длинный" и "широкий", не сильно интересуясь именами.
Сами же добрые молодцы ни в каком виде не могли понять, откуда у их главаря было такое уважение к совершенно не опасному с виду мужику - не укладывалось в их голове, как можно быть опасным, не ругаясь матом, не нося при себе оружия и доспехов, и даже задорно не сплёвывая на брусчатку. Но Ян был очень убедителен, так что раз следовало охранять и провожать купца - значит так тому и быть.
С точки зрения самого купца зимняя столица Ковира, не имевшая дорог и улиц, была совершенно уникальным городом: местные перемещались на лодках различного устройства и степени украшенности с помощью Великого канала, не зная ни карет, ни повозок. С одной стороны это упрощало перевозку больших объёмов товаров, а с другой - слишком многое зависело от хорошей погоды, в которую не страшно опрокинуться вместе со скарбом прямиком в воду.
Эбенгард ловко запрыгнул в длинную посудину с одним лишь гребным шестом сзади, сев на лавку посередине. "Широкий" уселся на носу, а "длинный", схватив шест, оттолкнулся от набережной и затем начал править лодкой в известном ему направлении.
По пути цинтриец рассматривал дома, торговые здания и деревянные надстройки. Он не был здесь так давно, что и забыл, каково это - слушать плеск воды по пути к решению собственных проблем. Это было странно и навевало какое-то странное спокойство: внешне купец был практически всегда непоколебим, чем не скажешь о его внутреннем душевном равновесии. Сейчас же, под скрип гребного шеста в уключине на корме, ему захотелось подремать.
Но дремать не пришлось.
- Вот и приехали. Тута он живёт, - пальцем указал "длинный" на трехэтажное здание с красивым фахверковым фасадом, слегка покрытым в районе первого этажа зеленоватым налётом: канальная атмосфера давала о себе знать.
Встав в качающейся лодке в полный рост, взяв с собой сверток, купец сошел на каменный берег и, не собираясь утруждать себя попытками постучать, попросту открыл высокую входную дверь.
За ним тут же попытались пройти и двое громил, но он остановил их:
- Господа, будьте добры дожидаться меня снаружи. Уверяю, со мной всё будет в порядке.
- Ааа... ладныть, - растерянно проговорил "широкий", который уже предвкушал разговор с кулаками. Ему теперь с товарищем оставалось сидеть под дверью и думать о смысле слов Яна Колодки, который говорил про категорически неприятные последствия для обоих охранников в том случае, если с головы Эбенгарда упадёт хоть волос.
Рихард закрыл за собой дверь. Медленно прошел внутрь помещения, цокая железными набойками сапогов по красивому дубовому паркету.
Мельком осмотрелся, приметив женщину со змеёй на шее.
Эцур был бы рад посмотреть на червячка, - мысленно усмехнулся торговец, вспомнив своего ворона, который остался летать где-то снаружи еще пару дней назад, да так и не вернулся в дом.
Заметив у женщины острые уши, Рихард немного насторожился. Он еще отлично помнил, что происходило со скоя'таэлями всего полторы недели назад. Пришлось отбросить от себя навязчивые мысли - ведь эльфы не могли так быстро его найти.
- Шад, сколько лет мы с тобой не виделись! - Рихард наконец обратил внимание на хозяина жилища, осветив своё лицо вежливой добродушной улыбкой, - Вижу, богатеешь, богатеешь, дружище. Так уж вышло, что я чисто случайно по делам торговым оказался в Лан Эксетере и не мог не заглянуть к тебе. Это было бы непростительно, не правда ли?
Рихард, обменявшись рукопожатием с Шадом, наконец повернулся к женщине, продолжая пристально разглядывать детали её образа - яркие глаза, пышная грудь, огненные локоны волос.
Милсдарыня умеет произвести впечатление, - мельком подумал Эбенгард.
- Не представишь меня своей гостье?

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-06-18 22:47:35)

+2

4

[indent=1,0]У Шада было много знакомых, как казалось это самой Силейз, и перед каждым, он вновь и вновь пытался выпятить свое достоинство и богатство. Стоило стуку стальных набоек разбить тишину, как торговец, по обыкновению немного сутулый, выпрямился и нацепил на добродушное лицо широкую, счастливую улыбку. Его усы забавно подрагивали от тяжелого дыхания.
— Рихард! — мужичок расправил руки и заливисто засмеялся, словно и впрямь не ожидал этой встречи. Все занятия за прилавком сразу оказались отброшены и забыты, а сам Шад моментально пересек расстояние между ним и знакомым бакалейщиком. — Я так рад видеть тебя, дружище! Как хорошо, что ты заехал в Лан Эксетер, а то чего доброго, забыл бы, как выглядит лицо старого друга!  Тебе обязательно стоит побывать здесь в разгар зимы, ты не поверишь, как сильно город преображается! Ну ты проходи-проходи, рассказывай, быть может, выпьем сегодня вечером? У меня накопилось пару историй.
[indent=1,0]Мужчины крепко, дружески обменялись рукопожатиями, а Силейз только смотрела за ними из-за чуть опущенных ресниц. Со стороны они и, правда, казались друзьями после долгой разлуки. Незнакомец выказывал спокойное дружелюбие, пока Шад, по своему обычаю, выплескивал всю радость на товарища. На самом ли деле эти двое были так близки, чародейка даже не задумывалась. С людьми, что связали свою жизнь с ремеслом торговым, всегда так. Они могут быть милыми, добрыми, дружелюбными и впечатляющими, но никогда не знаешь, что за демоны терзают их разум.  Так было с Шадом. Его же друг не был похож на торговца Ковира, по крайней мере, внешне. Он был высоким, многим выше  чем собеседник, который превышал Силейз чего доброго, всего на голову. Подтянут, без излишней полноты, молод, ухожен и одет во все черное. Рядом с ним низкорослый полненький житель Лан Эксетера со спутанными усами и яркими, буквально кричащими одеждами, выглядел нелепо. Ей на мгновение даже стало жаль своего друга, ведь во времена своей молодости он еще мог стоять на ровне с гостем, а сейчас, различие слишком бросалось в глаза, даже на ее непрофессиональный взгляд.
[indent=1,0]Когда же в нее впились внимательные голубые глаза, Силейз даже не шелохнулась, позволяя себя рассмотреть так пристально, как того хотел названый «Рихардом». Все таки одной из визитных карточек чародейского сообщества, всегда являлась внешность, особенно здесь, на севере. И переживать на этот счет эльфке не приходилось. Возможно, она была недостаточно хороша, как лучшие выпускницы Аретузы, но меж тем все равно производила впечатление и приковывала взгляды прохожих. Она даже не улыбнулась незнакомцу, когда их глаза встретились, только молчаливо приподняла правую бровь в молчаливом вопросе: «Ты закончил?». От ее тепла и дружелюбия не осталось и следа, была только сдержанная чародейка, такая, какими их описывают все, кому не лень.
— Ох, прости меня, совсем старый запамятовал. Душе... Госпожа чародейка, подойдите, пожалуйста. - Шад быстро встал между Силейз и Рихардом, рукой подзывая красноволосую эльфку, что не стала противиться. Меж тем она не спешила, приподнявшись с весьма удобного, уже полюбившегося ей кресла и направляясь к мужчинам.
[indent=1,0]«Это тот, о ком он говорил?» - мимолетно подумала чародейка, останавливаясь в пару шагов от гостя и скользнув взглядом по открытой и располагающей улыбке светловолосого мужчины, -«Во всяком случае, оставлять их одних мне похоже не придется.»
— Это моя хорошая знакомая, чародейка из Дол Блатанны, Силейз Десмор. – Шад широко улыбнулся, не зря упомянув еще раз и профессию женщины и то, откуда она. Очевидно, он хотел в очередной раз произвести впечатление, мол, смотрите, как далеко располагаются мои связи. Эльфка же не испытывала по этому поводу неудобств, позволяя своему другу разыгрывать плохенький, но спектакль. Он же говорил, что мнение какого-то «гостя» ему важно, и кто знает, может этот самый человек и был «тем самым»? — Силейз, это мой друг, Рихард Эбенгард.
[indent=1,0]Представление мужчины показалось чародейке более сухим, и толи Шад просто не знал, как похвалиться перед нею своими друзьями, толи просто не мог по каким-то соображениям. Что ж, его право. Дернув покатыми плечами она лишь вновь посмотрела на Эбенгарда, все еще не улыбаясь, но кивая в знак приветствия.
— Рада знать, что у Шада так много «разнообразных» друзей, Господин Эбенгард. Рада знакомству. Надеюсь, вам нравится в Лан Эксетере. Обязательно, после своих торговых дел, послушайте его истории, Шад мастер «Перевирать»рассказывать.

+2

5

В ответ на приветственные слова Эбенгарда Шад ван Лаурден разразился совершенно очаровательной и практически искренней речью о том, как он сам рад видеть купца и даже успел мельком пригласить его зайти на выпивку. Рихард никогда не работал на равных с людьми, которых он не уважал - к Шаду же он испытывал если не бескомпромиссное уважение, то однозначно принимал во внимание безупречный профессионализм бывалого негоцианта, который умел вести дела и быть успешным. Ни единого мускула не дрогнуло на лице Шада при свидетелях их с Рихардом встречи - даже очень внимательный человек не смог бы разглядеть каких-то натянутых отношений между этими двумя мужчинами, ибо ни жестом, ни взглядом, ни словом они не давали о том знать.
- Это моя хорошая знакомая, чародейка из Дол Блатанны, Силейз Десмор.
- Значит, из Дол Блатанны, - перестав улыбаться, спокойно произнёс бакалейщик, и учтиво кивнул знакомой Шада, - Мои любимые места по эту сторону от Яруги. Жаль, не был там слишком давно, стоит как-нибудь исправить эту досадную оплошность.
В те же самые мгновения Рихард мысленно пытался предугадать вероятность того, что эльфка-чародейка могла бы быть связана одновременно как со скоя'таэлями, так и с заговорщиками против Вильгефорца. В любом случае, если он уже засветился, да еще и с официальными представлениями - то отпираться и пытаться скрыться было бы слишком поздно. К тому же, даже будь она, чисто случайно, непосредственным заказчиком всей этой авантюры с караваном золота - пытаться причинить вред Эбенгарду при свидетелях, да еще на нейтральной территории Лан Эксетера было бы слишком необдуманно. Официально - скоя'таэли вне закона, а заговорщики - тем паче.
В кои-то веки наркоторговец, контрабандист, криминальный авторитет и отъявленный мошенник Рихард Эбенгард был рад, что закон находится на его стороне. По крайней мере пока.
Тем временем эльфка сама обратилась к нему со словами о радости от знакомства. Дежурными, как справедливо показалось самому Эбенгарду. И так как особого выбора у купца не было - ему пришлось начать работать с тем, что имелось.
Кто не рискует... тот живёт долго и счастливо.
- Могу сказать о взаимной радости от знакомства. Шад действительно большой умелец рассказывать истории, в том числе о своих связях в магических кругах, - Эбенгард задорно и двусмысленно подмигнул ван Лаурдену, - И я так понимаю, вы-то мне и нужны, уважаемая мэтресса Силейз. Мои торговые дела нынче привели меня к некоторым очень любопытным предметам, возможно даже артефактам, с явной чародейской сущностью, которые, скажем так, вызывают у меня, как у человека сугубо торговых знаний, некоторые затруднения в идентификации.
Рихард слегка потряс свёртком, который он принёс с собой. Шкатулка внутри не издавала никаких звуков или запахов, да и вообще практически не была различима внешне, предусмотрительно завернутая в мешковину.
- Впрочем, где мои манеры! - купец оглянулся на хозяина дома, как будто предлагая ему высказаться, - Насколько я помню, в этих краях неприлично переходить к делу с порога. Ковир славится своими непреложными традициями. Посему, предлагаю и начать с каких-нибудь традиционных развлечений... Если вы, мэтресса, конечно, заинтересовались моим возможным предложением и не планируете покинуть наше общество прямо сейчас. Не хотелось бы вас отпускать: право, я был бы чертовски огорчен.
Эбенгард пожал плечами, мол, на всё воля всевышнего, а уж за ним, как за купцом, не заржавеет. Затем, быстро заглянув в красивые глаза огненноволосой женщины, обратился к Шаду:
- Друг мой, может перейдём в более подходящее для серьёзных разговоров место? Я бы предложил где-то присесть, ибо, как говорят у нас в Цинтре - в ногах правды нет, а делового интереса тем более. 
Сам Рихард был бы сейчас в настроении и вовсе остаться с магичкой наедине и обстоятельно обсудить возможность или невозможность сделки, которую он хотел ей предложить - и Шад для этого обсуждения был определенно лишним, даже если бы молчал как рыба всю дорогу. С другой стороны, неписанные правила приличия не позволяли купцу просто явиться в чужой дом и сходу забрать с собой возможного делового партнёра в лице Силейз Десмор, даже если сам Шад обещал ему знакомство с чародейкой, которая в дальнейшем может быть полезной. Ни проявлять бестактность перед чародейкой, ни подставлять самого ван Лаурдена перед его знакомой у Рихарда не было планов.

+1

6

[indent=1,0]Две дороги разных людей пересеклись, и сейчас два лжеца стояли друг напротив друга. Только лжецы эти были совершенно разной породы, если не сказать совершенно противоположными. Рихард производил впечатление, в том числе и на саму Силейз, человека дружелюбного и открытого, но на деле являлся тем, с кем не захочется пересекаться по ту сторону баррикад. Силейз же всем своим естеством производила, или по крайней мере старалась производить впечатление человека спокойного, рассудительного, быть может даже хладнокровного с присуще чародейкам высокомерием. Правда, к несчастью для нее самой, нрав ее был куда мягче и дружелюбнее, за исключением моментов, когда загоняют в тупик или требовались быстрые, порывистые решения. Впрочем, кто из живых не меняется, стоит подпереть его к стене?
[indent=1,0]На слова торговца Силейз только задумчиво кивнула. В целом торговый слой не редко обращался к чародеям и чародейкам за помощью в  индификации той или иной вещи. Истинная ценность обманчиво-простых артефактов раскрывается в незнающих руках крайне редко, а иные, и вовсе могли довести своего обладателя до негативным последствий. Реже, если совсем дурак – к смерти. Работа обещала быть простой и не пыльной, в голове женщина даже представила какой-то по сути бесполезный магический предмет, возможно, поддерживающий здоровье амулет и не более. Она раздумывая, еще раз неспешно кивнула, тем самым окончательно соглашаясь по крайней мере выслушать бакалейщика.
— Хорошо. Не вижу причин отказать вам, господин Эбенгард. Я могу помочь решить вашу проблему. О каких вещах речь?
[indent=1,0]В Аретузе чародеек учили распознавать самые тонкие колебания магии. Кому-то это удавалось лучше, кому-то хуже, но плох тот маг, кто не может отличить артефакт от простой безделушки.
[indent=1,0]Правда приступить прямо к делу не было суждено, внимание торговца вернулась к хозяину дома, что все это время поглядывал на саму эльфку, дабы та не подумала отказаться. Завидев, что разговор идет в нужном русле, он счастливо потер широкие, слабо потеющие ладони и хлопнул себя по крутым бокам:
— Конечно! Мы можем подняться на второй этаж, там как раз хорошее место, а за лавкой последит мой сын. Нужно ему же больше набираться опыта, после, займет мое место и мы станем еще богаче. Погодите! — он отошел на несколько шагов в сторону, очевидно, что бы позвать своего младшего отпрыска, но после остановился, — Хотя не ждите, идите. Я распоряжусь что бы нам подали какое угощение. Госпожа чародейка, - Силейз даже было не привычно, что ее друг при постороннем звал ее столь официально, ставя ее сразу, словно выше себя. Наверняка этому было объяснение или тонкий умысел, но это никак не сочеталось с «Ах ты гадюка» при их первом знакомстве и «душенькой» позже.
— Да, хорошо, - прерывая Шада, дабы не растягивать метания товарища, заговорила эльфка, — Мы займем гостевой зал. Пойдемте.
[indent=1,0]На этих словах она махнула подзывающе Рихарду и неспешно двинулась к лестнице на второй этаж, не дожидаясь возможного нанимателя. Лишь у деревянных ступенек она остановилась, дабы проверить что новый знакомый следует за ней, подобрала руками подол длинной юбки и двинулась наверх. Шлейф «звезд» волочился за ней, мешая идти в шаг за чародейкой, ведь чего доброго, можно было и наступить на него при достаточном движении. Но стоило отдать эльфке должное, она не стала «плыть» по ступенькам, намерено замедляя шаг.
— И как много у вас этих вещей? - оказавшись на верху женщина обернулась к бакалейщику, с еле присутствующим интересом. На самом деле он был куда большим, но не пристало чародейке интересоваться сверх меры. Пока хозяин дома улаживал свое «гостеприимство», этим двоим выпал шанс поговорить с глазу на глаз. Совершенно не долго, вряд ли Шад оставит гостей без присмотра, но даже один призрачный шанс можно было использовать с выгодой.
[indent=1,0]Второй этаж выходил сразу на гостевой зал, этакую приемную, где висели фальшивые но красивые картины, позолоченные канделябры и стол на несколько персон прямо по центру, а так же пару мягких кресел помимо высоких стульев подле стола. Самые большие сделки и праздники Шад предпочитал обмывать здесь, но сама Силейз была здесь в основном проходом. Ей не нравилось здесь. Почему-то казалось, что все это место походило больше на одну из этих красивых, но пустых картин, чем на зал для гостей. Все яркое, пестрящее и жутко раздражающее. Она пожалуй, променяла бы это место на большую, но уютную таверну, но она не была ни одной из клиенток старого пройдохи, и не понимала ценность уединенного места с шиком и блеском.
— Знаете, а ван Лаурден никогда не рассказывал мне о вас. Как вы познакомились? Ну, уж раз мы вспомнили о приличиях и пока хозяин дома не обрадовал нас своим присутствием.
[indent=1,0]Что бы отвлечься от позолоченных украшений эльфка первой начала диалог.  Прогноз ближайших происшествий был ясен как день: Они посидят некоторое время, поболтают ни о чем, потом Шад либо напьется, либо потащит их в более увеселительное предприятие. Она не знала только одного, когда именно ей стоило приступить к работе. Но Рихард не говорил о этом ни слова  и Силейз приходилось принимать правила такой игры. В любом случае, ближайшие пару дней других занятий у чародейки не было, и даже это могло принести приятное разнообразие.

+2

7

Магичка не отказала в своём внимании - и это привело торговца в бодрое расположение духа. Как негоциант, который начинал свою деятельность в юном возрасте стоя у простейшего прилавка в Цинтре, он отлично себе представлял, что самое сложное в его ремесле - это заинтересовать потенциального клиента, привлечь на себя его внимание. Это был именно тот момент, после которого уже можно начинать работать по конкретному направлению и предлагать условия сделки.
Хоть в данный момент Силейз и он сам находились в противоположных ролях, фактически, это ему требовались её услуги, а продаст она их или нет - было под вопросом. Теперь же вопрос решился в положительном ключе.
- Речь идёт о вещи, одной, которую я предусмотрительно взял с собой, - он взвесил в руке сверток с магическим предметом.
Тем временем хозяин дома оживился и, наконец, понял, к чему идёт дело - и тут же предложил устроить переговоры на втором этаже в гостевой, одновременно оставляя магичку с купцом наедине. При этом умудрился не нарушить этикета, сославшись на необходимость личных распоряжений - в другом случае он не мог бы оставить своих гостей. Эбенгард в который раз отметил, что Шад был отличным партнёром в их непростом торговом ремесле - ему не приходилось напрямую указывать, как поступать в тот или иной момент разговора, мудрый ковирец умел ловить тонкие нити бесед и извлекать из них скрытый смысл, который уже использовал так, как того требовала ситуация, для наилучшего исхода.
Ян получит от меня лучшие рекомендации. Браво, Шад.
- Пойдемте, - эльфка позвала Рихарда за собой и двинулась по лестнице наверх.
Пока она отвернулась - Эбенгард успел показать Шаду всем своим видом, что доволен сложившимися раскладами, а также сделал неопределенный круговой жест ладонью в воздухе, означавший, что чем дольше ван Лаурдена не будет на втором этаже - тем лучше. Получив ответный кивок, он пошел подниматься вслед за чародейкой.
Надо признаться, что даже у такого бывалого торговца, как Эбенгард, повидавшего в жизни немало, имелись определенные моральные слабости. И прямо перед ним была одна из них - красивая женщина.
Он не часто общался с чародейками и каждый раз они восхищали его своим безупречным внешним видом. Вот и теперь, неравнодушно глядя на облаченную в черно-звездное платье Силейз Десмор, Рихард не мог не отметить её прекрасную талию и бедра.
- Ваше платье определенно великолепно, мэтресса, - чуть кашлянув и едва не уронив на ступеньки свёрток, вслух заметил Эбенгард, разглядывая звёзды на чёрном фоне в районе ягодиц магички.
- И как много у вас этих вещей? - она обернулась.
- Признаться честно, пока вещь только одна, - он прошел внутрь роскошной гостиной, украшенной в стиле "золотого века Ковира". Она бы могла произвести некоторое впечатление о состоятельности владельца, если бы Эбенгард был здесь впервые, - Но если у вас будет интерес к покупке такого рода предметов - я могу взять пару заказов на что-то определенное. У меня был опыт работы на Братство чародеев.
Бакалейщик дождался, пока женщина сядет в кресло, затем присел сам во второе, расположенное на приличествующем для ведения дел расстоянии от первого - собеседникам не приходилось громко разговаривать, чтобы слышать друг друга, в то же время между ними оставалось более чем достаточное место для крайне активной жестикуляции. Сам Рихард мельком подумал о том, что и не подумал бы сесть ближе - черная змея, периодически высовывая раздвоенный язык, настораживала.
Интересно, а от назойливых ухажеров и попрошаек на улице такая змея тоже помогает?
Вслух он свои догадки озвучивать, разумеется, не стал.
Тем временем чародейка уже успела, пока он только собирался начать разворачивать сверток со шкатулкой, поинтересоваться о его связи с Шадом.
- Вероятно, у него не было повода рассказать обо мне, - чуть улыбнулся Эбенгард, - Познакомились мы совершенно банальным образом. Вам известна одна новомодная теория оксенфуртских ученых мужей? Она называется теорией шести рукопожатий. Якобы, через не более чем шестерых знакомых, любой человек может найти общие связи хоть с королём Темерии. Не берусь сказать за истинность этих утверждений, но могу сказать точно - в торговле смело можно говорить о трёх рукопожатиях. Грубо говоря - у нас с Шадом были и есть общие друзья, через них мы и познакомились. Затем заключили с ним пару выгодных сделок, к обоюдной пользе. Дела торговые, как-то так оно и происходит.
Рихард пожал плечами, всем видом показывая, что нечто более тривиальное, чем его связи с ван Лауртеном, магичка вряд ли могла слышать. Наконец, купец достал из внутреннего кармана пару кожаных перчаток и, предусмотрительно надев, распаковал артефакт.
Аккуратно держа в руках небольшую костяную шкатулку, по всем граням которой были инкрустированы полудрагоценные камни, Эбенгард продемонстрировал её магичке. Открывать крышку он не спешил, памятуя о возможном отслеживании. Если сама Силейз решит её открывать - то она явно больше знает, как это сделать так, чтобы избежать стороннего магического воздействия.
- Вот такая вот вещь, мэтресса. В другой ситуации я бы обратился к коллекционерам - судя по внешнему виду, этот ларец имеет ценность как минимум за искусную работу и драгоценности. Все остальные свойства этого предмета я надеюсь услышать от вас. Не бесплатно, разумеется.
Купец протянул шкатулку Силейз, приготовившись слушать любой вердикт.

+1

8

[indent=1,0]Силейз спокойно, без лишних эмоций слушала бакалейщика, совсем еле заметно кивая на его слова. Некоторые заклинания не работают без посторонних предметов, ладана ли, или других испарений. Иногда работа требовала гораздо более «редких» экземпляров, так что какая-либо договоренность с человеком способным достать искомые ингридиенты могла быть полезной. Тем более, когда мужчина говорил о своем опыте с братством. Ей доводилось работать с обычными торговцами в Дол Блатанне, и не всегда результат ее радовал. Кто знает, может после этой короткой работенки Силейз сможет обзавестись полезным товарищем в лица Рихарда.
[indent=1,0]Сев на свободное кресло и закинув ногу на ногу, она ощутимо расслабила плечи, откидываясь на мягкую спинку и стала ждать возвращение Шада, лишь изредка с интересом оглядывая незнакомца. Разглядывала она его без стеснения и явно более заинтересованно, чем в момент встречи, взгляд даже зацепился за ножны ножа, но позже вернулся к лицу человека. Змей на ее шее редко шевелился, приподнимая голову и сжимаясь кольцами вокруг девичьей шейки, что бы в следующую минуту расслабить их. Кто-то мог подумать, что такое близкое соседство с ползучим гадом слишком опасно, но то, как держалась эльфка в компании полоза давали понять что она опасности не чувствует. Время все шло, а вот хозяин не спешил к своим гостям и теперь ситуация полностью принадлежала Эбенгарду. Он же решил перейти сразу к делу.
[indent=1,0]Красивая шкатулка была достойна многих прекрасных дам и дворянок по любую из сторон Яруги. Драгоценные камни с охотой поглощали крупицы света, поигрывая бликами на своих гранях и маня чистым, богатым сиянием.  Несколько помпезно, на ее вкус, но не оценить красоту и точность работы она не могла, а если же предмет еще и чародейский... Рихарду можно было только позавидовать. В том же, что предмет осенен магией Силейз даже не сомневалась. Чем ближе костяная шкатулка была к ней, тем явственней она чувствовала легкое давление на собственные виски.
[indent=1,0]«Сильный предмет, если достаточно близко. Странно что в отдалении я его не ощущала столь явно... еще эти перчатки...» - бирюзовый взгляд играючи соскочил с резного предмета на руки бакалейщика, -«Он опасается, что он может быть опасен?»
[indent=1,0]Оставив свои сомнение при себе, эльфка  только один раз подняла глаза к собеседнику, уже более внимательно и чутко. Она искала на приятном, но не смазливом лице тени его эмоций, но позже лишь еле слышимо вздохнула, вновь закрываясь и забирая небольшую коробочку в собственные ладони. Небольшие пальцы погладили предмет, повторяя узоры на кости, а позже женщина и вовсе оставила предмет на своих коленях.
— На шкатулке сильное заклинание, и, уже могу сказать заранее... Что-то здесь не так.
«Магические артефакты ощущаются не совсем так. Они не приносят с собой столько негатива и боли, а значит...»
— Напомни, откуда она у тебя? – неожиданно и резко переходя на «ты» заговорила чародейка, вновь поднимая шкатулку и поднося ее к своим ясным глазам. Она искала цеховый знак, дабы определить создателя сего предмета, да вот только снаружи предмета ни на донышке, ни на краях между драгоценностями не было ни одного. Оставалось только одно место, где могла стоять «печать» мастера, и по неудобству, источником силы была шкатулка в открытом виде.
— В закрытом виде она не опасна, разве что, маги очевидно чувствуют ее.. Мм.. –стараясь подобрать слова, эльфка потерла друг о друга большой и указательный палец. Насколько собеседник  посвящен она не знала, — Присутствие. Но только в непосредственной близи.  Другие же... А скажите, мастер Эбенгард, по дороге, пока этот предмет был с вами, ничего «странного» не происходило? Может, чудовища? Предмет может притягивать существ магического происхождения. Ручаться не буду, я не ведьмак, но вероятность такая есть. Помимо всех прочих неприятностей, что может принести эта вещь... но, если очистить ее, вы сможете ее окупить как у любого ценителя подобных украшений так и у любого чародея.
[indent=1,0]Дождавшись любого ответа, красноволосая только вновь кивнула, нахмурившись и оставила шкатулку на своих коленях, вновь облокачиваясь на кресло. Правая рука, та что была покрыта черными ветвистыми татуировками медленно огибала окружности предмета, а после, вновь перехватив его, женщина чуть сгорбилась. Легкое движение, она лишь приоткрыла шкатулку и глубоко вздохнула. Что бы в следующую минуту мгновенно захлопнуть с легким щелчком. Змей на ее шее впервые широко открыл свою пасть, показывая отсутствие ядовитых клыков и поспешил ретироваться под одежду к своей хозяйке, спускаясь по левому плечу.
— Вы ее открывали? Впрочем, да, видимо открывали, раз принесли ее мне. У меня есть несколько новостей, хороших и плохих. И все для вас. С каких мне начинать? Впрочем, хорошие я уже в общих чертах озвучила.
[indent=1,0]Пальцами эльфка постучала по крышке шкатулки, переводя взгляд с нее на хозяина предмета, задумавшись. Сейчас она выглядела еще более сковано, чем прежде. Тело было напряжено, что видно было через обтягивающую черную ткань, внимание настороженным, а взгляд более резким. Вторую руку со шкатулки женщина так и не убрала, крепко сжимая ее в пальцах, что начинали чуть бледнеть от видимого усилия.

+2

9

Рихард, передав чародейке артефакт, откинулся на спинку кресла, скрестив руки на груди. Почему-то в тот самый момент, когда этот предмет покинул его - он испытал некоторое подобие облегчения, будто и дышать стало легче и настроение получше. Может всё дело было просто в психологическом аспекте - с этой шкатулкой действительно были связаны далеко не самые приятные воспоминания, а избавиться от него он как раз и собирался, Силейз же теперь была прямым посредником между Эбенгардом и долгожданным избавлением.
Не показывая никоим образом свою настороженность, торговец продолжал как будто полурасслабленно следить за действиями женщины. Она крутила её и так и эдак, разве что на зуб не попробовала. Камни снаружи играли гранями при любых поворотах шкатулки.
Вопрос Силейз о происхождении артефакта вырвал купца из задумчивости. Не обратив внимания на то, как с легкой руки женщина перешла на "ты", Эбенгард за пару мгновений успел решить для себя, что в дальнейшем не имеет никакого смысла лукавить или скрывать информацию об этом предмете - по своему опыту он хорошо понимал, что чем больше будет подобного рода информации у оценщика, тем точнее выйдет результат его работы.
- Эту коробочку мне дал один маг как задаток за работу. Мне она без надобности, у себя оставлять предмет с неясными магическими свойствами я, право, не хочу, даже при всей искусности резьбы и красоте самоцветов.
После слов о том, что маги отлично чувствуют шкатулку, Рихард нахмурился. Совладать с эмоциями было трудно, но ему удалось прогнать со своего лица мрачное выражение и вновь вернуться к спокойной отстраненности. Теперь следовало озаботиться не только скорейшим сбытом опасного предмета, но также и наймом дополнительной охраны, которая могла бы сражаться с эльфами хотя бы на равных.
Я догадывался, что эти черти могли следить за мной через артефакт. Но весь вопрос - кто? Если только заказчик - как быстро он успеет спохватиться? Я нагнал несколько дней в пути, так что караван должен был прибыть не так давно по графику. А скоятаэли... если с ними уже связались, то заказчик в курсе о том, что дело провалено...
- Мм... знаете, действительно что-то такое я припоминаю. В пути мы с моими людьми нарвались на одного оборотня и... что-то, похожее на огромного нетопыря-переростка. Я бы не сказал, что такие встречи с реликтами являются большой редкостью в тех местах, которыми я проходил, - особенно учитывая контрабандистские глухие тропы, - Но если вы так говорите - мне остаётся верить вам.
Впрочем, до конца расслабляться негоцианту не пришлось. Силейз явно не собиралась останавливаться в своём исследовании и начала, судя по движениям её рук, применять магию.
Когда она открыла и тут же закрыла крышку, Рихард будто невзначай положил руку на рукоять кинжала. Не то чтобы он ожидал, что прямо сейчас из-под крышки вырвутся банды скоятаэлей, но трудно было совладать с защитными рефлексами, когда видишь побледневшую чародейку.
- Разумеется, я её открывал. Еще в тот момент, когда мне её впервые вручили. Тогда я увидел, как лежащие внутри металлические кусочки складываются в неизвестную мне руну и сияют зеленоватым свечением, - Эбенгард убрал руку от оружия и ухмыльнулся, скрывая проявления минутных слабостей и возвращаясь в привычное расположение духа, - Если хорошие закончились, то я хочу услышать и плохие. Полагаю, самая плохая новость для меня будет заключаться в размере оплаты за ваши услуги, мэтресса Десмор, не так ли?
В тот момент, когда купец произносил последнюю фразу, на лестнице послышались шаги и, наконец, в кабинете появилась прислуга - люди Шада быстро развернули стол так, чтобы он стоял рядом с креслами и принялись расставлять на нём угощения, приличествующие времени суток: это были легкие закуски, фрукты, местные и экзотические, а также пара бутылок хорошего туссентского вина с серебряными бокалами. Закончив с сервировкой, слуги удалились, а один из них - судя по одежде, это был ключник - не забыл перед уходом упомянуть, что-де господин Шад ван Лауртен задерживается в связи со срочными делами, но не мог оставить своих гостей без внимания, и посему просит извинений и приглашает начать трапезу без него.

+1

10

[indent=1,0]«Маг значит… ну, это многое объясняет»
[indent=1,0]Силейз в очередной раз оставила слова Эбенгарда без ответа,  опуская взгляд на драгоценные камни шкатулки. В ее голове роились мысли, слетевшись как пчелы на мед. Кружили, путали, мешали сосредоточиться.
«Какая работа могла преследовать торговца от мага, раз ему вручили нечто подобное? Почему в задаток была выдана именно шкатулка, а не золото? Маг не доверял мужчине?» - женщина удержалась от меткого взгляда в сторону «нанимателя» - «Потому он хотел отдать ему вещь, что в самом худшем из вариантов просто уберет нанимателя. Но почему тогда не расколдовал? Человек обманул мага? Тогда он должен быть последним глупцом, чародеи безжалостны в гневе. Вертлявый значит друг у Шада, раз еще жив. Вертлявый и хитрый»
[indent=1,0]В воспоминаниях тут же выплывали образы добродушных улыбок от незнакомца. Он не выглядел обманщиком, не выглядел тем, кто носит на своем хвосте беду лихую, а значит  дело было в чем-то другом, но в чем? Понимая, что слишком углубилась в собственные теории, эльфка резко мотнула головой в разные стороны, словно отгоняя непрошенные мысли. Это ей совершенно не поможет точно определить наложенные на шкатулку заклинания, а отвлечение на внутренние думы и вовсе отвлекали.
— Гарантий у меня нет, — на всякий случай напомнила чародейка, гладя расписную кость, — Но такая вероятность весьма высока. На самом деле такое «привлечение» меньшая из проблем, что эта вещь могла вам принести.  Эпицентр наложенной «порчи» является не сколько сама шкатулка, а то – что внутри. Тот кто вам дал ее – может за вами «следить» через нее, и то, с дополнительным воздействием. В своем роде это что-то вроде мощного сигнала нахождения объекта. Только маг должен быть достаточно сильным, что бы на большое расстояние оценить местоположение такого небольшого предмета. Все остальное – лишь остаточный фон.
[indent=1,0]На этих словах она впервые отпустила руку от шкатулки, разминая затекшие пальцы. Могло показаться, что это единственные «плохие» новости от чародейки, ее плечи расслабились а сама она казалась слишком спокойной для того, кто в руках держит опасный артефакт. Только вот не в меру серьезный и сосредоточенный взгляд говорил о том, что это было не все. Набрав в грудь побольше воздуха, Силейз уже было хотела обрадовать Рихарда новыми плохими новостями,  как сбилась на вопрос об оплате.  Удержав лишнее удивление, красноволосая только приподняла вопросительно бровь, в непонимании поглядывая в сторону уже расслабившегося бакалейщика.
[indent=1,0]«Он что, все в деньгах меряет?» - новость о том, что самым плохим исходом может быть слишком большая оплата, очень удивляло чародейку. К ее профессии обращаются в основном те, кто готов по необходимости расстаться с деньгами, и в том, что  новый знакомый мог позволить себе чародея дева не сомневалась. Уж Шад то точно не хватался бы за гнилого карася в пруду, он предпочитал золотых рыбок. А то,  как сильно он старался угодить новому знакомому, что даже обратился к независимым друзьям за помощью, делали Рихарда Эбенгара самой настоящей, золотой щукой.
— Если только вам деньги дороже своей жизни, и вы  обладаете очень интересными сексуальными предпочтениями в виде подглядывающего за вами посвященного. Отмечу, что не всегда это приятные глазу северные чародейки, может оказаться и индюк какой.
[indent=1,0]Вернув короткую усмешку, Силейз довольно кивнула, но сразу стушевалась. Дом Шада влиял на нее положительно, смягчая внешнюю оборону, стирая грани настоящей Силейз и той, кем она должна быть. Вернув лицу серьезность она поджала маленькие губы и неспешно заговорила:
— Не открывайте ее, потому что…
[indent=1,0]Договорить женщина в очередной раз не смогла, будто сами боги были против того, что бы эльфка озвучивала самую важную часть информации. Замаячили слуги, гремя подносами и явствами, а профессиональная этика просто не позволяла эльфке говорить при посторонних, которыми она естественно считала этих самых слуг. Нет, плохо к низкому классу женщина совсем не относилась, но пропасть между ними была вполне ощутимой, а понимание того что подобные девушки и мужчины могли быть и глазами и ушами кого ни попадя расстояние между ними не сокращали. Лишь один раз, она махнула кистью руки призывая к себе одну из девушек.
— Принеси с тумбы около моей кровати черный кисет, будь любезна.
[indent=1,0]Девушка лишь низко поклонилась, моментально исчезая с поля зрения и возвращаясь уже с небольшой черной сумочкой, так же без слов протягивая его Силейз. Та кивнула, отставляя шкатулку рядом с кисетом на стол, в поля своей видимости, и, дожидаясь пока слуги удалятся, вытянула из виноградной грозди одну ягоду.   Когда же они остались одни,  разговор продолжился. Говоря о работе она даже и не вспомнила о том, что самого хозяина дома здесь нет. О том, что достаточно удивительно отсутствие любителя выпить за этим небольшим столом она подумает многим позже.
— Так вот. Открывать ее крайне не рекомендую. Не знаю зачем, но на ваш «задаток» наложено защитное заклинание. Если не хотите, что бы ваши внутренности собирали всем Ковиром, нужно это делась весьма осторожно, - женщина задумчиво прожевала ягоду. Она оказалась сладкой, — Но я могу попробовать снять чары. Не за бесплатно, конечно, и не сразу, на такую работу понадобится время и много сил. Учитывая что почти все чародеи способны открывать телепорты, я бы не злоупотребляла своей безопасностью. Но дело, конечно-же ваше.

+2

11

На словах чародейки о том, что шкатулка опасна сама по себе, даже без открывания, Рихард крепко призадумался. Он привык всё мерять в деньгах, это так, но, сталкиваясь с вещами, выбивающимися из привычных товарно-денежных отношений, купец начинал просчитывать все возможные варианты.
Не оставлял он без внимания и тот факт, что, по словам Силейз, шкатулку сильный маг мог бы отслеживать довольно точно и очень долго. И вот на этом моменте целостная картина сложилась перед торговцем настолько внезапно, что он, в задумчивости разглядывая пришедших слуг Шада, нервно ухмыльнулся краем рта.
Шкатулка была ему вручена не для того, чтобы следить за ним. Совсем нет. Чародеи, которые отслеживали караван и которые натравили на него скоя'таэлей, собирались руками эльфов уничтожить всех в караване - и они не могли не знать, что эльфы оббирают трупы, ввиду отсутствия средств на борьбу за "высшие ценности". Чертовы белки, конечно, забрали бы и шкатулку вместе с телегами, набитыми золотом - и, вероятно, вот на этом моменте гениального плана в схему вносились дополнительные неизвестные. Чародеи, обстряпывавшие заговор против Вильгефорца, не были до конца уверены в честности и верности белок - что стоит эльфам, получившим в свои руки несметные богатства целого капитула чародеев, попросту исчезнуть в лесах, где их потом не найти? Именно для отслеживания эльфов нужен был артефакт. И именно поэтому он был опасен: в случае, если эльфы пойдут не в ту сторону, их следовало устранить. Всех и сразу, причём с гарантией. И таким образом, чтобы золото не пострадало.
От осознания такой четко прослеживавшейся логической цепочки Эбенгард пропустил мимо ушей слова магички о кисете - у него был свой и, по этикету, если дама хотела закурить, он был бы обязан предложить ей собственные запасы табака.
- Знаете, мэтресса, вы уже одной этой информацией очень мне помогли, - несколько отрешенно проговорил купец, ощущая, как сердцебиение участилось и сохранить спокойное дыхание становилось всё сложнее, - Кое-какие детали последних дней сложились в стройную картину и я могу вам точно, без всяких анализов, сказать, что у этой вещи лишь одно предназначение - убивать. Скорее всего, оно было направлено на меня и всех, кто окажется рядом - как минимум это около пятнадцати человек.
Примерно столько было эльфов в "летучем" отряде белок, насколько помнил сам Эбенгард. Теперь деньги за эту вещь его не интересовали. Он понимал, что принёс с собой смерть, которая могла забрать и его и окружающих в любой момент. Почему не сработали чары до сих пор? У него были догадки на этот счёт, которые также успела подтвердить магичка.
Она сказала, что только сильный маг сможет отследить эту вещь на расстоянии. Расстояние предполагалось в пределах одного перехода по Редании. А я сейчас - в Ковире, практически на краю света.
- В общем, милейшая госпожа, я бы очень попросил вас еще об одной услуге. Не нужно снимать с этой вещи чары. Вы сможете уничтожить её так, чтобы от артефакта не осталось и следа? Мне кажется, это должно быть проще, чем тратить силы  и время на обезвреживание. Я бы заплатил и за это, кроме той суммы, которую я уже должен вам за опознание.
Торговец еще раз внимательно посмотрел на шкатулку, что стояла на столике рядом. Теперь у него не было ни малейшего желания брать её в руки - с большей охотой он потрогал бы чёрную змею, что спряталась где-то в одежде магички, чем эту красивую и смертельно опасную вещь.
Именно в этот момент к ним поднялся хозяин дома, видно ощутив, что все приличные сроки его отсутствия подошли к концу.

+1

12

[indent=1,0]Молчание, как тяжелые думы, повисли в воздухе. Эбенгард раздумывал о чем-то своем, и Силейз не стала его прерывать. Она лишь в задумчивости смотрела на мерцающие грани смертельной шкатулки, оценивая свои возможности и возможности того, кто, по ее мнению, хотел устранить самого торговца. В действительности ей не хотелось бы встречаться ни с одним сильным магом, ни с чародеями в меньших силах, но в большем количестве.
— Я рада, что смогла угодить вам, — ее губы еле заметно дрогнули в неком подобии улыбки, что бы слететь как от порыва ветра в следующее же мгновение.—«Пятнадцать человек? Это много».
[indent=1,0]И если Рихарду только открывались тайны этого предмета, то все новые данные лишь сильнее запутывали чародейку, выманивая на поверхность сомнения. А стоило ли помогать знакомому Шада? Если этот человек сделал что-то недопустимое...
[indent=1,0]Ее взгляд вернулся к отрешенному лицу собеседника, но не найдя там ничего нового, Силейз была вынуждена оставить теории на потом и кивнуть на слова бакалейщика при упоминании услуги. Работа, так или иначе оставалось работой, бедной как и прочие маги женщина конечно же не являлась, но гораздо важнее было то же отношение Шада, осязаемое и приносящее пользу, чем неизвестные посвященные, что как могли мстить Рихарду за его проступки так и просто подставить. Уж что, а на что способны колдуны и колдуньи эльфка знала не понаслышке. Одаренные магией были, зачастую готовы вцепится в глотки друг другу из-за каких-то мелочей, что там говорить о простых, смертных людях. К тому же, если они хотели бы так быстро убрать молодого купца, не проще было бы просто в момент передачи убрать? От этого у кого угодно могла заболеть голова, да и разобраться в этом было фактически невозможно да и без надобности. Именно потому Силейз старалась вновь и вновь закопать свои лишние мысли, концентрируясь на более первостепенных зачах. Такая вещь опасна, тем более в доме ни о чем неподозревающего торговца.
[indent=1,0]«Уничтожить... Это проблема».
[indent=1,0] Для многих чародеев, снятие чар подразумевает сложную и кропотливую работу. Но не для нее. Пожалуй, расколдовать защитные, пусть и сложные заклинания ей казались более простой задачей в связи с большим могуществом в этой области. Уничтожение же... Оно заставляло сильно нервничать, ведь никаких гарантий дать эльфка не могла.  И ее сомнения слишком явно отражались на приятном глазу лице.
— Я... — в первую очередь она постаралась вспомнить кого-то из знакомых колдунов и чародеек, к которым можно было перенаправить Эбенгарда, но таковых почти что и не было. Она не знала, кто в целом из магов, кроме какого-то придворного, были поблизости. Знакомых среди них было и того меньше. Усложняло дело еще и тот факт, что теперь с вещью надо было быть осторожнее, и маловероятно что купец захочет таскаться со смертельным оружием по всему Ковиру, а тем более пробиваться к тем чародеем, что еще и не сразу выслушают, а может и помочь даже не захотят. — Попробую.
[indent=1,0]Она не верила даже сама тому, что произнесла и поспешно подняла руки, привлекая к себе внимание Рихарда.
— Я не лучший вариант, который можно найти для подобных задач, — не выдержав, аловолосая опустила взгляд. Признание собственной слабой компетенции в вопросе уничтожение подобных предметов больно резали по гордости. Слухи о чародейке, что отказалась выполнять подобное поручение наверняка разлетятся по всему Ковиру, а то и за его пределы, достигая самых удаленных частей Севера. А ей и без того было тяжело справиться с предыдущими слухами. — Но я действительно могу попробовать. В любом случае, мне некого посоветовать вам из чародеев. И я не знаю, кто еще мог бы помочь избавится от такой проблемы.
[indent=1,0]« В крайнем случае, я смогу снять чары и просто разрушить чистую шкатулку... Сил уйдет в два раза больше, но это лучше, чем поджимать хвост.»
[indent=1,0]Ища успокоения, она провела маленькой ручкой по собственному плечу, где, лаская кожу, слабо шевелился черный змей. Он только высунул свою голову, показав раздвоенный язык, прежде чем вновь двинуться к шее своей хозяйки.

[indent=1,0]Шад появился так же внезапно, как и всегда. Он шел тихо по лестнице, не привлекая общего внимания говоривших, лишь позже начав активно размахивать широкими руками.
— Ах, простите за задержку. Дела никогда не ждут. Ведь кто ждет, тот не зарабатывает. — это должно было быть шуткой, ведь Шад сразу заливисто засмеялся, падая на небольшое креслице напротив  Эбенгарда и по правую руку от женщины. — Ну что, вижу вы уже успели познакомиться. Тогда давайте выпьем за эту встречу, что бы боги миловали нас и наставили на светлый путь! Да наливайте, наливайте, это лучшее вино из Тусента, как раз по случаю.
[indent=1,0]Он что-то говорил еще, все в своей манере, расхваливаясь и расхваливая любого. Порой перегибая палку в пояснениях, порой напротив, удачно в тему отметив чьи-то достоинства. Вино так же было хорошее, терпкое, с приятным послевкусием и запахом, бардовое словно кровь. Сейчас Шад просто наслаждался компанией, как старик раз за разом повторяя одну и ту же историю, Силейз же почти не слушала его, раз за разом кивая на его слова, иногда сухо улыбаясь в ответ на очередную блестящую шутку. Расслабиться когда по левую руку от тебя лежит вещь, способная умертвить пятнадцать человек не так-то и просто.  Раз за разом она метала острый взгляд на украшение стола, но молча поджимала губы, давая завершиться этому вечеру так, как оно того полагается. Рано или поздно мужчине наскучит их общество и можно было продолжать работу над шкатулкой-убийцей. Волновать Шада тем, что в меньше метра от него смертельный артефакт она не стала.
[indent=1,0]Изрядно подвыпивший после, Шад в очередной раз рассказывал хвалебную историю, на этот раз собственно, о его знакомстве с самой Силейз.  Без подробностей, конечно, но сейчас язык у Шада под развязался.. С возрастом он все чаще поддавался простым слабостям, утрачивая хватку в эти конкретные моменты. Не сказать, что бы это особенно портило о нем впечатление или прочие заслуги Ковирского купца можно было забыть, но предсказать что это станет его камнем преткновения вполне возможно. Все равно все присутствующие по своему могли получать удовольствие и от таких незначительных бесед.
— А потом я смотрю, ну как есть, Гадюка! Даром что ядом не плюется, да еще и нотации читает. А я ж, сука, честный, простите мэтресса. Я и решил, что раз спелась с Гильтриом, добра не жди! А оказалось, что нет! Не змея совсем, дурость говорят. Злобные свиньи. Помогла она мне тогда, Рихард, вот с тех пор..Эй, Силейз, ты вообще меня слушаешь?!
[indent=1,0]Она не слушала. За окном уже стемнело, а она все поглядывала на резную кость артефакта, планируя лучшую из стратегий по его уничтожению. В этом деле нельзя было допускать ошибок. Дважды она и вовсе хотела покинуть компанию, но Шад по обыкновению упрашивал развеять их мужское общество ее красотой. Не имея желания спорить, она просто осталась «еще на четверть часа», и итого это затягивалось до самого вечера. Вот и сейчас. Совершенно не услышав то, о чем рассказывал ее друг, она кивнула, не отнимая взгляда от предмета.
«Теоретически, да. Это будет лучшим вариантом...»
— Ладно, Господа. Мне пора работать, - схватив шкатулку обеими руками, женщина неспешно поднялась со своего места, оборачиваясь к Рихарду — Я знаю что делать. Хотите присоединиться? Для «контроля» качества.
[indent=1,0]Скорее из вежливости, чем из настоящего интереса поинтересовалась чародейка. Она уже понимала, что Эбенгард вряд ли откажется, ведь тогда никаких доказательств проделанной работы у него не будет. Освободив одну руку и перехватив трубку с кисетом, она собиралась направиться к себе, дабы наконец закончить со всем этим. Опасность, исходящая от вещи все еще несколько нервировала, и помощь ее другу превращалась уже в постоянное чесание языком. От всех этих приличий и норм поведения чародейка порядочно устала.
***
[indent=1,0]Комната ее была гораздо более скромной. Чем можно было подумать глядя на красоту которую всюду любил возводить хозяин дома. Но зато она была просторной, если не сказать «Пустой». Окно было раскрыто нараспашку, пропуская прохладный для лета воздух в помещение, шторы хищно извивались от его каждого порыва. Помимо предметов первой «необходимости», большого кресла рядом с зеркалом, кровати, стола и тумбы, в углу находился небольшой деревянный ящик со всякими золотыми побрякушками. Привыкнув ко вкусу своей знакомой, Шад заранее убирал золото, оставляя только общий комфорт.  Закурив, шкатулку эльфка поставила прямо на край стола, не замечая ее шаткого положения и принялась рыться в своих вещах.

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-25 19:15:09)

+2

13

После речи купца о том, что шкатулку лучше уничтожить, чародейка задумалась - и это было странно, на взгляд непосвященного в тайны магии. Эбенгард привык видеть, как маги всегда и во всём было уверены в себе, независимо от того, шла речь о том, чтобы встретить грудью все армии Нильфгаарда на одном-единственном холме или о том, чтобы излечить страшную рану от алебарды. Сейчас же Силейз как будто замялась, задумалась - и деятельный разум бакалейщика не мог разобрать в этой неуверенности истинные мотивы такого поведения. Или магичка на самом деле была целиком и полностью искренна? В любом случае, если бы Десмор сказала, что только она во всём Ковире могла бы снять эти смертоносные чары - Эбенгард, не сомневаясь ни секунды, угадал бы в этих словах банальное набивание цены собственным услугам.
Ему было непривычно и неуютно видеть неуверенную магичку. В конце концов, она же обладала невероятными силами, как любой посвященный. Или нет?
Именно в этот самый момент взгляд Рихарда, когда он в очередной раз осматривал свою собеседницу, изменился. Он увидел перед собой женщину, далеко не такую сильную, какой она, возможно, хотела казаться. Только сейчас купец увидел, что чародейка ниже его ростом едва ли не на целую голову.
Впрочем, он никак не прокомментировал свои эмоции.
- Я уверен, что вы справитесь, мэтресса, - чуть улыбнувшись, ответил Эбенгард. Если бы на месте магички сидел бы Шад, то бакалейщик бы еще добавил: у вас нет выбора, - В любом случае, если всё пойдёт совсем не по плану, то я всё равно заплачу вам за опознание. А уничтожить могу попробовать и сам... не знаю, разбить её камнем издалека?
Озвучив своё профанское предположение и осознавая комичность такого глупого подхода к обращению с артефактами, торговец усмехнулся. И тут же, с широкой ухмылкой, добавил:
- На крайний случай - выброшу её в море, положив в мешок с камнями.
Все их серьёзные разговоры о делах перебил пришедший ван Лаурден, предложив вино и угощения. Отказываться было неприлично, а разрядить напряженную обстановку следовало - и Эбенгард, хоть и предпочёл сейчас оказаться как можно дальше от опасного ларца, на время забыл о своих заботах и погрузился в пространные беседы о жизни, мировой политике, местных происшествиях и, конечно же, торговле.
Рихард не уставал поддерживать беседу, рассказывая о курьёзных случаях за последний год в своих делах - по крайней мере о тех, что не были связаны с убийствами, воровством и контрабандой - а Шаду было любопытно послушать о событиях в Северных королевствах и Нильфгаарде, ведь он, в силу своего возраста, уже крайне редко выбирался за пределы Ковира, предпочитая обстряпывать сделки не покидая даже родного города.
- ...в конце концов, друг мой, ты загонишь себя в такие условия сделки, которые ты не в силах выплатить - попомни моё слово! Далеко не везде у нас нынче в чести торговое слово, которому можно верить, которое имеет крепость камня, а по звону сравнимо с чистым золотом. В нашем мире всё покупается и всё продаётся, к добру или к худу. Вопрос лишь только в цене...
В перерывах между задорными тостами и шутками, в очередной раз прикладываясь к своему кубку с вином, купец с интересом поглядывал на присутствующую при их пёстрой и пустой болтовне магичку. Она выглядела задумчивой и печальной, и, казалось, совсем не могла выбросить из головы всё это дело с артефактом. Впрочем, положа руку на сердце, и сам Эбенгард не забывал о присутствии смерти в двух футах от себя - но он умело делал вид, что рядом с ним ничего особенного не лежит, никакой угрозы нет, а вино чертовски хорошо пробуждало излишнюю смелость.
В этот момент Шаду пришло в голову поведать о своём знакомстве с Силейз, впрочем, повесть получилась очень спутанной и излишне эмоциональной: старому негоцианту в голову ударило крепкое туссентское вино и разговор постепенно начал терять какие-либо нити смысла.
- Очень... познавательно, - не скрывая улыбки ответил он Шаду и тут же обратился к магичке, которая уже собралась на ночь глядя приступить к работе, - С превеликим удовольствием присоединюсь, мэтресса. Разве можно пропустить уникальное зрелище чародейки за работой?
Когда Силейз ушла к себе, они с Шадом остались наедине. Почему-то теперь никаких шуток и веселых тем для разговора уже в голову не приходило - ни одному, ни другому.
- Что она тебе сказала? Вы договорились, как я понимаю?
- Да. Но... мне показалось, что она набивала цену. Как будто не была уверена в результате. Шад, твоя чародейка надежна?
- Абсолютно, Рихард. Я может в чём и не смыслю - так это во всех этих чародействах, но могу точно сказать: Силейз - магичка почти что с непогрешимой профессиональной репутацией!
Эбенгард с большим сомнением посмотрел на собеседника.
- А такие бывают?..
- А хер его знает. - пожал плечами ван Лауртен.
- Пусть так. Иди спать, друг мой, время позднее. Полагаю, если ей всё удастся - мы будем с тобой в расчете. На этот раз окончательно. - торговец поднялся из кресла и пошел вслед за чародейкой.
Отыскать её комнату среди большого дома Шада было не трудно - она оставила за собой тонкий, но явственный аромат  сандалового дерева с табаком. Почему-то в этот момент купцу вспомнилась одна из баллад маэстро Лютика, на представлении которого он даже успел побывать лично.
Не сирень с крыжовником, конечно, ну да ладно.
Думая о том, что он прожил целых тридцать два года и до сих пор не знает, как пахнет крыжовник, купец зашел в комнату к Силейз, предварительно оповестив учтивым стуком хозяйку помещения.
Первым делом ему бросилось в глаза настежь открытое окно, а только затем - сама магичка, решила закурить трубку.
Эбенгард, машинально переставивший шкатулку с края стола на его центр, отошел к ближайшему шкафу и, скрестив руки, со спокойным любопытством на лице разглядывал Силейз Десмор.
- Если чем-то могу помочь, кроме невмешательства - я к вашим услугам.
Ветер раздул шторы снова, как будто порываясь навести свои порядки во временном жилище чародейки.

+1

14

[indent=1,0]Все ли о ней знал тот мужчина, что предлагал Рихарду Эбенгарду решение его проблем? Отнюдь, но Шад, благо, знал о ней только хорошее. Судьба распорядилась так, что есть люди уверенные в своей правоте, набивающие цену или порядком могущественные... а есть те, что сильны, но как бы они не хотели все сделать по-хорошему, все выйдет через гузно. Именно к последнему варианту скорее относилась Силейз. Она была сильной чародейкой, в чем то даже уверенной, но благие намерения не раз поворачивались к ней ни самым приятным местом. Но все это в прошлом. Она стерла темные пятна со своей репутации и не собиралась так просто вновь нырять со всем этим с головой.
[indent=1,0]«Да где же оно...» Женщина не замечала ничего вокруг, погруженные в свои думы. Работа предстояла сложная, кропотливая и даже опасная. Оттого, когда в помещении появился Рихард, она не обратила на его шаги никакого внимания, очевидно не чувствуя угрозы и опасности.  Что там говорить о стуке ранее. Услышав же его голос, эльфка вздрогнула, резко оборачиваясь. Она и забыла, что позвала его с собой. Развернувшись на каблуках и не вынимая трубку изо рта, красноволосая некоторое время раздумывая смотрела на Эбенгарда.
— Шад и его родня тоже могут захотеть «посмотреть». Особенно слуги. Этого лучше не допускать, любое отвлечение будет стоить жизни не только мне. — она посмотрела в глаза человеку напротив.  В конце концов мужчины изрядно выпили внизу, хотя молодое поколение не столь быстро сдалось под терпким хмелем. К счастью для нее, Рихард выглядел трезвым, — Но, а дальше по расписанию. Не паниковать. Не кричать. Под руку не лезть пока ритуал не будет завершен. Для вашей же безопасности. Ну, и буду благодарна, если поможете убрать ковер.
[indent=1,0]На этих словах сама женщина подошла к столу, зажигая на нем какие-то приготовленные ранее чаши, что мгновенно начали дымиться, источая аромат ладана. Сейчас в ее глазах уже не было той неуверенности, что смущала бакалейщика ранее. Только каменное спокойствие с осторожностью. Все прочее она оставила там, в гостевом зале.
Обождав пару мгновений, она щедро окунула пальцы в серый пепел чаш, рисуя на кости и камнях какие-то руны и силуэты. То же ждало и пол, только на этот раз магический круг рисовался более незатейливым белым мелом.
— Оставьте одну чашу в той стороне, — дорисовав круг и оставив там шкатулку, чародейка указала на место подле круга, удовлетворительно кивнув, — Позже сможете хвастаться друзьям, что поучаствовали в ритуале. Хотя повторять абы с каким магом не советую, — ее взгляд метнулся к шкатулке, — Это не всегда безопасно для здоровья.
[indent=1,0]Иронично было то, что даже сейчас она не могла гарантировать Эбенгарду безопасность, в случае ее поражения. Одна ошибка, и торговец не сможет совершить вторую попытку. Он так и останется здесь, в Ковире, под могильной плитой. Если, конечно от него хоть что-то останется. Но говорить и об этом она не стала, упустив столь щекотливый момент.
— Теперь тихо.
[indent=1,0]Когда творилась магия, в воздухе буквально искрила сила, выпускаемая чародеем. Накопленная мощь покидала тело, концентрируясь и приобретая самую сильную власть в этом мире. Власть колдовства. И это сила отчетливо слышалась в голосе, изменяя его до неузнаваемости, виделась в уверенных движениях рук, что помогали направлять потоки, обволакивая их в нужное заклинание.
[indent=1,0]Символы засветились, руны приобрели почти физическое воплощение, сжимаясь вокруг шкатулки полупрозрачным кругом. Шипели, словно от усилия, но повиновались уверенному голосу чародейки.
— E me aestoll'ha tuve melde steall. Div'ea as hilyp!
[indent=1,0]Шкатулка за искрила, сизые молнии бежали от рун к резным граням украшения и обратно, наполняясь еле слышимым, но неприятным скрежетом. Создавалось впечатление, словно все идет не по плану. Лицо женщины исказилось не то в гримасе гнева, не то боли, она почти физически ощущала, как молнии режут кожу ее рук, хотя на деле не было ни единого следа. Дыхание стало более глубоким, рваным, она действительно прикладывала огромные силы, но сейчас особенно явно видела, что и опытный чародей боевой стези не обошелся с этим предметом иначе. Глобальный затрат сил был конечно не тот, но простым заклинанием новичка не отделаться. Собственную энергию буквально выбивало из колеи. Трещина пошла по кости, являя тонкий зеленоватый свет.
[indent=1,0]«Дьявол...»
— Div'ea as hilyp! — она повторила настойчивее, вкладывая в слова, куда большие силы, проминая собственной мощью, перебивая собственной силы. И на этот раз все вышло куда удачнее. Скрежет стал резче, сияние рун сильнее... Хлопок, вспышка, и на месте когда-то сияющей драгоценности шкатулки осталось едва ли горстка сероватого цвета. Магия покинула этот предмет, как, впрочем, и большая часть сил чародейки.
«Это было...больше... чем я ожидала... Сила способная стереть столько народа...»
Руки безвольно опустились, дыхание перестало прыгать, но стало глубже, тяжелее. Из за темных кругов мерцающих перед глазами она почти ничего не видела.
— Ну вот... и...
[indent=1,0]Говорить было невероятно тяжело. Горло пересохло, а голос не слушался. Конечно, она еще восстановится, ничего смертельного не произошло, и не прыгать выше головы Силейз хватило разума, но бессилие после ритуала очень быстро нагнало ее, погружая с головой. Кажется, вначале она пошатнулась, ноги совершено не держали ее тело, и только после окончательно обессилила, что бы беспомощно съехать на пол, все еще находясь в сознании. В голове было пусто и гудели колокола, от любого шума доставляя эльфке массу неудобств. Ее рассеянный взгляд переметнулся на то, что осталось от ранее смертельного предмета.
— Это... оказалось куда энергозатратнее, — глаза устало закрылись, но делать попытки встать женщина не стала. Чего доброго еще не устоит и устроит встречу виска и угла стола. Самая позорная смерть, не иначе.

+2

15

Рихард Эбенгард молча и внимательно выслушал слова чародейки о недопущении чужого внимания и прочих деталях готовящегося ритуала. Кто знает - вполне вероятно, что от соблюдения всех условностей зависела его жизнь, а, что еще более вероятно, не только его. По теории, которую он сам не так давно и выдвинул в своей голове, шкатулка вполне была способна разнести в клочья всех обитателей огромного дома Шада, причем, вероятно, вместе со случайными прохожими на улице.
Пока женщина начала к одной ей известным приготовлениям, купец схватился за край ковра и быстро оттащил его к стене, сложив втрое и освобождая пол.
Дорогой офирский ковёр, явно не ожидавший такого безобразного к себе отношения, поднял некоторое количество пыли - и Рихард едва удержался от соблазна крепко чихнуть. Удержало его только осознание, что от резкого звука чародейка может что-нибудь уронить и весь ритуал пойдёт к чертовой матери.
Не теряя времени на лишние движения, купец выглянул за дверь - в коридоре было тихо и пусто, лишь в одной из его концов медленно шел человек с гасильником, меланхолично проходясь между закрепленными на стенах канделябрами и погашая свечи.
- Псс, любезный! - вполголоса позвал его торговец, - Иди сюда!
Слуга расторопно подошёл и не успел раскрыть рот, чтобы задать вопрос, зачем, собственно его подозвали, как Рихард ловко схватил его за плечо и бесцеремонно придвинул к себе так, чтобы его шепот слышал только один человек.
- Два раза повторять не буду. Даже если услышишь как сам дьявол тебя зовёт по имени из-за этой двери - не вздумай подходить. А теперь пойти и расскажи то же своим друзьям. Кто додумается подойти сюда - отрежу руки к ебеням. По локоть. Я надеюсь, мы поняли друг друга.
Контрабандист оттолкнул ошарашенного слугу обратно в коридор и совершенно очаровательно улыбнулся.
- Доброго здоровья и приятного вам вечера, милсдарь! - проговорил вслух Эбенгард прежде, чем закрыть дверь и задвинуть засов.
Повернувшись обратно, купец тут же помог магичке поставить какую-то неведомую чашу в какое-то одной ей ведомое место возле нарисованного на полу круга. Затем отошел назад и оперся спиной о входную дверь, с интересом наблюдая за слаженными действиями Силейз - глядя на всё это нельзя было не отметить, что вся неуверенность в её движениях и поведении как будто куда-то испарилась. Теперь на его глазах творилась настоящая мистерия, искусство.
Не успел он спросить о том, как долго это всё будет длиться, как ритуал начался - всё осветилось неестественным свечением, заметались сполохи и молнии, образуя причудливые тени под потолком. Всё происходящее напомнило торговцу о сказках из детских книг, где описывались магические чудеса - только с той лишь поправкой, что теперь это всё было реально и он сам участвовал во всём происходящем.
Нечасто Рихарду приходилось видеть, как действуют маги, но каждый раз неизменно это потрясало его и приводило в какой-то мистический восторг. Силейз, ловко управляясь с молниями, что слетали с её пальцев, определенно внушала уважение - и купцу лишь оставалось радоваться, что вся эта магическая мощь сейчас была направлена не против него.
Слова же заклинаний, которые произносила магичка, внезапно пробудили в голове Эбенгарда воспоминания о далекой Зеррикании - когда он путешествовал там по торговым делам, один из местных научил его непонятным, но грозно звучавшим словам, который необходимо было произносить перед жертвоприношением великой пустыне - только так было возможно, по поверьям, получить удачу в делах и торговле. Впрочем, никто бы не поручился, что купца на самом научили какому-то витиеватому ругательству на древнем забытом языке.
Наконец, что-то вспыхнуло, громыхнуло - и тени остановились. Когда зрение вернулось к Рихарду, он увидел вместо шкатулки лишь бесформенную горку пепла. Всё было кончено.
Непроизвольно Эбенгард вздохнул - это был вздох облегчения.
И только сейчас он обратил внимание на то, что для госпожи Десмор ритуал не прошел легко и бесследно - она буквально оседала на пол.
Наплевав на все приличия и долгие метания, купец в два шага оказался возле женщины и, без каких-то усилий, поднял её на руки, одной ладонью придерживая за спину, а другую заведя под колени - эльфка была лёгкой настолько, что он без труда мог бы её отнести куда-то.
- Это было прекрасное зрелище, мэтресса, - Эбенгард озабоченно осматривал побледневшее лицо чародейки, - Полагаю, я должен вам кучу денег. Но сперва стоит вас показать лекарю. Постарайтесь выжить, будьте так любезны, иначе мне придётся чувствовать себя обязанным до гробовой доски - а это слишком отвратительное чувство, чтобы посвящать ему целую жизнь.

+1

16

[indent=1,0]Вот так змея и раскрывала свою пасть для поглощения особо крупного куска. Какая глупая змея. Этот самый кусок встал ей поперек горла, но она все равно его проглотила, пусть и не без особых потерь.  Теперь требовалось подтвердить выполненную работу и...
[indent=1,0]Она не видела, что Эбенгард оказался рядом с ней, не слышала, но почувствовала тепло чужих рук и тела, когда ее небольшая фигура оказалась поднята в воздух. Интуитивно, что бы не болтаться безвольным куском мяса на мужских руках, она прильнула к груди бакалейщика, делая очередной тяжелый вздох. Она использовала его как опору для собственной головы, когда даже держать ее в ровном положении было невыносимо.
— Пожалуй, я откажусь демонстрировать еще раз нечто подобное, — она совсем немного повернула голову на звук, тут же зажмурившись от резкой боли в висках. — Но я всегда к вашим услугам. Но давайте без столь мощных смертельных артефактов.
[indent=1,0]Она все еще дышала тяжело, грудь резко вздымалась с каждым новым вздохом и так же резко опускалась, а руками она цеплялась за грубый материал черного плаща, словно пытаясь удержаться. Хотелось сладко уснуть, дать организму необходимый ему отдых и забыться как минимум на пару дней, но приложив должные усилия воли чародейка все же открыла глаза. Хотя бы полумрак комнаты не раздражал особо чувствительные сейчас глаза.
[indent=1,0]Лицо мужчины было близко, даже можно было сказать непозволительно близко, но Силейз не выглядела разозленной, только смертельно уставшей.  Рука наконец отпустила многострадальную ткань, обвивая шею Эбенгарда, тем самым прижимая женское тело ближе к мужскому. Было достаточно непривычно и эльфка даже если бы захотела, не смогла сказать когда в последний раз ее так просто носили на руках.
— Да, такие услуги стоят денег. Впрочем, собственная жизнь же бесценна? — она вновь устало прикрыла глаза, делая новый, тяжелый вздох. Не сказать, что она собиралась помирать, но выглядела не многим краше тех, что находился на смертном одре. Даже взгляд, необычно яркий, казалось потускнел от обилия потраченных сил. — Если бы я собиралась умирать, то тебе, — чародейка запнулась, близость обманчиво сокращала расстояние, да и усталость мешала в достаточной мере вести себя наиболее отстранено — Вам, пришлось бы носить мой остывающий труп. Это не убьет меня... Просто я потратила слишком много сил. Пройдет время, я восстановлюсь, так что в услугах врача нет необходимости. Максимум что он сможет сделать. Это напоить меня горькими эликсирами и оставить спать в своей, наверняка, неудобной палате. А потом сдерет в три дорога. Чародейка и странствующий торговец, как я понимаю, не самые бедные клиенты и спрос будет гораздо выше.
[indent=1,0]Она еле заметно улыбнулась, представляя радость местного лекаря от свалившейся на него удачи. Экономика мелких предпринимателей примерно так и работала в ее представлении, чем богаче клиент — тем ценнее становятся и эликсиры и помощь, округляясь до существенной суммы. С другой стороны, напоить таких людей бульоном под видом редкого снадобья тоже не получится. Репутация всех чародеек работала на руку Силейз, ее просто побоятся, а вот обманывать опытного купца не просто сложно, но и опасно для репутации. Впрочем, пусть гостья из Дол Блатанны не знала Рихарда, но это не отменяло того факта, что в случае с конкретно этим проходимцем, можно было лишиться чего посерьезнее, чем просто репутации.
— Думаю, я в состоянии справится и без них. Я найду куда более приятные способы потратить заработанные деньги, - она вновь подняла взгляд, встречаясь глазами с купцом. Эх, был бы другой случай, не была бы она так истощена, ситуация выглядела бы куда интереснее и пикантнее, но пока картина напоминала «добрый молодец держит труп». Как часто и бывало, ситуация выходила боком и чародейке Десмор приходилось только принять действительность. В таком состоянии даже порассуждать о том «как могло быть, если...» почти не было сил. Потому она лишь неуверенно обернулась, определенно свалившись бы из объятий Эбенгарда, если бы тот ее не держал и махнула рукой в сторону кровати.
— Но я буду благодарна... Если ты поможешь мне добраться до постели. Не буду лукавить, в таком состоянии я разве что себе нос расквашу и это долго придется корректировать магией.
После она вновь осторожно и неловко обхватила мужскую шею, слабо сцепившая пальцы в замок на ее тыльной стороне. От каждого неосторожного движение в голове мутнелось  и вновь начинался перезвон колоколов. Пытаясь избежать надоедливого звука, чародейка лишь вновь прильнула к чужой груди, словно ненароком, вслушиваясь в ритмичное сердцебиение нового знакомого.
— И еще кое что, - на этот раз голос казался неуверенным, хотя скорее был попросту все еще слаб, — Не спеши звать Шада или прислугу, мне сейчас не сподручно слушать нелепые истории или сплетни. Уверенна, когда ты уедешь мне и так предоставят картину в трех мировозрениях. — она вновь слабо улыбнулась, на этот раз чуть более иронично. Даже в подобном состоянии женщина старалась выглядеть куда спокойнее и увереннее, чем было на самом деле. — Деньги можешь оставить здесь. Пересчитывать не буду, понадеюсь на твою честность.

+2

17

Рихард улыбнулся в ответ на шутку обессиленной магички. Постепенно сильные смешанные эмоции от лицезрения всего этого нереального действа с летающими молниями и дрожащими тенями уходили в сторону, уступая место спокойствию и сдержанной радости от избавления. Теперь ему не грозила смертельная опасность, да и маги-заговорщики уже не доставят хлопот - Эбенгард думал о том, что можно спокойно залечь на дно, не совершать крупных сделок какое-то время и уж точно не лезть в какие-то высокие интриги сильных мира сего.
Пожалуй, он заслужил отдых.
- В другой раз я постараюсь принести тебе чуть менее опасную вещь. Может проклятый меч или там окроплённый кровью двадцати дев черного солнца амулет, что какой-нибудь старый безумный чародей любил до самой смерти и который из его гробницы достали нерадивые расхитители. Кто знает, кто знает...
Услышав, что жизнь магички вне опасности и нет никакой необходимости искать в ночи лекаря, купец успокоился окончательно. Ему было настолько трудно поверить в то, что с ним происходило последние дни, что какие-то мелкие позитивные события начинали восприниматься с большой радостью - порой несоразмерной по масштабу с предметом радости.
С другой стороны, если оглянуться на прошедший месяц -  вокруг Эбенгарда крутились чародейские интриги и горы золота, оборотни и неведомые кровососущие твари из пещер, смертоносные артефакты и скоя'таэли. Всё это грозило ему смертью - иногда медленной и болезненной. Как тут не радоваться мелочам, когда тебе выпадают на долю приключения для ведьмака, а уж точно не для одного молодого торговца, что и меч-то в руках держал несколько раз в жизни.
Вспоминая о белках, что были посланы по его душу, Рихард не смог не остановить взгляд на заострённых ушах чародейки. Она, вся такая женственная и прекрасная, лёжа на его руках и обнимая его шею, чтобы не свалиться, однозначно не вызывала каких-то отрицательных эмоций, в отличие от своры оголтелых остроухих бандитов, грязных и озлобленных.
Он невзначай коснулся пальцами её ослепительных огненных волос, возвращаясь из своих мыслей в реальность.
- Ну, значит обойдёмся без коновалов в этот раз. Знаешь, пожалуй мне и самому было бы не очень приятно наблюдать, как тебя поят какими-нибудь мерзопакостными зельями и отварами из жабьей кожи. В конце концов, я совсем не уверен, что кто-то здесь умеет лечить повреждения от магических ритуалов.
Торговец держал в руках женщину и почему-то медлил с тем, чтобы отнести её к кровати - может тому способствовал стресс от пережитого и он просто забыл, что нужно делать; может яркие глаза Силейз слишком приковывали к себе его взгляд - когда-то давным-давно Эбенгард слышал, что змеи умеют гипнотизировать.
Немного помедлив, он всё-таки донёс магичку до её ложа и осторожно опустил - так, чтобы её голова, чего доброго, не ударилась о деревянную спинку.
Присел на край кровати рядом.
- О них не беспокойся, - купец слегка махнул рукой, - Я не буду никого звать. Да и сами они не придут до утра - Шад стар и пьян, ему нужно отдохнуть, он наверняка спит. А прислуга... им я сделал предложение, от которого они не смогут отказаться. Так что пока ты сама не выйдешь из-за двери - тебя не побеспокоят.
Торговец с задорным прищуром поглядел на чародейку, что лежала рядом.
- Мы так и не договорились о сумме, если помнишь. В другой ситуации я бы воспользовался этим - и оставил бы столько денег, сколько счёл бы нужным. Дам тебе бесплатный совет, милая мэтресса: сколько бы денег у тебя ни было, хоть и вся казна Ковира, не пренебрегай пересчётом и следи за соблюдением всех условий сделки. Тебе не составит труда, а у случайного человека, с которым имеешь дело, не будет никакого желания заниматься обманом. Ведь не всегда и не на всех срабатывают эти слухи о "неприступных и жестоких" чародейках, не правда ли?
Рихард достал из-за пазухи увесистый кожаный кошель, который он загодя взял с собой - и поставил его на небольшую тумбу у изголовья кровати.
- Там тысяча новиградских крон серебром. Это максимальная сумма, на которую я рассчитывал, она покроет и опознание и ритуал. Торговаться уже нет желания, право.
Торговец пожал плечами и поправил дублет возле шеи. Дело было сделано, контракт завершен, а монеты уплачены. Только почему-то ему не хотелось в этот раз просто взять и уйти.

+1

18

[indent=1,0]Рихард был достаточно осторожен, укладывая эльфку на ее собственную постель. Крепость рук сменилась мягкой периной, тепло — прохладой, но она все равно подняла слабеющий взгляд, с улыбкой изрекая:
— Спасибо.
[indent=1,0]Устроившись на кровати, Силейз согнула ноги в коленях, подбирая их под себя, а руки сложила на животе, в покое расслабляя плечи. Мышцы шеи и спины так же расслабились, головокружение немного поутихло и теперь женщина могла вдохнуть полной грудью с заметным облегчением, со временем и вовсе выравнивая дыхание.  Пройдет не меньше оборота солнца, прежде чем она покинет свою комнату, а это значило что целые сутки ее будет ждать покой и одиночество. Сейчас ей казалось это невероятным блаженством, и только многим позже она отметит, что одиночество не самое прекрасное, что могло ждать ее в подобном состоянии.
— Это хорошо. Хотя мне даже стало интересно, какое предложение их ждало. Право, ни драгоценностями же осыпать. — Она и не представляла, что предложение бакалейщика было куда более бескомпромиссным и серьезным, а о случившемся особо рьяные еще посудачат по округе, если, конечно не побоятся возможного гнева. Их незаметные фигуры и сейчас передавали из уст в уста важную новость в доме старого лар Лаурдена. Мол, чародейку беспокоить не принято, даже если она кричать будет, и даже если дьяволы завывать — тоже. Каждый понимал это по своему, кто-то в ужасе был готов помолится за ее сохранность богам, кто-то с хитрющими глазками бежал распускать слухи, версии которых были одна другой краше. Но люди никогда не менялись, и позже, слыша предположения служащих, ей предстоит посмеяться над абсурдностью ситуации. Откуда бы она взяла самого настоящего дьявола? Но сейчас, ее лицо не было осквернено лишними мыслями. — Впрочем, думаю, я так или иначе узнаю об этом.
[indent=1,0]Ее рука скользнула за собственную одежду без стеснений, будто не было рядом внимательных голубых глаз, но даже стыд у магичек был грамотно выведен Аретузой как нечто ненужное. Рука скользнула по груди, но взамен пикантным играм с собственным телом, она вытянула из-за «пазухи» полоза, с усмешкой выпуская его на ту же прикроватную тумбу. Чешуйчатый собрат активно передвигался по кисти и между пальцев женщины, но противится не стал, найдя новым вместилищем увесистый мешок, скрутив его крепким телом. Она же, несмотря на своего питомца, раздумывала над словами Эбенгарда, в легкой грусти закрывая глаза. Упоминание было справедливым, в том числе, любой мог обмануть ее подобным образом и был при этом, по своему, прав. Но тогда, новости об услуге для друга свалилась как снег на голову и подумать о оплате она попусту не успела. Даже задаток не попросила, на случай, если незнакомец мог скрыться с опознанным предметом. Все это было правдой, оставалось только прикусить губу и отвести взгляд. Было действительно неловко. Вот вам и «ужасная и опасная чародейка».
— Ты прав, — не возвышая своих познаний кивнула Силейз, неспешно унимая неловкость, — Я постараюсь не забыть об этом в следующий раз, —  подтверждая свои слова, красноволосая кивнула чуть более уверено. Таких оплошностей и в прям стоило избежать, пустым кошелем сыт не будешь, а эльфка все таки, как и многие, предпочитала комфортную жизнь бедной. — Но чародеев и впрямь опасно злить. В своих намерениях они бывают изощреннее самого безжалостного палача иль мастера пыток, и жалости к другим не знают, удерживая в своих руках больше, чем просто власть... — вздох оказался тяжелым. Кому как не ей знать всего коварства своих коллег, способные сжигать, убивать и уничтожать не сколько тело, сколько душу. Сама она понимала, что все равно не создает достаточное впечатление опасного существа, да и не являлась им на данный момент, опираясь на помощь Рихарда как ребенок на сильное плечо. Даже если бы он захотел ей навредить, ей было почти нечего ему противопоставить. Сейчас она была даже больше простой женщиной, нежели чародеем. И, то ли в знак доброй воли, то ли просто повинуясь минутному порыву затуманенного разума, она приподнялась на локтях, ложа маленькую ладонь на грудь человека.
— Будь осторожен с ними... Со всеми нами. Впрочем.. о чем это я,- чуть качнув головой, она опустила руку, упершись ею в колено собеседника, но не отстраняясь, — Ты наверняка все это знаешь. Ну, что.. пора прощаться?
[indent=1,0]Слова оказались слепыми, глухими, сказанные автономна без твердого намерения. Эта неуверенность так отчетливо проскользнуло в голосе, но так и не сформировалась в четкую мысль. Создавалось впечатление, что это не то что должно было быть произнесено, что сейчас, своим прощанием что-тто все же будет упущено. Но, их больше ничего не связывает, не так ли? Робкая нить между купцом и чародейкой уничтожилась вместе с костяной шкатулкой и ее блеском, оставляя между ими двумя лишь такую же неясную горку пепла.
— Буду ждать дальнейшей работы, проклятых мечей и артефактов.
Как оказалось лицемерно. Ведь не было никакой гарантии что они хоть когда-нибудь снова встретятся, что их пути вообще пересекутся. Может случиться и так, что это последняя их встреча. Ничего особенного, очередная работа, очередная неприятность, что так же, как и запах растворится в воздухе. Почему же не хотелось все заканчивать так? Хотелось узнать больше, но туда, куда не проникает свет слишком густые тени.
— И... спасибо за бесплатный совет.

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-27 19:16:07)

+1

19

Сидя на мягкой кровати, в тишине, которую нарушал лишь ветер, треплющий открытые ставни и раздувающиеся подобно парусам шторы, Рихард Эбенгард понемногу приходил в себя после ритуала - к нему возвращались привычные эмоции, далекие от сентиментальных.
Он, глядя на полную грудь магички, заметил и змею, что переместилась из зоны декольте на тумбу к деньгам. Про то, что черный полоз не покидал своей хозяйки до сих пор, купец успел и позабыть - залюбовавшись молниями во время ритуала, он думал о помощи для Силейз, а не о том, что ему самому может грозить смерть от ядовитых клыков.
Всё это наводило на совершенно прагматичные мысли, далёкие от романтики. Минутную слабость позволить себе мог кто угодно, но лишь тогда, когда в эти мгновения его никто не видит.
Сегодня же Эбенгард потерпел неудачу в своём стремлении сохранить непробиваемый каменный слой вокруг собственной души - привели к тому череда ярких событий за прошедший месяц, или же дело было в постоянной близости смерти, что ходила за ним по пятам последнее время - что уж теперь гадать. Оставалось лишь сожалеть о собственной слабости, что и впрямь могла бы стоить ему жизни - причём самым глупым образом.
Слова магички уже мало что значили для него - и Рихард слушал их сквозь собственные мысли, наконец приходящие в порядок.
- Да, я знаю. - коротко и сухо ответил он на её слова о магах.
Заговорщики всё еще могли охотиться за ним - но вероятность найти спрятавшегося контрабандиста снижалась с каждым днём. Если их план с золотом не выгорел и если о нём уже узнали те, кому это золото принадлежало - значит у магов-заговорщиков были проблемы посерьёзнее, нежели бессмысленная охота за тенью купца.
Уверенность возвращалась к торговцу быстрее, чем высыпались монеты из разрезанного кошеля на мостовую. Вместе с прагматичными мыслями к нему пришел и четкий план дальнейших действий, в которых ни магичка, ни Шад уже не фигурировали. Взгляд купца, вне зависимости от его желания, вновь стал взглядом того человека, что готов безо всякой жалости и сожалений, как уже однажды бывало, вырезать семью своего врага, продать в рабство былого партнёра по торговым делам и пытками сломать даже командира скоя'таэлей.
Рассуждений было более чем достаточно. Рихард слегка хлопнул ладонью по бедру эльфки и встал с кровати.
- Больше бесплатных советов не будет, - он слегка ухмыльнулся, скользя безучастным взглядом по её лицу, - Впрочем, этот мир не так велик, как кажется. Может и увидимся, госпожа чародейка.
Вышел из комнаты и, не медля ни мгновения, быстро пошел по лестницам и коридорам. Уже были погашены все свечи, никого не встречалось на пути - но Эбенгард точно знал, куда нужно идти, он не раз бывал в этом особняке.
Шел быстро, не оглядываясь. Его не волновал громкий стук набоек на сапогах о лакированное покрытие пола в гостиной, отдававшийся гулким эхом в пустых коридорах - было очевидно, что, покидая дом ван Лауртена, он перебудил всю прислугу.
Наконец, высокая створка парадной двери захлопнулась за его спиной.
Эбенгард полной грудью вдохнул ночной воздух, как будто его не хватало внутри дома.
Неподалёку, рядом с парапетом набережной, явно скучая, шлялись без дела двое его проводников. Узнать разбойничьи рожи в темноте было слишком просто - и, судя по всему, они так и не покинули пост.
Видать, мотивация от Яна была знатная.
- Чего расселись, черти безмозглые?! - совершенно внезапно рявкнул на них Рихард. Голос у него был зычный, поставленный - не услышать было невозможно.
- Э...эээ...
- Это... так мы, ну, мы вас ждём, мастер. - с недоумением тут же отозвался длинный, - Куда дальше?
- Домой. Затем доложите бугру своему, что дело сделано. Должок за Шадом закрыт. Вопросы есть? Вопросов нет.
Не ожидавшие таких раскладов бандиты просто опешили. Глядя на полностью изменившегося в лице Эбенгарда, что днём являл собой образец учтивости и такта, они не решились на расспросы. Почему-то только сейчас они заметили длинный кинжал у него на поясе, который не походил на парадное украшение богатого человека.
И вновь уныло заскрипела единственная уключина на корме лодки, унося по течению канала своих пассажиров.
А Рихарда, что молча сидел, облокотившись на борт, и задумчиво смотрел в воду, ждали новые сделки, старые знакомые, а также кровь и смерть. Ведь этот путь он выбрал сам.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Не все то золото, что блестит