Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Охота на миражи


Охота на миражи

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: конец мая 1263 года.
Место: Дол Блатанна.
Действующие лица: Силейз Десмор, Ксандор вар Лорехейд.
Описание: Прошло чуть более полугода с окончания короткой, но жестокой войны юга и севера. На востоке королевств появляются первые отряды нелюдей, которых объединяет ярая ненависть к роду человеческому. Ненависть за дела давно минувших дней, желание убить лишь потому, что в жилах течёт людская кровь. Для нового движения нет разницы кем является человек, равно как и сотни лет назад для людей не было разницы кем являлся эльф. Враг, прошедший сквозь века, или же лишь его мираж?
http://sg.uploads.ru/XBMvj.png

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2018-06-20 02:08:10)

+1

2

[indent=1,0]Сказать, что он был удивлён - не сказать ничего. Стоя в тихом бору, глядя на то как дюжина наконечников стрел, несомненно острых, направлены в его сторону. А ведь он даже не успел открыть рот. Дело близилось к ночи и лес, и без того тихий, погружался в глухую тишину, такую, что даже Ксандор, обладая простым человеческим слухом, отчётливо различал треск напрягшейся древесины плеч эльфских луков. Сидя в седле, он поднял руки, демонстрируя эльфам, что он безоружен.
[indent=1,0]- Я... - только и успел произнести нильфгаардец, как один из эльфов, судя по всему, старший здесь, шикнул на него, призывая к молчанию.
[indent=1,0]Прошло несколько томительных мгновений, которые плавно перетекали в минуты. В сердце Ксандора прокралась тревога, он не понимал, чем вызвал такую реакцию у представителей древней благородной расы. Но он послушался, ждал чего-то, что ему было не ведомо. Эльфы тоже ждали, только, в отличии от человека, они прекрасно знали, что должно произойти.
[indent=1,0]Из зарослей вышел ещё один эльф, подойдя к старшему и шепнув ему что-то. Разведчик - сразу сообразил Ксандор, наблюдая, как старший эльф подал сигнал остальным и те ослабили тетиву на своих луках.
[indent=1,0]- Говори, - приказал эльф, с явным презрением и в голосе, и на лице, добавив в конце с отвращением: - d'hoine.
[indent=1,0]Южанин слышал разговоры о том, что в этих краях начинают бесчинствовать группы эльфов, но не думал, что всё принимает такой серьёзный оборот. По последнему произнесённому слову стало понятно, в чём именно кроется причина возникновения отрядов мятежных эльфов - расовая неприязнь. Учитывая все факты, Ксандор с горечью предположил, что за всем этим может стоять Нильфгаард.
[indent=1,0]- Я прибыл сюда из Брокилона, - собравшись с мыслями, начал нильфгаардец. - Один из ваших товарищей попросил меня передать вам то, что принадлежит ему. Он сказал мне, как вас найти.
[indent=1,0]Медленно опустив руку в походную сумку, прикреплённой к седлу, южанин достал небольшой свёрток, перевязанный плетённой верёвкой с вплетёнными в неё перьями. Как заверил его эльф из Брокилона, увидев это, они поймут, что Ксандор не враг. Однако, всё оказалось не так просто. Эльф презрительно посмотрел на свёрток, затем на человека и повернулся к разведчику, стоявшему у него за спиной.
[indent=1,0]- Что это всё значит? - спросил лидер отряда на Старшей Речи, ошибочно думая, что человек его не поймёт.
[indent=1,0]- Может быть, его раны куда серьёзнее и дриадам требуется больше времени на лечение, - пожал плечами разведчик, явно имея в виду своего товарища, который и попросил Ксандора об услуге. - Взгляни, у d'hoine его кобыла.
[indent=1,0]- Слезай! - скомандовал лидер отряда, перейдя на всеобщий язык.
[indent=1,0]- Эту лошадь мне подарили, - осторожно сказал нильфгаардец, слабо натягивая поводья, отчего кобыла начала медленно пятиться назад.
[indent=1,0]- А может он и убил его, - рассудил разведчик, всё ещё на Старшей Речи.
[indent=1,0]- Не правда! - выпалил человек, тут же пришпорив лошадь, как только заметил, что эльфы вновь вскинули свои луки.
[indent=1,0]Всадник помчался вперёд, пустив скакуна галопом. Он едва не сшиб двух эльфов, а также выронил свёрток, который ему всё же удалось доставить в назначенное место, так или иначе. Отметив про себя, что в следующий раз дважды подумает, прежде чем ввязываться в нечто подобное, он направил кобылу к тракту и пустился вскачь к ближайшему городу, но тут же услышал позади себя свист. Стрела пролетела прямо у его уха. Бегло оглянувшись, Ксандор понял, что как минимум трое эльфов преследуют его, целясь на ходу. Благо, что верхом они стреляли не так метко, как стоя на земле.
[indent=1,0]Погоня длилась до самого заката, но лошадь южанина всё же смогла оторваться. Когда же адреналин, всплеск которого нильфгаардец почувствовал во время погони, начал отступать, ему на смену пришла смертельная усталость, слабость, а левая рука начала неметь. Ксандор не сразу понял, что одна из стрел всё же достигла цели, пускай и сидела не слишком глубоко в теле, но рана была достаточной, чтобы южанин смог потерять немало крови. Понимая, что эльфы могут всё ещё преследовать его, встадник направил лошадь к городу, пытаясь вновь пустить её в галоп, но упрямое животное лишь вертело головой и фыркало, выпуская воздух из раздувающихся ноздрей. Но это было уже не важно. Нильфгаардец попытался дотянуться до эльфской стрелы, но глаза его начали тяжелеть, словно заливая веки свинцом, он уже ощущал щекой тёплую гриву животного, а по всему телу разливалась приятная прохлада.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

3

[indent=1,0]В Дол Блатанне всегда было красиво, особенно в теплую пору. Летние цветы начинают постепенно раскрываться, разноцветными бутонами раскрывая всю прелесть округи, все равно что разноцветные, праздничные огни. Зрелище вдохновляющее, если подумать. Несмотря на все горести, что выпали на долю прекрасной долины, край оставался все тем же, кто бы ни звался его хозяином. Дол Блатанна была в глазах эльфов уснувшим зверем, который неустанно ждал своих коренных жителей, в глазах людей же это был очередной трофей.  И когда на город, темным покрывалом опускалось ночь, он затихал до самой окраины и лишь мерцающие огоньки свечей в окнах напоминали о жизни. Нет, безусловно, даже сейчас можно было найти заплутавших жителей на потемневших улицах, но ночная Дол Блатанна не имеет ничего общего с дневной.
[indent=1,0]Лишь одинокая фигура, небольшой и плавной тенью пересекала затихшие улицы у локтя придерживая нечто вроде корзины. Плетеная конструкция была плотно накрыта расшитой, белой тканью и от нее веяло приятным теплом и слабыми, сладковатыми запахами. Фигура незнакомки была скованна черной, почти матовой одеждой удачно оттеняя яркие глаза и не менее заметные, почти неестественно бардовые локоны.  Ее шаг был размерен, а сама женщина то и дело поднимала глаза к темному небу, с блаженной улыбкой из раза в раз прикрывая глаза. Этот день обещал быть хорошим. Впервые за долгое время Силейз решила посветить эту ночь исключительно себе. Мягкий, свежий хлеб и небольшой кусочек сыра мирно покачивались в корзинке, а сама эльфка с огромным удовлетворением представляла, как закроет дверь своего дома на засов, снимет с себя тяжелую одежду и устроится у окна на втором этаже, придаваясь фантазиям о будущем. Ей казалось, что было просто необходимо спланировать ближайшее будущее, тем более что цветение совсем скоро застанет ее врасплох и взамен прекрасной чародейки народу будет представлена замученная и растрепанная женщина с кругами под глазами и дыханием хлеще, чем клубка змей.
[indent=1,0]Правда, сформировать мысли, во что-то более осознанное Силейз так и не смогла. Сзади послышалось легкое лошадиное фырчанье, сбивая намеченный ритм образов и чародейка, мгновенно выпрямляясь в спине и предавая себе вид до того заносчивый и гордый, что Аретуза ей бы гордилась, обернулась. Только вот, всадник уж никак не мог оценить сияние незнакомки, почти лежа на лошадиной шее и с остатками сил сжимая кожаные поводья. Он не смотрел на нее, как и не смотрел в целом на окружающий мир. Глаза его были закрыты, а дыхание размеренным, как при сновидениях, только вот находился ли он в сознании или нет, было неизвестно. Да и, на минуточку, стрела и потемневшая от крови одежда, мало намекала на то что человек просто прилег отдохнуть от долгой дороги.  По всей видимости, незнакомец проехал со стрелой существенное время, коль потерял столько крови и уже почти отправился в страну грез.
[indent=1,0]Темные брови эльфки нахмурились. Наверняка, было проще уйти с дороги и предоставить всадника самому себе. Это не ее дело и не ее проблемы, за «просто так» никто стрелу в спину не получает, и для собственной безопасности так было бы гораздо вернее забыть о встрече. Но от увиденного ее собственная рана вновь напомнила о себе и остроухая только сложила свободную руку на собственную ключицу. Она хорошо помнила то время. Сколько он так протянет?  Если предоставить его себе, то вероятнее всего конь приведет мужчину прямо к центру, где его наверняка схватят стража и не предпримет никакой помощи «до выявления обстоятельств». Городской целитель тоже маловероятно решит помочь незнакомцу, побоится. Так что же делать?
[indent=1,0]Шаг Эльфки замедлился, позволяя лошади догнать ее, а сама Силейз поравнялась по правую сторону с крупом лошади. Ее ладонь легла на сильную, мускулистую шею, заставляя животное дернутся под незнакомой рукой, но ее интересовало не четвероногое создание, а переносимый им груз.
— Эй, ты меня слышишь?
[indent=1,0]Заглядывая в лицо неизвестного, эльфка немного склонила голову в бок. Независимо от ответа, она невольно повела всадника, не отнимая руки от шеи животного, в сторону собственного дома. Поздней ночью ему никто не откроет дверь и то ли от воспоминаний о собственной беде, толи не удержав сентиментальности от общей картины, молчаливо она приняла решение. В конце концов, она, как чародейка наверняка сможет справиться с одним мужчиной, а этот к тому же еще и был ранен.

[indent=1,0]Дом же Силейз не был столь прекрасен, как того предписано предрассудками, да и не был столь большим. Несмотря на два этажа, строение было узким, лишенным огромной территории, а вокруг стен не было всем привычных цветов, что так любили в Дол Блатанне.
— Будет лучше, если ты сможешь идти сам, - подводя ближе к домику, вновь заговорила эльфка, неуверенно поглядывая на мужчину из под темных ресниц, — Ну, или я тебя оставлю, и вероятнее всего ты потеряешь сознание по дороге. Выбора у тебя не много, но прошу, решай быстрее.
[indent=1,0]Да, она видела его состояние и знала, как помочь пережить ту же боль и восстановиться быстрее, но поверхностные, житейские знания говорили о том, что делать этого пока стрела торчит в теле, не стоит. Она не сможет, к тому же, помочь ему из своего положения, когда мужчина находился на лошади и от того был непростительно выше внезапной помощницы.

+1

4

[indent=1,0]Мир представал перед медленно угасающим сознанием в совершенно новом свете. Все звуки становились приглушёнными, свет звёзд едва проникал сквозь полуопущенные веки, а движения лошади были столь плавными, что Ксандор почувствовал себя ребёнком, которого укачивают в колыбели. Лишь только голос, чужой и отдалённый резал по ушам, заставляя сознание пробудиться, словно спасательная нить, за которую мужчина тут же ухватился, не желая так скоро отправляться в небытие. Он не знал, нашли ли его эльфы или же стражники, патрулирующий тракт близ города, равно как и не знал, что из этого было бы хуже. Но сознание постепенно начало приходить к нему. Он мог различить силуэт, осознать, что его верную кобылку ведут за поводья куда-то. Слабые огни, пробивающиеся сквозь окна домов давали понять, что ведут нильфгаардца через город, а может это всё ему только казалось. Он вновь прикрыл глаза, но тот же мотнул головой, отгоняя сон, с которым наверняка придёт и смерть. А может быть, решил южанин, он уже мёртв, может силуэт, что ведёт его скакуна это сама смерть, может тусклые огни, что жалят его глаза это вовсе не свечи, может это звёзды, а может души. Души тех, кого он когда-то знал, тех, кого он когда-то убил или кто умер по его вине. Пришли проводить его в последний путь. Может не нужно сопротивляться и погрузиться в сон, который принесёт, возможно, лишь успокоение.
[indent=1,0]- ...решай быстрее, - вновь послышался голос, который привёл нильфгаардца в некоторое подобие сознания.
[indent=1,0]- Я готов, - уверенно сказал он, слабым голосом, всё ещё думая, что уже мёртв.
[indent=1,0]Собравшись с последними силами, Ксандор выпрямился в седле и попытался сползти на землю, но приземление было гораздо более жёстким, нежели он планировал. Ноги подкосились и нильфгаардец упал на колено, почувствовав острую отрезвляющую боль в левом плече. Машинально потянув правую руку к ране, он вновь почувствовал слабость и лёгкое головокружение, когда снова выпрямился. Боль привела его в сознание и он наконец осмотрелся. Перед южанином стояла девушка, определённо эльфка. Ксандор непонимающе уставился на неё, что в тех аристократических кругах, в которых он провёл всё детство и юность, сошло бы на неподобающее поведение. Нильфгаардец перевёл взгляд на дом позади незнакомки, а после осмотрелся по сторонам.
[indent=1,0]- Где я? - еле слышно спросил он.
[indent=1,0]Внезапно остатки сознания вернулись к нему. Вспомнив, что стало причиной его плачевного состояния, Ксандор с опаской оглянулся, но сделал это так резко, что новая волна боли пронзила его тело и ноги его вновь подкосились.
[indent=1,0]- Эльфы... Они гнались за мной... - взволнованно произнёс южанин с явным нильфгаардским акцентом. - Я должен... Уйти,.. Спрятаться... Прошу... - каждое слово с трудом давалось воину. - Покажи куда идти...
[indent=1,0]Нильфгаардец внимательно всмотрелся в лицо незнакомки. Вполне вероятно, что она была одной из преследователей. Ведь такая деталь, как совершенно иные одежды и общая ухоженность, что в корне отличалось от враждебных эльфов в лесу, не были первыми вещами, на которые сосредотачивался рассудок, балансирующий на грани сознания.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

5

[indent=1,0]Он готов. Чародейка только удовлетворенно кивнула, отступая от незнакомца и давая тому пространство для маневра. Даже с закрытыми глазами легко было определить, что человек был весьма плох, его крепкая фигура пошатнулась в седле, а сам он отвечал весьма односложно, даром хоть что-то понимал в речи эльфки. Тонкая рука с маленькими пальцами сильнее сжала поводья и накинула их на ближайший небольшой деревянный колышек, обвязывая вокруг него кожаные полозки узлом. К сожалению, животине здесь не досталось ни овса, ни сухого сена, а ведро стоящее неподалеку давно опустело и покрылось пылью, но тащиться с ней до конюшни хотелось еще меньше. Нильфгарский акцент тоже не был проигнорирован, да только задумываться о том, что же забыл черный в их краях времени не было. Подопечный едва держался на ногах, и не успела Силейз отойти от коня, как мужчина с легким хлопком приземлился на землю.
[indent=1,0]«D’yaebl, хоть бы до кровати дошел» - со вздохом подумала эльфка, отставляя свою корзинку и в тот час оказываясь рядом с пострадавшим. Приложив руку ко лбу мужчины, она в недовольстве поджала губы, но особо комментировать его состояние не стала. Обойдя его со стороны и прикладывая теплые ладони к спине, чародейка помогла встать незнакомцу, хотя едва ли ее силы хватило бы, что бы поднять его по-настоящему. Только убедившись, что черный не собирается вновь обниматься с порогом ее дома, она неспешно отворила дверь.
— В Дол Блатанне. Это мой дом, - очень четко, почти как ребенку объясняла женщина. И что его только удивило?
[indent=1,0]Увидев, что мужчина не торопился воспользоваться приглашением, она скованно вздохнула, вновь поравнявшись с ним. Обхватив руками его здоровый локоть, она уверенно повела человека к двери. Заминки, которые он невольно устраивал, заставляли чародейку нервничать, но и заставлять незнакомца следовать за ней она не могла. Хотя бы потому, что физической силой природа Силейз не наградила, и она скорее использовала его растерянностью, подталкивая к необходимым действиям.
— А сейчас ты видишь эльфов? – несколько иронично заметила Силейз, тут же добавив, — Тех что гнались, а не меня. Ты, конечно, можешь притвориться героем и разобраться со всем сам, но умрешь ты весьма бесславно.  Куда ты пойдешь? Целитель едва ли примет тебя ночью на своем пороге. Стражники кинут помирать в клеть, пока не выяснят кто ты и зачем явился. Ты этого хочешь? Да без проблем. Можешь забирать свою живность, Dh’oine, и идти. Только сделай милость, не на моем пороге, платить за то, что твой труп уберут с дороги мне не очень хочется.
[indent=1,0]Ее слова не были наполнены ненавистью, но были весьма грубыми, если не сказать, равнодушными. На самом деле она не была столь жестокой, скорее хотела казаться суровее, чем есть на самом деле, скованная внутренними противоречиями. Но едва ли это был тот тон, которым следовало говорить с пострадавшим. Еще раз, оценив его тяжелое положение, она вновь вздохнула, уже более шумно, словно принимая поражение. На самом деле ей просто было тяжело оставить незнакомца в таком виде, хотя она и придумывала себе более логичные оправдания.
— Хочешь скрыться, прячься на самом видном месте. Едва ли твои преследователи будут искать тебя в самом сердце Дол Блатанны, тем более у эльфки, если мои собратья преследуют тебя.
[indent=1,0]Посчитав, что это окажется лучшим аргументом, она вновь ненавязчиво стала подталкивать незнакомца к своему дому.
— Нужно вытащить стрелу, обработать и перевязать рану. Будь хорошим мальчиком, сядь и постарайся удержаться в сознании. Потом ты можешь идти на все четыре стороны. А пока поговори со мной, чтобы не «уснуть». Кто ты, как тебя зовут, и что сын империи забыл в Дол Блатанне?
[indent=1,0]Внутри дом был почти такой же, как снаружи. Невысокие потолки, почти отсутствовали хозяйские средства, где-то в углу помещения был деревянный стол заваленный книгами и какими-то рукописями, в противоположном углу стояла кровать. Неширокая лестница на второй этаж скрывалась в тени. Небольшие, узкие полочки были завалены различными, ненужными вещами и клеткой с небольшими мышками, а единственное что могло привлечь внимание во всем помещении, это длинное полотно со звездным небом на одной из стен и легкий, почти выветрившийся запах табака.
[indent=1,0]Силейз почти сразу же зажгла свечи, что стояли неподалеку и начала рыться в этих самых «бесполезных вещах», выудив сумку с бинтами и нож. Лекаря она незнакомцу не заменит, но сможет весьма существенно облегчить ему страдания. Внимательны и сосредоточенный взгляд цвета морской волны тут же оказался прикован к ране, а сама чародейка сократила дистанцию до непозволительного. Был бы черный в большем сознании, он бы смог даже уловить запах сандалового дерева, окружившего эльфку. Понимая, как может отреагировать тот, что совсем недавно был загнан остроухими, она открыто держала нож на ладони.
— Мне нужно снять хотя бы нагрудник. После того как выдерну стрелу и одежду, всю оставшуюся верхнюю одежду. Гамбезон не позволит мне перевязать рану. Ну, или я порву ее, - в руках эльфка покачнула лезвие, — Решать тебе.
[indent=1,0]Она не была уверенна, что мужчина ответит или хотя бы понял ее. Отложив лезвие на кровать рядом, она стала искать ремни крепления нагрудника, маловероятно что ее гость способен сам с этим справиться.

+1

6

[indent=1,0]Принимать помощь нильфгаардцу не хотелось. И вовсе не потому, что помощь была предложена эльфкой, северянкой или женщиной, а потому, что это могло навлечь на неё неприятности. На человека с жизненными принципами, подобными тем, которые имел Ксандор, лучше было бы умереть, чем быть виновным в смерти невинных. И тем не менее, сопротивляться у него попросту не было сил. Девушка не создавала впечатление, которое произвели эльфы в лесу. Южанин даже не мог понять, почему именно они были так враждебно настроены, почему напали на него, почему в их голосе было столько презрения, а на лицах отчётливо выражалось омерзение. Но сейчас это было и не важно. Ксандор уже был в чужом для него доме, но осматриваться по сторонам не было ни желания, ни сил. Согласившись с доводами эльфки, он мог лишь не мешать ей и позволить вести его в безопасность.
[indent=1,0]- Я... - начал южанин, но вдруг замолчал. Ему было крайне опасно рассказывать о себе, ведь в империи он считается беглецом, предателем, не говоря уже о том, что и разведка севера была бы не прочь заполучить вражеского офицера. А Ксандор был для них полезен, зная всё о боевых построениях, методах ведения войны, тактических приёмах и стратегических ходов. Он хранил в памяти многое, что могло бы пригодится врагу Нильфгаарда, а поэтому правда могла быть опасной. И не только для него.
[indent=1,0]Пока он блуждал в мыслях, незнакомка уже вовсю готовилась к обработке раны. Наверняка она выглядела плохо, но Ксандор мог только представлять это. После того, как империя вторглась войной на север, он и представить не мог, что остались ещё те, кто способен проявить сочувствие к "сыну империи". Всю дорогу от Брокилона южанина провожали презрительные взгляды, а вслед сыпались проклятия - более тёмный тон кожи в одночасье выдавал южное происхождение, а нильфгаардского акцента многие уже успели наслышаться. Особенно на территориях, которые больше всех пострадали во время недавней войны. Быть может поэтому эльфы так и отреагировали на него.
[indent=1,0]- Порой мне кажется... - едва найдя в себе силы, чтобы усмехнуться, произнёс нильфгаардец, тяжело дыша. - Кажется... Что я уже давно ничего не решаю...
[indent=1,0]Он попытался пошевелить левой рукой, но та словно отказывалась его слушать, безвольно болтаясь. Ксандор попытался нащупать ремни нагрудника, но пальцы заплетались и он попросту был не в состоянии справиться с креплением. К счастью, у эльфки это получилось лучше. Когда металлический нагрудник с глухим звоном лёг на пол, нильфгаардец почувствовал себя так, словно с его спины сняли целый мешок, гружённый камнями. Справиться с узлами на гамбезоне, казалось, будет куда легче, но и здесь Ксандор почувствовал свою полную беспомощность.
[indent=1,0]Новая волна слабости накатила на него и мужчина решил воспользоваться предложением незнакомки и рассказать о себе, чтобы оставаться в сознании. Хоть немного.
[indent=1,0]- Я... Меня зовут Ксандор... - нерешительно начал он. Уж если он умрёт этой ночью, пусть хоть имя его напишут правильно. - Я родился в Роване... Чудесное место... Далеко на юге. Там тепло даже зимой... Не сравнится даже с северной весной... А как красивы рябиновые сады... Здесь такого не увидишь... - нильфгаардец вновь начал чувствовать, что проваливается в забытье. - У нас были сады рябины... В детстве мы с сёстрами играли там... Однажды я сказал, что красные ягоды очень сладкие... - он слабо улыбнулся, склонив голову. - Бедная Маири... Как же смешно она тогда скорчила лицо...
[indent=1,0]После недолгого молчания, Ксандор начал осознавать, что его рассказ ушёл в совсем иную сторону, а сам он постепенно погружается в бессознательность. Он словно ощущал на своей коже лёгкий ветерок и чувствовал тот самый аромат рябиновой настойки, который часто окружал сады.
[indent=1,0]- Я прибыл из Брокилона... Сюда... В дол Блатанну... - заговорил снова южанин, почувствовав, словно что-то привело его в чувства. - Один эльф... Попросил меня доставить сюда что-то... В свёртке. Я не знаю, что было не так... Но те эльфы... Они решили, что я убил их товарища... Это всё большая ошибка...
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

7

Она слушала мужчину внимательно, косо поглядывая на нильфгарца, даже не усмехаясь. Алые бусины на зеленой, грубой листве. Запахи лета, тепло согревающее кожу до легкого покалывания... Она легко могла представить тот край, о котором говорил Ксандор. Картина, которую создавал он сбитым, слабым, но чувственным рассказом была поистине сказочной, мирной. Наверно, она захотела бы побывать хоть раз в таких, рябиновых садах, коснуться рябиновых ягод, дышать полной грудью... Но вопреки всему Силейз даже не улыбнулась. Она хорошо помнила, после таких душевных разговоров следует по обыкновению темное, мрачное продолжение. Предательство. Отчаяние. Лож. Смерть.  И там, где рябиновые бусины спелых ягод манят своим цветом, где шелестение листвы навевает о воспоминаниях, там в тени были кровавые реки и крики, затопленные волной. Там были слезы и кисловатый запах ржавого металла. Эльфка вновь приложила холодную ладонь ко лбу мужчины, прислушиваясь к ощущениям и чуть качая головой. Концентрируясь больше на пропитанных кровью тканях и застежках, она все равно молчаливо поглядывала в его сторону. Даже если бы она хотела поделиться с ним чем-то подобным, подобным местом в знак доброй воли, сознание все никак не могло нащупать что-то светлое, теплое и такое же мирное.
И вот, темное продолжение наступило, женщина встала, проверяя резкими движениями руки целостность бинта и вновь вернулась к ране. В этот раз она не стала молчать, осматривая края стрелы и кровавые разводы.
— Значит этот эльф мог быть убит людьми, — чуть пожав плечами произнесла чародейка и крепко сжала стрелу у оперения. Не плохая работа, но явно ручная. — И потому его товарищи предположили то, что им казалось самым достоверным. Любым живым существам свойственно обманываться даже в таких мелочах.
Ее глаза немного сузились, становясь похожими на маленькие узкие щелочки. Ксандор говорил очень расплывчато, почти не называя имен и не вешая ярлыков, но меж тем сказанного было достаточно, что бы более ясно увидеть картину. С распускающимися слухами о партизанских отрядах эльфов, поверить в эту историю было легко.  И, несмотря на то, что прямо сейчас она помогала этому черному, она не могла винить преследователей. Кто знает, быть может Ксандор должен был стать лишь разменной монетой, а быть может он узнал что-то большее, что-то, способное перевернуть весь исход их противостояния? Если это было так, то своими собственными руками она была готова разрушить возрождение эльфской цивилизации. С другой стороны, эти руки давно разучились создавать хоть что-то, а Ксандор мог вполне заслужить эту стрелу. Он же не был обязан говорить правду.
— Больно не будет.
Убрав волосы за плечо, эльфка только положила расписанную татуировкой ладонь на основание раны, второй рукой обхватило древко, чуть подрагивая пальцами. Глубоко вздохнув через нос, она тихо зашептала заклинание, что медом разливалось на слуху, сформировываясь в магию. Легкое, еле заметное сияние окружило правую руку, вынимая из тела Ксандора боль, избавляя его рассудок от постоянной агонии, но не стирая боль вовсе. Даже через заклинания восстановления он мог почувствовать как с силой и натяжением стрела медленно, но ровно выходила из его тела.  Когда же орудие оказалось отброшенно в сторону и с легким звоном покатилась к ногам мужчины, Силейз уже начала читать следующее заклинание, не сбивая концентрацию. Боль начала накатывать медленно, понемногу, но вместе с тем у организма появилось чуть больше сил.
Вновь вздох чародейки, и теперь на плече Ксандора ложилась тугая повязка, а сама эльфка с явным неудовлетворением смотрела на собственные перепачканные кровью руки.  Они еле заметно подрагивали от напряжения. Когда и с этим было законченно, оставалось только осмотреть границы разрушений. На полу не было пятен крови — это хорошо, но кровать очевидно пережила не самые спокойные времена своей жизни. Собственная одежда тоже оказалась под ударом, видимо машинально Силейз все таки положила грязные руки себе на колени. Радует лишь то, что на темной ткани это не было особо заметным, хотя, право слово, перед кем ей здесь держать лицо? Едва ли перед этим страдальцем, что сам едва мог сложить несколько слов. От него комментарии о том, что кто-то заляпал себя кровью, звучали бы донельзя нелепо.
Усевшись на небольшой стул подле стола, прямо напротив неожиданного гостя, эльфка закинула ногу на ногу и вернулась к первоначальному разговору. Она отдавала себе отчет, что даже если черному стало лучше, он мог быть все столь же слабым в речи, но меж тем не смогла удержаться от дальнейшей речи. Быть может, в благодарность за спасение он расскажет подробнее, чем насолил остроухим собратьям.
— А быть может и не было никакой ошибки, — потянувшись к трубке, Силейз достаточно быстро закурила ее, с первым же вздохом серого дыма, расслабляясь в плечах, на темном, расписном дереве появились такие же красные пятна. — С чего бы эльф доверял тебе такие документы? Он не знал, что его товарищи могут не принять чужака? — она не стала говорить «человека», — Или знал, но оставил все как есть? В любом случае ты уже этого не узнаешь наверняка. Следующая такая «встреча» может оказаться для тебя последней.
Лишь когда дым начал постепенно заполнять пространство, женщина позволила себе наклониться к тряпке, вытирая руки. Какие-то простые действия она научилась все таки совершать без магии, хотя удержаться от соблазна было сложно.

+1

8

[indent=1,0]Продолжая находиться на грани сознания, нильфгаардец всё больше ощущал некоторую лёгкость, которая в то же время пугала его. Лишь боль позволяла ему находиться в сознании, взбадривала его, не давала снова погрузиться в забытье. Он мысленно проклинал себя за то, что оказался таким беспомощным, понимая всю тщетность своих попыток хотя бы пошевелиться. Вскоре боль начала медленно угасать, а место, откуда торчала стрела, стало наливаться живительным теплом, унимая ноющую пульсацию. Ксандор не понимал, что происходит, ему это было и не нужно. Он чувствовал лишь облегчение и наконец вздохнул менее скованно. Он отчётливо ощущал как стрела выходит из плоти. Неприятное и странное ощущение, испытать которое повторно южанин наверняка не желал бы. Боль постепенно начала возвращаться, а вместе с ней и Ксандор начал приходить в сознание. Ему сложно было представить, что только что с ним произошло, попытки понять и предположить не приводили никуда и в конце концов он бросил это бессмысленное занятие. Вместо этого он начал искать взглядом ту, которая не дала ему умереть. Хотя, возможно, о спасении думать было ещё рано.
[indent=1,0]- Спасибо, - слабо, но уже более уверенно произнёс нильфгаардец, когда эльфка заняла место напротив него. - Я твой должник.
[indent=1,0]Едкий дым тонкой струёй вырвался из трубки, а после и изо рта эльфки, достигая и носа южанина. Он невольно поморщился, прикрыв тыльной стороной руки нижнюю часть своего лица, но, поняв, что это может выглядеть грубо, тут же вернулся в прежнее положение, стараясь не подавать виду, что дым мешает ему дышать. Когда же прозвучали слова незнакомки, доставучий табак и вовсе отошёл на задний план. Ксандор задумался, решая, что именно стоит рассказать эльфке. Он не знал её и рассказывать всё в открытую было бы глупо и безрассудно. Но он продолжает дышать, пускай и воздухом, скованным дымом, но благодаря ей. Потеряв всё - друзей, товарищей, надежду на будущее и даже цели, он попросту не знал, был ли смысл скрываться дальше. Что же ему делать теперь? Оставаться на севере или возвращаться на юг? Но ради чего? В империи его ждёт эшафот, на севере холод, голод и, несомненно, смерть. Быть может Великое Солнце не просто так направило его сюда? Быть может эта эльфка, что ждёт ответа, не спроста просит рассказать ей всё? Быть может стоит поведать ей чуть больше, чем следует, а после уже решить, как поступить дальше?
[indent=1,0]- Ты действительно хочешь знать это? - устало спросил южанин и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Около года назад я пересёк Ярру... То есть, Яругу вместе со своими товарищами. Я возглавлял ганзу, мы нападали на разбойников, которые бесчинствовали в северных провинциях Нильфгаарда. Это было прибыльно, местные были нам благодарны и мы могли не беспокоиться, что законники станут нас преследовать, а я знал, что мы поступаем правильно. Только такой образ ведения дел не может длиться долго. Мы нажили себе уйму врагов, а легенда, которой подкреплялась наша безнаказанность, со временем перестала внушать страх, - Ксандор посмотрел на эльфку и поняв, что ей легенда точно не знакома, решил пояснить. - Несколько лет назад, ещё до того как стал главарём ганзы, я ненароком обрёк на ужасную смерть четырнадцать разбойников, заперев их в горящей корчме. На месте нашли мой плащ с перепачканным сажей нильфгаардским солнцем. После этого пошёл слух, что некто, чей символ чёрное солнце, находит разбойников, что перешли черту и безжалостно их убивает. Так я стал Чёрным Солнцем. Но страх прошёл и часть моих товарищей погибло. Нас настигли под Бругге. Им нужна была моя голова, но я выжил, хоть и был тяжело ранен. Всю прошедшую зиму я провёл в Брокилоне, где, благодаря дриадам не лишился руки, - нильфгаардец попытался поднять левую руку, но боль в плече его остановила. - Пока что... В общем, там я познакомился и с эльфами, которые также, как и я, зимовали в лесу дриад. Я должен был чем-то им отплатить. Эитнэ наказала мне помочь эльфам. Вот я и прибыл сюда по одной из таких просьб. Может он просто не знал, что теперь эльфы не столь терпимы к чужакам? Потому как меня заверял, что проблем не возникнет...
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

9

Дым белым туманном поднимался к самому потолку, растворяясь в воздухе. Силейз задумчиво следила за полупрозрачными узорами, не сразу заметив недовольства нильфгардца. Она, привив себе эту пагубную привычку, уже давно не замечала резкого табачного запаха. Более того, стала замечать его приятные тональности, особенно у хорошего табака. Склонив голову в легком насмешливом кивке, эльфка трубкой указала Ксандору на окно. Если мужчина отличался настолько чувственным обаянием, он мог и впустить в помещение свежий воздух. Хотя, самой ей казалось что на редких трактах и на войне воняет гораздо неприятнее, да и запах пота вперемешку с кровью и грязью мало кого заставит трепетать от счастья.

Рассказ Силейз слушала внимательно, легко покусывая основание трубки. Ее пальцы иногда выдавали нервную дробь по деревянной мебели, в самых резких и печальных моментах рассказа. Глаза женщины опускались куда-то на уровень колен, а дыхание становилось тише и размереннее. Она старалась все так же держать лицо, но легенда о черном Солце эльфке понравилась. В юности она и сама была бы не прочь поверить в какого-то безымянного героя, без страха и упрека, на защите простого люда... А сейчас, просто хорошо понимала Ксандора. Потерять все и из «героя» стать «никем», весьма суровая доля, полная разочарования и непонимания. Ты не знаешь куда идти, кем называться и чем еще постарается удивить тебя судьба.  Чародейка еще раз посмотрела на Ксандора, словно впервые его по-настоящему увидела и наконец кивнула, словно пытаясь подбодрить. Не очень умело, конечно, но она видела, что человеку сейчас этого не хватало.
— А почему ты не можешь вернуться домой? К прекрасным рябиновым садам и мирной жизни? — она постаралась найти глаза мужчины своими, — Или, дело в том, что почувствовав другую жизнь, ты уже не можешь вернуться к прежней?
Так было у нее, но было ли что-то похожее у нильфгардца? Люди живущие лишь малую часть эльфийской нации обладали другой моралью и другим видением мира, и ей, после всего услышанного захотелось прикоснуться к миру, показанным чужими глазами. Каким он окажется? Легко ли принимается смирение, или они все воинственны и готовы идти до конца?
— Может и не знал, - Силейз кивнула, возвращаясь к первостепенной теме диалога. Набрав в легкие дыма она неспешно выпустила белое кольцо в воздух, позже затушив трубку и отставив ее на небольшое блюда на столе, — Но, странно было бы этого не заметить. Годы меняются, люди быстро меняют свои поколения, у них меняется все. Мировозрение, этика,. мораль.. мы наблюдаем. Эльфы до начала войны тоже не верили, что воинственность людей доведет их до... Впрочем, ты прекрасно знаешь как живет на народ. Война, она никогда не меняется. Нашим народам остается только вспоминать о прошлом, как о теплых миражах, стремясь к ним как к единственно верному варианту.
Резко промотавшись, женщина виновато поправила волосы, опустив взгляд. Кажется она сболтнула лишнего.
— Прошу прощения. Возвращаясь к нашей теме, твой друг мог и не знать, что пришлось пережить его братьям здесь. Говорят, что эльфы постепенно начинают восставать против диктатуры людей, может, ты встретился с кем то из них. А они признали в тебе очередного d'hoine, что десятками лет истязали наш народ.
Она не знала, какой именно совет дать человеку, потому просто пожала плечами, поспешно добавляя:
— В любом случае, это уже в прошлом. Кем бы не были эти твои «недоброжелатели», даже проследив за тобой до самого моего порога, они не будут спорить со мной. Я так думаю. Несмотря на то, что этот город принадлежит людям, мне он чужим так и не стал, и я чужой ему не стала. А тебе нужно подумать, что делать дальше. Рекомендую в первую очередь отправиться к лекарю. Мои силы и знания не заменят его тебе. — задумавшись, она коротко усмехнулась, и кивнула на ранение. Дриады спасли ему руку. Сейчас у него тоже рана руки, интересно, той же самой или разнообразие присутствовало? — Да и ты, как я посмотрю, большой любитель к больным рукам.
На этих словах эльфка встала, потянувшись к корзинке и наконец выкладывая из нее продукты, а стол. Присутствие чужака при этом ее, как казалось, совершенно не смущало. Разломив мягкую булку хлеба на две части и отрезав ножом ломоть сыра, она протянула это Ксандору, без особых сомнений. Все равно есть в одиночестве, когда ты не один в помещении, она бы не смогла.
— Бери. Силы тебе еще понадобятся. До утра я бы точно не рекомендовала тебе покидать мой дом. Заклинание скоро ослабнет и ты вновь начнешь чувствовать боль. 

+1

10

[indent=1,0]Выдержка. Вот чем обладают нильфгаардские офицеры и солдаты, вот чем они отличаются от прочих, вот почему империя считается непобедимой. Ксандор отлично помнил уроки, что преподавал ему вначале отец, затем учитель фехтования и воинского дела, а после и Грифф, что в своё время заменил юному беглецу отца. Южанин помнил это, гордился этим, а потому и глазом не повёл, когда эльфка предложила открыть окно. Да, обоняние у Ксандора было хорошим. Нос он никогда в жизни не ломал, а потому ощущал все запахи жизни, какими бы они ни были, во всей красе. Дым сам по себе вызывал кашель в лёгких бывшего офицера, но запах табака для не привыкшего человека был попросту невыносим. Ко всему можно привыкнуть, человек способен адаптироваться к любым условиям. Запах грязи, крови и пота, смердящая вонь гнили и палёной плоти уже настолько приелись, что едва ли нильфгаардец стал затыкать нос при виде разлагающегося тела, лежащего на отшибе или свисающего с сука у тракта, но запах табака... К таким ароматам Ксандор явно не привык.
[indent=1,0]Вопрос незнакомки вызвал у её гостя лишь тихий вздох. Почему он не может вернуться домой? К рябиновым садам и тёплому южному солнцу... Рован был так далеко, что подобные мысли казались не более, чем пустыми грёзами, подобными тем, что хранит в своей душе юная девица, мечтающая стать принцессой или же в ожидании своего избранника, который обязательно придёт за ней и будет готов свернуть горы, была бы лишь на то её воля. Не только расстояние делало столь желанный дом таким далёким. С каждым мгновением, проведённым здесь, на севере, Ксандор ощущал, что пропасть между его прежней жизнью и теперешним существованием стремительно растёт.
[indent=1,0]Но разговор быстро перешёл в совсем иное русло, что вызвало у южанина явное облегчение, пускай и тема была не такой уж и весёлой. Действительно, он слышал о том, что эльфы взбунтовались на востоке Королевств, начались собираться в группы и даже нападать на обозы. Но тогда нильфгаардец решил, что это не более, чем пустые слухи, призванные ещё больше очернить эльфский народ. Но как же он тогда ошибался.
[indent=1,0]- D'hoine... - слабо усмехнулся нильфгаардец, подняв усталый взгляд на собеседницу. - Те эльфы тоже так ко мне обратились... Великое Солнце, эта интонация, с которой они произнесли это слово, то презрение, что было на их лицах... Словно бы нильфгаардец произнёс слово "нордлинг". А это уже плохой знак...
[indent=1,0]Разговаривать о грядущем в столь негативном ключе, очевидно, было не самым приятным времяпрепровождением. Это понимал и Ксандор, потому был только рад, когда тема бунта эльфов исчерпала себя. Он с любопытством наблюдал за тем, как хозяйка дома опустошает корзинку, подмечая, что она, вероятно, собиралась провести ночь куда более приятно, нежели ухаживать за раненным чужаком. В этот момент южанин опустил взгляд, почувствовав свою вину. Быть может ему стоит поскорее уйти, не быть обузой, вопреки словам эльфки? Но мысли его разом испарились, стоило южанину услышать одно единственное слово.
[indent=1,0]- Заклинание? - тихо прошептал он, подняв взгляд на эльфку, словно молнией поражённый.
[indent=1,0]Чародеек нильфгаардец, мягко говоря, не любил и будь перед ним магичка человек, то он тут же собрал свои вещи и ушёл с гордо поднятой головой, но к эльфам он относился иначе. Ксандор не знал, как стоит поступить сейчас. Уйти или же принять хлеб. Это был сложный выбор, ведь ему хотелось сделать одновременно и то, и другое. После небольшой заминки южанин всё же принял еду, поблагодарив чародейку лёгким кивком. Довод о том, что он был бы мёртв, если бы не магия этой эльфки, подействовал сильнее неприязни.
[indent=1,0]- Моя прабабка тоже чародейка. Она чистокровная эльфка, - негромко сказал нильфгаардец, прожевав маленький ломоть хлеба. - Наверняка до сих пор служит Нильфгаарду, - Ксандор ненадолго замолчал, а после поднял свои глаза на чародейку. - Ты спрашивала, почему я не возвращаюсь домой? Ответ прост - я не могу. На юге меня ждёт эшафот и позор всего моего рода. Я не смогу взглянуть в глаза матери, сёстрам, прабабке, перед тем как палач отрубит мне голову. Я - предатель, трус и дезертир. Первый лейтенант восьмого карательного отряда гвардейской бригады Магна, возглавляемого Керраном вар Лорехейдом, моим отцом. Когда-то я был наследным графом из самого сердца империи. Теперь же не знаю как себя называть. Если бы мне дали выбор, я бы пал в бою вместо моих товарищей, которых я не смог спасти, которые пожертвовали собой ради меня, - нильфгаардец вновь усмехнулся. - Знаешь, если ты сдашь меня разведке, то можешь послужить неплохую службу своему монарху. Пускай я и не участвовал в прошлогодней войне, я беглец, которого наверняка ищут по всей империи. Спорю, некоторые короли захотят наладить дружественные отношения с Эмгыром вар Эмрейсом. Не хочешь предоставить им такую возможность?
[indent=1,0]Только когда последние слова сорвались с губ южанина, он понял, что только что наделал. Воспоминание о доме и осознание того, что он наверняка никогда больше не увидит родных краёв помутили его рассудок, а может всё дело было в болевом шоке и заклинаниях, но сейчас Ксандору было плевать. Он устал бежать, теряя дорогих людей, и теперь готов встретить своё Предназначение. Если эльфка захочет сдать его разведке, он не станет сопротивляться, ну а решит ничего не делать - он будет искать смысл в другом месте.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

11

[indent=1,0]То, как говорили Нильфгарцы о северянах действительно походили на разговоры эльфов о людях. Но что их связывало? Кроме желания жить по законам своих культур своих народов, мало что. Живя на территории северных королевств, живя по их законам и понятиям, эльфка приняла их простые истины. В душе она, конечно, хотела совсем иного... свободы для своего народа, но не хотела получать ее путем войн. Даже сотня выигранных сражений не вернут эльфам их родного края. Потому, народ Гор и разделился на смерившихся с человеческой тиранией и пытающихся выжить в неравном мире, и на тех, кто все еще хотел сражаться и опускался до самых бесчеловечных методов. Кто же она на этой доске? Силейз не знала, потому разделяла радость Ксандора об утратившей актуальности темы. Но взамен ей пришла иная, не менее неприятная.
[indent=1,0]Упоминание прабабки как «чистокровной» раскаленным металлом прошла по мыслям, заставив женщину поморщиться, словно от боли. Со стороны это, возможно, выглядело как недовольство на служение Нильфгарду, но чародейка слишком чувственно относилась к собственной чистоте крови, что не удержала эмоций. Лишь позже, поняв, что допустила лишнее, мотнула головой и приобрела внешне беспристрастный вид. Ненависти к стране Черного Солнца она не испытывала, как и благоволения. Лишь очередная страна людей, которая, к счастью, хотя бы более терпимо относилась к остроухому народу, но держала своих людей на коротком поводке. И этот поводок душил Ксандора из Рована, даже после того как он оказался так далеко от дома. Ей было его даже жаль, а после того, что рассказал ей мужчина в пылу собственных страхов... Она не могла разозлиться на упоминание крови эльфов.
— Мы все совершали ошибки, которые хотели бы исправить. Я должна была стать эльфской чародейкой, но мой дед, Ведун, решил, что лучше меня спрятать в человеческой академии. Он не знал, что через пару лет Дол Блатанну возьмут люди. Мой брат, единственный кто меня принимал и любил... погиб здесь. В этом самом городе и этот дом принадлежит ему. — ее взгляд стал более темным, а губы немного искривились в скорби. Спустя столько лет, она все еще помнила то чувство, когда вернулась в пустой дом и некому было ее встретить. — Малое жилище для чародейки, верно? Я могла бы позволить себе большее... но...
[indent=1,0]Зачем она все это говорила? Откровенность на откровенность, не иначе. Ксандор явно имел предубеждения против чародеек и во многом даже не ошибался на их счет. Но как мало могут решить ее слова «я не такая»? Прежде, чем отвечать ему на вопрос, следовало приоткрыться, дабы как минимум, хоть немного расположить к себе. Каждый несет в себе свой собственный ворох боли, и именно он заставляет всех чувствовать себя одинокими. Человек перед ней был действительно одинок и это тронуло Силейз, заставляя ее сделать незнакомцу шаг на встречу.
— Могла бы. А еще я могла бы не приводить тебя к себе домой и сразу поведя к служащим «моего монарха». Это бы сыграло гораздо большую службу, и быть может он задумал бы приблизить меня, как свою советницу. Лучшая доля для чародейки, не так ли? — она усмехнулась, отвернувшись от собеседника. Опасное предчувствие, что она загоняет сама себя в ловушку не давало женщине расслабиться. Она давно не говорила с живыми людьми откровенно, хотя у нее было порядком знакомых, а кое-кто даже знал ее больше, чем просто колдунью из Дол Блатанны. Это немного нервировало. Пальцы вновь пробежались стуком по деревянному краю столу и только потом она продолжила.
— Я эльфка. И я не служу человеческим монархам. По крайней мере, не сейчас. Мне нет причин выдавать тебя, ради звонкой монеты или короткого признания, что с первыми алыми листьями развеяться по ветру.
[indent=1,0]Признание. Любовь народа к ней, внимание к ее персоне... Ее бы определенно наградили за поимку беглеца, и быть может, сам император Эмгыр позволил бы чародейке поселиться в своих южных краях. Там не было бы этих ярких, надоедливых цветов, ее черная одежда была бы весьма в тон обществу, а за окном она могла бы наблюдать расписанные Ксандором, сочные рябиновые сады. Но не такой ценой она хотела всего этого. Вина не отпустит ее, нитью стали пережимая горло. Она не настолько отчаялась, что бы опускаться до легкой наживы.
— Но я не делаю этого. Хочешь, принимай, а хочешь – дверь открыта и тебя здесь никто не держит, поищешь счастья в других домах, и быть может, тебе повезет не наткнуться на того, кто захочет твоею ролью искупить свою бедность.  Но ты совершаешь ошибку, опуская руки сейчас. Быть может ты еще увидишь свои сады, если не будешь продавать свою жизнь каждому встречному, а заручишься поддержкой тех, кто может тебе помочь. Предназначение... это странная вещь, никогда не знаешь, куда оно тебя приведет. На плаху, или в родной и теплый дом. Но есть только одна правда.  Дорога строиться только под ногами идущего.

Отредактировано Силейз Десмор (2018-06-18 17:13:06)

+1

12

[indent=1,0]Сложно было не заметить как изменилось лицо эльфки, стоило южанину сказать о своей прабабке. Если она не в восторге от тех, кто служит империи, то почему же тогда помогла ему? Или дело было тут именно в том, что его родственница была чародейкой, а может даже недовольство вызвал тот факт, что именно эльфка служит империи. Наверное, стоило сказать сразу, что Гаэхель, прабабка Ксандора, никогда не была в Синих Горах или Дол Блатанне. По крайней мере, родилась она точно на юге, где и провела большую часть жизни. Но вскоре это пояснение было не нужно, ведь разговор шёл дальше и подобная мелочь просто забылась, выпав из внимания.
[indent=1,0]- Нордлинги не знают иных методов, кроме как с помощью силы, - опечалено согласился Ксандор. - Я изучал историю народа Страшей Крови, когда был юнцом. Северные короли нарушили своё обещание и захватывали эльфские земли одно за другим, вынуждая покидать свои дома и бежать прочь. Империя, по крайней мере, даёт выбор - присоединиться добровольно или подчиниться под натиском силы. И мы никогда не нарушаем своих обещаний.
[indent=1,0]Услышав же слова чародейки о том, что она не собирается выдавать его даже узнав, кто же перед ней сидит на самом деле, Ксандор почувствовал облегчение, но вместе с тем и замешательство. Он считал, что чародеи, что северные, что южные, это жестокие и расчётливые люди, заботящиеся лишь о своём благе. Он ненавидел их, презирал, ведь на собственном опыте убедился в чёрствости их сердец, в их высокомерии и бесчестности. Исключением была лишь его любимая прабабка. И эта незнакомка. Доверять ей полностью у нильфгаардца не было никакого повода, но он чувствовал нутром, что она его не обманывает. Может всё дело в том, что эльфские чародеи другие? На данный момент южанин решил придти к такому выводу и остался им доволен.
[indent=1,0]- Я благодарю тебя... Эм... - Ксандор замялся, понимая, что даже не знает как обращаться к своей спасительнице. - Я благодарю тебя за помощь, за твою порядочность и за добрые советы. Отныне я твой должник. Если тебе что-нибудь понадобится. Сейчас или потом... Ты только скажи, я сделаю всё, что будет в моих силах. Я клянусь тебе в этом именем моего отца, - нильфгаардец взглянул на своё состояние и тяжело вздохнул. - Я бы встал на колено и предложил мой меч, как и положено, но сейчас я вряд ли смогу это сделать.
[indent=1,0]Что делать дальше Ксандор не имел ни малейшего представления, но сейчас ему однозначно нужно было подождать, пока рана затянется и он снова сможет взять меч в руки. Оставалось неясным только одно - примет ли чародейка предложение о помощи, в чём бы то ни заключалось, или же южанину с рассветом предстоит искать своё Предназначение в другом месте. Ему, конечно, хотелось бы вернуть долг, но вместе с тем он не мог не понимать, что в нынешние времена и в данном месте нахождение рядом с нильфгаардцем может навлечь неприятности.
[indent=1,0]Признаюсь, что, кроме как мечом махать, умею я немногое, но вдруг тебе понадобится грубая сила. Я не боюсь замарать руки.
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1

13

[indent=1,0]Империя давала выбор? Силейз как-то с особой печалью взглянула на Ксандора, что все равно говорил о своей родине с неким уважением. Это подкупало и удивляло одновременно, ведь альтернатива с иллюзией выбора не была особо соблазнительной. В любом случае и там и там был воинственный захват, с одной лишь разницей в обертке.
— Ты любишь свой дом.  —  неизвестно зачем, не вопросом, а фактом, проговорила чародейка не раскрывая своего отношение к нильфгарской разнице королей. И там и там все равно оставались жадные до власти люди, и не было особой разницы, под чьей пятой находится. Это так или иначе сотрет эльфскую культуру, превращая их в абсолютно таких же людей. Они уже в некотором роде становились слишком похожими.
— Не многие, пережив такую долю могут похвастаться такой же верностью.
[indent=1,0]Заметив же, что черный замялся на поиске ее имени, Силейз только слабо улыбнулась. За все то время, что они поговорили, он ни разу не спросил ее имени. И даже сейчас, не находя его, предпочитал продолжать, как ни в чем не бывало.
— Силейз Десмор, — подождав, когда Ксандор закончит, эльфка представилась. Свое собственное прозвище она решила упустить, как нечто ненужное в их общении. Она и так уже постаралась расположить незнакомца к себе, зачем ей теперь помнить впечатление змеиным именем? Оно зачастую могло действовать на людей отпугивающе, а он совсем недавно только начал расслабляться. Вон, как спокойно говорит о благодарностях и долге, а ведь совсем недавно был готов сам прийти к своим палачам и ожидал от нее не самых благородных действий.
— Мне не о чем просить, Ксандор, тебя сейчас. Врагов в Дол Блатанне у меня нет, защита мне не нужна, да и не знаю я, что мне может пригодиться. — невольно пожав плечами, Силейз лишь вздохнула. Она даже не представляла. что могло понадобиться ей от нового знакомого в виде любой возможной услуги. Отсутствие примеров возможной патовой ситуации лишь мешало размышление и скоро чародейка просто перестала думать.
— Давай поступим так, - женщина не уверено посмотрела на Ксандора но не замолчала, — Никто не знает, куда его ведет дорога или даже Предназначение. Возможно, когда-нибудь мне действительно понадобиться твоя помощь и наши пути вновь пересекутся. А может этого никогда и не произойдет.
[indent=1,0]На этих словах, эльфийка проста встала с насиженного места, подошла к окну и внимательно посмотрела в окно. Улицы не изменились, преследователей видно не было. С другой стороны, если это те самые эльфы, они не поедут в город. Одна человеческая жизнь наверняка не будет стоить жизней всего отряда. Мужчина сделал верный выбор, направляя своего коня именно город, понимал ли он сам, как ему повезло? Убедившись, что все чисто, она только кивнула удовлетворительно, посмотрела на еду, к которой так и не притронулась и вздохнула. Ее планы одинокого наблюдения за звездами разрушились в пух и прах, аппетит от всего этого тоже пропал. Но с другой стороны жалеть ей было не о чем.
— А сейчас отдыхай. Твой организм почти наверняка затратил очень много энергии и теперь ему нужно восстановиться.

+1

14

[indent=1,0]Для Ксандора было вполне понятна реакция эльфки и её последующее заключение. Да, он несомненно любил свой дом. Не смотря на всё, что он рассказывал, Ксандор был верен империи и любил свою родину. Проблема была лишь в том, что вернуться он не мог. Мёртвым он никому уже не поможет. Это умозаключение заставило нильфгаардца задуматься. Вот ответ на его вопрос, что же делать дальше! Стоит ему сдаться и позволить разведчикам севера схватить себя, и он тем самым навредит Нильфгаарду, равно как и сдавшись своим товарищам, придя с повинной, он также не принесёт никакой пользы. Отныне ему стоит скрывать и своё имя, и своё происхождение, быть тем, кому никогда не задают вопросы и платят за молчание - быть наёмником. Быть может и действительно, не случайно он забрёл сюда.
[indent=1,0]Нильфгаардец наконец узнал имя своей спасительницы, кивком ответив ей с улыбкой на лице. Силейз создавала впечатление порядочной чародейки, что было так непривычно и Ксандор уже успел позабыть, что перед ним сидит магичка. Новость о том, что ей не нужна никакая помощь, слегка огорчила южанина. Он надеялся хоть чем-то отплатить за то, что сделала эльфка, а сделала она многое. Но она говорила разумные вещи. Какая помощь ей может понадобится от бывшего солдата, разбойника, убийцы? Ни одному честному человеку и в голову не придёт просить о подобном. Ксандор опустил глаза, но не согласиться просто не мог.
[indent=1,0]- Я понимаю, - ответил он, с трудом скрывая свою досаду. - Я могу только сражаться. А в данном состоянии я и на это не способен. В ближайшее время от меня точно не будет никакого толку. Мне остаётся только принести мои извинения за все неудобства, которые я тебе принёс. Надеюсь, ты окажешься права и однажды я смогу отплатить тебе добром за то, что ты для меня сделала.
[indent=1,0]Нильфгаардец проследил взглядом за чародейкой. От него не ускользнула некоторая досада, которую южанин заметил в глазах Силейз. А быть может ему просто показалось. Он задумался над тем, что сказала эльфка. Может однажды он действительно сможет вернуться домой. Думать об этом было приятно. Эти мысли согревали сердце беглеца, но разумом он не мог не понимать, что прощение нужно заслужить. Иначе в империи он найдёт только осуждение и смерть, а это не принесёт пользы никому.
[indent=1,0]- Я стану наёмником. Здесь, в Северных королевствах, - с трудом поднявшись на ноги, произнёс Ксандор, повернувшись лицом к эльфке, смотрящей в окно. - Попробую быть полезным хоть кому-то. Может даже смогу послужить Нильфгаарду. Последняя война принесла много бед обоим сторонам. Наверняка, на территории завоёванных земель будут вспыхивать очаги восстаний и партизанщины. Мне остаётся лишь пытаться гасить их отсюда. У таких мероприятий всегда есть те, кто снабжает людей оружием и провизией, распространяет слухи и подстёгивает народ к борьбе. Это не принесёт пользы никому. Только тем, кто получит с этого прибыль. Так я смогу не только помочь империи поддерживать порядок, но и уничтожу бесчестных подонков, которые наживаются на людском горе. А сколько людей сохранят свои жизни, если просто примут новый порядок... - сам Ксандор был абсолютно уверен в правильности своего мышления, но всё же ему было интересно, что по этому поводу думает чародейка. - Как думаешь, я правильно поступлю?
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/tAzxu.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Охота на миражи