Персонаж из акции:
Акция: "Полцарства за канон" - [канонические персонажи]
1. Полное имя:
Вильгефорц из Роггевеена
2. Возраст:
97
3. Раса:
Человек
4. Род занятий:
Чародей, глава Капитула
5. Внешность:
"Высокий темноволосый мужчина с благородными, правильными чертами лица и искренним уважительным голосом." Что еще можно сказать о мэтре? Он обладает вполне типичными для всех чародеев чертами - все чародеи привлекательны (не считая, пожалуй, тех, кто напрочь забыл о выходах в свет и пылится в своих домах вместе с созданными ими рукописями).
Положение Вильгефорца же требовало от него исключительности во всем: глупо отрицать, что в змеином клубке, коим является общество чародеев следует быть начеку и он с успехом справляется со своей ролью всецело озабоченного судьбой Севера чародея.
Темные, чуть выше плеч, вьющиеся волосы чаще всего распущены. Темно-карие глаза и пронизывающий взгляд. Можно, пожалуй, сказать, что чародей смотрит прямо в душу.
Вильгефорц чрезвычайно аккуратен, но отнюдь не брезглив. Он не позволит себе встретить гостя или выйти в свет во вчерашнем одеянии. В одежде отдает предпочтение темным тонам, выбирая практичность.
Очень настойчиво работает над ролью перспективного молодого (по меркам чародеев) ученого и производит именно это впечатление. Избегает большого количества аксессуаров, хотя нельзя сказать, что лишен вкуса.
6. Характер:
Вильгефорц жесток. Даже самая крайняя жестокость, по его мнению, оправдана целью, ради которой приносятся жертвы. А цели чародея лично он называет едва ли не благородными. Садистом же сам себя не считает, он не получает удовольствие от пыток (унижение и демонстрация превосходства над жертвой сюда не относятся, в этом случае он упивается своей властью), хотя и кривиться от отвращения не станет, это неотъемлемая часть его работы. Он ставит научный интерес выше морали и закона. Естественно, заметая следы - лишнее внимание к его персоне ему пока что ни к чему. Кроме того, постарается избежать лишних жертв, особенно, если жертвы эти попадаются исключительно по собственной глупости и упрямству. В то же время готов принести в жертву тысячи подопытных, если сочтет, что это принесет свой плоды в экспериментах либо же склонит жертву к сотрудничеству (тут ему не будет разницы кого придется бросить на пыточный стол - женщина, ребенок, любимый котенок - все пойдет врасход). Наравне с этим вполне спобен играть в спокойного, отрешенного от мирских забот и политики ученого, хотя о своих обязанностях главы Капитула никогда себе забыть не позволял.
Чрезвычайно умен. Стоит ли это выносить отдельным пунктом? Безусловно. Не отметить пытливый ум главы Капитула нельзя, чего стоят только его труды, касающиеся гена Старшей Крови. С умом чародея может сравниться разве что его честолюбие. Вильгефорц жаждет власти, не королевской власти - нет, он алчно жажден власти над единственной неподвласной чародеям стихией - временем. Никому из ныне живущих подобная власть и не снилась, а он, Вильгефорц из Роггевеена, подобрался как никто ближе к этой силе.
Расчетлив. Им почти всегда руководит холодный расчет, будь то подготовка к приему гостей или сделка с венценосными особами. Превосходно себя контролирует, способен трезво рассуждать даже в критической ситуации, не поддается страху или, тем более, панике.
Женоненавистник. Ненавидит всех женщин, особенно людей, особенно чародеек. Но в обществе прекрасно себя контролирует и не позволяет своей неприязни помешать намеченному плану. Единственная, кто не попадает в список тех, от кого глава Капитула с радостью бы избавился - Лидия. Ее считает одним из наиболее ценных своих приобретений, хотя собой рисковать ради спасения ассистенки не станет - она девочка большая, сама справится. Не справится - знала на что шла.
Нельзя сказать, что Вильгефорц чрезмерно болтлив, однако, с огромным удовольствием разводит дискуссии на любые темы, если считает, что его собеседник достаточно умен и интересен. Больше чем дискутировать на какие-либо темы любит только поучать и доказывать свою правоту.
Прямолинеен. Не станет юлить и выдумывать оправдания, если уже был пойман за руку. Что, впрочем, не означает, отказ от намеченного плана. Будет чуть больше жертв, действовать придется максимально быстро, но трудности его никогда не пугали.
Вспыльчив, однако, не позволит себе выйти из себя на людях, если это может помешать претворению идеи в жизнь. А вот если вокруг лишь его подручные и кое-кто умудрился вывести мэтра из себя - Мелитэле сохрани.
Пожалуй, иногда чересчур самоуверен. Что вовсе не считает недостатком, ведь у него всегда есть план "Б" и пути отступления. Отступаться и ждать, к слову, очень не любит, хотя и обладает железным терпением.
7. Навыки и умения:
Чрезвычайно умен и талантлив, один из сильнейших чародеев современности (один из немногих способен применять заклинание левитации на самого себя, хотя и пользуется этим очень редко). Обладает глубокими познаниями в генетики и биологии, пытливый ум и владение магией позволяют ему достигать невероятных успехов, вплоть до восстановления зрения (сначала с помощью кристалла, а после и вырастив глазное яблоко) после потери глаза.
Своим излюбленным заклинанием избрал подавление чужой силы, не давай чародею использовать магию (требует фокусировки на конкретном чародее и не сработает против нескольких сильных чародеев, в этом случае предпочтет полноценную боевую магию). Из людей он, пожалуй, знает больше всех о Гене Старшей Крови и знает как нейтрализовать силы Носителя.
Обучен фехтованию и очень даже неплохо сражается и без магии, с использованием шестифутового металлического жезла (впрочем, навыки ближнего боя предпочитает держать в секрете, однако, держит себя в форме).
Владеет Старшей Речью и всеми наречиями, свободно говорит, читает и пишет.
Превосходный стратег. С легкостью может просчитать противника на несколько ходов вперед. Еще и посмеется в лицо, когда жертва пройдет по намеченному пути.
8. Слабые стороны:
В первую очередь, самоуверенность - эта черта в любой момент может сыграть против чародея, если попадется противник похитрее (пока он таких не встречал).
Двимерит - как и любой чародей, будучи закованным в двимерит не сможет пользоваться магией. Что, впрочим, не лишит его навыков ближнего боя.
Алчно жаждет власти и идет к своей цели и пусть вокруг хоть пожар хоть потом. Да, это минус. Положив на амбразуру всех своих сторонников в конечном итоге останется один разгребать всю оставшую грязь.
Об игроке:
Связь: ICQ, Skype
У Геральта все есть
Как Вы нас нашли?:
Давно о вас знаю
Пробный пост:
Вильгефорц не желал вспоминать Ее имя. Во многом из-за того, что в тот единственный раз почувствовал себя совершенно бессильным, лицом к лицу со своим внутренним "я", осознал, насколько он на самом деле сломлен по воле матери, и не желал признавать собственную слабость.
Он встретил Ее когда, как казалось, опустился на самое дно. Она не была для него искуплением, светлым ангелом, которых обычно любят воспевать поэты. Равно как и не была демоном. Нет-нет, перед ним была обычная...женщина.
Невыносимый характер - отличительная черта большинства чародеек, особенно тех, кто не отличается чрезвычайным магическим талантом. Она не была исключением. Холодная, бесчувственная, невежественная и озлобленная. Добавьте к этому любовь к беспорядочным связям, и вы получите полный букет.
Чародей медленно спускается в небольшую лабораторию. Она более не волновала его, стала еще одной пережитой страницей (во всяком случае в этом он сам в этом был уверен), но простить себе это проявление слабости много лет назад он не смог. Сейчас же нашел ее по случайному (и очень удачному, по мнению чародея) стечению обстоятельств. Будущего главу Капитула не интересовало, почему она явилась - жаждала ли она власти, прощения или это попросту было невезение, но он не смог отказать себе в удовольствии проверить насколько важна для него эта часть жизни. Это будет интересный опыт. Он приводит ее в чувство и дает минуту сообразить, что происходит.
- Подумать только, - даже сейчас звучал в привычной всем чародейкам надменной манере. - Вильгефорц!
Он холодно улыбнулся, одними уголками губ и окинул стол взглядом. Сомнений, что ремни не позволят Ей шелохнуться, не было, но этот оценивающий взгляд нужен был, чтобы заставить ее проверить крепость ремней из грубой кожи и двимеритовыми вставками, убедиться, что Она не помешает его работе.
- И что теперь? Сделаешь из меня подопытную? Мне казалось, ты без ума от меня. - Ядовито шипит женщина.
Тогда, много лет назад он был уверен, что это любовь. И тогда же разочаровался, осознав природу своих к ней чувств. Тогда молодой наемник жаждал материнской любви, хотя и не желал себе в этом признаваться. И едва Вильгефорц осознал этот факт - принял единственно верное решение и исчез. Любовь к самоанализу всегда была неотъемлемой частью жизни Вильгефорца и в этот раз рассудок снова одержал верх. Он ненавидел признавать собственные слабости, а она заставила его взглянуть в лицо своим демонам.
- Пожалуй, я должен тебя поблагодарить. - Равнодушно отзывается чародей, пробегаясь глазами по своему незаконченному рисунку "анатомия в разрезе". - Ты открыла мне те грани моего собственного "я", о которых лично я хотел забыть. Ты подтолкнула меня к тому, чем я теперь являюсь. Спасибо.
Много лет назад он в пылу эмоций разыскал чародея, того, кто был готов обучить его. Снедаемый ненавистью ко всему, что его окружало (да и чего греха таить, к самому себе), он нашел способ занять себя чем-то полезнее самобичевания. Ему быстро удалось освоить основы, а затем...затем его пытливый ум требовал новых знаний, более сложных задач и формул.
Чародей берется за лезвие. В этот раз он не собирается облегчать страдания подопытного, его интересовал не столько рисунок, сколько собственная реакция на пытки человека, к которому некогда он испытывал (или испытывает?) столь сильные чувства. И тут речь вовсе не о любви. Он ненавидел ее. Эта ненависть, прежде всего, была выражением детской обиды. Обиды и злобы. Нет, после стольких лет, чародей не винил ее в том, что она не желала воспитывать растить, ее вина была в том, что она позволила ему жить. Будучи чародейкой (или имея как минимум одного знакомого чародея) она вполне могла бы прервать беременность. Но нет. Много лет назад этот факт не давал ему покоя, выглядел злой насмешкой. Сейчас же...сейчас он примерился с этой мыслью, приучил себя не реагировать на упоминание матери или отца.
Он мягко надрезал кожу в нескольких местах, обнажая мышцы и и аккуратно зажал края раны тканью, чтобы избежать лишней крови и хорошо рассмотреть мышечные волокна. Чародейка зашипела, пытаясь дернуться. Вильгефорц затем взялся за перо, выводя тонкие и аккуратные линии. Какая-то часть его ликовала - он мог отыграться, заставить ее пожалеть о том дне, когда Она встретила Вильгефорца. Она шипела от боли, пока палач раз за разом менял ткань, быстро пропитывающуюся кровью и заканчивал на пергаменте часть, на которой должны были быть изображены мышцы. Далее предстояло срезать слой мышц и снова запечатлеть слой на рисунке. Лабораторию прорезал нечеловеческий вой и срезанная мышца отправилась в ведро.
- Выблядок из Лан Эксетерской канавы. - Рычит женщина. Вильгефорц усмехается. К своему удовольствию, он прекрасно себя контролирует. Работа, которую ему предстоит закончить требует аккуратности. Стоит лишь раз поддаться желанию причинить больше боли, сделать надрез на пару миллиметров глубже и ему придется искать нового подопытного. Но будущий глава Капитула прекрасно себя контролирует, чем, можно было бы и похвастаться, если б было перед кем.
- Вильгефорц из Роггевеена. Они теперь зовут меня так. - Поправляет он, не отрываясь от своего занятия.
Пройдет несколько часов, пока Вильгефорц, под вой и проклятия чародейки, слой за слоем будет срезать плоть, доходя до внутренних органов и костей. Несколько долгих часов прежде, чем подопытная потеряет сознание от боли и чародею надоест возвращать ее. Она была полезна. Но сейчас не более, чем расходный материал. Несколько долгих часов прежде, чем он превратит ее тело в пепел, заметая следы.