1. Полное имя:

Зинайд вар Молрэг

2. Возраст | Дата рождения:

32|29.02.1232

3. Раса:

Человек

4. Род занятий:

Жрица храма Великого Солнца в трущобах столицы Нильфгаарда.

5. Внешность:

За дымкой фимиама, облачённая в безукоризненно чёрную рясу, прихожан храма встречает женщина настолько же вдохновлённая, насколько внушающая трепет. Её немигающие белые глаза кажутся слепыми, но впечатление обманчиво. Это не потерянный взор слепца, а задумчивые глаза вечного сторожа.
Она родилась крепкой, здоровой, с благородной кровью. Рост выше среднего, железная стать и красивые, пускай холодные, черты лица, которые прекрасно оттеняют короткие чёрные волосы. Бледная от долгого пребывания в храме кожа создаёт впечатление, словно жрицу изваяли в мраморе, и на самом деле она - оживший голем. Это впечатление усугубляет её глубокий, громкий голос проповедника. Зинайд может менять его во всех пределах, которые дозволяют женские голосовые связки - от контральто до сопрано, во время религиозного экстаза. Движения стройной фигуры плавны и хореографически выверены. Она очень смело позволяет себе украшения - чаще всего ожерелья и серьги, вызывающе совмещая их с религиозной символикой - тонкими золотыми повязками, схватывающими абрис лица.
Но холодная отстранённость спадает, едва начинается проповедь у кафедры алтаря. Люди приносят жертвы, а над ними звонко звучит самоотверженная проповедь женщины настолько же яростной, насколько красивой. Тогда и возникает ощущение, что ей не место в стенах храма, посвященного красоте солнечного света и непоколебимой воинственности мужчин.
Под маской робости и блаженного эскапизма скрывается гибкая и активная жрица-обскурант.

6. Характер:

Стойкий, как стены нильфгаардских крепостей. Она рассудительна, аккуратна, пунктуальна и горда. Черты активного холерика просыпаются в ней лишь тогда, когда речь заходит о небезразличных ей вещах - вере, Городе, Солнце и пастве. Но её истинное лицо не так просто увидеть за маской лжи. Это талант - обманывать, пользоваться другими людьми и внушать им навязчивые идеи. Зинайд умеет запугивать и убеждать. Для всех, кого жрица видит впервые, она - стройное мраморное изваяние, пытающееся проникнуть в суть вещей, и болезненно отдёргивающее пальцы всякий раз, когда оказывается что правда слишком остра. Мужчине такой образ покажется трогательным. Иногда создаётся впечатление, что эта женщина абсолютно чужда любому греху. До поры.
До той поры, пока не наступает ночь. Белоглазая жрица преображается, когда храм опустевает, и непрерывный молебен становится тише. За притвором алтаря звучат совершенно иные гимны, искажённые слова древних песнопений потрясают храм до основания и глубже. В мраморно-белых рука оказывается позолоченный кинжал, а каменный пол, украшенный солярными символами, окропляют багровые капли. Вблизи храма не рискуют появляться преступники, потому что среди них давно известен находящий всё больше подтверждений слух: Зинайд уже несколько лет заправляет мужчинами этого храма, заставляя их приносить на жертвенный стол тех, кого она посчитала грешниками. Жрица очень мало спит и постоянно находится под действием странных веществ, которые подавляют праведный гнев.
Она просто не признаёт иного авторитета кроме Великого Солнца, ведь Он посылает ей видения, в которых мир чудесен, а ночь, время зла и чудовищ - ушла в небытие, уступив место Вечному Дню.
Зинайд отвергает любые попытки убедить её в обратном. Её проповедь всегда красива и произносится с невероятным пылом, который вызывает во многих чувство почтения и уверенности в правоте жрицы. Однако несмотря на ораторский пыл, социальные взаимодействия жрицы ограничены лишь паствой и духовенством, чей образ мысли ей прекрасно понятен. Светский, секуляризованный образ мысли кажется ей богохульством. Зинайд всеми фибрами души чувствует, что живёт на пороге Последних Времён, дней безбожия и полного отсутствия веры. Ей кажется, что лишь она способна это остановить, и на свете остались лишь несколько по-настоящему верующих. Встреча с человеком, соблюдающим заповеди - истинное счастье для верующего сердца. Зинайд уверена что не имеет права давать другим прикасаться к ней, потому что прикосновения ослабляют пыл её веры. Ей чужда любовь - у адепта Великого Солнца не может быть привязанностей. За годы проповедей и интриг она лишилась эмпатии.
Жар рвущейся наружу проповеди прячется за мраморной маской. Жрица знает, что внутренне переживания лучше скрывать, и потому добра ко всем, кто приходит к ней за помощью, исповедью и советом. Но не все возвращаются домой. Сила веры Зинайд способна зажечь пламя даже в неверующем, потому что таков её дар. Жрицу почитают своим лидером многие верующие в трущобах, и они не хуже неё умеют прятать стремление сражаться за свет и во имя добродетели.

7. Цели:

Очистить Нильфгаард от грешников, приблизив Вечный День.

8. История персонажа:

Зинайд - последняя представительница рода вар Молрэг, законная герцогиня Геммеры, владетельница замка Гемма и торговых путей реки Им Лебар. В изгнании.
Над отцом Зинайд хотели разломить меч за проступок - утаивание запасов зерна, в которых нуждалась имперская корона Узурпатора. Его могли лишить дворянского звания, но древнее право не позволяло столичным инспекторам требовать от законного герцога ещё больших мер. Рогер вар Молрэг не умел подчиняться. Его отряды преданных геммерских карателей могли навести порядок не только в провинции, но и за её пределами. Он не был святым человеком, но очень ценил свободу. В те времена это было опасное для жизни и здоровья качество.
И, увы, - так остаётся и по сей день.
В 1236 году, на второй год правления Узурпатора и четрёхлетие Зинайд, в замке Гемма красные ступени оросила благородная кровь. Отец, мать и двое взрослых братьев Зинайд были убиты заговорщиками. Их, конечно же, подкупила столица - подкупила властью. Богатство и умелая охрана не всегда обеспечивают благородному господину безопасность. Порой власть сама по себе является слишком желанной добычей, чтоб завистники не обратили на неё алчное внимание. Фамилии Готфруа, вар Грыд, де Рокхыан - три мелких барона, жестокие солдаты под началом герцога, обратили против него не мечи, а отравленные кинжалы. Рогер не ожидал удара в спину от тех, с кем прошёл не одну кампанию.
Разделавшись с командиром и его семьёй, офицеры предались самозабвенной резне, в которой уцелел лишь один из заговорщиков и его свита - сержант Готфруа. Молодой, сильный и жестокий рубака с лицом дегенерата и душевной организацией мотыги. Этот человек не принял во внимание тот факт, что дочь герцога вместе с нянькой пропала. Его ожидали куда более серьёзные проблемы - чистки в рядах геммерцев и подложные судебные разбирательства в столице, где, к удивлению сержант, его осуждают как преступника и отправляют за решётку, поставив на место почившего герцога безымянную, серую марионетку из Города.
Девочка видела акт насилия, совершённый над её семьёй, и сумела спастись лишь потому, что прятался за колонной большого зала, надеясь удивить семью сюрпризом. Её воспитательница сумела сообразить, что происходит.
Не осталось людей, которые могли бы заступиться за маленькую Зинайд, и старая няня понимала это лучше чем кто бы то ни было. Она вывезла ребёнка из Геммеры к своим родственникам в Этолию, где девочка жила год, не понимая  что произошло. Мысль о смерти родителей сформировалась и окрепла лишь спустя два месяца жизни в доме очень преданной старой традиции солнцепоклонничества семьи барона аэп Горул. Девочка читает и продолжает обучаться грамоте, пусть и в полном унынии. Пережитое потрясение заставляет ребёнка проявлять странную склонность к религиозной литературе. Читая малопонятные взрослым отрывки, она придаёт голосу важное, но всё ещё по-детски тихое звучание. Поначалу радуя, эта склонность начинает пугать седобородого аэп Горула, прошедшего не один бой в Назаире. Его семья подаёт иск о возвращении удела девочке по достижении шестнадцатилетия. Письма остаются без ответа месяц, несмотря на близость столицы.
В день Йуле за девочкой приходят вооружённые люди.
Ссылаясь на ветхий доимперский закон об опеке, они командируют её в храмовый сиротский приют, оторвав от няни и опекунов. Барону дают настоятельную рекомендацию не сопротивляться восстановлению справедливости.
В те годы сиротский приют действительно находился в местах, которые ещё не стали частью трущоб, но стремительное наступление голода, бедности и рабочих рук из провинций, порождали напряжение. А напряжение порождало преступность. Преступность рождала разруху. Разруха делала из посада трущобы, полные несанкционированных рыбацких лачуг в малом порту, малых банд и запрещённых товаров. То, что было престижным храмом, в котором с радостью обучали благородных детей, теперь становилось последним пристанищем честного человека в океане крови и пыли Юга. Девочке пришлось учиться и расти в таких условиях, полагаясь на слова жрецов и их обнадёживающие проповеди. Напрасно. Для маленькой девочки столица стала слишком опасным местом, и ей доводилось становиться свидетельницей насилия слишком часто, чтоб не зачерстветь. Ей повезло ни разу не стать жертвой насилия, присутствие рядом жрецов отпугивало даже неверующих - всем был известен нрав солнцепоклонников, зачастую ветеранов имперских походов. В восемь лет девочка решает для себя, что до конца жизни будет заниматься вопросами веры и никуда не уйдёт из храма, несмотря на подавляющее число мужчин в духовенстве. Её желание удивляет и отпугивает старших, но после сообщения с иерархией они получают санкцию верховного жреца.
Это становится судьбоносным событием в жизни вар Молрэг. Она смиряется с жестокостью мира и образчиками насилия и греха, которые повсюду преследуют её. До сих пор единственные достойные люди в её жизни искренне верили в Великое Солнце, и в сердце ребёнка образуется чёткое разделение на хороших верующих и плохих неверующих. Жрецам стоит большого труда попытка однажды разуверить её в этом. Десятилетняя девочка проявляет удивительный пыл, рвение и достойные слова в защиту своей позиции. Она искренне убеждена, что деньги и власть изгнали любовь Солнца из сердец людей, и на свете идёт война добродетели против греха, в которой важно не изгнать из сердца божественный свет. Эти слова удивительно вдохновляют и послушников, и старых жрецов.
Именно тогда её серые глаза  окончательно потускнели, превратившись в белые - странный признак магических изменений. Некоторые увидели в этом дурной знак, но никому не пришло в голову обратиться к чародеям. Это стало главной ошибкой жрецов, искушённых в ремесле самообмана. Они не знали, что многие чародеи перед пробуждением претерпевают изменения.
Девочка проявилась как Исток, но её упражнения в концентрации прекрасно заменялись многочасовой молитвой. В молитвенном экстазе девочка начинала видеть интерсекции, пробивавшиеся вместе со светом сквозь витражи. Интерсекции пламени.
Она впервые зачерпнула из неё в тринадцать лет, самостоятельно, во время вечернего молебна. Подношение вспыхнуло в её руках, едва попав в лучи заката, проникавшие сквозь витраж со строгим ликом светила. Вечером было мало людей, но весть о чуде разнеслась очень скоро. А Зинайд после этого не могла прийти в себя два дня.
Проснулась она совершенно другим человеком.
В её суждениях, манере держаться и характере всё чаще стали проявляться нотки едва подавляемой ярости. Мужчины списывали это на женскую слабость, но со временем поняли что дело совсем не в этом. Поняли слишком поздно, когда во время молитвы вокруг девочки загорелись свечи, сами по себе. За это время девочка прошла базовый курс наук и могла выступать в качестве послушницы, обученная Старшей Речи и теологическому сленгу, однако старший жрец храма рискнул объявить об открытии магическому сообществу столицы. Зинайд увезли в Башню, где неделю проводили тесты и испытания, пытаясь выявить её магические способности. Безрезультатно. Перед ними была гордая девочка, терпевшая все унижения с видом невыносимого превосходства. Комиссия выявила источник её способностей лишь на седьмой день опытов, испытав девочку на поиск интерсекции рядом с образами святых воинов. Одна из чародеек начала в грязных выражениях обсуждать неприятные подробности жизни каждого, чем вызвала взрыв эмоций и Силы, чуть не заставивший неподготовленную магичку потерять сознание. На девочку спешно нацепили двимеритовое ожерелье.
Следующие пять лет Зинайд провела в столичной башне, пытаясь научиться контролировать себя. Она видит в магах на государственной службе злых и жестоких людей, подобных бандитам с улицы, только забравшихся выше. Более могущественных. Ни один, даже самый добрый и отзывчивый преподаватель не вызывает у вар Молрэг, а память о собственном прошлом просыпается в самый неподходящий момент. Девочка-подросток всё чаще понимает какую фамилию носит, и как несправедливо с ней поступили в детстве. Об этом ей рассказывает преподавательница ритуалов. Единственная женщина, к которой Зинайд не испытывает безусловной ненависти.
Ей не даётся боевая магия, иллюзия или связанные с жизненной силой манипуляции. Непросто обучить человека вере. Имперские служащие понимали, что у них в руках может быть потенциально сильная чародейка, способности которой они не в силах раскрыть. Тем не менее, вар Молрэг проходит унизительную стерилизацию, но так и не начинает пользоваться средствами для ухода за внешностью, как северные магички. Её стиль возникает сам по себе, как реакция на порой вычурную одежду "коллег по цеху".  Эти пять лет научили девушку лишь одной важной вещи, которой она научилась бы и в храме, но никогда так же успешно - сохранять лицо, когда тебя пытаются унизить высокомерные уроды. Зинайд научилась увиливать от ответа, скрывать, обманывать и подстраивать неприятности ничуть не хуже сверстников, истово считая что поступает правильно. Она проникается презрением к магам. В моменты учёбы она остаётся последней в классе, чувствуя угрызения совести из-за пропуска дневной молитвы. Однако вечером, в любовно украшенной солярными символами комнате, заставляет силой веры возникать из ниоткуда концентрированному солнечному свету. Те молодые фактотумы, что в обход советов посещают красивую девушку в эти моменты, начинают внезапно чувствовать сверхъестественный страх и желание раскаяться.
Зинайд становится способна внушить собеседнику мысль, в которой уверена сама. Защищает себя от магии, потому что верит что жалкий разряд не способен ей повредить, но пассует перед более сложными заклинаниями. Все попытки внушить ей более секулярный образ мысли терпят фиаско, а способность Зинайд обманывать крепнет с каждой попыткой. Возможно, она смогла бы заставить работать обычные заклинания, поверь в то, что хочет ими владеть. Но будущая жрица не хочет и слышать о том чтоб практиковать настолько богомерзкие вещи. Нильфгаардцам не удаётся её сломать многими способами, от травли сверстников до физических наказаний и заклинаний внушения. В итоге необучаемую отпускают с двимеритовым ошейником. Робкие восклицания духовенства на этот счёт тонут где-то в кипах жалоб, которые государственные служащие передают разведке. Девушка должна была выйти из Башни чародейкой или парией, но в глазах многих жрецов, знавших о ней, стала мученицей.
Её приняли в храме даже с двимеритовым ошейником, и жрецы с удивлением обнаружили, что девушка научилась прекрасно читать проповеди. Словно прошедшие пять лет закалили её. Она пребывает под постоянным присмотром бывших преподавателей, отправляющих инспекцию раз в месяц в забытый всеми храм рядом вонючим рыбацким рынком. За Зинайд не наблюдается никаких аномалий, она больше похожа на безэмоционального голема, чем на человека. Это впечатление, конечно же, обманчиво. В упорном следовании воле Солнца жрица учится носить несколько масок для разных социальных групп. Она добра с простолюдинами, в которых выискивает грех. Беспомощна перед магами, которые могут лишить её жизни. Вежлива и послушна с иными благородными государственными служащими. По-настоящему искренний разговор она поддерживает лишь с духовенством и узким кругом истинно верующих. Тот факт, что она снимает двимеритовый ошейник, остаётся тайной для всех, кроме них. Спустя год после её прибытия в трущобах внезапно становится тише и спокойнее, чище. Все связывают это с работой стражи, но лишь узкий круг людей знает в чём действительно состоит дело. Так проходит шесть лет. Шесть кровопролитных лет во тьме, без искренней и яростной проповеди, о которой мечтает бушующее в сердце женщины из мрамора пламя.
Приход Эмгыра вар Эмрейса стал для неё судьбоносным событием. За хаосом последовала гибель её старых преподавателей, в уличных боях гибли люди, а покусившиеся на храм солдаты больше никогда не увидели солнечного света. В трущобах снова становилось неспокойно. А Зинайд вар Молрэг поняла, что пришло её время - двадцатичетырёхлетняя жрица решилась выдвинуться на должность главы храма, потеснив умирающего старика на этом посту. У неё никогда не складывались отношения с жреческой иерархией, и любые доводы против женщина встречала в штыки. Она имела право занимать этот пост, несмотря на то что это нарушало несколько традиций. Так было угодно Великому Солнцу.
Ночью оно посылало ей видения, когда двимерит не сковывал шею.
Она не приветствовала приход нового императора, но и не выступала против. Но после того как Белое Пламя разделался с её давними врагами, сместив марионеток в Геммере, Зинайд прониклась к нему мимолётной симпатией. В её глазах он был далёк от идеала наместника Солнца на земле, а методы слишком напоминали таковые у Узурпатора. Она задалась очень простой целью - продвигаться по церковной иерархии, мстить врагам и очищать город, пока ей не станут доступны ресурсы для осуществления пришедшего к ней без двимерита замысла. За прошедшие годы ей удалось организовать убийство нескольких грешников в вышестоящих кругах и вплотную подобраться к законникам, которые всё чаще посещали наводнённые бедняками трущобы. Её паства убила посреди бела дня двух магов на высокой государственной службе во время беспорядков. У Зинайд организовалась своя сеть информаторов среди верующих бедняков, которые испытали её влияние, и теперь не могу жить без проповеди. Жрица сумела шантажировать шефа стражи, заполучив сведения о его счетах, а такое упорство вывело на её след другое важное общество столицы - имперскую оппозицию. Зинайд стала приятным пополнением в рядах людей, которые желают передела ситуации в столице. Жрица сохраняет статус-кво в общих делах, интересуясь лишь наказанием грешников и постоянно напоминая Леуваарденам и прочим, что им не хватает праведности для того чтоб править Империей. За годы ей начало казаться, что единственный по-настоящему праведный человек в этом городе... она сама.
Империей может править лишь один человек, регнант.
Внутреннее пламя постепенно сводит её с ума, и однажды вар Молрэг выдаст себя. Несмотря на то, что ей удалось выкрасть и вымарать все упоминания о себе из академических записей столичных магов, она всё ещё жива в памяти многих, кто пережил пришествие вар Эмрейса. Законная герцогиня Геммеры рано или поздно захочет взять своё и поставит под удар не только себя, но и тех, кто невольно попал под её сверхъестественное влияние.
Вера - это пламя.

9. Навыки и умения:
-Умеет читать и писать на нильфгаардском и Старшей Речи
-Прекрасно разбирается в теологии
-Владеет жреческой магией:
1. Способна внушить человеку мысль, в которую верит сама. Степень воздействия зависит от её уверенности
2. Искренне верит что молитва и священные символы способны отпугнуть нечисть и грешников, богохульников. И даже причинить вред
3. Зачастую способна заставить в моменты экстаза подчинять пламя и свет.
-Способна эффективно сдерживать внутренний огонь фанатизма, контролирует силы своей веры и эмоции
-Невероятно харизматична и умеет зажечь верующих
10. Слабые стороны:
-Достаточно хрупка
-Носит отпечаток сильной психологической травмы и готова пойти на всё ради наказания грешников
-Фанатична и мыслит в категориях «чёрное-белое», ненавидит магов
-Абсолютно бессильна в быту
-Плохо умеет вести дела из подполья, чем может дискредитировать подельников
-Всё чаще с трудом сдерживает внутреннее пламя, способна выдать бушующие эмоции на глазах тех, кому не следует этого показывать

11. Имущество:
Ряса, большой регион сухой канализации, партии запрещённых препаратов, оружия. Преданная паства – двадцать шесть мужчин и женщин разных возрастов, характеров, способностей.
Об игроке:
Кхайр.
1. Планы на персонажа:
Использовать в паре квестов с Кхайром, в тройниках. Делать НПС посчитал плохим тоном. С разрешения руководства – буду использовать персонажа в сюжетных квестах.
2. Связь: ICQ, Skype
-Есть у администрации
3. Знакомство с миром:
-Лучше чем с городом, в котором живу
4. Как Вы нас нашли?:
-Всегда здесь была

Пробный пост:
Освобождена

Отредактировано Зинайд вар Моллрэйг (2018-04-26 05:53:27)