Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Правдивая сказка о Коте в Сапогах


Правдивая сказка о Коте в Сапогах

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Ночь, 19 III 1240.
Ясно
Предместья

Веяло от этого сапожника чем-то странным. Безнадежным. Смиренным.
Геральт из Ривии, прежде чем переступить порог, прислушался, внимательно глядя на хозяина.
Слишком тот худ и бледен. Слишком спокоен. Или же смертельно устал?

В хате было бедно и просто. Слишком бедно, даже для обычного кмета, не то, что для ремесленного.
Повсюду грязь и разруха, словно дом давненько не знал заботливых женских рук.
Геральт отыскал старенькую скамью и с молчаливого разрешения хозяина присел на край, оставляя место для наставника.
- Свет не любишь?
Сапожник передернулся от внезапного вопроса, словно ведьмак хлестнул его нагайкой.
- Нет нужды, - выдохнул хозяин, потянувшись к каганцу и вытаскивая оплавленный огарок. - Работаю до темна на улице, а как в хату прихожу, то и света от печи хватает. Но ради вас запалю огонек.
- Изволь.
Сапожник ловко высек искру огнивом. Дрожащий огонек заплясал в его глаза, рисуя на резко очерченном лице замысловатые тени.
Геральт подался вперед, прислушиваясь к ощущениям от медальона.
- Что вас интересует? - наконец прошептал сапожник. - Вы же ведь...
- Нас интересует причина.
- Простите?
- Причина этой охоты, - голос убийцы чудовищ был холоден и спокоен. - Зверь убивает выборочно, жестоко, напоказ. Не пожирает свои жертвы, не устраивает засады в лесных чащобах.
- Я не понимаю...
- Ты всё прекрасно понимаешь. И всё знаешь.
- Я...
- Они причинили боль? Отняли самое дорогое?
- Что вы хотите от меня?!
Сапожник рассерженно вскочил, заметался по комнате, словно загнанный в клетку зверь. Медальон предусмотрительно качнулся.
- Они убили твою жену?
- Не лезь не в свое дело!
Он остановился, переводя взгляд с одного незваного гостя на другого. А затем, сломленный, медленно опустился на пол, заслоняя лицо ладонями.
- Как твое имя?
Сапожник беззвучно покачивался, словно в страшном трансе.
Затем замер, услышав, что ведьмак повторил вопрос.
- Хендрик, - выдавил он из себя наконец сквозь слезы. - Хендрик, сын сапожника. Пришлый, из аэдирнских.
Он оттер лицо грязными рукавами, размазывая по грубому лицу крупные, горькие слёзы.
- Как это произошло?
- На охоте. Людоед с дружками любил загонять зверье в лесах. А в тот день им не повстречалась добыча, - сапожник едва скрывал злость. - И по пути домой они повстречали Наляну.
Сапожник замолчал, поднимая взгляд на ведьмаков. Спокойно, слишком спокойно перевел взор от ученика к наставнику. Обратно.
- Я же дышать на неё не смел. Слова злого никогда на сказал... а они!
Он зажмурился, закусывая потрескавшиеся губы.
- Она знала?
Хендрик не ответил. Медленно поднялся, отходя к каганцу.
- Знала. И делала меня человеком. Единственная за долгие годы.
Сапожник повернулся.
Голос его стал сух и спокоен. Движение скупы, а дыхание - чаще.
- Нашли вы свое чудовище. Сыскали. И? Что теперь делать будем?
[AVA]http://s7.uploads.ru/A9Obc.jpg[/AVA][STA]ученик[/STA]
[SGN] Из осыпающихся бумаг,
из древних волшебных книг.
Выходят двое. Выходит ведьмак,
и я, его ученик. [/SGN]

+1

32

Ночь, 19 III 1240.
Ясно
Предместья

Чудовище было найдено. Оно разговорило. Мирно, учтиво. Рассказало всё как было на самом деле. Явило причину злостных убийств, свои бесконечное горе и тяжелую утрату: его жена пострадала от рук обиженного на неудачу в охоте Якуба и его людей. 
[indent=1,0]Сапожника звали Хендрик. Днем простой работяга, трудящийся на улице у верстака, ночью же – мстил. Мстил жестоко и беспощадно. И облик принимал соответствующий. Виновные боялись, как блеющие овцы, чувствующие приближение опасного хищника, и прятались, хоронились. Кое-кто, трясущийся за свою курчавую шкуру больше всего, воззвал за помощью к тем единственным, кто мог помочь. К ведьмакам.
[indent=1,0]Сейчас они сидели в доме оборотня, на предательски старой скамье, в то время, как владелец дома стоял напротив, освещаемый тусклым светом от плошки. Разделял их небольшой стол, заваленный барахлом и мусором.
[indent=1,0]Вопросы Геральта были краткими и разумными, а в конце концов оказались более чем плодотворными: Хендрик выказывал целый спектр эмоций, присущий простому человеку, который любил и был любим: злился, раздражался, горевал, пускал слезу и успокаивался.
[indent=1,0]Весемир, оперевшись рукой о колено, слушал внимательно, не перебивал. Текущее поведение сапожника встревожило его. Тот едва ли шевелился, между тем, как дыхание неестественно участилось.
[indent=1,0]- Сыскали, - подтвердил старый мечник, не спуская пронзающего взгляда с Хендрика. – Но, кхм, вопрос важнее: что будешь делать ты?
[indent=1,0]- Я? – бледные губы искривились. – Убью последнего ублюдка. Виновного в… том, что Наляны больше нет. Оторву ноги Людоеду и запихаю ему в его же глотку.
[indent=1,0]- Как-то не по-человечески, - вставил слово Весемир, распрямившись на скамье. – Все труды Наляны ушли в пустую?
[indent=1,0]- Заткнитесь!
[indent=1,0]Челюсти Хендрика заскрежетали друг от друга. Глаза под нахмуренными бровями, казалось, наливались кровью.
[indent=1,0]- Спокойно, - тихо проговорил старик и сложил знак Аксий.
[indent=1,0]Так или иначе, сапожник подписал свой смертный приговор. Будь он даже добрым человеком, имеющий кров, работу, жену, котолака из себя ему не прогнать. Эти териантропы опасны, бесчеловечны и кровожадны. Хитрость людского облика морочит голову, чтобы в конечном итоге ошеломить до самой смерти. Иными словами, кот в мешке.
[indent=1,0]Весемир понимал это.
[indent=1,0]Он был готов покончить с чудовищем.

+1

33

Был ли у этой истории мирный исход? Верил ли хоть кто-то в то, что они пожмут друг другу руки и разойдутся, чтобы встретиться спустя десяток-другой лет, выпить по кружке пива да поделиться последними новостями?
Или же каждый из них осознанно шел к тому, что всё завершится кровопролитием?
Весемир не давал сапожнику ни шанса. Хендрик нервничал, злился, пытался щетиниться, словно дворовый кот, фырчать и шипеть, но всё тщетно. Старого Волка такими трюками не проймешь.
И все-таки Геральт верил. Верил в то, что в этой ситуации есть мирный исход. Что можно сохранить нейтралитет, остаться в стороне от чужих проблем...
Но чужие проблемы не терзали его сердце, а вот разум Хендрика был целиком и полностью поглощен местью. И эта месть опьяняла.
Вспыхнул и погас знак аксий. Хендрик затряс головой, на миг его сознание прояснилось, давая последний шанс ведьмаку всё исправить.
- Людоеда наказала сама жизнь, - Волк был спокоен. - Он боится собственной тени, заперся в своем доме, сходит с ума от страха при каждом шорохе. Скоро он даже в нужник ходить перестанет из-за ужаса там повстречать тебя.
Хендрик оскаблился. Геральт отметил, что зубы сапожника уже не походят на зубы человека - рот был усеян желтыми, крепкими, как гора Карбон, клыками.
- И я буду ждать. Ходить вокруг да около, скрести крышу, жрать его подворье. Пока этот ублюдок не подставится под удар!
- Отпусти его. Смерть в сумасшествии страшнее, чем в твоих когтях.
Глаза Хендрика блеснули.
- Я его выпотрошу! Вырву и сожру сердце! Оторву башку! Я... я не знаю, что я с ним сделаю! Я... ох, голова кругом! Я разорву его на клочки! На кусочки! На лоскутки! Чтобы никто! Никогда! Не узнал его!
Сапожник отступил назад, делая шаг за шагом, пока не уперся спиной в стену. Плечи его подались вперед. Хрустнули и надломились суставы, вмиг сращиваясь обратно. Глаза его обезумели, приобрели желтоватый оттенок, а зрачок медленно растянулся, чтобы потом расшириться, заполняя радужку.
- Я убью всякого, кто мне помешает! ПРОВАЛИВАЙТЕ ИЗ МОЕГО ДОМА!
Геральт был уже на ногах. Раньше, чем сообразил котолак. Намного быстрее, чем он мог предположить.
Хендрик зарычал, а в унисон ему зашипела сталь меча, выхваченного из ножен.
Шаг.
Хруст костей, треск разрываемой под напором видоизмененных мышц тряпок сапожника. Звериный протяжный хриплый рык, из обрастающей шерстью морды.
Шаг. Чудовище согнулось, сжалось пружиной, завершая процесс превращения. Блеснули когти, между оскалившихся клыков вспыхнул ярко-красный всполох горячего языка.
Шаг. Удар.
Терпкая, горячая кровь из перерубленной артерии ударила в стену, заливая пол. Котолак взвыл, когтистыми лапами хватаясь за то за воздух, то за перерубленное горло. Вслепую он ударил наотмашь, но когти просвистели всего на волосок от ведьмака.
Удар.
Голова сапожника из предместьев Вызимы покатилась по полу. Безглавое тело дернулось несколько раз, скребя ногами по полу, и затихло. Навсегда.

Всё произошло быстро. Слишком быстро.
Хендрик не был готов к схватке с подобными существами, не знал об их бесчувственности.
И проиграл.
Геральт выдохнул. А затем вытер меч от крови попавшейся под руку тряпицей, медленно убрал клинок в ножны.
- Скверный вышел разговор. Я надеялся...
Он замолчал, медленно обошел труп.
- Кто же большее чудовище, отче? Котолак? Людоед?
Геральт встретился взглядом с учителем.
- Или мы?
[AVA]http://s7.uploads.ru/A9Obc.jpg[/AVA][STA]ученик[/STA]
[SGN] Из осыпающихся бумаг,
из древних волшебных книг.
Выходят двое. Выходит ведьмак,
и я, его ученик. [/SGN]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Правдивая сказка о Коте в Сапогах