Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Неразумно опасаться того, что неизбежно


Неразумно опасаться того, что неизбежно

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Вириенна чутко уловила, что что-то не так, да и собеседник этого не скрывал. Она была уверена, что поступает верно, но столкнулась с совершенно другого рода реакцией на свои слова, отличной от ожидаемой. Это даже выбило ее из колеи разговора. Вириенна не испугалась, но разочаровалась холодности с которой вдруг к ней обратился Ксандор. Граф совершенно не понял ее, тем более она не подозревала чего он в дествительности от нее ждал.
- Только не говори мне, что я тебя обидела. Я вижу это и должна сказать тебе, что ты не прав.
Она подняла глаза на собеседника.
- Я понимаю, что могла сказать что-то неприятное, но сказано это было в залог добрых намерений. Тот человек, которого я помню, должен был оценить этот шаг. Я не хочу в отношении тебя переходить от дружелюбия к вражде. Моя откровенность, впрочем, явно тебе не по вкусу, в то время как я считаю, что без нее невозможны действительно приятельские отношения. Но я признаю, что не подумав о твоем благе, как следовало бы, изложила тебе все в том виде, который может спровоцировать для тебя проблемы. Ты вправе на это отреагировать даже так. Я редко извиняюсь, но здесь была не права, мне вероятно стоило лгать и придумывать сказки, которые пришлись бы тебе по душе. Но если после моих слов, Ксандор вар Лорхейд, ты видишь в содеянном оскорбление - так тому и быть. Ты не сможешь принять меня такой, как есть, а это важно в обоюдную сторону для любых здоровых взаимоотношений.
Вириенна была напряжена, но, словно зеркало, отразила ровно ту холодность, с которой вел себя граф Лорехейд. Она не была хрупкой или невинной, чтобы давать волю эмоциям. В ее случае собеседнику стоило сомневаться испытывала ли она их вообще. С каждым словом она отдалялась все дальше, копируя эту черну своего собеседника, увидев в этом его намерения и модель поведения.
- Насчет Ковира - я обойдусь. Мой нынешний покровитель врядли уделит мне столько внимания, но я не желаю удерживать рядом того, кто мечтает мое общество покинуть. Воспользуюсь вашим добрым советом, граф. Мне необходимо утрясти только одну деталь с вами... - Она поднялась со своего места, готовая со своей гордостью в обнимку уйти восвояси. - Угрозы империи и роду  - слишком расплывчатое понятие. Такая как я в городе уже им угрожает присутствием. Мне считать это развязывающим вам руки? Где вы желаете провести черту, если нет? Друга я просила ставить меня в известность, чтобы вместе искать следом взаимный выход из положения, но вам эта роль вдруг стала неприятна и оскорбительна, поэтому я даже не знаю... право... смогу ли теперь быть спокойна. Будь вы не собой, я бы не стала и пытаться. Но я попытаюсь довериться вашей чести, она у вас есть.
Честно говоря, убивать Ксандора ей не хотелось, но она пыталась хотя бы зацепиться за возможность отложить это решение. Пусть подтвердит ей, что его слову можно верить. Тогда она скроет от Сейдомара все про этот разговор. По крайней мере, пока. Ее любовнику и без того было тяжело с проклятием, а уж с Ксандором и возможными проблемами все находилось пока что под контролем. Он же понимал, что слишком много знает и его жизнь уже сама по себе угроза этому в виду этого.
- Заодно озаботься какой-нибудь защитой от чародеев. Чтобы не лезли в разум и не узнали чего не нужно. Это будет выгодно всем.
И сколько бы Ксандор вар Лорехейд не обижался на нее и не злился, ему стоило понять, что то, что он видит, это забота. Пожалуй, просто так она такими вещами бы не разбрасывалась и уж точно ей проще было бы его убрать с доски. Но почему-то Ксандор видел только то, что его ущемили в лучших чувствах. Вириенна не говорила об отношениях, она делала те или иные вещи и по поступкам было бы читать правильней. На словах ей всегда было понятнее говорить на языке сделки. И уж тем более эгоистичным и неправомерным Ксандору было считать, что такая хитрая и расчетливая бестия просто так безоглядно доверится человеку, которого видела пару раз в жизни. Она не была глупа и ее мир был лишен подобной наивности.

+1

32

[indent=1,0]Слова и намерения Виренны в данный момент очень сильно напоминали Ксандору заверения Эдмонда Этельгри об их дружбе. Этельгри также проявлял дружелюбие к наёмнику из далёких южных земель, подчерпывая его из обоюдной выгоде. Он не раз говорил о том, как выгодно им - ему и Ксандору, иметь именно дружеские отношения. В тот раз южанин действительно был согласен со своим "другом" и едва не поплатился за это своей жизнью, как только Эдмонд решил, что подобное товарищество ему больше не выгодно. Одно дело спастись от нападения человека, хоть и весьма умелого бойца, совсем же другое - пережить то же самое, спасаясь от волколака. Естественно, все дальнейшие слова девицы нисколько не убедили графа и он остался при своём мнении, выдерживая на ней холодный взгляд нефритовых глаз.
[indent=1,0]- Действительно, - произнёс лейтенант, выдержав долгую паузу. - Я не смогу принять взаимоотношения такого рода. Я не оскорблён, нисколько. И даже благодарен тебе за правду. Расскажи ты мне всё это в момент нашей первой встречи, я бы отреагировал совершенно иначе, - Ксандор сделал длинную паузу, осознавая только теперь, что то спасение в Назаире произошло лишь под предлогом выгоды. Будь Сейдомар в тех краях по иному делу, если бы ему не был нужен тот, кто быстро и без вопросов найдёт беглеца и приведёт к нему... Спрашивать об этом было бессмысленно - всё и так было понятно. - Ты наверное думаешь, что я должен быть благодарен за то, что наша взаимовыгодная... Дружба... Спасла мне жизнь в Назаире, вернула домой и дала мне всё то, что я и не надеялся обрести вновь. Возможно, ты права, я действительно чувствую благодарность... Вернее, чувствовал... Понимаешь ли, для меня дружба, товарищество... Брак. Да и любые отношения разного рода не ограничиваются выгодой для обоих сторон. Нет, не так... Они даже не предусматривают эту самую выгоду. Я спасал друзей, рискуя своей жизнью, едва не лишаясь её, не задумываясь о том, что получу взамен, меня спасали люди и эльфы, также не планируя требовать отплаты за поступок. Только такие отношения я могу принять. Если для тебя это дикость, глупость, безрассудство... Твоя воля... Я не буду тебе врагом, но и другом быть не смогу.
[indent=1,0]Ксандор и подумать не мог, что столь невинно начинавшаяся прогулка может обернуться именно так. В душе он ощущал некоторую злость и печаль, понимая, что больше не сможет беззаботно говорить с Вириенной на любые темы, да и чувствовать рядом с ней он будет себя крайне напряжённо. Душу его терзало и осознание того, что во всей империи у него не осталось ни одного друга, которому он мог бы по-настоящему довериться. В семье царила напряжённая обстановка, прабабку же давно никто не видел, а единственный друг, которому Ксандор мог доверять остался далеко на севере, да и сможет ли он доверять теперь Эланиэль как прежде, он не знал. Граф в этот момент почувствовал себя по-настоящему разбитым, осознав, что даже дома он не может обрести то чувство покоя и защищённости, чувство, что его окружают друзья, чувство, оставленное далеко в прошлом.
[indent=1,0]- Меня назначили судебным исполнителем. Говоря проще, после прохождения небольшого обучения в мои обязанности будет входить разбирательство в разного рода делах. В пределах империи я буду выполнять волю Верховного Трибунала, Суда и ещё чёрт знает кого, - Ксандор вновь выдержал паузу, серьёзно посмотрев на Вириенну. - Если в какой-нибудь провинции, даже в столице, мне прикажут расследовать массовые пропажи людей, или их начнут находить разодранными на части - я выполню волю империи и разыщу виновного, а после приведу приговор в исполнение. Кем бы виновный ни был.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/TwI2f.png[/ava]

+1

33

Северянка слушала нильфгаардца, пытаясь определить о чем же он думает там у себя в уме, за своими словами, которые произносил его рот. Несмотря на все ее слова южанин был все так же отстранен от нее эмоционально как и несколькими минутами ранее. Вириенну это нервировало, потому что она еще не до конца понимала во что выльется вся эта история, а не держать ситуацию в руках было ой как неприятно и боязно. Волколачка давно уже не испытывала этого чувства, даже позабыла его. Сегодня, сейчас... нет, все шло к этому давно, на самом деле, - Вириенна поняла насколько все далеко зашло и оцепенела. Это чувство прервало все размышления и внутренние монологи. Эта вскрывшаяся истина ее пугала еще больше. Шутка ли бояться самого факта страха и собственных опасений? Северянка очень долгое время была одна. Она почти всю свою жизнь заботилась только о себе и ни о ком больше. Всегда ей было так легко, потому что она не боялась отдачи, осознавая что справится со всем сама. Сама по себе Вириенна не опасалась, что ее действия ударят по ней и быть может даже приведут к смерти... смерти она не боялась, в последнее время даже искала ее, разочаровавшись во всем и не находя силы перевернуть страницу, начиная что-то новое. но вот сейчас ее неосторожные слова могли сказаться не на ней, что все осложняло. Инстинкты в первую очередь заставляли ее думать о ребенке, который был в сущности не при чем. Лишиться Сейдомара ей тоже не хотелось, - он был тем кто заставил ее жить и начать уже в какой раз новую жизнь на новом месте. Она не хотела его смерти, зная, что его положение и желания совсем иные.
- Любовь и подобные ей узы делают слабым. – Вымолвила она, подытоживая свои выводы и проглатывая словно бы застрявший в горле комок. – Мне не нравится себя такой ощущать.
Она была откровенна. Вероятно, сейчас он мог увидеть то, что пряталось под многими масками, которые она с легкостью носила, отгораживаясь от окружающего мира. Хотя бы кусочек того, который должен был вскоре вновь быть спрятан надежно и глубоко.
- Это не заученные фразы, исполненные пафосом, в данный момент. Дело в беспокойстве. – Она словно бы с трудом сейчас из себя выдавливала это откровение. – Мне есть за кого беспокоиться и это меня пугает. А если проблемы возникнут у моего покровителя, то это скажется на мне и моем сыне. Как ты понимаешь, мне бы этого не хотелось.
Вириенна хотела бы сказать еще много чего, но пыталась утрясти мысли в голове.
- Ты прав, отстраняясь от меня. – Вдруг продолжила она, после непродолжительного молчания. – Очень разумно с точки зрения положения и опасности для него. Очень разумно, и если бы ты меня хорошо знал. Я понимаю. Я испытываю к тебе определенную симпатию, но слишком связана обстоятельствами. Я не могу позволить себе полагаться на первого встречного, - в моем случае это опасно, - тебе ведь не сложно об этом подумать. Я сожалею лишь о том, что была откровенна, лучше было бы солгать обо всем, но по моим убеждениям любые серьезные взаимоотношения строятся на доверии и принятии. Не на том, кто за кого прыгнет с моста быстрее, а на том, чтобы беречь от прыжка и думать об интересах обоих. С этой стороны я сейчас все делаю правильно. Кроме того, моя откровенность – моя ошибка, она подставила и тебя под удар. Сейчас я ищу причины не следовать самому быстрому и легкому выходу из всех возможных. Это непросто, когда именно откровенность и создала проблемы.
Если задуматься, то Вириенна была не менее одинока, чем ощущал себя Ксандор. Только дело было в том, что она не могла себе позволить иметь друзей. В данной конкретной ситуации любая связь для нее была опасной. По крайней мере, связь с кем-то вроде Ксандора. Внутренний же мир ее и вовсе находился в смятении. Сейчас она казалась себе такой глупой... до невозможности. Говорить о чем-то подобном, изливать опасения и чувства... это было для нее слишком непривычно. Цель у нее была одна: увериться, что ей ничего не будет угрожать.
- Я хочу сказать, что выбирая между сыном и тобой, я выберу сына. Мне неудобно и страшно, что не могу выбрать себя, но уж как есть. Одного ребенка мне довелось потерять. В остальном...Все, что ты говоришь, это категоричные черно-белые умозаключения, присущие в основном молодняку. Жизнь, она сложная штука, Ксандор вар Лорехейд. Гораздо сложнее, и ты об этом знаешь.
Она набрала в грудь воздуха и выдохнула, вновь взглянув на мужчину.
- Пожалуйста, не усложняй все. Просто заверь меня, что я могу рассчитывать на то, что моя тайна останется между нами. Мне действительно сложно полагаться на слово того, кто так быстро меняет решение, но я ищу выход тогда, когда могла бы воспользоваться однозначным способом отвести опасность от меня и сына. Нас определяют не слова. Намерения, поступки, решения... Даже самая последняя шлюха может внезапно влюбиться по-настоящему. Нет ничего категоричного. И я очень рада, что ты хотя бы начал анализировать происходящее.
Казалось, последнее было сказано теплее.

+1

34

[indent=1,0]Что мог ответить Ксандор на услышанные слова? Он был в корне не согласен с Вириенной, оттого пропасть, которая начала разрастаться, казалась ещё больше. Но он понимал, что не может навязывать собственные убеждения и предрассудки, не может заставить кого-то смотреть на мир своими глазами, видеть правильность в том, в чём иные видят лишь глупость, слабость, бессмысленность. Было горько на душе от того, что собеседница графа думала также, иначе, нежели он сам.
[indent=1,0]- Любовь и привязанность не делают тебя слабой. Многие думают, что сила приходит тогда, когда лишаешься слабостей, многие получают силу, используя слабости других, но я считаю, что настоящая сила приходит лишь тогда, когда ты сам переступаешь через собственные слабости. Силён тот, кому есть что терять, кому есть за что бороться. Мне искренне жаль тебя, если ты считаешь мои убеждения глупыми.
[indent=1,0]Граф слабо покачал головой, не скрывая своего разочарования. Он не смотрел на мир в чёрно-белых тонах, но ясно различал правильное от неправильного. Жизнь заставляла его не раз переступать черту, которую он мысленно провёл, но это не делало его слабым. Признавая свои ошибки, воздерживаясь от их повторения, он ощущал, что становится сильнее. Но тем не менее, сейчас Ксандор чувствовал себя уязвимым, но не от того, что он боялся чего-то, не из-за того, что он испытывал привязанность и готовность прыгнуть в огонь ради тех, кто ему был дорог, а из-за того, что рядом с ним не было верных и близких людей. Как бы он ни любил своих сестёр и мать, они всё равно холодны к нему и он не может почувствовать в них опоры.
[indent=1,0]Вмиг его мысли переключились на другие, не менее значимые слова Вириенны. О сыне. Понимая, что где-то рядом растёт молодой волколак, Ксандор почувствовал тревогу. Почему же раньше он не придавал этому значение? Пускай он и не был уверен, как именно распространяется волколачество, но в том, что ребёнок также будет чудовищем, если уже им не стал, сомнений не было. Иначе бы Вириенна не испытывала страх за его безопасность. Что же может начаться, когда волчонок достигнет зрелости? Лейтенант и представить не мог. Он думал лишь об одном, как ко всему этому причастен Сейдомар. Спросить прямо он не мог, равно как и начать расследование. Быть может Дэйдрэ сможет прояснить всё в своё время, но не стоит забывать и о том, что будущая графиня Лорехейд сама может быть волколаком. От подобных мыслей граф заметно побледнел, почувствовав охватывающее его беспокойство и злость.
[indent=1,0]- Я не стану тебе ничего обещать, - твёрдо сказал он металлическим голосом. - Равно как и ты не станешь обещать мне, что не будет никаких происшествий. Как ты сама сказала - мне есть о ком беспокоится. Если ко мне придут и начнут расспрашивать насчёт тебя, я не стану ничего укрывать, расскажу им всё, даже свои предположения. Я обещал избавить тебя от внимания Капитула, но укрывать от империи я не стану. И не только потому, что я могу лишиться всего, нет... Я, прежде всего, - солдат. И я не смогу поступить иначе. Ты бы тоже не поступила.
[indent=1,0]Ксандор встал из-за стола, оставив рядом со своей, практически не тронутой порцией, оплату.
[indent=1,0]- Наверное, тебе стоило оставить меня умирать в Назаире. Ведь сейчас ни ты, ни твой покровитель, уже не сможете убрать меня. Я могу в этом вас заверить. Также как могу заверить в том, что не стану выдавать ни твоих секретов, ни секретов Сейдомара аэп Роэльса, пока империя не нацелится на вас. Или, пока вы не навредите ей.
[indent=1,0]Посмотрев в неестественно голубые глаза Вириенны, Ксандор невольно вспомнил волколака, с которым столкнулся на улицах Ковира. И отметил про себя, что сегодня же отправит письмо мастерам в Виродело с заказом на изготовление дюжины наконечников для пик, несколько десятков наконечников для болтов, а также полуторный меч, с серебряными остриями.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/TwI2f.png[/ava]

+3

35

Они были очень разными эти два существа: Ксандор и Вириенна. Из этого могли бы получиться очень интересные взаимоотношения, которые могли бы подтолкнуть к развитию обоих, но не получились. Вириенна об этом чуть-чуть сожалела, больше понимая что ей придется сделать то, чего она делать не хотела.
- Нет, Ксандор. Я бы очень хотела верить в то, что ты говоришь о силе, но… посмотри на меня? Когда я была одна, я могла свернуть горы и позволить себе рисковать больше, чем могу позволить теперь. Да, черт возьми, я никогда никого так не уговаривала принять лучшее для обоюдной безопасности решение. Сегодня я слегка приоткрыла душу и сделала предложение, какими просто так не разбрасываюсь, а ты плюнул на это предложение, посмеявшись над глупой расчувствовавшейся бестией. И ты совершенно прав, я не вызываю должного опасения. Никто никогда не ломался как ты сейчас, да так, чтобы я спустила это просто так. Потому что я не так сильна, как раньше. Это отвратительное ощущение.
Она будет помнить об этом. Вероятно, сам того не понимая, Ксандор вместо того, чтобы помогать миру ее исправить, подтолкнул волколачку обратно.
- Я не трону никого, пока никто не трогает меня. Тебе и мне есть кого терять. Ни на один вопрос ты не дал полного ответа, браво. – «Ты практически выкопал себе могилу зачем-то».Я хочу знать к кому ты обратишься за помощью в вопросе чародеев. И, возможно, подумаю о том, чтобы уехать отсюда, пока все не зашло слишком далеко. Твои игры скорее всего погубят твоего благодетеля. Ты становишься почти как я, убирая с доски все, что мешает или бросает тень, не задумываясь ни о чем кроме трезвого расчета.
И все-таки, ей было грустно от сложившейся ситуации.
Комментировать как-либо то, что он сказал о сложности своего устранения, Вириенна не стала. Если Ксандор хотел в это верить – пусть верит и будет более расслаблен, чем мог бы. На его месте Вириенна бы задумалась о том, что желающий его смерти убийца бы молчал об этом. Что ж, никто не идеален.
Ожидая ответа, оборотень огляделась, выискивая взглядом того нильфгаардца, что их покинул ранее. Она заметила что  Ксандор оставил плату, но это показалось ей забавным. Тот нильфгаардец нравился ему.
- Надеюсь, твой следующий друг не закажет еды за твой счет в якобы извинение, исчезнув и заставив тебя платить. Не сказала бы, что это хорошее начало дружбы.
Взор оборотницы нашел искомую светлую макушку, беседовавшую с темноволосым мужчиной. Ей показалось, что она столкнулась в проходе именно с ним и он ей не нравился тоже, у него была какая-то нехорошая аура. С Ксандором же оставалось только договориться о сохранности секрета и разойтись по своим делам.

+3

36

[indent=1,0]Чем больше говорила Вириенна, тем меньше Ксандор понимал её. Похоже, волчица считала невероятным шагом, рассказав ему о том, что опасается за судьбу своего ребёнка и чувствует себя уязвимой. Для самого же графа в этом не было ничего удивительного или необычного. Судя по словам девицы, она сделала какое-то предложение, которое походит по своей важности на союз двух вечно конфликтующих держав, признание чего вызвало у нильфгаардца лишь недоумение. Если она имела в виду "дружбу", подразумевающую обоюдовыгодные отношения, то Ксандор лишь усмехнулся в мыслях. Простой разговор перешёл в совсем неожиданное русло, стоило ей лишь намекнуть, что графу лучше не стоять на пути планов волколачки. О какой дружбе вообще может заходить речь, если подразумевалось, что Вириенна попытается убрать Ксандора, как препятствие, стоит ему сделать что-то не то. А теперь она строила из себя жертву, делая виноватым его самого. Внутри лейтенанта закипала злость. Ему хотелось прямо сейчас смерить волчицу взглядом и молча уйти, оставив её наедине со своими волнениями и напускной трагедией.
[indent=1,0]- Это моё личное дело, к кому и с какими вопросами я буду обращаться, - холодно ответил граф, прекрасно, тем не менее, понимая, что Вириенна беспокоится о том, чтобы какой чародей не выудил из мыслей Ксандора её тайну. - Но тебе не стоит беспокоится. Твою тайну никто не узнает, пока ты сама её не раскроешь. Это единственное, что тебя волнует и единственное, что я могу тебе гарантировать.
[indent=1,0]Ксандору весьма и весьма не понравилось то, как девица сравнила себя и его, сказав, что граф убирает то, что ему мешает. Это было в корне неверно. Иначе бы он избавился первым делом от всех договорённостей с Сейдомаром аэп Роэльсом, а её саму тут же сдал властям Нильфгаарда. За всем этим конфликтом Ксандор и позабыл, что прибыл сюда не только с Вириенной. Но сейчас, вы данный момент, меньше всего его волновало, что нильфгаардский солдат, которого он встретил пару часов назад и о котором не знал ровным счётом ничего, ушёл к другому столику и оставил оплату на тех, перед кем собирался извиниться, угостив обедом.
[indent=1,0]- На что ты рассчитывала, позволяя Сейдомару аэп Роэльсу забрать меня в столицу? - полностью игнорируя последние слова Вириенны, спросил граф. - Что я стану его верным псом? Что буду сидеть, как мышь и ждать любого его приказа? Ты с самого начала должна была понимать, что я знаю больше, чем тебе хотелось. Так на что же ты рассчитывала? В прочем, это уже не важно. Я выполню свои обязательства перед твоим покровителем, гарантирую тебе сохранение твоей тайны. Я и понятия не имею про какие "игры" ты говоришь, но к человеку твоих взглядов я не могу испытывать доверия. Будь я хоть сколько такой, как ты говоришь, я бы не поставил бы тебя в известность, - Ксандор протяжно выдохнул, пытаясь взять себя в руки. - Как я и говорил, я не стану помехой тебе и твоему покровителю, но и не позволю встревать в мои дела. Пускай для тебя это и будут пустые слова, но тебе не о чем беспокоиться. Думаю, на этом наш разговор окончен. Мне больше нечего сказать, а повторять одно и тоже снова у меня нет никакого желания.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/TwI2f.png[/ava]

+1

37

Северянка прикрыла глаза, слушая все эти заявления и делая свой вывод:
- Что ж, видно и здесь я не достойна истины. Обидно.
Вириенна позволила себе последнее проявление чувств, и, в отличие от Ксандора вар Лорехейда, была совершенно спокойна не понимая отчего тот так завелся. Странные они, эти нильфгаардцы, хотя я Сейдомаром ей было намного проще, несмотря на сложность ситуации и доверия. Там, в тех отношениях, было совершенно понятным что и зачем делается, а значит и спокойствие преобладало.
- Я рассчитывала на то, что помогаю приятелю. Человеку, который способен меня принять такой, какая я есть, которому нужна моя откровенность, а не ложь, и который не станет говорить о друге, а потом забирать свои слова обратно. Для меня близкие отношения это правда, какой бы нелицеприятной она ни была. Тебе же на самом деле было не важно все остальное, кроме того, чтобы я давала тебе искомую тобой картинку. Этот случай дал мне повод думать именно так. Подумай над этим на досуге. Что же касается доверия, то люди изменчивы. Мне гораздо проще задать честные и открытые условия, чем доверять безоглядно, а потом получить точный удар в спину, дав изучить все слабые места. Считай это доброжелательным напутствием. Я благодарна за данное слово. Впредь я не позволю себе никакой фамильярности в общении с вами, граф. Прошу извинений за былое и за то, что разочаровала вас, уважаемый господин.
Вириенна улыбнулась. Очень приятно и очень неестественно, если понимать то, что она ощущала. Она вновь нацепила на себя тот крепкий и надежный щит, которым пользовалась всегда. Она будто бы не имела чувств, пытаясь мысленно заставить себя в это верить. И конечно через минуту все будет хорошо, день снова станет обычным, а к Ксандору вар Лорехейду она убедит себя впредь относиться как ко всем, кто окружал ее на улице - безучастно.
Вириенна склонила голову в заученном ничего не значащем поклоне, теряя индивидуальность и заинтересованность, и собрала свои вещи.
- Хорошего дня, Ваша Светлость. Я более не имею никакого права претендовать на ваше время.
Она даже не стремилась уйти первой и как бы хлопнуть дверью, постепенно становясь безучастной.

+1

38

[indent=1,0]Всё больше убеждался Ксандор в том, что волколачка совершенно не понимает его, равно как и в том, что ему не дано понять её. Разговор, начинавшийся так невинно, перерос не весть во что, а день, который казался спокойным и безмятежным оставил за собой горький осадок. Каждый остался при своём мнении, по-своему разочаровавшись друг в друге. Ксандор, почувствовав себя наивным глупцом, принял оборонительную стойку, желая оградиться от того, во что эта наивность может втянет его самого и тех, кто всё же был дорог его сердцу. Доверять малознакомой женщине, имеющей свои личные умыслы, ищущую выгоду в своих действиях и открыто это признающуюю... Такого граф позволить себе не мог. Также, как и не мог поверить в благие намерения.
[indent=1,0]Он ничего не ответил Вириенне, просто пройдя мимо и закрыв за собой дверь таверны. Но не потому что ощущал своё превосходство или общество волколачки было ему неприятно. Скорее, он боялся, что временный порыв пройдёт и он изменит своё решение, проявив слабость перед тем, кому этого показывать точно не стоит. Ему определённо будет о чём подумать на досуге. Теперь стоит пересмотреть все договорённости с Сейдомаром, начать искать направления, которые помогут роду Лорехейд выйти из игры аэп Роэльса, завести новые знакомства, завериться поддержкой иных домов. Сейдомар не нравился Ксандору, его образ мышления был очень схож с тем, о чём говорила Вириенна. Граф Лорехейд не собирался портить свои отношения с Роэльсом, но кто знает в каких отношениях он находится с бестией из севера, а та, Ксандор был в этом уверен, не будет просто сидеть и ждать во что вытечет их сегодняшний разговор. Прежде всего, решил Лорехейд, ему необходимо узнать хоть что-то о той, которую собираются выжать ему в жёны. Неведение однозначно пугало его, но вместе с тем, страх выглядеть в глазах молодой девушки тираном, супружество с которым поставит крест на её жизни, терзало сердце Ксандора нисколько не слабее. Но теперь всё стало куда сложнее. На Вириенну впредь нельзя было полагаться и стоило быть осторожнее. Ведь даже в родных краях он не мог чувствовать себя в безопасности. Этот день прекрасно дал понять эту горькую истину.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/TwI2f.png[/ava]

+1

39

Вириенна совсем не была похожей на его приятеля из Новиграда. Она открыто признавала все свои темные стороны, даже призывая Ксандора смотреть на нее критичнее и не доверять безусловно, и стремилась оповестить своего предполагаемого приятеля о том, что может стать опасным и повлечь какие-то проблемы, или наоборот стать неоценимым приобретением. Для нее это было естественным. Не сорвись сейчас граф вар Лорехейд в свои принципы и не гребя под свою гребенку, принимая плута за плута, который ему симпатизирует, и не стремясь сделать его другим, граф получил бы полезного друга, который словами уже говорил о своем небезразличии и желании действовать в обоюдных интересах.
Разница между Эдмондом и Вириенной все таки была. Открыто что-то пообещав, Вириенна бы как минимум считала должным предупредить друга о том, что ему что-то угрожает, и заботилась бы о том, чтобы ее игры не затронули человека, который был в круге редких приближенных. Это не казалось знакомых и пустых обещаний, но вот людей, которых она воспринимала серьезно… Однако, граф ее испугал и оттолкнул. И это даже если опустить то, что она женщина. Будь она дворянкой, Ренна бы заявила об оскорблении своих чувств. Но в ее положении, она просто перестала пытаться склеить то, что разваливалось на куски, и попытаться отстраниться. Лучше, конечно, было бы действовать сразу, дав лживое обещание никого не трогать лицу, которое более не было ее другом, пусть пока воспринимать все так она не была готова. Но сразу же она подумала и о том, что может ошибаться. Единственное, что она точно знала, так это то, что ей пора домой. Туда, где ей все гораздо понятнее. Где ее стая, в которую Ксандор входить не захотел. И там, дома, она уже не будет скрывать ничего. Если сначала она хотела уберечь Ксандора от возможной недоброй реакции Сейдомара, то сейчас она разумом понимала, что этот разговор показал ей ошибочность ее восприятия. Прежде всего тот, кто был ей верным союзником, должен был знать все. И теперь уже он будет решать как поступать с Ксандором и стоит ли вообще это того.
Следующим умозаключением, к которому пришла Вириенна, было то, что ей нужно заняться поисками способа избавиться от проклятия для Сейдомара. Нет, она не могла уехать и оставить аэп Роэльса в его положении. Единственное, что она могла сейчас, это подумать, куда деть своего дитеныша, пока все не уляжется. Возможно, Вириенне действительно придется в будущем исчезнуть, чтобы не создавать трудности и вырастить сына, но только после того, как ей удастся решить проблему с графом аэп Роэльсом и перестать быть полезной. Да и помимо того… она не хотела оставлять его без присмотре и самоконтроля на верную смерть. Он понимал ее и стал близок. Ксандор лишний раз доказал насколько, а так же показал кого стоит держаться.
С этими мыслями волколачка покинула таверну, на выходе из нее теряя след Ксандора. Все еще успеется.

Конец эпизода

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Неразумно опасаться того, что неизбежно