1. Полное имя:
Нитраль.

2. Возраст | Дата рождения:
120 лет.
Родился во второй половине месяца Велен в 1145 году.
Видимый возраст варьируется от двадцати пяти до тридцати с небольшим – в зависимости, из какого мира и переделки вывалился, и в каком состоянии и настроении находится.

3. Раса:
Эльф Aen Elle.

4. Род занятий:
Всадник Дикой охоты из числа приближенных Эредина, палач.

5. Внешность:
Как и все Aen Elle высок. Крепкого телосложения. Из отличительных признаков – рыжие волосы, часто собранные в косу или хвост, и светло-карие, с янтарным оттенком глаза.
Для чистокровного иномирного эльфа черты лица грубоваты, в мире Aen Seidhe может сойти за человека - пока не заговорит и не выдаст себя акцентом и истинно эльфскими взглядами на расы и их место в мире.
На спине переходящая на плечи и предплечья татуировка, не магическая.
На левой щеке и переносице давно зажившие шрамы.
До зубовного скрежета не любит устрашающе-боевое облачение Дикой охоты, превращающее даже опытного воина в медлительную железку. Использует его, только лишь когда Эредин вместо призрачной кавалькады решает лично прокатиться по чужому миру и навести на дхойне страха, в остальных случаях предпочитает экипировку попроще, поудобнее и полегче.
Говорит мало, редко повышает голос. Выражение лица чаще всего бесстрастное - не потому что хорошо держит выражение лица, а оттого что эмоциональный хлад обычное для него состояние. Но если все-таки вспылит или разозлится - становится как открытая книга.

6. Характер:
Aen Elle в плохом его проявлении. Становлению такого характера поспособствовало многое. Началом стало настойчивое внушение в юные годы, что он, Нитраль, не должен привлекать к себе слишком много внимания и довольствоваться тем, что есть, то есть быть тихим и неприметным книжным червем. Это вызывало непримиримое отторжение у бунтарской натуры эльфа. Сюда же прибавлялось искреннее непонимание, зачем отец загнал сам себя в могилу и там доживает свою жизнь, которая, казалось, давно была ему в тягость.
Решение короля Ауберона сохранить род Арамиля не подлежало сомнению, но не избавляло от чужой неприязни к потомкам предателя. Клеймили позором, конечно, не все, но такое случалось, и Нитраль давно выработал неплохой внутренний щит, чтобы не срываться всякий раз, когда ему напомнят, кто он.
Желание вырваться из навязанной ему судьбы воспитало в нем недюжинное терпение и упрямство. Нитраль готов тратить годы, десятилетия на что-то, что поможет ему сделать еще один шаг вперед. В нем прочно прижился перфекционизм - Нитраль старается развить те умения, где он действительно может хорошо проявить себя, не забывает и о менее успешных направлениях, например, о магии. Вместе с перфекционизмом рука об руку идет хорошо прокачанная самокритичность - так, ответом на вопрос Эредина, чем он может быть полезен Дикой Охоте, стал проверочный поединок с одним из всадников и собственноручно выкованный клинок. И ни слова о магии.
У Нитраля своеобразное и немного фаталистическое отношение к ценности собственной жизни. Он не задумываясь, пожертвует собой, если обстоятельства потребуют этого ради спасения Эредина или других, более ценных чем Нитраль, всадников Дикой охоты. В этом нет эмоциональных порывов, всего лишь оценка с точки зрения пользы для Aen Elle.
Предан Ястребу, потому как тот один из немногих, кто относится к нему, не обращая внимания на призраков прошлого.
К людям всегда относился с безразличием. Рабы всегда были обычной составляющей быта Aen Elle. После гибели Айры отношение к ним резко качнулась в крайне негативную сторону. Он и прежде не страдал угрызениями совести, когда после Дикой охоты оставалась вымороженная деревенька. Теперь в человеческих смертях он находит малую толику удовлетворения.
Кроме ненависти к людям гибель Айры сказалась и на эмоциях эльфа. Он долгие годы успешно и упорно игнорирует здравый смысл и прислушивается к увестистому чувству вины, говорящему, что он должен был предусмотреть, должен был предвидеть. Должен был, но не смог.
На фоне этого отдалился еще больше от немногих приятелей, что у него были: ему не нужны друзья, ему нужна цель и отряд подчиненных, чтобы эту цель выполнить, будь то принести чью-то голову или завоевать для Эредина еще один мир.
Нитраль неплохой стратег и тактик, и при этом начисто лишен амбиций потеснить Имлериха или кого-то из лейтенантов Дикой Охоты. Интриги ему в принципе чужды. Не боится и не избегает ответственности, в том числе за вверенные ему жизни всадников. Напротив, приложит максимум усилий, чтобы вернулись все.

7. Цели:
…совпадают с целями Эредина: светлое будущее Aen Elle любой ценой, исследование и завоевание новых миров.

8. История персонажа:
Потомок восставшего против Эредина всадника Дикой охоты. Нитраль с самого детства знал, что в истории его рода пару колен назад затесалось большое черное пятно по имени Арамиль, который не то успешно спрятался, не то все-таки сдох в другом мире. Еще для него не было секретом, что Арамиль был носителем гена Старшей крови, и что только по этой причине их род не вырезали, как только Арамиль сбежал из мира Aen Elle. К счастью или к сожалению, ни отец Нитраля, Кетлас, ни он сам не унаследовали этот ген.

К чести Кетласа он существенно облегчил жизнь себе и особенно Нитралю - за свою жизнь он ни словом не обмолвился, что Эредин задумал что-то не то, а Арамиль пострадал за благое дело. Для Нитраля история сородича была простой и короткой “Жил. Взбунтовался. Умер. Конец”. Про Арамиля вообще старались не вспоминать без веских причин, а таковых обычно не находилось. На все попытки потыкать на родственное древо Нитраль давно научился реагировать совершенно спокойно. До тех пор, пока не пытались назвать предателем его. Тогда развязка была разной: от строгого выговора до ночевки в камере.

Отец Нитралю запомнился очень тихим и спокойным ученым. Иногда он видел, что тот ждет чего-то. Когда повзрослел и узнал историю Арамиля целиком, стал понимать отца лучше. Но никто не приходил, ничего не забирал, не торопился отправлять в заключение или на казнь. Кетлас обучил своего сына всему, что должен знать потомок знатного, пусть и запятнанного рода, а вот ненавязчивая попытка сделать Нитраля таким же тихим кабинентным червем обратилась решительным поражением.

Жизнь только в четырех стенах претила его характеру, и первым шагом в сторону от навязанной ему судьбы стал побег от книг. Ему всегда хотелось получать видимый результат от своих действий, а то, чем занимался отец, Нитраль не очень почтительно называл "толочь воду в ступе". К его радости, эльфский мастер не развернул его обратно, но устроил проверку терпением. После долгой череды "поди туда, подай это, почисти то", видя, что Нитраль все-таки не сбежал обратно к книжкам, мастер начал рассказывать ему о металлах и их свойствах, о кузнечном деле. Через пару лет доверил сделать простенький нож, а когда Нитраль стал поменьше лажать - постепенно усложнял задачи. Нитраль прошел долгий и непростой путь подмастерья прежде чем достиг определенного умения. Ему действительно нравилось работать в кузнице, но это были те же четыре стены, с той лишь разницей, что Нитраль выбрал их самостоятельно. Справедливо рассудив, что он проклянет себя, если не попытается, Нитраль выразил желание примкнуть к войску тогда еще короля Ауберона, но под командованием Эредина.

Конечно, за ним приглядывали и присматривались, на что способен потомок Арамиля, не унаследовавший ген Старшей крови. Потребовался не один десяток лет, чтобы Эредин принял его в Дикую Охоту. Нитраль попал в отряд эльфской чародейки Айры. Нитраль ни словом не обмолвился, что магические способности не обошли его стороной, но проходили где-то настолько далеко, что не стоит и упоминать. Так и было, пока его командир не застала неловкий момент, как Нитраль, в очередной раз пытаясь приручить магию. Так Айра стала не только командиром, но и наставником в его обучении. Еще через десять лет Нитралю дали в подчинение собственный отряд.

А потом случился Скеллиге, Пещера Снов, куда волей случая занесло двух Aen Elle, и оказавшиеся не слишком верными люди. В родной мир вернулся только один, а жители окрестных земель еще долго вспоминали, как Фрейя отвернулась от одной деревушки, и злые силы Морхёгга пришли туда. Конечно, не было никакого Морхёгга, были только два эльфа из другого мира, пытавшиеся продать свою жизнь подороже. Одному удалось.
После этого получил еще одно, показавшееся многим сомнительное назначение - стал еще и палачом. Мир Aen Elle ничем не отличается от других, всегда найдутся те, кто сложит голову на плаху или станет главный действующим лицом показательной казни.

9. Навыки и умения:
Магические:
- Простейшие боевые заклинания, такие как файербол (на уровне ведьмачьего знака);
- Базовые же заклинания защитной магии, как, например, защитный покров-щит.

Боевые:
- Умело обращается с холодным оружием, специализируется на двуручной секире и одноручных мечах;
- Хорошая физическая подготовка, выносливость. Высокий болевой порог, стойкость;
- Верховая езда и умение сражаться верхом.

Бытовые:
- Кузнец, достиг определённых успехов в создании оружия, и продолжает потихоньку развиваться дальше;
- Разбирается в травах, знает как приготовить различные отвары и настойки, в частности укрепляющие и ускоряющие заживление ран;
- Начитан, образован, грамотен. Владеет языком aen Seidhe.

10. Слабые стороны:
Боевые:
- Уязвим для магии и дальних атак;
- При необходимости сражаться в тяжёлых доспехах, дающих защиту получше, теряет в маневренности;
- Хилый магический талант - знает только простые заклинания, скромный запас силы.

Личностные:
- Плохо контролирует себя, когда крайне разозлен;
- Честность (по мнению самого эльфа, ибо порой доставляет неудобства);
- Временами присутствует безрассудство - склонен рисковать там, где это не требуется.

11. Имущество:
Жилье с кузницей.
Двуручная секира и пара собственноручных сделанных клинков.

Об игроке:
1. Планы на персонажа: попутешествовать по другим мирам, продегустировать национальные напитки, огрести в других мирах, поближе посмотреть на Aen Seidhe, поспособствовать укреплению веры в Белый Хлад, привезти новых рабов Эредину вместо сувениров.
2. Связь: ICQ, Skype

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром: книги + пара комиксов + две последние игры.
4. Как Вы нас нашли?: ЛиЛ.

Пробный пост:

+

Молва несла, что белая дева появляется в ночь полнолуния на острове Ард Скеллиг в разоренной деревушке неподалеку от Пещеры Снов, под дланью Ледяного гиганта. Вокруг поселения вот уже почти три десятилетия ходили недобрые слухи – будто ночью гиблые силы Морхёгга пришли туда, и в один миг каждая живая душа обратилась в лед.
А дальше на землю Скеллиге не пустила их белая дева. Говорили, что сама Фрейя дала ей сил, чтобы изгнать призраков и демонов Морхёгга обратно в мир Хаоса. На выщербленном камне возле потемневшего изваяния богини в дар оставляли цветные ленты, кинжал или обычный цветок. Просили сил и стойкости: в сражении или перед испытанием, а она была щедра к храбрым сердцем и безжалостна к врагам северного народа.
Старая легенда, где, как и бывает во вскормленных чужой верой историях о добре и зле, правды было немногим больше, чем в россказнях выпрашивающего монету бродяги, случайно настигла эльфа. И несмотря на то, что рассудок упорно твердил, что это всего лишь человеческая сказка, она задела за душу. Слишком много в ней было знакомого, слишком долго что-то из этого продолжало жить внутри, не желая отступать перед силой времени.
В разоренную деревню Нитраль пришел за полчаса до полуночи. Лишенная хозяйской руки, заросшая кустарником и молодыми деревцами, с покосившимися, прогнившими хатами она ничем не напоминала обледенелый край, будто вырванный из мира, где властвовал Белый хлад.
Память накатила тяжелой волной. Она могла подводить, но эльфу запомнилось, что идея посмотреть на пещеру снов пришла в голову Айре. Северяне, они везде искали повод проявить свою отвагу. Одной из попыток проявить свою мужественность была дорога через пещеру снов, чтобы посмотреть в лицо своих страхам. Обладай это место чудодейственной силой, Нитралю не нужно было лезть в темное нутро пещеры, чтобы знать, чего он боится.
Айра настаивала, что нужно пойти. И сделать все по правилам – пригубить из фляги настойки, что пили северяне, прежде чем идти сражаться с собственными страхами. Какое-то время пещера была обычной пещерой: с заползающей под одежду сыростью и гулкими сводами, перешептывающимися меж собой гулким эхом.
Потом что-то изменилось. Слишком быстро и ярко, что замечание Нитраля о качестве настойки и темных развлечениях северян так и осталось невысказанным. Со стороны эльф увидел себя. В чужом мире. Вместо каменных сводов – выжженная солнцем, иссохшая земля. Призрачный Нитраль сражался с тварью не из этого мира, но окончание схватки ему не удалось увидеть – темным пологом перед ним выросла чернота, уводя в сторону от чародейки и ее видения.
В этом месте все было слишком странно. Нитраль мог сколько угодно говорить, что видения – всего лишь последствия настойки, но мягко оттолкнувшая его в сторону, ставшая осязаемой темнота вынуждала его отступить. Пещера снов вела его по каменному коридору, в какой-то момент показавшемуся бесконечным. Ни видений, ни оживших страхов – только смутное беспокойство за Айру. Еще через некоторое время он увидел впереди ее силуэт. Улыбнулся. Она всегда была сильной. Чародейка в составе Дикой Охоты, в какой-то момент ставшая кем-то намного более близким, чем командир и учитель.
Когда он ее позвал, увидел, что ошибся – пещера все-таки наслала на него морок. Призрачная Айра повернулась к нему. Острие полупрозрачного, хорошо знакомого клинка уперлось в грудь. Взгляд чародейки ожег его ненавистью, и видение рассыпалось, не принеся никакого смысла, но зародив тревогу. Когда Нитраль, наконец, выбрался из пещеры, увидел всполохи молний. Им вторили раскаты грома.
У эльфов аэн элле всегда были люди, кому они оставляли свободу и кого они ставили чуть выше рабов в собственном мире. Они становились источниками информации, выгодных связей и иногда – проблем. Сейчас уже никто не скажет, как человеческие маги вышли на них, и кто из скеллигских полурабов выдал их. К моменту, когда Нитраль добрался до эпицентра бури, его ослепило вспышкой, а потом наступила гулкая тишина. Холод он почувствовал не сразу – когда ступил на промерзлую, покрытую снегом землю. Все так и осталось, как в момент выброса силы чародейки – заиндевелые дома, застывшие люди.
Момент сражения, пойманный ледяным пленом.
Слишком хорошо он помнил, что тогда почувствовал. Помнил, как в бессильной, горькой ярости швырнул огненным сгустком в деревянного идола, а тот даже не покачнулся, равнодушный к чужому горю.
Вспорхнувшая ночная птица вырвала Нитраля из силков прошлого. Не нужно было снова приходить сюда. Эльф посмотрел на залитый лунным светом камень с дарами и вздрогнул – белая дева из легенд стояла возле статуи Фрейи. Острие призрачного меча целило в грудь эльфа из другого мира. Светлые глаза горели холодной ненавистью.

Отредактировано Нитраль (2018-02-14 18:45:53)