Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Лев и агнец


Лев и агнец

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: июль 1254 г.
Место: Город Золотых Башен. Особняк фамилии вар Хылярд.
Действующие лица: Кхайр аэп Лион, Деррит аэп Лион
Описание: В жизни братьев однажды настаёт момент, когда вся накопившаяся друг на друга злоба высвобождается по совершенно нелепой причине.
Но разве в семнадцать лет брошенная возлюбленной перчатка может считать плохой причиной для кровопролития?

+1

2

Это был жаркий и назойливый июль.
Погода, что и без того назойливо нагнетала, в городе Золотых Башен казалась особенной. Но город жил. Существовал. Люди постоянно замечали, что этот июль выдался излишне жарким, душным и совершенно не дождливым. Даже для Юга такая погода казалась диковинной.
Но город жил.
Люди обеспечивали то оживление, что творилось вокруг. Торговые площади были забиты покупателями и торговцами, площади, где продажа любых мелочей была под запретом, наполнялись жизнью и увеселительными настроениями – всюду пели барды, в воздухе витало удивительное настроение покоя. Кто-то бежал по делам, кто-то гадко ругался, пересматривая пергаменты с цифрами около нильфгаардского банка, а некоторые бесцельно гуляли по улицам, шествуя в гордом одиночестве или в компании с друзьями, семьями.
Но были и те, кто предпочитал прятаться по домам. Возможно, от скуки, возможно, от нежелания ощущать спертого и горячего воздуха, который в домах казался не столь проблематичным. Но некоторые, вне сомнений, находились в родных домах исключительно потому, что этого требовали важные планы. Именно таким местом, где сегодня собиралось немногие, оказался особняк вар Хылярд. Семейства весьма громкого, знаменитого и вне сомнений, статного. В столь жаркий июльский день отец семейства планировал найти для младшей и любимой дочери достойную партию, точнее убедиться в том, что найденная партия была достойной. Возможно, аэп Лионы не славились уж больно великими делами, на считались семьей достойной для таких союзов. И конечно же, у Бельтана было два сына, что пока еще крутились в мальчишках.
Расти нужно было всем.
Правда, не все хотели таких многострадальных изменений.
Младшая дочь вар Хылярда не выглядела грустной в этот день. Наоборот, молодая и весьма очаровательная особа низкого роста, сияла. Её нарядили в лучшее платье, которое отец любезно заказал дочери у самых знаменитых портных города. Но разве требовалось какой-то тряпке придать большую красоту юной и не без того удивительно красочной особе? Айна вар Хылярд, была красивой. Низенькая, худенькая, очень нежная и скромная. Чертами лица она пошла в свою мать, наследую лишь самые притягательные мелочи: аккуратный маленький носик, самую малость притупленный на кончике, большие кукольные глаза, пышные ресницы, тонкие брови и пухлые губы, которые девушка любила поджимать, когда задумывалась.
Ты же готова, воробушек?
Заботливый отец всегда переживал за младшую дочь.
И она тонко чувствовала эти переживания, спеша взять отца за руку, да улыбнувшись.
Конечно! Это волнительно… но… кое-кто мне очень нравится.
Серьезно? – вар Хылярд удивленно вскинул брови, борясь со жгучей ревностью. – И кто же?
А это я тебе расскажу потом, хорошо? Маленький секрет. Ты и сам узнаешь.

***

Отец, вот… вот зачем, зачем мне тащиться туда? А?
Сонный и ленивый. Усталый и до сих пор не понимающий смысла всех выездов для знакомства с дамами, Деррит никак не хотел подниматься с кровати. Его удручало само осознание того, что в свободный от всех дел день приходится вылезать из дома, тащиться по удушливой жаре, наряжаться, вести себя культурно и мило только с целью понравиться какой-то там младшей дочери какого-то там знатного мужика.
Чтобы ты взялся за ум, бестолковый.
Деррит застонал. Лениво, показательно! Он хотел выделить особенность того злого умысла, который решил воплотить в жизнь отец. Благо, что страдал Деррит не один.
– Она милая и очаровательная, да?
К моему сожалению – да. И к твоему счастью.
Аэп Лион, который далеко не был главой семьи и до сих пор наслаждался мягкостью кровати, замахал руками. Знал он, как отец грозился найти ему партию такую, чтоб она его и приструнить могла и успокоить. Но и Деррит знал то, что отец так никогда не поступит. Все-таки должна быть присуща любовь родителям к своим детям, верно?
Деррит свято верил в это. Иногда.
Но право дело, требовалось время. Услышав хлопок двери, он наконец-то собрался с мыслями, откинул покрывало, что лениво сползло на пол. Оказываясь на ногах, юноша отер лицо, сладко зевнул и потянулся к вещам, которые заблаговременно были приготовлены для столь «значимого мероприятия». Радовало то, что с ним тащился и Кхайр.
«Вот пусть Кхайра и отдают в такие руки», борясь с рубахой и камзолом, лениво отметил Деррит, наконец-то покидая комнату с целью воссоединения почти полного семейного круга, собравшегося к выезду в чужой дом.

***

Нервничаешь, мелочь? – ехидно улыбаясь, Деррит подтолкнул брата.
Их встретили воистину со всеми мелочами, которые требовались в таких мероприятиях. Слуги, гости, семейный круг. Правда, если аэп Лионов было маловато, то и вар Хылярдов не насчитывалось в полной мере. Исключая ту самую жемчужинку, которой отец семейства позволил задержаться.
Правильно, потому что милые дамы заставляют тебя терять дар речи, да? – юноша самодовольно ухмыльнулся, тут же разыгрывая диалог, который обязательно должен был сложиться между Кхайром и миловидной Айной. Деррит так и видел, как это будет! Но низкокачественные актерские игры и постройка диалога прервалась, стоило отцу влепить среднему сыну по затылку раскрытой ладонью, пока приглашающее семейство отвлеклось. Деррит же в свою очередь нахмурился, потер затылок и в конце концов отстал от младшего. Им дали время передохнуть, дали время пообщаться с гостями. Маленькое знакомство жениха и невесты было немного не типичным, где отцы договаривались между собой, а по итогу решения приходили к общему мнению. Вар Хылярд любил младшую дочь и не мог себе позволить такого расточительства.
Он присматривался к сыновьям аэп Лиона, пока еще не замечая никаких отрицательных качеств.
Но все равно. Нравиться? Нет, это нонсенс.
Не позорьте меня хотя бы сегодня. Оба.
Бельтан аэп Лион оглядел сыновей, выпуская их из-под своего крыла в мир гостей и небольшой встречи. Деррит, спешно отмахиваясь от брата и отца, устремился к гостям, а именно к тем, что собрались милой женской кучкой и о чем-то шептались. Может, и Кхайру бы так повезло, если бы в какой-то момент одиночества (в котором он остался), к нему не подошла Айна. Маленькое сокровище вар Хылярда ловко появилась среди гостей, но она никогда не терпела такие встречи. Ей не нравилось большое скопление людей, однако, у девушки была очень и очень четкая цель. Пусть и стремиться к ней было стыдно. Только почему – девица не понимала.
Шурша шелками, она остановилась около аэп Лиона младшего, сплела пальцы рук и поджала пухлые губы.
Вы ведь Кхайр аэп Лион, правда? – девушка в одно мгновение зашлась румянцем и опустила взгляд.
А совсем неподалеку Деррит приметил наглость брата и нахмурился, все так же продолжая говорить старую и замыленную шутку сестрам маленькой жемчужинки. Сестры смеялись, утирали слезы, но так и не видели того взгляда полного негодования к младшему брату.
Это ведь почти соревнование, верно?

Отредактировано Деррит аэп Лион (2017-11-14 13:33:34)

+3

3

Безупречно подогнанная форма, чистота, блестящие в лучах утреннего солнца сапоги. На пышущем здоровьем и крепостью лице сержанта аэп Лиона не было ни следа усталости или лишних раздумий. Он лишь в очередной раз выполнял обязательство перед семьёй.
У него никогда не было затруднений, связанных с недосыпом, голодом или жаждой, потому что он научился жить с этими неизменными спутниками походной жизни как с добрыми соседями. Молодой организм не умел сдаваться, а сила, помноженная на фанатичную убеждённость в своей правоте и дисциплину, давала поразительную продуктивность. За прошедшие пару недель сержант успел сделать несколько стремительных шагов в карьере и намеревался доказать всем в семье, что он - лучший из четырёх сыновей Бельтана аэп Лиона.
Но, пожалуй, перспектива общаться с девушкой его всё-таки пугала.
Совсем немного.
А может быть, и очень даже.
Даже по приближении  к особняку, не вылезая из седла, Кхайр заметил что прислуга смотрит на него, а не на Деррита. Странный, оценивающий взгляд конюшего и нескольких девушек с кухни он мог списать на вызывающе военный стиль одежды, но едва войдя в особняк бок о бок с въедливым братом, без отца и прислуги, он почувствовал: нет, здесь собрался цвет кавалеристов Юга.
Если у этой Айны и были какие-то особые планы на одного из аэп Лионов, то это была роковая девичья ошибка. Просторный  атриум дома хорошо освещался, и под сенью живых цветов, лозы и лиан плелись интриги и распивалось отличное вино. Дневной приём в выходной день - столичные нобили жили такими сходками, на каждом заключая выгодную сделку. Кхайр питал презрение к таким вещам. Он ненавидел торгашей, ненавидел рассуждать о земле и прикреплённых к ней людям так, словно они были лишь цифрами в конторской книге. Но приходилось.
Таков порядок Империи. Пока аэп Лионы праздно распивают вино и прокалывают друг друга острым железом, безымянные и безродные вспахивают землю и закапывают собственных мёртвых детей.
-Я нервничаю потому что нас могут принять за братьев. - младший исподлобья взглянул на Деррита, но вовремя заметил что подошёл отец. Одно присутствие Железного Льва заставляло сопляков быть тише воды и ниже травы.
Кхайр поклонился отцу и отошёл в сторону, намереваясь выяснить у расположившихся в ложе офицеров "Магны" причины их визита на сборище. Такой вопрос находился в рамках придворного этикета, и никто не воспринял бы слова сержанта как попытку задеть, но... Аэп Лиона перехватили.
Если бы Кхайр мог представить себе что на свете существуют такие девушки - он бы ни за что не отдал три года жизни муштре и убийствам. Она казалась нежным шёлковым призраком, который по ошибке спустился с небес и застрял среди смертных.
А её голос напоминал трель этолийского соловья.
- Вы ведь Кхайр аэп Лион, правда?
Кхайр заметил румянец на её щеках и залился румянцем в ответ. Это настолько не шло к его форме, что нильфгаардец зарделся ещё сильнее. Ему очень не хотелось чтоб это кто-то увидел.
И хотелось ей ответить.
-Да. - возможно, слишком громкое и решительное "да". -Разве вы успели услышать обо мне что-то плохое?
В голове пустота. Кхайр понятия не имел что сказал, он забыл уже спустя секунду, полностью сосредоточившись на  том чтоб запомнить черты её лица. Он ненавидел женщин, но эта была особенной. Она грела взглядом, словно луч Великого Солнца.
Он сделал шаг навстречу, но умудрился испортить и этот важный момент в своей жизни.
Неловким движением он задел рукавом вазу с лилиями, и фарфор осколками полетел под ноги девушке. Кхайр стиснулся зубы и тихо зарычал от досады, чувствуя как на него уставились люди вокруг.

+2

4

Слишком громкое «да» заставило Айну вздрогнуть, но сохранить некоторую уверенность. Именно это позволило ей улыбнуться, поглядеть в глаза младшему аэп Лиону, но вот удержать от порчи имущества никак не получилось. Кхайр уронил вазу, привлекая внимание всех близстоящих неподалеку. Но это был и её дом тоже, посему девушка вновь поджала губы, оценила потерю в реакции отца и отмахнулась, словно бы ничего не случилось.
Не переживайте! – Айна перескочила от опасных осколков немного ближе к Кхайру и покачала головой. – Будем считать, что вы оказали мне очень большую услугу.
Девушка хихикнула, подтягиваясь на цыпочках и у самого уха молодого человека говоря важную фразу:
Она все равно мне никогда не нравилась. Пойдемте, пусть нас и видели на месте преступления, но оно простительно. Будут весь вечер обсуждать насколько я неловкая, но за мной есть такой недочет. Представляете?
Ей не составляло труда найти тему для разговора. Её никогда не смущали новые люди, скорее наоборот, девушка очень просто втиралась к ним в доверие и держала лицо. По крайней мере, именно так её воспитывали. Так же выигрыш был в том, что она была милой, а голос у неё словно был создан для успокоения и расположения к себе – мягкий, очень нежный.
Уводя Кхайра подальше от разбитой вазы и перемещаясь к коридору, где маленькими компаниями расположились гости, они преодолевали расстояние до главной залы. Всюду красовались картины, маленькие лоджии были заняты уставшими дамами, а около них крутились кавалеры, предлагая напитки. В большинстве своем крепкие.
Знаете, Кхайр, наверное будет странно такое говорить, но я о вас очень много слышала. И часто видела на мероприятиях. Вы всегда убегали ровно в те моменты, когда мне хотелось с вами заговорить, – девушка вполне честно врала, но при достижении своей цели эта ложь воистину походила на правду. – Мне не гоже говорить первой такие вещи, но вы очень милы. Точнее… нравитесь мне. Глупо не говорить такое, потому что цель сегодняшней встречи вы знаете так же, как и я. Может… хм… – она сплела руки и остановилась около картины, что вар Хылярд заказывал очень давно у художника, чье имя было широко известно на всем Юге. На картине была изображена сама Айна, только вот было ей на картине всего пять лет, а обиженный вид ребенка показывал, насколько трудно ей давалось стояние на одном месте. – Может это взаимное чувство? Понимаете, мне не… не нравится ваш брат. Мои сестры очень много о вашей семье рассказывали, и вот о нём не очень… милые истории.
Девушка подняла большие зеленые глаза на молодого нильфгаардца и поджала губы.

***

По крайней мере Дерриту везло лишь в том, что он не видел и не слышал, о чем говорят Кхайр и Айна.
Вместо того, чтобы уже целенаправленно греть уши и выбивать свою победу (а оно стоило того, Айна была невероятно красивой), его план действий был несколько иным. И конечно же заключался в общении с самыми близкими для молодой невесты людьми – сестрами, что не чурались его компании, даже наоборот, с чрезмерным интересом интересовались о жизни, просили повторить шутки или поделиться чем-нибудь полезным.
Вы бывали в Эббинге? – темноволосая сестра, явно ушедшая чертами лица в отца, улыбнулась тонкими губами. – Нам не доводилось выезжать из столицы, к большому разочарованию. Он красив?
Какая там мода?
Там правда все из золота?
Там правда другая мода?
Многие говорят, что девушки там куда красивее, чем в столице, это тоже правда?
Осыпанный вопросами, Деррит отвел взгляд от Кхайра и Айны, что успели разворотить вазу, и вернулся к девицам.
Воробушки, я не разбираюсь в моде, поверьте. Сложно по мне этого не заметить, верно? – он развел руки в стороны и девушки захихикали, вкладывая в этот жест исключительно доброту. – Эббинг красивый, массивный город. В нем совершенно такие же жители как и тут, и нет, дома там не из золота, но провинция не зря славится таковым металлом. Они его там добывают.
Девушки заохали, но Деррит не обратил внимание, потому что Эббинг его не интересовал вообще.
Конечно в столице прекрасные дамы намного красивее, вы и есть тому главное доказательство.
Старшая сестра единственная, кто улыбнулась на такое замечание сдержанно, а вот младшие для неё сестры заулыбались искренне, показывая гордость за такое отличие от других.
Мне, конечно, нельзя перескакивать с темы которая вас интересует, но никто не расскажет о вашей младшей сестре лучше, чем вы. Позволите мне такую роскошь?
Она добрая.
Она милая.
Она очень честная.
Она иногда заносчивая!
А еще прекрасно умеет манипулировать взглядом, что для мужчин весьма важно.
В её любви – романы о рыцарях и принцессах.
Еще она любит творчество такого мастера, как вар Вынчи. Хотя сложно не сказать, что кто-то не любит его картины.
Деррит, получив львиную долю информации, немного удивился. Его не это интересовало на самом деле, но сложно было не отметить важность этих слов. Ему еще предстояло встретиться с невестой, посему найти тему для разговора уже легко. Правда о художнике он ничерта не знал, но выкрутиться способ найдет.
Его не это интересует, – старшая, та, что всегда держала себя отстраненно, холодно улыбнулась. – У вас же братская борьба за победу, верно? Майра, Дейрдре, это как было у вас за того бестолкового графа.
Она взяла бокал с вином в руку.
Дайте нам поговорить наедине с Дерритом, найдите его почтенного брата и выстройте свою точку зрения. Айна любит, когда ей завидуют.
Девицы закивали весьма грозному наставлению старшей, откланялись и поспешили удалиться. Все еще перешептываясь между собой. Деррит же, провожая особ взглядом, нехотя вернулся к старшей сестре, что казалась чрезмерно черствой и надменной. В целом, он угадал, именно такой она и была.
Вас ведь не интересует, чем она увлекается. Маленькая Айна нравится многим, потому что внешне – красива, врать не будем?
Сложно этого не заметить, – Деррит кивнул.
Вы ей нравитесь. Она просила передать это вам. Маленькая девочка стесняется своих чувств, но совершенно не видит в вашем брате мужчину. На каком-то из давних праздников она видела вас обоих, – бокал в руке девушки покачнулся, – ей нравилось то что вы везде успевали и соглашались чуть ли не на любое предложение к веселью. А ваш брат был довольно отстраненным.
Деррит прищурился, внимательно глядя на темноволосую.
И не нравилась она ему совершенно, но вот слова всегда имело свойство менять мнение о людях.
Потому что именно сейчас он ощутил прилив силы.
Благодарю за столь ценную информацию.
Не стоит. Благодарить надо Айну, которая сейчас делится с вашим братом правдой о том, что никак не видит его в роли суженого. Она любит говорить правду, – вновь улыбка.
Хитрая.
Наглая.
Деррит не знал. Кхайр не знал. Но у это семьи было отличительное качество – врать и крутить интриги в свою пользу здесь умели все женщины.
Она просила передать вам, что ей будет необходим танец. А теперь прошу меня извинить, Деррит, мой достопочтенный суженый переживает, когда я провожу время с другими гостями слишком долго.
Польщен вашим вниманием.
Приятного вечера.
Откланявшись, темноволосая удалилась. А Деррит как бы не хотел обратного, напоролся на отца, что уже целенаправленно вел его знакомить с вар Хылярдом. Кхайра эта учесть ждала немного позже, потому что сейчас все его внимание окутывала маленькая и милая Айна, хлопающая глазками и ожидающая ответа.

Отредактировано Деррит аэп Лион (2017-11-15 15:46:45)

+2

5

Кхайр никогда не сталкивался с похожими на неё.
От Айны пахло ванилью и свежими яблоками, налившимися летним соком. Её глаза заставляли Кхайра вспоминать о зелени далёких лугов и хвойных деревьях пограничья. Внутри этой девочки жила стихия, в любой момент готовая обрушить на аэп Лиона волну нежности. Но для того чтоб сразить его, понадобился ласковый шёпот, а не ураган объятий.
Если любовь - это поле боя, а мужчина вынужден обороняться, то он заведомо проиграл. Кхайр чувствовал ещё большее смятение от её слов, чем от разбитой вазы.
Ещё ни одна девушка в жизни не была с ним так открыта.
Достаточно было лёгкого движения руки, чтоб заставить сержанта пойти следом девушкой, сохраняя лицо пристыженного олигофрена. Их провожали взглядами, улыбались и посмеивались. Кхайру чертовски не нравилось когда над ним кто-то смеялся. В иной ситуации он бы остановился и ввязался в очередной глупый конфликт, но теперь маска окончательно спала. 
Девушка, целиком состоящая из нежности, возымела над солдатом власть. Он делал только то, что она говорила.
Сохраняя кретинское, чудовищно глупое выражение лица.
Он не проронил ни слова, войдя в галерею вслед за Айной. Только восхищённо наблюдал как играет свет на волшебных локонах, двигаются её губы и сияют глаза. Любовался тем, как очаровательно стройна её фигура, изящен стан и безумно красивы ножки, созданные для танцев и наслаждений. Айна невинной душой из мира горнего, по ошибке попавшей в бренный мир.
Кхайр не смог бы учуять обман в сладких речах, даже если бы очень захотел.
– Может это взаимное чувство? - разносилось ударами колокола в солдатской голове, порождая эхо, одна-единственная фраза. Фраза, на которую необходимо было ответить "да", и очевидность ответа сводила с ума. Ведь её мимолётные прикосновения, близость губ подле щеки и сладкий голос не могли не возбудить загнанные в угол чувства.  Кхайр покраснел, и дослушав внимательно до конца, собрался с силами и выдохнул:
-Да я вижу вас в первый раз. И до сих пор ничего не слышал. - Кхайр закатил глаза и сдержал позыв схватиться за голову от услышанного из собственных уст. -...то есть, я рад что так интересую Вас. Может быть, моя служба не напрасна благодаря... Вашему вниманию. Никогда не думал что служба может начать почитаться такими девушками как Вы. - он краснел едва заметно, но из лоджий за ними с интересом наблюдали, всё больше вгоняя в краску.
-Я боюсь, что теперь испытываю к вам притяжение. Это чувство, непозволительное человеку моего звания и положения.
И тем не менее...
- Кхайр отвёл её подальше от любопытных глаз за колонну возле неизвестной ему картины.  На ней был изображён рыцарь, пронзающий дракона, но Кхайр чувствовал что этот образ ему сегодня ни к чему. Мужчина не может выйти из этого боя победителем.
-Мой отец говорил мне, что женщине достаточно поверить в то, что её возлюбленный - герой, чтобы встретить ответные чувства. Кажется, вы действительно верите в то что я достоин вас. - аэп Лион не мог найти в себе сил на то чтоб подойти ближе. Из всех видов преданности сержанту была известна только одна - присяга и вассалитет. Он не мог присягнуть этой женщине.
Но мог поцеловать её руку дрожащими губами, чтобы продемонстрировать как далеко может зайти. Припав на колено, в жесте, которым обычно клянутся в вечной любви.
-Я должен добиваться Вашего расположения, чтоб... заслужить ответный поцелуй?
Он почему-то чувствовал себя закланным на жертвенный алтарь.

+2

6

[indent=1,0]Нельзя было сказать, что дочь Хылярда не удивилась. Не смотря на маленькие хитрости, она и вправду опешила, прислушиваясь к словам младшего аэп Лиона. Может. В какой-то степени его отец и был прав, ведь в самых любимых книжках юной особы именно так и подчеркивались все герои – покуда в них верили, они творили героические поступки. И именно эта фраза до глубины души тронула хитрое девичье сердечко, заставив его стучать лишь самую малость быстрее.
[indent=1,0]– Почему вы думали, что служба не может понравиться девушкам? Нет, конечно в ней есть свои нюансы, которые отталкивают: кровь, пот, грубость, безжалостность по отношению к людям в периоды воин, – Айна с умным видом загибала пальчики, все ещё не находя сил поднять глаза.
[indent=1,0]Маленькая, глупенькая. Она тоже умела ошибаться.
[indent=1,0]И, наверное, отчасти сожалела о том, что выдумала для сегодняшнего праздника.
[indent=1,0]– Вы совершали героические поступки? – вдруг выпалила девушка.
[indent=1,0]Не сразу она подняла взгляд и не сразу поняла, к чему молодой человек припал на колено. Девичье сердечко вновь предательски застучало, а память позволила ей вспомнить все самые красивые и милые моменты их книг, что она перечитывала тысячи раз, сидя как светлыми и солнечными днями, так и поздними темными вечерами, только при тусклом свете свечей. Ей понравился этот жест, наполненный чистыми мотивами. Понравилось то внимание, что обрушилось от хитрых глаз сестер, компанией собравшихся совсем неподалеку с целью наблюдать за младшей. Но было и то, что Айне не нравилось.
[indent=1,0]Она ведь не хотела свершать ошибку, за которой тянулся её отец.
[indent=1,0]Но и теперь не очень была уверенна, насколько правильный метод решения выбрала.
[indent=1,0]Выныривая в реальность в новь, девушка поспешила подойти ближе к Кхайру. Мягкими движениями пришлось заставить его подняться на ноги, вызывая бурю хитрых шепотков, что раздались за спиной.
[indent=1,0]– Как можно припадать на одно колено, покуда Вы меня совершенно не знаете? А вдруг я… храню какие-нибудь страшные-страшные секреты? Давайте мы пойдем более проверенными методами и просто начнем с общения, без жестов, которыми Вы кидаетесь, – Айна не могла скрыть румянца, что подло появился не щеках. –  Пообещайте мне, что никаких глупостей не наделаете? Это, конечно, приятно… но…
[indent=1,0]Она не нашла какое именно слово подобрать, потому что услышала голос отца, что призывал молодую особу к себе. Около старшего в семье крутился как отец двоих претендентов для Айны, так и средний сын. Он смотрел на неё довольно спокойно, скорее даже устало. «Деуйера! Если она сказала что-то не так, или влезла куда не просят…», девушка довольно быстро изменилась в лице. Ей все-таки пришлось отклониться Кхайру в мягком реверансе, посетовав на требовательного отца. 
[indent=1,0]Но и младшему аэп Лиону в гордом одиночестве находиться не пришлось слишком долго. Пусть первыми к нему стремились сестры младшей причины небольшого праздника, но первым подоспели свои. Деррит очень скоро был отпущен отцом, Бельтан перекочевал к другим гостям праздника, а Хылярд и Айна остались в своем скромном диалоге, наблюдая за музыкантами, что распевали песни.
[indent=1,0]Немного усталый после долгого разговора с Хылярдом и отцом, Деррит с трудом сохранял заинтересованность к всему, что крутилось вокруг. Если огонь маленькой войны был разожжен действиями брата, то его слишком быстро потушила старшая сестрица Айны. Смысл праздника терялся. Всё, что крутилось вокруг, было насыщенно вычурностью, скукотой, ленью и теми слащавыми улыбками гостей. Но у него был козырь, в конце концов. Именно поэтому прихватывая вина, Деррит очень скоро составлял компанию брата, отпугивая свору сестриц маленькой невесты.
[indent=1,0]– Странная картина, а? – он изучил полотно, смотря на дракона и рыцаря, явно лишившегося ума из-за какой-то глупости. – Маленький, не умеющий убивать драконов, а ведь сообразивший пойти на столь… могущественное создание. Поставил бы три флорена на то, что он помер. Как герой, конечно же.
[indent=1,0]Мягкая улыбка возникла на лице солдата, что уже уверенно представлял, как именно случилась кончина рыцаря.
[indent=1,0]– Как твои впечатления? И как твоими усилиями пострадала ваза? Представил, что древняя стекляшка – это дракон, а Айну надо спасать? – не скрывая самодовольной улыбки, Деррит толкнул брата локтем. – Признавайся, что тут, секреты обсуждал, да?

+2

7

Так, наверное, чувствует себя осёл, которого погонщик манит сладкой морковью на верёвке прямо перед носом.
Кхайр был готов побежать вслед за Айной, забыв обо всякой гордости и правилах такта, но вместо этого лишь неуклюже шагнул вслед за ней и кивнул в ответ на заявление о том, что девушке нужно отлучиться. В такие моменты молодой человек слепо повинуется любым словами будущей возлюбленной. Она обещала ему ласку и отзывчивость всем своим нежным и томным видом - нежность сквозила в ней от кончиков туфель до макушки, сияла в глазах и приобретала особый смысл в каждом высказанном предложении. Айна владела оружием, с которым не мог совладать простой мужчина.
Кхайру нечего было противопоставить этой стихийной силе, и он с беспокойством заметил что в горле пересохло, сердце бьётся в такт тону её голоса, а внизу живота поднимается ненавистный жар.
Сержант едва нашёл в себе силы собрать волю в кулак и придать лицу прежнее спокойное выражение. Сердце успокоилось. Абсолютное спокойствие и холодный рассудок  - это главные достоинства нильфгаардского офицера.
Как хорошо что рядом Деррит, и не придётся говорить с незнакомыми кавалеристами и городской шушерой, жившей только балами и приёмами. Можно было вытерпеть любой из его въедливых пассажей, лишь бы не вливаться в насквозь прожжённое общество столичных рантье.
-Солдаты о таком не говорят. - коротко отрезал младший, глядя на картину. -Но... Наверное, я столкнулся с драконом. Эта девочка, она... - он закрыл глаза и глубоко вдохнул, вспоминая её духи. -...похожа на цветущее персиковое дерево. Изящная, тонкая, нежная. Я всегда боялся таких, особенно благородных.
Кхайр потупил взор и уставился в пол, рассматривая линии между плитками. В голове раз за разом вспыхивали образы, от которых сержант сбегал каждый божий день, едва начал превращаться в мужчину. Он слишком много читал о человеческом организме, чтоб не знать какие последствия влечёт за собой увлечение женщиной. Кхайр боялся пробудить в себе спящего зверя. Слишком большой риск для солдата - чувствовать похоть во время военного похода.
-Даже когда в Геммере всадили нож под ребро - не чувствовал себя так. Так близко к тому чтоб оступиться и упасть. -аэп Лион оглядел зал и заметил что на них всё ещё бросают косые взгляды. Становилось неуютно. -У тебя наверняка припасено острое словцо на этот счёт, выкладывай. Мы сейчас не на фронте. Я чувствую на себе взгляды слишком хорошо,
чтоб игнорировать это. Я вляпался, да?

Они не успели договорить. В одной из лож началось странное движение, и из-за шторы выпрыгнул молодой человек в чёрной форме и чуть потрёпанным жабо. Его длинные чёрные волосы эффектно развевались при быстрой ходьбе, а орлиный профиль напоминал чем-то изображённый на монетах императорского двора. Он словно был юной копией императора. Раскрасневшейся, дрожащей и злой копией.
-Ты, бритоголовый! - он тяжело дышал, и каждое слово срывалось на высокую ноту, придавая голосу истеричные, женские оттенки. -Что ты делал с милсдарыней Айной? Ты пытался ей соблазнить? Да? Я выбью из тебя дух!
Он был намного выше и старше, а неподдельный гнев превращал даже городского франта в бойца. Как бы то ни было, клинок на его поясе был ничуть не хуже тех, что носили аэп Лионы. Он имел благородную кровь.
-Нет. Великое Солнце, я вазу разбил. - Кхайр вовремя нашёлся, намереваясь отступить. Ему не нужны были лишние проблемы на таком большом светском приёме, аэп Лионы отличались не слишком хорошей репутацией среди знатных домов. Конфликт лишь усугубил бы положение, и последствия ощутит на себе отец. -Мне пришлось долго извиняться.
Сержант никогда не отличался особым даром убеждения, но слишком не любил конфликты, чтобы первым их провоцировать.

+2

8

[indent=1,0]– Солдаты о таком не говорят.
[indent=1,0]– Правда, что ли? – Деррит ухмыльнулся, облокачиваясь на стену около картины, всё еще косым взглядом изучая изображенных на ней персонажей. – Бабы вот часто говорят, что мужики секретов и сплетен разносят больше чем они. Но ощущение, что это простой бабский обман с целью удовлетворения личных мыслишек. Коварных, конечно же.
[indent=1,0]Провожая взглядом пролетевших мимо сестриц Айны, солдат не упустил возможности улыбнуться им. Они захихикали, а одна из девушек «нечаянно» задела младшего. Нет, она не покраснела, не смутилась, даже наоборот – поспешила обернуться к нему, счастливо улыбаясь и демонстрируя весьма очаровательное личико. Может быть она и стояла бы, ожидая ответа от лейтенанта, но очень скоро тоненькие голоса сестричек позвали её обратно. Девушка подмигнула и как можно быстрее удалилась, после чего в большой компании молодых особ раздались милые смешки. Деррит же, наблюдая за такими наглостями, округлил глаза и с компании девушек перевел взгляд на Кхайра, не очень понимая, что именно делал младший для такого эффекта.
[indent=1,0]– Я не понял, ты ведьмой заделался? – несколько обиженно отметил аэп Лион.
[indent=1,0]Но Кхайр где-то в облаках витал. Деррит еще не до конца понимал, насколько маленькая Айна выбила Кхайра с привычной позиции. Да и откуда ему было понимать такое, если это было впервые? Задумчиво почесывая бороду, солдат выдохнул. Пришлось отойти от стены, по-братски положить руку на плечо Кхайра и тряхнуть его хорошенько, что бы тот перестал нести слюнявые истории о любви и романтике, в которые даже некоторые молодые дамы верить переставали.
[indent=1,0]– Острое не припасено, я и так вижу, как ты деградируешь, – он усмехнулся, глядя на картину. – У нас с тобой весёлое положение, брат. Маленькая особа, которая выбирает между обоими. И как оказалось, тебе Айна нравится. Мне она нравится. Я даже скажу больше, мне она нравится безумно.
[indent=1,0]Деррит не врал.
[indent=1,0]Айна и вправду ему нравилась. Она была невероятно красивой, милой и обладала какими-то странными качествами, что умоляли выделить её особенности. Слишком нежная, слишком опрятная, слишком воспитанная, девушка стояла вдалеке от братьев и шепотом общалась с отцом. Хылярд был весьма недоволен тем, что творилось в голове у дочери, но её магия не позволяла сказать ни слова.
[indent=1,0]– Если он тебе так нравится, то выбирай, воробушек, – Хылярд поцеловал дочь в макушку и прижал к себе, – я буду счастлив только если и ты будешь счастлива.
[indent=1,0]– Спасибо, папа! – Айна прижалась к отцу, счастливо закрывая глаза.
[indent=1,0]Но ни Деррит, ни Кхайр этих мелочей общения среди отцов и дочерей не видели.
[indent=1,0]В тот момент, когда Айна благодарила отца и расписывала ему младшего аэп Лиона, к двум братьям надвигалось Нечто. Высокий, статный, красивый (даже Деррит отметил эту гадость) и чертовски злой мужик. По его одеждам и манерам не сложно было сделать вывод, что благородные крови овивают это создание. Деррит молчал. Молчал даже после того, как Кхайр произнес не шибко пламенную речь о вазе.
[indent=1,0]– Ты пытался её соблазнить? – немного удивленный столь странной фразе, солдат отступил на шаг от брата и вопросительно изогнул бровь. – Нихера себе у нас тут честные соревнования.
[indent=1,0]– Вазу разбил?! Врешь! Айна никогда бы не посмотрела на таких, как вы. И ты, бритоголовый, – мужчина прищурился, – и ты, помесь нильфгаардской шлюхи и скеллигийского отребья.
[indent=1,0]– Чего, блять?
[indent=1,0]– Сначала я выбью всю дурь из тебя, лысый, – нильфгаардец нахмурился. – А потом на очереди и ты, отребье.
[indent=1,0]Деррит вообще не понял какого черта происходит, но у него зачесались кулаки и желание раздолбать кому-то нос. Кхайр не отличался такими вспыльчивыми особенностями нрава, но тем не менее выглядел не так уж доброжелательно, как всего несколько мгновений назад. Дом, в который их загнали сегодняшним утром, был полон тайн и безобразных игр. Девушки, что хихикали недавно за спинами аэп Лионов, уже внимательно глядели на происходящее, а самая старшая из них – та статная, холодная женщина, украдкой улыбалась тонкими губами, пробуя удивительно качественное вино.
[indent=1,0]– Выходи в сад, за руку возлюбленной я готов бороться.
[indent=1,0]На данных нотках разговора странный мужчина устремился к выходу из поместья. Деррит посмотрел ему в след, не скрывая удивления.
[indent=1,0]– Что за самородок вообще? Кто это? Где ты успеваешь найти таких конченых друзей? – искренне не завидуя умениям брата, аэп Лион фыркнул.

Отредактировано Деррит аэп Лион (2017-12-13 17:36:37)

+2

9

Кхайр порой думал, что ему следует написать книгу "Как завоёвывать врагов и оказывать вредное влияние на людей". На памяти сержанта не было ни одного светского приёма, который закончился бы для него хорошо. Он, конечно, понятия не имел что то же самое мог сказать и его отец - фамильные черты характера проявились в младшем аэп Лионе сильнее чем в остальных. Он был решителен, храбр, но доверчив и легко остывал. Кхайр с лёгкостью прощал врагов.
Но сегодня он намеревался показать, что может быть страшен в гневе.
-Вы пытаетесь втянуть меня в дело, которое я ненавижу больше всего на свете. - он поправил ножны на поясе и немного вынул клинок, недовольно осматривая плохо заточенную сталь. -Ненавижу интриги. Ненавижу светские вызовы и франтов,
которые готовы распушить хвост, едва завидя кого-то менее знатного.
- стиснутые зубы и прилившая к щекам кровь придали лицу глуповато-разозлённый вид. -Этот засранец даже соизволил оформить вызов как полагается настоящему дворянину в таких случаях. Если он хочет боя до крови, то получит его, и дело не в какой-то девушке... - было видно как оскорблённый дрожит в попытке сдержать нарождающийся гнев. -...эти дворяне держат меня за пустоголового парвеню, чёрт бы их побрал. Пытаются втянуть солдата в детские игры, которые не пристали званию осенённого Великим Солнцем!
За Кхайром всё ещё наблюдали, но ему было абсолютно плевать на собравшихся зевак. Он пытался погасить в себе бушующее пламя гнева, разожжённое долговязым идиотом. Сержант закрыл глаза. Вдохнул. Выдохнул.
Он вспоминал каким может быть свет, пропущенный через витражи храма, как свежа июльская листва после хорошего дождя и как сладко поёт соловей. Но один-единственный образ перекрывал всю красоту мира, провоцируя новый приступ желчи.
Айна.
Кхайр не мог не взорваться, в очередной раз встретив мысль о том, что им могут манипулировать.
-Деррит! - он схватил брата за шкирку, совершенно наплевав на возгласы окружающих и желание других молодых дворян увидеть драку. Младшим руководил совершенно иной мотив. -Я бы мог уступить её тебе, но это означало бы что я пропущу драку с этим патлатым селезнем. Я буду драться. За право обладать ею и оскорблённое имя брата. Так надо. Мне надоело встречать насмешки над фамилией! - он резким движение сорвал ножны с пояса и отпустил брата. -Если я пострадаю - сражайся следующим. Пусть кровь решит кто здесь достоин Её руки, раз интриганка этого хочет. - он наклонился, прошептав брату на ухо:
-Но этого сучьего потроха мы должны отделать, кем бы он ни был.
Кхайр аэп Лион не выносил лицемерия и хамства. Ещё больше он ненавидел преуспевших в мастерстве обмана. Эти люди свили вокруг него паутину лжи, выбраться из которой можно только одним способом - перерубив все нити.
И, Великое Солнце, тем кто плёл эту паутину сильно не повезло, раз в неё попал рубака-сержант.
-В сад, Деррит. Покажем ему кто тут солдат по праву земли и почвы, а не модной причёски и герба.
Они оба вышли за двери, навстречу дневному свету. Их уже ждали, натачивая клинки.

+2

10

[indent=1,0]Выходя вслед за братом в сад, Деррит придерживался совершенно иного мнения о том, как пройдет эта «дуэль», если таковой её можно было назвать. Разборки брата его не касались, а оскорбление обращенное к нему могло немного подождать, раз уж тут выстроилась очередь за желанием набить друг другу по печени. Но Деррит предпочитал действовать аккуратно, дабы не вызывать в глазах брата излишнего внимания к себе. Потому что Кхайр выводил куда больше, говоря об Айне.
[indent=1,0]Может, мало кто мог понять в тот момент Деррита, но, черт возьми, младший брат выиграл в маленьком сражении за руку девчонки? Не просто младший брат! Кхайр. Кхайр аэп Лион, один из самых неуклюжих людей во всем мире. Неуклюжих в общении с прекрасным полом. Нет, Деррит позволить такого не мог. Тем более брат не играл по наглым правилам, которые негласно существовали в их мире. Его терзала мысль о таком проигрыше, потому что младший брат никак не мог обставить того, кто был старше.
[indent=1,0]Да, Деррит был слишком молод.
[indent=1,0]И слишком глуп.
[indent=1,0]Оставаясь около небольших кустов, осыпанных бутонами роз, Деррит глядел на собрание зевак. Кхайр уже ютился где-то в центре, а вместе с ним стоял и тот самый ненормальный мужчина. К дуэли они подходили весьма осознанно, тем самым приманивая зрителей с невероятной скоростью. Где-то мелькнул отец, вместе с ним находился и хозяин дома, а что самое приятное – оба они были крайне недовольны, хотя не понимали причины такого «развлечения» среди молодняка.
[indent=1,0]— Мамочки!
[indent=1,0]Деррит вздрогнул и обернулся, видя в дверном проеме удивленную Айну.
[indent=1,0]«Честная борьба, да, Кхайр?», ехидно подумал кровный брат младшего и поспешил метнуться к молодой особе. Она встретила Деррита с непониманием. Уже спустя мгновение готовая прервать драку, Айна ощутила мягкое прикосновение руки Деррита к своей, из-за чего непроизвольно остановилась и вздрогнула.
[indent=1,0]— Госпожа, на данной дуэли защищается честь аэп Лионов, поэтому не стоит рваться, — «прикрывать лавочку младшего аэп Лиона, чья жопа обожает приключения», мысленно добавил Деррит.
[indent=1,0]Айна попыталась разглядеть происходящее, но видела перед собой только чужие спины. Зрители уже наблюдали как дерутся два «особенных» гостя сего отдыха, а Деррит слышал, насколько сильно гневались оба участника. Это можно было понять по ударам, глухим звукам, что долетали до его слуха.
[indent=1,0]— В такой день и дуэль? — Айна подняла глаза на Деррита.
[indent=1,0]— Если оскорбляют честь семьи и честь возлюбленной, госпожа, не дело стоять в стороне. Кхайр предан семье и своей избраннице. О, она чертовски милая, жаль что вы наверное прежде не встречались, — он улыбнулся как можно милее, чтобы девушка посчитала его слова правдой.
[indent=1,0]И судя по взгляду, она посчитала. Потерянная Айна немного склонила голову на бок и приоткрыла рот, показывая искреннее удивление. Её щуки всего одним мгновением заполыхали красным, а на лбу появилась тонкая полоска. Девушка от удивления перебежала к злости. Той, которой славился её папаша.
[indent=1,0]— Лгун!
[indent=1,0]— Позвольте, госпожа, я сказал что-то лишнее? — Деррит в непонимании развел руки в стороны и отступил на шаг.
[indent=1,0]— Не Вы! — разъяренная девица топнула ногой. — А Ваш брат! Передайте ему, этому надутому индюку, что я не хочу его никогда в своей жизни видеть! «Разве Вы успели услышать что-то плохое»! Черствый, лживый, наглый! Видимо Дей перепутала Вас и Вашего брата! Отец!
[indent=1,0]Видя затылок девицы, Деррит самодовольно улыбнулся и теперь уже наблюдал за тем, как маленькая невестка машет руками и забирает свои слова обратно. Она ни разу не сказала причины резкой смены решения, но по глазам отца можно было понять одно – он счастлив тому, что случилось. Насладившись картине, что аккуратно нарисовалась перед глазами, Деррит же поспешил вернуться к толпе зевак. Дуэль не была скучной, как он успел понять по шепоту мужиков и женщин. Некоторые охотно поделились с ним особыми моментами, что были важны. И Дерриту этого хватило.
[indent=1,0]По крайней мере в этой дуэли аэп Лион младший выигрывал. Его противник уже дышал тяжело и сбивчиво, а вместе с этим и пошатывался из стороны в сторону. Возраст? Может быть, Деррит правда знал и то, что Кхайр был не так плох в махании железками да простых драках.

+2

11

Они начали бой, молча откланявшись, с выражением полнейшего  безразличия к судьбе противника в позе и выражении лица. Кхайр пережил не один бой на старте военной карьеры, и хоть это была его первая дуэль - он ничуть не опасался за жизнь. Этот франт не мог причинить ему вреда, ведь даже его причёска выдавала абсолютную неприспособленность к бою. Длинные волосы загораживали боковой обзор, непослушно спадая через плечи, стойка неуклюже искривилась в такт горбу позвоночника.
-Великое Солнце, он студент, точно студент.
Конечно, ведь при нём не было золотых шпор и кавалерийских знаков отличия. Какого чёрта?
-Ан гард! - выкрикнул сержант, рассекая перед противником воздух грубым рубящим ударом. Он должен был напугать зубрилу, но, кажется, лишь больше раззадорил.
У него оказались невероятно длинные руки.
-Получай! - он ловко увернулся и взмахнул наискось в ответ, уводя клинок солдата в сторону для того чтоб раскрыть себе возможность для удара. Невероятно длинные и сильные руки, под стать росту. Кхайр понял что сильно недооценил противника, позволив ему так легко отвести удар. Легко и неуклюже.
-Вон! - сержант от испуга крутанулся в вольте на месте, боясь попасть на острие клинка. Зрители восторженно охнули, и аэп Лион почувствовал что находится в центре внимания целого собрания зевак. Скверно. Невероятно скверно, учитывая что это должно было стать личной вендеттой по личному вопросу, который нельзя выносить за скобки простой и честной неприязни друг к другу. Этот длинноволосый позер внушал сержанту отвращение.
И тем хуже для него оказался следующий удар эфесом в лицо.
-Ха! - яблоко рукояти дало аэп Лиону ссадину на челюсти, которая тут же нетерпеливо закровоточила под чьи-то высокие повизгивания из дома. Кхайр пошатнулся, но успел закрыться от удара резким блоком, от которого заныли плечи. Да, он рисковал проиграть. Проиграть бакалавру.
-Да ни за что.
Многие в тот момент заметили что сержант неуловимо изменился, став выше и как-то шире в плечах. Падающая на чёрную форму кровь придавал ему особенно грозный вид, и контратака заставила брюнета отшатнуться и пойти назад. Медленно, жестоко, методично - Кхайр вытеснял его за пределы установленного секундантами круга, грозя то опрокинуть, то серьёзно ранить. Скользящий удар из позиции снизу, рубящий сверху, угроза вбить его же рукоять в кисть ударом плашмя - всё это испытал на себе противник буквально за три секунды бешеного напора, успев вспотеть и пару раз позорно вскрикнуть. Публика была довольна.
Бельтан аэп Лион - нет. Надо было делать это быстрее.
И Кхайр понял ошибку, уловив суровый взгляд отца. Подножка.
Конвенционный, старый способ завершить дуэль, если сторона патологически неспособна защищаться. Долговязый рухнул и выронил клинок, едва не сломав милый деревянный палисад. Сад и окна дома взорвались свистом, аплодисментами и глупым улюлюканьем молодёжи. Но аэп Лион слишком хорошо понял цену всему этому, завидев удаляющуюся в дом Айну.
-Проклятье! - он зло посмотрел на лежащего противника. -Дарю пощаду. Мне противна твоя петушиная стать.
Брат уже был тут как тут.
-Ну? - Кхайр спрятал меч в ножны. -Я действительно вляпался? - кровь всё ещё капала с подбородка, а брюнет, кряхтя, подымался и отползал в сторону под гулкие сочувствия товарищей. Отец спешил к сыновьям, желая высказать всё что он думает о случившемся.
И его вид Кхайр ох как не нравился.

+2

12

[indent=1,0]— Вляпался? О, определенно.
[indent=1,0]Деррит перехватил спелое яблоко у пробегавшего мимо мальчишки с подносом, который настоятельно стремился к столу. Гости требовали много еды и почему-то именно сегодня налегали не только на закуски, но и яблоки. Яблоки! Мальчишка не понимал, а вот Деррит с большим удовольствием уминал прекрасный спелый фрукт. Тем более ему нравился этот удивительно странный взгляд брата, который понимал – все далеко не так хорошо складывается, как хотелось бы. Сбежавшая Айна, шедший к ним отец. Потрясающая мозаика, наполненная добром и радостью.
[indent=1,0]— Хочешь яблоко? Вкусное, — пережевывая очередной кусок, заботливо поинтересовался у брата Деррит. — Точно подходящее под описание яблока раздора. Да?
[indent=1,0]Старший из присутствующих на празднестве из аэп Лионов улыбнулся. Паскудно и гадко, как не любил улыбаться. Наверное, он поступил отвратительно, но тем не менее по-другому и быть не могло.
[indent=1,0]— Пока наш папенька изволит подбираться всё ближе и отбиваться от гостей, скажу тебе так: Айна как яблоко, Кхайр. Спелое, красивое, за такие яблоки люди и денег не жалеют отдать. Мне она нравится, а из разговора с ней последовали сухие уколы и странные рассказы обо мне. Очень милые, учитывая что перед этим ты с ней так мило ворковал.
[indent=1,0]Бельтан между тем сверкал в толпе расходящихся по всем уголкам дома гостях всё чаще. И был он чертовски зол, покуда его дети творят такую гадость в столь приятных празднествах. Деррит это видел, но всё так же спокойно продолжал есть яблоко и удивляться, насколько же оно было вкусным.
[indent=1,0]— Так вот мне пришлось самую малость разбавить твоё обличие в глазах юной красавицы. Не всегда же тебе облепляться добрыми сказаниями и теплыми историями, правда? — он ехидно подмигнул брату, откусывая очередной кусочек фрукта. — Теперь ты оброс не самыми милыми историями. И в глазах юной леди стал чуточку хуже. А она, досада какая, поверила.
[indent=1,0]Словно бы не понимая как так Айна поверила сказкам да лжи, Деррит пожал плечами и тут же развернулся к отцу, уже подошедшему к сыновьям. Он был зол. Чертовски. Но понять это могли только его дети, которые за все годы воспитания прекрасно понимали разницу спокойного, веселого и злого настроения отца.
[indent=1,0]— Попробуй объясниться прежде, чем я вынесу вердикт об этом представлении, Кхайр, — Бельтан выпрямился перед сыновьями и убрал руки за спину, приобретая удивительно важный вид.
[indent=1,0]Деррит перевел взгляд с отца на брата.
[indent=1,0]— Этот болван, который валяется в песке, не выразился о нашей семье в достойном слоге. А Кхайр первый попал под раздачу, потому что крутился около Айны как вьюнок в теплый летний день около ограды какого-то красивого дома, — подбирая не самое лучшее описание, Деррит попытался влезть перед братом.
[indent=1,0]Как любил делать.
[indent=1,0]Бельтан нахмурился.
[indent=1,0]— Молчи, пока тебя не спросят. Куда больше ты сойдешь за умного, Деррит, если перестанешь совать нос не в свои дела.
[indent=1,0]В такт словам аэп Лион развел руки в стороны и затем вновь переключил внимание на яблоко.
[indent=1,0]— Кхайр?

+1

13

— Кхайр?
Слова отца отдались в ушах гулким звоном колокола, так и не достигнув разума. Младший аэп Лион решительно не понимал где находится и с кем, сосредоточив всё внимание суженных зрачков на сочном краснеющем яблоке. На брате. Потом снова на яблоке. Простая и незамысловатая мысль засела в голове, ничуть не желая уступать занятый объём другим, более толковым выводам. Кхайр ясно понял одно: брат его подставил. Подставил бессовестно и глупо, не считаясь с чувством достоинства младшего родича.
Он больше не мог это терпеть.
-Убью... - резкий удар правой, прямо у носа отца. Бельтан даже не успел дёрнуться, чтоб схватить карающую длань отпрыска, которая рискует разжечь сыновью вражду. Это был, наверное, самый быстрый и сильный удар Кхайра за всю короткую жизнь - даже в бою он не бил так стремительно и внезапно.
-Кхайр... - только успел вскрикнуть отец, привлекая внимание уже расходящихся зевак.
Удар пришёлся прямо в челюсть Деррита, больно и хрустяще. Красное яблоко выпало из его руки, покатившись куда-то в траву сада, за журчащие искусственные ручейки. Младший нанёс бы и второй удар, непрестанно скрипя зубами, но случилось то, что должно было случиться в этот судьбоносный и кровавый момент.
Отец схватил Кхайра за ухо, болезненно потянув на себя. Со скулы юноши всё ещё капала кровь, пачкая чёрный камзол старшего. Деррита ждала абсолютно та же участь, несмотря на пострадавшее положение.
-Пентюхи. - как можно тише проворковал отец. -Если вы сейчас же не прекратите эти пубертатные интриги - я посажу вас обоих за фиксированные столы в башне мэтра, прикую и буду ждать пока вы заноете оттого, что вам на лоб постоянно капает вода. Поверьте, лучше не испытывать отчее терпение, оба! - последние слова он уже прорычал, крепко выкручивая сыновьи ушные раковины под согласный стон боли. Картина была такой смехотворной, что даже пострадавший в дуэли бакалавр постеснялся улыбнуться над своим победителем и скрылся в кругу друзей, содрогаясь т раздирающего смеха. Боль оказалась не такой уж и страшной, раз причинивший её страдает ничуть не меньше.
А если учесть моментальное падение социального статуса - и больше.
-Где ваша выдержка?! - отпущенные уши горели и пульсировал в такт нарастающей головной боли. -Вы братья аэп Лион! Я готов простить эту дуэль, но Кхайр - ударить брата! А Деррит - как ты вообще посмел обвести младшего в деле, которое ему не знакомо совершенно? Да-да, не смотри на меня так. Думаешь, вы здесь просто потому что выпал удобный день для приёма? Да эти вечеринок в городе на каждый день недели, не только в особняке вар Хылярд. Айна - это урок для вас обоих. - он нагнулся, заглянув в глаза Деррита.
-Так может быть, Деррит, озвучишь выводы из этого урока? Какого чёрта я обращаюсь с вами как с сопляками?
Им было уже слишком много лет, чтоб избегать большой крови. И отец боялся этого не меньше всех остальных, кто воспитывал мальчиков в детстве и отрочестве.
Они должны были узнать не только войну, но и общество. А общество порой куда опаснее.
Особенно общество женщин.

+1

14

[indent=1,0]В чем Деррит убедился точно и уверенно, так это в том, что его бестолковый брат бил в челюсть очень даже больно. Ощутив жгучую вспышку боли, Деррит и думать забыл о вкусе яблока. Теперь же все вкусовые рецепторы очень тонко и внимательно различали кровь. Этот неприятный, гадкий и даже имеющий оттенки железного вкуса приз был не по нраву аэп Лиону. Именно поэтому первым желанием, которое охватило его с ног до головы – стала тяга влепить брату так же, чтобы тот грохнулся на щебень и песок, мыча что-нибудь неприятное.
[indent=1,0]Но все планы оборвал отец. Ухо заныло точно так же, как ныла челюсть, а единственным звуковым сопровождением сего действия стали мычания и недовольные бурчания обоих братьев, попавших в те самые страшные сети, о которых часто говорят мужики. Деррит же лицезрел песок, старался думать о прекрасном, но стальные слова отца не позволяли ни на секунду занять голову хоть чем-нибудь посторонним.
[indent=1,0]— Не знакомо, так научится! — Деррит готов был взвыть, но его ухо все-таки отпустили.
[indent=1,0]Красное, больное, ноющее – оно приносило массу неудобства и боли. Пришлось рефлекторно поднимать руку и массировать мочку, раковину только с целью унять эту палитру последствий за наглость и да, дурость. Но признавать свою дурость? Да никогда.
[indent=1,0]— Пусть сначала этот идиот прекратит заговаривать зубы бабам, а пото… — суровый взгляд отца заставил аэп Лиона замолчать.
[indent=1,0]Впервые за долгое время Деррит устало выдохнул и все еще потирая больное ухо нахмурился, будучи крайне недовольным. Да, он подставил брата. Но черт возьми, этот говнюк сам был виноват. А за любую провинность отвечать следовало каждому. Пусть даже Деррит и не понимал, насколько ошибается. Его громкое «я» верещало о правоте, а других вариантов быть не могло. Отец же сверлил его взглядом. И именно этот взгляд требовал тех самых выводов, которые требовалось вынести из приведенного обоим урока. Над ними всё еще посмеивались, даже эти сестры Айны, стайкой воробушков поселившихся около небольшого куса роз. Деррит глянул на них недовольным взглядом, а девушки поспешили спрятаться среди своих обсуждений и хитро отвернуться.
[indent=1,0]«Стайка коз, а не воробушков», грубо подумал Деррит, отрываясь от уха и потирая теперь уже челюсть.
[indent=1,0]— Нет тут выводов, папенька, — насмешливо произнес юноша. — Но коли уж желаешь, смысл у нас в том, что братьев надобно поддерживать, руку помощи протягивать, лавры не отбирать, проигрыши принимать с достоинством и ценить эту прекрасную семейную связь.
[indent=1,0]Он был весьма обидчивым.
[indent=1,0]И за челюсть не мог оставить Кхайра в покое, пусть даже прилетел нагоняй от отца.
[indent=1,0]«Только пока тебе не покажут, как бывает, маленький говнюк, влетел бы ты с этим где-нибудь еще. Только в челюсть всадил не мне, а еще кому. Кто грохнул бы тебя по твоей бестолковой голове».
[indent=1,0]— Мне же не надо обращаться к Айне? Прекрасно.
[indent=1,0]Деррит оглядел испачканный рукав камзола и поспешил утереть им кровь. Терять ему было нечего.
[indent=1,0]— Прости, брат, за то, что я позволил себе ощутить зависть и выставил тебя в лживом свете перед избранницей. Твоей. И ты, отец, за то, что проявил глупость и неуважение своим поведением.
[indent=1,0]Он откланился обоим и поспешил удалиться среди толпы гостей, что лениво возвращалась в дом.
[indent=1,0]Этот дивный день не успел толком начаться, как для одного семейства лениво заканчивался. Может, кто-то из этого семейства и вправду вынес уроки, выводы, а может и нет. Не знал Деррит, как именно принял его слова младший брат, но знать и не хотел. Не видел он себя виноватым. Потому что, по собственному мнению, вовсе не был виноват. Как бы не выкручивал уши отец.


Конец эпизода.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Лев и агнец