Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Погребённые в море

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

Время: 1265 год, 30 октября.
Место: Королевство Цидарис, Бремервоорд.
Описание: Вот уже почти десять лет прошло с тех пор, как случилось наводнение в Кераке. Жители княжества Бремервоорд, устрашённые обрушившимся на соседей гневом океана,  позабыли о буйстве стихии в те нелёгкие дни. Западное побережье Континента не видело с тех пор серьёзны катастроф. Добыча жемчуга идёт исправно. Сияющие города подводных народов всё ещё покоятся на дне морском, и лишь редкие гости из народа водяных и наяд появляются в этих местах. Чаще всего — с мирными намерениями.
Рано или поздно хрупкое равновесие в этих мирных местах кто-то должен был нарушить. Люди, водяные — не так важно. Но в дело вмешалась совершенно иная сила, заставившая морские королевства вновь вздрогнуть от страха перед ужасами, сокрытыми в тёмно-зелёных безднах Великого Моря.
Говорят, Нагльфар, корабль из костей мертвецов, идёт к Бремервоорду от Скеллиге. И там, где проходит это судно-призрак, исчезают люди. Деревнями, посёлками.
И кто знает — быть может, опустеют и города. Что под водой, что на суше.

+3

31

Дорога на Бремервоорд

Конь пал. Очередной конь в долгой жизни ведьмака. Умное животное, послушное, быстрое. Единственный собеседник Шрёдингера в его долгих странствиях. Так, по крайней мере, мог бы подумать мутант. Но об этом он не думал. Не думал ни о своих немногочисленных вещах, притороченных к седлу, ни о том, как он будет жить дальше без транспортного средства. Ведьмак был занят. Он убивал. Убивал большую часть жизни, так что, можно было сказать что всю жизнь. Отправлял на тот свет большинство тех, за кого он получал деньги. А за кого деньги не получал, - успокаивал навсегда много реже. Сегодня не было исключением. Эти люди неправильно себя повели. У этих людей было преимущество и, если бы они хотели, они бы убили ведьмаков. Конечно, ситуация была такова, что они, скорее всего, быстро бы дали деру от призраков. Однако Шрёдингер попросту не хотел встречаться с этими людьми больше. И он сделал выбор. Как оказалось, неправильный.
В какой-то момент он оказался совершенно один. Во всяком случае, ораву призраков он не относил к числу своих доброжелателей. Да и являются ли призраки вообще "кем-то"? Может, они являются "чем-то", сродни деревьям и травам? С такой точки зрения, ведьмак остался совсем один.
-Ghoul y badraigh mal an cuach! - прогудел один из призраков. Какой именно - мутант сказать точно не мог. У них же не было ртов, чтобы говорить, как и не было лиц, чтобы на них были рты. Зато была мгла, много мглы. Ее было столько, что ей можно было накормить всю нильфгаардскую армию, если, конечно, мгла была бы съедобной. Кот не понял, что прогудел призрак, - не знал он этого языка. Но инстинктивно почувствовал, что это что-то нехорошее.
- Понятно почему вы злые, - прошипел ведьмак. - Ртов у вас нет, пиво пить нечем.
Вдруг призраков стало еще больше, чем было. Настолько больше, что они без труда окружили охотника на монстров. Ну что же, подумал он, положив стальной меч в ножны. Приступим. Посеребренный клинок мгновенно оказался в руке Кота, а сам он принял нижнюю защитную стойку. Он не собирался убивать всех призраков из этой чертовой мглы. Он намеревался лишь прорваться и рвать отсюда когти. Впрочем, он и так планировал сделать это ранее, но, увы, не успел. Лишь бы Айден не сглупил и не вернулся, подумал Шрёдингер. Толку от него тут не будет, а так хоть окажется с чародейкой в безопасности. Глядишь, с князем о деньгах договорится...
Додумать ему не дали: призрачные мечи пошли в атаку, силясь забрать еще одну жизнь, еще одну душу. Хотя Лесовики могли бы сказать, что у ведьмаков душ нет, мутант, все-таки, проверять это утверждение путем собственной смерти не намеревался. А опровержением данной теории служил тот факт, что призраки собрались забрать и его.
Как известно, лучшая оборона - нападение. А лучшее нападение - источник победы. Вот Кот и напал на одного из призраков после серии проведенных им парирований. Напал не на абы какого, а того, что перекрывал ему выход из окружения. Впрочем, один быстрый удар тут же перешел в блокирование, - остальные сволочи не спали. Единственная надежда, которая оставалась у ведьмака, на собственную удачу. На удачный удар и выход из этого проклятущего кольца.

+6

32

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/92-1527295418.png[/AVA]Дорога на Бремервоорд

Чародейка ушла через портал, а перед Айденом встал выбор - бросить товарища по цеху или помочь ему. Парень знал, что Шрёдингер куда опытнее и сильнее, а дополнительные мутации сделали его еще и невероятно живучим. Но конь ведьмака пал, а число призраков не уменьшалось. Они, в отличие от друга, не уставали и могли хоть до самого утра плясать. Многие молодые и не очень ведьмаки погибали из-за уверенности, что выстоят против всего на свете. Айден знал многих таких, кто-то его обучал, а кто-то и вовсе выпустился в один год с ним. И очень не хотелось, когда имелась возможность помочь, послушать друга и уйти. Но Шрёдингер больше переживал скорее уж о молодом ведьмаке, нежели чародейке, во всяком случае так хотел думать Айден. Посему он спрыгнул с коня, пускай ведьмак и заберет, если добежит, быстро вытащил из запасов Ласточку, убрав ту на пояс, и шагнул в портал. На выходе его, прошедшего мутации и принимавшего невероятно отвратительные эликсиры, чуть не вывернуло, благо парень испытывал и куда хуже ощущения. Вокруг была поднята куча пепла, а рядом была чародейка.
- Мы точно не в замке. Давай по новой, - отшутился парень, дабы хоть как-то разрядить обстановку. - А вообще, куда мы попали? - трупы может и дали бы ему подсказку, но он не мог знать каждую точку на карте мира, да и ориентиров как таковых он тоже не видел.

+5

33

Драконьи Клыки

Шаг в неизвестность оказался болезненным. Продрогшая до костей Филиппа Эйльхарт, которая лишь чудом до сих пор сохраняла величественный вид, споткнулась о камень. Равновесие удержать было за гранью возможного, так что встреча колена и земли оказалась неизбежной. Женщина поморщилась и едва не чихнула от поднявшейся пыли, против воли вдыхая обжигающие лёгкие воздух сверх меры. Закашлявшись, чародейка и вовсе согнулась пополам, чувствуя, как нечто тошнотворное подкатывает к ставшему вдруг сухому горлу. Пришлось потратить какое-то время на то, чтобы, зажмурившись, выровнять дыхание и не позволить давнему завтраку вырваться на свободу. Сделав аккуратные вдох и выдох, Филиппа открыла глаза и едва не ахнула, что явно закончилось бы рвотой. Тёмные глаза упёрлись в череп. Перья подсказывали, что череп когда-то принадлежал ещё живому нильфгаардцу. Когда-то живому. Сейчас же - лишь остатку от трупа.
Из замершего состояния Эйльхарт внезапно вывел Айден, который всё-таки решил пойти с ней. Где-то внутри чародейка ощутила некоторую толику благодарности: очутиться здесь совсем одной было бы жутко. Не отрывая взгляд от черепа, Филиппа аккуратно поднялась с колена, машинально, но безрезультатно отряхивая платье.
Будь здесь лишь один череп - было бы проще. Но вокруг было много трупов. Как человеческих, так и нечеловеческих. Ужаснее всего было то, что... Трупы были будто бы совсем ещё свежие, пусть и вокруг уже начинал распространяться сладковатый и противный аромат. Который, впрочем, едва можно было уличить за серой и прочими веществами в воздухе. Филиппа зажала нос пальцами, чтобы не допустить промашки.
Айден решил сделать вид, что всё в порядке и вокруг нет горы трупов. Чародейка метнула в ведьмака взгляд и фыркнула.
- Как же ты догадался, м? - она прищурилась, но понимала, что юноша прав. Хотя безопасно ли будет снова открывать портал? Но не выбираться же отсюда пешком, впрочем. Что-то же всех здесь убило. Совсем недавно.
От этого осознания мурашки пробежали по спине. Здесь было душно, но хотелось вернуться обратно в сырость. Спастись от этого удушающего аромата трупов, серы, железа.
- Я не знаю, Айден. Но я хочу поскорее отсюда убраться.
Филиппа предприняла новую попытку открыть портал, чтобы затем, с помощью него, перенестись хоть куда-нибудь. Конечной целью всё ещё оставался замок. Туда и должен был быть нацелен новый портал.
- Следи за обстановкой, - процедила женщина. Ей нужно было собрать крупицы магии из этого проклятого места. Просто чтобы открыть портал. А это могло отвлечь, пусть и отвлекаться в этом месте явно было нежелательно.

[AVA]http://s4.uploads.ru/lC0Ng.png[/AVA]

+6

34

Окрестности Бремервоорда
- Сирены, водяные, подвыпившие стражники... скоро этот город поглотит море и его обитатели. - подумал Серрик - Даже жаль их немного. Миноги в здешних водах были вкусные.
В планах полуэльфа не числилось спасение Бремервоорда, однако слава героя не помешала бы магу, отказ же сулил весьма неприятные последствия. Алхимик понимал, что выбора у него нет - придётся помогать убогим.
- К магику тащите страховидлу, у нас сейчас дело поважнее. - чего уж не отнять у кметов, так это их недалекости, так что выходки сержанта и сохранение сиреновской тушки он воспринял с улыбкой, все эти пинки и крики повеселили его, а в хорошем настроении полуэльф способен на многое...
Как бы то ни было, сейчас Серрик сосредоточился, ведь сержант созвал вокруг себя всех тех людей, что жили близ Бремервоорда и количество этих людей и нелюдей оказалось для мага неожиданным. Он уже слышал о бушующей стихии, но  он не предполагал, что столько людей лишилось крова... и стольких же не пустили в город.
- Видимо, морской народ задумал нечто плохое.
И похоже Серрик оказался прав - сержант уже созывал людей - Все взрослые мужчины, молодые люди, старики — живо в казармы, хватайте луки. Кто не умеет стрелять из лука — берёт копьё, - кричал он - Князь сегодня призвал магиков с Горс Велена, и ежели мы сегодня отобьёмся — проклятье будет снято! - Проклятье? На момент Серрику показалось, что даже служивый не верил в свои слова. Впрочем больше полуэльфа удивляла фаза о магах. Точнее то, почему в качестве посредника между людьми и водяными выбрали именно его...
Ответ не заставил себя ждать и вскоре перед алхимиком возникли четыре тёмные фигуры. Корабль из ногтей мертвецов достиг берега? Нет. Королевская конница.
- Серрик фон Малер? - тут же прозвучал вопрос.
- Вы не ошиблись.
- Вы единственный маг в городе согласно спискам стражи врат. Водяные... они в гавани. Что делать? - все опасения оправдались, морской народ вышел из вод для очередного рейда. Однако что сподвигло их выйти на поверхность? Нагльфар?
У Серрика было слишком много вопросов, слишком мало времени.
- Водяные. - задумчиво протянул маг - Что же, если вы собираетесь проливать кровь, поставьте-ка лучников на стены. - активно жестикулируя сказал он.
- Пройдёмся?.. -
- Я располагаю достаточными знаниями о водяных, чтобы помочь вам, однако помните, что из крестьян выйдет не самое лучше войско. - он тихо посмеялся - Только отвернешься и они уже бегут к воротам. зовут мать... Но я отвлёкся. - маг посмотрел в глаза всадника - Итак, о водяных. Водяные сильнее человека, так что проследи за тем, чтобы у собравшихся было хотя бы подобие брони, иначе они даже не поймут на чьих внутренностях поскользнулись. Вступать в бой с ними лучше всего с копьем или мечом, но лучше с первым, водяные обладают внушительными рефлексами, но на земле передвигаются медленно. Глаза - их слабое место, не стесняйся пускать им пыль в глаза, или бить по ним. С дробящим оружием, секирами и молотами всякими, иди на свой страх и риск, их кожа покрыта липкой слизью, топор просто соскользит... если ты, конечно, не силен как тролль. Так что да, лучше всего выставить против водяных лучников.
Маг поделился с всадником нужной информацией, теперь осталось только дождаться пришествия морских захватчиков.
- Водяники идут! Водяники идут! - крикнул один из стражников.
- Берите луки, залезайте на стены. Быстрее! Быстро! Быстро! - прокричал тот самый всадник, ошеломленный появлением водяных.
- Как быстро.
Для Серрика такая скорость стала неожиданной, такого он ожидал скорее от налетчиков с островов, а не от монстров... впрочем сейчас нужно было действовать.
- Сирена в доме. Жду указов. - за магом возник голем.
- За мной.
Повсюду сновали кметы, они готовились к чему-то большому, одни из них жадно разбирали стрелы, другие натачивали копья, третьи спешно собирали свои пожитки собираясь, по-видимому, трусливо сбежать. Возможно, в иной ситуации полуэльф поступил также, но получить удовольствие от хорошей резни он всё же хотел.
И вот, маг вышел из ворот. а рядом с ним был верный голем. Ему навстречу, из морских глубин, стройными рядами вышли водяные. Холодные и ужасающие, они, одним лишь свои видом, могли бы обратить в бегство бывалого наёмника. И вышли они, с раздутыми человечьими телами, покрытыми чешуей и увенчанными рыбьей головой, низкие. но не менее опасные. Их огромные, на выкате рыбьи глаза медленно вращались, оглядывая то ли берег, то ли самого мага, их руки и ноги были неестественно длинны, заканчивались они тремя передними пальцами и противостоящим отростком, частично соединенным перепонкой. Всюду подле них разливался крепкий запах мертвой рыбы. Цветом они были бледно-серые, белыми животами и зелеными головами, а кожа их блестела от обильной слизи. Медленно шли они по земле, однако полуэльф знал, что в море сложно было найти более опасного зверя.
Серрик сразу приметил одного из них, самого здорового, ростом с высокого человека, рыболюда, закованного в бронзовый чешуйчатый доспех, покрытый водрослями и илом, на поясе держал он кривой клинок со странными знаками. Рядом с ним плелся ещё один рыбочеловек, достаточно невысокий, но видный, на нем была богато украшенная роба, на морде - высокий головной убор, вышитый золотом и драгоценными камнями, жрец. Он не знал, кто был виновником всего этого, но возжелал это выяснить. Он знал язык морского народа, но воспроизвести его он не сумел, потому понадеялся на то, что хотя бы один из них знает всеобщий.
- Приветствую вас. - по-аристократически поклонившись сказал маг - Почему вы вышли на поверхность? В чем ваша цель?

Отредактировано Серрик (2017-12-28 04:58:16)

+8

35

[indent=1,0]Вильгефорц был в окружении чародеев очень давно. Он, в отличии от всех юных магиков и тех, кто жаждал обучиться чародейству, никогда не питал ни любви, ни восторга к чародеям. Он всецело осознавал всю их подлую натуру и не мог позволить себе довериться хоть одному из них. Так и сейчас, он не стоял впереди остальных, словно пытаясь показать всю свою важность. Нет, он стоял рядом с Сабриной, слишком близко, чтобы заклинание, которое могло случайным или не очень образом быть направлено на него, не зацепило и саму магичку. И, в то же время, достаточно близко, чтобы грубой силой пресечь любые проявления агрессии в его сторону. Вильгефорц был членом Капитула, у которого был решающий голос. Фактически, он мог диктовать правила игры всем чародеям, к северу от Яруги. Это было очень удобно и, в то же время, очень опасно. Мэтр прекрасно знал, что у него много врагов среди притворных друзей, знал, что он не может доверять даже тем, кто согласился принять его сторону в тайных планах, не говоря уже о тех, кого предпочитал держать на расстоянии. Позади он позволил остаться только Дереку, понимая, что этот жалкий чародеишка, даже если посмеет атаковать его, то обратиться в пепел раньше, чем успеет произнести хоть какое-нибудь заклинание.
[indent=1,0]Именно по этой причине Вильгефорц и ненавидел работать совместно с другими магиками. Перед ними был враг, реальная угроза, которая едва ли сможет внемлить гласу рассудка, если у них вообще таковой имелся, и решат не связываться с чародеями, а ему стоило беспокоиться о вспыльчивой прислужницы Хенсельта, уделяя ей немало своего внимания. Вишенкой на торте абсурдности был, определённо, Дерек, который повторял свои бездумные речи, настойчиво предлагая Вильгефорцу и Сабрине принять мутацию. Пускай мэтр и не совсем понимал, каким образом чешуя на руках поможет им, но соглашаться, естественно, не собирался.
[indent=1,0]- Рассеять корабль раз и навсегда? - переспросил чародей, осуждающе взглянув на Дерека. - Думаешь, я позволю ему вот так просто бесследно исчезнуть? Ты хоть представляешь себе, сколько тайн сейчас перед твоим взором? Ответы на сколько вопросов можно получить, если подчинить эту силу себе? Боишься за свою жалкую жизнь? За жизни этих никчёмных мутантов? Так открывай портал и убирайся отсюда! Я предлагаю лишь раз. Попробуешь мне помешать - и князю Агловалю придётся искать нового слизняка на роль придворного чародея.
[indent=1,0]Вот он, Нагльфаар, прямо перед ним. Он был ещё загадочнее, чем мэтр мог себе представлять. Даже если это и не был тот самый корабль, предвестник конца времён, то, что Вильгефорц видел перед собой, источало невообразимую энергию. Он желал познать её, желал подчинить себе, погрузиться в неё, понять и использовать. Осталось лишь понять, как же лучше это сделать. Но сперва следовало разобраться с морскими тварями, что посмели обнажить оружие и выйти к нему, Вильгефорцу. В глазах чародея вспыхнул огонь, который через мгновение пылал в его руках, перетекая из одной ладони с широко расставленными пальцами в другую. Чародей готов был уничтожить любого, кто встанет между ним и его целью.
[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

Отредактировано Вильгефорц (2017-12-17 17:34:15)

+3

36

С двумя гордецами и не могло быть иначе. Сабрина не стала бы склонять голову, принимать в свое тело то, что, вероятнее всего, никогда не удастся уничтожить или приглушить. Временные мутации? Да кто слышал о таком? Необратимые последствия всегда неизбежны, поэтому она просто вновь над жалким магиком.
- Ты просто отвратителен… и позоришь весь наш магический род. Даже если эта сила нам не по зубам, не тебе решать здесь. Ты уже сдался, решив играть по их струнке. Теперь расплачивайся.
Жизни остальных здешних обитателей ее не волновали. Они уже не люди, в привычном понимании этого слова, наверняка презираемы среди других местных. Поэтому, если от них ничего не останется, никто сильно плакать не будет.
Вильгефорц был наготове, и Сабрина передумала пока что предпринимать что-то против него. Сам корабль и скрытая в нем мощь не так сильно интересовали Глевиссиг. Она не доверяла проклятым вещам и силам, в них заключенных. Слишком это опасно и непредсказуемо, и даже если один чародей смог добиться всего, он все равно оказывался пожран тем, что, в конце концов, так и не смог контролировать.
Осталось лишь не дать главе Капитула получить эту самую силу, благодаря которой он сможет уничтожить всех врагов и конкурентов, прежде чем будет уничтожен.
Или сделает что-то в своей самоуверенности, о чем пожалеет весь мир. Второе Сопряжение Сфер не вызовет, но тряхануть может так, что расколет надвое континент. Слишком многое указывало в исследованиях на то, что это уже случалось и не раз, стоило только Магии появиться в этом мире.
- По вашей команде, мэтр.
Хмыкнув, Сабрина начала шептать заклинание. Она не собиралась наносить первый удар и брать на себя ответственность. Вместо этого под ногами тех, кто надвигался на них с недвусмысленным намерением, земля превратилась в глубокие грязевые ямы, затягивая их по пояс. А уже на совести Форца было добавить их или вморозить и попытаться вести переговоры.
Сабрина же сосредоточила свое внимание на корабле и попыталась его просканировать.
Но отдача после этой попытки повергла ее на колени, заставив с воплем схватиться за голову. Она не могла понять, что увидела, но что-то древнее, дикое и необузданное, вовсе не то, что соответствует относительно новообразовавшейся легенде…

+3

37

Дорога на Бремервоорд

Десять призрачных фигур накинулись на ведьмака,  едва не заставив бывалого монстробоя дрогнуть. В их движения было до боли много человеческого и живого. Они должны были стать достойными противниками.
Словно подчинившись странному понятию о чести, туман остановился прямо перед развернувшимся полем боя, чёрной пеленой заслонив дорогу к берегу. Из глубин за боев наблюдали странные сгорбленные фигуры, держащие мечи, флаги и копья. Звучал громкий шёпот на незнакомом ведьмаку языке. Силуэты рыцарей и простых солдат в истлевших доспехах сновали из одного конца пелены в другой, внимательно следя за разворачивавшейся драмой.
Мёртвые решили дать живому одиночке шанс. Воинская честь не умирает, едва её носитель ложится в могилу.
-Ghoul y vatt'ghern... - прорычал призрак в попытке нанести клинком неловкий тычок в печень. Остальные занесли мечи для решительного добивания.
Нет, ведьмак не мог даться так просто. Не прослывший ловкостью Кот.

***

Драконьи Клыки

Земля пророкотала у них под ногами. Ведьмак и чародейка посмотрели на гору, у подножия которой они стояли, и с удивлением заметили что из неё валит чёрный дым. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтоб понять - вулкан готов пробудиться. Чертовски не вовремя.
Вместе с первым толчком Эйльхарт почувствовала как рядом с остовом корабля, на мелководье - открылась сильная интерсекция. Настолько сильная, что её открытие стало очевидным даже для ведьмака, и его медальон бешено завибрировал при её открытии. Источник переполнялся Силой. Филиппа ощущала что от интерсекции тянутся линии под землю и в глубину моря - здесь сошлись две, три, а то все четыре основных стихии, питавших магию. Потрясающая удача.
Или удивительное фиаско для тех, кто имел несчастье погибнуть здесь.

***

Деревня Белая, юг полуострова

Итог этой авантюры был предрешён. Появление корабля должно было стать дамокловым мечом, нависшим над магами побережья. Его грозные линии, боевой рог и тёмные армии на борту могли устрашить Вильгефорца, но не сломить его волю к власти. Узрев что-то настолько величественное и страшное, Дерек и его сородичи дрожали. А Сабрина лишь чувствовала внутри желание сломить. Сломить очередную причуду Магии, подчинить себе и впитать тёмную силу проклятых. Стать ещё сильнее чем прежде.
Этот корабль мог дать им слишком много. Но принести бед он мог ещё больше.
Ни Дерек, ни его сородичи не могли допустить кровопролития снова, и потому приготовились к встрече.
-Значит придётся действовать другими методами. - Дерек медленно поднялся с колен, мелко дрожа от прохлады и страха. Он закрыл глаза, и вслед за ним то же самое сделала бесноватая бабка. Водяные начали отступать в воду, готовясь укрыть от того, что последует за этим.
Детское пение прорезало уши чародеев,  не давая двигаться. Бабка всплеснула руками и закричала подняв перед собой и детьми щит в лучших традициях Аретузы. Весь берег наполнился звуком, отражающимся от скал подобно камертону. Дерек начал преображаться.
Иллюзия спала - перед Вильгефорцем и Сабриной стоял самый высокий из всех водяных, что они когда-либо видели.
-Мне надоело. - коралловый посох в его руке засветился глубоководно-зелёным. -Мёртвыми от вас будет больше проку.
Воды побережья ожили, и в чародеев устремились ледяные осколки.

***

Окрестности Бремервоорда

Рыболюды остановились, воззрившись на мага с удивлением и непониманием. Водяной в бронзовых доспехах соскочил с борта на землю ловко и без всяких усилий, элегантно взмахнув хвостом. Остальные наблюдали за ним с выражением глубоко почтения в позах. Но вождь не обращал на более мелких внимание так, словно они не существовали вовсе. Всё его внимание было приковано к человеческому магу.
Он подходил с обнажённым клинком в руках, и в порту послышались возбуждённые крики опасения. Серрику кричали бежать.
Но кажется, у водяного были иные планы на мага.
-От тебя пахнет сиреной. - гулко послышалось сквозь маску. -Нетрудно учуять даже сквозь фильтр. Люди в порту плывут вместе с нами. Люди с угольными свечами выживут, остальные - погибнут.
Его выговор удивлял чёткостью и безошибочным произношением. Весь вид водяного говорил о том, что он давно привык ходить по твёрдой земле. Люди, наблюдавшие за переговорами, теперь затаились и слушали булькающую речь двух чудовищ, не в силах оторваться от захватывающего зрелища.
-Передайте княгине что она ошибалась насчёт своего мага.

+6

38

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/92-1527295418.png[/AVA]Драконьи Клыки

Вот уж чего ведьмаку не хотелось, так это помереть под пробуждающимся вулканом. Мало того, что будет больно, так и не найдет никто, а этого нужно избежать. Выйдет такой Шрёдингер живым и будет искать напарника, а он уже все, отдал душу в мир иной. Айден посмотрел на дела чародейки. Спасительного портала так и не оказалось, что неимоверно огорчало. Так и этого оказалось мало, бешеные дерганья медальона намекали на наличие рядом монстра или же это такая реакция на опасность от вулкана, точно сказал было невозможно.
- Я не намекаю, но наши дела стали на порядок хуже. - сказал он Филиппе, приготовив серебряный меч, уже ожидая атаку со всех сторон, даже снизу. "А мог бы друга спасать от призраков..." - пронеслась в голове мысль, которую ведьмак откинул куда подальше в сознание. Не время ныть о нелегкой судьбе своей. Живым бы выйти, да с чародейкой за пазухой. "Как там Шрёдингер? Надеюсь он выживет. Хотя о чем это я, конечно выживет!" - уверенности в этом придавал тот факт, что напарник Айдена слыл легендарной, даже среди ведьмаков, живучестью. Айден даже как-то раз в шутку сказал, что если Шрёдингера обезглавить, то он еще два дня будет убивать монстров, пока не умрет с голоду. Конечно же это была просто шутка, ведьмаки, как и все живое в мире, без головы крайне мало живут.

+5

39

Драконьи Клыки

Портал не вышел. Филиппа тихо и агрессивно выругалась сквозь зубы, опуская руки. И вот тогда и случились последующие события. Земля начала рокотать, предвещая последующие неприятности. Но произошло и ещё кое-что. Что отвлекло чародейку от злости на весь мир. Первый толчок будто бы пробудил некую силу. Или она была и до этого, но скрытая от чужих ощущений. Филиппа замерла, прислушиваясь к этой силе. Чуть ли не все силы стихий. Прямо здесь. Совсем рядом. Чародейка облизала пересохшие губы.
Голос ведьмака прозвучал неожиданно. Эйльхарт уже и забыла о том, что он тоже здесь. Быстро метнув взгляд в сторону Айдена, Филиппа хмыкнула.
- Да что ты говоришь, - ядовито проговорила Филиппа, ухмыльнувшись, - следи за ситуацией лучше. Твой меч не защитит нас от лавы. И, прошу тебя, не отвлекай.
Глубоко вдохнув, чародейка сосредоточилась на той силе, которую ощущала. Рокот от вулкана поднялся снова. Времени становится всё меньше. Изучение источника может отвлечь так, что она не успеет сделать больше ничего. Опасное развлечение...
Прикрыв глаза, Филиппа решила рискнуть и подчерпнуть магию, что так спасительно (или губительно?) оказалась совсем рядом. Шанс открыть портал. Или вовсе остановить действие вулкана. Филиппа пока не знала, какие грани магии преподнесёт ей внезапный источник силы. Главное, не увлечься. Эйльхарт в первый раз столкнулась с такой обширной концентрации магической силы. Невероятная удача.
По крайней мере, в это хотелось верить.

[AVA]http://s4.uploads.ru/lC0Ng.png[/AVA]

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2018-01-03 20:14:46)

+6

40

[indent=1,0]День продолжал насыщаться событиями, приоткрывая то, что ранее было сокрыто за пеленой обманчивой иллюзии. Дерек, что представал перед чародеями юным выпускником Бан Арда, нынче был ничем не отличим от тех тварей, что изрыгнуло морское дно. Вильгефорц был одновременно поражён, взбешён и обескуражен. Как этому выскочке удалось обвести вокруг пальца его и Сабрину? Как они не смогли разглядеть то, что скрывается за простой иллюзией? Он был слишком беспечным, слишком поглощённым тем, что могло дать ему присвоение этой таинственной и могущественной энергии, которая в данный момент волновала чародея меньше всего. Его лицо искривилось в злобной гримасе, а пальцы сжались, словно выжимая искры из огня, что казался густым и тягучим. Мэтр хотел обрушить мощь боевого заклятья на морскую тварь, что предстала перед ним и ему было плевать, что станет с детьми. Едва успел Вильгефорц взмахнуть руками, как почувствовал за спиной какое-то оживление. Он оглянулся как раз вовремя, чтобы среагировать и выпустить магическое пламя в ледяные осколки, которые мгновенно обратились в облако пара, с характерным шипением.
[indent=1,0]- Встав против меня, ты совершил ошибку, - мэтр обернулся к магическому куполу, подготавливая новое заклинание. - Это была твоя последняя ошибка.
[indent=1,0]Из рук Вильгефорца вырвался заряд молнии, который тут же опутал защитный купол, словно паутина. С жутким треском, сопровождаемым ярким свечением, заклятие лишь набирало силу, заставляя землю вокруг барьера становится чёрной от жара.
[indent=1,0]Внезапно мэтр остановился, прервав поток молний, словно вслушиваясь в то, что было слышно только ему. Телепатическая связь. Как не вовремя. Связавшийся с Вильгефорцем Риенс вещал о том, что наткнулся на след, который точно должен привести к искомому львёнку, а также просил помощи мэтра в этом деле. Чародей не мог просто игнорировать это послание. Риенс, пускай и был довольно глуп, но не настолько, чтобы беспокоить мэтра по пустякам. Вильгефорц тихо выругался и обратил свой взгляд на Сабрину.
[indent=1,0]- Прошу меня простить, уважаемая коллега, но меня ждут неотложные дела. Твоя взяла, - с явной неохотой признал чародей. - Я удаляюсь.
[indent=1,0]Кинув холодный взгляд на того, кто раньше был Дереком, мэтр бесследно исчез в открывшемся портале.
[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/7-1483346146.jpg[/AVA]

+3

41

Деревня Белая, юг полуострова

Такую боль могло подарить что-то, что существовало, возможно, до Сопряжения Сфер или же родилось не в этом мире, а пришло сюда через многие бреши, которые большинство чародеев считали мифами, не в силах туда пробраться, не в силах найти путь туда, где полно безграничных возможностей. И только Истоки или другие одаренные могли пробиться сквозь завесу их реальности.
Сабрине стало по-настоящему страшного, а это в ее жизни случалось нечасто за последние полвека. Слишком мало удивляло, слишком мало представляло истинную угрозу, которую нельзя перебороть. А здесь бороться было бесполезно именно с источником, породившим все беды. Можно было лишь отсечь то, что влечет его сюда. Но что?
Тем временем, Дерек оказался вовсе не выкидышем Бан Арда, выкидышем морским, что было ничуть не лучше, если вообще не хуже.
Испепелить тварь было инстинктивным желанием, но не удалось вовремя собраться с силами. Лишь едва-едва удалось защититься щитом от множества ледяных сосулек, готовых нашпиговать ее красивое тело.
Первые резонансы были самыми страшными, к остальным удалось приспособиться. Каждый из них будто был в такт бешеному биению ее сердца. И неизвестно, что здесь сказалось больше, то ли то, что Вильгефорц был крепче, то ли у нее, неожиданно, оказалась повышенная чувствительность именно к этому магии.
Но ничего выяснить не удастся, вряд ли кто-то решит удовлетворить любопытство Глевиссиг...
- Вот же ж.. ох, с каким удовольствием, я принесу князю твою голову, - процедила Сабрина.
Дети ее не волновали, а в бабке, которая умела пользоваться магией она видела побочную угрозу. После отражения атаки, Сабрина мощной волной подавила не слишком расторопную старуху, отбросив ее на несколько метров назад. Она ей совсем неровня... а теперь главное блюдо...
Телепатический сигнал Сабрина перехватить не могла, да и едва смогла его почувствовать сквозь всю эту какофонию звуков и магических волн.
Да и то насчет него была, скорее, догадка по странным действиям Вильгефорца, который решил... просто уйти?!
- Какого... - Сабрина отвлеклась, провожая мужчину взглядом, пока тот заходил в портал. - Ты не можешь меня вот так здесь бросить! Стой!
Она хотела, чтобы он ушел. Но не сейчас, когда верная смерть неумолимо подступала, и не было известно, откуда ждать удар.
Стоило последовать его примеру, но слишком уж вся эта ситуация и местный рыболовный улов ей досадили, чтобы так просто уйти.
- Ублюдок... друидский выкормыш... - цедила Глевиссиг, отступая чуть назад и обходя большого водяного сбоку.
Щиты были выставлены, тылы проверены, а самые опасные заклинания готовы были сорваться с губ...
И первым делом она заставила водяного уйти по шею под землю, а следующее заклинание в виде светового диска кинулось с пронзительным воем вперед, чтобы отрезать отродью голову.

+2

42

Водяные всегда были загадочной расой - странная раса рыболюдей, что возводит города в морских пучинах, носят странные маски и приносящие людей в жертву своим странным и жутким богам. Серрик хорошо разбирался в подобного рода монстрах, его всегда привлекали такие... культуры, однако сейчас слова водяного были полны загадок.
- Угольные свечи... - мысли в голове мага спутывались - Устройство для предвидения будущего у эльфов? Или нет? Для связи? - уж здесь блеснуть своими знаниями маг вряд ли бы смог.
- От тебя пахнет сиреной. - голос рыбочеловека напоминал приглушенный скрип, нет, лай дикой и бешеной собаки.
- Да, сирена напала на меня... - маг заботливо погладил шрам от когтистых лап хладнокровной суки - Но жизнь её прервал не я. - поступать по-предательски для алхимика было в порядке вещей, а вкупе с со страхом умереть от покрытого илом меча, это имело, скорее природу инстинкта - То был дородный воин, Толстый Фред.
- Ты пожалеешь о том дне, когда смел взять мой кошель.
- Позвольте всё же мне задать вопрос... Сирены спасались от Нагльфара? - уже из интереса сказал колдун, хотя уж слишком многое его интересовало, а стоящий перед ним водяной мог располагать необходимым знанием.
Со временем чародей заметил, что в том, высоком, водяном было нечто жуткое и неуловимое, по крайней мере то, что остальные рыболюди выражали ему своему почтение - таких, по наблюдениям полуэльфа, стоило бояться больше всего. Поборники Злобных Богов, воины-изуверы, простые чешуйчатые ублюдки - у перечисленных водяных было три неотъемлемых атрибута - изогнутый клинок, огромный рост и некоторое уродство... Серрик уже начал думать, что за фильтром скрывается пучок щупалец.
- Передайте княгине что она ошибалась насчёт своего мага.
- Королевский маг?! - от такой неожиданности алхимик широко раскрыл глаза, он знал Дерека, он знал его ещё с Бан Арда, тот помогал ему в работе с водяными, хотя полуэльф чувствовал, что этот пучеглазый и бледный ублюдок что-то скрывает... похоже, отец и вправду зачал его с рыбой.
Серрик слышал, что иногда рыболюди заключают договоры с людьми: они пригоняют людям рыбу и приносят со дна моря золото, взамен на человеческие жертвы и возможность спаривания с людьми. Рождающееся в результате нечто выглядит как мерзкого вида человек, но скоро начинает приобретать характерные черты лица, а слышит зов чешуйчатого предка уходит в море. Причем эти метисы отнюдь не бесплодны, отнюдь, их дети тоже повторят судьбу родителя. Что же... в любом случае Дерек отправится на грязный и промокший стол, прямиком к той сирене...
Раздумья полуэльф прервал звук стука камень о камень, голем, весьма кстати, ведь огромные глаза рыболюда выжидающе глядели на мага. Борясь с желанием запустить в водяного молнию, он продолжил разговор со склизким пришельцем.
Королевский маг... вы говорите о Дереке? Мертвенно-бледном маге с большими глазами и широким ртом, верно? Что он сотворил?..

+5

43

Драконьи Клыки

Вода вокруг острова забурлила, но вулкан молчал. Жерло выпустило в воздух несколько горящих камней, с паром погасших в водах Великого Моря, серый дым повалил в сторону острова. Пошёл дождь. Из пепла.
Айден заметил причину крушения кораблей - отступившая вода обнажила острые грани коралловых рифов,  многоцветных, переплетающихся меж собой подобно жилам единого, бесформенного живого существа. От сырости и соли могло показаться, что они пульсируют. Интерсекция в руках Филиппы поддалась. Но её магическое чутьё должно было дать сигнал об опасности.
Под водой, в глубине, кто-то черпал Силу. Кто-то могущественный и древний как сам мир, а может быть и древнее. Эйльхарт инстинктивно поняла, что посягнула на чужую собственность.
Она могла продолжить черпать Силу только потому, что это существо разрешило ей.
Воды отступали всё дальше, вызывая всё больше опасений. Где-то далеко за морем бушевали землетрясения, плиты и платформы раскалывались на части, а земля изрыгала пламя. Погибали живые существа. Нити, которыми связано всё в этом мире, натянулись до отказа, грозя порваться, и на этой стороне мира произошла отдача. Правда состоит в том, что когда магия даёт сбой, то природа страдает.
Филиппе было позволено увидеть что здесь произошло.

Месяц назад

-Это наше золото, остроухий. - бронзобородый мужчина выпустил арбалетный болт в лежащего эльфа. Волна обрушилась на берег, докатившись до ног Стража Пущи - как раз в том месте, где стоял Айден.  -Оттащите трупы и снимите скальпы. У нас тут гном, низушек, краснолюд, эльф - хорошо порыбачили, ребята. - бронзобородый сделал шаг в сторону насыпи вулканического камня, на котором возлежал покрытый водорослями, мхом и кораллами сундук. Остальные Стражи Пущи начали деловито обследовать трупы скоя'таэлей, которые, очевидно, никогда не были скоя'таэлями.
-Хардестадт! - окликнул кто-то бронзобородого. - Сирены на горизонте. Может, отплывём?
Он скривился и вновь снял арбалет с плеча, вставляя острый болт. Когда-то он был лучшим стрелком на Скеллиге. Теперь - убивал тех, чей язык знал с рождения.
-Сколько?
-Три!
Ему не терпелось взглянуть на золото. Даже сирены так не пугали его, как беспокоила возможность никогда не увидеть блеска флоренов. А ведь он так поднялся в цене!
-Прикрывайте... я вскрою сундук.
-Но...
-Не уйду, пока не вскрою, я сказал! - рявкнул скеллигец и бросил арбалет на насыпь рядом с сундуком, ловким движением достав маленький лом. За  скалами были слышны крики чудовищ, а в воде виднелись странные гребни - игольчатые, с перепонками, разного цвета.
-...нам не уйти. - сглотнул один из Стражей. Они все, все шесть человек понимали, что чаять спасения уже поздно. Они подписали себе смертный приговор, решившись на плавание в одиночку. Драконьи Клыки всегда были прокляты. Здесь был Город Ис.
Сундук открылся, и там было не только золото. Там лежала лампа.
Волны смывали кровь эльфов с берега, но сами становились багрово-красными. Когда Хардестадт коснулся лампы в благоговейном восторге, он не знал что высвободит. А вырвавшиеся из багровой пены морские чудовища - знали.
Никто не слышал сказанные шёпотом три желания, но они исполнились. Скеллигец никогда не мечтал о многом.
Но кто сказал что д'йинни будут выполнять желания буквально?

Много лет назад

На "Гордость Этолии" напали. Кривой баркас с Островов, поймавший попутный ветер. Хардестадт шёл на абордаж в первых рядах - молодой, безбородый, злобный и питавшийся неделю только ухой и плесневелым хлебом. Если ты подмастерье кузнеца - это не значит что тебе хорошо платят и кормят.
Нильфгаардцы встретили островитян достойно, но у них не было единого строя. Пираты привыкли к абордажам - имперский экспедиционный корпус нет. Они ненавидели сражаться на море. Даже чёрный доспех не защищает от морской болезни, а ржавый топор пирата опаснее чем кажется. Хардестадт обезглавил капитана и объявил команде что сделает из его черепа чашу. Взятый в плен чародей судна стоял на коленях, склонив голову. Это был звёздный час команды пройдох, отребья из самых разных кланов. Теперь-то они заживут!
Но у шторма были другие планы.
Перед смертью Фианн аэп Руидгр поклялся что вернётся в тот день, когда на корабле вновь прольётся Старшая Кровь. Но чародей не подозревал что его близость к лампе придаст заклятию такую силу.
Он стал воплощением ненависти, едва погиб. Тёмные воды поглотили корабль, а Хардестадт спасся на обломках. Он не знал где потерпело крушение нильфгаардское судно, куда его вынесло. Узнал лишь через пятнадцать лет.
И вновь пролил кровь, а загаданное им желание лишь усугубило положение.
Гений Воды смеялся, глядя на сотворённое. Он был доволен. Но его появление привлекло и других.
Связать это существо узами хотели не только живущие на земле.

***

Филиппа Эйльхарт очнулась, но увидела что огромная волна уже накрывает риф. Толща воды ужасала немыслимой мощью.
Но её спасли от смерти, в отличие от ведьмака.
Айден потерял сознание и был унесён потоками воды в сторону континента, несмотря на отчаянные попытки спастись, ухватиться за уступы застывшей тысячелетия назад лавы. Напрасно. Нет врага неумолимее стихии.

Деревня Белая, юг полуострова

-Я убью вас, а душу выпью... - электрический разряд поразил шкуру громадного водяного. Дети вскрикнули и заплакали, а старуха бросила вслед уходящему чародею ледяной осколок, прошедший в портал вместе с ним. Вильгефорц из Роггевеена почувствовал что из шеи течёт кровь и зажал сонную артерию.
Но он был у себя в покоях, и ему ничего не угрожало, в отличие от Сабрины Глевиссиг.
Водяной увяз по колено в земле, ещё один поднял копьё, чтоб бросить в чародейку, но не успел, лишившись головы. Старуха распласталась на земле, а дети пытались её поднять.
Дикий крик пронзил воздух, когда обожжённое чудовище показало свою истинную сущность. Бывший Дерек был готов творить такие заклинания, которых никогда не было в арсенале волшебников континента.
Невидимая цепь сдавила горло Сабрины. Безмолвие.
-Когда он впервые пришёл сюда, я оторвал ему ноги и вскрыл брюхо, вынув кишки. Он так сладко визжал! А ты помолчишь... - в два шага чудовище преодолело расстояние до жертвы, оттолкнув водяного. Рыболюд упал на спину, послышался хруст костей.
Они были такими ужасными по меркам людей, но такими хрупкими.
Перепончатая лапа схватила чародейку за горло и прижала к земле. От чешуи валил дым. Но едва он приблизился, у Сабрины появилось самое страшное оружие - внезапность. Пока он тянулся к её лицу вонючей, склизкой пастью - она могла шевелить руками.
А старуха так и не смогла подняться. Дети заплакали, но обернувшись на залив, перестали. Оттуда шла огромная волна.
Они встали в круг. Они звали Сабрину.

Порт Бремервоорда

-Сирены занимались тем, что заложено в их природе - услышав о смуте, они тут же полезли в омут. Удобно охотиться, когда вы боитесь. - в фильтре водяного забулькало. -Мы собрались у Ступеней на встречу, чтобы договориться о мире. Встреча сорвалась благодаря его стараниям, а мы... слишком поздно поняли. Если в руках твоего рода оказывается наша магия - она неизбежно оборачивается проклятием. Держись подальше от глубины, чародей. Для тебя там нет ничего хорошего. - он кивнул на корабль. -Для этих людей - будет. Первая волна обрушится на берег и сметёт старую дорогу. Она придёт сейчас. Вторая придёт позже и сметёт город. Уходите.
Он развернулся и пошёл по трапу на борт. Серрик заметил что за румплем судна находится человек. Его лицо было хмурым и грустным, но он молчал.
-Маг называет себя Руидгром. Опасайся этого имени, если услышишь. - доска упала, и корабль заскрипел, уплывая. По толпе пошёл напряжённый шёпот, переросший в панику.
-ПОТОП! ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП! ПОСЛЕДНИЕ ВРЕМЕНА! - закричал какой-то дурной, но его вырубил рядовой ударом в челюсть рядовой Фред.
-Милсдарь магик! - испуганно послышалось из толпы -Чего делать будем?
Они были славными людьми и не умели паниковать.

Город Ис

Вид

http://sg.uploads.ru/t/LdzsY.png

Она очнулась на множестве подушек, а рядом лежало блюдо с креветками и бокал со странной чёрной жидкостью, похожей на вино. Комната была выложена жёлто-зелёной плиткой, а дверь была круглой, без намёка на ручку, и судя по всему открывалась только снаружи. Было абсолютно пусто, а источник освещения являлся загадкой. Но не это было самым удивительным. Вид из окна потрясал ещё больше. Коралловый риф, полный рыб самых разных расцветок и форм, часто неизвестных и никем не описанных.
Дверь раскрылась со странным шипящим звуком, и в помещение вошёл водяной, одетый в длинный чёрный балахон.
-Город на земле уже не спасти. А вот вас - можно, пожалуй.

Дорога на Бремервоорд

Шрёдингер сражался как бешеный камышовый кот - извиваясь, предвосхищая любой удар сверхъестественного оружия невероятным пируэтом, вихрем стали и магии. У него из пальцев вырвался давно позабытый Игни - и несколько призраков сгинули в пламени ведьмачьего знака, как и подобало нечисти. В памяти ведьмака всплыли лучшие его бои, лучшие ходы и тактики.
Он был великолепен, и любой, увидевший сражение издали, принял бы Кота за ураган из стали. Пали шесть из двенадцати призраков, эктоплазма усеяла большак, и даже чёрная стена искажённой магии пошатнулась от упорства монстробоя. Но призраки прибывали. Полупируэт, удар, парирование со спины, разворот с сечение, который разрезал врагов по дуге, рассекал любого на флангах надвое. Призраки распадались на две половины - нижнюю и верхнюю, а после падали и исчезали. Но их становилось всё больше. Шрёдингер отступал, а они появлялись за спиной. Когда ведьмак понял что одного меча не хватает, он выхватил стальной. На исходе сил, на предел возможностей.
Он снова был великолепен и крушил их. Второй десяток. Третий десяток.
Он убил тридцать три призрака, прежде чем от безликих силуэтов запестрело в глазах, и они затопили его как тягучая, плотная смола заключает в свои объятия комара. Шрёдингер исчез. Появился Шрёдингер.
Ни жив, ни мёртв. Призрак о двух мечах, с обглоданным черепом вместо лица. Призрак ведьмака.

-ПЕРСОНАЖ МЁРТВ-

Отредактировано Мастер Игры (2018-03-01 05:31:16)

+10

44

Дальше события приняли столь стремительный оборот, что опытная Сабрина оказалась совершенно не готова. Уход Вильгефорца ее не беспокоил. Она даже могла успеть остановить прощальный подарок старухи, но не стала, даже злорадно улыбнулась, довольная тем, что карга хотя бы попала и принесла по меньшей мере неудобство. Было бы приятно вернуться в цивилизацию и узнать, что молодой глава Капитула скончался. Но мечты остаются мечтами...
Зато чудища не исчезли. Ее заклинание снесло голову рыболюду, но то, что было якобы выкидышем из Бан Арда превратилось в чудище из кметских страшилок. Глевиссиг собиралась порубить его на куски, но поздно осознала, что не может произнести ни слова, горло сдавило так, что не удавалось произнести ни звука.
Не успев сосредоточиться и противостоять твари, Сабрина оказалась на грязной земле, и ее походное платье окончательно превратилось в грязное тряпье. Руки еще были свободны и, уже не помня себя от ужаса и задыхаясь от пережатого отвратительной рукой горла, чародейка выхватила из-за пояса небольшой кинжал, что не так часто носила с собой. Но именно он сейчас спас ей жизнь. Серебристое лезвие с переливами, наточенное до невероятной остроты, вошло в глаз твари.
Даже обычный металл в таком нежном месте, да еще, наверное, доставая до мозга, был весьма болезненным. Хватка ослабла, и Сабрина с невероятной быстротой, подгоняемая страхом, вынырнула из-под чудища. От надменности не осталось и следа. но на ее место пришла та всепоглощающая ярость, что испепеляла целые армии нильфгардцев на Соддене.
Голос так и не вернулся, но Магия протекает через все тело, а на нее не нацепили двемерит. Все тело было проводником магической воли, и могущественные чародеи прошлого наверняка могли мановением руки обращать людей в могильную пыль.
Этим и воспользовалась Сабрина, насколько позволяло головокружение от удушья и дезориентация. Она слышала, как ее зовут, и на инстинктах пятилась назад, не сводя глаз с чудовища, что уже приходило в себя. Но было уже поздно. Пусть и более слабая вариация, но все же весьма опасное заклинание пронзило электричеством тело чудища. Влага вокруг усилила удар, и если оно не сдохло, то было сильно покалечено.
Едва не теряя сознание, Глевиссиг уже оказалась рядом с детьми, и только сейчас разглядела огромную волну, которую даже она со всем своим могуществом не могла остановить...

+3

45

Чужая сила. Чужие воспоминания. Филиппа не знала, чем успела заслужить подобное снисхождение, но в этот раз не стала проявлять гордость. Критическая ситуация, ощущение опасности, не покидающее ни на дюйм. Вот оно, рядом, клубится, извивается, словно змея, впивается в кожу. Но ничем Эйльхарт не выдала себя, лишь плотнее сжала губы. И пропала на какое-то время.
Другие люди, другое время. Эйльхарт никогда не занималась чтением прошлого, сновидением, дьявол знает чем ещё, а потому вдвойне странно было ощущать свою сопричастность к этому. Странно было ощущать себя здесь и не здесь одновременно. Странно было существовать и не существовать в то же время. Видеть людей, которых больше нет, слышать разговоры, знать мысли, чувства, эмоции. Будто бы побывать каждым из них, пожить в каждой шкурке. Секунду, мгновение, но пожить. Перестать быть Филиппой Эйльхарт, стать жадным до флоренов Стражем, отчаянным пиратом, видеть брызги и слышать шум воды. Словно калейдоскоп, из которого не вырваться. Но в котором запоминаешь каждое мгновение. И только запоздало обрабатываешь информацию.
В какой-то момент оказалось, что шум воды - это не эфемерное нечто в прошлом, а реальное. Филиппа успела лишь проморгаться и бросить последний испуганный взгляд на Айдена. Успела даже бессмысленно отступить на пару шагов назад, едва не споткнувшись. Не успела подумать о глупости подобной смерти. Не успела более ничего, когда вода обрушилась на риф.
Темнота и больше ничего.
Вечность. Может, чуть меньше, если не больше. Возможно, лишь одно мгновение. Казалось, она только зажмурилась перед волной, а потом несмело приоткрыла глаза. Чтобы увидеть место, совершенно не похожее на риф. Комнату. Под телом не застывшая лава, а мягкие подушки. Рядом не трупы и старое оружие, а креветки и, кажется, вино. Филиппа отогнала глупые мысли о том, что, мол, так и выглядит место после смерти. Что-то подсказывало ей, что она всё-таки до сих пор жива.
Чародейка присела на подушках, не решаясь притронуться к еде и напитку. Как-то всё было... Неправильно. Не так. Она не знала, что случилось с Айденом, но пока и нечего было и думать об этом. Разобраться бы, где она.
Чародейка бросила короткий взгляд в сторону окна и обомлела. Риф, рыбы... Она находится под водой? Но... Как это возможно? Миллион вопросов и ни одного ответа. И комната, странная комната совершенно пуста, не считая окна, двери, подушек и яств.
Послышалось странное шипение. Именно с таким звуком почему-то открылась дверь, являя водяного в длинном балахоне чёрного цвета. Филиппа, едва отдавая себе отчёт, поднялась. Но не для того, чтобы бежать. Говорить с кем-либо сидя было неуютно. А в этом странном месте - вдвойне неуютно.
Странные фразы. Эйльхарт была не против собственного спасения, но... Какова цена? Впрочем, это не было самым важным вопросом, если признаться честно.
Чародейка прищурилась и на мгновение сжала губы. Она не знала, как обращаться к водяному.
- Я прошу прощения... - с максимальной учтивостью, на какую только была способна, начала она. Прекрасно понимала, что здесь не место для задирания носа. В глазах была гордость, но вот говорить без уважения Филиппа опасалась. Ситуация слишком непонятна.
И её силы здесь явно в меньшинстве.
- Но кто вы, где я и как я здесь оказалась? - продолжила она, скрестив руки на животе и глядя прямо на водяного.
"Нужно было просто использовать телепорт прямо во двор," - пронеслась запоздалая мысль. В который раз. Впрочем, Филиппа не была уверена до сих пор, что она сейчас не в выигрыше.
Разложить бы по полочкам в голове увиденное ранее... Жаль, не было времени.

[AVA]http://s4.uploads.ru/lC0Ng.png[/AVA]

+3

46

Порт Бремервоорда
Серрик посмеялся, тихо посмеялся глядя на водяных, уходящих в водные пучины.
- Столько загадок, столько слова, но так мало смысла. - не первый раз он связывался с рыболюдьми и каждый раз всё заканчивалось ровно также. Однако слова о волнах несколько насторожили мага, уж в чем, так в водной стихие они разбирались и это даже немного пугало мага.
- ПОТОП! - тут же прозвучал кметовский голос... так не вовремя.
Маг прищурился, рассматривая горизонт.
- Зараза. - выругался он.
Огромная волна шла на город и если слова водяного были правдивы, она была достаточно огромной для того, чтобы поглотить весь город и его обитателей.
- Милсдарь магик! — послышалось из толпы - Чего делать будем?
Серрик... некромант, убийца и просто подлец. Его трясло от презрения к кметам, он просто сочился презрением, смотря на их тощие обветренные лица, но перед лицом рока все были равны и если этому потопу было суждено уничтожить весь Бремервоорда... что ж, одному не спастись.
- Плот. - коротко сказал алхимик , указывая на полусгнившие останки кораблей - Есть ли здесь судостроители, парусные мастера или простые плотники? - ответом ему стали немногочисленные возгласы - Отлично, тогда используйте обломки от кораблей в качестве основы. Если плот выдержит, вы сможете спастись, если нет - утонете. Так что постарайтесь.
Впрочем работа лежала не только на плечах крестьян, колдун знал, что стихию может обуздать магия, а Серрик был весьма сильным магом...
Полуэльф побежал в снимаемый дом, желая найти хоть что-то, что может помочь - амулеты, обереги, магические фетиши и талисманы, хоть что-то, что может придать магу сил. Однако не только это могло дать магу сил, имелись и другие... регаенты.
- Возьми её с собой. - сказал чародей своему каменному спутнику, указывая на сирену.
Гавань Бремервоорда
И она пришла. Огромная, гигантская волна всё приближалась и приближалась, она закрывала солнце. Серрик бросил взгляд на берег, кметы прислушались к его словам и судно уже было построено. Что ж, теперь дело за магом, если всё пойдёт по плану, плот даже не понадобится.
Серрик достал свой ритуальный нож, приближаясь к труп сирены.
- Сирена, милая подруга, ну что ж, настало твоё время. - вспарывая её живот пропел маг. Он аккуратно разложил её внутренности и бережно начертил кровавый круг. Проверив и перепроверив свои наброски, полуэльф начал рисовать мистические символы, теперь из своей крови.
- Последние штрихи... - сказал маг, поглощая энергию собранных артефактов.
Маг с дикими глазами посмотрел на приближающийся катаклизм, начиная свой ритуал.
На круге оживало пламя, а сам маг лишь тихо читал заклинания, вливая в них зловещую магию.

Отредактировано Серрик (2018-04-26 11:38:45)

+3

47

Деревня Белая

Склизкое, отвратительное, покрытое едва различимой чешуёй тело дёрнулось, и неестественный крик пронзил уши Сабрины. Оно вопило на пределах возможностей голосовых связок, раздувая кроваво-красные жабры на шее. Электрический разряд заставил глубоководную тварь пасть на четвереньки, но четырёхпалая, перепончатая лапа всё же выдрала кинжал из глазной впадины. Кинжал со звоном улетел в сторону, и монстр изогнулся, по-обезьяньи встав на четвереньки. Налитый кровью рыбий глаз и зияющая чернотой глазница уставились на детей и подползавшую к ним беспомощную чародейку. Жажда крови и отмщения как никогда сильно подначивала инстинкты.
Гул достиг его деформированных ушей слишком поздно.
Вода отступила, раскрыв тайны морского дна. Глазам чародейки открылись коралловые рифы и вся невыносимая грязь северного берега, копившаяся веками вместе с пребыванием здесь человечества. Отступающая для решительного удара вода оставила истлевшие лодки, скелеты погибших рыбаков, окаменевшие хребты древних существ, давно ставших едиными с рифом. 
Громадная толща воды обрушилась на них, как молот обрушивается на наковальню. Изнывающий от боли, голода и разочарования жрец звал на помощь, достигнув предела ультразвука. Морские жители и преданные слуги не слышали его мольбы за рёвом стихии.
А дети не хотели ему помогать.
Внезапная сила притянула чародейку в круг сцепленных детских рук. Вокруг них возникло сверхъестественное аквамариновое сияние, и Сабрина почувствовала как нечто непомерно могущественное, сильнее чем она и Вильгефорц вместе взятые, помогает ей прийти в себя и сплести заклинание. Она могла создать что-то невероятное. Что-то, способное затмить самое солнце и уничтожить это мерзкое, мокрое, заплесневевшее королевство, где даже скряга-князь пропах рыбой и затхлостью убогой провинции. Сила струилась по ней, порой изливаясь в удары голубых молний с потемневших небес.
Одна из таких испепелила воющее чудовище. Осталась лишь горстка пепла.
Непрочные хибарки рыбаков сносило напрочь, они оказались в сердце идеального шторма. Сабрина увидела перед собой прекрасный образ барьера, который хотелось создать перед лицом надвигающейся стихии.
Волна достигала высоты храма Мелитэле в Вызиме. И грозила потрясти полуостров до основания, если её никто не остановит.
Глевиссиг запомнила только то, что разорвала волну на части голыми руками, распылив до горячего пара и мороси. С не рядом больше не было никаких детей. Только три горстки пепла.

Гавань Бремервоорда

У чародея перехватило дыхание, когда он почувствовал взрыв Силы под ногами. Из расчленённого трупа сирены приходило больше, чем должно было. Люди в городе спешно собирали лодки на вершине города, у крепостных стен, чтобы быть готовыми к тому, что будет дальше. Люди помнили такие волны, обрушивавшиеся на посёлки в скверные летние дни прошлых десятилетий. Потоки грязной морской воды прокатывали на несколько вёрст вглубь полуострова, сметая всё на своём пути, превращаясь в могучий селевой поток. Люди знали, как спастись от этой угрозы.
Было достаточно устроить плоты на самом верху, у замка - и тогда всё будет в порядке.
Но когда вода начала уходить из гавани, а вокруг Серрика всё запылало ярко-голубым - они не могли не почувствовать суеверного страха. И не очень суеверного.
-У него исчо каменный истукан этот... - сплюнул солдат, перевязывая верви вокруг крепких сосновых стволов для плота. -Ух, сейчас вода ударит, ребяты, держись,  плоты к стенам привязывай!
Семьи города в единодушном усилии начали спасать жизни близких.
А Серрик понял, что ему помогает кто-то, чьё могущество простирается далеко за пределы способностей тех магов, которых он видел за длинную жизнь. Это было могущество странного, необычного рода - словно черпали силу не из могучего горного потока, а из тихой, непоколебимой реки, чьи обширные долины вмещали первые первые города. Это была магия древнее чем та, которую мог представить себе чародей, и многие из его коллег отдали бы жизнь за то, чтоб узнать её секреты.
Но ни одному человеку на земле не суждено было это сделать.
Полуэльф раскрыл свой могучий потенциал, создав барьер перед титанической волной в фазе её зачатия, задавив бешеный бурун, грозивший стать невероятно высокой стеной, в зародыше. У него должен был получиться  щит, способный закрыть весь город, но невидимая длань из тёмно-зелёных глубин направила чародея правильнее - из гавани вместе с барьером вырвал громадный поток голубого света, волнорез.
Он рассёк волну-убийцу надвое, заставив воду разлиться перед барьером, успокоиться в его пределах, прийти в нормальное состояние.
Серрик почувствовал, что невероятное спокойствие охватывает его всё сильнее, и он уже не стоит, а левитирует в потоках поднявшегося ветра. Он мог позволить себе ослабить барьер так, чтоб громадные толщи воды перед ним, закрывавшие небо непроницаемой чёрной стеной, хлынули в гавань постепенно, тихо, ничего не разрушив.

Город Ис

За час до цунами в городе

Их приносили в жертву одного за другим. Гладкокожий жрец был лишён своих обычных атрибутов, и вся его паства тоже была их лишена. Никаких высоких головных уборов и регалий, только чешуя и кожа разных оттенков и степени крепости. Перепончатые лапы и хвосты. Похожие на человеческие лица и совершенно чудовищные. Обитатели дна были разными, но всех объединило сегодня одно: буря, разыгравшаяся наверху.
И кровь людей, что была для них важнее крови эльфов.
Странно изогнутый нож вскрыл грудную клетку совершенно обнажённого мужчины лет тридцати. У него на шее вздулись жабры, а глаза закрывала белая сетка второго века. Он был одним из тех, кто уплыл с кораблём из Бремервоорда. Добровольно.
И столь же добровольно пошёл на смерть.
-Дабы усмирить Великого Зверя, отдаю твоё сердце этим водам.* - прогудел в покрытом кораллами и колониями моллюсков храме ни на что не похожий звук, похожий на эхо разговоров кита. Двое подручных жреца взмахнули хвостами и подплыли к трупу, оттаскивая его прочь, в тёмную глубину за жертвенным столом.
Переборка за спиной вошедшего к Эйльхарт жреца закрылась, и он развёл лапам во вполне человеческом жесте.
-У вас нет подходящих слов, Филиппа. - её имя он выделил так, словно это больше чем просто самоназвание. -У вас есть слово "убийца". Если хотите, называйте меня так. Но сейчас для того чтоб усмирить то, что вы видели, погибают ваши и наши сородичи. - он сделал шаг ближе. Стало понятно, что балахон на нём от жреца Вечного Огня, и водяному неловко в это одеянии.  -Мы  успокоили волны-убийцы кровью собратьев, которые жили на суше. Мы направили руки ваших чародеев. Но Зверь... Д'йинни, джинн. Оно всё ещё на свободе и рыщет возле вулкана. Скоро он будет в Бремервоорде со своей армией, и эта ночь станет для наземников последней. - он пророкотал, раздув воздушный мешок под горлом. -Мы принесём жертвы и вернём вас в город. Ему нужны три мага, чтоб сдержать то, что придёт. Один из нас уже пробовал, но нашей магии такое чуждо. Прошу вас... - он достал из-под балахона большой костяной кинжал. Изогнутый и острый, как ятаганы выходивших сушу водяных-воинов. -Принесите княгине это. Она поймёт.
Как только рукоять ножа коснулась её руки, Филиппа почувствовала что её затягивает в водоворот, из которого нельзя выбраться.

***

Бремервоорд

Серрик понял что не сможет опуститься на землю, потому что жажда бесконечно лавировать в потоках воздуха слишком сильна. Но вместе с тем в нём крепло ощущение, что он находится в ловушке, порождая страх, а затем панику. Грудь разрывало от невероятного ощущения, будто сердце стало проводником электричества. Он завис в воздухе, внимая крикам тех, кто рискнул спуститься в гавань. Неутихающая, бурлящая вода омывала ноги голема и унесла тело жертвенной сирены с собой, но это было уже неважно. Средоточие силы находилось в самом чародее.
Он был её единоличным обладателем ровно до тех пор, пока у него внутри что-то не взорвалось, и две яркие вспышки молний не прорезали ночное небо, ударив в голема. Истукан развалился на части, а я рядом с ним, в вонючей и мерзкой воде барахтались две женщины, одна из которых была совершенно без сил. Былая мощь покинула его, заставив осесть рядом, по колено в солёной морской воде.
Серрик мог узнать этих женщин. Это были госпожа Эйльхарт и её подруга без сознания - госпожа Сабрина Глевиссиг.
В пустой гавани были только они втроём и всё ещё целый, но изрядно потрёпанные после пережитого баркасы и здания гавани. Они выжили там, где сдался мэтр Вильгефорц.

+3

48

Деревня Белая

Сабрине не раз приходилось работать с местами Силы и работать с невероятными источниками энергии, используя свое тело  как проводник, даже в таких моментах, когда любую неопытную магичку такой объем просто испепелит, и не будь ее тело изменено магией, защищая от старения и прочих недугов, она бы превратилась в сморщенную старуху в мгновение ока.
Но сейчас... казалось, что любое неосторожное движение, и ее разорвет на части, не давая никакой возможности защитить себя. То ли действуя на одних инстинктах, то ли чья-то рука направляла ее, то ли просто чародейке ничего не приходилось делать, а быть лишь проводником неудержимой энергии, но от этого случая остались лишь смутные воспоминания.
Ничего о том, что можно было исследовать для увеличения собственных возможностей или чего-нибудь еще полезного. Лишь белый шум, который затмевал в голове все до момента, когда ее покинул Вильгефорц.
Что же произошло, Глевиссиг силилась вспомнить, пока выбиралась после огромного прилива на сушу.
Едва не теряя сознания, и то и теряя на несколько секунд, Сабрина, пусть и не до конца помня себя, упрямо карабкалась вперед. Бушующие волны немного стихли, но каждый раз после того как волна подталкивала ее к берегу, отлив норовил унести ее назад.
Кашляя водой, Сабрина выбралась, наконец, в мокром платье на твердую землю, развалившись на камнях, не обращая внимания, как те колют спину. То и дело пребывая в полузабытьи, она нескоро смогла понять, где находится. Верх казался низом, а низ верхом. Ей казалось, что она стала мужчиной или чем-то между двумя полами, а потом и вовсе какой-то птицей, улетая далеко за пределы облаков в черноту, освещаемую яркими звездами. А потом прибыла на тот же мир, хотя отправлялась отсюда.
Казалось, она видела даже больше, и в будущем пытаясь осознать свои собственные воспоминания, Сабрина пришла к выводу, что у нее были настоящие пророческие видения. Но столь размытые и непонятные, что толковать их можно как угодно. В том числе и про Белый Хлад...
Но доверять этому было нисколько нельзя. Любой маг, что попадал в такой транс, действительно мог заглядывать в будущее, и из этого даже что-то сбывалось, поскольку восприятие после такого мощного всплеска энергии обострялось неимоверно, стремясь заполнить образовавшуюся пустоту.
Все тело дрожало, не только от холода, но и схлынувшего напряжения. Она бы не смогла сейчас сколдовать и маленького огонька, настолько сильным было опустошение. Филиппа как-то рассказывала, что в замке, где ей пришлось спасать Фольтеста, она испытывала такое же...
С трудом сев на камень, Сабрина огляделась. Никого. Но и просто так добраться до цивилизации здесь будет непросто. Оставалось либо ждать, пока не станет лучше, либо ее кто-то найдет ,и она не окучурится от холода и шквалистого ветра.

+2