Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Погребённые в море

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время: 1265 год, 30 октября.
Место: Королевство Цидарис, Бремервоорд.
Описание: Вот уже почти десять лет прошло с тех пор, как случилось наводнение в Кераке. Жители княжества Бремервоорд, устрашённые обрушившимся на соседей гневом океана,  позабыли о буйстве стихии в те нелёгкие дни. Западное побережье Континента не видело с тех пор серьёзны катастроф. Добыча жемчуга идёт исправно. Сияющие города подводных народов всё ещё покоятся на дне морском, и лишь редкие гости из народа водяных и наяд появляются в этих местах. Чаще всего — с мирными намерениями.
Рано или поздно хрупкое равновесие в этих мирных местах кто-то должен был нарушить. Люди, водяные — не так важно. Но в дело вмешалась совершенно иная сила, заставившая морские королевства вновь вздрогнуть от страха перед ужасами, сокрытыми в тёмно-зелёных безднах Великого Моря.
Говорят, Нагльфар, корабль из костей мертвецов, идёт к Бремервоорду от Скеллиге. И там, где проходит это судно-призрак, исчезают люди. Деревнями, посёлками.
И кто знает — быть может, опустеют и города. Что под водой, что на суше.

+3

2

Музыкальная тема

Предыстория

Голубое пламя чёрных свечей освещало укрытый в прибрежных скалах алтарь Вечного Огня. В эту тихую ночь волны бились о базальт тихо, едва беспокоя слух. Великое Море напоминало зеркало, и рыбаки-старожилы Бремервоорда бились об заклад: никогда ещё осенью водная гладь не была такой спокойной. Ледостав ещё не должен был коснуться этих вод, а они уже застыли подобно студню, и даже западный ветерок, вечно обдувающий изъеденные солью Драконьи Клыки, не касался песка берега. В эту ночь всё застыло. Косяки рыб остались на глубине, ни единая песчинка на берегу не сдвинулась с места. Люди в порту и за высокой городской стеной отдыхали, усыплённые тишиной.
Но природа не терпит пустоты. Если перед зимней порой в Бремервоорде не начали говорить давно потухшие Драконьи Клыки, не распоясались "белки" или голод не взял княжество за мошну - значит должна была случиться другая напасть.
Водяные. Но началось всё не с них.
С полуострова Бремервоорд заметили призрачный корабль, а на его борту – привидение, черного рыцаря в шлеме с крыльями хищной птицы. Он проплывал мимо безымянной деревни ловцов жемчуга близ Клыков. С тех пор в деревне никого не осталось. Ни следа борьбы, ни единой капли крови. Люди сорвались с насиженных мест, оставили дома с открытыми дверьми - и ушли. Но один свидетель всё же остался.
Полубезумная немая карга, державшая местный алтарь Вечного Огня. Странный. Искажённый. Увитый странными узорами щупалец и зазубрин. Именно оттуда, с тех скал начал месть водяной народ. Отряд князя, расследовавший дело, был растерзан, корабли княжества не могли выйти из портов. В водах стали часто замечать жряков, жагниц, дракопах, амфисбен и даже видели кракена. Княжество охватил страх. Многие бы уехали, но куда?
В посёлках стало больше вооружённых людей. В море не стало лодок. На Ступенях больше не появлялись собиратели жемчуга - теперь там бродили другие, сгорбленные и ощутимо скользкие фигуры. Водяные не чурались вылазок на большаки, что проходят близ берега. Весь восток княжества испытал на себе давно забытое чувство... участия в настоящей войне. Но это было ещё полбеды.
Каждую ночь царило полнолуние. И воды Великого Моря неизменно сковывал мёртвый штиль. Искусная иллюзия заставила людей княжества испытать ещё более глубокий страх. Люди вспомнили что рядом, в привычных и знакомых водах - дремлют силы куда старше и опаснее человечества. Что старые сказки не лгут. А ранее поругаемые чёрные гримуары могут таить в себе спасительную истину.
Князь Агловаль и его супруга поступили единственно верным способом - ввели в княжестве военное положение, позвали чародеев и... наняли ведьмака. Даже двух ведьмаков.
А там, где два ведьмака с кошачьими медальонами - вдвое больше проблем.

***

Дорога на Бремервоорд

Поздний вечер. Красное осеннее солнце садится за морской горизонт, и влажную почву холма, спуск по которому ведёт к серой песчаной косе, усеивает гниющая чёрно-коричневая листва. Убитые влагой тисы и грабы болезненно накренились и как будто сгнили тоже. Совсем недавно прошёл дождь, и кора приобрела характерный чёрный цвет. Набухла и покрылась плёнкой конденсата. Большак вёл с востока на запад, ветер дул с моря, юга. Север закрывала плотная стена смешанного леса, в котором было бы удобно скрыться бригаде скоя'таэлей.
Ветер пробирает до костей. В такую погоду хочется побольше чего-то горячительного.
Двое ведьмачьих скакунов встретились у дорожного указателя на город - единственная стрелка указывает прямо вперёд, и кажется что она лишена смысла. Любой знает что это дорога на Бремервоорд, здесь нет ни одного поворота. Разве что если захочется попытать счастья и поискать сокровища в темноте деревьев, но там куда больше вероятность встретить чьё-то гнездо, а не деревню.
Рядом со скакунами ведьмаков пролетает сова. Она видит многое, куда больше них. Но совы любят быть сами по себе не меньше чем коты. И умеют видеть интерсекции ничуть не хуже.

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Князь Агловаль не любил пышных приёмов и больших трат. Ему казалось что для поддержания престижа есть куда более удобные и честные методы. И одним из них может быть быстрое решение вопроса с аномалией. Маги всех мастей были приглашены в город незамедлительно, после первого же инцидента с пропавшей деревней. Придворный маг Агловаля не был полным кретином и вовремя засёк мощный магический выброс, послушал рассказы, сложил два и два и посоветовал в приглашении магам указать нужные умные слова:
"...означенный магический конструкт является плодом наложения заклинания самого высокого уровня. Появляющийся из ниоткуда корабль является громадным источником сырой магической энергии, которую можно и нужно аккумулировать для приращения магического потенциала."
Далее шёл приложенный отчёт об исследованиях в области, заинтересовавший преподавателей Аретузы. В частности - Сабрину Глевиссиг. Если кто-то и мог в добиться аудиенции князя и добиться оплаты своих услуг и даже больше - то это была она, второе государственное лицо Каэдвена. И кто-то ещё.
Конкурентка? Конкурент? Сабрина могла лишь гадать - в последнее время чародеи заняты чем угодно, но только не магией.
Перед Сабриной без всяких слов и торжественных представлений открылась дверь в зал с деревянным троном, на котором восседал князь в серебряной короне с инкрустированными жемчужинами. По правую руку от него стоял молодой придворный маг в синей мантии и квадратной академической шапочке Бан Арда. Четверо стражников тяжеловооружённых стражей в цветах княжества - красном, оранжевом и синем, несли службу у занавешенных шторами больших окон зала. По левую руку от Агловаля сидела княжна в серебряной диадеме и траурном чёрном платье. Эта девушка явно не хотела находиться здесь.
Её утончённые, почти нелюдские черты лица и глубокие голубые глаза намекали на присутствие в ней эльфской крови. Или чего-то большего чем просто эльфская кровь. Сабрина не могла знать имени девушки, но могла видеть контраст между супругами. Грубые, до боли купеческие черты лица и сложение князя не могли привлечь такую красавицу. Это был неравный брак.
-Добро пожаловать в Бремервоорд, Сабрина Глевиссиг из Ард Каррайга. - князь кивнул страже. Дверь за спиной Сабрины захлопнулась, отрезая пути к отступлению. -Я не в том положении чтоб показывать статус, чародейка. Мы не скрывали в письме что нам нужна помощь Школы. И рады что откликнулся хоть кто-то. - Агловаль нервно почесал дряблый подбородок. Супруга старалась делать вид что смотрит в приоткрытую створку штор, на горящий магическими фонарями старый квартал. -Я назову сумму гонорара тогда, когда ты скажешь мне что собираешься делать.
Он говорил так открыто и искренне, как только может загнанный в угол скряга и торгаш. Агловаль был скверным солдатом, но даже на войне он оставался дельцом, который способен нажиться даже на поражении.

Очерёдность

- Айден
- Шрёдингер
- Филиппа
- Сабрина

Отредактировано Мастер Игры (2017-10-08 03:23:48)

+6

3

Дорога на Бремервоорд

По дороге ехал всадник. Глаза его были как у кота, за спиной висели два меча, а на шее медальон в виде морды кота.
Когда до Айдена дошли слухи про происходящее в княжестве, то времени он терять не стал. Слухи о призрачном корабле подогревали мальчишечий азарт молодого ведьмака наравне с водными жителями.
В данный момент ведьмак ехал в город. Князь Агловаль нанял его для решения проблемы, а раз это сделал сам правитель княжества, то дело пахнет большими проблемами и сложностями. По дороге мутант думал об общей картине.
"Вряд ли я смогу перебить всех монстров, но если они разумны и будут готовы поговорить, то смогу попробовать решить дело без крови. Если же нет..." - из раздумий его вырвали очертания всадника впереди. Когда же ведьмак подъехал ближе, то чуть было из седла не выпал от удивления.
- Вот уж кого я не ждал увидеть. Рад тебя видеть, Шрёдингер. Думал ты давно умер. Дай угадаю, тебя тоже наняли для решения этого сумасшествия? - без злости сказал Айден Коту и посмотрел на указатель. Смысл его ставить, если других дорог нет? Пролетела сова, ища себе добычу. Или же улетая от недоброжелателя? На всякий случай мутант посмотрел назад и поежился, ветер был просто дьявольским.
"Так и насмерть замерзнуть недолго."

+7

4

Дорога на Бремервоорд

Одинокий всадник неторопливо ехал на восток. Он был одет в темно-синий шерстяной плащ с капюшоном, что покрывал его голову, скрывая все лицо. Сам плащ лежал на плечах всадника довольно косо, - это из-за двух мечей, контуры которых угадывались из-под плаща. Голова всадника была опущена, как и голова коня. Судя по всему, ездок спал, а его транспортное средство периодически подремывало, потому как время от времени останавливалось. Тогда всадник, с явной неохотой, негромко причмокивал, отчего животное поднимало уши торчком и продолжало свой неторопливый ход. Всадник был крайне странным и, если бы кто-то вдруг подъехал к нему и снял с его головы капюшон, то увидел бы желто-зеленые глаза с вертикальными зрачками. А если бы этот кто-то еще и стянул плащ, то увидел бы необычную амуницию и, самое главное, необычный медальон на шее носителя. Медальон в виде кошачьей морды. Но никого на дороге не было, а потому всадник оставался спокойным.
Южный ветер нес запахи моря, сырость и пронизывающий до костей холод. Когда же порывы ветра становились слишком сильными и полы плаща всадника начинали хлопать на ветру, он беззвучно, одними губами произносил проклятия с адрес погоды, людей, построивших с таком месте селения, и монстров, которые тут обитали. Когда конь в очередной раз остановился, верховой поднял голову, отодвинул капюшон на затылок и, щурясь, словно бы царил день и палило яркое солнце, осмотрелся. Его взгляд остановился сначала на указателе, а затем на другом всаднике, что ехал позади него в некотором отдалении.
- Мда, - сказал Шрёдингер (а это именно он тщетно прятался от ветра под плащом) своему коню бесцветным голосом. - Кысь, ты меня удивляешь своим интеллектом. Иногда мне кажется, что это не я должен на тебе ездить, а ты на мне.
Конь фыркнул, словно бы представил эти картину. Ведьмак похлопал его по шее и слез с седла. Он скинул плащ, положив его поперек седла и встал возле столба, лицом к лесу. Зажурчало.
Когда всадник его нагнал, ведьмак, подпрыгивая, затягивал штаны. Нет, он подпрыгивал не потому, что пытался затолкать себя обратно в штаны. Просто хотел размять ноги, уставшие от длительного бездействия.
- Вот уж кого я не ждал увидеть. Рад тебя видеть, Шрёдингер. Думал ты давно умер. Дай угадаю, тебя тоже наняли для решения этого сумасшествия? - услышал Кот голос за спиной. Он как раз разобрался со штанами и потянулся за плащом.
Мимо всадника пролетела сова. Все бы ничего, но это была очень странная сова. Слишком большая и жирная. А еще ее почти не сносило ветром. Впрочем, Шрёдингер не удивился. Он вообще не удивлялся ничему с тех пор, как лишился дома.
- И тебе привет, Айден, - вздохнул ведьмак. Этот вздох был из области "как вы все надоели говорить о моей смерти". - Почему-то, все думают, что я умер. Интересно, это вам Йоэль сказал?
Накинув на плечи плащ, он взобрался в седло и чмокнул. Кысь, услышав команду, неторопливо пошел вперед.
- "Наняли" - это слишком громкое слово, в моем случае, - пробурчал Кот. - Я был в Кераке, когда услышал о Бремервоордской напасти. Если бы я знал, что ты тоже собрался на это дело, - то доехал бы туда быстрее. Не обижайся, Айден, но ты еще слишком молод, чтобы разгребать такие навозные кучи. Тем более, если за работу платит самый благородный скряга Северных Королевств.
Некоторое время ведьмаки ехали молча. Очередной порыв ветра едва не сдул с плеч Шрёдингера плащ, отчего тот громко выругался. Приколов края плаща фибулой, ведьмак сказал:
- Вот что... поехали-ка побыстрее. От такой отвратной погоды я скоро с ума сойду!
Кот мягко толкнул бока коня пятками. Кысь встрепенулся и перешел на рысь, а потом в галоп.

+7

5

Дорога на Бремервоорд

[indent=1,0]Холодный ветер пронизывал до костей. Кажется, дул с юга, но сейчас это не имело никакого значения. Хотелось спуститься с небес на землю и как следует отогреться. Жаль, что иллюзии не отдают теплом...
[indent=1,0]"Спуститься с небес на землю" совершенно не было какой-то переносной фразой. Филиппа Эйльхарт действительно сейчас была ближе к небу, чем к влажной, гниющей земле. На это никто не обращал внимания, даже если и увидел бы. Ведь совам положено летать, если они этого хотят. А Филиппа сейчас была именно в этом образе. Возможно, её сова была крупнее и более статна, чем многие другие сородичи, но всё же. Пусть и не было всё сейчас так идеально: белые с чёрным перья успели немного сваляться. Вместо величественной красивой совы чародейка являла сейчас собой некое полу-влажное создание. Силы полиморфии не позволяли укрываться от непогоды. Чародейская сила не позволяла сушить себя прямо в полёте, ибо для магии нужны были, как минимум, руки. А ещё время на то, чтобы немного сосредоточиться.
[indent=1,0]Филиппа не могла себе позволить позорно падать на землю. И это касалось любого из смыслов.
[indent=1,0]Ветер продолжал немилостиво дуть. Филиппа окинула внимательным взглядом окрестность, чтобы хоть как-то отвлечь себя от холода и сырости.
[indent=1,0]Дорога. Два скакуна. Бог знает, что забывшие в этом месте поздним вечером. Места не слишком спокойные, сама Эйльхарт дождалась бы утра, если бы вдруг пришлось передвигаться верхом. Путешественники или же ведьмаки. Вероятней всего, второе, ибо сама чародейка слышала о странных происшествиях, которые здесь творились. И это было той самой причиной, почему она вдруг что-то забыла в этих местах в такую пору. Загадочное явление призрачного корабля, морские народы, военное положение... Эйльхарт пока не знала всех подробностей, надеясь услышать всё, интересующее её по прибытии. Мелочи, свидетели, любые крупицы. А ещё - награда. За подобную помощь её должны будут надолго запомнить.
Особенно, учитывая то, как она мёрзнет здесь сейчас. Что и вовсе непозволительно при её статусе.
[indent=1,0]Будь у неё сейчас зубы, Филиппа бы их яростно стиснула. Но вместо этого лишь метнула взгляд в сторону моря, пролетая как раз над ведьмаками.
[indent=1,0]В море было что-то. Она могла поклясться. Прямо близко к берегу, в темноте воды. Будто бы две змеи или больше, занимающиеся непотребством. Или же некая гидра. Возможно, даже тот самый морской народ, который мог рождать лишь очень странные мысли.
[indent=1,0]Но страшно было не это. Страшно было то, что это нечто очень осознанно смотрело в сторону двух ведьмаков и невинной совы. Наблюдало, тихо, безмолвно. Филиппа опустила взгляд вниз. Ведьмаки о чём-то переговаривались, даже не думая смотреть в сторону моря. Глупцы. Неужели их медальоны не сообщают им о том, что рядом нечто очень интересное? Могли бы решить проблему прямо здесь и сейчас, если это именно то, зачем их и позвали.
[indent=1,0]Конечно, если это действительно ведьмаки.
[indent=1,0]Белая с чёрным сова вскрикнула в воздухе, будто бы хотела напугать жертву перед тем, как схватить. Проверяла догадки. Кажется, "нечто" действительно обратило на неё внимание, более ничего не предпринимая. Если ей только не показалось. На всякий случай Филиппа поднялась выше, ловя крыльями воздушные потоки. Не ускорялась, всё поглядывая в сторону моря.
[indent=1,0]Интерес заглушил ощущение холода. Эйльхарт заняла позицию наблюдателя с высоты. Наиболее безопасную, на её взгляд.
Незнакомцы ускорили коней, но сова продолжала видеть, что "нечто" никуда не делось из моря. Не привиделось. Ей не могло привидеться.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2017-10-09 01:27:13)

+9

6

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Могла ли та самая Сабрина Глевиссиг, о холодности и черствости которой ходили легенды вот уже десятилетия, явиться сюда по доброте душевной, переживая за судьбу народа Цидариса? Разумеется, нет. Ее не волновал даже собственный народ, пока этого не требовали ее личные интересы.
Она не любила князя, не любила это княжество, которое сохраняло свою формальную независимость лишь по исторической иронии, но никак не заслугами предыдущих правителей, стремительно ведущий свою монархии к неминуемому краху.
Своих проблем Сабрине хватало с лихвой, и не требовалось искать еще и новые на стороне, Каэдвен проигрывал внутреннюю войну, несмотря на все сильные меры со стороны Хенсельта. Ее проигрывали все монархии Севера.
С одной стороны, это действительно шанс навести порядок хотя бы в одном княжестве, и это поможет навести порядок в других. С другой стороны хаос - это как горящие леса. Сколько не туши, а вновь где-то что-то вспыхнет.
Нет, Глевиссиг пришла сюда по личным причинам. Ради того, на что положила глаз вот уже много десятилетий, но не было возможности взять это силой...
Экстравагантный вызывающий наряд из черного платья, хищный взгляд и статная походка - это все, что нужно было чародейке, не считая магии, бурлящей в прекрасном теле. Она лишь мельком оглянулась назад, когда двери тронного зала позади нее захлопнулись.
О да, сколько лет прошло, а местные князья сидят все еще на деревянном резном троне. После  их последней встречи князь лучше не стал, а вот новая жена, первая ли или какая по счету, Сабрина не знала, хотел сбежать отсюда.
Это могло пригодиться... чуть позже. А пока стоит выслушать старого дурня и надеяться, что с его куриными мозгами хотя бы не стало хуже, на большее Сабрина не рассчитывала.
- Я пришла сюда не от Школы, - уверенно заявила Глевиссиг.
Да, письмо пришло именно оттуда, но почему бы не показать, что князь заслужил особое отношение? А этот выкидыш Бан Арда все равно не сможет ни подтвердить, ни опровергнуть его слова. Толку-то от него... его собственная шапочка ценнее его самого и всех его навыков.
- И я одна из немногих, кто способен решить твои проблемы быстро и с меньшими потерями. Мои услуги стоят слишком дорого, чтобы меня нанять, поэтому предлагаю обмен, который будет равноценным.
Раз уже князь не собирался показывать свой статус, то и Глевиссиг не стала ходить вокруг да около, тратя время на бесполезный этикет.
- В твоих руках есть реликвии, которые я желаю получить уже очень давно... но поколение за поколением твоя семья отказывала мне. Теперь пришел выбор. Я могу избавить тебя от проблемы, но только на своих условиях. Если же нет, можешь остаться с дилетантом из Бан Арда, уверена, лет через сто он и вправду что-нибудь придумает.
Она не боялась говорить резко, в том числе и с другим магом. Цидарис слишком нуждался в помощи, чтобы просто так отказываться без обсуждения сделки.

+6

7

Окрестности Бремервоорда.
Серрик прибыл в Бремервоорд около полутора месяцев назад - полуэльф собирался исследовать сирен и русалок, больно уж хотелось посмотреть на то, что у них внутри, не используя книги. Впрочем магу с поисками не очень повезло, из-за погоды, как он думал, а может из-за недостатка расторопности... Но, как-никак, желание вскрыть нечто, живущее в воде было слишком велико - он снял комнату у кмета, что не задавал слишком много вопросов и это полуэльфа, несомненно, радовало.
За пару дней маг смог добыть лишь несколько утопцев, да топляков, но охота, тем не менее, удалась - алхимическое сырьё, коим являлся мозг первого и язык второго, как раз были нужны для пары эликсиров. Через два дня Серрику попалась дичь по-крупнее - водная баба, чья тушка тоже была разделана полуэльфом.
Первую неделю всё шло очень даже неплохо, но на бочку мёда всегда найдётся ложка дёгтя. Маги всех мастей, от деревенских ведунов до учениц Аретузы собрались в городе по неизвестным самому полуэльфу причинам. Местные шептались, что причиной сбора магиков был Нагльфар, предвестник Раг нар Роога, корабль из ногтей мертвецов, везущий упырей и демонов на битву с Воинством Света, впрочем Серрик, не особо верующий в разного рода пророчества, не слишком-то испугался, но уничтожение мира богов и смертных несколько настораживало его. Как бы то ни было, маг решил проявить осторожность - принялся создавать голема.
Два дня спустя с Серриком связался один из его учеников, Кедри, он рассказал об аномалии, что недавно возникла в Цидарисе и что туда же, по слухам, собирались прибыть высокопоставленные маги, те что из Совета. Ситуация ухудшалась день за днём. Однако сейчас Серрика волновали только две проблемы: невозможность поимки водяных и изжога.
Следующую неделю он провёл подготавливаясь к нападениям и будущим экспериментам. На его столе успело побывать много тварей: две кикиморы, самка и самец смехача, полуэльфу повезло найти и умертвить жагницу, чьи части он бережно законсервировал для дальнейшего пользования, но желал он получить добычу по-крупнее. Что касалось защиты - она у мага была, с большим трудом, но за месяц он смог создать голема - внушительное нагромождение из камней и глины, скрепленное магическими пергаментами и рунными знаками.
Он решил ждать, правда ждал недолго, жажда исследовать вынудила его обратиться за чужой помощью, лишившись при этом инкогнито. С раннего утра Ворон развешал объявления о награде за монстров, он уже предвкушал будущую вивисекцию.
- Может пройдёт мимо ведьмак, да принесёт мне новый труп. - смешливо сказал маг, уходя в свой временный дом.
http://sa.uploads.ru/t/60hpr.png

Отредактировано Серрик (2017-10-12 17:40:00)

+6

8

[indent=1,0]Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

[indent=1,0]Вильгефорц прибыл в Бремервоорд без предупреждения. Портал открылся прямо перед дворцовыми воротами, где несли службу стражи, вытаращившись на диво, возникшее из ниоткуда. Стоило чародею лишь назваться, как врата раскрылись перед ним и тут же нашлись провожатые до зала, в котором и находился князь. Вильгефорц долго решал, стоит ли проблема, возникшая в Цидарисе, его внимания. Стоит ли откладывать приготовления к другим, более важным, но более далёким делам. Нет, его нисколько не волновала ни судьба княжества, ни его жителей, ни Цидариса в целом. Он сомневался, что найдётся хоть один чародей, который желал бы помочь по доброте душевной. Однако разговоры о Нагльфаре его однозначно заинтересовала.
[indent=1,0]Уже на подходе в зал для приёмов, мэтр мог расслышать голос чародейки за закрытыми дверьми. Её речи заставили чародея усмехнуться. Он уже привык к тому, что магики слишком высоко оценивают свои способности и слишком задирают нос, считая, что лишь они одни способны решить все проблемы на свете. И, как чаще всего происходило, слова оставались пустыми словами, которые никак не подтверждались действиями. Но, как бы ни была сильна ненависть Вильгефорца к чародеям, какое бы сильное презрение не испытывал, он был одним из них и этот путь был выбран им самим добровольно. Дверь в зал раскрылась. Слуга, низко склонив голову, быстро затопал ногами, собираясь выбежать вперёд и представить гостя, но Вильгефорц придержал того жестом и первым ступил в зал.
[indent=1,0]- Чем же тебе так не угодил Бан Ард? - на лице мэтра была лёгкая ухмылка. - Уверяю тебя, преподают там ничуть не хуже, чем в Аретузе. А в каком-то смысле, даже лучше, - Вильгефорц уверенно шёл вперёд. - Князь Агловаль. Прекрасная княжна. Сабрина, ты, как всегда, умеешь произвести первое впечатление. Мой коллега из Бан Арда... - он слегка склонял голову, приветствуя присутствующих. - Переходя к делу, я не уверен, что проблема настолько велика, что для её решения потребуется услуга столь могущественной чародейки. Не скажу, что подобные инциденты случаются повсеместно и, пожалуй, даже соглашусь с тем, что мой коллега из Бан Арда вряд ли будет полезен в этом деле. Но я всё же поражён тем, что ты, Сабрина, явилась сюда прямо из Каэдвена. Или же из Аретузы? Опережая ваши вопросы, мною движет чистое и непорочное любопытство. Я оторвался от важных дел и прибыл сюда лишь потому, что исследователь внутри меня счёл произошедшее крайне занимательным. Люди пропадают сёлами, из морских глубин вышли представители воинственной расы - уже это достойно того, чтобы провести расследование. Но больше всего меня интересует другое. Корабль признак, или Нагльфар, если будет угодно. Он явно был порождён скоплением немалой силы и именно эту силу я и намерен изучить. Если быть более кратким и говорить более конкретно - даже если госпожу Глевиссиг не впечатлит вознаграждение за проделанную работу, я останусь. Это в моих личных интересах.
[indent=1,0]Закончил свою речь чародей стоя недалеко от Сабрины, с загадочной улыбкой на лице, внимательно наблюдая за реакцией чародейки. Ему было ужасно интересно, как на это отреагирует князь и собьёт ли цену за сои услуги советница Хенсельта.

+7

9

Дорога на Бремервоорд

Нечто огромное вынырнуло из моря на грани горизонта. Это существо было далеко, и даже зоркий глаз ведьмака не мог различить его силуэт среди брызг и пены. Это мог быть северный рогатый кит, но теперь в фарватере обитали существа куда страшнее. Ветер утихал. Близился час, когда Бремевоорд затихал, и предвестником этого затишья стало пение сирен в скалах за мостом. Свежий обрыв на берегу обнажил древние коренные породы, в которых устроили гнёзда птицы и другие крылатые твари. Только теперь ведьмакам стало понятно, почему прежде оживлённый тракт вымер. Ни единого патруля. Ни единого торгового обоза в вечерний час - и тут дело не в военном положении.
Прямо за старым каменным мостом, прошедшим над старым разломом в гранитных скалах, теперь не было половины большака. Он канул в бездну, разложившись на остро торчащие каменные зубы и комья глины. Узкая тропка теперь проходила через лес, но что-то подсказывало ведьмакам - ни одна из двух дорог не будет тихой.
Там, где в скалах открывались выбоины и уютные маленькие пещеры, свернулись спящие крылатые коконы, ожившие как только ветер утих. Перепончатые крылья расправились, из темноты старых пещер показались изящные, но бледные и скользкие руки девушек. Но в них не было ничего человеческого. Сирены взмыли в небеса с невероятной грацией и высоким контральто на грани визга. Семеро тварей слились в неистовом воздушном танце. Их не мог заглушить прибой или утихающий ветер, настолько высоким и пронзительным был издаваемый ими звук. Позади ведьмаков, на низком и покатом берегу, выросли сгорбленные фигуры пигмеев с гарпунами и неестественно искривлёнными клинками в перепончатых лапах. Чешуя незваных гостей отливала аквамарином и морской зеленью, а лица скрывались под искажёнными масками с огромными линзами. Они начали громко говорить, но их речь была больше похожа громоподобное бульканье горячего источника. Пятёрка тварей начала удивительно быстро приближаться к ведьмакам. На коралловом посохе чудовища в бордовом клобуке заплясали синие сферы, вращение которых не предвещал ничего хорошего. На груди каждого красовался панцирь с ослепительно блестящими камнями, похожими на застывшие слёзы древних богов.
Сова видела всё это И если бы совы умели говорить человеческим голосом, то она бы могла их предупредить. Могла бы помочь. Но разве должны совы вмешиваться в дела людей?
Должны, если вспомнить как быстро могут летать голодные сирены.
Ведьмаки могут свернуть и пойти длинной дорогой на Бремевоорд через лес, ничуть не менее опасный. А могут выполнить свою грязную работу, рискуя получить раны или даже умереть на Пути. Но разве это не та смерть, которой ищет любой ведьмак?
Сирены пошли на крутое пике, норовя выбить добычу из конских сёдел, унести в каменные гнёзда и снять мясо с костей, наслаждаясь громкими криками ужаса. Они были молоды и не встречали добычи, которая способна дать отпор.
А сова могла услышать как жрец водяных выкрикивает проклятия на человеческом языке.

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Город слышал как берег взорвался оглушительным визгом, и даже в высоком дворце из камня и резного дерева задрожали окна. По всему берегу полуострова начался танец, невероятный шабаш морских обитателей, вышедших на охоту за головами. Княгиня разом оживилась. Её глуповатое, красивое личико ощерилось дикой улыбкой человека, не признающего манер и придворного этикета. Не признающего вообще ничего человеческого. Он кинулась к окну, оттолкнув стражника и раздёрнула шторы. В тёмно-синем небе, словно отражающем водную гладь, летали сирены. Люди бросались по домам.
-Они никогда не слушают. - она ударила кулачком по подоконнику. -Я думала что вы, наземники, упёртые, но они оказались куда хуже. А ведь когда-то мы дружили и играли вместе. - её оскал превратился в грустную улыбку. Чародеи могли заметить как неловко она переступает с ноги на ногу, словно увечная. Княгиня медленно направилась к своему месту под осуждающим взглядом супруга.
-Моя супруга... обладает особым дипломатическим даром. Но ей не удалось невозможное, и я её в этом не виню. - он глядел прямо на неё, на грустный профиль девушки, которая не могла быть княгиней, несмотря на синие одежды и диадему.
-Дерек, опиши ситуацию за меня. Я слишком скуп на слова и украшения, чтоб произвести впечатление на чародеев.
Молодой выпускник Бан Арда едва не зарделся от оказанной чести. Было видно что его глаза горят энтузиазмом, а ситуация - восхищает. Внимание самого мэтра Вильгефорца из Роггевеена стало для него огромной честью.
-Я начну с того, что корабль, кажется, начал с уничтожения на берегу особенной деревни. - он кашлянул и поглядел на княгиню внимательно, с вопросом и упрёком. - Видите ли, мы находимся в очень тесных связях с морским народом. Я бы даже сказал что в некоторых из нас куда больше холодной крови, чем тёплой. И когда появился корабль-призрак, то запустился неизбежный механизм... самозащиты. Я говорю "в нас", потому что сам прошёл... - маг отдёрнул рукав и показал гостям левую руку. Между пальцами красовалась прозрачная перепонка, кожа выше локтя походила на искажённую ихтиозом. -...у каждого здесь свои тайны, как видите. - Дерек пожал плечами. -И я думаю, что лучше вам всё увидеть самим. Вы сами поймёте что о некоторых вещах лучше молчать. Предлагаю прямо сейчас телепортироваться на берег.
За окном вновь раздался визг крылатых чудовищ, но на этот раз их сопровождал свист стрел.

Окрестности Бремервоорда

Над домом кмета кружила чёрная тень. Тень была старой, опытной и голодной, и её красные крылья были способны одним взмахом снести небольшой сарай. Серрик почувствовал как пол ходит ходуном, а на улице слышны человеческие крики и свист стрел. Голова заболела от близкого и невероятно высокого женского крика.
Что-то старательно царапало потолок. Маг увидел как одна из досок сломалась, и сквозь неё внутрь пролезла окровавленная девичья рука с огромными когтями и неестественно вздутыми венами.
Но хуже всего было то, что рука исчезла, и теперь на него уставилось улыбающееся женское личико. С человеческим ухом в зубах и окровавленной пастью.

+8

10

Дорога на Бремервоорд

- ..Не обижайся, Айден, но ты еще слишком молод, чтобы разгребать такие навозные кучи. Тем более, если за работу платит самый благородный скряга Северных Королевств. - молодой ведьмак фыркнул, но ответил без всякого ворчания.
- А если бы тебя не было - мне бы пришлось все разгребать самому. Что поделать, не быть же мне вечно молодым ведьмаком. Надо расти над собой. У меня же ничего серьезней бруксы и не было. - Айден хотел бы еще добавить, что вампирша его чуть на куски не порвала, оставив на теле два не самых красивых шрама.
"Ничего серьезней бруксы... Звучит так, словно мы трахались" - от такой мысли ведьмака передернуло.
— Вот что... поехали-ка побыстрее. От такой отвратной погоды я скоро с ума сойду!
- Согласен. - ответил мутант кивком, а потом напрягся как тетива лука. Впереди с пронзительным, что у Айдена чуть кровь из ушей не пошла, криком взлетели сирены, собравшись отведать пару всадников. Рука уже была на рукояти серебряного меча, но тот еще был в ножнах, готовый к смертельному танцу. Либо к безумной скачке по лесу. Зависит от того, что выберет второй ведьмак, куда старше, опытнее, сильнее. Он бы вполне разобрался с сиренами в одиночку, без помощи зеленого Кота.
- Как молодой ведьмак, предлагаю именно эту кучу как-нибудь обскакать. Либо в бой, но лошадей искать устанем потом. - сказал Айден, пока еще не видя сгорбленных фигур жителей моря и будучи сосредоточенным только на угрозе впереди. Конечно, реши Шрёдингер пойти в атаку и мутант пойдет за ним, равно как и при бегстве.
"Добро пожаловать в Бремервоорд, блядь!

+7

11

- Брукса - опасный противник. Убив ее, ты доказал, что мы тебя хорошо обучили, - сказал Шрёдингер на скаку. Однако много они не проехали. В сгущающихся сумерках впереди ведьмаки увидели обвалившийся тракт. И проблемы, которые были связаны с этим. Сирены. Довольно мерзкие и опасные создания, убивающие десятки человек каждый год. Коту приходилось с ними сталкиваться. Он знал: чтобы одолеть сирен, нужно много и долго крутиться, избегая их когтей и, по возможности, рубить, прежде чем их пике завершится и они взмоют ввысь. Можно было еще сбивать их Аардом, но это утомляет не меньше, чем постоянные увороты и попытки достать тварей мечом.
На грани слуха, ведьмак уловил какое-то бульканье за спиной. Бросив взгляд назад, мутант убедился, что ничего хорошего в этом бульканье нет. Водяные. Страшные твари. Страшные, потому что разумные. Бой с ними тоже сулил очень много хлопот. Их реакция ни в чем не уступала ведьмачей, а оружие, которое они использовали, было не менее смертоносным, чем мечи из метеоритного железа. К тому же, у них была броня. И с ними был жрец. Шрёдингер не сталкивался с водяными, однако довольно много читал о них и знал случаи столкновения с ними. Он знал, что водяные практически не поддаются знакам. Их шкура очень неплохо противодействовала разным чарам. Тем не менее, их можно было жарить Игнием, рано или поздно их шкура бы не выдержала. Да только Шрёдингер был не в ладах с этим Знаком. Он требовал много сил и концентрации.
- Вот сука! - выругался он. Ситуация складывалась паршивая. Конечно, можно было бы умчаться в лес, но что-то подсказывало Шрёдингеру, что и там их путешествие не будет похоже на легкую прогулку. Однако и здесь врагов было слишком много. И ладно бы просто "много", но в скалах у сирен наверняка были гнезда, а водяные в любой момент могли получить подкрепления. Времени на раздумья не было.
- В лес, быстро! - крикнул ведьмак младшему товарищу и, ударив бока коня пятками, отправил его галопом по лесной тропе. Он хорошо видел во мраке леса, а потому ловко уворачивался от летящих ему навстречу веток. Лишь когда тракт остался в отдалении, Шрёдингер натянул поводья, остановив коня.
- Тпру, не торопись!
Лес жил, был полон звуков. Когда младший ведьмак поравнялся со старшим, второй сказал:
- Надо выпить "Кошку". Слишком сильная игра света и тени, да и звуков многовато. Сложно сосредоточиться.
Он залез в седельные сумки, достал небольшой сундучок с эликсирами, открыл его, выбрал нужную склянку. С трудом вытащив пробку, ведьмак выпил содержимое, поморщился и убрал опустевшую тару в сундучок, а тот, в свою очередь, в сумку. Ведьмака передернуло. Вены на его лице и шее вздулись, а окружающий мрак рассеялся, уступив в глазах мутанта иссиня черную картинку на ярко-серую с тысячей оттенков. Слух тоже обострился. Теперь ведьмак слышал, как шишка отделяется от ветки на дальней сосне и падает на землю. Его снова передернуло. Не любил он эликсиры, но сейчас без них никак. Он должен видеть и слышать все, что происходит в этом лесу.
- Поехали. Медленно, - сказал Шрёдингер негромко и, причмокнув, отправил коня шагом.

Отредактировано Шрёдингер (2017-10-14 10:08:43)

+6

12

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Из всех громов среди ясного неба Сабрина ожидала, скорее, второго Сопряжения Сфер со всеми вытекающими, но никак не появление Вильгофорца, и это прежде, чем князь ответил ей.
Из всех расчетов, что могли промелькнуть в голове чародейки, не было ни единой предпосылки для появления главы Капитула.
Не то что бы Сабрина ненавидела его, нет. Не больше, чем других коллег-магов. И все-таки они вместе сражались на Содденском холме, и ей удалось воочию убедиться в его могуществе. И после того как полегло четырнадцать чародеев, мало кто, кроме него, мог возглавить Капитул. Вот только это как огромное количество рычагов, так и огромная обуза. Именно поэтому Филиппа довольствовалась своим местом в Совете, не претендуя более ни на что, но умудряясь проворачивать кучу важных дел.
Хотя, как говорят, Вильгорфц также умудряется справляться. Видимо, благодаря Лидии, которая постоянно за ним таскается. Но иллюзорной маски поблизости не было, а это значило, что Вильгефорц очень торопился.
Но все это не помогало справиться с закипающей яростью, пока она была вынуждена молча выслушивать эту тираду.
С любым другим таким выскочкой все бы закончилось быстро и без лишних слов. Но перечить публично главе Капитула – это напороться на такие неприятности, от которых ее не убережет ее положение при Хенсельте и дружба с Филиппой.
Сохранив каменное лицо и не показав дрожи в крепко сжатых кулаках, Сабрина лишь мельком взглянула на Вильгефорца, и все пламя огненных драугов плясало в ее глазах, но спрятать это было выше ее сил.
- Уверена, что моя цена приемлема для князя, и время главы Капитула не стоит растрачивать на подобные мелочи, особенно, когда мы вновь на пороге войны… - сделав на этом акцент, Сабрина мягко намекнула, что Вильгефорцу тут не рады. – Но я могу помочь вам с вашей проблемой, мэтр, если вы посвятите меня в нее. Тем самым вы легко можете скинуть с себя лишнее бремя.
Да. она вполне была готова помочь ему, лишь бы тот ушел и не составил конкуренции.
Но разговор прервал громкий визг, а потом и странное поведение княжны. От взгляда Сабрины не ушла ее странная походка и стойка. Не ушли и ее слова… не станет обычный человек называть кого-то наземником. Это значило, что слухи, которыми уже много лет полнилось княжество, правда…
Планы роились в голове чародейки вновь и вновь, не позволяя так просто сдаться. Сирены за окном ее нисколько не волновали, даже если бы хоть кто-нибудь из них подлетел близко. Сабрина считала их не стоящими своего внимания, главным было ее желание заключить выгодную для себя сделку.
- Вы все говорите так, будто что-то здесь решено, - она выразительно посмотрела на княгиню, и ее хищный взгляд не оставлял никаких сомнений, что той выскочке с моря, что пролезла на трон Цидариса. ничего хорошего ждать не приходится, и если потребуется, то она сделает все, чтобы добиться своего.

+5

13

Дорога на Бремервоорд.

[indent=1,0]Ветер успокаивался. Но это не приносило никакого спокойствия в душу. Наоборот, Филиппа будто бы ощущала, что близится нечто очень плохое. Женская ли эта была интуиция или просто чародейская мудрость - неизвестно. Негативную роль играли и слухи, с коими Эйльхарт уже успела ознакомиться. Наступила тишина в Бремервоорде - жди беды. Беги в дом, ищи укрытие, но не останавливайся ни на секунду. Филиппа знала это, но укрытия у неё не было. Были лишь зоркие глаза и острый слух. И они могли лишь информировать, но не спасти наверняка.
[indent=1,0]"Порталы. Нужно было просто использовать портал," - запоздало наругала себя чародейка. Предпочла интерес безопасности. Надеялась, что по дороге сможет что-то узреть. понять, сделать выводы. Была слишком уверенна в своей неприкосновенности. Монстры и твари не знают о том, каков её статус. Чародейки бесплодны, но, скорей всего, недурны на вкус. Филиппе не хотелось этого знать наверняка.
[indent=1,0]Ожили сирены. Против них в совином обличье магичка не могла ровным счётом ничего. Да и в человеческом не избежала бы проблем, даже используя магия. Филиппа - не ведьмак и никогда бы не хотела стать кем-то похожим. Возиться с чудовищами за какие-то гроши, орудуя мечами... Увольте.
[indent=1,0]Она снова опустила взгляд вниз. Путники. Ведьмаки или не ведьмаки, к слову? Филиппа опустилась чуть ниже, чтобы услышать хоть что-то из разговоров.  Глаза продолжали следить за сиренами. Но тут чародейку отвлекло ещё кое-что... Не успев как следует опуститься пониже, Эйльхарт услышала посторонние звуки где-то позади. С высоты намного проще было оглядеть окрестность, так что теперь перед женщиной-совой открылись ещё и странные существа. Аквамариновая чешуя, у одного из был посох... Водные жители? Филиппа не знала наверняка. И некогда было ей разбираться.
[indent=1,0]Один из путников предложил хоть что-то сделать. И лишь по построению предложения Филиппа догадалась, что это - ведьмаки. Но один из них слишком молод и обладал знакомым голосом. Лиц всё ещё было не углядеть с высоты. Эйльхарт едва сама не налетела на ведьмаков (теперь она знала точно), чтобы предупредить о тех, кто был позади. Глупая смерть двух предполагаемых защитников не прельщала её. По счастью, один из них и сам понял, что происходит.
[indent=1,0]Чародейка, оценив ситуацию ещё раз, решила, что полезней будет и ей исчезнуть отсюда куда подальше. Создавать портал до сих пор мешали совиные лапки, а перевоплощаться было слишком опасно. Заметив, что девы-сирены до сих пор заняты мужчинами (по счастью, логичная женская предрасположенность к мужчинам сыграла положительную роль и здесь), белая сова решила ускориться, чтобы скрыться среди деревьев и зарослей леса. По её расчётам, большие сирены не должны были следовать за ней, видя весьма аппетитную добычу побольше.
[indent=1,0]Помогать ведьмака сейчас Филиппа не собиралась, понимая, что они и так смогут разобраться, раз смогли оценить обстановку и узреть незваных гостей позади.
[indent=1,0]До ушей совы донеслись проклятья. На человеческом языке. Совершенно не похожим на то бульканье, которым пользовались морские жители в начале. По пути сова пыталась идентифицировать слова проклятья, найти в них смысл и понять, что же именно жрец (или кто же это?) хотел донести.
[indent=1,0]Едва не поранившись о крючковатые ветви, Филиппа опустилась на одну из них среди особо густо растущих деревьев. Услышала конское ржанье, поглядела умными глазами, чтобы увидеть уже почти знакомых ведьмаков. И они здесь. Хорошо.
Один из них выпил некий эликсир. Судя по словам - какая-то "кошка", хотя Филиппа и не владела бесполезными знаниями о ведьмачьих эликсирах.
Они выбрали одно направление. Подальше от сирен. Интересно.
Можно ли было бы уже в лесу открыть портал?.. Нет, ещё не так спокойно.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2017-10-15 19:08:30)

+7

14

Окрестности Бремервоорда
Погода в окрестностях была на редкость поганая - грязь, дождь, сырость, такая погода, впрочем, Серрику была по душе, а ещё она была по душе разным тварям... сиренам например. Знаю это, колдун решил пройтись пешком, благо он надел надёжную обувь - пару старых сапог, любезно предоставленных знакомым кметом.
- Отработал таки свои кроны. - подумал маг.
На протяжении всей дороги ему не встретился, ровным счетом, никто, не дикий зверь, не человек, не тварь лесная, извозчик только быстро на телеге пролетел. Возможно, это бы удивило Серрика, если бы он не был эгоистичным нарциссом.
Добравшись наконец до дома кмета, он заметил, что хозяина дома не было, как и скотины, в других домах людей не наблюдалось. Однако полуэльф решил, что кметы в храме, вновь восхваляют какого-нибудь божка, принесшего им новый день. Зайдя в дом он, как это часто случается, решил отдохнуть, за несколько часов ходьбы он устал - больные колени давали себе знать. Но конкретно сейчас его интересовало другое - благовония, полуэльф запрятал их где-то на втором этаже. Пошарив по сундукам, которые  маг взял с собой в Цидарис, он нашёл своё "сокровище" - курения, благовония и прочую дрянь. Засыпав риссбергскую отраву в курильню и подожжег пару ароматических палочек, он стал наслаждаться синим розоватым дымом, заполнившим комнату. Серрик уже было закрыл глаза как вдруг...
Крик. Пронзительный, душераздирающий крик, разбивший окна.
- Что-о? - презрительно протянул полуэльф. Ни одна душа не имела права прерывать этот "акт". Однако сейчас он решил сделать исключение. Почему? Все просто, маг услышал взмахи крыльев, будто бы целая стая птиц спорхнула с крыши, либо же одна исполинская, как бы то ни было, маг, развеяв розоватую дымку, решил узнать что это было.
Однако "нечто" уже опередило мага - когтистая лапа смогла вытянуть рослого и весьма упитанного полуэльфа через крышу, что уже говорило о её нечеловеческой силе. И что же увидел маг? Женское лицо, женское элегантное тело, тонкие и изящные руки, заканчивающиеся когтистыми лапами... невероятно длинный змеиный хвост, заменивший даме ноги и перепончатые крылья.
- Сирена... - промелькнула мысль в его голове. Тут же он составил план побега.
Серрик телепортировался на землю, благо магические татуировки позволяли. Теперь же нужно было составить план атаки. Благо, с сиренами он посражаться успел - дело было на корабле, плывущем близ Скеллиге, имя носил он, если магу не изменяла память, "Солёная Потаскуха", во время шторма на корабль напали сирены, летучие твари сбрасывали моряков на скалы, а другим разрывали шеи. Серрик прокрутил в голове этот бой, сирены были невероятно ловки, стрелы и болты были бесполезны против них, быстры они были, а ударить их было сложно - в небе кружили. Полуэльф и сам учавствовал в этом бою, он смог сбить бестию запущенным камнем, другую он хотел поджечь - не получилось, третью он убил при помощи меча, летающего меча, меча, запущенного при помощи телекинеза. И тут маг придумал план действий, даже несколько:
Первый. Переломать ей кости при помощи телекинеза. Нет, слишком крупной оказалась сирена. Он и сам помнил, как эта тварь смогла поднять его точно тряпичную куклу.
Второй. Телепортировать на неё камень. Но и тут Серрик нашёл промах. Камень мог бы переломать ей кости или раздавить сирену, а этого он не хотел.
Третий. Использовать мечи как тогда, на корабле. Вот тут полуэльф просчетов не нашел и собирался применить его, а учитывая то, что сирена надышалась благовониями и курениями, она не должна была быть особо шустрой.
Так он и решил.
Вытащив свои сабли из ножен он уже нацелился на бестию. Кружась в хаотичном вихре, они, будто две сверкающие стрелы, понеслись на сирену. Маг рассчитывал, что они хотя бы не заденут её голову.

Отредактировано Серрик (2017-10-16 20:51:02)

+5

15

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

[indent=1,0]С каждой минутой пребывания в Бремервоорде становилось всё любопытнее и интереснее. Корабль-призрак, уничтожающие деревни, вызванный неизвестной силой, княгиня, которая явно не относилась к роду человеческому или какому иному, что с рождения ходит по суше, да ещё и чародей, который предал себя мутации, хоть и частичной. Вильгефорц был просто в восторге, на его лице появилась улыбка, несколько зловещая, которая обычно озаряет лица тех учёных, которые находили то, чего так долго искали. Силы, что пробудили морских созданий, заставили их выбраться на поверхность... Только они интересовали чародея и он не собирался уступать её кому бы то ни было.
[indent=1,0]Взгляд, которым мэтр одарил коллегу-чародейку, выражал некую немую издёвку, давая понять, что все попытки спровадить чародея сведутся ровным счётом в ничто. Вильгефорц не ответил ничего на предложения Сабрины, словно его ответ и так должен быть очевиден, чтобы произносить его вслух. Играть в колкости, говорить завуалированными речами, которые подразумевают несколько иную их интерпретацию, чародей не любил. Локальные интриги между чародеями, сплетни и личная неприязнь, сокрытая за лживой и не всегда уместной маской любезности - всё это не для Вильгефорца. Он презирал магиков именно за это. Внимание же мэтра больше привлекали княгиня и Дерек, наивный молодой чародей из Бан Арда, который явно ещё не знаком с истинной природой всех чародеев.
[indent=1,0]- Право слова, не стоит печалиться, досточтимая княгиня, - мягко произнёс чародей. - Скоро всё это прекратится. Морские создания, кем бы они ни были, так или иначе, вернутся в глубины моря и перестанут тревожить и Вас, и местных жителей. Стоит только подтолкнуть их к этому.
[indent=1,0]Чародей перевёл взгляд с княгини на юного чародея из Бан Арда, что обнажил свою руку, показывая частичную мутацию. Она не была естественной, Вильгефорцу это было видно с первого взгляда. Вот только кто и, собственно, зачем сотворил такое с Дереком. Если же это творение самого чародея при дворе князя Агловаля, то мэтр его несколько недооценил. Всё же оставался открытым один вопрос - зачем?
[indent=1,0]- Верно, лучше нам всем самим воочию увидеть, что на самом деле здесь творится. Тем более, как упомянула моя очаровательная коллега, мы на вновь пороге новой войны. Пускай я и сделал, всё возможное, чтобы создать крепкий и устойчивый мир между югом и севером, наши мудрейшие монархи просто не могут сидеть без дела и всячески расшатывают и без того шаткую ситуацию. Коль скоро большая часть чародеев, в основном, чародеек, играются в политику, а некоторые даже диктуют монархам, какие законы им издавать, почему же вы допускаете это? - Вильгефорц бросил внимательный взгляд на Сабрину. На его лице больше не было и тени улыбки. - Или может вы забыли то, что происходило на Содденском холме? - недолгое молчание прервал сам мэтр, обратившись уже к Дереку. - Прошу меня простить. Мы ведь сюда не политику обсуждать прибыли, верно? Если госпожа Глевиссиг закончила обсуждать с князем награду за свои услуги, мы, определённо, можем отправиться на берег немедленно. Если же нет... Думаю, не стоит медлить. Сабрина может присоединиться к нам и чуть попозже, когда все недомолвки будут улажены.
[indent=1,0]Вильгефорц мягко улыбнулся Дереку, жестом показывая, что тому уже следует открывать портал.

+5

16

Музыкальная тема

Дорога на Бремервоорд

Жители Бремервоорда не понаслышке знали как тонка грань между человеком и чудовищем. Бывает так, что старые сказки оживают, но обретя плоть, начинают нести людям только страх и горечь. Некоторые этого не выдерживали. Те, кого в детстве пугали городом Ис, скрывающимся в глубоких зелёных водах. Матросы, ловцы жемчуга, рыбаки - трудно не сойти с ума, когда тебя преследует детский кошмар.
Но для ведьмаков сирены не были тварями из легенд, с далёких и холодных островов. Их никогда не пугал хищный вид Драконьих Клыков и связанные с ними легенды. Они никогда не слышали о сказке про ногти мертвецов, которыми обивают корабль мёртвых для судного дня. Их кони мчались по лесной тропке под душераздирающие крики и хлопанье крыльев чудовищ с лицами дев. В дерево неподалёку ударила молния, и хвоя вспыхнула.
Морские чудовища умели использовать пламя, но по-своему. Их маг не обратил внимание на испуганную сову. Сирены не успели её учуять. Сова почувствовала как по лесу разносится запах пожара. Но собирался дождь.
Она знала это, собирается дождь. Потому что иссиня-чёрное небо громыхнуло так, что испугались даже сирены. Их визг прервался, они летели безмолвно. Самая крупная тварь изогнулась всем нагим девичьим телом и нырнула вниз, совершив пике. Сирены настигали конных ведьмаков, их не пугали чёрные ветви деревьев - чудовища чувствовали что это их угодья. Шестеро или чуть больше крылатых бестий начали снижаться, а старшая выбрала целью Айдена.
Молодой ведьмак могу почувствовать странный холод спиной, словно вот-вот кто-то должен его сильно ударить. Он вжал голову в плечи и уловил острым слухом сквозь хлопанье крыльев свист. Это не был свист живого существа.
Это был свист арбалетного болта с серебряным наконечником.
-Стреляй их, отстреливай! - раздался низкий мужской голос. Из-за деревьев вышло десять человек в зелёных плащах. Этих людей ненавидели и проклинали. Лесовики, Стражи Пущи - убийцы расисты, грабители. Но не здесь и сейчас.
Не в родном Бремервоорде, который терпит катастрофу.
Меткие выстрелы поразили ещё трёх сирен. Они рухнули, ломая ветви деревьев и колючие кусты, рухнули прямо в застывшую грязь осеннего леса и продолжили извиваться, нечеловечески крича. Оставшиеся чудовища резко развернулись в воздухе и поспешил назад, в гнёзда. Они берегли силы для добычи полегче.
Стражи не были лёгкой добычей.
-Стой! - вышел навстречу всадникам высокий, крепкий бронзобородый мужчина. В его походке и манере держать арбалет читались повадки кузнеца. Он держал сложное оружие как молоток, сам того не замечая.
-Выродки! - пригляделся он и плюнул под ноги коням. -А я-то уж думал что кого-почище спасли. Чего здесь забыли, кошаки?
В иной день, в иной стране - они бы не говорили.

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Маг открыл портал, заметно напрягшись. Ему понадобилась чистая морская жемчужина и ровно минута для того чтоб сосредоточиться, произнести формулу и, краснея, открыть овальный разрыв в пространстве, сияние которого не сулило ничего хорошего. Князь и княгиня встали с монарших мест и наблюдали за открытием пристально, как и полагалось правителям. Агловалю стоило громадных усилий сохранять обычный недовольный вид, не показывая насколько на самом деле он нервничает. Княгиня смотрел за действом решительно и даже злобно.
-Вот. Прошу за мной. - маг поклонился князю. -Мы вернёмся скоро, сюда ничто не проникнет через эти ворота....
-Прекрати расшаркиваться и делай свою работу, парень. - прохрипел Агловаль.
Дерек покорно кивнул. Ему стоило громадных усилий быть, а не казаться хорошим придворным чародеем, в котором нуждается его страна. А князь был скуп на комплименты, как, впрочем, и на всё остальное.
Чародеи прошли через портал тихо, и ворота за ними схлопнулись, оставив на жёлтых досках пола сияющую жемчужину. Жемчужину из подводного города.
-Обязательно нужно было чтоб я это видела? Чтоб они глазели на меня? - русалка отвернулась к окну. Князь махнул рукой стражникам, и те сняли шлемы, вынув восковые затычки из ушей. Настал их черёд смениться, заняв места на хлипких стенах города в обороне от чудовищ. Как только дверь захлопнулась, Агловаль размяк и вздохнул.
-Моё сокровище. Если переговоры не удались, то это в последнюю очередь твоя вина. Я не буду тебя прятать. Ни за что. Если тебе не понравился взгляд этой женщины, то не бойся - она никогда не сможет причинить тебе вред.
-Я боюсь не этого. - бросила она, вслушиваясь в вой сирен и крики жертв. -Я боюсь, что когда это закончится - все они, все придут за мной.
За окном царил хаос.

Деревня Белая, юг полуострова

Дети выглядывали из пещеры в скалах. Они видели как в воздух взмыли сирены, но не боялись их криков. Четверо - двое мальчиков и двое девочек. Бледных и напуганных, с глубокими голубыми глазами. Они видели как водяные поднялись по склонам, стараясь догнать запоздавших путников. Видели удар молнии и слышали гром. Их ничто не пугало - от ветров и шума вод их надёжно укрывали своды пещеры, алтарь с тёплыми чёрными свечами и заботливая бабушка, кормившая их рыбой, ягодами и грибами. Приносившая сырых моллюсков и ракушки.
Они любили вспоминать остальных, тех кто жил в деревне внизу, в укромной гавани. Теперь их не было, но они бы никогда не рассказали об их исчезновении - просто потому что не умели говорить. Каждому было на вид лет пять или шесть. На их головах не было ни единого волоска.
Когда открылся портал посреди старых хижин, близ каменных ступеней - они спрятались. Они начали бояться, потому что  чувствовали невероятную силу, исходящую от трёх внезапных гостей, одного из которых они давно знали.
С такими людьми должна говорить бабка.
Из самого большого дома в заброшенной деревне вился дым. Крытая хорошей черепицей крыша заплесневела, покрылась круглыми разводами соли и кораллами. Создавалось впечатление что эти дома часто затапливало с приливом - они находились в удобной гавани, окружённой скалами. Попасть на тракт можно было лишь поднявшись по каменным ступеням. По таким и спускалась пожилая женщина в синей, яркой мантии, нёсшая в руках чёрную свечу.
-Первое место, где видели корабль. Он проходит здесь регулярно, направляясь на... рейд. А их - не трогает. - маг показал пальцем на старуху. -Думаю, нам лучше подождать ещё час перед тем, как придёт корабль. Уважаемые мэтры сочтут нужным просканировать местность, задать вопросы?
Его голосу вторили волны прибоя. Ещё раз прогрохотало где-то в глубине тёмных туч. Чародеи увидели скрюченные фигуры на склонах берега неподалёку - они проковыляли в воду и погрузились с головой, исчезнув. Три сирены кружили совсем рядом, у обвалившейся дороги. Но хищниц не заботило творящееся в деревне.
-И, должен предупредить... - чародей поправил академическую шапочку и прокашлялся. -Зайдя в пещеру - не удивляйтесь.
Я не один такой.
- он похлопал себе по запястью.

Окрестности Бремервоорда

Сабли должны были вскрыть сирену от хвоста до шеи, проткнуть насквозь, принести её тело на операционный стол чародея для вивисекции. У чудовищ было мало средств против магии - сирены никогда не умели колдовать и сопротивляться заклинаниям, как иные из морского народа. Но судьба распорядилась по-другому.
-Навались! - послышалось за стенами. Искажённое лицо сирены в проёме исчезло с гримасой ужаса на милом девичьем личике. Сабли промахнулись.
Её за хвост тянули на улицу, накинули сети. Сирена брыкалась, но ловкий удар поленом по лбу обезвредил её быстро и сравнительно безболезненно. Сравнительно с ударом сабли. Вокруг неё собрались человек двадцать, собравшиеся тащить тушу в приготовленную клетку.
-Ну, эт. Кому война, а кому мать родна, грят. А нам чего - Нагльфар ли, Хренльфар - лишь бы денежки за диковинку купец доставил... - пролепетал толстый кмет под одобрительный гул остальных. Казалось, хаос в городе их абсолютно не заботил. Стрельба из луков и арбалетов поблизости, другие кружащие бестии - всё это было для наглых деревенщин как будто иной реальностью, далеко за забором. Многие из них носили восковые затычки в ушах, лишь бы не повредить тонкий слух от визга чудовищ. Сегодня у них была славная добыча, за которую могли много заплатить.
Когда на улицах нет цеховых ведьмаков - появляются свои.
Дверь в покои мага хлопнула, и к Серрику ворвался кмет, у которого маг снимал помещение.
-Энто, милсдарь... Я видал всё. Снаружи мужики страховидлу поимали, йдите пока не поздно.
На улицах до сих пор лилась кровь. Но третий раскат грома внезапно заставил морских бестий замолчать и, развернувшись, полететь обратно. К берегу.
Стража на стенах и улицах облегчённо вздохнула, перезаряжая арбалеты. Они уже слышали такой гром, и были ничуть ему не рады. Это был боевой рог корабля мертвецов.

Князь Агловаль, никогда не отличавшийся суеверностью, начал тихо шептать молитвы Мелитэле, обняв возлюбленную.

+7

17

Дорога на Бремервоорд

Все произошло быстро - старший скомандовал в лес, а младший поспешил приказ выполнять. Лишь когда бешеная скачка сменилась медленной ездой, а ведьмачий эликсир "Кошка" был принят, Айден сказал:
- Сумасшествие какое-то. Словно... - договорить ему не дали догоняющие сирены. Шесть бестий решили закусить двумя Котами и даже не боялись деревьев, а одна вообще решила сделать на одного молодого ведьмака меньше.
И снова все произошло слишком быстро - раздался крик, полетели болты, три сирены рухнули наземь, умирая и извиваясь в предсмертной агонии.
Помощью оказались не кто-нибудь, а те, с кем мутант предпочитает не встречаться.
- Вот уж не думал, что меня спасут расисты. Ну точно все с ума сошли, - усмехнулся младший. - Помочь мы прибыли,
конечно. За плату, само собой. Но видимо тут и не без нас и сирен перебьют, и корабль-призрак потопят. И вообще с такими молодчиками хоть Дикую Охоту остановят.

+6

18

Дорога на Бремервоорд

Зелье не только позволяло видеть в темноте, но и обострило слух ведьмака до предела. И Шрёдингер услышал звуки рассекаемого кожистыми крыльями воздуха, чему страшно удивился: обычно сирены избегали лесов. Тем не менее, он ударил коня пятками, переходя в рысь. Конечно он мог бы послать коня галопом, однако кони в темноте видели гораздо хуже, нежели ведьмаки, а потому шансы налететь на какую-нибудь корягу и остаться без транспортного средства и своего любимца были высоки. Раздался гром, молния ударила в дерево неподалеку и Шрёдингер от неожиданности пригнулся, а Кысь, без всяких понуканий, сам перешел в галоп. Сквозь стук копыт и треск ломаемых веток, Кот услышал, что сирены их настигали. А еще он услышал скрип, который невозможно ни с чем спутать. Скрип спускаемой тетивы.
- Стреляй их, отстреливай! - раздался спереди крик. Арбалетные болты со свистом пронеслись мимо двух всадников навстречу чудищам, часть из которых рухнули сраженные, а остальные дали деру, явно не желая быть следующими.
- Стой! - навстречу ведьмакам вышел здоровый бородатый мужик с разряженным арбалетом. Ведьмак натянул поводья, остановив коня.
- Выродки! - детина сплюнул. - А я-то уж думал что кого-почище спасли. Чего здесь забыли, кошаки?
Шрёдингер видел его очень четко. Как и остальных "бравых" бойцов. Лесовики, подумал мутант недовольно. Он слышал их дыхание. Спокойное, учащенное, нервное, могучее и так далее. А у здоровяка ведьмак, кажется слышал как бьется сердце.
- Ты видишь наши знаки в такой темноте? Или учуял, что я несколько дней в седле? - изобразил удивление Шрёдингер. - Отрадно. Спасибо что помогли. Как уже сказал мой... друг, - ведьмак грозно посмотрел на младшего товарища. - Мы едем в Бремервоорд, к князю Агловалю. Слышали мы, будто тут у вас беда с чудищами, но, как мы уже увидели, у вас тут не просто беда. У вас нашествие этих тварей. А потому, раз уж у вас нет клыков длиной с локоть и желания нас сожрать, хотелось бы задать пару вопросов. Как тебя зовут, когда все это началось и какие еще у вас беды, кроме обнаглевших сирен и водяных? И скажи своим ребятам не целиться в нас из арбалетов. Мы вам зла не желаем, а с вашей стороны будет крайне невежливо прикончить тех, кто хочет вам помочь.

+5

19

Дорога на Бремервоорд.

[indent=1,0]События сменялись одни за другими. Филиппа в сотый раз пожалела, что не воспользовалась порталом, когда то было возможным. Сейчас на то не было ни времени, ни сил. Нужно было постараться затесаться между веток деревьев, спастись, не стать кормом для сирен, которых, как оказалось, не испугали ветки деревьев. Но они не пытались найти белую мокрую сову. Они, как и ожидала чародейка, нацелились на ведьмаков. Это временно спасало. Можно было хотя бы перевести дух. И стараться не думать об унижении, что сейчас происходило. Она, Филиппа Эйльхарт, со всем своим могуществом и силой пряталась среди ветвей! В эту сырую, мрачную дорогу, не пойми где и не пойми с какой компанией.
[indent=1,0]В дерево ударила молния. Благо, это было не то дерево, на котором восседала чародейка, и оно даже не было рядом, но всё же треск заставил вздрогнуть. Сова максимально прижалась к стволу дерева, всё равно выделяясь белым пятном.
[indent=1,0]Умные глаза увидели среди листвы арбалетный болт. Благо, не в неё, но в сирену, что тут же заставило тех менять свои планы. Но кто решил помочь ведьмакам? Кто обладал достаточной отвагой, чтобы сейчас выскочить из леса навстречу монстрам?
[indent=1,0]Громыхнуло уже во второй раз. Филиппа на секунду зажмурилась, снова понимая, что не рождена она для того, чтобы скитаться по лесам не пойми где, когда скоро должна начаться самая настоящая гроза. Где-то внутри появилось ощущение неладного. Пока ещё очень слабое.
[indent=1,0]Из-за деревьев вышли некие люди. Эйльхарт не стала тратить время на то, чтобы распознать их. Лишь прислушивалась к их разговору с ведьмаками параллельно думая о том, что делать дальше. Не могла она вечность проторчать на этом дереве. Не могла и лететь сейчас, ровно как и превращаться в себя.
[indent=1,0]Так она думала до третьего раската грома. Всё внезапно затихло, или же Филиппе так показалось. В груди появилось жжение, будто бы чародейка не то съела или же... Филиппа не знала природу жжения, но будто бы знала, что может от него спасти. Ей казалось, что если она ещё немного побудет совой - просто сойдёт с ума, сгорит изнутри. Все и так обострённые совиные чувства будто бы усилились. Эйльхарт ощутила, как со стороны моря веет ненавистью и могуществом. Таким, что и она сама бы не совладала с этим нечто, даже будь у неё помощники.
[indent=1,0]Долго концентрироваться на этом ощущении чародейка более не была в силах. Вспорхнула к дороге, ощущая, что задыхается. Сосредоточилась, чтобы в следующие мгновения предстать перед ведьмаками и лесовиками в образе человека. Не самая лучшая компания, но отлететь подальше Филиппа не была бы в силах.
[indent=1,0]Выпрямившись, Эйльхарт выставила вперёд руку и процедила сквозь зубы:
[indent=1,0]- Не стрелять. Перед вами Филиппа Эйльхарт, чародейка. Я пыталась добраться до дворца, - она фыркнула, понимая, что голос предательски чуть подрагивает из-за напряжения. Но пожар в груди, казалось бы, успокоился. Что не сумело прикончить дурные предчувствия.
[indent=1,0]Филиппа была одета явно не по погоде, ибо планировала стать собой лишь возле дворца. Платье бордовых тонов, открытые плечи, небольшой, но вырез. Любимые агаты были на месте. Стало ещё холоднее, чем в образе совы, но Филиппе показалось ниже её достоинства это демонстрировать.
[indent=1,0]Чародейка кинула взгляд в сторону ведьмаков, замечая, кажется, знакомое лицо. С этим она разберётся позднее. Пока лишь она облизала пересохшие губы.
[indent=1,0]- Нужно уходить подальше от моря, - властно отметила она, - здесь скоро будет что-то очень нехорошее.
[indent=1,0]Она бы не говорила этого, не будь здесь и её интересов. Но и она ведь находится прям рядом с берегом. И сама отсюда далеко не уйдёт, увы.
[indent=1,0]"Повезло же мне с компанией," - саркастично отметила Филиппа в мыслях, - "такие могут начать препираться. Остолопы."

+5

20

Окрестности Бремервоорда.
- Свежее мясо. - с хищным взглядом прошептал Серрик, наблюдая, как сабли, рассекая воздух, летят к сирене. Кровавый фарш или тушка для экспериментов - сейчас это уже не имело значения, сейчас Серрик собрался насладиться каждым криком, каждым увечьем, её смертью...
Однако извращенным желаниям мага не суждено было осуществиться - за стенами раздался чей-то крик, а позже летучая тварь исчезла из проёма. Запоздавшие охотники на монстров? Похоже на то.
Полуэльф решил выглянуть в окно, там он увидел весьма забавную картину: чертова дюжина кметов накинула на сирену сети, тащили её за змеиный хвост в здоровую клетку, кульминацией стал удар поленом по голове, стук деревяшки о девичью черепушку невольно напомнил Серрику о его молодости, когда на месте крестьян был он сам. Похоже, у деревенских храбрецов всё получилось, осталось лишь заплатить им за честную работу, маг уже потирал руки, предвкушая вивисекцию.
Оторвавшись от окна, маг начал искать кошель с нужной суммой, нащупав его, Серрик уже собирался выйти к охотникам, как тут же в дверях возник кмет, тот, которому полуэльф платил за комнату и тот, кого он считал погибшим.
- Энто, милсдарь... Я видал всё. Снаружи мужики страховидлу поимали, йдите пока не поздно. - сказал он.
Серрик не удостоил его и взглядом, - Хорошо. Сейчас же я спущусь к ним. - продолжая рыскать по своим вещам проговорил полуэльф, - Я бы посоветовал тебе бежать отсюда. Сирены, как правило, первыми нападают на безоружных. - маг взял один из своих ножей, - Да-с, этот подойдёт, режет кости. - он вложил его в ножны, что были прикрепленны к сапогу и подошёл к своему голему, каменная глыба никак не отреагировала на сирену, схватившую его хозяина... возможно оно и к лучшему, соскребать её с пола Серрик не хотел.
- За мной. - властно сказал полуэльф, попутно вооружаясь саблями, что вернулись к нему.
- Иду. - безвольно промолвил голем.
Портал открыл маг прямо в комнате и вместе с големом вошел в него, представ перед кучкой крестьян. Бегло осмотрев их, Серрик опознал в толстом кмете лидера этой своры. Достав кошель из глубокой торбы, полуэльф прокашлялся, привлекая внимание к своей персоне. Голем лишь покорно стоял за хозяином, ожидая дальнейших указаний.
- Отличная работа, господа! - оскалился он, - Я рад, что вы смогли обуздать сирену... Да и не убить её! - маг выдержал паузу, давая кметам время "переварить" сложные слова, - Вот ваши семьсот крон, заслуженные. А ещё пятьдесят талеров сверху и спасибо лично от меня. - Серрик протянул руку, в которой держал увесистый кошелек.
- Надеюсь они за деньги эти друг другу глотки перегрызут.

Отредактировано Серрик (2017-10-30 15:58:11)

+4

21

[indent=1,0]Как и ожидал Вильгефорц, для открытия портала, способного переместить всех в нужное место, молодому и ещё неопытному выходцу Бан Арда потребовалось много сил. Куда больше, чем он мог бы потратить, будь немного опытнее и не напрягаясь так сильно. А сам овальный разрыв в пространстве, мерцающий пульсирующим сиянием, выглядел с натяжкой "на четвёрочку", но мэтр промолчал. Он прибыл точно не за тем, чтобы наставлять молодого коллегу. Вильгефорц перевёл взгляд на князя и княгиню. От его опытного взгляда не смогло укрыться то, как Агловаль скрывает за маской спокойствия истинные переживания. Княгиня же была куда проще и её настроение было отчётливо читаемо на милом личике. Мэтр почтительно слегка склонил голову и шагнул в портал.
[indent=1,0]Он не ожидал увидеть в селении хоть кого-нибудь. Обычно сказания о Нагльфааре, равно как и о Дикой Охоте утверждали, что селения исчезали полностью и бесследно. Прежде Вильгефорц не слышал ни об одном уцелевшем после подобных набегов неведомых сил. Но дети, прячущиеся среди скал и с опаской оглядывающие пришельцев, не были ни иллюзией, ни фантомами. Это чародей мог сказать с уверенностью. Едва выйдя из портала, он почувствовал ту силу, которая его и манила сюда. Именно за этим член Капитула и явился в это княжество, которое ни при каком ином раскладе не смогло бы заинтересовать его.
[indent=1,0]Выслушав, чародея при дворе князя, мэтр, безусловно намеревался задать несколько вопросов, которые дали бы более чёткую картину происходящему здесь, но все его слова утонули в потоке силы, которая буквально пропитывало море. Как бы это странно ни было, но Вильгефорц почувствовал это только после очередного раската грома, что пронёсся по небу. Откровенно говоря, судьба этого селения и иных нисколько не волновала мэтра чародейства, поэтому его внимание быстро переключилось на источник этой невиданной энергии, чья сила поистине ужасала и влекла одновременно. В глазах Вильгефорца воспылал неподдельный интерес. Он обратил свой взгляд к морю, всматривался в пенящиеся волны, осторожно черпая силу, которая так и просилась быть поглощённой. Одновременно с этим, чародей начал "прощупывать" местность, сканируя, пытаясь отыскать что-то, чего и сам ещё не ведал.
[indent=1,0]Кашель Дерека привлёк внимание Вильгефорца. Вспомнив, что он здесь всё же не один, чародей с явным нежеланием последовал за молодым магиком. Его недовольство легко было понять. Мэтр привык работать в одиночку и любое постороннее присутствие, разве что за исключением его ассистентки, лишь раздражало мэтра. Тем не менее, он решил, что сперва следует выслушать Дерека, увидеть всё, что он хочет показать. Это могло упростить работу, дать ответы на множество вопросов.
[indent=1,0]- Интересно... - протянул чародей, глядя на одинокий столб дым. - Никогда прежде не слышал, чтобы после, как ты изволил выразиться, рейда Нагльфаара оставалась хоть одна живая душа. Это воистину интересно. Расскажешь, кто именно те дети, что сейчас пытаются побороть своё любопытство и смотрят на нас, скрываясь за скалами? Они могут рассказать о том, что здесь произошло?

+2

22

P.S. Прошу прощения за задержку, приходила в себя

Зал для приёмов во дворце князя Агловаля

Вся эта процессия из магов - не то, что увидишь каждый день. Во дворцах, на приемах самого высокого уровня - да, безусловно. Но никак не в самом задрипанном княжестве Севера (хотя для Сабрины любое княжество меньше основных игроков казалось задрипанным), где вся потускневшая роскошь компенсировалась попытками возвестить о своем величии, и что она, Сабрина Глевиссиг, должна хоть как-то считаться с ними.
И ей приходилось... иначе бы она давно получила все нужные книги и артефакты, которые хотела. Но то, что они были связаны с морским народом, заставляло на протяжении полувека эту династию вцепиться во все это мертвой хваткой.
Теперь же оставался шанс, что перессорив этих северян, которые толком и в войну с Нильфгаардом-то не вложились, с морским народом, но решив их проблемы, то можно будет получить то, что она так давно жаждала. Но с приходом Вильгефорца все закончилось, можно считать, что она ничего не получит.
Злость переполняла чародейку, но это мог выдать лишь хищный блеск ее глаз. А так как он редко менялся на что-нибудь другое, то всю кипящую внутри злость все же удастся спрятать.
И еще этот выкидыш из Бан Арда оказался не так прост. Не спасовал, несмотря на свой юный возраст. Да и явно тесно связан с местным княжеством. Теснее, чем нужно... возможно, стоит написать в школу, чтобы лучше проверяли кандидатов.
Но потом Сабрина вспомнила, что с учителями этой школы отношения взаимны. Оставалось только держать ухо востро и следить за ним не меньше, чем, собственно, за главой Капитула.
Не говоря о том, что магический фон был настолько нестабильный, что через него едва пробивалось еще чье-то присутствие, и это больше относилось не к магии, а к личному чутью Сабрину, выработанному десятилетиями тренировок. Здесь был еще какой-то игрок, и неизвестно, как сильно нужно его опасаться...
Снисходительный тон Вильгофорца почти заставил Сабрину сорваться, и лишь только выдержка не позволила сделать это здесь и сейчас. Как раз в тот момент, когда от этого могло зависеть все.
Не то что Вильгефорц не видел ее срывов, видел, не первый раз встречались. Однако, теперь он выше ее по рангу, и его влияние после Соддена среди королей и чародеев огромно. Как много еще пройдет времени, прежде чем Хенсельт предпочтет дружбу с главой Капитула не слишком подходящей советнице? Даже быстрая и яростная в своих порывах Сабрина это понимала.
Однако, без ремарки его слова оставить попросту не могла.
- Мы всего лишь советники, если бы мы могли управлять королями так, как о нас думают, мы бы не расшаркивались здесь перед всеми, - снова взгляд на князя, хотя перед ним она уж точно не расшаркивалась.
Все направились в портал, и Сабрина быстро сделала выбор. Долго спорить с князем и получить обещание, которое тот легко может взять назад, найдя любой повод, она не собиралась. У нее было время посмотреть на проблему и обернуть ее в свою пользу.
- Наш разговор еще не окончен. Князь, - она кивнула, почти войдя в портал, нацепив маску дружелюбия. - Княгиня, - ее взгляд говорил красноречивее, чем любое сделанное в ее долгой жизни дело.

Деревня Белая, юг полуострова

Сабрина не верила во все эти сказки про Дикую охоту, про Предназначение и другие вещи, придуманные кметами, и которые следовало делить на два, а то и на три. Да, разумеется, были призраки. Были гули, вампиры. А также страшные проклятия. Но все это послесловие от Сопряжения Сфер, ничего больше. Если за всем этим действительно стояла какая-то мощная сила, она бы давно проявила себя, и чародеи, не говоря об эльфах, давно бы ее обнаружили.
Оттого руины вызвали у Сабрины мало интереса. Она сделала вид, что совсем забыла о присутствии магов, начиная свою линию расследования.
Сканирование показало ей не больше, чем Вильгефорцу, но скрежет ее зубов скрыл морской прибой вдалеке.
- Неужели мы в Капитуле одобряем подобные вещи? - спросила Сабрина, намекая на странную аномалию на руке молодого мага. - Раньше к этому относились не столь благосклонно.
Она будто специально уклонялась от сути дела, отвлекая всех на незначимые детали.
Вскоре к ним навстречу выдвинулась бабка, чья походка тоже вызвала подозрения, уж больно та напоминала походку княгини, и это можно свалить на старость, но Сабрина не хотела ничего упрощать.
- Ваш ход, мэтр, из нас двоих ведь вы самый дипломатичный.
Игра не была в ее пользу, следовало отступить и нанести удар позже, когда придет время.

+3

23

Дорога на Бремервоорд

Cтражи Пущи никого не охраняют и не спасают, каким бы громким ни было их прозвание. Им больше подходило клеймо артели профессиональных бандитов и дебоширов. Где бы ни появлялись зелёные плащи – неизменно завязывалась кровопролитная драка. Наверное, небеса решили сыграть злую шутку с этими людьми, раз они внезапно научились вести разговор.
Но никто не смог отнять у них таланта сначала стрелять, а потом – говорить.
-Помощники смерти. – бронзобородый сплюнул. –В иной раз я бы сказал что это ваш брат устроил весь бардак, чтоб подзаработать… -  он прервался и резко вскинул арбалет с округлёнными от испуга глазами. Лучники направили оружие в ту же сторону что и командир, ещё не до конца понимая что происходит. Появление чародейки ошарашило.
-Ох ты ж… - протянул кто-то за спиной главаря. Не каждый день обычный солдат видит обессилевшую чародейку на глухой лесной дорожке. Особенно чародейку, выпорхнувшую из ельника в обличье совы.
Но, пожалуй, главным чудом бля главаря лесовиков было то, что она говорила не в повелительной форме.
-Ядрён. Соблазн пристрелить вас троих – неимоверный. Это прям-таки подарок судьбы, мать его. – он улыбнулся во всю широкую пасть и расхохотался. –Какая курва. Парни, свяжите её, а то…
Бронзобородый совершенно забыл о ведьмаках, а что ещё хуже – забыл об опасностях, таящихся в этом лесу. Лесовики вышли на охоту не в тот час, когда человеку можно появляться за стенами укреплённого острога. Лишь ведьмачье чутьё могло помочь вовремя среагировать в ту секунду.
За спинами ведьмаков возникли три чёрные фигуры. На берегу начала сгущаться рваная темнота, едва дотягивающаяся к месту засады Стражей. Тьма протягивала рваны лоскуты дальше и дальше по лесной тропинки, как исполинская пиявка. Троица чёрных солдат тянула её всё дальше за собой. Каждый держал меч и щит наготове, и у каждого был высокий крылатый  шлем. Они не издали ни звука при появлении. Непроходимая чернота скрывала лица, словно внутри, под бронёй – была только чистая тьма.
Раздался отчётливый и громкий боевой рог.

Деревня Белая, юг полуострова

-Вы, оба! – старуха остановилась на каменных ступенях, приподняв просоленный подол юбки. –Сдохнете! –её голос был похож на шипение морской гадины, выброшенной на сухой солнечный берег. Дети выглядывали из пещеры с всё теми же испуганными глазами, но как только их нянька заговорила - едва заметно сверкнули глазами. Как сверкают глубоководные хищники.
-И сдохнете от огня, но каждый по-своему. – кривые старушечьи ноги прошлёпали вниз, к магам. Дерек громко закашлялся и испуганно поглядел на женщину. Он не ожидал такого начала разговора.
-Тётушка Мод. Эти люди здесь…
-Знаю я кто они такие и зачем здесь. Думал, я глупая да немая? Чего мне с такими дурнями как твои инспектора общаться, а? – теперь она действительно шипела и стала ощутимо выше. Перестала горбиться и смотрела на магов словно бы и свысока, хотя рост ей этого не позволял. – Вам обоим нужна мощь и наука океана. Вы её получите. Если примете благословение Водных Владык, а они избирают только клеймённых и тех, кто раньше жил среди пучин. –она подозвала детей скользким высоким свистом. Четверка соскочила со скалистых уступов – привычной игровой площадки. –Такие же как Дерек. Здесь все были как Дерек.
Дети посмотрели на чародеев глубокими глазами цвета океана. Зелёная, чудовищная бездна играла внутри, и когда они протянули к незваным гостям руки – оказалось что между пальцами есть перепонки. Дерек вздрогнул. Но по совершенно иной причине.
Боевой рог прозвучал над берегом. У скалистой террасы – обиталища сирен, расползалась тьма. Чудовища пытались нырять в неё и кружили вокруг чёрного облака, что-то бессмысленно выцеливая. Безуспешно. На глазах стоящих далеко от развернувшейся битвы чародеев пали две морские твари, потом ещё одна. И наконец сирены отступили. Тьма пожирала землю, накрывая плотным саваном.
-То же самое случилось с моими соседями. Скоро корабль придёт и сюда. - каждое слово старухи не соответствовало её внешнему виду. Очевидно, она мнила себя очень важным человеком - или действительно была им до смерти соседей.
Маги почувствовали громадный выброс энергии, заставивший даже мэтра Вильгефорца содрогнуться от боли в груди. Им было невдомёк что Филиппа Эйльхарт успела почувствовать это ещё раньше них, будучи ближе к сердцу тьмы. Чёрное полотно рассеивалось, и теперь на берегу стояли ровные чёрные ряды призраков в крылатых шлемах.
Старуха не шелохнулась, глядя на жуткий десант – отголосок сражения, бывшего здесь много лет назад.
-Они убивают всё на своём пути. Проходят по берегу, выкашивают всё живое и набирают сил для того чтоб сломать проклятие. Выполнить цель – уничтожить всё живое на берегу. Но им это никогда не удаётся. – старуха вновь сгорбилась и склонила голову, обратившись к гавани. Её примеру последовали дети.
В водах укромной гавани вырос десяток сгорбленных фигур, вынырнувших внезапно и разом. Водяные шли навстречу магам безмолвно и с оружием наготове.
-Преклоните колени, иначе придётся сражаться… -прохрипел Дерек. –Корабль придёт раньше чем я думал.
Он чувствовал себя раздавленным. Произошедшее было настолько внезапным для него, что хотелось удавиться.
Море кишело плавниками, щупальцами и сливавшимися воедино скользкими силуэтами не то чудовищ, не то… чего-то большего. Чего-то страшнее и древнее чем может представить себе человек. Чёрная армия лязгнула призрачным железом и начала марш вглубь вод.
-До тех пор пока горит алтарь Водных Владык... - Дерек едва заметно подрагивал. -Они будут нас защищать. Защищать покорных.

Окрестности Бремервоорда

Толстый Фред ни разу в жизни не видел такого увесистого кошеля. Его друзья тоже ни разу не видели. В жизни кмета случился небольшой просвет – он уже представил себе как купит на эти деньги новую тележку, приспособу под строительство второго этажа хаты и заживёт как богач. Да ещё и двоих детишек учиться ремеслу отправит. Решительно то же самое испытали и остальные.
Кметов не волновал боевой рог и то, что кричали стражники. Они были заняты проглатыванием слюны и игрой воображения.
-Ну, это… Спасибо, милсдарь. Вы, конечно, к нам очень добры… - Фред широко осклабился и глупо хохотнул. От счастья он выпустил из рук хвост сирены, отчего тот безвольно бухнулся в дорожную быль, запачкав жемчужную чешую песком.  Его товарищ забрал кошель и кивнул. Фред доверял свои старым друзьям.
Серрик почувствовал болезненное покалывание в груди, словно недавний ужин был слишком тяжёлым. Руки стали ощутимо слабее, и теперь не хотелось думать и говорить. Звук боевого рога бил по ушам и отзывался внутри эхом – далёким и страшным.
-Расступись! – раздался глухой, полупьяный голос. Пригород заполонили солдаты, взявшиеся из ниоткуда. Из-за шума и криков не было слышно даже их быстрого марша. Путь колонны пролегал как раз там, где уложили сирену.
-Уберите страховидлу! Выбросьте труп к ядрёне-матроне. – прорычал усатый сержант и пнул тварь.
Зря.
Сирена взвизгнула в беспамятстве и выкрикнула несколько слов на неизвестном языке, о значении которых не нужно было много думать. Чёрное небо пролило на собравшихся несколько скудных капель, которые угрожали превратиться в ливень. Казалось, это придало сирене сил.
Она выгнулась из завизжала что есть мочи – так, что сержант зажал уши и отшатнулся. Колонна за ним потеряла строй, и один отважный солдат с выпученными глазами подскочил к твари и вогнал ей копьё в глотку.
Округа затихла.
-Ох. – сержант повертел головой. –Даже протрезвел. Тащите её отседова… - он метнул взгляд в Серрика. –А ты, маг. Ты идёшь защищать целостность нашего государства. С водяными когда-нить дело имел?

Отредактировано Мастер Игры (2017-11-06 18:33:17)

+6

24

Дорога на Бремервоорд

Шрёдингер молчал. Что ему было сказать этому человеку, который гордо именовал себя "стражем пущи"? Да ничего. Быть может, огреть его мечом, чтобы неповадно было. Ведьмак уже собрался начать осуществлять задуманное, как давешняя сова, внезапно, выпорхнула откуда-то из-за ближайших деревьев и обратилась чародейкой. Жили бы они в сказке, можно было бы сказать "и ударилася птица дикая оземь и обратилася она красавицей писаной". Но они жили не в сказке, а потому вместо красавицы была чародейка.
Ее эффектное появление отвлекло внимание лесовиков от двух путников в лице ведьмаков. И можно было бы еще надеяться на мирный исход, да мутант каким-то неведомым восьмым или десятым чувством, - попросту говоря загривком, - ощутил, что за спиной его и его спутника появилось что-то, чего быть не должно. И это что-то обладало своей волей. Злой волей. Шрёдингер чуть повернул голову и бросил взгляд назад. Три темные фигуры воинов в крылатых шлемах. Три темные фигуры призрачных воинов, которые шли на них. А за воинами царила мгла. Ведьмак отвернулся от них и окинул взглядом горстку людей. Они уже покинули свои позиции. Все их внимание было приковано лишь к магичке. И долго отгадывать причину такого интереса не приходилось: кучка мужиков, торчащая в лесной глуши хрен знает сколько времени определенно давно не видели не то что баб, даже коз и овец. Чародейка же была для них пределом мечтаний. Так что неудивительно что кучка мужчин решили протянуть руку к своей мечте.
В этот момент откуда-то с побережья раздался низкий и протяжный звук рога. Этот звук послужил сигналом к началу действий. Больше тянуть было нельзя. Воспользовавшись тем, что бандиты попросту забыли о ведьмаках, Шрёдингер вытащил одну ногу из стремени, повернул коня и со всей силы лягнул вожака банды каблуком в голову.
- Хватай чародейку и сматывайся! - гаркнул он Айдену, а сам слетел с коня вынимая меч. Шлепком по заду он отправил коня подальше в лес, а сам налетел на ошеломленного бородача. Мимоходом нанеся тому удар в шею, он скачками настиг остальных бандитов, которые, забыв об осторожности, сократили дистанцию между собой, а заодно и ведьмаками. Быстрым ударом разрубив лук первого попавшегося человека, Кот разорвал с ним дистанцию вольтом. Но разрыв дистанции с одним, ознаменовал сокращение дистанции с другим. Шрёдингер закончил вольт быстрым косым ударом в лицо бандита. И тут же он отскочил, не давая остальным прицелиться. А затем кувыркнулся вперед, сокращая дистанцию со следующим противником. Кувырок он завершил колющим в живот. Дальше он, двигаясь зигзагами, подскакивал к следующим бандитам, рубил, колол, резал. Кровь ключом била из разрубленных артерий, кишки вываливались из разрубленных животов, а в глотках застревал предсмертный крик. Ведьмак был слишком быстр для людей, слишком точен в своих движениях и ударах, слишком зол, чтобы оставлять их в живых. А потому с ними он расправился быстро.

Отредактировано Шрёдингер (2017-11-07 19:33:02)

+6

25

Дорога на Бремервоорд

Ведьмак поежился в седле, ему очень не хотелось подолгу торчать в лесу полном опасностей даже не смотря на тот факт, что он постоянно в таких местах и они есть его постоянный источник дохода.
— Помощники смерти. – бронзобородый сплюнул. –В иной раз я бы сказал что это ваш брат устроил весь бардак, чтоб подзаработать…
— Делать нам еще нечего, кроме как пиздец страивать. Да и не могут ведьмаки такого... — ответил Айден бронзобородму, а когда услышал и увидел женщину, что только что была в обличье совы, то не сдержал усмешки. Вот уж кого мутант не ожидал встретить, так это ее. За прошедшее время она, равно как и он, не изменились ни на каплю. Разве что чародейка не стала указывать. А нет, показалось.
— Нужно уходить подальше от моря, — властно отметила она, — здесь скоро будет что-то очень нехорошее.
-Ядрён. Соблазн пристрелить вас троих – неимоверный. Это прям-таки подарок судьбы, мать его. – он улыбнулся во всю широкую пасть и расхохотался. –Какая курва. Парни, свяжите её, а то…
— Не советую, а то... — договорить ведьмаку и бронзобородму не дали. Медальон задергался, Айден напрягся, словно тетива лука перед выстрелом, обернулся и не мог поверить своим глазам. Три воина, щит и меч, в принципе даже один Айден мог их одолеть, но рационализм на задворках сознания выдавал куда более весомые выводы. Ведьмак не знал сколько их вообще, а значит нельзя исключать подкрепления. Не знал их способностей, что могло его легко застать врасплох. А еще он не хотел быть в этом лесу в этот момент, поскольку число врагов на метр было слишком большим.

Тут-то в ход вступил Шрёдингер, лягнув вожака банды по лицу и скомандовав Айдену валить вместе с чародейкой. Младший спорить не стал. Ударил коня в бока и, пока тот еще не слишком разогнался, протянул чародейке руку, затащив ту на коня. Обернувшись, он видел как его напарник уже разошелся во всю, убивая направо и налево. Досматривать это представление ведьмак не стал и сосредоточился на том, как бы побыстрее доставить чародейку в безопасное место и вернуться обратно.
- Можешь использовать телепорт? - перекрикивая ветер спросил Айден у Филиппы. Было бы очень удобно, перенесись она сразу же в город, освободив мутанта от заботы о ней.

+6

26

[indent=1,0]Стоять, когда на тебя нацелены арбалеты и мечи, было неуютно. Не добавляло комфорта ситуации и то, что Филиппа промёрзла до костей. Хотела увидеть что-то своими глазами - увидела, пожалуйста. Но поможет ли это, если она тут и умрёт, как последняя собака? Хотелось злиться. Впрочем, почему просто хотелось, Филиппа была зла подобному неуважению. Хотя чего требовать с подобных личностей? Она сжала челюсть, свирепо кидая взгляд в сторону Страж. Женщина напрягла плечи, готовая расцарапать лицо любому, кто хоть дотронется до неё. Да, это сулило ещё большие опасности, но это лучше, чем кто-то будет связывать её своими грязными конечностями. Самое паскудное, что и использовать телепорт она сейчас не могла. Её пристрелили бы прежде, чем она туда бы вошла.
[indent=1,0]Царапать никому лицо не пришлось. Зазвучал рог что отвлек всех. Эйльхарт сама повернула голову, увидев то, что увидеть, наверное, не должна была. К ним приближалась сама тьма. Стало будто бы ещё холоднее, хотя Филиппа напрочь забыла об ощущениях. Так и застыла, благодарная лишь своему самообладанию, что не позволило выразить эмоции. В голове возник вопрос о том, как долго эти существа идут к ним. И как долго никто их не замечал. Или, вероятно, почти никто.
[indent=1,0]Один из ведьмаков что-то гаркнул другому, Филиппа не услышала. Но этот самый второй ведьмак услышал. Знакомец. Филиппа Эйльхарт, несмотря на ситуацию, усмехнулась.
[indent=1,0]- Сколько лет, сколько зим... - проговорила она, ухмыляясь. Телепорт. Наконец-то могла. Второй ведьмак увлёкся убийствами, значит, можно было расслабиться, - тебя заставили приглядеть за мной? Или же сказали бежать вместе со мной? - она бы поговорила ещё, но не считала нужным. Эти существа-тени надвигались. Нужно было поскорее уходить, перемещаться во дворец. Филиппа не демонстрировала, но ощущала нервозность из-за ситуации. [indent=1,0]Сосредоточившись, чародейка движениями рук создала портал. Оставалось лишь надеяться, что никаких сбоев не произойдёт и она перенесётся туда, куда надо. Дворец. Наверняка пригласили не только её, и она опоздала, но сейчас это не имело ровно никакого значения.
[indent=1,0]Главное, чтобы портал оказался устойчивым.
[indent=1,0]Главное, чтобы эти существа никак ничего не испоганили.
[indent=1,0]- Решайся здесь и сейчас, идёшь ли со мной, Айден, - Филиппа фыркнула и ступила в портал.

[AVA]http://s4.uploads.ru/lC0Ng.png[/AVA]

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (2017-11-11 18:39:39)

+7

27

Окрестности Бремервоорда
Деньги столь быстро исчезли из рук Серрика, что он мог только догадываться какими жадными кметы могли быть на самом деле. Как бы то ни было, тушку он получил, а значит у него был тот, кто мог выступить пациентом, подопытным и тем, кто согревает чародея по ночам.
- Только помогите мне перенести эту суку в лабораторию. - маг указал на крупный дом - Туда.
- Расступись! - прошелся ножом по уху голос пьяного мужика. А вскоре показался и сам крикун, вместе со своими друзьями-стражниками. В иной раз Серрик предпочёл бы сжечь их всех, или телепортировать в какое-нибудь... нехорошее место, ну или же приказать голему отделить стражников от их голов, но сейчас колдун был рад пойманной гадиной и немного ошеломлен внезапным нападением сирен, так что решил побыть дипломатичным, хотя бы на первых порах.
- Уберите страховидлу! Выбросьте труп к ядрёне-матроне.
- Уверяю вас, не стоит, всё это нужно для кое-чего большего, а также для магической науки. Охладите пыл. - мягким голосом глаголил Серрик, спокойным взглядом сверля свинячью физиономию сержанта.
Ответом оказался неожиданный дождь, пробудивший морскую тварь. Завизжав, она собиралась было броситься на своих обидчиков, впрочем быстро была приструнена одним из подоспевших стражников. Издав последний крик на непонятном даже полуэльфу языке, она покинула этот мир обдав лицо Серрика багровой кровью. Последний лишь саркастично цокнул языком.
- А вот это вы зря... - маг перевёл взгляд на осмелевшего юнца - У них в почете кровная месть. - вояки лишь со страхом переглянулись. А лидер их, похоже, непреклонен был.
- –Даже протрезвел. Тащите её отседова… - непроизвольно вскинув бровь и недобро улыбнувшись, полуэльф наблюдал за тем, как стражники, взяв труп за хвост и руки, уволакивают его подопытного в сторону моря. Он, стиснув пожелтевшие зубы и сжав огромные кулаки, уже собиался прорычать разрушительное заклинание, натравить голема, перегрызть глотку каждому мерзкому кмету, по несчастью пришедшему сюда, как вдруг ненавистный сержант обезоружил Серрика приятным и весьма неожиданным вопросом.
- А ты, маг. Ты идёшь защищать целостность нашего государства. С водяными когда-нить дело имел? - алхимик ждал этого вопроса полтора месяца и наконец-то заветные слова прозвучали.
- Да, имел дела, знаком с культурой их, богами, языками, вскрывать их приходилось. - засияв от счастья, Серрик даже готов был помочь им и их дрянной стране, лишь бы вскрыть ещё одного чешуйчатого гуманоида - Готов помочь я вам в делах с морским народом.

Отредактировано Серрик (2017-11-23 19:28:26)

+7

28

[indent=1,0]- Мы, в Капитуле, - Вильгефорц сделал особое ударение на слово "мы", а интонация давала открыто понять Сабрине, что мэтр был не очень доволен подбору её слов, - думаем прежде всего о благополучии магии, о том, чтобы она развивалась и занимала всё новые и новые ниши. Но, если тебя так беспокоят мутации, которым подверг себя наш дорогой коллега, я тебя успокою. Капитул узнает все факты и подробности, прежде чем что-либо предпринимать. Чародей, ставящий опыты на себе - это редкость. Наверняка, у него были особые причины для этого. Он же не гоэтией балуется, право слова.
[indent=1,0]Чародей перевёл взгляд с обворожительной Сабрины на старуху, которая не сильно интересовала Вильгефорца. Ровно до тех пор, пока не начала говорить. Слова старухи заставили мэтра сменить маску безмятежности, его лицо стало серьёзным, брови слегка нахмурились, даже, казалось, вздулась вена у виска. Действительно, как смеет эта старуха так разговаривать с именитыми чародеями. Хотя, чародей быстро взял себя в руки. Он прекрасно знал, что столь внезапные приступы пророчения редко носят осознанных характер, равно как и редко толкуют то, что действительно сбудется. Вильгефорц лишь снисходительно усмехнулся в ответ на утверждения о его смерти в огне. Что-что, а умирать он не собирался вовсе.
[indent=1,0]Старуха продолжала вещать и с каждым её словом заинтересованность мэтра продолжала расти. Чародей пристально осмотрел детей, что устремили на него свои неестественно-синими глазами, протянули свои мутированные руки. Вильгефорц с неким осуждением строго взглянул на Дерека. Нет, его не беспокоила участь детей и прочих жителей селения, где "все были как Дерек", как могло показаться со стороны. Мэтра удручал тот факт, что неопытный выпускник Бан Арда сделал всё это для неких "Водных Владык", видимо, чтобы заслужить их снисхождения. Теперь многое начало становиться на свои места, но ничего из этого не приближало чародея к его единственной цели, ради которой он и прибыл сюда.
[indent=1,0]Оглянувшись, Вильгефорц увидел тьму, что поглощала всё на своём пути и стремительно приближалась. Чёрная, непроглядная дымка подступала, скрывая за собой землю. Наконец, хоть что-то, достойное внимания мэтра. Но не успел чародей и порадоваться, как его грудь сжалась от боли. Такая невероятная энергия не могла быть чем-то обыденным. Здесь определённо творилось нечто, выходящее за грани обычного понимания. Вильгефорц дрогнул, его глаза блестели, он был заинтригован, застыл в предвкушении. Но вместе с тем, будучи человеком осторожным, был готов и к скверному повороту событий.
[indent=1,0]Призраки, морские твари, взявшие оружие в свои лапы, щупальца водного монстра, что беспокойно бил конечностями о волны - ничто не могло заставить Вильгефорца преклонить колено. Он не был намерен склониться ни перед Водными Владыками, ни перед кем-либо другим. Он с нескрываемым презрением посмотрел на Дерека, что просил его покориться каким-то морским уродцам. Права была Сабрина, такой мягкотелый бесхребетный чародей только позорил Бан Ард, равно как и всю чародейскую братию. Но это лишь подтверждало не самое лестное отношения к магикам самого Вильгефорца, а потому он и не дал Сабрине насладиться своей правотой и просто промолчал.
[indent=1,0]- Беспокоиться не о чем, дорогая коллега, - расслабленно произнёс мэтр, продолжая гордо стоять и смотреть прямо в лицо неизвестным тварям из морских пучин. - Нам с тобой уготована смерть от огня. И, если морские чудища не научились плеваться огнём, то нам не о чем беспокоиться, - став более серьёзным, мэтр обратился уже к Дереку. - Я не склоню голову перед этими отродьями, но и враждебность проявлять я не хочу. Они понимают нас? Может, Старшую Речь? В любом случае, сообщи своим "владыкам", что я обращу их в пыль, если они вздумают напасть.
[indent=1,0]Вильгефорц был готов к бою, он и не надеялся, что секреты столь могущественной энергии откроются перед ним просто так. Мэтр готов был испепелить морских воинов в любой момент. Даже присутствие ощущения чего-то древнего, чего-то таинственного и ужасного не страшило его. Он был полностью уверен в своих силах и готов был доказать своё превосходство.
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/zm8AC.png[/AVA]

+5

29

Сабрина ничего не ответила в этот раз Вильгефорцу. Она чувствовала в нем не столько высокомерие, сколько странное отношение ко всей Магии в целом. При своих способностях он был единственным мужчиной на ее памяти, кто мог действительно подойти им с Филиппой и другими выдающимися чародейками, с кем можно было поделиться мотивами и секретами. Он подходил даже опасно близко к этой черте, но было то, что сразу отметило подобную опрометчивость.
Вильгефорцу было плевать на Магию. По крайней мере в том смысле, который в нее вкладывала Сабрина и остальные. Ничто в его действиях не утверждало обратного. И достаточно было посмотреть на Лидию, которая повторяла за ним чуть ли не каждое действие, чтобы понять всю огромную разницу между ними.
И при всем при этом избавляться от столь ценного потенциала было обидно, пусть и необходимо. Когда-нибудь наступит такой момент...
В ответ же на слова старухи Сабрина громко расхохоталась. Она столько раз слышала подобные слова, столько раз ей пытались заморочить голову глупыми пророчествами, большинство из которых либо не сбылось, либо все сбылось, но было настолько предсказуемо или построено на элементе совпадения или случайности.
- Будь у тебя истинный дар предсказаний, ты была бы не здесь, в этом захолустье, старуха, а стояла бы сейчас подле меня, молодая и могущественная. Ты все равно сгоришь быстрее, мне даже не нужно использовать магию, чтобы понять, что твое сердце не выдержит и полгода.
Это было жестоко, но достойный ответ на оскорбление, опрометчиво брошенный старухой в сторону двух могущественных чародеев, имеющих власть на своих кончиках пальцев, которая ей и не снилась.
То, как вел себя выкидыш из Бан Арда так и вовсе еще больше оскорбило высокомерную чародейку. Это было настоящее унижение их высшей породы. И это возвышение подтверждено делами, а не раздуто глупыми фокусами.
Но до этого чародейка еще едва не упала, почувствовав магический удар такой силы, что даже на Соддене такие было можно сосчитать по пальцам, и то это могло стоить жизни нескольким чародеям из Нильфгаарда, что пытались сотворить столь невероятный аркан.
Устояв, но скривившись, чародейка пыталась всеми силами показать свое безразличие к такому явлению перед Вильгефорцем.
- Что это еще за такое?! - в ее руке вспыхнул огненный шар, готовый поразить первого же врага.
А потом Дерек рухнул на колени, показывая всю свою ничтожность.
- Если ты еще раз попросишь меня об этом, я заставлю врасти твои колени в землю навсегда, - процедила чародейка и погасила огненный шар, готовясь зажечь его вновь.
Она была готова к бою не меньше. Но еще и к тому, что придется отсюда убегать, чтобы сохранить свою ценную жизнь. Или же... или же даже лишить жизни такого врага как Вильгефорц в пылу сражения. Никто не сможет подтвердить то, что произошло. А ошибки случаются даже с самыми сильными...
К счастью, разум Сабрины был достаточно защищен, чтобы скрыть столь крамольные мысли. Но она была готова не упустить свой шанс, даже если Филиппа и другие этого не одобрят. Но потом, когда-нибудь, они все равно мысленно скажут ей спасибо.
- Если они нападут, то можно сплести пару заклинаний, которые не оставят им шансов, - тихо сказала Сабрина Вильгефорцу.
И общие заклинания позволят тут же ударить в слабое место противника. Если только тот не будет готов защититься... или же атаковать первым.

+6

30

Дорога на Бремервоорд

Мёртвые - эгоисты. Они постоянно требуют внимания живых, занимают все их помыслы и беспокоят по ночам. Отпечатываются в памяти и постоянно зовут за собой, словно есть риск что живые не лягут в могилу. Мертвецы требуют себе землю, лучшие мавзолеи и памятники, им посвящают эпитафии и книги. Их изучают историки, неустанно вдыхая губительную пыль архивов. Миром живых правит не магия, не деньги и даже не идеи - им правит смерть.
И убив десятерых ни в чём не повинных людей, ведьмак из цеха Кота лишь подтвердил это. Кому как не ему знать как велика власть смерти, избавителю от призраков и гулей, искоренителю трупоедов? Но почему-то когда встал выбор между упокоением мёртвых и убийством живых - Шрёдингер выбрал второе.
Бронзобородый увидел тёмную мглу, обернувшись на звук боевого рога, но не успел. Не успел вскрикнуть от неожиданности, выругаться или перехватить арбалет, когда понял что за ними пришли - слишком рано, не в установленный час.
Последнее что запомнил Страж Пущи перед всепоглощающей темнотой - это круп ведьмачьего коня. Девять солдат оказались расторопнее. Они успели наложить стрелы на тетиву, когда Шрёдингер спрыгнул с коня, но ведьмак оказался слишком быстр. Стражи прекрасно понимали что им не выбраться отсюда живыми, но ещё могли досадить ненавистному мутанту.
Когда ведьмак спрыгивал со скакуна, три стрелы вонзились в круп, шею и глаз лошади. Выстрелы были настолько меткими и сильными, насколько это возможно. Животное пало, едва не раздавив пару разбойников - наверное, именно эта суматоха и спасла Шрёдингера. Лишняя пара секунд для финта, замешательство и необходимость протянуть руку за новой стрелой, прицелиться и попасть в мельтешащую фигуру мутанта. Шрёдингер двигался в лучших традициях школы Кота - прижимистыми урывками, без всякого намёка на гармонию в стремительных пируэтах. В танце ведьмака мог увидеть гармоничность и лад только другой ведьмак.
И это приносило смерть лесовикам - ведь ни один из них не был хорошим бойцом ближнего боя, чтоб противостоять ведьмаку. Когда метеоритная сталь перерезала сонную артерию пятому стрелку, то оставшиеся четверо дрогнули. Призраки подходили всё ближе, тьма сгущалась и нависала над ними, бросая холодную тень. Шрёдингер мог почувствовать как медальон затрясся в лихорадке, норовя вырваться и улететь. Вокруг было столько магии и чего-то большего, что в крови ведьмаков поневоле начал играть первобытный страх. Далеко спрятанный, задавленный мутациями страх перед неведомым.
Тому что приближалось к Шрёдингеру со спины можно было дать множество классификаций, назвать языком науки и деконструировать, разложив каждое явление по полочкам, но оттого проклятие пугало не меньше. Ведьмаки ступали по проклятой земле. Вопрос лишь один - где она кончается, и пойдут ли мертвецы вслед за ними?
Лесовики могли ответить на этот вопрос, но, зная, бежали без лишних слов.
-Ghoul y badraigh mal an cuach! - голос призрака словно доносился из колодца, не в силах преодолеть расстояние между могилой и миром живых. Айден мог заметить что рядом за Шрёдингером возникают ещё призрачные фигуры, окружающие старого ведьмака.
У него был выбор - броситься на помощь или сбежать. Оставить здесь коллегу по цеху или стать вместе с ним - на клинках со всем что идёт из-за барьера.
Портал мерцал приятной синевой, но кому как не ведьмаку знать, как коварны бывают чары и чародейки?

Окрестности Бремервоорда

Сержант Добрица пил не потому что не соблюдал устав, а потому что чувствовал что с нынешним положением дел любой устав скоро будет забыт, а потому единственный механизм, который может заставить людей делать хоть что-то - это личный авторитет и инициатива. Он пнул Толстого Фреда под зад, когда мужики подтащили страховидлу не в ту сторону и показал на дом Серрика. 
-К магику тащите страховидлу, у нас сейчас дело поважнее. И это... - сержант громко свистнул, и не находящие себе места беженцы из пригорода уставились на него. Внимательно и с надеждой. Потому что сегодняшняя ночь обещала быть в сотни раз хуже предыдущих, раз пришлось уйти из родных хат.
-Все взрослые мужчины, молодые люди, старики - живо в казармы, хватайте луки. Кто не умеет стрелять из лука - берёт копьё,
не хватит копий - берите рогатины. Князь сегодня призвал магиков с Горс Велена, и ежели мы сегодня отобьёмся - проклятье будет снято!
- сержант прекрасно понимал что это лишь полуправда. Он краем уха слышал о прибытии чародеев, но в чём заключается их миссия - понятия не имел.
-Это я всё к чему... Наш уважаемый, почтенный чародей соблаговолил пойти вместе с нами в контратаку!
Наверное, эта новость подняла многим боевой дух, но особой реакции не последовало. Кто-то поднял голову, кто-то даже улыбнулся, но никто не закричал. Сержант не понял  почему его заявление не вызвало бурной реакции, но его прервали. Прервал какой-то мужик из толпы, моментально спрятавшийся за спинами других кметов.
-Магики сбитыми такими не бывают, Добр! Он толстый, значица - купец!
Остальные согласно закивали и начали перешёптываться, забыв о том что ещё мгновение назад слышали боевой рог из детских сказок.
Их обсуждение смог прервать лишь конный разъезд в цветах княжества, который остановился подле Серрика. Появление четырёх всадников было таким внезапным, что все решили разойтись, а сержант замахал кметам в сторону казарм.
-Серрик фон Малер? Вы единственный маг в городе согласно спискам стражи врат. Водяные... они в гавани. Что делать?

Деревня Белая, юг полуострова

Нагльфар предвещает Конец Света у кланов Скеллиге, приносит на своём борту армию мертвецов. У иных народов он порой приобретает черты воздушного корабля Дикой Охоты, злобных духов, которые ненавидят людей. Как бы то ни было, многие капитаны в Великом Море могли поклясться что видели его хотя бы раз в жизни, и описания слишком разнятся чтобы быть правдой. Но если бы Нагльфар действительно бороздил иссиня-чёрные просторы глубокого океана, то он выглядел бы как этот корабль.
Тяжёлая галера с двумя косыми парусами, покрытая иссиня-чёрной краской с красными полосами на корме - словно судно было живым, и его поцарапал громадный зверь. Он плыл на полном ходу, рассеивая чёрный туман, который был предвестником его появления. Из-под воды к нему ринулись тяжёлые щупальца существа, которому не было место на мирном берегу - оно принадлежало глубине, до которой не доходили лучи солнца. Кракен ударил корабль по носу в попытке захватить мачту и сломать, развернув судно на запад. Безуспешно.
В щупальца ударили молнии, и от воды вокруг чёрной громады пошёл пар. Корабль замедлил ход, и на берегу неподалёку чёрные фигуры солдат салютовали в безмолвном крике.
-Эти чудовища остановятся только если мы объединим силы, прошу! - Дерек сжал кулак и постучал грудь, исподлобья глядя на чародеев континента. -Разве вы не видите что этот корабль не должен быть здесь?!
Водяные остановились, испуганно оглядываясь на столь близкий и одновременно далёкий берег. Перед окулярами их масок разыгрывалась до боли знакомая картина, которую наблюдали уже много дней - каждый раз призрачная армия высаживалась на этом берегу, потрясала оружием и вновь отправлялась на кораблей вперёд. Единственное, что сдерживало призраков - это чужая магия. Магия, исходившая из глубин.
-Мы приняли дар Водных Владык, когда они пришли. - старуха подтянула рукав и продемонстрировала руку, покрытую чешуёй. -Я проснулась! Я и мои внуки... можем петь, и тогда владыка и его воины удерживают корабль водными сводами. Высушивают всё на берегу, заставляют его сесть на мель и рассеяться! - он задрожала, чувствуя прилив сил, и дети вцепились в подол юбки с опустошёнными взглядами. Их словно чем-то опоили.
-Если бы не те люди в зелёных плащах, то всё пошло бы хорошо. Тогда бы Водные Владыки не пытались изгнать вас, убрать подальше от берегов!
В каждом шаге и жесте водяных чувствовалась угроза. Их жрец прекрасно чувствовал силу чародеев, которую не смогло подавить пробуждение проклятия. Он выпрямился и встал так высоко, как мог - ему было тяжело находить на суше и не горбиться. Из-под маски послышалось невнятное бульканье, отдалённо напоминающее слова.
-Каждый забранный призраками труп питает проклятие. - Дерек поднялся. -Мы не хотим чтоб здесь были ещё одни трупы. Примите дар Владык, и мы сможем создать заклятие, которое рассеет корабль раз и навсегда. - Дерек разжал кулаки и закусил губу, глядя на чародеев. Он привёл их сюда. Ему нести ответственность.
-Примите чешую и жабры. Мод отдаст себя на закланье ради того чтоб рассеять это, так чего стоит вам принять мутацию на пару мгновений?

Драконьи Клыки

За сияющим порталом Филиппу Эйльхарт ждал пепел.  Она споткнулась о камень и пала на колено, заставив подняться в воздух пеплу с подножия вулкана. Обжигающий лёгкие запах соли, серы и железа едва не заставил её извергнуть содержимое желудка после путешествия через портал. Это было больно.
Но ещё больнее было то, что прямо перед лицом чародейки лежал череп нильфгаардского пехотинца в крылатом шлеме с давно облезшими перьями.
Она была на Драконьих Клыках, в месте крушения "Гордости Этолии". Забытого корабля имперского экспедиционного корпуса. Среди костей, остатков сгоревшего дерева, металла и свежих трупов. Человеческих и нечеловеческих. Здесь были сирены, водяные, эльфы и люди в зелёных плащах, распростёртые на покрытой пеплом земле - а их разбитые лодки грустно валялись неподалёку.
Эйльхарт оказалась в сердце проклятия.

+8