Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Мораль превыше предрассудков


Мораль превыше предрассудков

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: Первые числа июня 1263 года.
Место: Каэдвен, недалеко от руин Шаэрраведда.
Действующие лица: Весемир, Исенгрим Фаоильтиарна.
Описание: Помогать нуждающимся в пути - святое дело, но зачастую происходит так, что, помогая одному, ты и сам будешь втянут в передрягу. Так, желая помочь эльфу, мудрый ведьмак вновь был впутан в сложные взаимоотношения двух рас, а заодно получил клеймо "сообщник" и был обвинён в покушении на каэдвенского капитана недавно собранного отряда для противостояния появляющимся бандам Скоя'таэлей. Вот только не знал ведьмак, что эльф тот не простой, а родной брат Исенгрима Фаоильтирны.

+1

2

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

4 VI 1263
Пасмурно

Немного Весемиру удалось после зимы по большаку побродить, гулей поистреблять, кметов плаксивых и испуганных повыслушивать. Зима этого года была суровой. Началась раньше, уходить долго не хотела. Дубовые входные двери в Каэр Морхен после долгих снежных метелей отказывались открываться, поэтому прибывшие на зимовку ведьмаки пользовались иными путями. Там-то, окольными ходами, с бутылками из запасов, навеселе и в беззаботном состоянии, старый ведьмак их и поймал. Поймал и работать заставил. А то нечего без дела сидеть, покуда времени на три ушата и тридцать кадок. Сугробы расчистить, зайцев отловить, голодных волков посечь, крышу залатать, трещины в стенах замазать да и поле для тренировок привести в порядок надобно. Весной все сыны разбрелись. Кто с ворчанием, кто с добрым словом, кто молча. Сам же старик еще с месяц в крепости сидел: разбирал книги, трактаты, заготавливал эликсиров впрок, собирал весенние травы, набивал трубку душистым табаком и сидел в тишине, пуская кольца дыма и наслаждаясь видом заснеженных гор и простирающихся земель с лесами, реками, озерами.
[indent=1,0]Лето опаздывало. Стоял месяц июнь, но солнце не старалось. Глубоко в лесах, в оврагах еще можно было наткнуться на одинокие грязные сугробы снега. Даже днем солнечные лучи с трудом бывало прорезали плотный покров серых облаков. А в тюремную камеру они не проникали вообще. Лишь маленькое оконце под самым потолком служило ориентиром о времени суток.
[indent=1,0]Весемир стоял, насупившись и сложа руки на груди. В темнице жутко воняло. Было, несмотря на лето, холодно из-за обступающего со всех стороны камня. Где-то капала вода. Вероятно, слюна вытекала из открытого рта выпившего на службе надзирателя, что ныне спал, уронив голову на шаткий деревянный столик в углу длинного коридора.
[indent=1,0]Накануне ему встретился эльф. А вокруг него разгоряченные головы блюстителей порядка. Хотя больше они напоминали отъявленных негодяев или спесивых загордившихся наёмников. Слово за слово, и ведьмак оказался втянут в долгую неприятную историю, окруженную стальными прутьями.
[indent=1,0]– Как тебя звать-то? – с хрипотцой поинтересовался ведьмак у фигуры в тени. – Нехорошо получается, когда верный сообщник даже таких простых вещей не знает.

+1

3

[NIC]Одеринн[/NIC]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/coOxZ.jpg[/AVA]
[indent=1,0]Сырая камера была непривычна для эльфа, это чувствовалось. Он впервые находился в неволе. Но, не смотря на свою растерянность, он был спокоен, только, казалось, чем-то опечален. Как же так получилось, что он оказался здесь, да ещё и с ведьмаком, эльф и сам ответить не смог бы. Всё случилось слишком уж быстро. Он, командир отряда Скоя'таэлей, решил в одиночку убить командира отряда, который мешал их планам. Только сейчас он понял, насколько глупа и безнадёжна была его идея. Даже наткнувшись на ведьмака, он угодил в плен, да ещё и впутав в неприятности того, кто согласился ему помочь. Казнить их должны были в полдень, а это значило, что на рассвете начнётся допрос с пристрастием и не важно, скажет что-нибудь эльф или нет - для этих людей было важно, чтобы он умер.
[indent=1,0]- Прошу меня простить, - отозвался эльф, подходя к железным прутьям, чтобы лучше видеть ведьмака, находившегося в камере напротив. - Всё и вправду случилось так быстро, что я даже представиться не успел. Меня зовут Одеринн. Мне также стоит попросить прощения за то, что втянул Вас в эту историю.
[indent=1,0]Так почему же, задумался эльф, он пошёл на такое рискованное задание один? Ах да, из-за младшего братца, который только и жаждет, что крови d'hoine. Приди Одеринн за капитаном вместе с отрядом - и его брат устроил бы резню, в которой погибли бы все солдаты. Собственно, за этим Одеринн и стал командиром отряда - его брат не слушался больше никого, он был бы волен делать, что вздумает, а это означало бы, что по северу пролились бы реки людской крови. Только так его злость и ненависть могли быть направлены в нужное русло.
[indent=1,0]- Боюсь, если нам и суждено выбраться отсюда, это будет стоить множества человеческих жизней, - Одерин не желал напрасных жертв, это было видно в его взгляде, было слышно в его голосе. - Мой отряд неподалёку. Если мой брат узнает, что я сижу здесь, он придёт... И принесёт смерть. Я хотел избежать этого, поэтому и был один. Как же глупо... Теперь он там один и лишь одним Богам известно, что он предпримет. Но я знаю одно - его меч прольёт кровь.

+1

4

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Ночь-утро, 4 VI 1263
Пасмурно

Весемир представился в ответ и провел пальцами по седым усам. Он раздумывал о произошедшем и о том, что еще может произойти. Их обещались вздернуть, как мятежников, человекоубийц, врагов государства, нелюдей. Список, вероятно, будет дополняться по сокращению жидкости в винной бутылки писца при судебном исполнителе. Приговор обязан звучать красиво, бодро, живо, вызывающе! Так, чтобы народ не уставал ждать, а терпеливо стоял в жгучем предвкушении предстоящей казни. Не каждый день вздёргивают эльфа на пару ведьмаком. Однако приговор может статься поменяется. Хотя вряд ли найдется такой судья, что помилует seidhe за покушение на убийство, а ведьмака, как пособника в этом.
[indent=1,0]А в Каэр Морхен ставни никто так и не поправит, с досадой думал Весемир, предполагая худшее.
[indent=1,0]Он подошел ближе к решетке и, высунув руки, облокотился на прутья. Кошачьи глаза переливались яркой латунью в темнице тусклой.
[indent=1,0]– Да чего уж там, Одеринн, – Весемир не винил эльфа. Попал ведьмак впросак по собственному решению. – Прощением делу не поможешь. Как и людям, которых ты приговорил к смерти. Неужели брат твой охоч до кровопролития? Тогда будем надеяться, что он не скоро узнает где ты.
[indent=1,0]Из-за угла раздался громоподобный всхрап смотрителя. Его не разбудил и шум упавшей на пол деревянной кружки, которую он случайно столкнул, дернувшись во сне. Сон, вероятно, был про девушек. Смотритель довольно причмокивал и даже несколько раз хрюкнул.
[indent=1,0]Говорили, на рассвете начнется судебное разбирательство, а ближе к полудню – казнь.
[indent=1,0]Ведьмак много раз видел покачивающиеся на ветру тела с босыми пятками, много раз проезжал мимо высоких шибениц, много раз схватывался с гулями, что набежали по запаху смерти, но достать не могли. И никогда не думал, что сам может раскачиваться на ветру в петле с босыми пятками.
[indent=1,0]Невольно Весемир посмотрел вниз, на голые стопы, защищенные от ледяного пола лишь потрепанными онучами да набросанным вокруг старым подгнившим сеном. Стражники отобрали весь скарб, оружие. Голову гадины, что ведьмак вёз в доказательство выполненного заказа, насадили на копьё для того, чтобы развлечься и похохотать. Издевательски изображали старого мутанта, и чудище, и эльфа приплели. Даже голоса изменяли. Актёры!
[indent=1,0]В углу сопела худая крыса. Ждала, когда узнику принесут краюху хлеба. Бывало так, невольники помирали в ночь, не выдержав холодных стен. И в хлебе отпадала нужда, ведь можно полакомиться человеческими ушами и пальцами ног.
[indent=1,0]– Почему нельзя было просто пустить этому командиру стрелу в лоб? – открыто поинтересовался ведьмак. Его не особо волновала судьба того человека, из-за которого они оказались за решеткой. – Нет вам равных в стрельбе. Поправь меня, если я ошибаюсь, Одеррин.
[indent=1,0]Весемир мог всех убить. Их было не больше полдюжины. Все гордецы, умельцы фехтования на словах, мастера кулаков, когда противник в меньшинстве, и доки оскорблений.
[indent=1,0]Так почему не убил?
[indent=1,0]Он не мог ответить. Лишь грустно смотрел на эльфа в соседней камере. Кошачьи глаза яркой латунью светились в тяжелой темноте.

+1

5

[indent=1,0]Действительно, почему же эльф не пустил стрелу и не закончил всё одним точным выстрелом? Ответить на этот вопрос не мог и он сам. Быть может он боялся, что, увидев, эльфскую стрелу, солдаты тут же начнут прочёсывать леса, озлобленные, жаждущие мщения, и обязательно наткнуться на Исенгрима и остальной отряд. А может просто надеялся, что удастся решить вопрос более мирно, не прибегая к насилию. В который раз убеждался Одеринн, что не место ему в лесах, среди эльфов, жаждущих людской крови, но что будет, если он оставит брата наедине со своей ненавистью? В принципе, скоро он это узнает.

Тем временем в окрестных лесах...

[indent=1,0]Ночь была непривычно тихой. После недавнего дождя земля и листья оставались мокрыми, а все обитатели леса предпочитали отсиживаться в своих убежищах. Ветер, хоть и был довольно слабым, но приносил с собой холод, пробирающий до костей. Исенгрим сидел на ветке старого разросшегося дуба, глядя на огоньки вдали - старую разрушенную крепость, в которой нынче засели каэдвенские солдаты, прячась от дождя. А может эту крепость собираются восстанавливать, чтобы отсюда они вели свою деятельность по поимке Скоя'элей. Фаоильтиарна знал, если его брат и жив, то он там.
[indent=1,0]- Исенгрим! - к дубу подошёл эльф в шапке с беличьем хвостом. - Ты был прав, d'hoine сказал, что они взяли одного из наших, что пытался убить их дражайшего капитана. На пару с ведьмаком.
[indent=1,0]Исенгриму казалось, что его ничего не может удивить. Он вопросительно взглянул на эльфа, но тот лишь пожал плечами. Железный Волк никак не мог понять, почему его брат оставил отряд и решил самолично прикончить проклятого d'hoine. Как бы он ни любил Одеринна, но назвать его смельчаком не мог. Да, он был умелым воином, он научил его всему, что знал, он оберегал своего младшего брата в трудные часы и поддерживал всегда, а тут... К тому же ещё связался с ведьмаком... После того, что Исенгрим рассказывал ему о них.
[indent=1,0]- Vatt'gern? - задумчиво переспросил Исенгрим, а после соскочил с ветки, мягко приземлившись на влажную землю. - Готовьтесь, мы выступаем к крепости.
[indent=1,0]- А что делать с d'hoine?
[indent=1,0]- Перережьте ему глотку, разденьте, обваляйте в грязи и вывесите у тракта, - взгляд Исенгрима был холоден настолько, что эльф пожалел о заданном вопросе.
[indent=1,0]- Н..но, если тело увидит патруль...
[indent=1,0]- Верно, они отправят отряд на поимку того, кто это сделал, а потом ещё один и ещё... Убивать d'hoine проще, когда они не сидят в крепостях, как крысы в норах, когда они ослеплены яростью и не видят то, что кинжал уже подкрадывается к ним сзади. Перебьём их здесь - встретим меньше сопротивления в крепости. Выполнять!

И снова сырая камера...

[indent=1,0]- Мой брат уже встречался с ведьмаками... - после долгого молчания, заговорил вновь Одеринн. - Много рассказывал о Вас. Я не думаю, что он будет в восторге от того, что ему придётся вызволять не только меня. Уж прошу его простить. Он упрямый и озлоблен на весь мир.
[indent=1,0]Эльф тяжело вздохнул. Отчасти он чувствовал груз вины за то, что пережил Исенгрим, пока его не было рядом. Одеринн не желал покидать Синие Горы и бродить по землям людей, в отличие от его брата. Он видел, как его младший брат меняется, каждый раз, возвращаясь домой, как всё больше и больше превращается в Железного Волка, которым стал теперь. Слишком поздно он спохватился и теперь может только отговаривать брата от тех жутких вещей, которые приходят в его голову.
[indent=1,0]- От рассказывал, - продолжал эльф, - что даже сражался с одним ведьмаком и едва не погиб. После этого он тренировался в фехтовании, как сумасшедший... Годы напролёт. Не знаю, сможет ли он сейчас тягаться с одним из Вас, но... Я ещё не видел, чтобы кто-то так сражался. Хотя, я никогда не видел и ведьмака в деле.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

Отредактировано Исенгрим Фаоильтиарна (2017-09-23 10:21:48)

+1

6

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Ночь-утро, 4 VI 1263
Дождь

– Ворон ворону глаз не выклюет, – задумчиво проговорил Весемир, разглядывая щели в каменном полу. – А коли и выклюет, как говорится, то и не вытащит. Интересно, кормить нас будут? Крыса уже издыхает от голода…
[indent=1,0]Надсмотрщик проснулся. Небритая его щека была красна, отлёжана. Голова гудела, а перед маленькими свиными глазами плыла темница. Треклятая, ненавистная темница, чей холод постоянно преследует ознобом в теле, а кривые морды узников снятся даже в теплых снах. Он громко кашлянул и отхаркнул на пол. Поднял кружку, поставил перед собой, выудил из-под стола бутыль, хлопнул пробкой и кисло посмотрел в пустую кружку. Когда он успел всё выхлебать? Ругнувшись раз-другой, стражник с трудом поднялся на ноги. Ухватился за больную спину. Разогнулся, потом выгнулся. На что спина неодобряюще хрустнула.
[indent=1,0]– Коли водки в бутыле нема, то всем за работку пора, – с грустью в хриплом голосе пропел строки из песни смотритель тюрьмы и, подтянув штаны, неуклюже зашагал вдоль камер.
[indent=1,0]– Упрямый и озлоблен на весь мир? – беседа, тем временем, меж ведьмаком и эльфом продолжалась. – Опасный, значит, этот твой малый. У кого мир вокруг виноват, непредсказуем в решениях, как и в действиях… Сумасшедший… Хм…Ты полагаешь, что вспомнив старые обиды от ведьмака, он решит меня зарубить?
[indent=1,0]Ведьмак осмотрелся вокруг якобы в поисках какой-либо защиты и в конце концов развел руками.
[indent=1,0]– Огорчу я тебя, Одеринн, – вздохнул старик. – Однако в деле увидишь только брата своего.
[indent=1,0]– А ну, сука, рты позакрывали, нелюди сраные! – надсмотрщик отличался выработанной годами властной картавостью. Те заключенные, что усмехались в лицо или изображали говор тюремщика, избивались до потери сознания, едва ли не до смерти.

[indent=1,0]– Гляньте-ка! Мать вашу защекастую!
[indent=1,0]Долговязый молодой парень из патруля тыкнул пальцем в сторону высоко торчащей коряги у дороги. Прочие не были столь зрячими, что ахнули только через несколько шагов. До этого путь сопровождался ворчанием на впечатлительную молодежь.
[indent=1,0]– Мать моя краснолюдка!
[indent=1,0]– Ебана…
[indent=1,0]– Холера! Кто ж это так зверствует?
[indent=1,0]– Кто-кто, чертовы «белки». Сукины дети! Вот же твари лесные!
[indent=1,0]Несколько человек окружили корягу, которое при близком рассмотрении оказалось обезображенным человеческим телом на быстро сколоченной дыбе, без одежды и без глаз – воронье успело попировать. Через горло бедолаги шла неглубокая борозда. Очевидно, удар нанесли быстро, умело, недрогнувшей рукой, что с удовольствием казнила любого.
[indent=1,0]– Это не Седрик?
[indent=1,0]– Низушкина мохнушка! Седрик! Он, он!
[indent=1,0]– Так, – старший и усатый перестал размышлять и раздавал приказы. – Гюнвер, бери Олуха и Шпиля. Осторожно зайдите в лес. Неглубоко. Осмотритесь. Не нападать. Но докладывать. Брислав, ты со мной.
[indent=1,0]Старшой махнул в сторону разрушенной крепости, которая сейчас играла роль оплота каэдвенских солдат, ругнулся на надоевший дождь, оседлал лошадь и пустил её галопом. Прочь. Прочь от мертвого тела. Прочь от безумных эльфов, готовых растерзать любого человека. Стоило надеяться, что кровожадные скоя'эли отвлекутся на троих бездарей, что в лес зашли, покуда остальные соберутся с силами. Соберутся и сметут чертов эльфский муравейник.

[indent=1,0]Весемир услышал, как пошел дождь. На душе стало неспокойно, сыро. И это были не окружающие стены. Нечто грызло. И это была не голодная крыса в углу. Что-то назревало. Что-то страшное, опасное.
[indent=1,0]– Не только его меч, – спустя какое-то время сказал ведьмак, – прольёт кровь. Не только его.

+2

7

[indent=1,0]- Нет, - эльф в камере напротив отрицательно покачал головой, - Брат не станет убивать того, кто помог мне. Да, он непредсказуем, когда дело касается людей, но он справедлив и честен, - Одеринн покосился на охранника, тяжело вздохнул и продолжил, но уже на пол тона тише. - Убить не убьёт, но может оставить Вас в камере, бросив ключ по другую сторону решётки. Он действительно может быть излишне жесток, но я верю, что со временем он поумерит свой пыл... - эльф усмехнулся. - Наверное, мои мои слова звучат, как речи глупца, который пытается оправдать младшего брата...
[indent=1,0]Эльф оглянулся через плечо, взглянув в маленькое зарешеченное оконце. Снаружи было тихо... Казалось, что даже слишком...

[indent=1,0]Поймать трёх перепуганных солдат не составило абсолютно никакого труда. К Исенгриму их не отводили - временный командир отряда не желал видеть лиц d'hoine. Вместо этого "белки" проводили допросы с пристрастием, выуживая информацию - сколько человек в крепости, как вооружены, сколько провизии, ожидают ли они подмогу? Да вот только солдатня ничего, кроме мольбы о пощаде и клятв, что им ничего этого знать не положено, не говорили. Развлекались эльфы недолго, около часа - время поджимало, а оставлять в живых солдат было рискованно. Да и кто из Скоя'таэлей пощадил бы их? Тела сбросили в яму, сразу после того, как остроухие растаскали всё, что можно было носить или продать.
[indent=1,0]Железный волк тем временем думал о нападении на крепость. Каэдвенские солдаты выбрали ужасное место, чтобы сделать его своим прибежищем. Каменные стены либо были развалены, либо разваливались, от башен и иных укреплений практически ничего не осталось, ворот и тех не было. Да и места, пригодного для ночлега было не так уж и много. Фаоильтиарна, поразмыслив, решил, что в крепости не больше двух дюжин ртов. Если не считать четырёх убитых солдат и брата-пленника, то уже меньше двадцати мечей. В его отряде было пятнадцать эльфов. Пятнадцать великолепных лучников, у которых наберётся пару сотен стрел. Чтобы исключить возможность вызова подкрепления, Исенгрим решил выступать немедленно.
[indent=1,0]- Все готовы к атаке? - спросил Фаоильтиарна, глядя на силуэт разрушенной крепости в сумерках.
[indent=1,0]- Всем уже не терпится вступить в бой! - юный эльф был нетерпелив. Он был самым молодым в этом отряде и участвовал только в двух атаках на людей, да и те были лишь купцами с минимальной охраной. Предвкушение настоящего боя отдавалось дрожью в руках.
[indent=1,0]- Поумерь свой пыл, - Исенгрим положил руку на плечо эльфу, взглянув в его глаза своим холодным взором. - Главная наша цель - освободить Одеринна. И лишние жертвы мне не нужны. А теперь ступай. Скажи, что мы выступаем к крепости.

[indent=1,0]Топот копыт, ржание усталой лошади, громкий, но невнятный приказ и суета... Царившая недавно тишина явно предвещала бурю. В лагере каэдвенских солдат что-то творилось. Они суетились, бегали туда-сюда, словно готовясь к чему-то. Одерин боялся, что знал, к чему именно.
[indent=1,0]- Уже скоро... Мы будем либо убиты, либо на свободе... Казни нам дождаться не суждено.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

8

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Утро, 4 VI 1263
Сильный дождь

Дождь усиливался с каждым мгновением. Командир патруля смахнул воду с промокших усов, благодаря которым он смахивал на испуганного сома, и, резко натянув поводья, остановил кобылу. Та задергала головой от жгучей боли, что доставил ей мундштук. Обматерив непослушную лошадь и огрев её несколько раз потрёпанной нагайкой, усатый каэдвенец побежал в вверх по узкой лестнице в крепость. В парадной его встретили усталые солдаты. Дождь испортил им все планы: кто дальше плюнет с разрушенной стены.
[indent=1,0]– Брислав, сука, не отставай!
[indent=1,0]Они бежали по слабо освещаемому коридору. Запас обмасленных факелов был крайне скуден – зажигали исключительно в необходимых местах, там, где шею свернуть раз плюнуть. Дело в том, что каменный пол перехода между уровнями отличался возмутительной неровностью. В подлые сколы и широкие трещины скользила нога, цеплялась и под звуки проклятий роняла тело вниз.
[indent=1,0]На втором уровне располагалась обширная зала с правильно расставленными длинными столами. Еды было мало, как и чашек с дешевым вином. Коротали время игрою в кости или карты. У высокого окна в конце залы располагался уголок капитана. Там, расстелив на небольшом столе карту прилегающих земель, мужчина средних лет со сверкающей лысиной и распухшими глазами всматривался с начертанный рельеф местности и пребывал в активной деятельности мысли.
[indent=1,0]– Сударь!
[indent=1,0]Спустя каких-либо пары мгновений все были подняты на ноги и выгнаны на стены. Капитан торопился, макая перо в чернильницу. Ни одной кляксы при этом он не допустил.
[indent=1,0]Гонец уже будучи на лошади получил запечатанное сообщении о помощи, которые необходимо было доставить в Ард Каррайг. Сумасшедшим галопом путь займет полдня. Продержаться ли каэдвенские солдаты столько времени – вопрос совершенного иного плана.
[indent=1,0]Приказы были распределены. Людей, увы, было коварно мало. Двадцать пять голодных солдат. Некоторые недавно завербованные новобранцы. Не знали они, что покидают отчий дом не за приключениями и славными битвами, а за смертью, которая медленно подступала к крепости бесшумной тенью.
[indent=1,0]Наспех подняли несколько рядов старого частокола, местами прогнившего. Шестеро лучников всматривались вдаль из бойниц дозорной башни. Вход в крепость закрылся двухстворчатой тяжелой дверью, напоминающей больше замковые врата. Больше внимания капитан уделил дырам в стенах.
[indent=1,0]– При необходимости отступать – идем в крепость. На узких ступенях их будет проще достать. Стрелять насмерть. Никого не щадить. Никого.

Бляхья курва! – надсмотрщик слышал, что происходит, как громок раздаются приказы, как тяжелый топот солдатских ног гремит над ним.
[indent=1,0]Темница находилась в подвалах крепости. Ниже уровня земли. Вода от сильного дождя стекала вниз, и на полу в камерах образовались лужи.
[indent=1,0]Крысы пищали.
[indent=1,0]Надсмотрщик ругался.
[indent=1,0]– Сука! Сука! Если меня, сука, прирежут из-за тебя, ублюдок! – он бестактно и грубо обращался к заключенному эльфу, плевался слюной и не сдерживался в выражениях. – Я…! Я ж…!
[indent=1,0]– Уймись, – спокойный голос раздался за спиной солдата.
[indent=1,0]Он обернулся.
[indent=1,0]Старик смотрел на него грустными глазами, которые страшно сверкали как у настоящего чудовища.
[indent=1,0]– Еще мутант сраный будет ему говорить что делать!
[indent=1,0]Весемир усмехнулся в усы.
[indent=1,0]– А почему бы, как гриться, и нет.
[indent=1,0]Аксий, сложенный на славу, успокоил стражника и переубедил во многом.
[indent=1,0]Замки решетчатых дверей скрипнули, выпуская заключенных и впуская смотрителя, и вновь защелкнулись.
[indent=1,0]– Далеко, курва, стоял, – объяснил промедление с фокусом ведьмак. – Нечего нам тут в лужах ноги морозить.

[indent=1,0]Гонец, довольный, что будет находиться как можно дальше от намечаемой сечи, пришпорил коня. Однако через пару верст неуверенно остановился. Ему показалось, что вперед стоят закутанные в плащ фигуры. Страх сковал тело.

+1

9

[indent=1,0]В камере и без того было сыро и мерзко, а влага, проникающая изо всех щелей, делала ситуацию ещё хуже. Дождь не был неожиданностью. В последние дни небо редко показывало свою синеву сквозь серые бесконечные тучи. Для эльфов это могло обернуться настоящей трагедией. Мало того, что во время дождя сухая земля превращалась в грязь, заметно осложняющую передвижение, особенно бесшумное, так капли, падающие с неба сильно ухудшали обзор для лучников. Погода явно была на стороне каэдвенских карателей... Одеринн притих, обеспокоенный ухудшающейся с каждой минутой ситуацией. Дождь только усиливался, сводя на нет возможность прицельной стрельбы для его соратников. В прежние времена, ещё до прихода людей на континент, эльфы были едины с природой, они поклонялись ей. Dana Meabdh жила среди них, благословляя земли, давая эльфам пищу. В те прежние времена эльфы умели слушать природу, умели слышать то, что она пыталась до них донести. Дождь становился всё сильнее, ожесточённо разбиваясь о старые камни крепости, заглушая почти все звуки, что доносились из-за стен камер. Природа словно всеми силами пыталась предотвратить то, что могло произойти в любой момент.
[indent=1,0]Эльфа выдернул из мыслей надсмотрщик, своим криком и неожиданностью, заставив Одеринна вздрогнуть и уставиться на него непонимающими глазами. Этот человек лишь подтверждал самые худшие опасения командира отряда Скоя'таэлей. Солдаты, судя по всему, встретили сопротивление или же нашли следы пребывания отряда. И судя по суете и страху в глазах и голосе у этого бедолаги, каэдвенцы не сомневаются в том, что эльфы идут по их душу. Ведьмак вступил в разговор до того, как Одеринн успел и рот открыть. Открыл он его чуть позже и от изумления, наблюдая, как смотритель открывает клетки, выпуская пленников и заходит сам в одну из них.
[indent=1,0]- Это... Один из ведьмачьих знаков? - спросил эльф, выходя из камеры и разминая босые ноги. Прежде он только слышал о том, что ведьмаки могут колдовать, но видеть подобное ему довелось впервые. - И... Что нам делать теперь? Нам не выбраться отсюда незамеченными... Солдаты наверняка закрыли все ходы и выставили охрану.

[indent=1,0]Дождь был, как никогда, некстати. Тёмно-зелёные маскирующие плащи намокали, становясь тяжёлой ношей, сапоги вязли в грязи, а стена падающей воды была настолько плотной, что радиус обзора был совсем минимальным. Эльфы шли медленнее, чем рассчитывал Исенгрим, становились злее, нетерпеливее, что могло усугубить и без того ухудшившуюся ситуацию. Чтобы хоть как-то упростить себе задачу, отряд вышел к тракту и тут же встретил врага. Всадник мчался вдоль дороги навстречу вышедшим из лесу эльфам. На мгновение он замешкался, а после пришпорил коня. Не дожидаясь приказа, один из эльфов тут же наложил стрелу на тетиву и выстрелил. Стрела просвистела возле уха солдата, заставив его вжаться в седло. Стрелок явно целился в голову и попал бы, не будь такой скверной погоды. Следующим лук взял сам Исенгрим. Прицелившись, он плавно отпустил руку. Послышалось ржание лошади, грохот, всплеск и пронзительный крик. Стрела вошла в шею скакуну, перебив артерию. Дорога быстро становилась красной от крови, которую перебивал нещадный дождь. Упав набок, лошадь придавила всадника, билась в судорогах и хрипела, отказываясь принимать свою смерть.
[indent=1,0]На лице Исенгрима появилась кривая улыбка. Он протянул лук, его тут же взял кто-то из эльфов. К поверженному противнику Железный Волк подошёл один. Продолжая улыбаться, он медленно оглядел напуганного солдата, который безуспешно продолжал пытаться выбраться из-под коня, освободить ногу, которую уже перестал даже чувствовать. Улыбка пропала с лица эльфа, когда тот заметил на поясе каэдвенца цилиндрическую сумку, в которых обычно доставляют послания. Дождь быстро намочил лист бумаги, размыв чернила и оставив в руках Исенгрима лишь бесформенный клочок. Но этого было достаточно, чтобы понять, что содержалось в письме и кем именно был всадник. Острый эльфский кинжал одним ударом прервал жизнь гонца. Исенгрим встал, повернувшись к эльфам.
[indent=1,0]- Они послали гонцов, - констатировал он. - Кто знает, сколько их ещё. Нам нельзя медлить. Нападём на крепость сразу же. И живые d'hoine нам ни к чему...
[indent=1,0]Слова Фаоильтиарны отозвались возгласом, пронесшимся по округе. Эльфы продолжили свой путь, держа луки наготове, ведь враг уже может поджидать их.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

10

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Утро, 4 VI 1263
Сильный дождь

- Один из, – по-простецки ответил Весемир и кашлянул в кулак.
[indent=1,0]Становилось еще холоднее.
[indent=1,0]Босые ноги заключенных шлепали по каменному полу, когда те шли вдоль длинного коридора самого нижнего яруса, отведенного для темниц и страшных казематов для пыток. Обычно вещи заключенных складывали грудой в углу комнаты смотрителя катакомб, где ему приходилось не только вести службу, но и более того спать. Вещи преступников редко когда задерживались в углу. Загрёбистые руки стражников тянули всё полезное или, по их скромному мнению, ценное. О последующих пропажах из склада никто не доносил – боялись закона, клеток и возвращения в них по случаю несогласия с первым. 
[indent=1,0]Подземелье продувалось плохо. Помимо холода воздух внизу едва ли мог сравниться даже с самой последней злачной харчевней. Пламя факелов идеальным цветком освещали путь сбежавшим заключенным.
[indent=1,0]Помимо ныне заколдованного смотрителя в катакомбы никто больше не спускался, да и не было возможности. Капитан уже всех расставил по местам.
[indent=1,0]– Не выбраться, – согласился старик, не останавливаясь и шлепая вперед. – Холера!
[indent=1,0]Он то и дело утирал нос и подтягивал штаны. Без любимого ремня они никуда не годились, держались совсем уж плохо.
[indent=1,0]– Но лучше с голыми пятками на свободе, чем за решеткой. Где это проклятая дверь?! Ага. Курва! Заперта.
[indent=1,0]Весемир несколько раз дернул за кольцо единственной в подземелье двери, как бы проверяя подлинность сказанного.
[indent=1,0]– Ну и дохрена же здесь замков, – ворчал старик, оглядывал связку с ключами, что забрал у смотрителя, в поисках нужного.
[indent=1,0]В конце концов дверь удалось отпереть.
[indent=1,0]Временем забытая комната встретила босых ведьмака и эльфа беспорядком, сыростью и ужасным запахом. Под многолетними слоями пыли чего только не попадалось на глаза: и латунные гнутые подсвечники, и поломанные древки копий, и погрызенные временем и крысами ящики и сундуки. Табуретки, ковры, негодные клинки, дырявые мешковины, изъятые картины и многое другое. И только одно еще не успело попасть под пелену грязи и времени. Оставленное совсем недавно.
[indent=1,0]Ведьмак одевался быстро, чувствуя необходимость быть в готовности ко всему. Для него исход надвигающейся битвы был един: вероятная смерть. Сумей каэдвенские военные разбить безумную шайку скоя'таэлей, его всё равно ждала казнь, как пособнику эльфов. Если одержат победу оные, то шансы, что ведьмаку, не сильно многим от людей отличающимся, сохранят жизнь ничтожно малы.
[indent=1,0]Закинув меч через плечо и закрепив ремень, Весемир довольно потер ладони. Ноги постепенно согревались в башмаках.
[indent=1,0]С улицы донесся свист. Полной опасности и страха.
[indent=1,0]Тюремный надсмотрщик пришел в себя. Удивительно, но он больше не картавил.

– Идут? – лучник до боли в глазах всматривался в серую стену дождя. – Вишь кого?
[indent=1,0]– Неа, ничерта, – второй сплюнул. Его лицо было угрюмым и усталым.
[indent=1,0]Они занимали восточную полуразваленную башню. Основной тракт был как на ладони. Однако из-за сильных осадков глаза предательски подводили, а фантазия то и дело рисовала высокие эльфские фигуры в плащах и с длинными луками.
[indent=1,0]– Идут!
[indent=1,0]– Блядь! Капи…!
[indent=1,0]– Нет. Показалось.
[indent=1,0]– Не в первый раз, слепая ты курица!
[indent=1,0]Капитан убрал всех людей со стены. Погода погодой, но шальная стрела знала своё дело. Рисковать он не мог. Не сейчас. Только бы гонец благополучно добрался до столицы!
[indent=1,0]Солдаты стояли прислонившись спинами к мокрым стенам. Сжимали в руках оружие: алебарды, копья, топоры да простые мечи. Кто-то использовал щит в качестве укрытия от дождя. Пытались не падать духом. Однако коварная, неприятная тишина, нарушаемая только шумом дождя, разрушала стойкость и разбивала храбрость. Было страшно.
[indent=1,0]– Капитан, – низкорослый каэдвенец приблизился к командиру. – С восточки поступил условный сигнал. Нескольких ублюдков заметили. Двигались, как волки. Скользили, мать их, в тенях.
[indent=1,0]– Не выражаться, рядовой. Сколько?
[indent=1,0]– Никак не знаю, капитан.
[indent=1,0]– Плохо.
[indent=1,0]В этот момент с северной башни разнесся свист. Полной опасности и страха.

+2

11

[indent=1,0]Вскоре показался сама крепость. Исенгрим, заметивший её первый, приказал остановиться и скрыться в зарослях неподалёку. На первый взгляд, проникнуть внутрь не было большой проблемой - трещины в стенах были такими, что ловкий эльф легко проскользнёт в них, а расколотые камни позволяли и взобраться на стену без особых усилий. Но снова всё упиралось в погоду. Дождь продолжал лить, не щадя ни эльфов, ни людей. За щелями могли быть солдаты - шум дождя не позволял их услышать заблаговременно, а по мокрым стенам карабкаться было сущим самоубийством. Железный Волк взял с собой двух эльфов и самостоятельно решил осмотреть крепость со всех сторон. Первое, что бросилось в глаза, так это то, что с восточной стороны солдаты уходили со стен. Почему - можно было только гадать. Некоторое время эльфы наблюдали, ожидая, что солдаты вернутся, но их всё не было. Это наверняка было ловушкой, западнёй. Каэдвенцы показывали, что стены свободны, а сами наверняка поджидали с луками и самострелами наготове. Но у Исенгрима был собственный план.
[indent=1,0]Пятнадцать умелых лучников было в отряде "белок". Пятнадцать эльфов ожидали команды от Фаоильтиарны. Вернулся он один. Приказал всем присоединиться к двум разведчикам у восточной стены, лишь пятерых оставил с собой и направился с ними к северной башне. Убедившись, что на стенах никого, "белки" прижались спинами к старой каменной кладке и, словно тени, проскользили вдоль неё, до ближайшей большой трещины. Исенгрим и его эльфы оставили луки, колчаны и плащи - от них было больше вреда, чем пользы. Вооружились они кинжалами, пускай у каждого и были ножны с великолепными эльфскими мечами. Первым в разлом заглянул Исенгрим. Он осторожно шагнул внутрь и скользнул в тень. Между внутренней и внешней стенами было достаточно места, чтобы боком мог поместиться эльф. За ним последовали и остальные. Железный Волк вёл своих братьев по оружию вперёд, медленно пробиваясь через грязь пыль и паутину внутри обветшалых каменных стен. Впереди показалась другая расщелина, которая открывала проход лишь внутрь крепости. Это было идеальным местом, чтобы незаметно проникнуть в стан врага.
[indent=1,0]И снова командир был первым. Выглянув, он увидел трёх солдат, что дрожали под холодным дождём, опираясь на пики и ругались на погоду, командиров, "белок" и себя. Они проклинали тот день, когда решили покинуть родные дома, чтобы бить нелюдей. Они думали, что будут героями, а теперь, стоят здесь.
[indent=1,0]- Вот увидишь! Перережут нас, что диких собак! - трясясь то ли от страха, то ли от холода, чуть не плача, говорил один из солдат.
[indent=1,0]- Закрой пасть, курва ты сраная... Бяду накличыш - точно все поляжем, - не отставал второй.
[indent=1,0]Сам ты курва! - первый солдат смачно сплюнул прямо под ноги своему товарищу. - Пойдём, кажет, нелюдей бить, вот потеха будет... Погоним их до самых Синих, мать твою, Гор! Ежели тебе захотелось эльфской щёлки отведать, пошёл бы в бордель, а не бельчих по лесам ловить! А теперича всех порежут эти гады!
[indent=1,0]Солдаты уже готовы были сцепиться, как третий их остановил.
[indent=1,0]- Слышите? - замер он и его примеру последовали двое других. - Там, за стенами... Словно идёт кто... Ногами хлюпает... Пришли нелюди...
[indent=1,0]Он был прав, но ошибся с тем, где эти нелюди находились. В этот самый момент Исенгрим занёс кинжал над головой каэдвенца и прервал его жизнь, вонзив лезвие в ухо, крепко зажав его рот рукой. Двух других солдат постигла та же участь. Остальные эльфы смотрели по сторонам, чтобы враг не оказался неожиданно за их спинами.
[indent=1,0]- D'hoine! - коротко сообщил молодой эльф.
[indent=1,0]Из-за угла вышло три солдата, которые должны были сменить караул. Да только застали они лишь три хладных трупа. Это и заставило их поднять тревогу.

[indent=1,0]Одеринн не мог не радоваться тому, что его вещи вернулись. Он быстренько оделся, затянул ремни, проверил меч, кинжал и оба ножа, что были спрятаны в скрытых кармашках сапог. Однако, свист, раздавшийся снаружи, быстро вернул его в суровую реальность и вся радость вмиг исчезла. Эльф, словно тень, метнулся к зарешётчатому окну, осторожно выглядывая наружу. Но так ничего и не смог разглядеть. Зато услышал, что надсмотрщик, похоже, пришёл в себя. Командир отряда "белок" быстрым шагом направился обратно к клеткам, на ходу вытаскивая меч из ножен.
[indent=1,0]- Молчать! И не двигаться! - эльф направил острие меча на человека и обратился к Весемиру. - Что будем с ним делать? Неразбериха может нам помочь, но если он позовёт на помощь и его услышат... Мы будем в ловушке. Может есть какой-то способ усыпить его? Оглушить или... Снова тот трюк. Может мы успеем выбраться и спрятаться до того, как он снова придёт в себя.
[indent=1,0]Как бы не была сильна ненависть эльфов к людям, Одеринн явно не хотел убивать, пусть даже если это дало ему время и возможность убежать.

[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

12

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Утро, 4 VI 1263
Сильный дождь

Что делают с человеком, который может испортить жизнь? Каждый решает данный вопрос по-разному. Всё зависит от принципов, положения в обществе и количества безумия в голове. Так разбойники легким движением руки распарывают брюхо такому человеку и скидывают труп в сточную канаву. Тонкого и сложного ума политики обычно отравляют такому человеку жизнь, подставляют, и тогда его доселе отменная репутация и всеобщее уважение падают, как и вера в собственные силы. В конце концов рядом нет никого, кроме крепкой верёвки. Ведьмаки же не думают над подобным вопросом, поскольку мало находится безумцев, портящих жизнь профессиональным убийцам чудовищ. Однако ведьмины не убивали людей, вернее сказать, старались не убивать. Люди отчего-то сами напрашивались и получалось, словно они самостоятельно насаживались на клинок.
[indent=1,0]Как поступали скоя'таэли с dhoine не могло сравниться и самыми изощренными разбойниками, и тем более политиками.
[indent=1,0]Весемир удивился, когда Одеринн поинтересовался о дальнейшей судьбе надсмотрщика. Несмотря на ненависть ко всем людям, этот эльф не стремился скорее пускать кровь, чтобы насладиться видом острия меча, по которому скатываются алые капли. Этот эльф медлил, раздумывал, спрашивал совета. Ведьмак молчал. Ведьмаку было до свечки.
[indent=1,0]Убивать стражника не хотелось: тот просто выполнял приказ, работал. Очередной магический знак мог безжалостно растерзать сознание, превратив человека в бесполезного идиота.
[indent=1,0]– Сучий ты сын, мутант, – шипел от злости надсмотрщик, подходя ближе к решетке. – Эти «белки» сейчас всех нас вырежут. Людей! И ты будешь просто так смотреть?! И ничего не сделаешь?! Правильно о вас молва ходит: ублюдки вы бездушные, продажные.
[indent=1,0]Ведьмак горько вздохнул, раздумывая над ответом. Его уже давно не удивляло людское вероломство. В итоге, молча достал связку и стал искать нужный ключ.
[indent=1,0]Лицо заточенного надзирателя побледнело от страха. Взгляд нервно скакал то на ведьмака, то на эльфа.
[indent=1,0]– Ты чего собрался делать, мутант поганый?
[indent=1,0]– Замолчи, – Весемир мог звучать достаточно грозно и убедительно, чтобы любая бессовестная скотина становилась покладистой.
[indent=1,0]Эта способность привилась еще с давних времен, когда старый ведьмак был еще в самом расцвете сил и готовил выживших мальчиков к большаку, к встрече с судьбой, к жизни в жестоком мире. По-другому в Каэр Морхен было нельзя. Иначе молодые спесивые юноши отбивались от рук. Суровость и сталь в голосе, а также воспитательная порка всегда справлялись с проблемами. Здесь же, в темнице крепости, пороть взрослого надсмотрщика было весьма не с руки.
[indent=1,0]– Если ты издашь хоть слово, пискнешь, то голова твоя коснется пола быстрее, чем кто-либо тебя услышит. Не рискуй попробовать остроту ведьмачьего клинка, дружок. Делай, что тебя велят, коли жизнь дорога.
[indent=1,0]Стражник молчал. Однако в глазах его скопилась вся ненависть, вся злоба и гнев. Умей, то убил бы и ведьмака, и эльфа один лишь страшным взглядом.
[indent=1,0]– Показывай, где выход из крепости запасной. Не выпячивай глаза – не баба. Выход есть, я знаю. Покажи нам его.

[indent=1,0]Их не видел никто. Они скользнули в крепость, словно тени. Призраки! И оставили за собой три мертвых каэдвенских тела.
[indent=1,0]Скоя'таэли убивали подобно совам: незаметно, бесшумно, мгновенно.
[indent=1,0]По крепости пошла тревога, убивающая храбрость. Смятение. Страх! Страх, что «белки» уже внутри. Бесшумно подкрадываются сзади. Вонзают свои острые ножи под ребра. Режут глотки от уха до уха. Насмехаются и плюют на трупы. Никто не хотел подобной смерти: гадкой и презренной. Жить хотели все. Но не все сохраняли хладнокровие.
[indent=1,0]Двое новобранцев, несмотря на громкий приказ капитана, побросали оружие и кинулись обратно в крепость.
[indent=1,0]Один из лучников всё же заметил врага. Наложил стрелу на тетиву, оттянул и отпустил. Погода играла против всех. Снаряд вонзился рядом, утопнув в вязкой грязи. Эльфы поняли, что обнаружены. Но было поздно.  К ним спешили несколько человек, которых прикрывал остроглазый лучник.

+1

13

[indent=1,0]Эльфы и люди, seidhe и d'hoine... Мало кто из них хранит в памяти, причины кровопролитий, которые начались столетия назад. Это уже не было столь необходимо знать. Было пролито так много крови, отобрано так много жизней, разрушено так много ценного, что нынче это просто было похоже на истребление. Причин больше не было, были лишь оправдания. Одеринн был одним из тех, кто помнил всё, что сотворили люди с его народом, об этом просто нельзя было забыть, это было непозволительно. Он помнил, но не жаждал мести. Да, люди поступили нечестно, подло, по-варварски, но то дела уже давно минувших лет. Чтобы спасти народ Гор не нужно было убивать, не нужно было браться за оружие и бороться за свободу. Нужно было просто жить дальше. Так считали многие в Синих Горах, но множество эльфов, в основном молодых, готовы были пойти на преступление, искренне веря в то, что так они спасают своё будущее и будущее всех seidhe. Но Одеринн так не думал... От одного из старейшин он услышал одну фразу, которая никак не могла выйти у него из головы даже сейчас.
[indent=1,0]- Если все молодые эльфы погибнут в этой бессмысленной бойне, то со временем мы просто перестанем существовать, - едва слышно проговорил эльф, слыша крики, доносящиеся с улицы.
[indent=1,0]Он был здесь только ради брата, верил, что со временем его кровь остынет и он бросит эту кровавую борьбу за мечту, которой никогда не суждено сбыться. Но, похоже, Исенгрим всё больше и больше углублялся в эту тьму, получая удовольствие от пролитой человеческой крови, видя страх и отчаяние в угасающих глазах. Одеринну было тревожно на душе, это было видно по его взгляду, выражению лица, движениям, тому, как он постоянно вслушивался в солдатские крики, пытаясь разобрать слова, как вглядывался в окна и то и дело смотрел на дверь.
[indent=1,0]- Нам нужно поскорее выбраться отсюда, - сказал эльф, опуская меч и обращаясь к стражнику. - Если выберемся отсюда как можно быстрее, я уведу эльфов отсюда и больше никто не погибнет.

[indent=1,0]Они спрятались в полу-разрушенном хлеву. Эльфы, пробравшиеся внутрь крепости скрылись во тьме старого ветхого строения, выжидая, слушая, наблюдая. Судя по крикам и тому, что можно было расслышать, эльфов у восточной стены заметили и солдаты вступили в бой. Это упрощало задачу. Оставалось разобраться лишь с теми, кто ходил и искал убийц солдат. Каэдвенцы, верно, думали, что в крепость сумел пробраться один лазутчик, ведь рыщущие повсюду солдаты ходили по парам. Знай они, что эльфов шестеро, то скорее организовали бы тыловое прикрытие,а не искали приключений на свои задницы.
[indent=1,0]Послышались приближающие шаги тяжёлых сапог. Двое солдат направлялись к хлеву, где засели "белки", наверняка, чтобы проверить.
[indent=1,0]- Скорее... Зажигай... - поторапливал товарища молодой солдат, обеспокоенно оглядываясь по сторонам.
[indent=1,0]- Сам знаю... Курва! Огниво намокло... - каэдвенец безуспешно пытался зажечь факел, пропитанный горючим жиром, чтобы осветить помещение, в котором царила тьма.
[indent=1,0]- Лад-дно... Тогда уходим...
[indent=1,0]- Но мы же ещё не осмотрели этот хлев, - удивлённо взглянул на друга солдат.
[indent=1,0]- Ну и дьябол с ним, с этим хлевом, - каэдвенец нервничал всё больше. - Здесь проклятый нелюдь бегает, может напасть отовсюду. Будь он в этом засранном сарае, то у тебя бы уже была вспорота глотка... Идём, говорю!
[indent=1,0]Издали послышался крик, услышав который, солдаты вытянулись, словно по струнке и развернулись спиной к хлеву. Один из них громко доложил, что в данной заброшенной постройке неприятель не обнаружен. Каэдвенцы облегчённо вздохнули, когда их командир ушёл проверять остальных.
[indent=1,0]- Говорю же, пошли отсюдова... К восточным воротам. Там хоть людей поболе, не так страшно нелюдей ждать, - каэдвенец оглянулся, но его товарища и след простыл. - Сука... Нашёл время пугать! А-ну выходи, ты, проклятый...
[indent=1,0]Солдат сделал шаг в тёмный хлев и, не успел закончить свою мысль, как его схватили и грубо зажали рот рукой. Второй солдат также был схвачен. Его тоже схватили двое эльфов. Ещё один нелюдь стоял рядом с обнажённым изогнутым кинжалом. Оба солдата успели обмочиться от страха и думали сейчас лишь о том, как именно их убьют. Из тени вышел шестой эльф, с холодными зелёными глазами. Он медленно снял перчатку с руки, грубо вцепился пальцами в волосы солдата и задрал его голову вверх, наклонившись к его лицу.
[indent=1,0]- Если жизнь тебе мила, то ты сделаешь кое-что для меня, - голос эльфа был леденящим, а лицо, словно высечено из камня. - Повторять не буду, поэтому тебе стоит слушать внимательно и дать ответ коротко, предельно ясно и, главное, моментально. Ты отведёшь нас к темницам. Видишь ли, вы схватили моего брата, держите его, словно дикого зверя... Поэтому я и пришёл сюда. Будь хорошим солдатом и помоги своим товарищам. Чем быстрее я получу то, что желаю, тем быстрее всё это закончится.
[indent=1,0]Исенгрим смотрел на человека, не отрывая взгляд, даже не моргая. Он ждал ответа, но каэдвенец решил поиграть в героя. То ли он перепугался настолько сильно, что тронулся умом, то ли решил, что эльфы не убьют его, так как он им нужен, но ответ Железному Волку не последовал. Солдат просто смотрел на него, взглядом, полном ненависти и презрения. Фаоильтиарна потянул рукой, задирая голову солдата ещё больше. Ему стоило сделать лишь лёгкий кивок, как приговор был приведён в исполнение. Эльф, держащий в руке кинжал медленно вскрыл глотку глупцу. Эта казнь была показательной, чтобы второй раз Исенгрим получил правильный ответ. Второй солдат, видя, как его друг судорожно дёргается, захлёбываясь кровью, видя его перепуганные глаза, которые покидала жизнь, начал брыкаться и мычать, из его глаз потекли слёзы и, казалось, он даже обмочился во второй раз.
[indent=1,0]Железный Волк не спеша одел перчатку и повернулся ко второму пленнику.
[indent=1,0]- Надеюсь ты слушал внимательно, потому как повторять я не буду. Итак... Твой ответ...

[indent=1,0]У восточной стены всё пошло именно так, как и задумывалось. Спровоцировав врага, эльфы отступили в лес и бросились врассыпную. Это была единственная верная тактика в данной ситуации - заставить врага выйти из убежища, показать, что у него есть преимущество, заставить его разделиться, блуждать между одинаковых на вид деревьев в поисках смутных силуэтов неприятеля и... натыкаться на эльфские стрелы.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

14

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

Утро-день, 4 VI 1263
Сильный дождь

Он рассказал им всё.
[indent=1,0]Военная подготовка армии Каэдвена отличается суровостью и постоянной муштрой, воспитывающей солдатский дух, несгибаемую волю, выносливость и любовь к отчизне. Прошедшие последние испытания, что доказывали готовность бойца, его навыки и его бесстрашие перед любыми обстоятельствами, получали нашивки, оружие и звание. Их отправляли на службу в разные уголки страны, где, по мнению военных верхов, эти люди принесут пользу и славу родине. В теории выходило всё именно так. Гладко, чисто, благородно.
[indent=1,0]Практика же извращала все теоретические сказки.
[indent=1,0]Скоя’таэли получили всё, что им было нужно, и напуганный, дрожащий солдат избавился от первобытного страха. Тело его рухнуло в солому, перемешанную с грязью и кровью. «Белки» не щадили никого. Особенно предателей. Как чужих, так и своих.
[indent=1,0]Узников держали на нижних ярусах крепости, в темнице. Солдат там нет, а картавый трусливый надсмотрщик не считался за оного.

[indent=1,0]Один из лучников терпеливо ждал, зажмурив один глаз. Наконечник стрелы глядел в сторону разрушенного хлева, куда только что зашли двое каэдвенцев, но так и не вернулись. Стрелок шептал проклятия, просил богов, чтобы эльфы вышли из тени, показались и получили по всем причитающимся им заслугам.

[indent=1,0]У восточной стены солдат смотрел на серое лицо капитана и докладывал. Исход битвы был ясен и простому рядовому. Люди несли ужасные потери, в то время как эльфы лишились не боле двух бойцов. Они играли с ними, издевались. Не нападали напрямую, дразнили и заходили сзади. Словно отвлекали. Капитан сплюнул и грубо поинтересовался о пленниках в темницах. Ведьмак и… эльф! Всё встало на свои места.
[indent=1,0]Кликнув нескольких проверенных вояк, капитан скомандовал идти в крепость. Быстро!
[indent=1,0]Они развернулись. Никто не услышал очередной вскрик у стен, не увидели, как дергается в конвульсиях тело верного солдата с перерезанной глоткой, как падает навзничь и остается лежать под дождем, никому не нужный, всеми забытый солдат.
[indent=1,0]После дождя и такой бойни крепость заполонят трупоеды и падальщики, пришедшие на сильный запах мертвой плоти.

[indent=1,0]Ступени нижнего яруса не были повреждены временем. Всё еще крепкие, широкие они вели человека, эльфа и ведьмака наверх. Туда, где по обещанию надсмотрщика, находился запасный ход, что вел сквозь южную стену.
[indent=1,0]Однако достигнув следующего уровня и выйдя в просторную залу с несколькими уходящими коридорами, они услышали шаги.
[indent=1,0]Картавый подлец, позабыв, что крепость окружена врагами, которые к этому времени уже могли захватить её и полностью, закричал и дернулся вперед.
[indent=1,0]Грохот шагов неведомых гостей пошел навстречу.

+1

15

[indent=1,0]Действия захваченного в плен ведьмаком и Скоя'таэлем надсмотрщика были глупы и непредсказуемы. Он дёрнулся вперёд, попытавшись сбежать, но Одеринн был бдителен и быстро настиг человека, повалив его на каменный холодный пол, крепко закрыв его рот рукой. Но было уже поздно. За дверью отчётливо слышались приближающиеся шаги. Командир эльфов обеспокоенно взглянул на Весемира, надеясь только на то, что он будет готов к бою, если придётся обнажать мечи. Дверь отворилась при помощи грубого пинка, едва не разлетевшись на щепки и эльф увидел четырёх вооружённых каэдвенцев, которые всматривались в темноту коридора, но уже знали, что силуэты, что были различимы во мраке принадлежали врагам. Одеринн шёпотом выругался и обнажил кинжал. Схватив лежащего на полу надзирателя за волосы, он задрал его голову и приставил острое лезвие к горлу.
[indent=1,0]- Сложите оружие! - приказал эльф. - Иначе я перережу глотку вашему надзирателю!
[indent=1,0]Он не видел иного выхода, надеялся, что люди, подобно эльфам, беспокоятся за жизни своих товарищей. Но в ответ он слышал лишь усмешку. Боя было не избежать.
[indent=1,0]- Сука! Сзади! - провизжал надзиратель, увидев, как под плотной стеной дождя к солдатам подкрадываются два силуэта.
[indent=1,0]Один эльф уже вонзил кинжал в щель в панцире, пробив солдату лёгкое. Второй же был менее расторопен и каэдвенец успел повернуться так, что острый эльфский кинжал лишь поцарапал кирасу. Хватило лишь одного мгновения замешательства, чтобы замешкавшийся юный эльф получил смертельный удар палицей по лицу и замертво упал на землю. Под всю эту шумиху, надзиратель с силой приложился локтем в висок Одеринну, сбросив эльфа с себя и побежал к своим. Боя было не избежать.

[indent=1,0]Получив информацию, Исенгрим тут же скомандовал немедленно выдвигаться к темницам. Он знал, что любое промедление может дорого обойтись. Первый же эльф, показавшийся в дверном проёме, отшатнулся назад, едва устояв на ногах. Из его плеча торчала стрела. Через мгновение вторая вонзилась в несущую деревянную балку, просвистев рядом с ухом Фаоильтиарны.
[indent=1,0]- Отойдите от окон и двери! - скомандовал Железный Волк, поддерживая раненного эльфа, помогая ему присесть.
[indent=1,0]Исенгрим думал. Он прокрался к окну и осторожно выглянул из него. Дождь значительно затруднял обзор, но эльфу удалось углядеть одного лучника, что целился, натянув тетиву. Всего один и довольно недалеко. D'hoine был напуган, держал стрелу наготове, чтобы поразить цель, едва она покажется. Исенгрим ждал. Ждал, пока рука каэдвенца устанет и он ослабит тетиву. Так и случилось, солдат опустил лук, продолжая всматриваться в окна, где в любой момент могут показаться нелюди. В этот самый момент Фаоильтиарна жестом приказал эльфам оставаться здесь, а сам нырнул в дверной проём. Лучник быстро натянул тетиву и сразу же выстрелил, но промахнулся. Железный Волк настиг него прежде чем тот дрожащей рукой смог нащупать новую стрелу. Бедняга даже вскрикнуть не успел. Исенгрим вонзил кинжал человеку в живот и выпотрошил его, от пупка до шеи. Железный Волк был в гневе. Он присвистнул, дав команду эльфам, приказал им позаботиться о раненом, вывести его из крепости и действовать по запасному плану, а сам подобрал лук, снял колчан с безжизненного тела и поспешил к темницам.

[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

16

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

День, 4 VI 1263
Дождь стихает

То от чего обычно стремятся отгородиться ведьмаки, обычно само по себе стремиться прибиться к ведьмакам. Соблюдение нейтралитета, как один из способов выживания в жестоком мире, не всегда получалось осуществить. Молодые парни, прошедшие все испытания, выжившие, получившие мечи и цеховые медальоны, знали, как стишок заправский, что убийцы чудищ и монстров обязаны сторониться всяких интриг, где необходимо делать выбор. Поскольку каждое решение скажется весом наковальни на репутации ведьмаков, которая, к слову, и так далека от идеальной. И всё из-за страха, непонимания.
[indent=1,0]Страх сковал присутствующих лишь на мгновение. Страх внушал сомнения, заставлял трястись поджилки, дуть в штаны, ослаблять хватку на рукояти меча. Однако показная смерть товарища, которому в щель доспеха, под ребро воткнули острие ножа, изменила положение. Страх сменился гневом и желанием убивать, мстить. Одним мощным ударом палицы солдат размозжил череп неудачливому эльфу. Тот упал рядом с мертвым телом человека. Кровь, что людская, что эльфская, но багровая, тёмная, окропила холодные плиты древней отжившей своё крепости.
[indent=1,0]Солдат поудобнее перехватил окровавленную палицу и встал в боевую стойку, готовый убивать и крушить. Крутанул и широкой дугой атаковал эльфа, что несколько мгновений назад воткнул нож в бок его товарищу.
[indent=1,0]Этот бой был нечестный, как и многие бои, что проходят далеко за пределами сказочного Туссента, где рыцари Ореола, Цапли и Великих Добродетелей дерутся не за жизнь, а за сияющую славу и чужое одобрение. Один эльф и трое солдат, злых и грозных. Через мгновение к ним присоединился еще один: картавый надсмотрщик сумел выбраться из хватки Одеринна. Однако надсмотрщик был безоружен, хитёр и труслив, поэтому занял самую выгодную для себя позицию – за спинами своих вооруженных товарищей.
[indent=1,0]Палица вновь атаковала. Тяжелая, смертоносная и опасная, она всё же оставалась медлительной. Эльфу удавалось ускользать быстрыми маневрами и миновать удары, каждый из которых мог стать для него последним в этой нелегкой для нелюдя жизни.
[indent=1,0]Остальные двое, предсказывая исход боя палицы и эльфа, двинулись к сбежавшим заключенным.
[indent=1,0]Весемир до последнего не выхватывал меч. Ему не хотелось убивать. То юношеское, мятежное время прошло, когда ведьмачий клинок вспарывал живот любому, кто осмеливался угрожать ведьмаку из Школы Волка.
[indent=1,0]Нечеловечьи глаза покосились на Одеринна. Этот скоя'таэль отличался здравым смыслом, холодным умом и, вероятно, добрым сердцем. Однако же оставался скоя’таэлем, человеконенавистником. Несмотря на все пышные речи о нежелании проливать кровь, она будет пролита.
[indent=1,0]- Холера!
[indent=1,0]Ведьмак дернулся вперед. Старик с шикарной сединой и густыми усами удивил всех. Его движения были резкими, быстрыми, едва уловимыми. Парировать его удары едва ли было возможным. Тем не менее Весемир не бил насмерть. Приблизившись к каэдвенцам, он ловко ушел от медленной атаки меча и железным апперкотом вырубил первого солдата. Затем резко нырнул к полу, присев, уходя от удара второго. Развернулся, перенес вес на левую ногу, также резко поднялся и отскочил. В легком полувольте, Весемир, казалось, слабо резанул незащищенное бедро каэдвенца острием клинка. Однако старик был опытен, а острота зрения не уступала соколиному. Солдат упал, схватившись за ногу, чтобы остановить кровь и захныкал, иногда прокашливая проклятия.
[indent=1,0]За несколько секунд до этого, картавый надсмотрщик подполз к мертвым телам. Выпачканный в крови, толи эльфской, толи людской, он поднялся с мечом и кинжалом, чтобы тихо, незаметно обойти за спину врагу и вернуть должок. Поступай так, как они с тобой! Каэдвенец с палицей уставал. Каждый его взмах давался с трудом, становился медлительнее, слабее. Необходимо изменить положение дел. Казнить исподтишка!

[indent=1,0]Капитан, тем временем, смахивая капли дождя и крови с бледного лица, кричал оставшимся в живых солдатам торопиться. Они взбежали по широким, кое-где разваленным ступеням. Миновали распахнутые двухстворчатые дубовые двери. И вбежали в огромную залу, где клацали клинки, высекая искры, скрипели доспехи и стонали люди.
[indent=1,0]– Убить неверных! – капитан, смачно сплюнув и вытянув вперед меч, подвигнул всех каэдвенцам к атаке.
[indent=1,0]Капитан был из Туссента. Любил вино.

+1

17

[indent=1,0]Как же он мог такое допустить? Глядя на упавшее тело молодого эльфа, Одеринн больше не мог думать ни о чём. Все его мысли были лишь о том, что сейчас умирают и проливают кровь эльфы, люди... А всё из-за того, что у него, командира отряда не хватило духу пустить стрелу в одного единственного человека. Удар, что пришёлся в висок, оглушил эльфа. Он упал на холодный каменный пол, и всё, что мог видеть - это размозжённую голову того, кто ещё пару дней назад улыбался ему в лагере. Одеринн небрежно поднялся на колени, опираясь на холодную стену. В голове был ужасный гул, который только усугублялся с каждым металлическим звоном. Приходил в себя он медленно. Сфокусировал взгляд на эльфе, что сражался с каэдвенцем, что разъярённо размахивал палицей. Человек был на две головы выше и гораздо крупнее "белки", что выплясывала перед ним. Одеринн мог заметить, что меч его боевого товарища лежал на мокрой земле в нескольких шагах от него. Видимо, солдат выбил его из рук эльфа в тот момент, когда тот доставал его из ножен.
[indent=1,0]Командир отряда "белок" оглянулся на звон, что бил по ушам. Он увидел нечто, сражающееся с двумя солдатами. Фигура, что так быстро и умело уклонялась от атак каэдвенцев и без каких либо проблем повергла их наземь стала узнаваема для эльфа лишь тогда, когда остановилась. Ведьмак во всей красе. Одеринн почувствовал, как по его спине побежали мурашки, стоило подумать, что его брат сражался с кем-то, кто столь же виртуозно владеет мечом. Сражался и выжил. Сейчас это казалось ему не более, чем выдумкой младшего братца. Ведь движения Весемира были едва уловимы даже для эльфа.
[indent=1,0]– Убить неверных! - отчётливо раздался клич каэдвенского капитана, который окончательно привёл Одеринна в себя.
[indent=1,0]Он поднялся на ноги, подхватив с пола свой меч и устремился к выходу. Тем временем, эльф, сражающийся к каэдвенским солдатом, добрался до своего меча, пользуясь усталостью противника и, увернувшись от очередного удара полуоборотом, вонзил лезвие в незащищённую голень, заставив крепкого каэдвенца опуститься на колено. Резкий удар мечом по руке заставил выронить палицу и эльф готовился нанести последний удар. Он был зол... Убитый каэдвенцом эльф, был его родным братом.
[indent=1,0]- Берегись! - выкрикнул Одеринн, видя, как трусливый надсмотрщик подкрадывается к эльфу сзади. Эльф успевает вовремя среагировать и взмах меча наносит ему хоть и глубокую, но не смертельную рану на шее.
[indent=1,0]Поняв, что промахнулся, надсмотрщик бросился наутёк, к своим.
[indent=1,0]Всюду творилась неразбериха. Каэдвенские солдаты хором кричали, отзываясь на клич капитана, каэдвенцы, эльфы лежали в собственной крови - кто раненный, кто убитый. И только Весемир и Одеринн остались стоять на ногах. Перевес явно был не в их пользу. Это подбадривало солдат, что выхватили мечи и подняли их вверх. Капитан повернулся к своим солдатам лицом, чтобы отдать команду, но пошатнулся. Слова застряли у его в глотке острой болью. Он смотрел на солдат, видя их ошалелые лица, видя, как их мечи опускаются вниз, а в глазах зарождается страх. Он схватился за горло, нащупал что-то, что мешало говорить, мешало дышать. Это была стрела. Взглянув на свою руку, красную от крови, капитан упал на колени, начав захлёбываться. Он видел силуэт, который скрывала стена дождя. Высокая фигура, держащая в руке лук.
[indent=1,0]Исенгрим прицелился снова. Стрела угодила в плечо одному лучнику, в спину второму. Он потянулся за следующей стрелой, но обнаружил, что колчан уже пуст. Бросив лук, Железный Волк выхватил меч и поднял его вверх над головой. Подобно тому, как это делал каэдвенский капитан.
[indent=1,0]- Вот и всё, братья мои! - громкий голос Исенгрима доносился до ушей солдат. - Враг почти повержен! Враг почти разбит! Остался лишь последний шаг! Последний шаг, чтобы мы могли сказать "Я пролил кровь d'hoine на земле, что когда-то была нашим домом! Я заставил их заплатить за всё, что они сотворили с нами, с нашим домом, с нашей свободой!" - старшая речь звучала величественно и в то же время пугающе. Особенно для тех, кто не понимал значение слов. - Так возьмите свои мечи и прервите жизни этих грязных d'hoine! Во имя Aen Seidhe! Во имя Aelirenn!
[indent=1,0]Позади солдат стали проявляться очертания фигур. Эльфы, словно мертвецы, что когда-то пали у белоснежных стен Шаэрраведда, все в крови, кто в своей, кто в чужой, наспех перевязанные мокрыми тряпками, откликнулись на зов своего командира и ринулись в бой с именем Аэлирэнн на устах. Основной план заключался в том, чтобы тихо и без шума освободить Одеринна и скрыться в ночи. Запасной же предусматривал захват крепости и полное уничтожение каэдвенцев.
[indent=1,0]Горстка оставшихся эльфов бросилась в атаку на горстку оставшихся каэдвенцев, ведомая своим бесстрашным и безжалостным лидером. Только Одеринн продолжал стоять и смотреть на тот ужас, который развернулся из-за того, что у него не хватило духа пустить стрелу.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1

18

[ava]https://i.imgur.com/P1mHHpG.png[/ava]

День, 4 VI 1263
Дождь стихает

Капитан повалился на колени, видя перед собой испуганные лица своих верных солдат. В горле его, казалось, застрял ком, что мешал говорить, мешал вести за собой отвагу и доблесть. Но это была стрела, пущенная точной эльфской рукой. Винным ручьем кровь лилась на грудь, на доспех, заливая давно поблекшую эмблему цапли. Капитан любил вино. А еще верил в рыцарские добродетели, в честь и мужество, верил в победу до самого конца. Из последних сил, рыча, как страшный огнедышащий дракон, боклерец, крепко сжимая меч, поднял его вверх, выказывая своим отважным солдатам последние намерения. И умер.
[indent=1,0]Сеча продолжилась.
[indent=1,0]Каэдвенцы яростно дрались за своего бравого капитана, истинного лидера и настоящего человека.
[indent=1,0]Некоторые люди, ничтожные и трусливые, бросали оружие. Оно с заметным, слышным звоном ударялось об пол. Они сдавались, но их не щадили – скоя’таэли втыкали по самую рукоять мечи, пинком отшвыривали умирающие тела, резали по открытому горлу, рубили с плеча, отрубали конечности, упиваясь победой. Обычно пленных брали как товар, как средство переговоров, обмена. «Белкам» эти привилегии были ни к чему.
[indent=1,0]Волной, свирепой, сметающей всё на своём пути, прошлись эльфы по горстке людей. Воодушевленные речами своего командира, seidhe обрушились на dh’oine, которых поглотил страх, сковал их, ослабил. Сталь клацнула о сталь, высекая искры. Царапались и подминались доспехи. Вскрикивали бившиеся, когда острие жгуче кусало открытые места: кисти, шею, лица. И падали наземь, кто мертвый, кто раненый. Кровь, эльфская, людская, дымилась и заливала холодные плиты крепости.
[indent=1,0]Старый ведьмак успел надавать по лицу нескольким эльфам, что кинулись к нему с оружием наголо. Сапоги шлепали по лужам крови, скользили, разъезжались. Упади – вражеской клинок мгновенно пригвоздит к земле. С тревогой и неодобрением Весемир смотрел, как умирают люди и эльфы, сами не понимая за что. За чужие гордыню, алчность, подлость. Ведьмак узнал одного. Высокий, с высеченным на лице высокомерием и ненавистью, он убил капитана каэдвенских солдат, пустив тому стрелу точно в незащищенное горло, а затем смертельно подстрелил еще двоих бедняг. Нет опаснее скоя’таэля, чем скоя’таэль, вооруженный луком. Растратив стрелы, высокий эльф отбросил лук и вытащил клинок.
[indent=1,0]Это был Исенгрим Фаоильтиарна. Тот, с кем в давние года Весемир бился на мечах, защищая невинных, но глупых людей из простого села Соловка. Если сорок лет спустя волосы ведьмака посветлели и немного поредели, а лицо покрылось  дополнительными рядами морщин и шрамов, то лик Исенгрима нисколько не постарел, но сделался еще жестче, еще страшнее в гневе.
[indent=1,0]Ведьмак выругался чертовски зверски даже для себя.
[indent=1,0]В душной и смердящей от клубившейся седым паром крови зале оставались еще в живых бравые люди «белкам» на потеху.
[indent=1,0]Ведьмачья магия считалось донельзя простой, как уличное фиглярство. Однако даже обыденные магические знаки в корень меняли поворот событий в ходе битвы. Сколько раз огненная вспышка, на мгновение ослепляя врага, давала преимущества, а психокинетический импульс – ошеломлял противника. Ведьмачья магия недооценивалась, что было весьма на руку профессиональным убивцам чудищ и монстров.
[indent=1,0]Весемир, ворвавшись в самую сердцевину битвы, разжал направленный вниз кулак, чтобы мощная волна энергии, ударившая от него, сбила с ног всех и каждого. Однако его нагло прервали. Он едва успел отклониться от чужого клинка, но остриё, вспоров плотный дублет, всё же лизнуло бок, оставив не глубокую, но болезненную рану.
[indent=1,0]– Холера!
[indent=1,0]Несмотря на все мутации, нечеловеческие рефлексы, силу и скорость, ведьмаки не были сверхлюдьми. Не были бессмертными. Не были вездесущими. Они, как и все, совершали ошибки. Ошибки, которые могут оказаться последними в их жизни.

+1

19

[indent=1,0]Дождь заметно ослабел, давая возможность видеть чуть лучше. Видеть страх в глазах каэдвенских трусов, видеть ярость в глазах смельчаков, видеть гнев и ненависть в глазах эльфов. Звон мечей, встречающихся друг с другом, падающих на каменные плиты, крики и вопли тех, кто рвался в бой и доживал последние мгновения жизни, наполнили старую полуразрушенную крепость, которая снова, после двух веков спокойствия, отопьётся крови d'hoine и seidhe. Трусы, что побросали мечи и отдались на милость "белкам", погибли первыми. Их нещадно секли и кололи клинки, разрывая плоть, на их лицах застывали гримасы агонии и безысходности. Те же, кто крепко держали свои мечи, вступили в ожесточённый бой, где один стоил пятерых, что эльфов, что людей.
[indent=1,0]Однако, неистовые Скоя'таэли вскоре переломили ход боя, взяли инициативу, начали теснить каэдвенцев, которых становилось всё меньше и меньше. Те эльфы, которые повергли своих противников, устремились к своему командиру, Одеринну, что застыл, стоял неподвижно, наблюдая за жестокой сечей, за тем, как падают наземь тела врагов и друзей, но каждая смерть отдавалась болью в его груди, ведь именно из-за него в эту ночь случилось столько смертей. Увидав за спиной Одеринна ведьмака, эльфы устремились к нему, думая, что тем самым защищают своего командира.
[indent=1,0]Когда исход побоища, казалось, был уже предрешён, что-то случилось. Не все поняли что именно, когда в самую гущу сражения ворвался кто-то или что-то, быстро, незримо, как смазанное пятно. Ни каэдвенцы, ни Скоя'таэли, не были уверены, друг это или враг, а посему, его пытался атаковать каждый. Уж больно опасным противником виделся им ведьмак. Он умело увернулся от клинка, но то всё же успело его задеть.
[indent=1,0]Расправляясь с очередным d'hoine, Железный Волк, подобно хищнику, жадно высматривал новую добычу. Но, если хищник охотится лишь для того, чтобы насытиться плотью, утолив голод, Исенгрим искал лишь крови, чтобы утолить жажду убийств. В толпе товарищей и врагов, которая стала значительно меньше после начала боя, зоркие глаза эльфа углядели фигуру, силуэт, который был знаком до боли в висках. Каменное лицо Волка искривилось гримасой ярости и гнева, когда он узнал постаревшего ведьмака, которому он обещал закончить бой, начатый сорок лет назад.
[indent=1,0]- Vatt'gern! - свирепо прокричал Железный Волк и сорвался с места.
[indent=1,0]С проворством и скоростью, способной удивить даже эльфа, Исенгрим устремился в центр толпы, нанести один точный удар по ослабевшему противнику. Через пару мгновений после того, как Весемир был ранен в бок, перед ним возник Фаоильтиарна. Он был намного более опасным противником, чем сорок лет назад, в его глазах было гораздо больше презрения и ненависти, чем ранее. Он замахнулся, чтобы нанести удар, но был нагло сбит с ног и рухнул на землю. Одеринн с силой толкнул брата плечом, не дав ему добраться до Весемира. Едва отдышавшись, он встал между братом и ведьмаком.
[indent=1,0]- Одеринн! Ты что творишь?! - подбирая меч и поднимаясь на ноги, свирепо прокричал Исенгрим. - Прочь с дороги!
[indent=1,0]- Нет, брат, - спокойно и твёрдо ответил эльф. - Он помог мне, его схватили из-за меня... Если бы не Весемир, то я был бы уже мёртв.
[indent=1,0]- Этот... Этот vatt'gern... Именно из-за него сорок лет назад погиб молодой seidhe, - Исенгрим крепко сжимал в руке меч и, казалось, что он был готов наброситься и на родного брата. - Он должен умереть.
[indent=1,0]Одеринн посмотрел через плечо на Весемира, тихо вздохнув, затем окинул взглядом двор, усеянный телами раненых и убитых. Он подошёл к брату, положив руку ему на плечо.
[indent=1,0]- Помогите раненным, подберите убитых и готовьтесь к отступлению! - громко и отчётливо скомандовал Одеринн.
[indent=1,0]В живых оставалось, на взгляд командира отряда, семеро seidhe и трое измотанных и раненых d'hoine. Слишком много жертв.
[indent=1,0]- Что? - недоумевая, озадаченно глядя на брата, спросил Исенгрим. - Отступление?
[indent=1,0]- Я - командир отряда. Не забывай об этом, - сурово заметил Одеринн.
[indent=1,0]Эти слова заставили Железного Волка сжать зубы, проглотив все возражения, которые комом застряли в глотке и спрятать красный от крови меч в ножны.
[indent=1,0]- В следующий раз, vatt'gern, - процедил сквозь зубы Исенгрим, после чего отправился отдавать более точные распоряжения оставшимся в живых эльфам.
[indent=1,0]Как только Железный Волк удалился, Одеринн повернулся к ведьмаку, со взглядом, полным печали.
[indent=1,0]- Я у тебя в долгу. Но, это всё, что я мог сделать. Они мне этого точно не забудут, так что, не знаю, как долго я ещё пробуду их командиром, как скоро они решат, что Железный Волк более достоин того, чтобы за ним идти. Я тебе благодарен, Весемир и никогда не забуду того, что ты сделал. Но вряд ли мы когда-нибудь ещё встретимся. Сдаётся мне, скоро мой брат отправит меня назад в Синие Горы. Честно скажу, что мне уже давно хочется вернуться домой.
[indent=1,0]Вскоре дождь и вовсе прекратился. Мёртвых seidhe выносили seidhe живые с мрачными лицами, бросая гневные взгляды на оставшихся троих d'hoine, что были не в силах больше держать оружие в руках, которые, казалось, вообще потеряли нить происходящего и даже не понимали, где находятся. Вероятно, что даже под самыми страшными пытками они так и не смогут никогда дать внятного ответа, что же случилось в разрушенной крепости, не смогут объяснить уничтожения целого отряда.
[ava]http://s0.uploads.ru/t/lpfDY.jpg[/ava]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Мораль превыше предрассудков