Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проклятие фронтира

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время: 18 августа 1265 г.
Место: Граница Темерии и Соддена. Правый берег реки Хотли, близ почтовой станции Видорт - неподалёку от рощи друидов Фэн Карн.
Действующие лица: Кхайр аэп Лион, Ксандор вар Лорехейд
Описание: Кмет не равен благородному ни в мирной жизни, ни на поле боя. Статус человека с фамилией обязывает быть беспрекословно преданным своему сюзерену, проявлять недюжинные способности на любом из поприщ: как в бою, так и в быту. В обмен на известные вольности.
Но благородный обязан быть верен не только господину на троне, но и собственному внутреннему закону. Это отличает настоящего дворянина от парвеню. По крайней мере, так учили в юности Кхайра аэп Лиона. Но что если служение императору расходится с внутренним убеждением? Что если, жертвуя свободой ради власти и безопасности, не получаешь ни того, ни другого?
Ксандор вар Лорехейд дал лейтенанту повод посмотреть на мир с ещё одной из бесчисленных его сторон.
Он оказался человеком, который пострадал по той же причине, по которой Кхайр возвысился. Из-за преданности Империи.

+3

2

[indent=1,0]Когда бежишь без оглядки, спасаясь от преследователей, лай собак, топот тяжёлых сапог и гневные крики людей кажутся отовсюду, за каждым деревом кажутся притаившиеся копья, а в любая горсть листьев представляется замаскированной волчьей ямой. Всё это становится больше, чем реальностью, создавая несуществующие образы в воображении. Ксандор вар Лорехейд выступает в роли посредника между скоя'таэлями и гавенкарами с тех самых пор, как снег только начал сходить, освобождая землю от своих оков. За пять месяцев произошло многое, в разных передрягах успел побывать наёмник, что некогда с гордой головой носил золотое солнце на груди. Но в таком положении он был впервые.
[indent=1,0]Чуть более недели назад Ксандор, известный под прозвищем Чёрное Солнце из Рована, выступил из Вызимы, сопровождая две телеги с контрабандой, которую следовало передать в руки "белок". Встреча со скоя'таэлями прошла, как и планировалось, без каких либо осложнений. Нильфгаардец, узнав, что группа "белок", принимающая оружие и припасы у гавенкаров, встречается с отрядом, в котором находилась его давнейшая подруга, вызвался сопровождать телеги и дальше. Тёплое солнце, которое всё же начинало извещать о том, что лето близилось к своему концу, приятно грело. Было тихо и спокойно, ничто не предвещало беды, как на месте встречи отрядов не было ничего, кроме следов явно неравного и жестокого боя. Лишь спустя пару часов, остатки отряда "белок" вышли из лесов и сообщили, что на них напали солдаты. Половина отряда была убита или ранена, им чудом удалось убежать.
[indent=1,0]Первостепенной задачей было сохранить телеги в целости, а посему было необходимо расчистить им путь. Ксандор вызвался возглавить группу отвлечения, которая должна была взять удар людей на себя и увести их от троп, по которым пройдут телеги с припасами. Добровольцев на такое опасное дело, как бы это не удивило нильфгаардца, было много. Каждый, кто мог держать оружие, рвался в бой, готовый вцепиться в горло поганым dh'oine. Лишь те, кто не доверял южанину, бросали косые взгляды на единственного человека в их рядах, собираясь в путь с повозками. Кто-то даже винил наёмника в том, что перебили с десяток "белок".
[indent=1,0]В группу Ксандора входило четверо эльфов, два краснолюда и один особо отчаянный низушек, который всё норовился поджечь треклятых ублюдков. Его нильфгаардец предпочёл держать в поле зрения. Группа успешно спровоцировала врага на атаку. Несколько минут длилась схватка на расстоянии - эльфы меткими выстрелами разили врагов, краснолюды своими топориками не давали подойти пехотинцам, а низушек всё же умудрился поджечь телегу и, оставаясь незамеченным, вернуться назад. И вот теперь пришла пора отступать.
[indent=1,0]Ещё никогда Ксандор вар Лорехейд не был в таком положении. За ним гналась толпа разъярённых людей, желающих только одного - растерзать его живьём, выпотрошить и повесить на коле у тракта - в наказание другим. Эти мысли прочно засели в голове наёмника, его сердце отбивало бешеный ритм, а лёгким не хватало воздуха. Вот, что значит, быть гонимый толпой, бежать от смерти, страшной смерти, медленной и мучительной. Перепрыгивая через очередной из поваленных деревьев, южанин зацепился за корягу и рухнул лицом в траву. К нему бесшумно подбежали эльфы, а после подошли и краснолюды, которые, казалось бы, и вовсе не вспотели от этой сумасшедшей гонки. Ксандор быстро поднялся на ноги и готов был уже бежать дальше, как кто-то остановил его, схватив за локоть.
[indent=1,0]- Побереги силы, мы оторвались, - тихо произнесла темноволосая голубоглазая эльфка. Посмотрев в лицо нильфгаардцу, она тепло улыбнулась. - Ничего, скоро привыкнешь и страх пройдёт.
[indent=1,0]Ксандор хотел было возразить, но эльфка была права - ему одному здесь страшно быть гонимым толпой. Судя по всему, остальным это уже не впервой.
[indent=1,0]- Оторвались, как же, - словно из ниоткуда появился низушек. - Впереди почтовая станция. Поди, поджидают где-нибудь впереди. Или же скоро будут здесь. Бежать нам надо.
[indent=1,0]- Бежать, как же, - сплюнул краснолюд. - Только куда? Да и далеко мы убежим-то? Вот, главный наш, если так нестись будет, переломает себе все ноги. Кто ж его тогда понесёт? Краснолюд - один хрен. Я на своём горбу никого таскать не хочу.
[indent=1,0]- Так бросить его здесь и дело с концом. Он человек, с ним не обойдутся так жестоко. Да и в любом случае, он свою роль выполнил - телеги ушли. А теперь и нам убираться следует, - низушек заставил задуматься всех присутствующих, кроме голубоглазой эльфки, которая одарила всех злым взглядом.
[indent=1,0]Дискуссия длилась недолго. Порешили на том, что сперва нужно понять, насколько плохи дела. Эльфы, ушедшие во всех четырёх направлениях, вернулись быстро и с тревожными новостями - они зажаты в довольно плотном кольце, отступать некуда, остаётся только спрятаться.
[indent=1,0]- Найдите укрытие, - наконец взяв себя в руки, произнёс Ксандор. - А я отправлюсь на эту станцию, разузнаю, что к чему и постараюсь вытащить нас всех.
[indent=1,0]- Это опасно... - едва слышно сказала голубоглазая эльфка, когда все согласились с планом южанина и разбрелись в поисках наиболее подходящего места. - Тебя могут...
[indent=1,0]- Эланиэль... - мягко прервал её наёмник. - Ты была подле меня долгие годы, я совершал поступки необдуманные и неверные... Я понимаю, почему ты сомневаешься в моём решении. Но... Они правы. Никто не видел меня, никто не видел человека среди "белок", я буду вне опасности. Просто доверься мне.
[indent=1,0]Когда Ксандор что-то задумал, его просто невозможно отговорить. Эланиэль, будучи верным и преданным другом, знала это. Ей пришлось согласиться. Так нильфгаардец и оказался у двери почтовой станции. Стараясь сохранять самообладание, он вошёл внутрь.

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-07-31 20:51:06)

+3

3

-Не ходят барки. Не ходят по Хотле вниз по течению, всё. - бородатый смотрящий станции сдвинул шапку набок, зло глядя на блестящий в лучах закатного солнца из окошка панцирь незваного гостя. Для смотрителя они все были незваными. Каждый норовил выкинуть что-нибудь эдакое, думая что пожилой управляющий может наплевать на букву закона и спустить барки на воду. Они не знали что смотрителя обитатели станции звали Кремнем. Старик был невероятно твёрд.
И принципиален.
-Мне на Вызиму. Это вверх по течению. - Кхайр посмотрел поверх головы смотрителя, чувствуя на себе пристальные взгляды людей в зелёных стёганках, сидевших за столами в левом углу зала станции. Остальные места занимали важного вида люди в богатых кафтанах, моряки и кметы, нёсшие здесь службу. В движениях и настрое всей этой гудящей своры читались нервозность и озлобленность. Кхайр видел много лошадей и повозок у стойл, пришлось привязать Луча к калитке.
Лейтенант уже видел такие станции и понимал что происходит. Блокада. Все эти люди никуда не сдвинутся, пока в лесах не исчезнет опасность, о которой нильфгаардец знал не понаслышке. Скоя'таэли. Борцы за свободу. Террористы.
-И туды нельзя. Белки, курва... - он сплюнул на пол от злобы, позабыв что находится в помещении. -Вы, милсдарь,
не вздумайте мне угрожать или требовать. Закон для всех един. Скачите на север, коли не боитесь. Но вас там тоже подстрелят - не белки, так ганза какая-нито. Или идите с добрыми ребятами, со Стражами Пущи.
- смотритель кивнул на сидевших поодаль людей в зелёных стёганках. Приглядевшись, Кхайр почувствовал как инстинкт законника требует выхватить меч и потребовать у эти людей наёмничью грамоту. От них за версту несло разбойничьей мастью самого скверного пошиба.
Наглые, ехидные морды. Татуировки на груди и руках, рубахи и куртки нарочито расстёгнуты для демонстрации наколок. Пьяные, широко распахнутые глаза, какие встречаются только у маньяков. Кхайр знал таких. Полная баба за прилавком в правом углу, близ лестницы на второй этаж, старалась не смотреть им в глаза.
У одного стрелка из сумки на поясе торчал скальп. Аэп Лион был готов поставить всё своё состояние на то, что это женские волосы. Свежий срез. Настолько свежий, что на тёмной кожаной сумке были видны жирные пятна крови.
От них несло потом, железом, солью и проспиртованным сырым мясом. Эти десять подошли к лейтенанту сами.
-Ваше б-родие. - плешивый стрелок выдвинулся вперёд из десятки, подвинув станционного смотрителя так, словно тот был ничего не значащей особой. Тот даже не успел что-то сказать, раскрыв рот в немом возмущении. -Вы с Туссента,
от Вас за версту несёт югом. Говор, манера держаться...
- он неопределённым жестом очертил фигуру Кхайра. -Вот это вот всё. Я с вас только одно сейчас спросить хочу: вы за беличьими хвостами пришли или по наши души?...
Дверь за спиной нильфгаардца хлопнула, заставив его повременить с ответом. Аэп Лион хотел было дать быстрый и резкий ответ, но что-то заставило его сдержать. Он обернулся.
Нет, это не могло быть совпадением. Таких людей видно издалека, они запоминаются очень надолго. Глаза нильфгаардца округлилсь от неожиданности, рот едва не раскрылся в приветственном кличе - едва. Он повернулся снова к Стражам и холодно бросил:
-Я здесь чтоб плыть на баркасе в Вызиму. Меня не интересуют скоя'таэли - ни живые, ни мёртвые.
Стрелки переглянулись, скривив гримасы. Им явно не понравился ответ южанина.
-Эх, сука. Держись тогда подальше. Все вы такие... блаародные, нейтральные. Пока стрела скотоельская нагрудник не прошибит. Или коня не подобьёт. Ты запомни, ваше блаародие. - он придвинулся ближе, положив руку на сердце. -Начнётся жара - рубай их. А то ваша порода эльфов шибко любит. Они здесь не цветочки собирают, милсдарь. Остроухие убивают людей. - он отошёл к своей компании под взгляды затихших постояльцев, внимательно слушавших речь. На их лицах застыло одно ясное выражение - понимание. Кхайр почувствовал что все в этом помещении причастны к какой-то истине, о которой он не осведомлён. Стражи вернулись за стол.
Кхайр обернулся к человеку, стоявшему у входа и, приложив два пальца ко лбу, отдал честь. Латные перчатки висели на поясе, панцирь без лакировки и броня на конечностях давали ясно понять: нильфгаардец здесь инкогнито. Без чёрной брони, с топфхельмом без крыльев. С зелёным плащом путешественника под боком, у левой руки.
-Приветствую. Вы, видимо, с большака, сразу видно. Простите мне мои манеры и то что я так быстро перехожу к делу, но... - он сделал шаг к Ксандору. -Может быть, вам известно об опасностях, которые поджидают путника на Севере? Вы выглядите гораздо более осведомлённым чем я. И кстати... - аэп Лион с улыбкой протянул руку. -Зовите меня Мартин из Лиона.

+2

4

[indent=1,0]У ближнего пограничья, в землях, что располагаются у берегов Ярры, Ксандор был не безызвестной личностью. Наёмники, купцы, воры и негодяи всех мастей непременно знали его, если не в лицо, то о делах точно слышали. Чёрное Солнце из Рована, нильфгаардец, появившийся словно из ниоткуда, начал зарабатывать себе репутацию, не самую лучшую, но, определённо, красочную и яркую. Он расправлялся с теми, к кому иные головорезы боялись подходить - людей со связями, встреча с которыми редко оканчивалась добром даже при самых мирных намерениях. Только самоубийцы и глупцы брались за подобные заказы. Кто же был нильфгаардец по прозвищу Чёрное Солнце - так никто до конца и не понял. Он убивал, убивал чисто, порой жестоко. Все знали, что движет им не жажда наживы, не личная вендетта, нечто иное, что мотивировало его гораздо сильнее. Многие боялись Ксандора именно из-за этого. Когда не знаешь, что движет человеком с мечом в руках - ты не сможешь его остановить.
[indent=1,0]Простым наёмникам и негодяям было не понять мотивов Ксандора вар Лорехейда. Они не поняли бы их, даже если бы знали. То, что двигало нильфгаардца вперёд - преданность родине, преданность империи. Ксандор брался за самые тяжёлые заказы, зная, что его цель несёт угрозу Нильфгаарду. Будь то наёмник, что разнюхивает в приграничных землях и продаёт сведения о состоянии фортов, крепостей неприятеля, о том, сколько стражи в городах и как народ к ним относиться, или же контрабандист, что перевозит оружие партизанам в захваченные империей земли. Был даже один вор, который, выполняя чьи-то приказы, пробирался в города Цинтры и приплачивал местным негодяем, чтобы те агитировали народ восстать. Если имя, указанное на листе принадлежало тому, кто встал на пути империи - Чёрное Солнце придёт за ним. Возможно, в приграничные ставки Нильфгаарда приходили донесения о том, что некий наёмник под таким прозвищем избавил от нужды поймать рецидивиста или диверсанта нордлингов. Ксандору было приятно думать именно так.

[indent=1,0]Сделав пару шагов за порог почтовой станции, наёмник остановился, встал, как вкопанный, увидев лицо, которое меньше всего ожидал увидеть по эту сторону Ярры. Что нильфгаардский офицер делает к северу от границы? Его облачение явно говорило о том, что находился солдат на севере инкогнито. Но, не за сыном ли предателя он проделал весь этот путь? Но паниковать было глупо и необдуманно. Кхайр аэп Лион был один, а Ксандор был в месте, где его каждая собака знает. Вспомнив о собаках, южанин, обратил внимание на собеседников. Некоторых наёмник знал лично, некоторые выдали себя своими отличительными наколками. Один сброд. Убийцы, насильники, воры... И они теперь хранят спокойствие людей?
[indent=1,0]Дождавшись, пока разговор головорезов и нильфгаардца закончится, Ксандор ступил навстречу родичу, учтиво кивнув в знак приветствия. Сын предателя выглядел практически так же, как и два года назад, при встрече у границ Цинтры. Единственное, что отличало его, это большой шрам на левой части лица, полученный спустя пару месяцев после прощания с Кхайром и его отрядом.
[indent=1,0]- Ваша правда, путь был долгий и непростой, - Ксандор устало улыбнулся, крепко пожав руку Кхайру. - Здешний сброд знает меня под прозвищем Чёрное Солнце, но для Вас я Дреагул из Рована. Пожалуй, я знаю о местной проблеме куда больше всех, кто находится здесь, поэтому я готов Вам помочь.
[indent=1,0]- Смотрите-ка, кто здесь! - один из стрелков вышел вперёд, пренебрежительно глядя на Ксандора. - Давно, Чёрный, тебя не было здесь видать. Говорят, что ты на север подался, теперь ходишь под Этельгри. Небось, работаешь у него в борделе, мужиков обслуживаешь.
[indent=1,0]Головорез залился хохотом, но его никто не поддержал. Один из дружков ткнул шутника в бок и взглядом очень убедительно попросил заткнуться.
[indent=1,0]- Быть может нам стоит найти более подходящее место для разговора? - обратился к нильфгаардцу Ксандор, указывая на входную дверь. Ему меньше всего хотелось развязывать драку, да и на станции было слишком много лишних ушей, чтобы поговорить открыто и по делу.

+1

5

Кхайр всегда верил в Предназначение. И пусть события прошедших лет сильно пошатнули эту веру, язык всё равно не поворачивался назвать эту встречу простым совпадением. Лейтенант прекрасно помнил как звучит фамилия этого изгоя. Скорее всего, он был единственным за десятки миль вокруг по-настоящему благородной крови. Настолько древней и сильной, что впору выдвигать претензии на престол. Кхайру уже довелось стать близким знакомым человека, который поступил точно так же. И оттого развязность головорезов за дальним столом была вдвойне отвратительнее.
-Пройдёмте. Не стоит мешать отдыхающей публике этого заведения.  - нильфгаардец держался так, как и положено держаться уроженцу Туссента. Их провожали из корчмы внимательные взгляды рабочих и смешки ксенофобов. Кхайр был рад покинуть это место. Стражи Пущи вызвали в нём ту антипатию, что возникает у законника по отношению к серийному убийце. Хотелось заставить их отбывать настолько тяжёлое наказание, насколько это возможно.
-Ненавижу пограничье. - он разразился ворчанием едва выйдя за дверь. -Всякая мразь корчит из себя закон, берёт на себя слишком много. И, проклятье, самое отвратное в том что такое неизбежно. Мои собратья в сияющей броне редко кажут нос из своего надела. Редко отправляются в настоящий, личный поход, мать его. И всё оттого что рыцарь привык что единственная вещь, способная сдвинуть его с тёплой перины - это приказ монарха. А всем известно что там, где редко погоняет палкой сюзерен - возникают такие как они. И берут на себя мои функции. - Кхайр жестом дал товарищу понять что окончил речь. На его лице застыло выражение крайнего разочарования и нервозности. Вне стен станции их разговор могли услышать разве что конюх или спящий в каморке неподалёку сторож. Но сейчас они были слишком заняты.
Большак пустовал. Ни единого визита на протяжении четырёх дней. Ни одно всадника, ни одного скакуна кроме кляч Стражей.
-Прошу прощения. Я должен известить: primo - я здесь не по твою душу, и больше того, сдержал слово. Secundo - мой визит на Север продиктован личными мотивами. Мне нужно добраться до вызимского посольства, и чем скорее тем лучше.
Tertio - я уже чувствую что у тебя плохие новости. И что здесь не обошлось без твоего активного участия.
- Кхайр сорвал латные перчатки с пояса и нацепил на руки. -Появление человека, который так обращается с мечом, никогда не проходит бесследно. Уж я-то знаю. Но не буду озвучивать догадки. - Кхайр отошёл с порога к плетёной калитке, ограждавшей стойла конюшни. Луч смирно отдыхал, пощипывая летнюю траву. Его пока нисколько не заботили дела хозяина и этого смутно знакомого человека с длинной гривой.
-Луч всё держится. Великолепный конь. Лучший из лучших. И это в нём говорит вороная порода - так же как в нас с тобой. Наитие подсказывает мне, что соотечественнику нужна помощь. И твои проблемы, возможно, куда серьёзнее моих. - аэп Лион дал Лучу обнюхать латную перчатку. Конь до сих пор не привык к запаху нового металла. Порой он не признавал хозяина в новых доспехах. -Мне придётся потребовать от тебя откровенности в обмен на откровенность. Начну со своих дел: в Вызиме или на севере этой страны мне придётся излечиться от этого... - Кхайр наклонил голову чуть вправо, чтобы вар Лорехейду можно было чётко увидеть сонную артерию. По синей жиле на шее редко, но с чётким периодом пробегали конвульсии. Это выглядело так, словно под кожей ходил червь. -Я злоупотребил своими талантами и оступился. Лечусь от алхимической зависимости. Помощь на юге дорога и опасна для моего статуса. Наши маги любят болтать. А твоя проблема... - аэп Лион сузил глаза, притворившись задумчивым. -Ах. Скоя'таэли.
Лейтенант стал выглядеть ещё более нервным чем на выходе из корчмы. Ему чудовищно не нравилась сложившаяся ситуация и всё что из неё вытекало.
-Потребуешь убить Стражей? Прорваться с боем на этот берег, чтоб соединиться с аэдирнскими бригадами, а кметы пойдут в расход? Я не рыцарь-святоша, но это не значит что моя слабая вера в Великое Солнце позволяет творить такое. Вверх и вниз по течению вас не пустят заградительные суда. На западе - гарнизоны темерцев. На востоке -почтовая станция, до которой ещё не добрались армейский разъезды, но уже появились головорезы Стражей. Отлично. План прост и понятен.
Или нет?

Отредактировано Кхайр аэп Лион (2017-08-09 19:23:02)

+1

6

[indent=1,0]Север был полон омерзительными типами с маленькими крысиными глазками, которые вечно пытались присвоить себе нечто чужое, будь то заслуга или же кошелёк. Хотел бы Ксандор с уверенностью сказать, что подобное невежество - бич нордлингов, но ему были известны и те стороны империи, которые пошатнули веру беглого графа в то, что северяне слишком уж отличаются от южан. Но, хвала Великому Солнцу, государство определяет не этот сброд и Нильфгаардская империя в этом плане стала объектом ещё большей гордости. На севере Ксандор видел лишь жадных до власти монархов, которые грызутся между собой по любому поводу, видел открытую ненависть и чему-то иному. Особенно больно было смотреть на то, как нордлинги относятся к эльфам, краснолюдам и представителям иных рас.
[indent=1,0]- До встречи. Не забывай оглядываться в тёмных переулках, - сказал Ксандор "шутнику", выходя из таверны. Его перекосившееся лицо доставило южанину массу удовольствия.
[indent=1,0]Оказавшись снаружи, Ксандор чуть заметно выдохнул, стал немного менее напряжённым. Не нравилось ему ни это место, ни ситуация, в которой он оказался. Утешало лишь то, что нильфгаардский офицер явился на север не за изменником империи. Раз так, то почему бы и не помочь товарищу? Выслушав Кхайра, наёмник внимательно огляделся, заглянул в маленькое окошко, убедившись, что все негодяи сидят на своих местах. Предчувствие было паршивым, да и усталость давала о себе знать.
[indent=1,0]- Мне жаль слышать о подобном недуге, - начал южанин, выражая своё беспокойство. - Я помогу всем, что будет в моих силах. Что касается того сброда... Я соглашусь, они зачастую берут на себя слишком много обязательств и выполняют их... Кхм... С особым пристрастием. Не будь это вопросом моей безопасности, я бы предпочёл держаться от таких людей подальше. Но, увы, лишь работая с такими невеждами я могу быть уверен, что моя личность не будет раскрыта в этих землях, - Ксандор тяжело вздохнул. - После Цинтры мне пришлось бежать до самой границы Каэдвена, чтобы быть подальше от приграничных патрулей, у которых были явные намерения выследить и схватить некого нильфгаардского офицера, что скрывается от правосудия.
[indent=1,0]Вспоминая об этом сейчас, нильфгаардский изгой чуть нахмурил брови и почесал шрам на лице, который внезапно начал зудеть. Ведь именно из-за побега, как можно дальше на север, Ксандор и попал в передрягу, которая не только наградила его шрамом, но и вынудила работать с весьма неприятными людьми.
[indent=1,0]- Надеюсь, у Вас не было неприятностей из-за того, что беглецу удалось ускользнуть? - искренне спросил он, а после продолжил: - Верно... Скоя'таэли... Только вот у меня проблема не с эльфами и краснолюдами, а как раз с теми, кто от них... Защищает, - наёмник наклонился и сбавил тон. - Я сопровождал припасы для них, когда здесь объявились вот эти вот... Сейчас жизнь семерых товарищей зависят от того, смогу ли я разорвать окружение доблестных стражей. Ситуация хуже некуда. Я не могу прорываться с боем, нас слишком мало... И плана, откровенно говоря, у меня нет...
[indent=1,0]Ксандор ненадолго задумался, пристально глядя на собеседника. Он сказал не совсем правду, у него был план, плохой план и глупый, который не сработал бы, будь он один. Но сейчас... Может и получится.
[indent=1,0]- Я могу помочь, как можно скорее выдвинуться в сторону Вызимы. Баркасы не отправятся ещё долго, а прибытие солдат нордлингов редко заканчивается хорошо. Будут пылать деревни и сёла, за мнимую помощь скоя'таэлям. Уверяю тебя, мало кто хочет помогать... Я поеду на север по тракту, в сторону Вызимы, а после сверну на запад. В моих силах предоставить безопасный путь, без риска быть атакованным скоя'таэлями. Но... Мне понадобится небольшая помощь... Скажу сразу, я помогу в любом случае, но, если останусь жив после всего этого. Итак... В Нильфгаардской армии офицеров ещё обучают стрельбе из лука? - в глазах Ксандора были живые огоньки, он явно задумал какую-то авантюру.

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-08-02 18:36:52)

+1

7

Даже деревенскому дурачку понятно: Север - далеко не лучшее место для благородного нильфгаардца. Притеснение и террор здесь приобрели черты социального института, и в отличие от Нильфгаарда, в осуществлении насилия не было строгого порядка. О мёртвых здесь не писали некрологов. В особенности если мертвец имел острые уши или не брил бороды.
Ненависть к нелюдям стала для этих людей отдельным культом. И Кхайр до сих пор не мог взять в толк почему. Даже спустя сотни лет злоба завоевателей не утихала. Нильфгаардцы относились к войне куда рациональнее.
Он был готов вляпаться в неприятности в очередной раз, потому что чувствовал: единожды переступив порог этой почтовой станции, южанин уже навлекает на себя проблемы. Cтражи недвусмысленно дали понять что дадут отпор. Но зная нордлингов, Кхайр не мог избавиться от ощущения что даже оставшись в стороне, придётся убегать от стрел.
-Кхм. Я прошу прощения, но... Никогда не считал лук оружием мужчины. Мне не довелось научиться обращению с ним. - это была всего лишь отговорка, на самом деле гвардеец "Имперы" проходил обязательный курс обучения стрельбе из лука. Но не каждый оканчивал его успешно. Кхайр окинул взглядом редкий туман над рекой и тёмную чащу на другом берегу, приценившись к полю боя. -Собственно, я оправдываю собственную неловкость благородными убеждениями. - Кхайр нахмурился, не найдя сил изобразить какое-то подобие улыбки. -Я привык действовать другими методами. С расстояния, когда видно белки глаз врага, по выражению нашего фельдмаршала. Меч, копьё, щит.
Рыцарь глубоко вдохнул, уловив в своих слова подсказку. Он давно не упражнялся с копьём, понимая что это оружие строя, а не воина-одиночки. Но копьё всегда можно метнуть.
-...с другой стороны, я не разучился метать дротики. Здесь не нужно больших способностей, как мне кажется.
Дверь почтовой станции на этих словах отворилась, и один из купцов в длинном чёрном хуке, уже немного набравшийся. Торгаш с недоверием поглядел на двух солдат и повернул в другую сторону.
Лейтенант почувствовал запах риска.
-Ну так вот, Дреагул. Моё пребывание здесь связано с большой опасностью. И, следую кредо своей фамилии, не вижу никаких препятствий для того чтоб связать своё путешествие с ещё более опасной авантюрой. - нильфгаардец огляделся, уверившись в том что его никто не подслушивает. -Я окажусь на твоей стороне, потому что однажды уже видел как ты сражаешься. Цель будет выполнена вне зависимости от того, какие препятствия встанут у нас на пути. - Кхайр наклонился и сказал уже чуть тише:
-Если здесь кто-то погибнет - это непременно свяжут с моим именем. Но я не могу отказать человеку с твоей фамилией.
Просто не могу.

+1

8

[indent=1,0]Известие о том, что нильфгаардский офицер, по его словам, не привык пользоваться луком слегка озадачило Ксандора. Это ставило под угрозу его план, но он всё ещё был осуществим, пускай и придётся его немного доработать. План был прост сам по себе, но сложен в исполнении. Чтобы прорвать кольцо ненавистников нелюдей, требовалось совершить диверсию. Ксандор и Кхайр должны были облачиться в эльфские плащи и обрушить на один из придорожных постов дождь из стрел, уводя Стражей и, возможно, прибывшее подкрепление за собой, в леса, прямиком к реке, где на берегу уже лежали бы ещё несколько эльфских плащей. Скинув эльфское одеяние, оставалось лишь дождаться, пока преследователи решат, что группа "белок" решила перебраться через реку, бросив плащи, чтобы те, намокнув, не утащили пловцов под воду. Остальное - дело техники. По плану Ксандора, преследователи должны были разделиться, прочёсывая оба берега реки. Как раз в тот момент слиться с ними двум нильфгаардцам не составило бы никакого труда. Скоя'таэли воспользовались бы открывшимся окном и проскочили через блокаду и всё обошлось бы малой кровью, которую списали бы именно на остроухих лучников. Но сейчас этот план был под угрозой. Ведь,, чтобы люди поверили, что лучники являются эльфами, нужно стрелять чуть более, чем отлично.
[indent=1,0]- Не думаю, что моя фамилия теперь что-то значит в империи, - тихо подметил наёмник. - Предательство обычно перечёркивает все былые заслуги. Но, я благодарен. И постараюсь сделать всё так, чтобы ни одна смерть не легла на имя Мартина из Лиона. В идеале, ни одна жизнь не оборвётся.
[indent=1,0]Он думал. Планов действий было много в голове беглого графа, но ни один не гарантировал успех даже с блестящим исполнением. Их было только двое. Против нордлингов, значительно превосходящих в числе. Ксандор не мог просить скоя'таэлей встать рядом с ними. Это лишь всё испортило. Имя Ксандора тут же связали бы с "белками" и последующая деятельность в качестве пособника гавенкарам была бы невозможна. К тому же, два нильфгаардца, помогающие мятежникам... Это вызовет уйму ненужных вопросов и подозрений.
[indent=1,0]Ксандор назвался Дреагулом. Именно так звали предка, эльфа, от которого и произошёл род Лорехейд. Некоторые считали, что он был Чёрным Seidhe и пришёл с востока, другие же утверждали, что он прибыл на юг из Синих Гор. Как бы там ни было, некогда имя Дреагул было на устах. В своё время он был выдающимся фехтовальщиком, отличным стратегом и прирождённым лидером, но также он был миротворцем и пацифистом. Он собирал людей вокруг себя и проповедовал любовь к жизни. Нынче это имя хранится лишь в старых книгах в библиотеки рода Лорехейд в Роване, если только их не предали огню. Ксандор задумался, как бы поступил его давний предок? Не проливая кровь, с малыми силами, ради благой цели.
[indent=1,0]- Нам необходимо пройтись, - оторвавшись от раздумий, сказал Ксандор. - Здесь недалеко. Нам нужно обсудить план наших действий и в этом придётся участвовать тем, кому и требуется наша помощь. Надеюсь, это не вызовет возражений? Нужно действовать быстро. Чем дольше будем медлить, тем больше людей будут пытаться сорвать наши планы...

+1

9

"В идеале" - Кхайру слишком часто приходилось слышать это словосочетание, чтобы не почувствовать скрывавшейся за ним правды. Положение Ксандора и его эльфских альянтов  должно было быть весьма скверным. И немудрено: запертый в блокаду лесной отряд должны были выкурить самыми жестокими способами. Кхайр чувствовал что в скором времени кругу друидов, о котором он краем уха слышал на большаке, вскоре придётся совсем несладко. При любом исходе. Рано или поздно.
Ведь, как известно, нордлинги не делают разницы между нелюдьми и магами. Бесконечный круговорот насилия.
-Конечно пройдёмся. Сегодня не я выступаю в качестве поводыря и ищейки. На этом берегу Ярры совершенно другой закон,
который мне ещё очень долго будет сложно понять. И дело не в сложностях юридической системы.
- нильфгаардец потрепал коня по морде, дав тому знать что всадник отлучится надолго. Лейтенант использовал этот условный знак давно, зная что даже в обращении с верным животным нужен особый, понятный только всаднику и скакуну язык. Слишком очевидная команда, слишком резкое движение поводьями - и вражеский кавалерист или пикинёр предугадает твою атаку.
А косо поглядывающие личности у трактира - узнают твои мысли.
-Пошли. - аэп Лион кивнул в сторону большака. -Что-то мне подсказывает что лучше следить за тылами...
Как только они миновали вход на почтовую станцию, петли громко скрипнули, и из дверного проёма кубарем полетел человек в распахнутой стёганке. Ему вслед летела ругань и злые крики. Кхайр задержал взгляд на вылетевшем бедолаге и с удивлением опознал в нём одного из Стражей.
-Судя по всему, намечается драка. Нам стоит убраться, пока они не разошлись.
Нильфгаардец поморщился, глядя как Страж согнулся в три погибели и исторг содержимое желудка на дорогу, окрасив её в цвет гнилого яйца. Синевато-желтушное пятно смотрелось на большаке так уродливо, словно это была рана на теле какого-то исполинского змея.
-Проклятье. Даже видеть этого не хочу, и, клянусь честью, ни за что в жизни вновь не вызовусь участвовать в пьяной драке.
Алкоголь в его жизни всегда был спутником неприятностей.

+1

10

[indent=1,0]На несколько мгновений наёмник засомневался, стоит ли втягивать нильфгаардского офицера в разборки нордлингов и скоя'таэлей, но вывалившийся из станции Страж напомнил беглому графу о том, что он сейчас отвечает за чужие жизни, а положение просто катастрофическое. Остаткам отряда понадобится любая помощь и им придётся довериться человеку, приведшему ещё одного человека. Ксандор уже предвкушал, какое острое замечание выскажет низушек по этому поводу. Тяжело вздохнув, он жестом указал товарищу сторону, в которую надлежало направиться. То была едва заметная тропинка, петляющая между молодыми деревцами и уводящая в чащу леса. Знали бы доблестные Стражи, что те, кого они ищут, засели в пещере в нескольких минутах ходьбы от почтовой станции.
[indent=1,0]- Пьяные драки, порой жизненно необходимы, особенно, если ты пытаешься выжить в этом суровом мире, - с лёгкой улыбкой на лице сказал Ксандор. - Первым делом, как перебрался на эту сторону Ярры, я пошёл в трактир и сломал нос самому здоровому головорезу. Признаюсь, я пожалел об этом часом позже, но зато эти отбросы с самого начала считались с моими словами. Здесь действительно совсем иной мир... В чём-то хуже, в чём-то проще. Но это не дом.
[indent=1,0]Вспомнив о родных землях, на лице беглеца появились лёгкие нотки грусти. Он хорошо сдерживал эмоции, но полностью отречься от них всё же не мог. Они отошли от большака уже довольно далеко, поблизости не было ни души, но наёмник всё же проверил ещё раз, окинув взором округу. Он остановился, желая поговорить, прежде чем продолжить путь.
[indent=1,0]- С тех самых пор, как я пробрался тогда в Цинтру и встретил тебя с отрядом, я жалел о том, что не сделал, пока была возможность, - на лице наёмника была некоторая неуверенность и, словно, некая боязнь. - Я уж и не надеялся, что представится возможность, но вот ты здесь... Не знаю, стоит ли говорить об этом, стоит ли спрашивать у тебя, но у меня больше нет ни сил, ни терпения. Прошу, скажи, что-нибудь известно о судьбе моей семьи?
[indent=1,0]Встретив Эланиэль днём ранее, ту, с которой Ксандор прошёл через огонь и воду, разделял еду, кров и ненастья, он узнал о судьбе своего отца. Эльфка подслушала разговор солдат спустя несколько месяцев после Содденской битвы. Те говорили о нильфгаардском офицере, который возглавлял одну из групп авангарда. Говорили о том, как он сокрушал врагов и прикрывал товарищей. Говорили о нетипичном шлеме, что красовался на его челе - с чёрными перьями, кончики которых были окрашены в золотой цвет. Говорили о том, как он умер - получив стрелу в спину, отвернувшись лишь на мгновение, чтобы дать команду солдатам. Теперь же Ксандор жаждал узнать судьбу других членов рода Лорехейд.
[indent=1,0]Судя по всему, Керран вар Лорехейд аэп Ксандор был помилован, ему был дан второй шанс. Это было не удивительно. Род Лорехейд уже больше века верен империи, это было известно повсеместно. Объявить о предательстве главы рода, который славится своей преданностью, было, по крайней мере, глупо. Это бы показало аристократии империи, что и такие верные семьи восстают против нового правителя. Возможно, старшую сестру выдали замуж, а мать Ксандора до сих пор коротает время в родовом имении вместе с малюткой Маири, которой, всё же, скоро будет аж двадцать лет.
[indent=1,0]- Я не видел их восемь лет и все эти годы мог лишь гадать, что с ними сделали. Я знаю, что мой отец пал в битве при Соддене, но это всё, что мне известно, - в глазах южанина ясно виднелась надежда, которая с каждым мгновением промедления всё больше погружалась во тьму страха.

+1

11

Фамилия. Для нильфгаардца нет ничего дороже фамилии. Это благосостояние твоей семьи, земля, права и привилегии. Может быть, где-то парвеню и позволяли больше чем благородному по крови, но только не в Нильфгаардской Империи. На свете нет ничего важнее семьи и её чести. Кхайр аэп Лион понимал это как никто другой.
Он был там. В башне стражи, искал упоминания. И не нашёл ни одного. Помогли лишь связи, о которых не хотелось говорить вслух. Лейтенанту помогли родственники, симпатизировавшие оппозиции.
-Я знаю где ваши родственники, и что с ними сейчас. - он сосредоточился на воспоминаниях, пытаясь вызвать образ приказа, подписанного в годы становления Эмгыра вар Эмрейса. Приказа, повлёкшего за собой череду бессмысленного кровопролития.

***
25 октября 1263 года. Город Золотых Башен.

-...подписан императором. Дворяне рода вар Лорехейд не имеют права на политическую активность, не могу поддерживать иные силы, кроме как господствующие у трона. Своеобразная люстрация. Их имена вычеркнуты из всех списков, они не имеют права на приращение земель, при браке берут другую фамилию. После смерти матери земли передаются во владение другой фамилии. И поэтому... - архивариус поправил пенсне, блеснув лысиной тонзуры. Стеллажи геральдического архива больше напоминали чёрные крепостные стены. Здесь было пыльно, темно и сухо. Но горбатый старик даже не поморщился, сдув пыль со свитка.
А Кхайр решительно громко чихнул.
-Будьте здоровы.
-Спасибо. Где их можно найти? И кто остался жив?
Архивариус развернул свиток и, облизнув губы, начал водить пальцем по бумаге. Кхайр мельком увидел что документ написан на смеси языка науки и классической Старшей Речи. Он не понимал ни слова.
-Глава семейства погиб при Соддене. Сын Ксандор дезертировал. Остальные - мать, две дочери и сын живы и пребывают в поместье, в  Роване. Род их деятельности мне неизвестен, нигде не отражено. Чем зарабатывают на жизнь - неизвестно.
-Было бы замечательно, если бы вы подготовили копию документа. Я заплачу.
В тот же день свежая копия свитка оказались в руках аэп Лиона. Действие было обставлено настолько тайно, насколько это возможно.

***
-Все твои родственники живы и до сих пор владеют поместьем в Роване. Но конечно, их подвергли люстрации. Фамилия вар Лорехейд будет стёрта - единственный сын будет обязан принять фамилию невесты. Это унизительно. Ваши земли после смерти матери передадут другому роду. И знаешь, после смерти отца... я не думаю что фамилия продержится дольше чем пару лет. Вар Лорехейдов словно никогда не существовало. Их вымарали из каждого документа. - Кхайр невольно сглотнул. -Сочувствую. Если бы подобное случилось с моими братьями... Не думаю что они предпочли бы жизнь обесчещенных. Мой старший брат вернее покончил бы с собой, чем отказался от фамилии. Мы чертовски древняя ветвь. Обрубать её - значит подтачивать корни Империи.
Он опустил взгляд в землю, походя. Лесная чаща казалась ему всё более труднопроходимой, но памятуя Метинну Кхайр не брался жаловаться на дискомфорт и трудности пути. Тяжёлые доспехи никогда не были ему обузой - скорее наоборот, защищали от ударов ветвей и колючего кустарника. Нильфгаардец чувствовал что вся дорога на Север будет такой. Колючей, грязной, полной неприятностей и конфликтов.
-Великое Солнце, надеюсь здесь ничего не водится. Обычно мои визиты в лес кончались скверно. Даже слишком скверно.

+1

12

[indent=1,0]Род Лорехейд. Как же много сил вложили предки Ксандора в то, чтобы добиться столь великой чести стать одним из аристократических домов Нильфгаардской империи. Наследник этого самого рода мог лишь тихо посмеяться над иронией, которой не могло не быть места в истории его дома. Род Лорехейд был официально основан в 1133 году, ровно через год после того, как предок Ксандора, носящий имя Дреагул, помог свергнуть правящий род Эмрейсов, за что и был удостоен столь высокого титула. То, что конец роду положит потомок свергнутого больше века назад рода, вернувший свой трон, не могло не позабавить наёмника.
[indent=1,0]Честь рода, его власть и влияние были, безусловно, важны, но, что гораздо важнее - мать и две сестры сына предателя империи живы. Ксандор не мог не радоваться этому известию. Казалось, его вовсе не заботило то, что имя Лорехейд будет стёрто со страниц истории великой империи. Это было не важно. История рода началась с кровавых событий, приведших к многочисленным жертвам и смене правящего рода. Быть может, вернув на престол Эмгыра вар Эмрейса, род Лорехейд завершил свою миссию. Быть может таково было его Предназначение и теперь ему, Ксандору, сыну Керрана, теперь предстоит создать всё с чистого листа, начать новую историю, в которой не будет жадного до власти Дреагула вар Лоррехейда, жестокого и фанатично преданного Ксандора вар Лорехейда, прозванного "Барговым" из-за своих заслуг в рядах группы Магна.
[indent=1,0]Наёмник тряхнул головой, прогоняя мысли прочь из своей головы. Он ещё успеет вернуться к размышлениям, а нынче у него иная задача.
[indent=1,0]- Благодарю, друг, ты успокоил моё сердце, - широко улыбнувшись, сказал бывший лейтенант. - Нам сюда.

[indent=1,0]Нильфгаардцев встретили несколько высоких фигур, облачённых в тёмные плащи. Они были достаточно далеко, чтобы успеть скрыться при малейшей опасности, но, увидев, Ксандора, они всё же не спешили уходить. Заметив второго человека, эльфы начали что-то между собой обсуждать, в какой-то момент можно было подумать, что они начали о чём-то спорить. В сплетение мелодичных эльфских голосов встряли более грубые - краснолюдские. Всё же, Ксандор не мог расслышать, что они говорили, но это было и не нужно. Бросив взгляд на своего спутника, он лишь пожал плечами, извиняясь перед ним заранее. К тому моменту, как наёмник подошёл к холму, на котором стояли эльфы, там осталась лишь одна фигура.
[indent=1,0]- Эланиэль... - негромко сказал Ксандор, отходя чуть в сторону и указывая на спутника. - Это Кхайр аэп Лион. Насколько я знаю, он лейтенант на службе у императора Нильфгаарда. А это моя верная подруга Эланиэль, - увидев неодобрительный взгляд голубых глаз эльфки, наёмник вздохнул. - Я ему доверяю. Он уже помог мне, когда я пробрался в Цинтру год назад.
[indent=1,0]- Надеюсь, ты не ошибаешься, - эльфка бросила недоверчивый взгляд на рыцаря. У неё в прошлом было много общего с нильфгаардскими офицерами. Будучи связным между империей и шпионами на северных землях, она хорошо усвоила методы Нильфгаарда и теперь была не очень рада вновь встретить солдата. - Другие... Они хотят знать, зачем ты привёл ещё одного dh'oine.
[indent=1,0]- Он поможет нам. У нас нет времени убеждать упёртых краснолюдов и гордых эльфов, так что, я расскажу свой план, а ты передашь всё им, - дождавшись кивка эльфки, Ксандор продолжил: - Скорее всего, ситуация у нас такая - на тракте во всех направлениях стоят, так называемые, Стражи. Уверен, они перевернут вверх дном любую повозку, которая проедет мимо. К тому же, я уверен, что в лесах рыщут ещё солдаты. Вероятнее всего, разделённые на небольшие группы, чтобы покрыть большую территорию. У некоторых могут быть собаки. Поэтому... У меня есть два плана, которые смогут помочь.
[indent=1,0]- Первый прост, но опасен. Мы берём телегу, прячем вас всех туда. Когда будем подъезжать к заставе, я попытаюсь убедить Стражей в том, что им не следует останавливать меня и проверять повозку. Вдовесок ко словам, я подкину им золота. Но всё может пойти псу под хвост и тогда придётся дать бой... И убить всех свидетелей - если они узнают о том, что я помогаю скоя'таэлям, у нас у всех будут проблемы, - наёмник остановился, давая время на раздумья и переваривание всей информации. - Второй же более сложен в исполнении и куда более опасен, но мы сможем избежать жертв. Для начала, нужно будет совершить диверсию - незаметно поджечь какой амбар или ту же телегу, недалеко от заставы, чтобы привлечь внимание Стражей. Это я оставлю нашему низкорослому поджигателю. Дальше в дело вступит Кхайр, - Ксандор перевёл взгляд на рыцаря. - Мне нужно будет, чтобы ты забрал свою лошадь и был поблизости от того места, где произойдёт диверсия. Ты должен будешь встретить Стражей и сказать, что скоя'таэли стащили твою сумку и побежали к реке. Скажи, что в сумке сильнопахнущие травы, поэтому след псы возьмут быстро. Также не забудь сказать, что я отправился за ними в погоню. Я же, облачусь в эльфский плащ и открою стрельбу из лука, заставлю их гнаться за мной. Здесь неподалёку есть обрыв, я доведу Стражей до него, спрячусь и буду ждать. Когда преследователи рассредоточатся по береговой линии, я открою им своё присутствие, найду тебя и, вернув тебе мешок с травами, скажу, что "белки" сунулись в воду, чтобы сбить сильный запах. Так псы не смогут учуять мой запах, а во всей этой суете отряд выйдет из окружения без особых проблем. Знаю, мы рискуем в обоих случаях, но нужно выбирать.

+1

13

Кхайр выслушал план спокойно, ни разу не перебив, как и полагается нильфгаардскому офицеру. Его откровенно пугало положение скоя'таэлей, но другой возможности уцелеть не могло быть. Импровизация или резня. Аэп Лион прекрасно понимал, что Ксандору ещё повезло с попавшейся бригадой - они не рвались резать d'hoine направо и налево, а действовали на холодную голову. Лейтенант оглядел силуэты притаившихся в чаще краснолюдов, оценивающе взглянул на эльфку. Ей это не могло понравиться. Она бы никому не позволила на себя так глядеть.
Кхайр увидел в линиях её лица, взгляде и манере держаться то, что видел в офицер "Врихедд" - жажду убивать.  Он чувствовал что остальные в бригаде испытывают то же самое, и краснолюды не зря держат руки подле секир. Они не доверяли d'hoine. Неважно какого цвета их доспех и разрисованная тряпка над головой.
Существовал лишь один способ вызвать у них хоть какое-то доверие. Кхайр сложил руки за спиной, насколько позволял доспех, и начал говорить на родном языке.
-Скверно. Второй вариант выглядит более надёжно, но даже он не даст нам полной гарантии безопасности. Даже в нашем положении это чрезмерный риск. Было бы куда лучше, если бы нашёлся отряд, который отвлечёт Стражей, пока мы проберёмся мимо. В моей части этот вопрос решили бы ещё проще - нужно прорываться боем.  - Кхайр встретил недоверчивый взгляд эльфки и тут же перешёл на Всеобщий.-Нам придётся следовать второму варианту, если не хотим подставить солдат Дол Блатанна. Я вижу что вы не намерены доверять первому встречному, который внезапно заговорил на нильфгаардском диалекте. Я здесь инкогнито - но ради спасения жизней готов пожертвовать своим положением. Слово чести - я хочу помочь вам, и прошу не отвергать мою помощь только из-за гордости Aen Seidhe.
Воздух как будто стал плотнее, повисла странная тишина. Эльфка поправила лук и кивнула, дав Кхайру знак продолжать. Скоя'таэли начали громко переговариваться, в их движениях угадывалось беспокойство и нервозность. Лейтенанта чувствовал - они давно чувствую удавку на шее. Давно не ели нормальной пищи. Давно не спали в тёплой кровати и не видели родных. Эти белки заслуживали лучшей участи, чем быть загнанными в мешок горсткой садистов-пьяниц и безмозглой пехтурой.
-Я иду за конём, Ксандор. Лучшего момента не будет. Они пьяны, а отряды подойдут ещё нескоро. Я отвлекаю их от вас и скачу вперёд по большаку. Больше мы не пересечёмся. Я буду рад знать что хотя бы попытался оказаться бойцам из Долины Цветов посильную помощь.
На почтовой станции бушевали солдаты удачи. Их крики были слышны даже в лесу - громкие, пронзительные, вызывающие. Кхайр невольно вспоминал крики обезьян из Зеррикании, которых привозили заезжие купцы. Эти люди не сделали за долгую жизнь ни единого усилия, чтоб привести себя в опрятный, достойный сияния Великого Солнца вид. В сравнении с ними голодные, злые нелюди, готовые всадить аэп Лиону стрелу в спину, выглядели куда меньшим злом.
-Умерьте пыл. Порой даже помощь от d'hoine с Юга не так уж и марает руки. В конце концов, я дал слово чести. И Ксандор знает что это может значить.

+1

14

[indent=1,0]Напряжение заметно возрастало и Ксандору это нравилось всё меньше. Эльфы, стоящие поодаль, косо поглядывали на обоих нильфгаардцев, краснолюды ворчали что-то себе под нос, а низушек скорчил такую недовольную мину, что и слов не нужно было, чтобы понять о чём он думает. Что говорить о "белках", если даже Эланиэль была явно не в духе. Ксандор знал, не будь эльфка здесь, его бы повесили на дереве сразу же, как увидели, что он ведёт к ним ещё одного dh'oine.
[indent=1,0]- Скажи своему другу, - звенящий и певучий голос эльфки звучал особенно завораживающе на чистой старшей речи, - ...если он не перестанет на меня так смотреть, я отрежу ему его достоинство и подарю в виде амулета. На удачу.
[indent=1,0]- Эланиэль! - Ксандор строго посмотрел на подругу, уверенный в том, что Кхайр может понять её старшую речь.
[indent=1,0]Эльфка лишь фыркнула, смешно скривив носик и сложила руки на груди, продолжая сверлить пристальным взглядом рыцаря. Однако, Кхайр говорил правду - без его помощи никому не выбраться из паршивой ситуации, в которую они влезли. Это понимал Ксандор, иначе бы нильфгаардский офицер не стоял сейчас здесь, он видел по голубым глазам, что и эльфка понимает необходимость нежелательного союза. В конце концов, она привыкла доверять человеку, который вёл её за собой несколько лет. Проблема была в том, что иные "белки", похоже, не понимали очевидного, не хотели принимать помощь чужака, которого привёл dh'oine.
[indent=1,0]- Ещё раз благодарю тебя, - Ксандор протянул руку Кхайру, соглашаясь с тем, что медлить нельзя. - Если всё пойдёт паршиво и я не смогу уйти от погони, не смей принимать мою сторону. Я знаю эти места достаточно хорошо, чтобы не попасться горстке пьяниц. Просто... Убедись, что Стражи пойдут в нужную нам сторону. Я не могу допустить, чтобы ты замарал свои руки.
[indent=1,0]Попрощавшись с земляком, Ксандору предстояло убедить остальных скоя'таэлей в необходимости доверия. Разговор был не из простых - "белки" ругались, плевались, сыпали проклятьями на Ксандора, Стражей и всех d'hoine без исключения, но наёмнику удалось убедить в том, что они ничем не рискуют. Воспользовавшись неразберихой, они проберутся в безопасное место, не встретив серьёзного сопротивления, если встретят его вообще. Поняв, что рискует здесь только Ксандор, подставляя себя под удар Стражей, скоя'таэли охотно согласились и с планом, и с помощью незнакомого им нильфгаардца. Низушек согласился поджечь оговоренный сарай, стоящий недалеко от тракта. По его словам, он устроит такой костёр, что его все заметят. Для правдоподобности, ему отдали некоторые вещи, чтобы тот смог симмитировать разбитый и поспешно оставленный лагерь на месте пожара. Сам же Ксандор взял плащ Эланиэль - иные эльфы отказались предоставлять dh'oine свои накидки - а также её лук и колчан со стрелами. Беглый нильфгаардец обязался после всего встретиться с ней к северу отсюда и вернуть оружие, которым эльфка очень дорожила. Взамен Ксандор отдал ей свой меч, который только мешался бы во время погони. Завершив обсуждения и подготовку, все отправились на свои места - Ксандор и низушек к хижине, а остальные "белки" - подальше, выжидая момент, чтобы проскочить отряды Стражей.

+1

15

Рукопожатие может означать только одно - дорога назад отрезана, и осталось только действовать. Может быть, на родине нильфгаардцы не чураются интриг и всегда держат в рукаве кинжал, но Север не то место, где двое преданных Империи солдата могут пытаться ударить друг друга в спину. На фронте действуют сообща все. Даже злейшие враги. Что уж говорить о двух рыцарях, которые друг друга уже выручали однажды?
-Я выдвигаюсь. Вы увидите меня.
Он возвращался из леса тенями, скрывая своё присутствие так, как только научился за долгую службу в Назаире и цинтрийских лесах. Тяжёлая броня была помехой, но Кхайр и не старался красться как разбойник - он просто шёл тихо и спокойно. Иногда этого достаточно для того чтоб тебя не заметили.
И его не заметили.
Стражи были слишком заняты творившимся у порога почтовой станции, чтоб обратить внимание на человека в полном боевом облачении, приближающегося к конюшням.
-Ну, кто, сука, тебя надоумил пиво разбавлять, а? - круг из шестерых стрелков распинывал корчмаря, который робко закрывался от ударов локтями. -Иди за стойку, паскуда. Нормального пива нам принеси.
Смачный плевок на землю, смешки вслед уползающему толстяку. Им было позволено многое - ведь они были здесь гласом закона. Они сами решали что можно, а что нельзя. Приближение рыцаря стало для них неприятным сюрпризом.
-Ну, что зенки вылупил, милсдарь? Отравителей сначала вешают, а опосля потрошат. Это мы ещё, хе, гуманно. - стрелок поправил лук на плече, скривив крысиную усмешку. -Чего стоишь?
-Мне нужно накормить коня. - Кхайр сумел сохранить безразличное выражение лица, как учили в страже. Школа не пропадала. Страж прищурился, хмыкнул и дал отмашку остальным.
-Пущаем. Только не балуй. А поедешь по большаку, знай - там твари похуже нас обитают. Вот сегодня ночью отряд кондотьеров прибудет из Марибора - тогда можно будет ездить.
Нильфгаардец хотел как можно скорее пройти мимо, но застыл на месте при словах об отряде солдат. Это могло поломать весь план напрочь.
-Сегодня ночью? И скоро? Я бы начал седлать коня.
Стражи заходили в полную света и тепла станцию, желая скрыться от ночной прохлады. Многие пошатывались при ходьбе, их пустые глаза и лица ничего не выражали.
-Да вот должны сегодня. Не знаю как скоро. - Страж икнул. -Но уж многие поклажу готовят. А мы следим. Налог взимаем. Всё как полагается.
Кхайр промолчал. Эта новость явно была не из тех, что он хотел услышать после договорённости с Ксандором. Но это могло означать что лучше попросту действовать быстрее. Спешка могла спасти отряд.
Он отвязал коня, вывел из конюшен и поскакал в сторону большака. Страж поглядел на него как на полоумного.
-Ты куда, милсдарь?
Аэп Лион развернулся верхом и крикнул:
-Сделаю круг и вернусь. На мой страх и риск.
Стрелок недоверчиво посмотрел на южанина и кивнул.
-Точно. На страх и риск.
Кхайр действительно сделал круг. Он объехал окрестности, пытаясь заметить следы присутствия скоя'таэлей. Это могло показаться бесполезным занятием, но лейтенант ещё помнил метки эльфской дивизии, и молодые партизаны могли использовать что-то похожее. Нильфгаардец свистнул и дал коню проскочить меж деревьев берёзовой рощи.  Знак достаточно очевидный, чтоб его заметил Ксандор. Свист - вообще замечательная вещь.
Всадник и конь скрылись за деревьями в ожидании пожара.
-Скорее, борцы за свободу. Ради Солнца, скорее.
Он чувствовал что солдаты могут быть уже на подходе.

+1

16

[indent=1,0]Неспокойно было на душе у Ксандора. Раскладывая вещи эльфов и краснолюдов, которые должны были заставить поверить Стражей в то, что здесь действительно был лагерь "белок", он думал лишь о том, получится ли у него задуманное, или же его настигнут и прикончат ещё до того, как наёмник успеет скрыться из виду у реки. Низушек, бродивший рядом и также обустраивая импровизированный лагерь, не был обеспокоен тем, что будет дальше. Он знал - если dh'oine не струсят, он и его товарищи определённо выберутся из леса и благополучно присоединятся к остальным. Что же будет с нильфгаардцами после того, как к ним сбегутся все негодяи окрестности - ему было плевать, Ксандор в этом не сомневался. Закончив, низушек уселся на пень, начав ковырять пальцем в ухе. Наёмник же заканчивал последние приготовления. Он уже начал бросать сильнопахнущие травы, что дали ему эльфы, на землю, оставив немного в мешочке, чтобы запах точно вёл псов точно по его следу. Ксандор не был силён в травничестве и смог различить лишь сильный запах мяты, лимона и, кажется, шиповника. Один вдох этой ядрёной смеси мгновенно прочищал пазухи, заставляя слезиться глаза.
[indent=1,0]Наёмник уселся на поваленный ствол старого дерева и начал рассматривать лук, а после каждую из стрел. Эланиэль, определённо, любила это оружие. Лук был просто в великолепном состоянии. Ксандор приметил его необычные  резные узоры по всему древку ещё при первой встречи. Сейчас сложно было представить, что лук, служивший хозяйке столь долго, до сих пор находится в таком хорошем состоянии. Южанин взял одну стрелу, прицелился, но не выстрелил, решив не привлекать преждевременно лишнее внимание. С некой досадой он осознал, что, если всё пойдёт прахом, сетовать на плохой лук у него не получится. Если его стрельба и будет ужасна, то лишь по его вине. Определённо, стоило больше упражняться.
[indent=1,0]Ожидание было томительно и беспощадно. С каждым мгновением сомнений становилось всё больше, а план казался всё менее продуманным и более глупым. Ксандор вскочил на ноги, не в силах более сидеть на одном месте, и стал ходить из стороны в сторону, раздражая этим самым низушка. Наконец, по округе раздался свист. Наёмник и поджигатель переглянулись. Не нужно было слов, чтобы понять, что время пришло. В глазах низушка загорелись искры не хуже, чем от огнива, которое он тут же достал из-за пазухи. Не прошло и десяти минут, как старая полу-развалившаяся халупа была объята огнём. Ксандор тут же накинул на голову капюшон. Когда он оглянулся, понял, что низушка и след простыл. Теперь же всё зависило лишь от него. Руки дрожали, сердце колотилось, а дыхание сбивалось. А ведь ещё ничего и не начиналось. Встряхнув головой и как следует хлопнув ладонью себя по щеке, нильфгаардец сжал в руке лук и поспешил занять выгодное для обстрела место.

+1

17

Нильфгаардец смотрел на горящую хату из тёмной рощи, как некогда смотрел на горящую цинтрийскую столицу. Кхайр замешкался, услышав крики и выбегающих со станции людей, едва подавив желание выхватить меч и ринуться вперёд со звуками боевого рога. Силуэт низушка в пожухшей, но всё ещё высокой траве, скрылся из глаз. Аэп Лион понял что за этого малыша не стоит беспокоиться.
Сейчас стоит думать только о себе. И данном слове, конечно же.
-Но. - Кхайр пришпорил коня, заставив его сорваться с места в карьер. Стражи Пущи проявили удивительную для пьянчуг слаженность в действиях, выбежав почти одновременно с луками наготове. Конь южанина поднимал пыль столбом, но стрелки смотрели не в его сторону. Они чувствовали нелюдей, как лиса чует зайчонка. Они были не просто садистами. Их садизм гармонично уживался с умением выслеживать и убивать.
-Лучники! - рыцарь подъехал к ним почти вплотную, едва не обдав дорожной пылью. -Скоя'таэли к северо-востоку по большаку. Эта тварь послала в меня стрелу и сбила седельную сумку. Их там два десятка, не меньше.
Старик-смотритель спешно поднял бадьи из колодца и, удерживая дрожащими руками, понёс к горящему сараю. Огонь для обитателей этого маленького островка цивилизации мог стать катастрофой. Пожар угрожал перенестись на саму станцию, а после - к гавани и кораблям.
-Молодцы, помогите. Я ж один не потушу... - он едва не провыл последние слова, обливая горящую сухую постройку.
Купцы, доселе дремавшие за столами и на скамейках, разом выскочили и похватали любые ёмкости что только были на станции. В ход пошли даже кружки.
Стрелки даже не смотрели в их сторону.
-Кажи, южанин. - главный стрелок просвистел, указывая остальным на то, что пора седлать лошадей. -По коням!
Их движения не были по-пьяному неуклюжи. Стражи двигались, как полагается военным - быстро, нога в ногу, ни единой осечки в движениях. Шестеро разномастных коней тут же были оседланы и пустились за вороным южанином.
Кхайр уже знал куда вести.
-Ты идёшь с нами. - главный Страж сузил крысиные глазки, сблизившись седло к седлу с нильфгаардцем. -И теперь, раз всё понял - убиваешь вместе с нами. Это бандиты. Мы - закон.
Сарай за спинами уезжающих охотников продолжал пылать, словно не замечая усилий корчмаря и компании.
Ксандор мог увидеть как по большаку скачут семеро всадников, и один из носил сияющие доспехи. А с другой стороны, прямо большаку - приближались факелы. Отряд пехотинцев мариборского ипата подоспел вовремя.
Ксандор и эльфы могли оказаться между двух огней. И это было слишком похоже на предательство.
Рыцарь в сияющих доспехах был среди них. И обнажил меч когда Стражи достали стрелы из колчанов.
Они ждали.

+1

18

[indent=1,0]Стоило халупе воспылать, как, практически сразу, стали слышны крики и свист Стражей, подгоняемых своих скакунов. Холм, обросший кустарником и молодыми деревьями, на котором нашёл своё убежище беглый нильфгаардский офицер, позволял не только скрыть себя от глаз неприятеля, но и просматривать всю округу. Ксандор видел тракт, видел мчащихся к горящему дому всадников. Их было немного и наёмник отчётливо видел знакомого нильфгаардского рыцаря среди них. Взяв стрелу, Ксандор глубоко вздохнул, пытаясь сосредоточиться и унять дрожь в руках. По его плану, он должен был подпустить Стражей как можно ближе и открыть по ним огонь, только когда вдали будет заметно подкрепление из ближайшей заставы. Уводя их за собой, подальше от остальных "скоя'таэлей", Ксандор позволит им проскользнуть мимо солдат, не встречая сильного сопротивления и скрыться прежде, чем известие дойдёт до тех, что выехали преследовать одного единственного человека.
[indent=1,0]Не сразу заметил наёмник приближающуюся угрозу, устремив своё внимание на всадников, лишь спустя какое-то время, углядел вдали факелы. Подкрепление из заставы не могло подоспеть так быстро. Если только его кто-то не предупредил. На Ксандора сразу же нахлынула волна паники. Неужели его предали? Неужели нильфгаардец, встреченный им, заодно с этими отморозками, которые называют себя Стражами Пущи? Наёмник встряхнул головой, сжал в руках лук. Нужно было действовать быстрее, чем планировалось, чтобы враги не отыскали остатки отряда быстрее, чем те будут в безопасности. Наложив стрелу на тетиву, Ксандор прицелился, задержал дыхание и выстрелил. Стрела помчалась вперёд, рассекая воздух и нашла свою цель. Один из всадников рухнул на землю, получив ранение в плечо. Прежде, чем Стражи остановились и поняли, в чём дело, наёмник выпустил ещё деве стрелы, одну за другой. С характерным свистом, они также нашли свои цели. Один страж был ранен в бедро, стрела прошла насквозь, буквально пригвоздив ногу всадника к его лошади. Вторая стрела летела прямиком в Кхайра, но нильфгаардцу повезло больше - снаряд, лишь задела стальной панцирь, сменив траекторию и вонзилась в предплечье Стража, скачущего рядом.
[indent=1,0]Ксандор попадал не туда, куда целился. Расстояние было велико, а мастерство стрельбы оставляло желать лучшего. После трёх, относительно, успешных выстрелов, нильфгаардец решил изменить позицию. Остановившись, Стражи внимательно всматривались в холм, на котором скрывался наёмник, но следующий выстрел был произведён из рощицы, немного к северу от него. На этот раз стрела пролетела в опасной близости от шеи нильфгаардского рыцаря, оцарапав её, но так и не найдя другую цель. Одышка после бега мешала Ксандору вести прицельную стрельбу, а эльфский лук был настолько упругим, что приходилось прилагать массу усилий, чтобы натянуть плечи. Наёмник произвёл лишь четыре выстрела, а уже чувствовал, как немеет проклятая левая рука. Взяв сразу три стрелы, Ксандор выстрелил вверх, обрушив их на противников, и выронил лук. Тихо выругавшись, он схватился за левый локоть, сжимая зубы от пронзительной боли. Как же не вовремя разыгралась старая рана. Стражи уже поняли, откуда велась стрельба, Ксандор слышал крики, слышал, как кричали в ответ подоспевшие силы противника. Он подобрал лук и бросился бежать.

+1

19

Это было самой большой глупостью, сделанной после пересечения Ярры. Ввязываться в это было ошибкой с самого начала. Но нильфгаардец не мог изменить себе, как бы ни старался. И в очередной раз подтвердил репутацию олуха, поехав с этими людьми. С этими мерзкими, пахнущими рвотой, табаком и спиртом людьми.
Ксандор пощадил его, не смог выстрелить на сантиметр правее. Шея кровоточила, но это была лишь царапина, артерию не задело. Кхайр выругался.
-Едьте в пущу, он пошёл на север! - Кхайр увидел как тёмный силуэт в плаще скрывается среди листвы, но в другом направлении. Он шёл на восток.
-Пррроказаа... - поражённый стрелой Страж обломил древко и с оглушительным криком выдернул стрелу из бока лошади. Кровь обильно потекла из раны, и скакун со ржанием повалился на здоровый бок. Ему нужна была помощь.
Стрелок, принявший стрелу в плечо, поморщился и рыгнул. Кхайру показалось что он даже не почувствовал боли. Этим людям было плевать на смерть, кровь и страх. Аэп Лиона поразили их спокойные лица, никто не удостоил погибшего товарища даже взглядом. Его конь сбросил труп всадника и кинулся назад, к почтовой станции.
Этих людей вела ненависть. Ненависть и презрение, которые были знакомы нильфгаардцу - когда-то он сам был способен на такое. Когда думал что враги за рекой - грязные животные. Жаль что это было не так.
-Он идёт на восток. В чащу, кто цел! Гоним его к солдатам.
Факелы вдали начали двигаться быстрее. Кхайр уже начал различать блестящие шлемы пехотинцев.
-Скачи к ним, южанин. - главарь натянул стрелу и прицелился, словно шестым чувством пытаясь нащупать где сейчас бежит скоя'таэль. -Скажи чтоб заходили с фланга. Через деревья.
Он выстрелил куда-то в листву, оставшиеся двое спешились и побежали в темноту меж стволами древних деревьев. Что-то подсказывало нильфгаардцу что они настигнут вар Лорехейда.
Беглец получил увечье и не мог двигаться так быстро, как они.
-Понял. - нильфгаардец процедил тихое ругательство сквозь зубы и пришпорил коня, оставив позади труп и раненых. Рана на шее ныла, напоминая о том, что Ксандор теперь думает о о бывшем товарище.
Оставался лишь один путь - ехать вперёд, за ряды северных солдат, по большаку - на Вызиму. Но Кхайр решил сделать по-своему. Как всегда.
-Понял что не могу позволить тебе это сделать. - Кхайр толкнул стрелка, опрокинув из седла. Оставшиеся двое тут же обернулись на крик и вскинули луки, направив на нильфгаардца. Факелы были всё ближе.
-Расступись! - южанин поднял меч и наскочил на оставшихся лучников. Луч ударил одного из них копытом, отправив в глубокий нокаут. Клинок прорезал другому плечо, стрела пролетела мимо. Кхайр мог прикончить их всех, но не хотел.
Хотя знал что это ему аукнется.
Он развернул коня и поскакал на восток, надеясь что стрелы пролетят мимо. Конь проломился сквозь бурьян и поскакал лесом, оцарапывая бока. Кхайр не смог изменить себе.
Он увидел среди кустов можжевельника смутную фигуру и поднял меч, пытаясь привлечь его отблесками. Это выглядело опасно, чертовски опасно. Но рыцарь не понимал этого от адреналина.
-Ксандор!
Где-то с ветки дерева слетели вороны от громкого крика.

+1

20

[indent=1,0]Стрела просвистела совсем рядом, разорвав плащ и проделав знатную дырку в рукаве гамбезона, лишь чудом не ранив наёмника. Пробегая мимо дерева, южанин выхватил стрелу Стража, что вонзилась в ствол. Эльфских стрел осталось не так много, поэтому каждая была на счету. Ксандор бежал через чащу, минуя тропы, цепляясь плащом о колючие низко висящие ветви деревьев и кустарников, оставляя то тут, то там, куски эльфской ткани. Он не оглядывался, опасаясь увидеть преследователей, продолжал нестись вперёд, спотыкаясь, поскальзываясь и лишь по какому-то невероятному стечению обстоятельств и удачи ни разу не упав.
[indent=1,0]Он думал о том, что видел, пытался понять, найти объяснения. Неужели нильфгаардский офицер не сдержал слова, обманул и загнал наёмника в ловушку. Быть может он находится по эту сторону Ярры лишь по той причине, что его преданность империи не столь безупречна. Быть может он сам предатель и служит северным королям? Тогда нужно было целиться лучше и прикончить его на месте. Проблема была в том, что Ксандор и понятия не имел, куда попадёт - цели находились слишком далеко и двигались чересчур быстро, чтобы стрелок его уровня мог бить без промаха.
[indent=1,0]Перемахнув через поваленное сырое дерево, нильфгаардец всё же оступился и упал, выронив из колчана несколько стрел и переломав их собственным телом. Он мог выстрелить ещё три раза. Четыре, если считать стрелу Стража, что он подобрал. Выругавшись, наёмник мельком оглянулся. Никого. Но ржание лошади позади, топот копыт и, как казалось ему, чьё-то тяжёлое дыхание заставили его возобновить бег. Оставалось совсем немного, Ксандор нырнул в заросли можжевельника и услышал, как кто-то его окликнул. Оглянувшись на этот раз, он увидел мчащегося на него с поднятым мечом нильфгаардского рыцаря. Стиснув зубы и превозмогая боль в левой руке, наёмник натянул лук, целясь во всадника.
[indent=1,0]Он никак не мог прицелиться, рука чертовски дрожала, начала неметь и медленно опускаться вниз вместе с луком. Все усилия поднять её отдавались лишь ещё большей нестерпимой болью. В глазах южанина потемнело, он качнулся, едва не упав, выронил лук, но устоять смог. Выругавшись, он плавно опустился на колени, явно решив, что для него всё закончилось. Глядя на приближающегося всадника, наёмник всё пытался понять, зачем он отправил Стражей за ним, вместо того, чтобы сообщить, что "белки" находятся в совершенно другом месте? Зачем звать подкрепление, да ещё так много, если преследовать им всего одного человека? Быть может, всё не так, как выглядит на самом деле. Только сейчас Ксандор осознал, что Кхайр один. Позади него не было видно ни факелов, ни других всадников. Лишь приглушённые далёкие крики.
[indent=1,0]- Похоже, в этот раз я взял на себя слишком много, - тихо прошептал наёмник, слабо улыбнувшись. Он пожалел о том, что не принял предложенной эльфкой помощи, однако, его нутро подсказывало, что Эланиэль где-то поблизости. А в таких делах нутро редко подводило нильфгаардца.

+1

21

Лейтенант слишком поздно понял что Ксандор готов выстрелить. Он резко осадил коня, едва не заставив того встать на дыбы. По бокам Луча струилась кровь - одна из множества острых ветвей рассекла коню бок. Разумеется, вороной не придал этому значения. Он был рождён боевым конём.
-Стой! - команда Кхайра была адресована обоим - и скакуну, и готовящемуся выстрелить нильфгаардцу. Аэп Лион не хотел умирать от выстрела этого человека. Это была бы на редкость глупая и бесполезная смерть.
-Когда-то я тоже взял на себя слишком много и сказал что-то похожее. - рыцарь кивнул в сторону лесной опушки. -Держись. Залезай, думаю конь выдержит двоих. По крайней мере, мы найдём твоих друзей, а потом я отправлюсь по тропам в Вызиму. Не думаю что меня будут искать в такой дали. Стражам никто не поверит. - он вздохнул. -А может, поверят.
Ты же не думал что я просто брошу тебя на произвол судьбы? Поехали.

Вдалеке раздались громкие крики и визг раненого человека. Уже давно привычные звуки войны. Она давно укоренилась в этой земле, здесь ею было пропитано каждое дерево. Кхайр смог увидеть это только сейчас.
Дороги, вытоптанные сотнями коней. Деревья в метках и засечках, которые может заметить только следопыт. Витающий в густом ночном воздухе запах пожара. Это точно была война, её нельзя ни с чем перепутать.
-Нам с тобой ещё очень много нужно пережить, друг мой. Эти псы останутся позади, но вскоре нас попытаются загрызть другие. Мы нильфгаардцы. - Кхайр спрятал меч в ножны и хлопнул рукой по седлу. Луч одобрительно фыркнул и повёл ушами. -А нильфгаардцев ненавидят все. Потому что мы с тобой приносим запах пожара.

0

22

[indent=1,0]Не сразу дошло до Ксандора, что именно происходит. Понадобилось некоторое время, чтобы понять, что нильфгаардский рыцарь сдержал слово и план был сорван из-за своей ненадёжности и непредвиденных обстоятельств, а не из-за дурных намерений имперского лейтенанта. Наёмник некоторое время просто смотрел на Кхайра непонимающим взглядом, видимо, ожидая, что тот нанесёт смертельный удар или же закуёт в цепи. Но осознание правды принесло и горечь от мыслей, которые Ксандор допустил, обвиняя верного своему слову человека в предательстве. А ведь, будь его рука цела, не ощущай он этой боли в левом локте, возможно, наёмник и смог отпустить тетиву, пустив стрелу прямиком в нильфгаардца. Подобные мысли только усилили внутреннее смятение беглого южанина, заставив тихо выругаться, проклиная самого себя.
[indent=1,0]Подобрав с земли лук, Ксандор повесил его за спину. Крики и гул солдатни, которой не терпелось обрезать несколько эльфских ушей, да краснолюдских заплетённых бород, слышались отчётливо, но всё ещё очень далеко. Быть может, они сообразили, что след всего один, принадлежащий Ксандору, и решили не торопиться, ожидая засады. А может они просто тщательно прочёсывают лес, опасаясь упустить хоть одного нелюдя. Впрочем, выяснять это наёмнику не хотелось. Равно как и не хотелось ещё больше изводить скакуна лейтенанта. Но, это был единственный способ оторваться от погони. Словно извиняясь, Ксандор слабо похлопал боевого скакуна по шее и забрался верхом, указывая путь вверх по течению. Недалеко была переправа. Нелегальная. И хозяин её, хоть и не знал самого Ксандора, но достаточно было подобрать нужные слова, чтобы и перебраться на другой берег и быть уверенными, что никто никогда не узнает, что двое нильфгаардцев здесь вообще проходили. К счастью, нужные слова Ксандор знал...

[indent=1,0]Ещё до восхода солнца оба верных слуги великой империи были на тракте, ведущем в Вызиму на другой стороне реки. Не было больше слышно гомона кровожадных Стражей, не было видно их факелов. Словно этой погони и вовсе не было. Весь путь Ксандор был неразговорчив. Пускай это и была его привычная черта, но сейчас причина была в том, что он до сих пор не был уверен, смогли ли выбраться из этого переполоха остальные "белки". Наёмник хотел многое расспросить у Кхайра, о том, как изменилась империя за последние восемь лет, хотел спросить, стоило ему проливать кровь за то, чтобы Эмгыр взошёл на престол, стоило ли это жизни его отца. Но что-то заставляло его молчать. Здесь, в землях нордлингов, особенно после нападения Нильфгаарда, об Эмгыре отзывались очень плохо. Оно не мудрено, но Ксандор всё же опасался, что и в этих наговорах есть своя доля правды. К тому же, и сам Ксандор, и его отец, и отец его отца, вплоть до основателя рода Лорехейд - все были верны, но верны не императорам, а империи. Эмгыр в один миг разрушил всю жизнь молодого графа, жаждущего только служить своей родине. Естественно, Ксандор не мог любить императора, который погубил всё, что было ему дорого, но он был верен своей империи.
[indent=1,0]- Могу я попросить тебя ещё об одной услуге? - прервал тишину Ксандор, остановившись у развилки, одна из которых вела на запад - как раз туда, куда и собирался наёмник. - Знаю, я не имею права просить тебя ещё о чём-то... Но... Если ты вернёшься в Нильфгаард до следующей весны, прошу, найди мою мать или сестёр и скажи им, что я ещё жив. Прошу, скажи, что я вернусь домой, ещё до прихода лета. Я устал бегать, я готов принять любое решение суда. После того, как я закончу свои дела здесь, я отправлюсь на юг, как только сойдёт снег.
[indent=1,0]Перед тем, как проститься с товарищем, Ксандор поблагодарил его за всё, что он сделал. Также наёмник сказал, какие места лучше обходить стороной, чтобы не нарваться на отряды скоя'таэлей и благополучно добраться до Вызимы, как и обещал. А после он свернул на запад и без оглядки поспешил к месту встречи с эльфкой.

+1