Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту


Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту

Сообщений 31 страница 50 из 50

31

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Жертв Ксандор не хотел, ни со стороны товарищей, ни со стороны волколачки. Единственным, кто должен был поплатиться, являлся чародей. Эльфам не составит особого труда выследить девицу. У скоя'таэлей уши и глаза везде, но наёмник будет вынужден предупредить их об осложнениях, которые смогут возникнуть, а как они это воспримут ему было неизвестно. Он знал лишь одно, что их стрелы бьют точно в цель и они не подпустят к себе ни чародея, ни волколака. Только вот смерти девице южанин не желал, а всё потому, что, не смотря на всё, она напомнила ему о доме, а именно о старшей сестре. Не то, чтобы Ксандор был сентиментален, но столь длительное время отсутствуя дома, чувства взяли верх над разумом. У собеседницы был же такой же скверный и хитрый характер, она была также умна и изворотлива и рост, что у одной, что у другой был совсем не велик.
Наёмник тяжело вздохнул, отведя в сторону взгляд. Если у незнакомки был столь же упрямый характер, что и у его сестрицы, то убеждения были бесполезны. Хотя, чего уж греха таить, сам Ксандор был практически таким же, ведь и не собирался отступаться от задуманного, чего бы это ему ни стоило. Весёлка при нём и это давало возможность осведомить "белок" как можно скорее. Быть может уже к вечеру на хвосте у волколачки будет сидеть пару эльфов, а через пару дней соберётся и отряд, который сможет устроить засаду так, что даже сама девица не будет о том знать. Сам же Ксандор поспешит назад в Бругге, чтобы приобщить знакомых, которые ему должны, к поиску сведений о чародее, как собственно, и его местоположению.
- Полагаю, дальнейший разговор у нас не получится, - нехотя признал наёмник, вставая из-за стола. - Это займёт некоторое время, но я узнаю всё об этом чародее. Узнаю, где он может скрываться, узнаю даже, есть ли у него враги среди других чародеев. Если смогу, я использую и это. Знаю, что дрянные магики могут мстить за своих товарищей, поэтому в следующий раз, когда я встречу его, я буду готов. Но ты должна знать, что я должен иметь более, чем один план, так что... Старайся не делать глупостей, если придётся дойти до того, где в эпицентре всего будешь ты. Оставайся милой и невинной девушкой, потому как я подготовлюсь и к тому, что ты, или тебе подобные попытаются мне помешать.
Поправив ножны на поясе, не столько демонстративно, сколько по привычке, наёмник развернулся на каблуках и направился к двери таверны, закрыв её за собой.

+1

32

По всем правилам и законам их маленькое приключение должно было закончиться здесь и сейчас, на этом месте. Они должны были разойтись, волколачка – затеряться в лесах, где ее бы все-таки не нашли. Волки – создания с особенным чутьем, подобраться к ним сложно, тем более, если она  уберется из этого села немедленно. Вириенна думала об этом, знала о том, что любые попытки выследить ее будут почти ничтожны, потому что выслеживание начнется чуть погодя, а там и след ее простыл. Время было на ее стороне, если начать действовать сейчас. И до последнего она оставалась непоколебимой, пока слух не укололо опасными словами. Нет, запугать ее было сложно, но вот осторожность незнакомец задел очень остро. Сейчас Вириенна поняла, что человек настырен и действительно может сделать то, что обещал, а значит, поступить так, как ей было не нужно, и вскрыть для магов то, что необходимо было держать в тайне.
- Пос… - Однако, было уже поздно. Мужчина развернулся к ней спиной и даже схватить его было не за что.
Со стороны наверняка казалось, что она хотела сказать ему еще что-то напыщенное, дать очередной совет или как-нибудь съязвить. Скорее всего, это должно было быть словом «послушай», а не «постой», но на деле, она все-таки не успела примирить свои противоречия и вовремя остановить мужчину. Взгляд его проводил очень недружелюбный, но как только она поняла, что она не остановится, не став договаривать вторую часть слова, дверь таверны закрылась.
«Да, чтоб тебя!» - Вскипело негодование внутри волколачки.
Она встала, забрав с собой остатки яблока и бутыль с сидром.
«Это вышло у тебя совершенно случайно. Поздравляю, теперь я вовлечена в процесс. Но подумал ли ты, что возможно просто убить тебя, мне будет легче всего».
Вириенна отправилась следом, на улицу, все еще решая как ей поступить с мужчиной, пока не вышла. Убить или не убить, ввязавшись в глупую и осложняющую все ситуацию, потеряв время. В планах Вириенны было покинуть север и отправиться в Метинну, где ее бы не нашли, но для этого нужно было быть уверенной, что на ее «сокровища» в Бругге никто не покусится. И вот она, улица. Вот он, тут мужчина. О, как же ей хотелось обратиться прямо здесь и разорвать его на куски, решая все свои проблемы.
Впрочем, причин не делать этого она тоже не нашла.
Все происходило быстро. На ходу она стала преображаться, убыстряя шаг. Глаза ее были сосредоточены точно на наемнике, видя перед собой существо, которое необходимо было убить «во имя личного блага».
- Я говорррила тебе, что лучше в это не лезть. – Пусть густые волосы и скрывали частично перемены в лице, но одного взгляда было достаточно, чтобы понять к чему все идет. Тело женщины изменялось, покрывалось черной шерстью, теряя человеческие черты, вскоре грозясь измениться размером и вновь разорвать одежду. Случайные очевидцы сначала ничего не понимали, а потом уже онемели от ужаса, кто-то в страхе побежал, трактирщица выглянула за дверь, но пока ничего не понимала, пока не увидела острые нечеловеческие когти на руке «спасенной» девицы. Дверь моментально захлопнулась. Кобыла наемника вновь взбесилась. Взберись он на нее сейчас, пришлось бы играть с оборотнем в догонялки, при том расстояние между ними все сокращалось, а привязь надо было развязать. Или доставать меч. Или придумать что-нибудь еще.

+1

33

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Выйдя из таверны, наемник наконец облегченно выдохнул, всё же, оставаясь наедине с девицей, он чувствовал некий дискомфорт. Быстрым шагом он направился к колодцу, чтобы промочить пересохшее горло. Он хотел убраться отсюда поскорее и заняться поисками чародея, да подготовкой к возможной встречи с волколаками, ведь Ксандор и понятия не имел, ходят ли эти существа стаями и есть ли у девицы где ещё клыкастая подмога. Услышав звук открывшейся двери, наёмник дрогнул и замедлил шаг. Обернулся только когда услышал голос волколачки. И был не рад увиденному. То, что начинает творится не ладное он понял, услышав свою Весёлку, которая отчаянно пыталась высвободиться и вновь удрать куда глаза глядят. У нильфгаардца в голове пробежали точно такие же мысли. Может стоило действительно отправить весточку в Бругге, или же оставить послание в одном из тайников скоя'таэлей, которые попадались на его пути, чтобы заручиться поддержкой как раз на такой вот случай. Однако, Ксандор надеялся договориться обо всём спокойно, он верил, что у него получится... Так что же пошло не так?
Не понимал Ксандор уже вообще ничего. Он сказал, что сам устранит угрозу, которая, прежде всего, нацелена на неё, какими способами, это уже не должно было её волновать. Он сказал, что оставит её в покое и что прибегнет к варианту, в котором придётся участвовать ей, в крайнем случае, если другие способы провалятся. Да он даже пришёл к ней один и предупредил о том, что ей может угрожать опасность только потому, что не хотел ненужных жертв, хоть не доверял ей, но не желал смерти. Так что же взбрело этой девке в голову, что она вновь озверела? Всё же, баб никто не способен понять.
Тяжело выдохнув, пытаясь успокоить себя, не только из-за подступающего страха перед лицом зверя, но и от приступа зарождающего гнева, Ксандор повернулся лицом к девице с серьёзным, даже грозным лицом и вытянул руку вперёд, жестом указывая ей остановиться.
- Ни шагу больше... - не громко, но чётко произнёс южанин, а после высоко поднял руку вверх и крикнул: - Не стрелять!
Ксандор очень надеялся, что этот маленький хотя и весьма глупый блеф заставит девицу придти в себя и он по крайней мере сможет узнать отчего именно она вышла из себя.
- Ещё один шаг и отведаешь эльфийских стрел. Конечно, может волколаки и не так сильно воспринимают простое оружие, но, думаю, тебе не понравится, если стрела вонзится прямо в глаз. Можешь не пытаться определить, сколько их по запаху или слуху, "белки" знают как делать засады так, чтобы их ни одна собака не учуяла, не в обиду тебе сказано. Чтобы стереть все твои сомнения, - наёмник огляделся, удостоверившись, что все местные давно попрятались и его никто сейчас не слышит. - Многие знают меня, как Чёрное Солнце из Рована, простого наёмника, который всё же, способен выполнить и непростую работу, но среди скоя'таэлей я известен как Kerbin. Может слышала о таком? Меня не мало людей ищут за помощь "белкам" и диверсии, да только знать не знают, кто я на самом деле. А теперь успокойся и может объяснишь наконец, что стало причиной твоего... Срыва...

+1

34

Что ж, наемник ее удивил. Или как минимум заставил задуматься. Суть – остановил и сделал это не самым ожидаемым образом, не извлекая меча и, тем самым, не давая Вириенне повода наброситься. Она сейчас была больше зверем, чем человеком. Она остановилась, потому что он не повернулся спиной и не побежал. Но она оскалилась, услышав резкие звуки. Правдоподобность слов выяснить сейчас достоверно не было возможности, но Вириенна быстрыми и резкими движениями оглядела округу. Оглядевшись бегло, волколачка не заметила ничего. Ничего не услышала. Ничего не учуяла. Но человек продолжал сбивать ее с толку своими словами.
- А может быть, ты просто лжешь, человек? – Мрачно вымолвила страховидла, вернувшись взглядом и продолжая смотреть на него. – С чего бы это эльфам быть связанным с тобой?
Как бы то ни было, было не ясно произвели ли слова наймита впечатление на Вириенну (ну, по крайней мере, она все таки пошла на диалог, а не напала), однако теперь слова его слышали все в округе, затаившиеся за дверьми и прислушивающиеся к звукам на улице в воцарившейся тишине. Неужели он полагал, что люди бы поступили иначе? Они просто сидели тихо, боясь за свою жизнь, и это все, что им оставалось.
- Однако, я удовлетворю твое любопытство.
Прищурилась. Анализировала. Смотрела, настороженно наблюдала за мужчиной, постепенно приводя свои чувства к более спокойному состоянию. Чутье говорило волчице, что все безопасно, но слова человека все-таки заронили необходимые сомнения.
- Нет, я тебя не знаю, человек. Эльфы и люди – все с такими, как я, одинаково не дружны. Так что не трать мое время.
«Впрочем и своего я добилась. Ты остановился и внимаешь мне».
Она сошла с места, вновь начав приближаться. Осторожно, она словно бы рассчитывала на подвох.
- Отступись. – Бестия растопырила пальцы, позволяя оценить острые когти. – Забудь об этом чародее. В противном случае умрешь. Иногда проще устранить причину, чем объяснять почему.
Она все-таки была трезва рассудком и имела какую-то причину.

+1

35

Он не верил в это, но его блеф сработал. Ксандор не знал, насколько успешно, и долго ли продержится, но дальше испытывать судьбу он не желал. Видимо, придётся сказать то, что хочет услышать волколачка, чтобы хотя бы остаться в живых. Нет, наёмник не собирался отказываться от своих задумок и он знал, что рано или поздно чародей понесёт заслуженную кару, он уже знал кто ему в этом поможет. Но сейчас он один, стоит лицом к лицу с тем, кого подавляющее большинство называет чудовищем, монстром. И чем ближе подходил зверь, тем труднее удавалось сдерживать страх, тем тусклее становилась уверенность южанина. Но Ксандор не сделал ни единого шага назад, не отвёл взгляд, даже не дрогнул - он знал, что это будет проявлением слабости, который может стать сигналом для зверя.
- Давай разберёмся... - нильфгаардец выдавил из себя слова, которые комом застревали в горле, жестом попросив волчицу остановиться. Переведя дух, он взглянул в голубые глаза. - Я рассказал о том, что отношусь к скоя'таэлем не ради твоего доверия. Я знаю, сейчас о белках знают очень мало людей, они только-только зарождаются и портят жизнь людям разве что только в Каэдвене. Но, раз ты о них слышала, то представляешь, что они могут и, следовательно, что с их помощью могу я. К тому же, у меня есть связи не только среди эльфов, но и в каждом крупном городе всех королевств. У меня есть человек, который поможет тебе с чем угодно, - поняв, что любое его слово может вновь спровоцировать волколачку, наёмник тяжело вздохнул и попытался подобрать слова. - Послушай... Хорошо. Я... Чёрт с ним, с этим чародеем, я отступлюсь. Но знай, если ты передумаешь и решишь разобраться с ним, дай знать. Просто... Просто скажи любому попрошаёке в любом более-менее крупном городе, что у тебя есть вопросы к Белому Принцу. Поверь, я хочу лишь помочь тебе, а заодно и себе.
Бросив беглый взгляд на ближайший дом, Ксандор увидел голову, торчащую из двери. Местные его прекрасно слышали, а это означало, что придётся пригласить сюда человека, который вынудит их держать язык за зубами. Мысленно наёмник проклинал себя за это. Однако, если селяне расскажут какому-нибудь законнику, что это всё узнали из разговора человека с волколаком, то их только высмеют. Но это не значит, что не проверят, поэтому придётся перестраховаться... Если, конечно, удастся выбраться отсюда живым.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

36

Волколачка ощущала чужой страх. Запах выдавал это ощущение, а кроме него свою незримую роль сыграли и некоторые черты поведения, жесты. Однако, мужчина… этот, как его? Ксандор… нильфгаардец… он не бросился наутек. Это было храбро, пожалуй, ведь на него надвигалось чудовище. Но вместе с тем и глупо. Храбрость вообще зачастую соседствует с опрометчивостью и глупостью. Вириенна не любила храбрых, ей нравились другие люди… опасные, хитрые, коварные, которых было сложно читать и нежелательно находиться с ними наедине. В них она видела хорошего оппонента, в то время как «прочитать» менее замысловатую личность было гораздо проще.
Впрочем, то, что южанин не убежал и не замарал портки, делало ему честь.
- Ну давай разберемся. По-моему ты все-таки врешь про своих эльфов. – Прищурилась бестия.
Вириенна остановилась, но почему-то остановившись показалась еще опаснее.
- Ответь мне на один вопрос. Ты тут один. Так быстро сдаешься. Как же мне доверять твоему слову, если я вижу ложь за ложью? Почему бы мне не сожррррать тебя прямо здесь? Это даст мне куда больше гарантий.
Сохранять это нестабильное состояние было тяжело, но волколачка держалась, не давая сорваться своему телу ни в человечий облик, ни в облик зверя, оставив лишь его легко угадываемые черты.
- По-моему, это лучший из вариантов. Ты ничего толкового так и не предложил. Так или иначе я получу желаемое, мне ни к чему твои связи и людские игры, за версту смердящие попыткой выставить меня дурой.
Она не боялась быть на небольшом расстоянии. Вириенна знала, что догонит его на четырех лапах, а значит ей не страшно, реши он убежать.
«Убить его и дело с концом. Самый простой выход. Самый верный. Незачем вообще было говорить». – Так говорило ее нутро и ее жажда крови, уже представлявшая как лакает с земли горячую свежую кровь. Но сейчас забавлялась и жажда поиграть. Да, вопреки мнению. Самого Ксандора, бестия не прониклась к нему терзаниями добра и зла, а выбрала между прагматичностью и игрой, что могла сорваться в насилие. Однако, люди склонны возвеличивать себя и подобным поступками придавать смысл, которого нет.

+1

37

Действительно, самым простым решением было бы просто убить наёмника прямо здесь и сейчас, волколачка от этого не теряла бы ничего. Коль скоро она так уверена, что сможет сбежать от чародея, что он ей не помеха, то услуги Ксандора ей были абсолютно ни к чему. Да и судя по всему, сам чародей нанимал только случайных людей, которые и знать не знают, с чем им придётся столкнуться. Глупые простаки, одним из которых стал и сам Ксандор. В этой ситуации только он один нуждался в помощи, ему одному грозила смерть, при чём даже прямо сейчас. Его блеф был раскрыт, у него не осталось ни единой карты в рукаве. Даже уйдя отсюда каким-нибудь чудом живым, ему пришлось бы просить услуг у людей и эльфов, к которым простой человек никогда бы не стал обращаться. Южанин не сомневался, что сможет решить проблему с чародеем и без помощи волчицы, но цена за это будет очень и очень высока. Но сейчас вопрос стоял в другом - сможет ли он выжить или же его растерзают в этой безымянной деревушке. Он не был готов ко встрече с чудовищем, не мог скрывать инстинктивный природный страх перед смертельной угрозой, это и стало причиной по которой его ложь раскрылась.
- Верно... - тихо отозвался наёмник, казалось, уже смирившийся со своей незавидной участью. - Я здесь один, иначе бы ты уже была бы в цепях или пронизана десятками стрел и обезглавлена моим мечом. Ты чувствуешь мой страх, я знаю это. Значит, мне нет больше смысла пытаться скрыть его за притворной уверенностью, - наёмник чувствовал страх смерти, который, как ему казалось, был близок, но он не был трусом, он смотрел своей смерти прямо в лицо, с большие голубые глаза, с сожалением о том, что осталось не выполненным. - Ты также права в том, что я вру тебе. Вру, глядя прямо в глаза. У меня никогда не получалось врать. Я сделаю всё, чтобы тот чародей сгнил в земле. У меня есть секреты, которые я должен оберегать, я не могу позволить никому использовать моё прошлое против меня и тех, кто остался на моей родине. Так что... Если собираешься убить меня, разорвать на части... Убедись в том, что я мёртв. В противном случае, я приду и за тобой.
Сейчас Ксандор был как раз зверем, загнанным в угол. Он уже не страшился чудища, опьяняющее чувство наполняло его, придавало сил. Оковы страха внезапно исчезли, позволив южанину наконец взяться за меч, обнажив его. Если ему и суждено умереть здесь и сейчас, то последний его вздох будет с мечом в руке.
- Ты всего лишь человек, такой же, как и я. Просто скрываешь это за волчьей шкурой и острыми клыками.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

38

- Я хорошо знаю людей, спасибо. Повидала всякого. Действительно, именно потому что я еще дышу я знаю наверняка, что здесь нет никого. Не было бы цепей, и здесь лжешь. Любой бы воспользовался оказией. Но я понимаю это чувство и не в обиде, это естественное положение вещей. - Философски рассудила она. На удивление более миролюбиво, чем до того.
Так что же, все таки произошло? Что послужило причиной этих внезапных перемен?
Пожалуй, сейчас Черное Солнце мог на своей шкуре прочувствовать что волколак безумно опасен, но в десятки, сотни и тысячи раз опаснее волколак эксцентричный, а тем более противоположной наемнику гендерной принадлежности, что складом своего ума и вовсе исключала попытки понять чего от противницы можно ждать в следующую минуту. Она без сомнения хотела его убить. Теперь же изволила, казалось, сменить гнев, неизвестно чем спровоцированный, на милость, неизвестно от чего решившую явиться на свет божий именно сейчас.
Для Вириенны же все было занятно.
Прагматичность таки пересилила бурю страстей, а наемник, сам того не понимая, подобрал нужные слова и сумел затронуть интерес бестии, заставив ту задуматься. Действительно задуматься, наконец, спокойно, понимая что все в ее руках. В том числе и человек, наконец, покорился участи, приняв неизбежное. Это ее умилостивило, вместе с признанием остального. Но зацепило деву-волчицу, скорее, то, насколько наймит был настойчив. Все вкупе. Мужчина был бесстрашен, настойчиво следовал цели, не отступался, и не представлял той дикой безмерной опасности для нее, кою внушают личности подлые. Это подкупало, вновь склоняя коварный ум к тому, что с ним можно иметь дело и не опасаться быть обманутой, если оставаться наблюдательной. А, возможно, стоило бы использовать желание отомстить обидчику, столь рьяное и неудержимое, в своих целях.
Оборотень задумалась.
- Тебе нет причин сейчас лгать насчет него. Если твое желание поквитаться с ним и самоубиться столь высоко - я не встану на пути. Я верю тебе в этом, потому что наблюдала какой ты человек. И что ж, да будет так. В сущности, меня беспокоит только одно, и это причина того, что я не отпустила тебя все еще. - Оборотень вздохнула, но более всего могло порадовать и послужить залогом успеха, что Вириенна снова была похожа не человека. Это был шаг назад. - Я не желаю, чтобы твоя целеустремленность навредила мне. Как и у тебя, у меня есть свои тайны, внимание к которым я привлекать не имею желания. А ты можешь сделать именно это, судя по своим намерениям.
Все виднее казалось, что оборотень успокоилась и уняла свою жажду крови, вдруг решившись объясниться, да посмотреть что будет.
- Извини, но то, что мне надлежит сохранить, важнее твоей жизни, равно как и важнее того, что тот ублюдок может доставить хлопот. Ты обмолвился о своей семье, и если та для тебя сверхважна, то для меня мои тайны просто единственно важная вещь на свете. Поэтому я не хочу допустить того, что может спровоцировать непреднамеренное развитие событий по твоему сценарию. - Она кивнула. Самой себе и ему. Вероятно была довольна тем, что сказала. - Я надеюсь, так понятнее.
А потом добавила, посчитав это возможным:
- Я говорю тебе это потому что не чувствую в тебе особенной угрозы, окромя физической расправы. И хочу, чтобы ты понимал почему все происходит, имея возможность здраво рассудить и выбрать что делать, зная к чему это приведет. Не стану я лезть к тому чародею все по той же вышеозвученной причине: мои цели важнее этих дрязг. По крайней мере, для меня. Мне есть куда тратить время, а ты меня и без того порядком задержал. Однако, так как мне нравится идея досадить моему преследователю, я расскажу тебе то, что считаю нужным. А ты, в ответ, исправишь то, что натворил: возьмешь свою лошадь, посадишь меня на нее, и нагонишь потерянное даром время по пути к Новиграду. Это хороший компромисс, где каждый получит то, что хочет. К тому же, нам здесь уже не рады.
Последнее было тем верно, что страх, хоть и заставил местных спрятаться от обоих участников ссоры, но так же легко отчаяние могло заставить людей пойти на глупости, именуемые отчаянными поступками. А от досадных помех Вириенна уже устала, просто желая продолжить свой путь.

+1

39

Ксандор был готов в любой момент броситься вперёд, вступить в свою последнюю смертельную схватку. Его переполняла уверенность, полностью пропал страх перед смертью. Он был готов умереть и сделать всё, чтобы смерть его не была напрасной. Однако волколачка вновь предпочла вести диалог, вместо того, чтобы напасть на наёмника. Как известно, человек, загнанный в угол, становится очень опасным противником, который принял свою участь и у него только одна мысль - забрать с собой на тот свет и врага. Но нападения не последовало. С каждым новым словом, которое произносил стоящий перед наёмником зверь, появлялся проблеск надежды на лучший исход. Постепенно эта надежда становилась всё больше, всё ощутимее, вытесняя собой то бесстрашие смерти, ту уверенность, которые охватили разум и душу Ксандора. Он всё меньше хотел умирать и начал верить, что делать этого и не придётся. И вот, в конце концов волчица вновь стала простой голубоглазой девушкой. Инстинкты и здравый смысл кричали наёмнику, что нападать нужно сейчас, убить чудовище, пока оно не приняло звериный облик, пока не ожидает атаки. Но Ксандор не мог переступить через себя, не мог навредить женщине, даже зная, что скрывается за хрупкой внешностью. Рука южанина дрогнула, асам он пошатнулся, невольно сделав несколько шагов назад. Ноги подкосились и, если бы не колодец, на край которого он удачно сел, Ксандор упал бы на землю, на мгновение потеряв пространственную ориентацию. Дрожащий в руке меч опустился вниз, нильфгаардец склонил голову, пытаясь перевести сбившееся дыхание. Только спустя несколько мгновений он вновь поднял несколько отстранённый взгляд на девицу.
Он никак не мог понять, что происходит в голове у волчицы, пытался разобраться, но тут же бросил это дело. Ксандор за свою жизнь крайне мало общался с представительницами прекрасной половины населения, поэтому не мог с точностью сказать, такое непостоянство и ничем не обоснованные, на первый взгляд, реакции, удел всех женщин, в той или иной степени, или же тут виной всему звериное начало незнакомки. Но выяснять это на собственной шкуре он больше не желал. Ксандору необходимо было время, чтобы придти в себя. Не каждый день готовишься к смерти. Сердце наёмника колотилось, как сумасшедшее, норовя выскочить из груди. Волчица прекрасно слышала это и Ксандор это знал. Нужно было что-то ответить, чтобы не показаться уязвимым, но состояние в котором находился наёмник сейчас он не был в силах скрыть. Равно как и промолвить хоть слово. Опираясь на меч, наёмник поднялся на ноги и лишь согласно кивнул, а после медленно побрёл к своей лошади. Пройдя мимо девицы, южанин с трудом убрал дрожащий в руке меч в ножны.
Дойдя до своего скакуна, нильфгаардецц принялся успокаивать кобылу, поглаживая ту по шее. Правда он и сам не знал, кого больше пытается успокоить, Весёлку, или же самого себя. Взглянув на свои дрожащие руки, он грубо выругался на нильфгаардском диалекте Старшей речи и ударил себя ладонями по щекам, чтобы заставить рассудок хоть сколько придти в себя. К волчице он вернулся быстро, ведя лошадь под уздцы. В руках у наёмника был шерстяной плащ, который он протянул незнакомке.
- Вот... Ничего личного, но лучше одень, - отведя взгляд в сторону, тихо сказал наёмник.[b]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-05-19 00:37:22)

+1

40

Волколачка ничего не предпринимала, продолжая стоять на том же месте напротив наемника, пока тот приходил в себя, осознапвая все, что происходило. Очевидно, ему сложно было поверить в то, что сойтись друг с другом в схватке сейчас им не суждено. Что ж, эта медлительность слегка раздражала, но Вириенна пережила ее, использовав шанс на то, чтобы привести в порядок свое тело и самочувствие, которые после обращения и, в особенности, сдерживания этого процесса, были уставшими, о чем знать наемнику было не нужно. Для человека она должна была оставаться угрозой и не иметь слабостей.
Южанин долго молчал. Вириенна не без труда пронаблюдала, не показывая того, насколько рада паузе, за всеми действиями мужчины. За тем, как он отсиживался у колодца, за его отстраненным взглядом, за тем, как он молча отправился за своей лошадью и подвел ее ближе, на удивление безропотно выполняя озвученное Вириенной условие ее содействия.
- Я, все-таки надеюсь, что ты понимаешь: я могла бы обойтись без твоей помощи, обратившись зверем, поэтому была бы признательна, если бы ты оценил шаг навстречу и не помышлял о глупостях. – Молвила она.
Когда волколачка закончила говорить, то осеклась, с некоторым удивлением взглянув на протянутый ей плащ. Мужчина, призывая его взять, отвел взгляд в сторону. Подумать только, как это было мило… Вириенна не сразу поняла, что происходит, но разобравшись в ситуации подумала именно так. Оборотень окинула себя взглядом. Она вроде бы не меняла слишком сильно размеров тела, но очевидно ей удалось далеко не все и вид у некогда приличной одежки оказался изрядно потрепанным, кое где она даже сползла.
Отчего-то, принимая плащ и смотря на эти проблески смущения, Вириенна вспомнила другой случай своей жизни. Когда-то очень давно посреди леса встреченный проклятый на чудовищное обличье юнец все с тем же нильфгаардским акцентом, так же себя вел, отдавая свой плащ. «Как же его звали?» - Попыталась припомнить бестия. Это было десяток или даже два десятка лет назад. Только вот разница была в том, что тогда она действительно была совершенно нага. Однако, точно так же, как и здесь, сейчас, угрожала его жизни до того самого момента.
«И все таки, занятные они эти южане».
- Слушай, а вас там, на родине, всегда в таком черном теле держат? – Усмехнулась она, все-таки заворачиваясь в плащ, лишь того ради, чтобы они сдвинулись с места. – Вроде бы, ты не первый день на севере. Мне даже интересно, что такого страшного будет, если я его все-таки не приму, оставшись как есть? – Она подошла ближе, то ли решаясь сесть на лошадь, то ли просто чтобы взглянуть в лаза, продолжив игру. От того, чтобы взять в свои чужую руку и придумать новую игру поинтереснее, Вириенна воздержалась. И то отчасти благодаря коняжке. Присутствие женщины рядом с лошадью взволновало последнюю.
- Щупать меня покамест я тебе не дам. От тебя же смердит заверсту. И от меня, откровенно говоря, тоже, но мой запах волнует в большей степени только твою лошадку и это плохо.
Нет, не полезла волчица на коня.
- Нам бы не помешало окунуться или сбить запах. К тому же, мне нужно забрать из трактира свои вещи.
Хмыкнула, взглянув на мужчину.
- Так как? Думаешь, сможешь попугать их, пока я схожу за своими вещами и снадобьями?

+1

41

[indent=1,0]Помышлять о глупостях? Ксандор уже прошёл эту черту. Теперь же он хотел спокойно помочь девице добраться до Новиграда, пускай в его планах и не было уходить далеко от границы Нильфгаарда. Так далеко на север южанин никогда не путешествовал, не хотел упускать малейшей возможности вернуться на родину, потому и плутал туда-сюда вдоль граничащих с Нильфгаардом земель, лишь изредка доходя до той же Вызимы или же юга Каэдвена. Но Новиград... Это было в новинку для беглого дворянина, было слишком далеко от родных земель, слишком далеко от Великого Нильфгаардского солнца. Поэтому он хотел расправиться со всем быстро и без лишних приключений, чтобы и дальше ждать случая вернуться домой, не как предатель и дезертир, а как настоящий нильфгаардец, граф и наследник рода Лорехейд. В этот момент Ксандор понадеялся, что волчица не умеет читать мысли, подобно чародеям, а после мысленно побранил самого себя за подобные мысли, зная, что здесь, на севере чародея можно встретить где угодно и они не слишком-то стараются соблюдать границы личного пространства людей и воздерживаться от чтения чужих мыслей. В этом плане Северные Королевства кардинально отличались от Нильфгаардской империи. Чародеев нужно держать на коротком поводке, указывать на место, которые те обязаны знать, иначе быть беде. Магия слишком могущественна, чтобы позволять личностям, ею владеющей, самовольничать.
[indent=1,0]От столь бурно развивающегося в голове наёмника монолога его оторвала волчица, которая внезапно, вместо того, чтобы просто взять плащ и укрыться, почему-то поинтересовалась о нильфгаардском воспитании. Видимо, его акцент слишком режет слух нордлингам. Когда же волчица подошла ближе, возможно даже слишком, Ксандор начал нервничать, не забывая заодно и смутиться. Он уловил остатки яблочного запаха, от которого практически ничего не осталось. Прокашлявшись в кулак и прочистив горло, наёмник мимолётно столкнулся взглядом с незнакомкой, но тут же отвёл глаза, неуверенно отступив назад. Его застали врасплох и, честно говоря, он не знал что ему делать. Этот день становился всё более и более странным.
[indent=1,0]- Ничего страшного не будет, - наконец отозвался наёмник. - Просто мне будет неловко. Это может осложнить наше передвижение, привлечь ненужное ни тебе, ни мне внимание.
[indent=1,0]Отговорки казались Ксандору вполне логичными и разумными, он лишь надеялся, что они убедят и девушку.
- И можешь не беспокоится, пока ты будешь в этом обличье я тебя и пальцем не трону, - добавил южанин.
Определённо, это была игра. Беглый нильфгаардец не был неопытным юнцом и знал, чем обычно оканчиваются подобные игры. Только вот поддерживать игру он не желал. Не потому что девица, затеявшая её была волколаком, не потому, что ещё пару минут назад была готова растерзать его на месте. Просто Ксандор уже играл в подобные игры, много раз, и каждый раз обжигался, ведь не желал следовать правилам игры, принимал всё слишком близко к сердцу. Пускай он и выглядел куда старше своих лет, но на данный момент южанину было всего двадцать шесть. Борода, выросшая слишком сильно, уже не совсем редкие седые волоски, которые блестели на солнце, сухая кожа и мешки под глазами слишком старили молодого парня.
[indent=1,0]Он опустил взгляд и повёл лошадь к колодцу, чтобы напоить её. Ксандор набрал воды в ведро и поставил перед кобылой, а сам стал осматриваться, водя взглядом от двери к двери. Он мог вывести всех селян из домов, выставить их всех в ряд и убедить молчать о том, что произошло. Сказать, что он им помогает, выпроваживая лихо подальше от них, отдавая себя во власть чудищу. Войти в доверие и показать, что он на их стороне. Только наёмник не знал, как к такому отнесётся его новая спутница, да и выставлять девицу в плохом свете он не хотел, пускай местные и видели её звериный облик. В конце концов, она ещё никому ничего плохого не сделала на глазах Ксандора.
[indent=1,0]- Я прослежу, чтобы не было героев, собравшихся по твою душу. Только не задерживайся, - Ксандор уселся на край колодца, вытащив из ножен меч и положив себе на колени, для пущей убедительности.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

42

Вириенна все таки поймала его взгляд, пусть и ненадолго. И сразу же мужчина его отвел, отчего-то смутившись. Нет, не понимала она чего вдруг здесь стоило так себя вести, и никогда, пожалуй, этого не поймет. «Что-то вроде  «и хочется и колется», что ли? Прелесть какая».
- Скажи, а как давно у тебя была женщина? – Вдруг прямо спросила бестия, просто потому что хотела спросить и не видела смысла этого не делать. – Мне любопытно. Ты отводишь глаза потому что это обличье у тебя вызывает естественные мысли, отчего-то постыдные тебе?
Она не стала настаивать на продолжении игры и что-либо предпринимаь. Вириенна просто улыбнулась как-то коварно, но не неприятно.
- Что ж, если это тело вызывает твое смущение, как ты сказал, значит я могу заключить, что тебя оно так или иначе привлекает.
Дева-волчица не  стала дальше мучить мужчину и направилась к трактиру, отпрянув от того и давая ему спокойно вздохнуть. Однако, все таки не ушла, потому что услышала, а затем и увидела, обернувшись, что наемник ее немного не понял, решив дождаться здесь. А здесь, на улице, она его оставить совсем не могла. Мало ли, он уедет, как только она скроется? Ищи его потом, трать время… Нет, этот вариант она даже не рассматривала. «Значит, придется пояснять».
Женщина посмотрела на клинок, потом на южанина, затем кивнула головой, непрозрачно намекая на то, чтобы он пошел с ней, при этом на всякий случай добавила голосом:
- Я понимаю, что ты не хочешь расставаться с вновь обретенной кобылой. Однако, ты нужен мне там, внутри. Зайдешь и займешь людей, что там притаились. Ты же разбойник, диверсант, друг эльфов, а теперь еще и страховидл, способный выполнить невыполнимое, и тебя разыскивают повсеместно… - припомнила она его слова, - Поэтому: меч наголо и идем, оправдаешь звание подонка и разбойника. Пусть сидят тихо. Я ненадолго, мне буквально схватить сумку.
Стало вздохнув про себя, Вириенна продолжила свой путь, вновь направляясь к дверям трактира. Однако, они оказались заперты.
«Отлично, еще и вынесешь дверь».
Честно говоря, препятствия волколачку только раздражали. Ей хотелось уехать отсюда побыстрее.

+1

43

[indent=1,0]Столь прямой вопрос ввёл наёмника в некоторый ступор. У нордлингов определённо не было ни малейшего понятия о такте. Хотя, в простолюдье и империя грешила подобными элементами общества, Ксандор успел уяснить и эту печальную правду жизни. Однако, подобный вопрос женщина задаёт ему впервые. Обычно у него спрашивают о столь личных вещах исключительно мужчины, банально потому, что все мужские разговоры отчего-то вертятся вокруг женщин и приватного времяпрепровождения с ними. Тема, мягко говоря, не приемлемая для человека, воспитанного наследником графского рода. Но наёмник действительно задумался, а как давно он уже обходится без женского внимания? С весны прошлого года, когда покинул Брокилон. Хотя, стоит ли считать дриад, которые использовали его, словно племенного жеребца, ради увеличения собственной популяции. Это оставило весьма неприятный осадок. И не только потому, что Ксандор не горел желанием помогать обитательницам священного леса подобным образом, неприемлемым для него. Больше южанина волновало то, что получится в результате. В глубинах Брокилона определённо уже живут его дочери, которые никогда не узнаю о нём, а он не узнает о них. А хуже всего то, что они умрут, защищая границы леса. Другого исхода просто быть не может. В любом случае, эта тема была весьма и весьма болезненная для нильфгаардца, оттого он и помрачнел.
[indent=1,0]- Подобные мысли может и приемлемы для бродяги, селянина или купца, но не для того, кто был воспитан благородными людьми, для которых порядочность не простой звук, - не сдержавшись, высказал наёмник, только после осознав, что эти слова были лишними. - Прости. Я не из тех, кто, как выразился один встреченный мною бродяга, имеет всё, что двигается. Прошу прощения за столь грубое выражение. Меня учили сдержанности, во избежании разного рода неприятностей.
[indent=1,0]Определённо, Ксандор врал. Человека, выбравшего путь меча и насилия, в любом её воплощении, никто не станет учить сдержанности, особенно по отношению к женщинам. То были лишь личные душевные терзания наёмника, но не открывать же свою душу перед той, кто может посчитать это слабостью.
[indent=1,0]Когда девица подозвала его, южанин, опять же, был в некотором замешательстве. В таверне находилось всего пару человек, не считая пожилых хозяев, которые вряд ли представляли какую-либо угрозу для волчицы. А вот подпереть дверь и поджечь таверну вместе с чудищем и наёмником было самым простым и наиболее действенным методом. Как же Ксандор убережёт девицу от столь незавидной участи, находясь внутри потенциального костра? Но спорить и возражать у наёмника не было желания. Он всё ещё опасался незнакомки, а потому стремился делать всё, что та пожелает. Водрузив меч на плечо, он ещё раз осмотрелся и пошёл вслед за девицей к трактиру, пугать и без того напуганных селян. Дверь оказалась заперта. Как истинный мужчина, Ксандор решил взять её на себя. Несколько ударов плечом заставили препятствие ослабеть. Дверь была закрыта изнутри на засов и несколько направленных ударов ослабили его. Завершающее усилие, заставившее дверь широко распахнуться, был удар ногой примерно в район, где и находился этот самый засов. Наёмник зашёл первым и, убедившись, что в таверне никто не стоит с вилами наперевес, отошёл в сторону, позволяя волчице зайти внутрь.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

44

Оборотень хмыкнула, услышав ответ южанина. Определенно, что-то подобное она в жизни своей встречала.
Благородство! О, какое это интересное явление. Порой благородством, или за его маской, прикрывались и вовсе постыдные вещи, отвратительные люди и мерзкие измышления. То, что нес сейчас ее собеседник было абсурдом… плодом детских сказочек и сошедших с гравюр героев, которые были до невозможного хороши собой и своими нравами. Под благородством в реальности зачастую пряталось что-то очень черное и мерзкое, или же оно отлично оправдывало чей-нибудь лютый идиотизм. А благородное происхождение, уж кое имело место быть обозначенным, казалось невероятно интересным для наемника. Определенно, стоило копнуть эту историю поглубже и выудить оттуда массу всего интересного, но только Вириенне было это все не нужно и отнюдь не соблазняло перспективами. А ведь перспективы были! Вдруг, при должном вложении связей и средств, ей выгорел бы выгодный любовник? Однако отчего-то ей было забавно сейчас подтрунивать над мужчиной, так явно отрицающим вполне естественные для своего пола вещи.
- То есть, ты хочешь сказать, что в своих самых смелых эротических фантазиях ты лишь чинно ходишь с избранницей под ручку и того тебе вполне достаточно? - Не удержалась она, придав голосу удивленно-снисходительное выражение, а затем отошла от двери в сторону, давая мужчине, наконец-таки, заняться вышибанием оной. - Говори об этом, пожалуйста, юным созданьицам, верящим в сказки и мира не знавшим. Не ври же зверю о своей природе. Я прекрасно знаю мужчин, мой милый, какими бы лозунгами они не прикрывались.
Возможно,  ее слова потонули в процессе взлома преграды, но Вириенна и не настаивала на ответе. Не верила она во все это.
- Так говорят безусые юнцы, что жизни не распробовав, берутся что-то о ней измышлять. Возраст ставит все на свои места. И опыт.
Вириенна наблюдала за тем, как дверь, наконец, поддалась.
- Но сдержанность важна, не спорю. По крайней мере, на людях. Так эти душные светские игры становятся куда интересней, обретают правила, намеки и условности. Однако мы с тобой в глуши, а я не какая-нибудь прыщавая принцесска.
Она ухмыльнулась. «Но, ведь даже птички в саду поют, чтобы в итоге друг друга трахнуть».
- Буквально льстишь. Но было б перед кем и для чего. Расшаркивание перед страховидлами вещь довольно забавная.
Они были совершенно разными. Вириенна, можно сказать, давала бесплатный экскурс по своим взглядам и, по-совместительству, некий жизненный урок, который, если отбросить ее специфическую манеру говорить прямо и неприятно, мог бы пригодиться в жизни на ее взгляд. Сначала, грешным делом, она подумывала о том, что этот воин не слишком притягателен, чтобы нравиться ей и вызвать чувство, а потому с ним можно было бы поразвлечься, скоротав дорогу к... ну, хотя бы полдороги к Майенне, а потом оставить его на утро в одиночестве. Казалось бы, какой подставы можно было ждать от наймита? Головореза? Но сейчас южанин показал себя едва ли не сказочным принцем, что поумерило пыл «принцессы». С такими, как этот, никакого веселья, сразу чувства. Скандалы, сопли, слезы, разочарования. И пусть она не знала о южанине ничего, но по ее личным соображениям овчинка выделки не стоила, да и женщины у него не было, на ее взгляд, настолько давно, что он к тому привык и успокоился. А значит, интересного от этой связи ждать не приходилось ничего. Куда больше стоило, вновь по ее соображениям, сожалеть рыжебородом чародее Герхаре, из поля зрения которого она исчезнет, оказавшись в Новиграде. Ведь, пусть тот с ней как-то не сошелся наскучившим ровным темпераментом, маг был вполне искусным любовником в свои-то годы. А на чужбине кто его знает, когда еще что случится? Пожалуй, резюмируя вышесказанное, все складывалось скверно.
«Хм. Так может все таки поискать того... Дворянчика с застенчивой женушкой? Как прибуду в город. Он намекал, что был бы непрочь все повторить. Как его звали? Вилли? Виллем? Вильгельм? Не суть важно. Главное, Герхару на глаза не попадаться и найти причину улизнуть». На том бестия пока и успокоилась. Главное, была причина выдвинуться к Новиграду побыстрее, да отослать этого «друга нелюдей» навстречу его судьбе. Жаль, не увидеть теперь ему приятного аванса.
Впрочем, и это вскоре перестало занимать ее голубоокую голову. Дело было в том, что путь внутрь был свободен и сейчас стоило только закончить с досадными делами. Задерживаться здесь больше необходимого волколачка не горела желанием.
Оказавшись внутри Вириенна увидела только запуганных людей, а вернее, то, что зал трактира вымер до основания. Ксандор действительно справился с тем, чтобы они попрятались за столами и старались не дышать, а так же не высовываться, что было лучшим из вариантов. А вот о том, что было в голове у наемника при озвучивании ее плана, оборотень не думала, предполагая, что выход из ситуации стоит искать тогда, когда она создастся. Вполне вероятно было, и она надеялась на это, что в ближайшее время никто не выберется на улицу и не станет чинить препон, потому что опасность не миновала. Как бывало с бандитами? Здесь, ведь, были люди рабочие и трусоватые, не походящие на бравых вояк и предпочитающие отдать добро, а не умирать, даже если то было последим в доме. Весьма вероятно, что волколачка зря так считала и тактика ее была на самом деле отсутствием тактики, но уж так она жила. Может быть, ей чему-то можно было бы и научиться у наймита. Да кто ж об этом скажет?
Итак, Вириенна прошла внутрь и направилась точнехонько к столу, за которым недавно имели честь беседовать оба героя этого приключения. И там же, где она сидела, осталась кожаная тетрадь с листами, ради которых и из-за которых началось все это приключение. Наемник, назвавшийся Черным Солнцем, этого не знал. Не знал южанин очень многого, но Вириенна теперь уже нашла причины делиться тем, чем смогла бы поделиться. Впереди их ждал некоторый отрезок общего пути.
Подняв со стола тетрадь, Ренна обхватила ее руками и повернулась к своему новому знакомцу и произнесла, пояснив:
- Заберу сумку и раздобуду одежду. Вряд ли тут кто-то будет против. – Голос ее уже не отдавал теми уколами, что были раньше. Казалось, Вириенна была другим человеком, став куда более собранной и серьезной, чем была, иронизируя по поводу всяких глупостей. – Можешь постоять в дверях. Я не стану здесь раздеваться, как бы меня не увлекал наш спор. Из уважения к твоим чувствам и глазам, Ворон.
«Kerbin, ведь ворон и есть. Я понимаю отчасти почему. И понимаю старшую речь, а так же примерно представляю, как следствие, о чем говорил ты, когда ругался всякими нехорошими словами. И вот оно, ваше благочестивое воспитание…» - Но вывод из ее слов надлежало сделать самому южанину. Да и сделает ли он его? Всего одно слово. Возможно случайное.
Таким образом, Вириенна скрылась в глубине трактира. Да, она рисковала, но не стала настаивать на сопровождении. Направилась же бестия в ту комнату, что послужила ей ночлегом. Там же стянула с себя негодные тряпки и, недолго думая, залезла в сумочку, где лежал пузырек с пахучим эфирным маслом. Теперь пришлось использовать его все. До капельки, смазывая кожу и избавляясь от волчьего запаха, который был неощутим для человека, но тревожил лошадь.

* * *
Обратно Вириенна вернулась через пять или десять минут. Пошарив по закромам она нашла одну мужскую рубашку и женскую юбку, что ее огорчило, но не смертельно. Перекинув через плечо суму с тетрадью, деньгами и баночкой из-под эфира, волчица была полностью готова к путешествию. По крайней мере, до ближайшего города.
- Идем. И, наконец, не станем терять время. – Вымолвила она, покидая трактир и обращаясь к своему спутнику*.

____________________________
*если Ксандор смылся, поправлю.

+1

45

[indent=1,0]Слова незнакомки всё больше и больше выводили мужчину из себя, заставляли злость закипать внутри. Определённо, стоило просто промолчать, проигнорировать её колкости и издёвки. Теперь же он едва сдерживался, чтобы не вспылить, высказав всё, что было на уме, а делать этого определённо не следовало, Ксандор и так сказал сгоряча слишком много. Однако, внутренняя злость сыграла свою роль в выбивании двери. Может это было и глупо, но наёмник даже после того, как выместил малую частичку злости на двери, не сказал девице ни слова, лишь проводил тяжёлым взглядом, оставаясь у двери и тем самым давая понять, что он дождётся её здесь. Уперевшись спиной в дверной косяк, наёмник поставил меч к стене рядом с собой, скрестил руки на груди и стал ждать с лицом обиженного мальчишки, которого лишили сладостей или наказали за непослушания.
[indent=1,0]Слова волчицы резали по живому. Они не имели ни малейшего понятия о том, что было в жизни Ксандора, что ему пришлось вытерпеть и, собственно, отчего он и стал таким, каким является сейчас. Не знала причин, по которым он следовал своим принципам, строго и неуклонно. На всё были свои причины. Для кого-то может они и казались бы пустяковыми и не достойными внимания, но мировоззрения Ксандора кардинально отличалось от мировоззрения подавляющего большинства. В нём преобладали чувства долга и справедливости, честь была для него превыше жизни. И это не было следствием воспитания в благородной нильфгаардской семье. Нет, Ксандор на собственном опыте убедился в том, что именно этот путь хочет избрать, что хочет следовать ему до самого конца, пускай он и может привести к тому, что он умрёт молодым и одиноким. Жизнь среди разбойников и преступников лишь укрепило его веру в свои убеждения. Глядя на людей и нелюдей он всё больше и больше разочаровывался в них, их взгляды и приоритеты были недопустимы для южанина, непонятны. Он точно знал, каким человеком он ни за что не станет. Но волколачка говорила так, словно действительно знала все душевные терзания наёмника, видела из и высмеивала. Хотя, может просто считала Ксандора одного из тех, кто убивает и насилует, называя это высшим благом, а может и сам веря в это. Да, определённо естественные потребности мужчин не чужды и Ксандору, он как-никак тоже представитель мужской части человечества. Да, в своих фантазиях он не просто ходит с избранницей под ручку. Наверное, даже самая доступная куртизанка постыдилась бы того, что порой творится в мыслях южанина. Но разница лишь в том, что мысли Ксандора так и остаются мыслями. И не потому, что он зарёкся больше не связываться с женщинами, не потому что женщины его пугают или же они ему противны. Всё куда проще и, возможно, глупее. Для Ксандора интимная близость с женщиной — это не развлечение, это не животная потребность, это даже не способ расслабиться. Для него это наивысшая ступень отношений между мужчиной и женщиной. Он пойдёт в постель только с той, которую полюбит и только тогда, когда будет уверен, что его чувства взаимны. Он знал, что в любом обществе, высшем, или же среди бездомных бродяг эти слова не вызовут ничего, кроме смеха, посему нильфгаардец хранил это в себе.
[indent=1,0]Ксандор не сдвинулся с места, когда девица вошла в таверну. Он наблюдал за ней, пристально сверлил тяжёлым взглядом, но не потому что не доверял, а лишь потому, что в голове его был огромный монолог того, что он хотел бы высказать всезнающей волчицы. Дабы снять собственное напряжение, наёмник уже собирался взять, да и вывалить всё, что крутилось в голове, поставить девицу на место, облегчить душу, выплеснув эмоции, только сделать это на своём родном языке, чтобы незнакомка точно не смогла узнать лишнего и, заодно, вспылить. Но остановился на полу-вдохе. Она назвала наёмника Вороном и это заставило его призадуматься. Не Kerbin, а именно Ворон. Пускай Ксандор и не был из тех, кто не верит в совпадения и видят везде заговоры, но сказано это было слишком уверено. Девица определённо была не проста, даже не считая того, что она способна превращаться в большого мохнатого зверя. Она знала Старшую речь, по крайней мере, достаточно хорошо, чтобы перевести эльфское прозвище наёмника. Нужно было быть более осторожным с ней, явно это было не всё. В следующий момент нильфгаардец вспомнил всё, что говорил, ругаясь на нильфгаардском диалекте и ему стало весьма неловко. Он никогда не опускался до того, чтобы браниться вслух. В особо щекотливых ситуациях он выпаливал что-то на своём родном языке, будучи уверенным, что его слов никто не поймёт, но будут догадываться, что они значат. Это было допустимо для Ксандора. Всё же он не один год провёл, возглавляя ганзу разбойников. Но теперь незнакомка забрала у него и эту маленькую радость. Он не сможет сквернословить при ней даже на другом языке. Зная, что она может понять хоть часть слов, точно не сможет. Наёмник отвёл взгляд от незнакомки, выглянув на улицу.
[indent=1,0]Первое, на что лёг его взгляд, это парнишка, который крался из дальнего дома к лошади наёмника, явно намереваясь украсть животное и смыться отсюда подальше. Однако он замер, поймав на себе взгляд южанина. Одного взгляда было достаточно, чтобы тот бросился наутёк, за ближайший сарай. Наёмник подозвал к себе кобылу. Ему будет спокойнее, если она будет поблизости. Услышав зов, Весёлка недовольно фыркнула, нехотя оторвавшись от ведра с водой и, тряся гривой не спешно подошла к хозяину. Похоже, что он сам пропах звериной шкурой, так как лошадь явно нервничала рядом с ним. Оставалось надеяться, что девица сможет отбить эти ароматы, иначе их будет ждать очень весёлая поездочка, с брыкающейся кобылой.
[indent=1,0]- Ещё немного и вы нас больше не увидите, - сказал Ксандор, услышав всхлипы за стойкой. – Если, конечно о случившемся здесь никто никогда не узнает.
[indent=1,0]Ответа не последовало. Возможно, люди были слишком напуганы, а может это из-за того, что волчица появилась в зале именно в этот момент. Но Ксандор достаточно хорошо знал селян, чтобы быть уверенным, его слова дошли до них и проблем возникнуть не должно.
[indent=1,0]Увидев незнакомку снова, наёмник опять же едва сдержался, чтобы не высказать своё мнение о словах, сказанный ранее, но он лишь вздохнул и вышел из таверны, начав подготавливать кобылу к пути, а именно, сильнее закрепляя ремни. На этот раз никто не наделал глупостей, бросив факел на крышу таверны, или же схватившись за вилы. Повезло. Но следует поговорить с волчицей, поведать, на что способны кучка напуганных селян и что лучший способ не давать глупым мыслям рождаться в их головах – это быть на виду.
[indent=1,0]- Чувствую, путь будет долгим, - Ксандор повернулся лицом к девице и протянул ей руку, чтобы помочь взобраться в седло. Как бы то ни было, она была девушкой, и южанин не мог поступить иначе. Пускай она высмеивает его и дальше, пускай говорит, что все его слова и действия лишь фальшь, лживая демонстрация порядочности, пускай говорит, что хочет, но он будет оставаться собой.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

46

Вопреки мыслям южанина слова Вириенны сильно различались с ее мыслями. Да, она говорила о том, что благородством прикрывают неприглядное, но вывод о своем собеседнике сделала совсем иной. Однако, в то же время, ее вывод тоже не был в пользу наемника, о котором она действительно мало знала. Дело было в том, что лучшие качества души, пожалуй, расценивались волколачкой как слабость, которой можно было пользоваться. И Черное Солнце это доказал, злобно поглядывая на нее, но не проронив ни слова, а после, когда Вириенна вернулась, подав ей руку и вообще оставшись ее дожидаться в этом вшивом трактире. Скажете, что она не права? Вириенне все это оказалось на руку, а, значит, и в некоторой степени в минус обиженному наймиту. По крайней мере, не в плюс. А возможно, ее новый знакомец просто не понял то, что она говорила ему. Люди пользуются друг другом и все эти манеры, благородство и прочее-прочее в мире безответны. Точно так же все обстояло не только с благородными поступками, которые мир употребит как вздумается и не поперхнется, но и со всем остальным. Принимая руку южанина и подтягиваясь за седло, волколачка думала об этом. Вириенна, как оказывается, нашла еще одно свойство и объяснение того, почему избегает связи с подобными людьми. Возможно, дело было не только в чувствах и неинтересных ей обязательствах, - ну не хотела бестия всех минусов подобных отношений, и даже более и глубже были эти причины предпочтения совсем иного рода связей - но и в том, что такие, как данный человек, люди, чаще использовались другими людьми и их, возможно даже, необходимо было защищать от этого пагубного состояния. Проще говоря, нянчиться с мужчинами, которые по ее мнению были заведомо в проигрышном состоянии, у волчицы не было желания, и ее звериное начало только одобряло подобную политику, стремясь найти лучшего самца, способного решать жизненные вопросы лучшее ее и быть защитой, а не обузой… иначе зачем он нужен вообще? И, к сожалению, таких мужчин она не находила. Годы шли, разочарование пришло к тому, что есть: волколачка не искала любви, а утоляла потребности. Зачем ждать долго и ограничивать себя, если можно скоротать ожидание едва ли возможного и не жить жизнью, полной лишений? Они с южанином были полной противоположностью и вряд ли бы поняли друг друга. Впрочем, жизнь для них текла по-разному, что тоже играло свою роль. Разнились ценности, опыт, убеждения.
«Ты напоминаешь мне Эрвина». – Вдруг подумала она, наконец поняв что за ощущение терзало ее. – «Этот мальчик верит мне беззаветно и предан, даже не подозревая о том, что я хочу его использовать в тех целях, что его так или иначе убьют. Он хорошее средство. Но, к сожалению, при всей его наивной порядочности он не выживет. А я не спасаю утопающих».
С этими мыслями бестия обхватила наемника за талию, мягко скользнув руками по бокам, а затем животу. Лошадь тронулась. Наконец-то настало время покинуть эту глушь.
- Что тебя смущает? У тебя есть время задать мне вопросы, пока мы в пути. Только за этим я здесь. – Ответила дева-волчица, устроившись удобно на крупе коняги позади ее хозяина.
- И не строй такое лицо, будто у тебя недельный запор. – Довольно беззлобно хохотнув, произнесла она, игриво чесанув живот нового знакомца, но понимая, что вряд ли он почувствовал это сквозь доспех. В ее речах уже давно исчезла насмешка, сменившись неожиданным дружелюбием. – Если что-то не нравится – говори прямо. Расслабься, отбрось никчемную куртуазность и перестань видеть во мне женщину. Может быть, так полегчает. В конце концов, я страховидло.
И верно. Могло бы стать гораздо легче и уже давно, отбрось мужчина свою манерность. Та хороша была лишь в ухаживаниях, как часть игры, и не более.

+1

47

[indent=1,0]Наконец, частично кошмар, который царил в этот злополучный день, можно было позабыть. Наёмник забрался в седло сразу после волчицы и не мешкая тронулся в путь. Как бы девица не хотела смутить Ксандора, обхват талии наездника не подействовал ровным счётом никак. Тому поспособствовал нагрудник, который послужил барьером от нежелательных ощущений. И всё же южанину было слегка неловко, но не до такой степени, чтобы забыться и потерять возможность здраво рассуждать. На данный момент самым важным было добраться до Майенны, там заглянуть к знакомому и одолжить у него лошадь, которую сможет использовать девица до самого Новиграда. Ксандор понимал, что за это ему придётся оказать услугу и даже догадывался какую – провести вместе с лошадью и какую-нибудь контрабанду. Проблем с этим возникнуть не должно, но и иного выхода попросту не было.
[indent=1,0]Определённо, путь предстоит очень долгий и весьма непростой. Слова девицы каждый раз заставляли наёмника строить недовольную мину. Определённо, он и волчица были слишком разные во всех понятиях, оттого совместный путь обещал быть крайне сложным, если только наёмник не найдёт способ разрядить обстановку. Во многом ему мешала чрезмерная расслабленность спутницы – она явно была уверена в себе и своих действиях настолько, что, казалось, ничто не сможет поколебить её уверенности. Как раз это и настораживало. У Ксандора не было ни малейшего сомнения, что девица использует его или же собирается использовать. Так же он был уверен, что она думает то же самое и про него. Ведь такова природа всех людей – использовать других ради собственной выгоды. Бесспорно, южанину была необходима информация, которой владела волколачка. И необходима она ему была по большей части для личных целей, но он не использовал её, а просил помощи. Суть, в прочем была одна – добиться личной выгоды, но вещи то были совершенно разные.
[indent=1,0]- Если по делу, то у меня всего два вопроса, - произнёс нильфгаардец, опустив свой взгляд на руки девицы, почувствовав, что та что-то ими творит. На его счастье, что бы то ни было, оно прекратилось, или же наёмнику вовсе показалось. – Как мне найти чародея? И каковы будут последствия, если я смогу его убить?
[indent=1,0]Ксандор замолчал, дожидаясь ответа. Однако, он задумался над тем, что же будет дальше и почему вдруг звериный гнев сменился милостью. Ведь от своих намерений наёмник не отказывался и открыто заявил об этом в тот момент, когда уже приготовился к смерти. Неужели незнакомка считает его настолько слабым, что решила дать ему то, что он просил. Быть может в том было и дело? Ксандор просил её о помощи, приводя различные доводы, но ни разу ничего не потребовал. Даже тогда, когда думал, что его нынешняя спутница всего лишь воровка, он лишь попросил не делать глупостей, приговаривая, что не хочет делать ей больно. Да, действительно любой мог бы подумать, что Ксандор мягкотелый юнец, который и вида крови не переносит. Что же, пускай тогда и дальше считает его таким. Если уж волчица считает честь и справедливость слабостью, он с удовольствием переубедит её делом, а не словами.
[indent=1,0]- Смущает меня лишь то, что я до сих пор не знаю твоего имени, - сказал южанин, слегка повернув голову к спутнице. – Понимаю, я и сам забыл про манеры во всей этой суматохе и даже не назвался. В смысле, своим именем. Чёрное Солнце и Ворон это лишь прозвища, которые я получил за свои дела и поступки. Первое мне дали негодяи и разбойники, которые некогда бесчинствовали на севере Нильфгаарда, а второе, как ты уже знаешь, эльфы. Имя, данное мне от рождения – Ксандор. Некогда я считался лейтенантом в особом отряде имперской армии, но по несчастливому стечению обстоятельств я был вынужден спасаться бегством. Год назад меня даже объявили в розыск по обеим берегам Ярры… То есть Яруги. У вас ведь так принято называть ту реку. Понимаешь, почему я не хочу, чтобы тот чародей использовал это против меня? Я люблю жизнь, но ещё больше я люблю империю и свою семью, а умерев предателем я не помогу никому.
[indent=1,0]Возможно, подобное откровение, которым наёмник пытался чуть больше расположить себя к волчице, будет воспринято ею, как очередное доказательство слабости, однако это не имело для Ксандора никакого значения. Он говорил лишь правду, зверь должен был это учуять, но он не говорил лишнего. Подобный жест должен был заставить девицу поверить в то, что у наёмника нет никаких скрытых умыслов хотя бы потому, что это действительно было так. К тому же, чем более слабым незнакомка будет считать южанина, тем более очевидными будут её попытки манипулировать или же использовать его. Сейчас было крайне важно уберечь себя от чего-то подобного.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

48

Право слово, южанин удивлял. Зачем ему вдруг понадобилось ее имя? Какой был в этом смысл?
Волколачка улыбнулась, словно то было доброй шуткой, только вот южанин не видел ее лица.
- Зови меня как хочешь, человек. – Вымолвила она. – Это отнюдь не важный вопрос. Мы с тобой расстанемся и больше друг друга не увидим. Какое имя тебе больше по душе, если наша ситуация тебе так мешает?
«Нет, мой дорогой Ксандор, я не вижу смысла в этой информации».
Она хотя бы не врала, выдавая ложное за действительное. Вириенна говорила прямо, но в то же время понимала, что мужчине непривычно и неудобно обращаться к ней «эй ты» и в тому подобном ключе.
- Теперь же, коли нам больше ничего не мешает, поговорим о нашем общем знакомом чародее, о котором я бы лучше посоветовала тебе забыть.
Все движения женщины были не бессмысленны. Волколачка обхватила наемника за пояс, чтобы держаться, когда тот заставит свою кобылу двигаться. И сейчас настало самое время. Конечно, для того были ноги, но круп коняги без седла был весьма менее устойчив и приспособлен к комфортной езде, переваливаясь из стороны в сторону, вместе с мышцами.
- Я бы на твоем месте задала вопрос о том, каковы будут последствия если не сможешь… Но я понимаю твои опасения. Давай так, я дополню ответы тем, чего ты еще не знаешь? И, чтобы, ты не счел меня совсем бесчеловечной, подскажу куда лучше обратиться за помощью.
Закончив с этим небольшим вступлением-аперитивом, бестия приступила к основному блюду.
- Не буду юлить и лгать, и, наверное, тебя сильно расстрою этими новыми обстоятельствами… Я не знаю этого человека. Впервые вижу. Ну, или может когда-то где-то мельком и однажды он мне встречался, но не настолько, чтобы я его хоть сколько-то запомнила. Поэтому про него я могу рассказать тебе мало, впрочем из этих слов ты должен начать понимать, почему я среагировала на твои слова об избавлении от него смешком, говоря что ты не понимаешь куда лезешь. Но вот то, что понимаю и знаю я, должно уверить тебя в этой мысли. Этот человек… Ему нужно кое-что, что принадлежало моему бывшему хозяину, которому мне довелось служить. Покойному чародею-отступнику, практикующему совсем не то, что дозволено Капитулом для добропорядочных людей. Некромантия, опыты над людьми… мне продолжать? Думаю, не стоит. Это мерзко для твоих добропорядочных рыцарских ушек. – Мягкий и в то же время снисходительный взгляд. – Однако, я хочу, чтобы эти знания упокоились вместе с ним и не попали в чужие руки – стало быть, делаю вещь благородную, спасая мир от очередного злодея, способного на всякие гнусности и не опасающегося переступить черту. Редкость ли среди изгоев подбирать то, что осталось от других? Эта сфера магии не имеет каких-то классических истин и все приходится узнавать словно первопроходцу. Поэтому ничего удивительного в данном желании добраться до его вещей я не вижу. А я ему нужна, потому что могу открыть нужную дверь хранилища. Без меня он вряд ли туда доберется, мой хозяин старался заботиться о безопасности.
Оборотень задумалась не зря ли рассказала о своей роли во всем этом, ведь было очевидно, что без ее помощи чародея будет выкурить сложнее. Однако, были у Вириенны и на этот счет некоторые соображения. Например, неожиданно кстати пришелся бы Герхар – алоборотный чародей из Новиграда, от которого и от чьих притязаний на свою службу она сейчас намеревалась ускользнуть за моря. Что если втянуть Герхара во все это? Что если, это его отвлечет?
- Даже не думай использовать меня или просить побыть приманкой. Я тороплюсь и есть риски. Так что я отвечу нет. К Капитулу чародеев по вопросам ренегата обращаться я тебе тоже не рекомендую. Во-первых, это затянется, а во-вторых… я этого не хочу. Я, понимаешь ли, сентиментальна, и не хочу расставаться с памятными вещами, к тому же иметь на хвосте еще вереницу магов, как пособница… даже если и поневоле. – Ей казалось, что это должно возыметь на Ксандора действие. Лучше оставаться невинной жертвой обстоятельств, пусть даже так было только поначалу. Это вполне объясняло все ее поведение и нежелание втягивать еще чародеев. – К тому же, я чудовище. Я не человек, даже не эльф. Никто никого не осудит, если в мире станет на одного волколака меньше.
«Что ж, славно. Эту мысль я донесла. Теперь о Герхаре»
- Но у меня есть средство вернее и живет оно в Новиграде. Возможно, тебе знакомо имя чародея Герхара, подмявшего под себя тамошних лиходеев. Так вот, это мой покровитель. Лучше обратись к нему, расскажи как есть, про меня и про хранилище Ильгарда, коротого он хорошо знал. Если я что и поняла за свои годы служения чародеям, то с магией лучше бороться магией, и не нападать в лоб, чтобы тебя потом не посадили на поводок.
Конечно, вряд ли Ксандору грозил поводок, но неприятности вполне могли, при том в любом из вариантов.
- За убийство ренегата тебе ничего не будет грозить. Но только в том случае, если он не скрывается под личиной добропорядочного чародея. Разобраться и составить план действий тебе может помочь Герхар. Хотя он скорее всего тоже попросит о какой-то ответной услуге.

+1

49

[indent=1,0]Почему же девицу так удивила просьба южанина назвать своё имя? Право слово, он же о пропорциях её тела спросил. Даже у наёмников принято представляться сразу, так как с незнакомцами разговор вели не долгий. Не думает же волколачка, что нильфгаардец использует её имя в каком-нибудь обряде, насылающий порчу? Да и с чего бы и так проклятой звериной меткой девице бояться чего-то подобного? Скорее всего дело было в том, что она попросту не доверяла Ксандору. Что же, он всего лишь хотел официально познакомиться, ведь путь предстоял долгий, не одну неделю займёт дорога в Новиград. И совсем было не важно, что по достижении цели он и незнакомка разойдутся и больше никогда не свидятся. Быть может заурядный наёмник и не останется в памяти девицы, которая определённо пережила многое и, возможно, переживёт ещё больше, но вот он навсегда запомнит её и было бы куда лучше, если бы в памяти всплывало не «какая-то девка с клыками и шерстью», а определённое имя. Ведь вспоминая её лишь по особенности превращаться в зверя со временем в памяти потеряется и её человеческая сущность. Но это был её выбор. Ксандор не слишком-то желал спорить на этой почве.
[indent=1,0]- Если желаешь оставить своё имя втайне – дело твоё, но прозвищ я тебе, пожалуй, давать не стану, - тихо вздохнув, сказал южанин.
[indent=1,0]Что касалось чародея, то Ксандору всё больше казалось разумным последовать совету волчицы и оставить его в покое. По крайней мере, теперь. Куда важнее было добраться до Майенны и передать послание для того, кто ждал наёмника в Бругге, куда он теперь не сможет вернуться, по меньшей мере, до весны. Как бы не хотелось южанину надеяться на иной исход, но зимовать ему, судя по всему, придётся именно в Новиграде. Погрузившись в раздумья, слушал Ксандор девицу лишь в полуха. Услышав о том, что незнакомка не знает того чародея, при чём, совсем, надежды его на получение хоть сколько полезной информации начали таять прямо на глазах. Тем не менее, он отметил для себя, что недруг является отступником, что делало шансы на успех выше и попытка убийства чародея не казалась столь самоубийственной затеей.
[indent=1,0]Ксандор начал понимать, что вызывало столь бурные всплески агрессии у девицы и теперь он осознавал, что стоит говорить, а что нет, касательно обращения к иным чародеям за помощью и тех вещей, принадлежавших некогда другому чародею-отступнику. Однако, когда разговор перетёк в то русло, в котором говорилось об обращении к некому Герхару из Новиграда, южанин уделил девице всё своё внимание. От мысли, что ему лично придётся обратиться за помощью к чародею, который наверняка потребует вернуть долг, у южанина попросту искривилось лицо в неприязненной гримасе. Наверное, хорошо, что волколачка сидела позади и не видела лица наёмника.
[indent=1,0]- Отдаться на милость чародею, чтобы отплатить за обман другому магику? – подвёл итог Ксандор с нотками неприязни в голосе. – Я бы предпочёл действовать в немного ином ключе, без непосредственного вмешательства других… чародеев. Что же… Я благодарю тебя за всё, что ты мне рассказала. Ты выполнила свою часть уговора. Если ты не сбежишь от меня на пути в Новиград, то и я обязуюсь выполнить свою часть. Только вот, борюсь, я не могу пообещать, что непременно обращусь к твоему покровителю. Я договорюсь о том, чтобы нас встретил в Новиграде мой… друг… Я вынужден попросить тебя рассказать ему всё то же, что рассказала только что мне. Он точно будет знать твоего покровителя и более здраво оценит ситуацию. Я ведь, как-никак, нильфгаардец. Чужак в ваших краях. Поэтому лучше я предоставлю право решать тому, кто знает Северные Королевства, как свои пять пальцев.
[indent=1,0]Упоминание «друга», который, определённо, поможет, отдавало зудом на шраме, расположившемся на левой части лица наёмника. Почему-то Ксандор был уверен, что в Новиград он прибудет отдельно от своей спутницы, которая, как пить дать, убежит в лес где-нибудь на полпути, если не раньше. Поэтому эта просьба рассказать всё «другу», была не больше, чем попыткой получить её одобрение самому рассказать всё третьему лицу.
[indent=1,0]- Сейчас важнее поскорее добраться до Новиграда. В Майенне я встречусь с человеком, который предоставит нам вторую лошадь. Только предупреждаю сразу, тебе лучше не пытаться её продать также, как ты продала мою Весёлку. Те люди, может и оказывают услуги, но даже тебе не захочется их злить.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]

+1

50

Волколачка, дослушав наемника едва удержалась от смешка. Искреннего, беззлобного. Видно было, что Ксандору ее поступок с лошадью запомнился.
- Ах-ах-ах-ах-ах, - передразнила она, - во-первых, я не конокрад. Во-вторых, там ты был виноват сам. Ну и в третьих, я бы не в вину сейчас ставила мне свою лошадь, а поступила бы по совести. Я спасла ее от волков, сам бы ты нашел от нее рожки да ножки, мне мнится. И оплату, раз уж ты тычешь мне этим, я оставлю себе в качестве возмещения морального ущерба, не говоря уже про вполне материальное «спасибо» за живую и здоровую кобылу.
Оборотень совершенно не впечатлилась словами Ксандора относительно каких-то людей, с которыми лучше не связываться. Если так задуматься, не связываться на самом деле лучше было с ней. Более того, она собиралась исчезнуть с Севера.
- Будь спокоен, мне понадобится корабль, а не лошадь. Мне даже жаль, что придется бросать там свою.
А что? Ей все больше и больше нравилась идея прокатиться до Новиграда за чужой счет. Сейчас она действительно задумалась об этом, хотя до того считала плату за кобылу наемника билетом до нужного города.
- А вот друзья твои меня беспокоят. Я понимаю твои опасения, но у меня есть и свои. Кроме того, я желаю освободиться от Герхара и исчезнуть. Мне не очень интересно какая мажья муха тебя укусила, но я их тоже не очень люблю после всего в моей жизни.
«Да, пожалуй в общей своей массе действительно не люблю на фоне рожденных предубеждений и опасений. Однако, Ильгард…, - Она вспомнила о его записях с грустью и теплотой, - был не так плох».
- Хотя у них не отнять определенных хитроумия, образования и ума, которые не могут не нравиться.
Словом, в отношении магов она путалась, смотря под каким углом на чародеев смотреть. Определенно, Вириенна любила умных и хитрых людей, и уважала тех, кто был сильнее нее, мог совладать как с ее качествами личности, так и с ее возможностями физическими.
- Но едем. Нас ждет Майенна и Новиград. К тому же, придется остановиться где-нибудь по пути, разжиться одеждой и подумать, как отбивать запах волка дальше.
План был намечен и оставалось лишь следовать ему.



Конец эпизода

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту