Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту


Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Время: 1264 год, 6 сентября
Место: Бругге, неподалеку от столицы
Действующие лица: Ксандор вар Лорехейд, Вириенна
Описание: После визита странных гостей в дом Ильгарда и его ручной волколачки охота за знаниями чародея продолжается. Будучи вмешанной в темные дела ренегатов пешкой Кенхельм Тидвил все понял и исчез. Теперь желающий получить знания, на которые он покушался, чародей, вынужден искать нового исполнителя, срочно заменяя предыдущего. И находит очередного наймита, которому поручает вернуть исчезнувшую с ключом к тайнику девицу. Только вот о многом маг умолчал, попросту обманув.

0

2

[NIC]Наниматель[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i628/1704/0d/577d756acc1a.jpg[/AVA][STA]npc-персонаж[/STA][SGN] [/SGN]- Хорошо, сойдемся на этой сумме. – Кивнул мужчина. – Оговорим еще раз. Очень важно, чтобы ты привел ее живой. Эта девушка украла кое-что у меня и хорошо спрятала, а потому мертвой она мне будет не нужна. Если справишься, то возможно мне еще понадобятся твои услуги. Помни только одно. Она хитра и изворотлива, а так же молода и знает как пользоваться своей молодостью и красотой. Я сам попался на ее уловки. И раз она обманула меня, то наверняка попробует это сделать с тобой. Прошу тебя и предупреждаю: не доверяй ей.
Наниматель окинул наемника встревоженным взглядом, будто действительно что-то знал и опасался. Было ли это таковым на самом деле – другой вопрос. Однако, этому человеку действительно важно было найти беглянку. Впрочем, о многом и тот умолчал.
- Прошло уже около четырех часов с ее исчезновения. У очевидцев удалось поспрашивать и выяснить, что ее видели выезжающей за пределы города на повозке торговца. Направлялись они через ворота, что ведут в сторону Майенны. Не думаю, что ты не успеешь их догнать верхом. Груженая повозка идет медленнее, к тому же наверняка они где-нибудь становятся на отдых.
Конечно же, никаких очевидцев не было. Человек просто не стал говорить лишнего, но сведения были достоверными.
- У нее темные волосы до самых колен. Небольшой рост. Очень необычные голубые глаза. И пахнет от нее спелыми яблоками. Одета была на мужской манер. Штаны, рубаха, куртка. Не думаю, что много таких женщин встретится на дороге к Майенне.
На стол упал кошель, приятно позвякивающий монетами. Однако, наниматель на деньги дал лишь посмотреть.
- Вернешь ее мне, и это – твое.
Темные глаза посмотрели на человека, который сидел напротив. Разговор шел в трактире. Позади то и дело сновали люди, а в воздухе летали вкусные запахи.
- …Если ты, конечно, баб не боишься. – Усмехнулся он и доброжелательно хохотнул, показывая всем своим видом, что это полный абсурд. – Завтра или в другой день в течение недели в три часа дня ты сможешь найти меня здесь же. Я буду ждать.
На этом беседа была окончена.

Вот такой вот разговор имел место быть в трактире на главной площади в Бругге. Казалось бы, работа непыльная: просто доставить бабенку обратно в город. Но все плохие истории начинаются как хорошие, и никогда ничегошеньки ты о них заранее не предугадаешь, если лжец умен и знает свое дело. Не знал еще наемник, что один наймит до него просто сбежал, не знал он что его ждет встреча с истинным чудовищем из поверий, не знал и что «украденное» у загадочного нанимателя было на самом деле тем, что тот страстно желал получить. Волею случая опустившийся до наемничества дворянин из чуждой страны оказался втянут в дела магии, при том магии запретной и такой, что не должна быть явлена миру. Знал бы он это – никогда бы не ввязался. Еще не факт, что хоть целехоньким смог бы уйти. И человек, что нанял его, прекрасно слышал акцент и догадывался, что того точно не будут искать. Не знал Ксандор вар Лорехейд, и того, что перед ним сидит чародей, при том опасный и уже довольно давно переступивший черту даже для самих чародеев. Не мог ренегат решить свои проблемы при помощи магии, однако безусловно будет следить за своим новым исполнителем, оставшись в подготовленном им самим убежище. Сам же чародей представился купцом, коего обокрала умелая мошенница.

+1

3

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Чёрное Солнце из Рована. Именно так и представлялся нанимателям Ксандор вар Лорехейд, скрывая своё имя. Именно так и называли его все, с кем пересекались пути. Он никогда не скрывал своего южного происхождения, никогда и не хотел скрывать. Это было глупо - его кожа темнее, чем у бледных нордлингов, а после первой войны с Нильфгаардом многие запомнили особенности южного акцента, которым украшалась речь наёмника. В конце концов, даже здесь, в Северных Королевствах, порой можно было встретить и более диковинных представителей наёмничьего ремесла, с Зеррикании, даже Офира. Ведь за наёмника говорят лишь его дела, а делами Ксандор был хорошо известен, поэтому тем, кому нужна была его услуга, было абсолютно плевать на то, что наёмник родом почти из самого сердца ненавистной южной империи. Так случилось и в этот раз.
Наниматель, как и многие до него, быстро ввёл Ксандора в курс дела, как и прочие, скупясь на подробности. Найти воришку и притащить к купцу - что может быть банальнее? Не для таких работ южанин решил податься в наёмники, но деньги нужны были срочно, а этот наниматель платил щедро за, казалось бы, плёвую работёнку. Это не могло не насторожить Ксандора, равно как и то, что купец-то на купца немного не похож - слишком молод, слишком ухожен, да и речь слишком правильная. Но деньги нужны были срочно. Лишь это вертелось в голове наёмника, когда он кивал, соглашаясь на договорённую сделку.

Выезжая на большак, Ксандор в очередной раз прокручивал в голове разговор с купцом, вспоминая детали. Тёмные волосы до колен... Неудобно, наверное, воровать, когда за тобой тянется такой длинный хвост, что ты можешь уже за угол забежать, а тебя всё равно поймают за волосы. Что там дальше? Необычайно голубые глаза... Либо этот купец хорошо знает вора, либо он был обворован в не самой обычной ситуации. Пахнет спелыми яблоками. От этих мыслей Ксандору тут же захотелось отведать этих сладких плодов, которые так любил. В заключении наёмник сделал лишь один вывод - цена за заказ не с проста такая высокая, можно даже сказать, необычайно. Купец что-то недоговаривал и, скорее всего, это означало лишь то, что его охмурила девушка, а после сбежала с его добром. Не редкий случай, стыдиться нечего.
Тяжело вздохнув, нильфгаардец хорошенько пришпорил коня и отправил его в галоп по указанному купцом направлению. Он хотел поскорее разделаться с этим заказом. В голове то и дело прокручивались всевозможные варианты развития событий, но во всех них Ксандор успешно выполняет свою задачу и получает честно заработанные деньги. Время от времени наёмнику встречались путники, идущие в противоположном ему направлении. Короткие остановки, и такие же короткие беседы помогали определить, что наёмник на верном пути, что его добыча всё ближе и ближе.

- Да, милсдарь, видали, а как жа, - кивал, как заводной, веснушчатый парнишка, лет двадцати, показывая вдоль большака. - Была девица. Ежали вдарите галопам, как следовает, то до следующей развилки догоните.
Он был уже близко, чувствовал это и без слов парнишки. Чем дальше от Бругге уезжал Ксандор, тем тревожнее становилось в его груди. Быть может предчувствие, а быть может просто усталость. Ненароком он вспомнил предупреждения купца. Молода и красива? Этим наёмника точно не возьмёшь. Но, почему-то именно эти слова и вызывали у него чувство беспокойства. Не чародейка ли его добыча? Сжав в руках поводья от одной этой мысли, Ксандор в очередной раз пришпорил кобылу.

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-04-08 11:44:21)

+1

4

Вириенне хотелось верить, что уехав из Бругге она отделалась от своих неприятностей. Хотелось, действительно хотелось. Но она очень близко знала чародеев и, к несчастью, тот, от которого она бежала, готов был переступить даже условности для магов. Вириенна понимала, что вряд ли ее визит в дом Ильгарда остановит охоту за его добром. Вопрос, не перетечет ли теперь в охоту за ней.
Что ж, выбраться из города ей удалось. Стало полегче, когда она в повозке выехала за ворота. Да, повозка и за вознаграждение согласившиеся ее подвезти люди, были безусловно лучшим вариантом, чем бежать к Бругге на своих двоих из Марибора, а к тому же… вдруг ее преследователь, если дело дойдет до этого, откажется от своих замыслов. В любом случае, попутчики были даже не просто удобным способом перемещения, но еще и живым образием щита. И так уж было заведено на свете, что лишней сентиментальностью Вириенна не была отягощена. Она видела перед собой только цель, а остальное было уже не важно. Чтобы достичь ее, ей надо было жить. Жизнь же других людей имела мало значения для завершения ее задачи. Хоть на какое-то время, а попутчики отвлекут любые возможные проблемы, или заставят недруга действовать хитрее. По крайней мере, ей так казалось.
Что ж, оставалось только надеяться на спокойное путешествие. А пока они ехали, Вириенна не высовывала нос из повозки, праздно погрузившись в чтение знакомого почерка. Воспоминания при этом сделали самочувствие гаже. Она не отрицала того, что была виновата в его смерти. Не могла отрицать и слова собственного брата.
«Ненависть. Он тогда так на меня смотрел… Когда он стал таким? Он был ведь совсем другим. Однако, все мы меняемся, и я тоже была другой. Или же нет? Может… он прав? Действительно, с задачей причинения боли я справилась лучше него. Но я не могу винить только себя во всем, что произошло».
Хотелось бы ей услышать что-нибудь другое.
Глаза скользили по строкам дневника человека, с которым она провела десяток лет, которого столкнула на шаткий путь ренегата… к которому успела привязаться, многому научиться, найти его хорошие стороны и проникнуться ими. И ненавидеть. Ненавидеть за то, чего он не совершал, но что они так и не нашли в себе сил и возможностей решить. Жизнь смеялась над ней, сначала поманив тем, что в ее состоянии, с ее сутью нужен только разум, а сейчас, когда она успела отринуть чувства и действовать им, показав как она ошиблась и как тоскует по потерянному навсегда обществу. Она поднесла стопку листов в кожаной обложке к лицу. Уловила запах чернил и… казалось даже Его. Отругала себя за сентиментализм, но ей стало чуть-чуть получше, потому что на мгновение показалось, что все, как раньше.
Нет, Ильгард не был идеален. Но был тем, без чего стало пусто. Чего отчаянно не хватало в этом мире.
Так она и заснула в обнимку с листами исписанных бумаг, и проснулась только тогда, когда повозка внезапно остановилась. Волколачка на мгновение напряглась и прислушалась. Никаких звуков возни не наблюдалось, все было спокойно, и это позволило немного расслабиться, а так же сесть, продолжая прислушиваться. Волколачий слух, к счастью, был вещью не только отягощающей, но и полезной… и в этот раз он позволил различить разговор о девушке, о которой выспрашивал незнакомый голос с южным, нильфгаардским акцентом. Вириенна узнала бы этот говор даже тогда, когда другие бы сомневались, потому что успела какое-то время побыть среди южан.
«Но голос на того… того из Бругге не похож. И не Кенхельм. Странно, еще один с юга».
Не нравилось ей все это.
А купчишка и не стал скрывать, что есть у него такая. Вириенна ведь не договаривалась об обратном.
- Эй, девушка. Подь сюда. – Этим закончился недолгий диалог мужчин.
Вириенна не отозвалась. Похватала вещи и вылезла с другой стороны, отогнув полог. Действительно, немного времени себе выгадать удалось да хотя бы вот этим их разговором. А приземлившись на землю тот час же нашла глазами чистое поле с одной стороны дороги, и вздымающийся за глубоким оврагом лес с небольшой полосой опушки – с другой. Естественно инстинкты кричали о том, что броситься надо было в овраг. Но до того тоже нужно было добежать, при том бежать именно с той стороны, где стоял подозрительный конный незнакомец.
«Ну что ж, выбора у меня не много, а стоять здесь и ждать, что принесет этот неожиданный визит с расспросами, мне как-то не хочется. Друзей у меня там не осталось, так что вывод только один». И ведь действительно она побежала, слушаясь инстинкта. Лошади в овраг спускаться непросто, тем более с седоком на спине. Промелькнула мимо зада ксандорова коня какая-то быстрая щупленькая фигура, прижимающая к груди некую ношу и направившаяся прямиком к оврагу.
Купчишка не ожидал и моргнул. Даже не знал что сказать.
Вириенна же надеялась, что конь до оврага ее не нагонит, ведь там было недалеко.

+1

5

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
По пути Ксандору впредь встречались лишь телеги, шедшие ему навстречу, но наёмник не останавливался, проносясь галопом мимо них, поднимая столб пыли и слыша отголоски недовольных голосов позади. Если то, что сказал тот парнишка было правдой, то нужная ему повозка может свернуть куда угодно на развилке и на поиски верной дороги может уйти много времени. Через некоторое время южанин увидел вдали телегу, направляющуюся как раз к развилке. Повозка свернула прежде, чем Ксандор успел её догнать. Недолго думая, нильфгаардец решил последовать за ней.

Уже совсем скоро лошадь наёмника промчалась мимо повозки, остановилась недалеко впереди и повернулась боком, встав поперёк дороги. Наёмник высоко поднял руку, призывая повозку остановиться. Телега начала замедляться, пока вовсе не остановилась. На Ксандора смотрела пара мужичков с перепуганными лицами. Явно не были похожи на бандитов или подельников воровки, которую искал наёмник. Может он ошибся и это не та телега, но, так или иначе, он должен был убедиться. Южанин направил свою кобылку к повозке медленным шагом, стараясь не делать резких движений, чтобы лишний раз не пугать и без того перепуганных купцов.
- Не беспокойтесь, я хочу просто поговорить, - заверил Ксандор, но это не сильно помогло успокоить мужичков.
- М..мы простые купцы, милсдарь, - залепетал один из них. - Ничога шибко ценного у нас никогда не было, а эта телега и лошади - всё, что у нас есть. Сжальтесь, милсдарь.
- Я же сказал, что не трону вас. Я ищу девушку, - стараясь держать себя в руках, сказал южанин.
- Ясно дело, кто ж не ищет-то! - весело хохотнул второй купец, видимо решив, что опасности для них нет, как и заверил наёмник.
- Несомненно... - тяжело вздохнул Ксандор, мысленно отметив, как же тяжело всё-таки общаться с нордлингами. - Но моя девушка имеет отличительные черты.
- Слушай, так а можа энто та девица? - не успокаивался шибко смелый мужичок, кивая своему партнёру куда-то назад.
Видимо, они что-то знали, но, мало ли каких девиц подбирают купцы по дороге. Ксандор попытался заглянуть за спины торговцев, рассмотреть, что внутри их телег, да только ничего толком и не увидел.
- Невысокого роста, с длинными волосами... Тёмными, - припоминал южанин слова заказчика. - Говорят, что красива. Голубоглазая. Что ещё... Как бы странно это не звучало, но пахнет она...
- Яблоками! - докончил купец. - А как же, была такая. Пряталась она от кого-то, шибко просилась с нами, значится, поехать. Да, не дурна, тут любой тебе энто же скажет, коли не слепец. А? Верно я говорю?
Пока один купец подначивающе тыкал другого локтем в бок, нильфгаардец медленно начинал терять терпение.
- Она ещё с вами? - сдержано спросил Ксандор.
- А как жа! Эй, девушка. Подь сюда, - купец перегнулся назад, заглядывая в повозку.
Но на зов никто не откликнулся. Купец лишь пожал плечами и почесал свою репу. Краем глаза наёмник заметил мелькнувшую тень. Быстро оглянулся через одно плечо, потом через другое и увидел убегающую девушку. в нос ударил приятный аромат свежих яблок. Длинные чёрные волосы, не велика - это точно она. Ксандор вдарил пятками в бока своей лошади, быстро развернул её.
- Езжайте дальше. Это уже не ваша забота, - с толикой угрозы в голосе сказал наёмник, заставив купцов побыстрее тронуться с места. - Стой! Кому говорю!

Весёлка бросилась в галоп, следом за девушкой. Она, судя по всему, собиралась укрыться в овраге, а после оторваться от преследователя в лесу. Ксандор не мог этого допустить. Держа вожжи одной рукой, он склонился в бок, вытягивая вторую руку. Проезжая мимо беглянки, южанин собирался подхватить её и вскинуть в седло. Такая невысокая девушка не должна была много весить, а значит и проблем быть не должно. Только вот оказалась воровка слишком уж шустрой и уже начинала спускаться в обрыв. Нильфгаардец всё же надеялся, что замысел у него удастся и нагнулся ещё ниже. В тот момент, когда его рука была прямо возле ворота беглянки, наёмник, стремясь схватить её, потерял равновесие и вывалился с седла. В полёте как раз ему удалось ухватить девушку за локоть и покатился нильфгаардец вниз, утаскивая за собой и жертву своего заказа.

Ксандор крепко сжимал руку, чтобы не потерять юркую воровку, но удар о землю внизу обрыва заставил его выпустить беглянку из рук. Окончив неуклюжий спуск, наёмник быстро пришёл в себя, осмотрелся и практически рефлекторно ринулся к своей добыче, на ходу вытаскивая из сапога охотничий ножик. Настигнув девушку, он прижал её рукой к земле, не дав возможности даже подняться, и приставил лезвие к горлу.
- Тихо... Только давай без глупостей... Я не хочу причинять тебе вред, - пытаясь отдышаться, прерывисто сказал Ксандор.

Отредактировано Ксандор вар Лорехейд (2017-04-14 20:01:58)

+1

6

Что ж, не случилось. Вириенна ощутила как чужая рука хватает ее за лодыжку, пока она подбирает свои вещи. Потом ощутила как тело нависает над ней со спины. Тут в пору было бы подумать о всяких пошлостях, но не лежа в грязи сырого оврага, где тек ручеек, и не в контексте подозрений о причастности к этому нападению неизвестного ей ренегата. Вириенна вздрогнула, ощутив нож у своего горла, сбивчивое дыхание над ухом, восстанавливающее свой ровный ход. И она бы обязательно спошлила про ролевые игры и знакомство… если бы не то, о чем было упомянуто выше.
Потом неизвестный заговорил.
- Тихо... Только давай без глупостей... Я не хочу причинять тебе вред.
Сказал он что-то такое, что позабавлило скорее Вириенну, а не напугало, хотя разумеется видеть он ее выражение лица не мог. И не увидел. «Вот так обычно и говорят насильники и убийцы перед тем, как сделать свое черное дело». – Подумала она, но и эти шутки остались лишь в мыслях. Сказала же северянка совершенно иное, когда дернулась и осознала, что положение у нее самое что ни на есть неудобное и коленом в пах тут как следует не засветишь. В остальном же она была безоружна и пока еще не хотела усугублять ситуацию.
- Мы можем поиграть в игры и я могу спросить «что тебе нужно?», состроив жалостливое лицо. Но я эти игры не люблю, к тому же одежда моя перемазана черти в чем из-за тебя. – Быстро произнесла она спокойным и рассудительным, даже деловым голосом, но не выражающим особой симпатии… скорее, наоборот, была в нем толика раздражения и мелодичный ковирский акцент. – Сказать по правде, я бы с удовольствием засветила тебе в пах коленом, хотя бы… да ради сатисфакции за неудобства. Но ты победил, поздравляю.
В голосе ощутилась некая покорность, вперемешку с язвительностью. Женщина эту победу очень тонко пыталась нивелировать до постыдной одной интонацией. Она не стала елозить и «делать глупости», которые подразумевал мужчина. Конечно, она могла бы многое, и здесь, в этой канаве, их никто не увидел, не говоря о том, что солнце было близко к закату, но предпочла Вириенна разговор, раз уж он состоялся, а карты раньше времени не открывала.
- Судя по всему, ты не от большой внезапной любви за мной сюда поперся, а по чьему-то указанию. Верно?
Наверное, можно было попросить вытащить ее из грязи, но что-то намекало на то, что занятие это бесполезное.
«Интересно, а веревка у тебя есть?» - Подумалось ей. Потому что она бы себя связала. Для верности. Однако, дальше видно будет что да как. Сейчас же ее интересовал ответ на вопрос и очень хотелось выяснить некоторые моменты, чтобы, возможно, сделать предложение получше или как-то воспользоваться тем, что имеется. Вопрос был только в том, был ли этот человек связан с ее проблемой так же как Кенхельм, или действительно был верен ей и понимал на что шел.

+1

7

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Да, особой симпатии воровка у Ксандора не вызывала. То ли дело было в интонации, с которой она произнесла язвительные замечания, то ли из-за того, что была слишком уж спокойна и самоуверенна, словно говорила о том, что наёмник ничего не сможет ей сделать. Южанин лишь нахмурил брови, невольно изменив своё положение так, чтобы пах остался вне зоны досягаемости чего-либо. Не убирая ножа от горла своей добычи, наёмник тут же начал ощупывать девушку, желая убедиться, что никакого оружия при ней не было. Возможно, положение, в котором он сейчас находился, было не очень удачное и со стороны его легко можно было принять за насильника, но Ксандора это мало волновало на данный момент. Воровка сама виновата в том, что попыталась скрыться. Убедившись, что никакого оружия у схваченной девицы нет, нильфгаардец присвистнул, подзывая коня. Вскоре его лошадь показалась у оврага. Наёмник облегчённо вздохнул и решил позволить воровке хотя бы встать. Поднявшись на ноги, Ксандор всё же не спешил прятать нож.
- Верно, - наконец ответил мужчина, не своя глаз с воровки. - Я здесь по долгу службы. И будь ты более благоразумна, то не была бы сейчас перепачкана черти чем.

Пока девица поднималась с земли, Ксандор всё пытался придумать, как ему быть дальше. Меч его остался в ножнах, прикреплённых к седлу, равно как и что-нибудь, чем можно было бы связать беглянку. Лошадь в овраг не спустится, а карабкаться наверх вместе с девицей тоже плохая идея, ведь она может вновь попытаться сбежать. И всё же, удачно она бросилась именно в эту сторону. Любой другой наёмник, приложился бы хорошенько, ударив раз в лицо, а потом пару раз ногой в живот, чтобы не смогла убежать, пока верёвку искать будет. Только вот себе позволить такого южанин не мог. Следовательно, придётся искать другой выход. Недолго думая, выход он всё же нашёл. Одной рукой он не торопясь расстегнул ремень на поясе, высвободил его.
- Руки, - скомандовал наёмник, подходя к девице. - За спину. И скрести запястья. Я правда не хочу причинять тебе вреда, но за кражу положено отвечать.

Вернув нож в ножны, Ксандор освободил две руки. Связав девицу, он, явно усложнит подъём к большаку, зато резко снизит количество глупостей, которые может совершить его пленница. Зато он был практически уверен, что перед ним не чародейка. Он ещё не слышал о том, чтобы чародейки бросались наутёк от одного единственного наёмника, да ещё и бросались в грязные овраги. Эта мысль заметно успокаивала его.

+1

8

Через какое-то время ей позволили, наконец, подняться. Поначалу, когда сперва мужчина решил ее ощупать, ей показалось, что это было не совсем тем, чем должно было стать, однако незакомец все таки вел себя в рамках определенных приличий. В принципе, если бы все повернулось иначе, Вириенна бы с большей вероятностью выкрутилась бы из ситуации, сначала изображая жертву, а после сняв свою ловкую овечью шкурку, однако этого сделать так и не удалось. Мужчина, что поймал ее, был молод, - относительно, конечно, - но не похотлив. И как-то неразговорчив, что огорчало тоже, и весьма. Но он все таки ответил ей на ее вопрос, пусть и весьма уклончиво. В этот момент его зеленые глаза внимательно смотрели за ней и ее движениями. Видно было, что ей не убежать от него. Теперь Вириенна могла его рассмотреть. В общем то, в грязи они испачкались оба, пусть она и в куда большей степени, чем ее пленитель с нильфгаардским акцентом. Голубые глаза внимательно смотрели на мужчину, ожидая что же он будет делать. Не на нож, словно того и не существовало.
«Что ж, все таки нечем меня связать, не так ли?» - Мысленно ухмыльнулась она, однако не надеялась увидеть изобретательность от казалось бы обычного головореза. Если откровенно, она понятие не имела кем он был, а дела с наемниками и миром всегда вел Ильгард, который, в свою очередь и небезосновательно не давал своей ручной бестии слишком много связи с миром вокруг, дабы та не удумала ничего против… ее хитроумный характер и предприимчивая суть были опасным сочетанием. И Ильгард не был неправ, ведь даже так она нашла как изничтожить его, разузнав откуда то, что есть чародеи, что могут его осудить и уничтожить за определенные вещи, которые делать было нельзя. А еще Вириенна не увидела жестокости в нем. Что-то было не так. Не был он похож на человека, которого подослали справиться с волколаком. Никаких магических предметов при себе, ничего что могло бы противника убить. И он был один. Впрочем, он мог быть верным магу человеком и без того, но смысл этой нынешней ситуации слегка терялся в таком случае.
Что-то было неладно. Это подсказывало чутье. Инстинкт. А потому надо было действовать и быстрее.
Нет, она не сопротивлялась, давая воину видимое преимущество, а наблюдала, как матерый хищник. Веревку незнакомец заменил поясом от штанов. Никаких серебряных клепок, ничего. Даже меча с собой не имел. «Думает что я обычная девчонка, что ли?»
Зря Ксандор вар Лорехейд, прозванный Черным Солнцем из Рована, расслабился и успокоился. Перед ним была не чародейка, но тварь столь же хищная и кровожадная, а жертвой могла оказаться вовсе не она.
Да, она дала ему руки и позволила себя связать. Слова про воровку ее не впечатлили, но окончательно уверили в том, что мужчина не понимал куда вляпался. Вверху ждала подозванная им лошадь, и наверняка вместе с ней было там еще много чего интересного.
- Ты либо очень смелый, либо очень глупый, либо ничего не знаешь. Я склоняюсь к последнему, потому что ты не ведешь себя как глупец и не похоже было, чтобы знал с чем имеешь дело.
Девушка подниматься не собиралась.
- Несколько вопросов, я отдышусь и заодно внесем ясность.
Хотя на уставшую и запыхавшуюся она не была похожа. Однако, что могло случиться? Она, ведь, казалось, была безоружна.
- Ты как верный хозяйский пес готов умереть за господина, которому служишь? Или ты, как предыдущий, выполняешь волю и не ведаешь чью?
Ей показалось ироничным сравнение с охотничьим псом, но она оставила эти мысли при себе. Она была волком и ситуация была ну прямо аллегорична.

+1

9

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Как он и ожидал. Девчонка была покорна, по крайней мере пока. Без оружия, одна, напросившаяся в попутчики не очень богатым купцам, сбежавшая при первых признаках угрозы её свободе. Она определённо была простой воровкой. Похоже, наниматель действительно рассказал только самую необходимую малость и напрасно Ксандор надумал себе про недоговорённости и сокрытую правду. Это окончательно погасило его бдительность. Вскоре руки девицы были связаны за спиной. Южанин не стал крепко затягивать путы, старался сделать так, чтобы пленница ощущала минимум неудобств, но вместе с тем, помня предупреждения купца, нанявшего его, не ограничился простым узлом, который любой начинающий воришка сможет развязать. Убедившись, что опасности девица, как ему казалось, не представляет и скрыться не сможет, наёмник начал осматриваться, выбирая наиболее подходящий участок для подъёма. Там, где они свалились склон был довольно крутым, но дальше уже можно было подняться практически без проблем.

Кивком головы наёмник указал девушке идти туда, где можно было спокойно подняться, но та, похоже, никуда не собиралась. Вместо этого голубоглазая решила побеседовать. Прав был купец, она хитра, возможно настолько же, насколько и красива, а быть может и больше. Но он был предупреждён и готов к такому. Тяжело вздохнув, Ксандор вновь нахмурил брови, отчего его и без того серьёзный взгляд стал ещё более устрашающим, о чём нередко ему говорили окружающие. Скрестив руки на груди, он терпеливо ждал, пока пленница соизволит всё же проследовать к лошади, которая уже поди устала ждать наверху, учитывая её вздорный характер.
- Ты либо очень смелый, либо очень глупый, либо ничего не знаешь. Я склоняюсь к последнему, потому что ты не ведешь себя как глупец и не похоже было, чтобы знал с чем имеешь дело, - произнесла девица, заставив дёрнутся глазу наёмника.
И всё же она была слишком самоуверенна. Как и сказала сама воровка, она были либо чересчур смела, либо чересчур глупа, чтобы говорить такие слова в таком тоне, в её-то положении. На глупую она не была похожа, ведь уже сейчас пыталась прощупать своего пленителя, чтобы найти место, посеять зерно сомнения. К тому же она была хитра, а хитрые люди, как знас Ксандор редко отличаются храбростью. Так может она знает то, чего не знает он?

- Я служу только... - "империи", хотел выкрикнуть в сердцах нильфгаардец, оскорблённый словами девицы, но вовремя умолк. - ...только себе. А сейчас просто выполняю работу, заказ. Так что, держи рот на замке, я не хочу ещё и кляпом тебя затыкать.
Не дожидаясь больше, пока пленница соизволит подняться сама, Ксандор перекинул девицу через плечо и пошёл к наиболее пологому месту, начав забираться. Она явно старалась использовать ограниченную осведомлённость наёмника для собственной выгоды. Значит, она действительно знала нанимателя, знала, что он оставит ощущение скрытного человека. Да только методами слегка просчиталась. Наёмник боялся, что воровка будет изображать из себя жертву, расскажет слезливую историю и он, вполне возможно, поверил бы ей, а не тому неприятному типу из таверны. Но теперь этот приём вряд ли уже получится удачно использовать.

+1

10

Казалось, ее пленителю не нравится как все развивается. По крайней мере, тот нахмурил брови и от взгляда его стало не по себе. Но лишь на секунду, потому что Вириенна прекрасно понимала, что бояться следует не глаз и хмурых бровей, а серебра или магии, а не гримас на лице того, кто не понимает с чем имеет дело. Иначе одним узлом на тонком ремешке, что чудовище разорвет вмиг, все бы не остановилось. Ремешка, чтобы удержать волколака, недостаточно. Однако, Вириенна слушалась человека до нужной поры, потому что ни чужой испуг, ни нервы в желанном разговоре ей не помогут. Она желала так же остаться внизу, в овраге, чтобы невозможно было добраться до другого оружия, которое должно было иметься у мужчины, потому что когда разговор дойдет до правды, - если дойдет до нее, впрочем, - то тогда лишние мечи, вилы, ножи, стрелы и прочее-прочее, будут под рукой у незнакомца досадны. Гораздо проще было бы, в виду этого, остаться внизу и не дать ему взяться за иное средство самообороны, кроме ножа.
- Ну что ж, если так, то тогда я тебе не завидую. Ты вляпался в очень мерзкое дерьмо и гораздо лучше было бы….
Однако, договорить о том, что лучшим исходом было ее отпустить и вернуться к нанимателю ни с чем, ей не посчастливилось, потому что мужчина наклонился и подхватил ее. Что ж, как она не надеялась выгадать себе время и подвести к тому, что хотела сказать с самой безопасной и разумной стороны, так у нее ничего и не вышло. Слушать ее не стали. В виду маленького роста и не внушительного внешнего вида, различавшегося с гонором значительно, и вовсе попросту взвалили на плечо.
И это уже было ошибкой.
- Нет. – Внезапно из надменного с бравадой, ее голос стал холодным и сосредоточенным. И явно говорящим о том, что шутки она не разделяет и не поддержит. Дело было в оставленной в посерди грязи папке с исписанными листами. И в оружии, разумеется, которое могло ждать вместе с лошадью наверху. Но потеря листов ее беспокоила куда резче. – Нет. Ты оставил там важные мне вещи!
Но этот человек уже показал ей наглядно как он относится к ее словам. Похоже, он не воспринимал ее всерьез ни на секунду, чем отбросил все ее сомнения. Он действительно ничего не понимал и понятия не имел чем все может для него закончиться.
«Чтоб тебя… я не хотела бы этого делать…» - Мысленно вздохнула она, понимая, что они начали подниматься по склону, а значит времени было немного. Что ж, в виду того, что он делал, Вириенна не нашла иного выхода, кроме как начать менять форму.
Что-то начало происходить. Ксандор должен был это ощущать. Что-то неестественное.
«Ну же, давай. Не зря тебя натаскивал Ильгард. Не зря ты научилась контролировать процесс…»
Мышцы наливались силой, тело слегка увеличилось в объеме по всем параметрам, стало упруже.
Наемнику могло показаться, что это просто подъем с ношей так играет с его чувствами, но реальность была гораздо хуже.
«Еще немного…»
Ее руки, потихоньку покрывающиеся черной шерстью и увенчанные все хищнее выступающими черными острыми когтями, напряглись и вскоре крепкий кожаный ремень не выдержал. Наверное вот тут то незнакомец и должен был понять что что-то не так. Увидеть метаморфозы воочую. Уже не было никаких объяснений и оправданий.
Лошадь наверху все больше нервничала, чем ближе Ксандор подходил к ней. Лошадь слушала свои инстинкты, в отличае от человека. Лошадь видела что происходит и как изменяется перекинутое через плечо создание. Ощущала пугающий запах хишника, пробивающийся сквозь маскирующий его яблочный аромат. По всем своим лошадиным канонам, она должна была просто исчезнуть, испугаться и понести куда глаза глядят, не останавливаясь.
Ксандор ощущал, как тело хрупкой девушки становится больше и тяжелее… в конце концов, оно должно было стать огромным зубастым страшилищем, однако прежде, чем это произошло, бестия оттолкнула человека от себя, наградив того царапинами когтей, и покатилась по склону вниз, в овраг, покрываясь черной густой шерстью и окончательно видоизменяясь. Оттуда уже послышалось инфернальное рычание самого настоящего живого всамделешного оборотня.

+1

11

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Угрожающий тон хрупкой на вид девушки был, мягко говоря, смехотворным, а слова о том, что наёмник вляпался, куда не следует и не знает с чем связался, лишь испытывали его терпение. Он сделал очередной шаг на подъёме, крайне неаккуратно подбросив ношу на плече, надеясь, что это заставит девицу быть более молчаливой. Возвращаться за вещами, которые оставила она внизу, если вообще оставила, наёмник не собирался. Оставлять воровку без присмотра даже на мгновение - себе дороже. Он лишь ворчал себе под нос что-то на нильфгаардсом диалекте про то, что от женщин мороки больше, чем от вездесущих блох и клещей, но старался делать это так, чтобы пленница не услышала. К тому же, он был практически уверен, что южный диалект старшей речи ей навряд ли знаком. Однако каждый шаг становился всё труднее. Словно девица каким-то образом высасывала силы из наёмника. Он уже хотел было опустить на землю девицу, как внимание привлекла лошадь, которая заржала, яростно вертя головой, а после и вовсе начала пятиться.
- Спокойно, Весёлка, иди сюда... - Ксандор замолчал и замер, услышав, как лопается кожаный ремень. Теперь он ощущал, что с девицей-то явно что-то не так. Прежде, чем наёмник сообразил в чём дело, он уже упал лицом в землю, благо, что уже на вершине оврага.
Он чувствовал, как начинает неметь правый бок, который воровка умудрилась каким-то чудом поранить. Подняв голову, Ксандор увидел лишь убегающего прочь скакуна. Что произошло с лошадью, он не знал, равно как и не знал того, как столь хрупкая девица смогла с такой силой оттолкнуть его, повалив на землю. Ему казалось, что он вообще перестал что-либо понимать. Собравшись с силами, нильфгаардец поднялся на ноги, посмотрев ещё несколько мгновений вслед своей Весёлке. Он хотел было побежать вслед, чтобы поймать ошалелую кобылу, но решил, что поимка воровки на данный момент была важнее. Южанин приложил руку к онемевшему боку. Как он и ожидал, на ладони осталась кровь. Может стоило переступить свои убеждения и вырубить несносную девку ударом в лицо? Именно такие мысли проносились в голове наёмника. Сейчас в нём закипала злость, которая и мешала ему услышать то зловещее рычание, что доносилось снизу. Прижав руку к правому боку, он наконец повернулся лицом к оврагу. И замер.

Вся злоба мгновенно улетучилась, стоило южанину увидеть то, чего он увидеть никак не ожидал. То, что находилось внизу, никак не могло быть той воровкой, за которой его отправили. Сердце наёмника на пару мгновений остановилось, как и время вокруг него. В те короткие доли секунд осознания в голове Ксандора пронеслось бесчисленное множество мыслей и все из них твердили лишь об одном - он умрёт именно сейчас. Страх осознания того, что перед ним самый настоящий волколак - чудище, против которого он ничего не сможет сделать, заставил нильфгаардца отшатнуться. Свет в глазах медленно начал тускнеть, а в ушах нарастал невыносимый звон. Ксандор и сам не заметил, как начал медленно пятиться назад, он не чувствовал ног, не мог пошевелить и пальцем - животный страх полностью овладел им. На его пути встал небольшой камешек, торчащий из земли. Южанин даже не осознал того, что он вновь лежит на земле, споткнувшись о камень. Однако резкая боль в правом боку от удара наконец привела его в чувство. Страх никуда не исчез, грудь наёмника быстро и часто вздымалась, а его дрожащие дыхание должно было быть слышно и простому человеку, не говоря уже о ком-то вроде волколака. Ксандор подскочил на ноги и побежал. Он знал, что от зверя ему не уйти, но у него был призрачный шанс, стоило лишь добраться до оружия. По округе пронёсся свист, затем второй и третий. Ксандор бежал всё дальше от обрыва, судорожно вертя головой, пытаясь отыскать взглядом свою кобылу. Он не знал, преследует ли его зверь, но продолжал верить в лучшее. После седьмого свиста показалась Весёлка, выскочившая из зарослей. Наёмник одним движением выхватил меч и только тогда осмелился повернуться лицом туда, откуда мог показаться монстр.
- Паскудный день, - сжав зубы, выдавил из себя Ксандор, а потом во всё горло закричал: - Нужно было прикончить тебя на месте!

+1

12

[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: большой пепельно-черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

Вириенна изменилась, наконец ощутив себя в своей полной силе. Боль, что она пережила в процессе перемены формы, лишь подстегивала ярость, а, следовательно, вырвалась в рев чудовища из оврага. Теперь она уже не была слабой. Теперь она уже внушала страх и не считаться с ней было бы непростительно.
За Ксандором и его лошадью никто не побежал, как ни боялся этого наемник. Вириенна даже не видела что там конкретно происходит наверху, потому что ее интересовало нечто иное, однако искомое она нашла быстро. Аккуратно когтистые лапы антропоморфного чудовища подцепили кожаную обложку и достали ношу северянки из грязи. Лишь после этого она поднялась из оврага, позволяя себя увидеть. Сказать по правде, такой дуре незачем было обходить и искать лучший подъем - она и этот то преодолела в два прыжка! Так что подъем произошел быстро, а внушительный вид страшилища вызвал лишь ей известную реакцию в виде извлечения меча из ножен.
- Нужно было прикончить тебя на месте! - Закричал в неистовстве наемник.
«Ну просто пиздец как дружелюбно и настраивает на переговоры…» - Мысленно заметила она. «Вспомни, я не собиралась до этого доводить, если бы меня послушали хоть немного. Всему причина только ты сам».
- Славная у тебя кобыла… рррр… - Изменившимся голосом произнесла бестия. – Не убежала, сломя голову, как многие. Не боится почти.
Бестия наблюдала за человеком настороженным и опасным взглядом хищника. Взглядом убийцы, дополняя им свой внешний вид, однако не нападала.
- Я заберррр-ру ее в уплату за незаверрршенную поездку. …Если ты пррродолжишь вести себя как отважный глупец. Ррррр…
Бестия положила свою ношу на траву и встала на четыре лапы, угрожающе щерясь и приникая к земле. Глаза волколака – единственное что напоминало ту самую девушку, якобы воровку. Но необычный светлый их оттенок ясно указывал, что это была все-таки она.
- Ну? Теперррь то ты готов рррр-рразговарривать? Или предпочтешь бой? – Усмехнулась тварь. – У меня больше нет хозяина, которррый дерррнул бы за поводок…
Огромный волк ростом в холке, когда стоял о четырех конечностях, был едва ни с самого Ксандора. У волколака были внушительные когти, мощное тело и острые огромные зубы. И действительно, кроме меча у наемника не было ничего. Его не полные латы никогда не спасли бы его от встречи с таким монстром. По слухам же волки были и вовсе бессмертными, а ведьмаком, способным знать все тонкости и обладающим достаточными для боя с ним по быстроте рефлексами, наемник не был.

+1

13

[NIC]Наниматель[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i628/1704/0d/577d756acc1a.jpg[/AVA][STA]npc-персонаж[/STA][SGN] [/SGN]

- …Однако же, он не один и слегка поумерить твой пыл помогу ему я.
Словно изниоткуда рядом с Ксандором возник тот самый человек, который вел с ним утром разговор в Бругге, когда его нанимал. Теперь «купец» был облачен совсем иначе и, словно бы испачкавшись в черноте портала, стряхивал невидимые пылинки с мантии чародея.
- Не сомневайся, - сказал он Ксандору, - просто нападай и не подпускай ко мне эту тварь. Мы ее одолеем и повяжем.
Светловолосый маг, а более о нем никак уже теперь нельзя было думать, был уверен в себе и внушал эту уверенность и своему наемнику. Другое дело, что с той же уверенностью он продолжит использовать человека в своих целях для удобного ему маневра. Ренегат, о котором еще не было известно что он ренегат, хотел воспользоваться жаждой Ксандора жить. Очень в стиле чародеев было соблазнить людей обещаниями, заманить в безвыходную ситуацию… и иметь как им хочется. Но об этом маг не обмолвился ни словом. Просто уже наперед знал ситуацию, которую создает, как и показывая наемнику деньги знал, что их не придется платить. Если Ксандор, будучи приманкой, и выживет, то маг найдет причину в неисполнении договора и непосредственно своей помощи, оставив наймита ни с чем. Сохраненная жизнь будет ему лучшей уплатой. Но самым хорошим вариантом, конечно, была бы его смерть, как лишнего свидетеля. Свою функцию наемник почти исполнил. Осталась малость, осталось только взять волколака живьем.

+1

14

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Зверь показался, заставив кровь наёмника застывать в жилах. Увидев чудище, кобылка Ксандора потеряла последние остатки храбрости и вновь умчалась, поднимая столб пыли. Благо что, явилась к хозяину, пока волколак был ещё в овраге. Обхватив рукоять меча двумя руками, южанин пересилил себя и встал в защитную стойку, однако опешил, стоило ему лишь услышать слова чудища. Сам факт того, что волколак говорит, да ещё и выражает явное нежелание к сражению, вызвали недоумение. Руки у нильфгаардца дрогнули и лезвие меча опустился вниз. Он думал, благо зверь позволял ему это сделать, осмыслить всё происходящее и произошедшее. Чутьё не подводило Ксандора, давая понять с самого начала, что наниматель недоговаривает что-то очень важное, но необходимость в обещанных деньгах заставила горе-наёмника взяться за этот дурацкий заказ. Если он и останется каким-то чудом жив, то уж точно проследит, чтобы тот паршивый купчишка заплатил за ложь и не только деньгами.

Да, Ксандора переполняли сомнения относительно всего. Ему даже начало казаться, что всё же стоит поговорить с волколаком, как бы чудно это не звучало. Он уже собирался окончательно опустить меч, как вдруг услышал другой голос - голос своего нанимателя. Это был несомненно тот странный купец. Только вот выглядел он как самый настоящий чародей, да и вышел из портала. Теперь все сомнения Ксандора развеялись. Страх за собственную жизнь постепенно испарялся, а вместо его пробуждалось куда более сильное чувство - ненависть. Наёмник лишь чудом удержал себя от того, чтобы не атаковать чародея. Он смотрел на него исподлобья, до боли сжимая опущенный меч в руках. Теперь он всё понимал. Чародей решил использовать его, как приманку, чтобы получить то, что хочет. Как типично для таких омерзительных личностей, как магики. Он даже в этой ситуации всё ещё хотел использовать его, Ксандор был в этом уверен. Пустить на мясо для чудовища, а после достигнуть желаемого. Чародей хотел сыграть на банальном желании жить, но он и представить не мог, насколько сильна ненависть в сердце наёмника. Видимо, он ничего не знал про Чёрное Солнце из Рована, когда договаривался с ним о заказе. Не знал о том, что наёмник терпеть не может чародеев, о том, что он их презирает. Иначе бы не явился сюда.

В нильфгаардце более не осталось места для страха. Он посмотрел на волколака, затем на чародея. Опустив свой меч, он повернулся спиной к чудищу и направился к своему нанимателю.
- На такое я не подписывался, - сказал вполголоса южанин, проходя рядом с чародеем. - Ты солгал мне...
Ксандор знал, что в открытом бою ему не одолеть ни волколака, ни, тем более, чародея. Но за свою жизнь он усвоил урок, что те, кто сражаются честно, погибают молодыми. Надеясь на то, что чародей не ожидает такого поворота событий, южанин выхватил нож и вонзил лезвие в горло лже-купца. Ему оставалось надеяться лишь на то, что волколак, увидев это, решит не убивать наёмника, ведь, как ему казалось, зверь вполне отдаёт отчёт всему происходящему.
- Я не прощаю лжи, проклятый чародей... - прошипел наёмник, глядя в глаза чародею. Он понимал, что чародей может быть лишь фальшивкой и тогда ему несдобровать. Равно, как если волколак решит разорвать его на части. Что же, Ксандору оставалось лишь надеяться на то, что судьба будет к нему чуть более благосклонна, чем прежде.

+1

15

[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: большой пепельно-черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

Увидеть, что расклад изменился не в ее пользу, не составляло никакого труда.
Вириенна сразу же задумалась что со всем этим делать. Она очень живо вспомнила Кенхельма, что в ее же доме чарами быстро обездвижил ее саму. Если этот фокус сейчас провернет и второй чародей, а наемник, судя по всему нанятый им, его поддержит и сделает все в точности как велено, то здесь и сейчас все могло закончиться.
«Однако. Не этого ли ты ждала? Но теперь у тебя есть смысл продолжать еще мучить белый свет. Причина. Желание. Хм. Как порой занятно поворачивается жизнь».
- Ррр-рр-ррр… - Огрызнулось чудовище, смотря в лицо своим врагам и внушая трепет. Зубы, рост, когтищи… все было вполне чудовищным.
Она готова была защищаться, потому что иного не оставалось, но сразу же перед ней забрезжила и надежда. Очень странная и неуверенная, но все таки какая-то. Дело было в том, что ее враги явно не понимали друг друга. Еще более удивило ее, что наемник, который видно было, что боялся ее, как нормальный живой человек, повернулся к ней спиной. «Глупец…» - Вириенна увидела в этом шанс и хотела было атаковать. Ну и что с того, что наемник вдруг решил напасть на мага, отчего-то решив поверить чудовищу. «Ну что ж, ты сам это устроил. Я лишь использую возможность разделаться с обоими. Сначала маг… потом – ты, коли продолжишь дурить».
Откровенно говоря, волколачка тоже хотела использовать наемника как щит от чар и отвлекающий фактор для колдуна, которому придется рассредоточить внимание на них двоих. Волчица сорвалась с места. В руке наемника блеснул нож в свете заката, поймав красно-оранжевый отблеск. А потом ощутила неожиданный удар.

+1

16

[NIC]Наниматель[/NIC][AVA]http://s019.radikal.ru/i628/1704/0d/577d756acc1a.jpg[/AVA][STA]npc-персонаж[/STA][SGN] [/SGN]

Что ж, чародей получил совершенно не ту реакцию, которую ждал. Это было удивительно и странно, но за многие годы своей жизни маг привык, что люди порой делают ужасно опрометчивые поступки. Не мог понят он только оттого, отчего именно этот наемник, казавшийся ему рассудительным, вдруг начал дурить почем зря. Повернулся спиной к чудовищу… например. Недобро посмотрел на самого чародея, который, между прочим, мог бы щедро спасти ему жизнь. По мнению мага, при том довольно высокомерного, что позволяло мыслить открыто, это было решением недалеким и глупым.
- Дурак. – Оскалившись ухмылкой хмыкнул он. Все мысли Ксандора были у чародея на ладони. Он знал, что тот нанесет удар и уже это решил.
В отличие от мыслей волколака, которые мешала читать природа этого существа, мысли вдруг вспыхнувшего яростью наемника было схватить проще простого. Казалось даже, в последний момент нильфгаардец это понял по глазам. Маг знал что будет, наемник знал, чем это может обернуться для него. Наемник был силен и едва не успел, на все-таки нож, почти достигнув горла и царапнув по нему, вдруг стал отдаляться вместе с рукою, его держащей. Отпрянул от чародея не просто нож с рукой, но и все тело, отброшенное импульсом силы, переметнувшегося смаутьяна-наймита, презрение к которому теперь выражали в полной мере высокомерные глаза северного чародея. Наемник угодил точно в чудовище, при том с такой силой, что наверняка сломал бы себе что-нибудь, не будь на нем его брони. Однако, все равно его шандарахнуло прилично. А, так же, не только его. Тварь зарычала, ощутив удар и свалившись с ног, заскользив по грунту к краю оврага, но удержалась еле-еле в последний момент. А чародей тем временем продолжил говорить.
- Ты мог совершить благое дело, заработать денег и помочь обезвредить убивающую местных ночную тварь. Подумай, сколько крови она оставляет за собой. Но вместо этого, ты совершил опаснейшую глупость. Так пусть она тебя сожрет, глупец.
Оставаться наедине с волколаком маг не желал вовсе, потому что это было уже куда опаснее, чем он предполагал, особенно, когда приходится следить еще и за предателем с оружием. Чародей знал, когда лучше отступиться, жизнь его успела научит и этому. Поэтому исчез не прощаясь, скрывшись в портале, как и появился.
- Мы еще встретимся. – Повисло в воздухе неизвестно кому. То ли волколачке, то ли наемнику.

+1

17

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Почти получилось. Нож почти достиг горла поганного магика, как наёмник почувствовал, толчок. Чародей начал быстро отдаляться и, прежде чем Ксандор успел осознать, что происходил, он почувствовал сильный удар, заставивший весь воздух разом выйти из лёгких. Меч выпал из руки воина, но нож он сжимал крепко. Упав на землю, нильфгаардец пытался восстановить дыхание, подняться и вновь атаковать мага, но на этот раз не так прямолинейно. Он не понимал, что лежит прямо у лап чудовища, всё его внимание было сосредоточено на чародее. Беглый суетящийся взгляд пытался отыскать меч среди травы.
- Благое дело, деньги, помощь, - прошипел наёмник, взявшись за рукоять меча и медленно поднимаясь на ноги. - Чушь собачья. Ты просто чародеешка, грязный, лживый кусок дерьма, поганый нордлинг, - Ксандор сплюнул себе под ноги.
Он больше не верил ни единому слову этого подонка. Если бы в округе действительно бесчинствовала бестия, то он бы знал и подготовился заранее, прежде чем идти за девчонкой. Чародей отправлял его на смерть, а значит, что и не собирался расставаться со своими деньгами. Каким бы не был исход, Ксандор был бы обманут или убит, одно уничтожило бы его репутацию, а второе, что и так понятно, отобрало бы его жизнь. Если уж ему и предстоит умереть, так он сделает это, как нильфгаардец - презирая северного чародея, но не находясь на его поводке. Стоило наёмнику сделать шаг в сторону магика, как открылся портал, он собирался смыться. Подбросив нож, Ксандор схватился за лезвие, а после метнул оружие в чародея. Пускай он и не целился, нож летел прямо в цель, но чародей успел скрыться в портале и летящий нож воткнулся в ствол дерева, что росло позади.

Ксандор прямо дрожал от злости и не сразу заметил, что волколак стоял так близко от него. Среагировав, наёмник в два прыжка увеличил дистанцию между собой и монстром, встав в защитную стойку. Он уже не боялся, адреналин и гнев напрочь стёрли остатки страха. Он не позволит чудовищу убить его так просто. Показывая свою решимость, Ксандор смотрел прямо в голубые глаза зверя, медленно перемещаясь боком, описывая круг вокруг противника.
- Если думаешь напасть, то учти, я буду защищаться, - сказал наёмник, не отводя взгляда от волколака. - Но ты мне обязана жизнью или, по крайней мере, свободой. Уверен, даже ты понимала, что с чародеем тебе не справиться. Так что... Повторяю, я не хочу причинять тебе вред.

+1

18

[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: большой пепельно-черный волколак с голубыми глазами[/SGN]

В чем-то они с чародеем были похожи. В методах, в мыслях. Потому что волколачка услышала от мага то, что думала сама, однако бестия была куда тактичнее и ограничилась лишь мыслями о том, что поступки были опрометчивы… Свое мнение она уже успела сказать еще до появления чародея и продолжать в том же духе не собиралась. Потому оставляла мысли при себе.
Ну что же, удар был такой силы, что отбросил движущуюся бестию назад!
Если откровенно, то она второй раз за сегодня подумала, что наемник испустил дух, - первый был при его прыжке с коня, когда он чудом выскользнул из стремян и не сломал себе шею, - но он все-таки зашевелился, поднимаясь.
«Ты что, неубиваемый? В рубашке родился? Но спорим, что если я тебя все-таки сожру, ты точно испустишь дух?»
А неизвестный все продолжал относиться к волколаку за спиной, как к собачонке, которую не принимал всерьез. Так ей казалось, так виделось. Ослепление яростью было ей одновременно знакомо и чуждо. Когда ярость ослепляет волколака, он мало что вспоминает. И, все же, с наемником она пока решила повременить, он ей не угрожал в отличие от чародея… Однако, последний далее разделять их общество своим не стал. То ли на него так подействовала поднимающаяся на лапы бестия, то ли меч наемника, то ли нож, брошенный в след. Хотя чародей и не пытался проказывать своих эмоций, но Вириенна достаточно поила с одним из них, чтобы понять, что он стал опасаться. Иначе бы его ничто не сотановило. Все пошло не по его плану. И то, что так произошло, дало ей шанс немного расслабиться и выдохнуть.
«Вряд ли ты скоро исполнишь свое обещание, если оно касалось меня». – Фыркнула мысленно бестия.
Теперь, когда портал закрылся, а нож наемника был далеко, и его еще надо было выдернуть из ствола дерева, где он крепко засел, так и не достигнув исчезнувшего в портале мага, у нее оставалась всего одна проблема – этот странный тип с мечом, который опомнился и теперь уже, наконец, обратил на нее внимание.
Быстро он оказался поодаль. И теперь уже сам заговорил, но разговор этот вызвал у волколака мысленную ухмылку, потому что на реальную волчья морда была не способна.
- Серрьезно? – В голосе волка заиграла ирония. – По-моему, это рррр-рр-р… было последнее, о чем ты думал. Я ничего тебе не должна. Я могла ррррастеррзать тебя еще до его прррихода. И ты это знаешь. Но ты оказался полезен, пускай и серьезно сглупил.
Бестия спокойно смотрела за перемещениями человека, плавно поворачиваясь и не давая подобраться к себе со спины.
- Бррось меч. Подальше. Если действительно не хочешь.
Огромные голубые глаза, казалось, прищурились.

+1

19

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Ксандор сменил стойку, опустив лезвие меча к земле. Это могло дать ошибочное впечатление о том, что наёмник ослабил своё внимание, открылся и не думает сражаться. Однако, такое положение меча позволит ему нанести внезапный удар снизу, который вряд ли сможет отразить даже волколак. Если зверь атакует прыжком, то у него не будет даже возможности уклониться, пускай он и среагирует вовремя. Наёмник остановился, тихо выдохнув, собираясь с мыслями, пытаясь обуздать гнев. Сейчас именно он его главный противник, мешающий трезво рассуждать. Постоянные слова о том, что он ничего не знает, о том, что поступает глупо, усложняли это. Тем не менее, выдохнув в очередной раз, Ксандор расслабил руки, перестав так сильно сжимать меч. Всё равно для более успешной атаки мёртвая хватка может только стать помехой.
- Могла, но не стала. Зная, кто меня за тобой послал, ты всё равно не напала, - с небольшой ухмылкой наёмник согласился со словами волчицы. - Может ты меня просто пожалела, ведь я такой наивный и глупый, раз пришёл за тобой в одиночку, без должной подготовки. Верно? А может ты не напала на меня потому что не уверена, что победишь? Может ты не уверена в том, что я не подготовлен, в том, что ты с лёгкостью разорвёшь меня на части. Признаю, я впервые вижу нечто подобное и меня действительно охватил страх. Знаю, ты чувствовала это. Но, как говорят, стоит лишь раз взглянуть страху в глаза... Я взглянул.
Всё же Ксандор надеялся на благополучный финал этой истории для себя, искал малейшие возможности выйти живым отсюда. Но он точно не доверял волколачке, а поэтому и не думал опускать единственное, что может встать между ним и острыми когтями чудовища. Вместе с тем, он понимал, что по собственной глупости нажил себе уйму неприятностей. И глупо он поступил, не напав на чародея, надеясь, что сможет его достать, даже остаться здесь, а не ускакать при первой возможности не было настолько глупым действием, как принять заказ, не выведая о нём практически ничего. Опасаться красоты и хитрости? Всё в словах псевдо-купца было пропитано ложью и Ксандор должен был понять это. Обычно в подобных ситуациях он просит нужных личностей проверить заказчика, раздобыть о нём хоть сколько сведений, но сейчас... Именно сейчас, когда деньги были нужны позарез, Ксандору попалась такая подляна. Эти мысли вновь заставили нильфгаардца сжать руки на рукояти, но лишь на пару мгновений.
- Если брошу меч, это будет самым глупым действием за этот чёртов день, - едва сдерживая злость, ответил южанин. - Если так уверена в победе, обратись в человека, только тогда я брошу меч. Мне кажется, я уже показал, что моим словам можно верить, не то что твоему преследователю.

+1

20

[AVA]http://s9.uploads.ru/m8KW0.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: большой пепельно-черный волколак с голубыми глазами[/SGN]
- Могла и не стала. И, если бы мои вещи остались пррри мне, то было бы иначе. – Ответила бестия.
Она могла бы рассказать о том, почему поступила так, или иначе, но это походило бы на оправдания. «Очень жаль, что осторожность под гнетом обиды человек счел слабостью». Человек заинтересовал ее своей версией случившегося, храбрился перед ней зачем-то. Что пытался доказать? Она бы могла рассказать ему, что он мало чем отличается от рыбака из Новиграда или горшечника из Понт Ваниса, разве что страх сделал речи его смелее, а в руках он сжимал меч. Но он не был ведьмаком, не был убийцей чудовищ, которого всю жизнь учили на них находить управу и подвергали изменениям тело. У него почти не было шансов в одиночку. «Впрочем, как говорят, и на старуху бывает проруха. Все возможно. Ошибиться может и ведьмак и страховидла. Иногда людям удается одержать верх. Правда, в основном, гурьбой и выглядит это пренеприятно, унизительно, и мало кто из них остается жить. Однако, глупо было бы отрицать вероятность плохого исхода для каждого». Но в чем-то наемник был прав. Она действительно не знала тогда чего от него ждать и с какого краю подойти, чтобы задеть за живой интерес или зацепить за больное. Только вот сейчас это уже было не нужно. У них разные дороги, кто-то из них будет помнить о другом, а кто-то забудет.
- Я могу понять тебя. Но не могу веррить. Даже себе самой. Не вижу пррричин и мне убиррать свое оррружие, раз дрррругого у меня нет.
Казалось, она действительно понимает все причины и опасения наймита. Пожалуй, так и было. Только вот что-то она уже решила в своей голове и поведение собеседника не вызывало охотного повиновения условиям им поставленным. Скорее наоборот, только желание сделать наоборот, не слушать, неповиноваться просьбе и навязываемым условиям. Это подстегнуло осторожность волколачки. Он не доверял ей все еще, осторожность лишней не была. К тому же, у нее не было одежды и если он хотел просто поглазеть на нагую безоружную женщину, которую оставит посреди дороги, то он сильно ошибался в том, что она позволит так себя провести.
На небе расцвели последние сполохи закатного солнца. Еще немного и настанет ночь, вступающая в свои права после сумерек
- На том и ррастанемся, человек с юга. Кобылу я заберрру в уплату за утррраченную и разоррванную одежду. Надеюсь, будет во что перрреодеться.
Она могла бы пожелать человеку удачных поисков своего верного скакуна, который в конце концов понесся галопом куда глаза глядят прочь от волколака, магии и прочих вещей, пугающих его, но не стала тешить человека глупыми надеждами и обрекать на рыскание в ночи, ровно как и сбиваться со следа дороги, которая рано или поздно выведет его к людям, теплой постели и еде.
Бестия на том развернулась и, подобрав на бегу то, за чем спускалась в овраг и меняла облик, потрусила прочь, постепенно переходя на скачки и исчезая в ночи. Волколачий нос лучше, чем человеческие глаза отыскали бы след. И след она, кажется, уже взяла.
Если откровенно, то лошадь она немеревалась выменять в следующем селе и, все таки, добраться до Майенны, а затем Новиграда. Могло случиться и так, что хозяин коняги, будь он сметлив, ища ответов и желая встречи все-таки направился бы дальше. Ночь, все таки, на дворе. Есть шанс найти воровку в трактире, а не искать в лесу волколака.

+3

21

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Как и ожидал наёмник, поговорить "по-человечески" так и не удалось. И хотя в его мыслях совсем не было ничего о том, что, обратись волколак в человека, одежды на нём не будет, южанин всё же подумал об этом, но уже много погодя, когда зверь скрылся из виду. Ну, не знал Ксандор ничего о природе волколаков и тварей, им подобным. Когда зверь скрылся, нильфгаардец выпустил меч из рук, выронив его, и упал на колени, облегчённо вздохнув. Всё же он был рад тому, что всё закончилось, по крайней мере на сегодня. Прождав несколько минут, собравшись с мыслями и окончательно придя в себя, наёмник встал с земли, подобрав меч, а затем вернулся к ножу, который прочно вошёл в ствол дерева. Немного усилий и охотничий нож вернулся в ножны. Оглядевшись, Ксандор, тщательно подумав, всё же решил попробовать подозвать лошадь. Свист пронёсся по округе, но ответа наёмник так и не дождался.
- Хотел бы я посмотреть как эта девица справится с моей дрянной кобылой, - усмехнулся Ксандор, тихо сказав самому себе.
У его Весёлки был чертовски скверный характер, она не подпускала к себе практически никого. Много раз у Ксандора пытались увести эту чудную кобылку, но она всегда возвращалась, сбрасывая наездника. Он надеялся, что так будет и на этот раз. Тем не менее, у него не было иного выхода, кроме как отправиться по тракту пешком. Выйдя на большак, южанин пошёл ровно туда, откуда пришёл, собираясь переждать ночь в ближайшем трактире и с рассветом отправиться на поиски своей лошади.

Спустя добрых полчаса, дойдя до развилки, он остановился. Теперь на него точит зуб чародей. Каким бы этот магик не был, но он может привнести в жизнь наёмника много бед. К тому же, Ксандора не оставляли мысли, что его Весёлку всё-таки сможет приручить эта странная девица. Одному Великому Солнцу было известно, какими способностями владеют волколаки. Быть может и на разум животных влиять могут. Нужно было найти её, выяснить всё, что только можно про чародея, попытаться вернуть лошадь, поговорить, так сказать, в спокойной обстановке. Раз она напросилась к купцам, которые ехали в эту сторону, то волчицы есть какая-то цель. Бегать близ населённых мест в шкуре волка будет глупо, а значит, она попытается сесть на очередную телегу в ближайшем селе. Чтобы успеть к рассвету, Ксандор сорвался с места и побежал.
К столь длительной пробежке воин явно не был подготовлен, но с горем пополам к рассвету наёмник уже во всю хлебал воду из колодца в первом попавшемся селе.

+1

22

Поиски кобылы заняли немного времени. В конечном итоге Вириенна нашла гнедую кобылу южанина в поле, пощипывающей траву и стригущей ушами периодически в разные стороны. Волколачка подбиралась осторожнее, следуя за своим охотничьим инстинктом, держась пока поодаль. Ехать верхом, наверное, показалось бы праздному наблюдателю единственной идеей, которая могла взбрести в голову, но Вириенна понимала и иное: сейчас в ней лошадь учует то, чего боится, и запах эфира уже не поможет сбить обоняние лошади с толку. Кобылка и без того была напугана, а потому эффект может быть самым нежелательным. Последнее время с лошадьми Вириенна провела достаточно времени, будучи обладательницей одной. Однако ее лошадка принимала свою хозяйку такой, какой она была. Пожалуй даже, сядь Вириенна на нее верхом в облике чудовища, Флегма не обратила бы на это свое лошадиное внимание. С другой стороны, кобыла волколачки была совершенно аномальна с точки зрения поведения, а так же не отличалась буйным нравом. Причиной тому были чары, скорее всего, которые наложил чародей, что это животное Вириенне и приобрел. Хотя и сама волколачка, выхаживая худую, на тот момент, и побитую клячу, которую Ильгард не разоряясь взял за гроши для прислужницы, много сил вкладывала в попытку вызвать у той к себе доверие. Вопросом до сих пор для волколачки оставалось чародею надоело за этим наблюдать и он втихаря воспользовался чарами, или Вириенна все таки волколачка действительно смогла ее приучить и показать животному, что бояться ее не нужно. Но ее серая кобылка была вовсе не этой… и времени на выстраивание взаимоотношений не было у Вириенны тоже. Действовать нужно было сейчас, а потому оборотень для начала решила воспользоваться первородными страхами и инстинктами животного, пригнав то к людям. А там уже как-то решить что к чему. С утомленной бегом конягой было немного проще, особенное если участь что из Бругге та отправилась днем следом за телегой, на которой путешествовала Ренна, потом поскакала во весь опор от оврага, а, следовательно, тоже должна была устать.
И чудовище не заставило себя ждать, выполняя свой план по загону лошади.
К людям гнала она кобылу, являя ночному небу и ехидно огрызающейся луне едва ли не пастушьего волколака. В отличие от хозяина лошади, ночная пробежка для волколака была приятным удовольствием, сопряженным с любовью к охоте. Когда же вдали показались огни, лошадь сама повернула к людям, зная, что там ее ждут покой, еда и защита. В конце концов, Вириенна оказалась у трактира, уже изменив форму на человеческую, а там уже сориентировалась по ситуации, заприметив поздно выходящих из заведения гостей. Историю сочинила на ходу про разбой и изнасилование, в чем помогала разорванная одежда и перепуганная кобылица. Лошадь поймали и привязали у трактира, а девушку проводили внутрь, уж больно тронул разыгранный спектакль хозяина с хозяйкою. Вириенне нашлась и какая-никакая одежка, и немного еды, и угол, пусть и не шикарный, для ночлега. Поахав и поохав, ее все таки оставили в покое по крайней мере, до утра. Конечно, можно было пожаловаться на скромную пищу или ночлег в тесных условиях, но и за это без денег можно было быть благодарной. Впрочем, утром хозяева трактира у «потерпевшей» охотно купили ее лошадь, когда она подошла к ним с предложением, пусть и отнекивались поначалу. Это позволило Вириенне кроме сытного завтрака разжиться еще и деньгами. Естественно, продала она чужую кобылу дешевле, чем стоило.

7 сентября, утро. Трактир

Утро выдалось солнечным, еда приятно грела желудок, а бестия спокойно сидела в окна в трактире, почитывая спасенные записи, допивая вино и дожевывая завтрак, венцом которого был ее естественный каприз: она нашла способ уговорить хозяина отыскать ей большое красное яблоко. Еще раз волчица подумала о том, как удачно все сложилось и вызванная ей сентиментальность послужила только на руку. Впрочем, задерживаться здесь бестия не планировала, оставалось только дождаться какого-нибудь заезжего путника, который ее подвезет.

+1

23

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Утолив свою жажду, отдышавшись как следует, а также переведя дух, наёмник решил осмотреться как следует и, прежде всего понять, где он находится. Первый, кто ему повстречался это хозяин местного трактира. Выглядел Ксандор, мягко говоря, потрёпанным, усталым и грязным. Всё говорило о том, что с ним что-то приключилось. Однако, наличие меча в руке не сильно располагало к нему других людей. Но что поделать, ножны остались вместе с его Весёлкой. Южанин и без того держал меч за лезвие у самой гарды, что ясно говорило о том, что в его намерениях нет атаковать или разбойничать, но кто же из местных будет на это смотреть.
- Эй, старик, иди сюда, - окликнул наёмник трактирщика, но тот сделал вид, что не услышал и поспешил удалиться в своём заведении.
Делать было нечего, пришлось наёмнику самому осматриваться. Немного побродив по небольшому селу, Ксандор услышал до боли знакомое ржание. Пойдя на звук, он увидел свою Весёлку. Та, привязанная к столбу, бесчинствовала, пытаясь высвободиться, почуяв хозяина. Сейчас, набравшись сил и отдохнув, она уже не была такой покорной, как прежде, когда её привязывали. Не без радости южанин тут же бросился к своей лошадке. Успокоив животное, погладив кобылу по морде, нильфгаардец первым делом проверил целостность содержимого его седальных сумок. Шерстяной плащ, фляга с водой и немного сушёного мяса, заклад с мешочком монет, а также листовки с лицами разыскиваемых преступников и разбойников, которые Ксандор предъявлял, доставляя очередное тело, чтобы ему заплатили - всё было на месте. Меч вернулся в ножны, однако теперь наёмник открепил их от седла и уместил на свой пояс.

За этим всем действием наблюдая хозяйка трактира из окна. Она-то и вытурила муженька разобраться, чего это какой-то чужак делает с их лошадью. Наёмника привлёк скрип двери, откуда показался тот самый мужичок, который совсем недавно скрылся от южанина в таверне.
- Решил-таки выйти? - сказал наёмник, не дав трактирщику сказать и слова. - Спасибо тебе, старик, что присмотрел за моей лошадкой.
- Но это ведь... Милсдарь... - опешил мужичок. Всё же наличие оружия заставляет людей относиться к себе с уважением, эту особенность быта нордлингов Ксандор давно усвоил и пользовался ею охотно. - Нам продали эту кобылу... Девица...
"Вот значит как...", пронеслось в голове нильфгаардца. Всё же она смогла поймать Весёлку и даже осмелилась продать чужую кобылу, к тому же, так быстро. Запинаясь и заикаясь хозяин трактира рассказал ту слезливую историю, что поведала девица в разорванных одеждах, которая как раз сейчас сидела в трактире и завтракала. Ксандору сложно было сохранять серьёзное лицо, выслушивая то, что придумала волколачка. Особенно сильно хотелось посмеяться над простодушными стариками, которые в эту историю поверили. Но, раз так всё сложилось, наёмник решил использовать то, что было.
- А эта девица... Откудава Вы знаете её, милсдарь? И почему у неё Ваша лошадка была? - под конец повествования спросил старик.
- Она моя сестра, - не моргнув и глазом, ответил Ксандор.
- Но она про вас ничога не говаривала, мисдарь.
- Ещё бы, она же видела, как меня окружили те мерзавцы. Небось, думает, что убили меня, - Ксандор обошёл старика и направился в таверну.
- А как быть с кобылкой? - спросил вслед трактирщик, заставив наёмника остановиться.
На вопрос, за сколько продала "жертва насилия" его кобылу, старик ответил, немного подумав и, явно накинув цену раза в два.
- Я же спрошу у неё. И если ответ будет другим... - Ксандору не нужно было заканчивать фразу, чтобы услышать приемлимую цену. Дёшево она оценила Весёлку, но, делать было нечего.
Достав из-за пазухи мешочек, южанин заплатил старику чуть больше того, что он заплатил девице, а после пошёл внутрь. Он отдал практически все свои деньги, которые собирал последние несколько заказов. Зато договорился, что переплата пойдёт за счёт завтрака, который ему подадут немедленно.

Вошёл наёмник в зал трактира в сопровождении хозяина таверны, который тут же подошёл к девице и радостно сообщил её, что её брат жив-здоров, указывая на Ксандора, который занял тот же столик, сев напротив. Он ждал, пока ему подадут еду и питьё, прежде, чем начать разговор.
- И снова здравствуй, - произнёс наёмник, пробормотав что-то непонятное под нос недовольным голосом и явно на нильфгаардском диалекте. - Теперь-то поговорим?

+1

24

Вириенна не смотрела на улицу, но нехотя услышала разговор и ощутила знакомый запах, напоминающий ей о недавней встрече с чародеем. На мгновение остановила ложку у рта. Задумалась. Продолжила есть, с аппетитом разжевывая кусочки мяса в поданной к столу скоблянке.
«Что ж, - понимала она очевидное, - вот снова ты. Преследуешь что ли… Какие занимательные совпадения»
Дня это никоим образом не испортило. Напротив, ее увлекли мысли о том, каким будет его приветствие и что же он скажет, будет шипеть и злиться, потребует ли денег, или же скажет что-то иное? И как же преподнесет все хозяину трактира.
Новый спектакль не заставил себя долго ждать. Вскоре знакомый ей мужичок оказался рядом и сказал ей о ее «брате». Когда же Вириенна посмотрела удивленно на трактирщика, тот, казалось, начал понимать что к чему. Только вот у мужчины, что о ней расспрашивал в руках был меч. Не иначе тот самый разбойник – подумалось ему. Ксандор был вооружен, грязен и уже успел продемонстрировать свою опасность. Кроме того, его говор выдавал в нем уж никак не брата бедняжки-беглянки с большими голубыми глазами, лучащимися эмоциями, правдоподобной беззащитностью и очарованием. Они были совершенно разными: Вириенна обладала белой кожей и светлыми глазами, да совершенно не схожими с зеленоглазым пришельцем со смуглой кожей чертами. Если бы он назвался ее любовником, то это было бы больше похоже на правду, а тут… Однако, словом против меча хозяин не полез. Сейчас же он лишь виновато потупился, когда поймал взгляд Вириенны. Трактир была для него всем и потерять ее или изуродовать в сваре мужичок не хотел. Но, все же, ему казалось, что это один из бандитов о которых она обмолвилась, нашел ее. Возможно, лошадь была и действительно его, уж больно ловко он с ней управлялся, а значит девка просто взяла первую попавшуюся когда бежала. Возможно даже он был не один, а потому он просто опустил глаза и ушел, выполняя просьбу «брата».
Вириенна же помогать человеку в его дилемме, которая возможно будет еще очень долго терзать его теперь чувством вины, не собиралась. Лишь скрипнула зубами, видя трусость. Вовсе не появившийся наемник раздосадовал ее. Нет. Дело было в том, что чем больше она смотрела на людей, тем более жалкими они казались.
Трактирщик скрылся с глаз, увлекая за собой жену и что-то шепча в ответ ее удивлению. Она знала что. Слышала. Но виду не подала. Ощущала волколачка и то, что новый гость этого заведения приближается к ней. Чувствовала шаги, ощущала запах. Поморщилась, но все же смотрела в окно, не обращая внимания на происходящее, пока наемник садился. Наблюдавшие за ней трактирщик с трактирщицей лишь удостоверились в том, что не брат он ей потерянный в сваре. Братьев, оказавшихся живыми, обычно не так првиетствуют.
- От тебя разит, будто бед ты собрал по пути сюда немерено. – Ответила она и вдруг повернула голову. – Как добрался?
Она будто иронизировала, судя по речам, но очень изящно и прикрыто.
И, разумеется, не ответила на вопрос прямо. Но, все же, разговор начала.
А вот и трактирщик спешил с заказом гостя.

+1

25

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Наёмник некоторое время наблюдал за трактирщиком и его женой, которые явно не поверили его истории. Естественно, у него же не было невинного личика и светлых глаз. Зато был меч и вид человека, с которым лучше не связываться. По крайней мере, старик не проявлял глупую отвагу, в попытках защитить девчонку от того, кто по её истории мог оказаться тем самым негодяем. По крайней мере, Весёлку удалось вернуть, пускай и пришлось заплатить за неё. Требовать деньги от волколачки было бесполезно, да и повести себя она могла как угодно. Если бы только знали эти селяне кого приютили, то наёмник был бы для них сущим добродетелем, которого послала сама Мелителе. Только вот для них девица была лишь девицей, а наёмник - негодяем, на пути которого лучше не вставать.
- Будешь ещё издеваться? - буркнул воин, приступив к трапезе.
Изголодался он знатно, а посему ел охотно и много. Из-за вчерашних событий было ощущение, что не ел он добрую неделю. Не смотря, что рот его был забит едой, он не отрывал взгляда от сидящей напротив девице, прищурив глаза. Во взгляде его чувствовалась некая обида, но никакого страха или презрения. Да, она была не человеком, но вела себя куда более человечно, чем многие из тех, кого встречал Ксандор на своём пути. Добрячкой её, естественно, не назовёшь, да и нельзя отнять у неё хитрости, которой позавидовал бы иной чародей. Только вот она не убивала всех без разбора, явно не наслаждалась убийствами, иначе он не сидел здесь.

- Слушай, против тебя я ничего не имею, но ты втянула меня в поганую историю, - прожевав, сказал наёмник. Говорить с набитым ртом ему всё же не позволял этикет, который он усвоил ещё в детстве. - Кто этот чародей? Если расскажешь мне всё, что знаешь, я помогу тебе от него избавиться. Скажем, в качестве возмещения тех неудобств, которые я тебе доставил.
Ксандор понимал, что сейчас самым лучшим вариантом для него было сыграть на стороне волклоачки. Раз он уже пошёл против чародея, то просто забыть о нём и не считаться с его могуществом было непростительно глупо. Южанин надеялся, что девушка захочет покончить раз и навсегда со своим преследователем и готов был помочь в этом. Но, чтобы достичь этой цели, он должен знать, что за чародей его наниматель, будут ли искать его убийц, или же где-нибудь за его голову неплохо заплатят. Ксандор не хотел осложнять свою жизнь ещё больше, а это значило, что ему придётся принять сторону волколака, он должен был добиться её поддержки, чего бы это ему не стоило.

+1

26

Ничего о ней не знал наемник, а то, что казалось ему чертами лучшими, иного бы насторожить должно было. Южанин считал, что она может сдержать в себе зверя, а иной бы задумался, что импульсивностью тварь не страдает, и это делает ее только опаснее. Впрочем, мысли наемника Вириенне были недоступны, а потому никаких выводов насчет его намерений она не сделала. По внешним невербальным признакам волколачка видела лишь раздражение от ее шутки и лицезрела укоризненный хмурый взгляд. Однако, бояться она разучилась давно. По крайней мере, простых людей. Вириенна не знала насколько это зря и как ей аукнется еще эта особенность недооценивать людей, да смотреть на них с высоты пищевой цепи, пусть не сейчас, так рано или поздно. Но пока еще причин что-то менять в этом отношении не было необходимости.
- Принесите сидра. – Вириенна поймала взгляд трактирщика, который подавал еду ее собеседнику, прямо перед тем, как тот покинул их столик. После чего бестия вернулась вниманием к наемнику, убедившись, что хозяин трактира отошел достаточно далеко.
- О. Да ты видишь издевку на ровном месте. Я проявила сестринское участие. – Ответила она на вопрос мужчины, сидевшего напрпотив, спокойным тоном все с той же ироничностью, где упомянутого участия было крайне далеко.
Разговор с предполагаемым «братом» шел не лучшим образом и тема была взята не самая приятная, при том для них обоих, пусть и по разным причинам. Впрочем, «брат» приступил к еде, выглядя очень голодным. Пожалуй даже, в этом он чем-то был схож с Гилдартом – ее настоящим братом – ровно как и с любым зверски голодным мужчиной на планете.
- Очень жизнеутверждающий аппетит. – Заметила она, а затем взяла в руки нож, переместив взгляд со своего собеседника на лежавшее на столе яблоко, после чего в ладони ее оказался и алый плод. Темноволосая бестия откинулась, вольготно и лениво, с обманчивой беспечностью, облокотившись о стену лопатками и изменив свое положение, поставив одну из ног на лавку, а после согнув в колене. Продолжая наблюдать за мужчиной внимательно, Вириенна облокотила руку, что держала яблоко о колено, с другой разрезала плод на две части на весу. Пахнуло яблочным соком. Отложив половинку яблока на стол, таким же манером волколачка отрезала от плода благоухающий ароматом кусок и положила тот себе в рот, удовлетворительно и неторопливо зажевав тот. Так продолжалось до тех пор, пока мужчина снова не обратился к ней, уняв первый голод. Пока этого не произошло, на столе уже успел появиться заказанный бестией сидр. Вопросы же наемника были уже интереснее, разве что неожиданный упрек раздражал.
Некоторое время Вириенна молчала, состроив удивленно-оскорбленное выражение лица, продолжая жевать яблоко. Потом губы ее дрогнули в ухмылке и она позволила себе ответить так, как хотела.
- Послушай, незнакомец. Я не намереваюсь быть девочкой для битья. – Спокойно, но с нотой недовольства произнесла она. – Для начала, я скажу, что конструктивный разговор у нас получится только в том случае, если ты прекратишь видеть во мне причину своих неудач. Мне это не нравится. Свои ошибки я готова признать, но чужие взваливать на свои плечи даже не стану. Давай посмотрим на все трезво и правдиво: я никуда тебя не втягивала. Более того, я даже хотела уйти по-тихому, но ты сам меня догнал и в эту поганую историю влез. Ты не слушал меня, когда я называла историю поганой и советовала держаться подальше. И с чародеем, правды ради, ты повздорил сам. Это твой выбор. Я к нему не имею никакого отношения. Даже без лошади ты остался потому, что вовремя не расставил приоритеты. Я нужна была тебе тогда, да хотя бы, чтобы отыскать твою скотину, а теперь я нужна тебе, чтобы ответить на вопросы.
Она отвлеклась от нарезания яблока и посмотрела на собеседника, коротко ткнув в его сторону острием ножа.
- Более того, ты хочешь чего-то от меня, но при этом меня упрекаешь. Как думаешь, долго я буду разговаривать в этом ключе? Хочешь откровенного разговора – будь откровенен, не скидывай проблемы с больной головы на здоровую.
Она неприятно так улыбнулась, состроив любезную улыбку губами и даже, казалось, глазами. Ей определенно не понравилось то, что Ксандор собирался сделать, неприкрыто пытаясь воззвать к чувству вины за то, чего она не совершала.
Перестав гримасничать, оборотень обратила внимание на стол и на бутыль яблочного пойла с кружкой рядышком.
Пожалуй даже, теперь было очевиднее, что Вириенна собеседник не легкий. Женщина знала себе цену и обладала свободолюбивым и гордым нравом. Кроме того, совершенно не в традициях женственной людской кротости, ценившейся в человеческом обществе и надлежащей барышням, она могла дать отпор и даже давить на собеседника, легко удерживая ситуацию в руках. Впрочем, если задуматься, то перед ним была вовсе не человеческая женщина, а волколак, и для дикого зверя все было вполне приличиствующе и объяснимо. Однако, вместе с тем, в ее манерах проскальзывало и что-то необъяснимо-по-человечески-изящное, сродни чародеям и людям просвященным, а не черным, деревенским, - словарный запас, терминология, манера вести речи, - или же смелым самодотаточным аристократкам.

+1

27

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
Совсем не такого ответа ожидал от девушки наёмник. Он вовсе не привык к такому отношению к собственной персоне. В детстве и юношестве он, наследник графского рода, был едва ли ни пупом земли, с ним общались учтиво, покорно, боясь сказать лишнего или возразить. Примерно то же самое было и в годы его бурной разбойничьей юности, где он охотно пользовался всеми привилегиями главаря, пускай и замечал, что не всем его "подчинённым" это по душе. Когда же из лидера разбойничьего отряда Ксандор превратился в обычного наёмника, то смог быстро показать свою сноровку и дать понять окружающим, что с ним лучше не заигрываться, а потому иные головорезы либо сторонились его, либо общались весьма сдержано, а что касалось простых селян, да трудяг, то страх пере человеком с оружием просто вынуждал их относиться с должным уважением. Даже среди скоя'таэлей Ксандор смог показать свою пользу и он был одним из немногих d'hoine, к которым остроухий народ относился без презрения. А тут случилось то, что случилось. Ксандор не мог сказать, было ли это особенностью нрава девицы, или же в ней говорило животное начало. Насколько он знал, у животных и тварей, к ним приравнивающих, на уровне инстинктов заложено следовать за теми, кто сильнее, кто показал себя вожаком, альфа-самцом. Так быть может в этом и было всё дело и волколачка пыталась показать своё превосходство, чтобы не позволить человеку задавить себя. Только вот Ксандору это было совсем не интересно.
- Ты не поняла... - он смягчился, решив попробовать другой подход, лишь бы не провоцировать зверюгу, ведь доверия к ней не было никакого. - Хотя, могла бы сказать, что ты из себя представляешь и что тебя разыскивает чародей. Глядишь - и обошлось бы без грязевых процедур. Ты, как я погляжу, чистая, ухоженная, не то, что я. Согласен, моя вина в том, что полез туда, куда не следовало, без точного знания ситуации. Но, поверь, у меня были причины...

Несмотря на расслабленный вид наёмника, он не сводил взгляда с собеседницы. И не потому, что она хоть сколько его завораживала, он всё же опасался, что она может принять иной вид. Как бы там ни было, сталкиваться с зубастой зверюгой Ксандор не горел желанием, равно как и допускать жертв среди селян. Ему нужно было просто избавиться от чародея, который уж точно захочет поквитаться с наёмником. Встречался с магиками Ксандор не часто, но смог усвоить то, что это гнилые люди, не отягощённые хоть чем-то человеческим. Ни одна встреча с чародеем или чародейкой не приносила Ксандору ничего хорошего. Так случилось и в этот раз.
- Слушай... Ты ведь бежишь от него, это и без слов понятно. А судя по твоей реакции тогда, в овраге, я не первый, кого отправили за тобой. Я могу избавить тебя от страха преследования, если ты поможешь мне. У меня есть цель и я не позволю какому-то чародею убить меня. Так что, отбрось всю свою неприязнь и прекращай вести себя столь высокомерно, если не хочешь закончить у кого-нибудь на лабораторном столе, или чего ещё похуже.
Ксандор покосился на хозяина таверны, который направлялся к столу, чтобы явно предложить чего-нибудь ещё, но тут же сменил направление в прямо противоположную, поняв по взгляду наёмника, что подходить к нему не следует.

+1

28

- Очень занятное предложение. – Отозвалась бестия, наливая в чашку немного своего питья. – Я давно бы уже была насажена на вилы, если бы вела себя, согласно твоему плану.
Вириенна уколола сарказмом, однако не столь концентрированным, как могло бы быть. Видно, сказался тон наемника, который неожиданно смягчился, а не пошел на конфликт. То, что мужчина не стал спорить или проявлять агрессию, кажется расположило зверицу к нему чуть больше. Инстинктивно, у нее появились зачатки инстинктивно-покровительных чувств. Она даже решила дальше пояснить, объясняя свою позицию вроде бы незнакомому мужчине.
- Во-первых, я не знала знаешь ты с чем столкнулся или нет. Во-вторых… На минутку представим, что я говорю «я – чудовище» любому встречному, как только возникают проблемы, а потом доказываю ему, что абсолютно серьезна, делом, если меня не пырнут чем-нибудь сразу же. Ты бы не сделал этого? В довесок, я начинаю жаловаться в своих проблемах с чародеями, селянами и ведьмаками. Ты действительно считаешь, что этот человек проникнется и пожалеет зубастую тварь, что пугала его ровно до того момента, как стала заискивать подобным образом? Говоря понятным тебе языком, это все равно, что тебе жаловаться на жизнь и то, что противники попадаются сильнее тебя, а ты боишься несправиться, перед клиентом. Только в твоем случае, тебя просто не наймут, и возможно уничтожат репутацию. А в моем – осмелеют до того, чтобы напасть. Потому что убить то, что отличается от них, что может обманывать и прикидываться ими, может сожрать и быть опасностью – это в природе людей. Более того, я действительно такая, как они считают. И, я надеюсь, ты больше никогда и никому подобного наскоро не предложишь, не обдумав прежде причин. Ты же, вроде бы, не деревянный совсем.
Вириенна подняла чашку, отсалютовала, чокнувшись ей с собеседником в воздухе, а потом отпила, промачивая горло. Волколачка тоже смотрела на него, на этого человека. Он и сейчас внимательно смотрел на нее. Она инстинктивно ощущала недоверие, потому что была недоверчива и понимала этот взгляд. Нет, мужчина явно не думал, когда предлагал ей ту глупость. А, может быть, просто хотел казаться недалеким.
- Впрочем, уходя от того бесполезного разговора, я скажу тебе о том, что ты ошибаешься. Сам понимаешь, у меня нет причин изливать перед тобой душу и посвящать тебя в свои дела, да и ты наверняка не захочешь в них влезать. Но ты ошибаешься в том, что тебе так очевидно. Я не бегу От. Я, скорее, бегу К. Этот маг оказался просто удачным обстоятельством, чтобы понять, что пришло время зарыть концы в воду и покинуть Бругге. И от твоего предложения я вынуждена отказаться, у меня есть тот, кто сможет мне помочь. С чародеями лучше всего разбираться чародеям.
Вириенна подлила себе еще сидра в чашку. Затем вновь подняла глаза на собеседника.
- Если хочешь моего мнения, то просто уезжай из округи. Ты мелкая сошка, просто исполнитель. Ему нужен не ты, а я. Вряд ли он будет тратить на тебя время, если ты ему под руку не подвернешься случайно. Держись подальше, не мути воду, не давай знать о том, что с ним столкнулся здесь, и не провоцируй его, давая больше причин исполнить обещанное.
Она недоговаривала. Недоговаривала о ренегатах, о намерениях, о том что ему нужно от нее. И она надеялась, что дальше ее расспрашивать не станут. Как могла, она пыталась предотвратить дальнейшее посвящение незнакомца в проблему. Если он узнает о ренегатах, то вдруг ему взбредет в голову обратиться к магам. А если его начнет искать Капитул, то может статься что и секреты волколачки пострадают. Последнего Вириенна не хотела. Если знания о некромантии и прочих запрещенных чарах ускользнут из ее рук и достанутся другим, то она не сможет все изучить и найти способ вернуть из жизни того, кого предала и хотела вернуть. Этого никак нельзя было допустить.

+1

29

[AVA]http://s9.uploads.ru/t/pSrtu.png[/AVA]
- Видишь, - усмехнулся наёмник, слегка наклонившись вперёд и положив локти на стол. - Моё предложение настолько же глупо, насколько были твои попытки отговорить меня. Можешь себе представить, что было бы, если бы я, будучи наёмником, умывал руки каждый раз, когда моя цель говорила, что я не знаю с кем связываюсь и что я по уши, прошу прощение за выражение, в дерьме? В данной ситуации не было иного исхода - ты не могла рассказать правду, а я не мог отпустить тебя, слыша такие расплывчатые угрозы. Судя по моим действиям, которые, если сейчас подумать, были крайне безрассудны, ты прекрасно понимала, что я не имею ни малейшего понятия о том кто ты. Какой глупец перекинет такую девицу через плечо, зная, что она из себя представляет? Я к тому... Что упрекать меня в том, как я поступил - бессмысленно, на тот момент я просто не мог иначе.
Ксандор слегка сощурил глаза. Было видно, что его задевает такое пренебрежительное отношение к нему, словно он деревенский дурачок, что полез с вилами на дракона. Гордость всё же у наёмника была.
- Видишь ли, тут не всё так просто... - нехотя признал наёмник. - В той таверне, где мы разговаривали с чародеем было множество паскудных людей, которые, в некотором роде, являются моими соперниками. И, если я вернусь ни с чем, то моей репутации среди моего постоянного источника дохода просто конец. Конечно, тебе абсолютно плевать на это. Только вот подумай, что мне лучше сделать, сдаться и убежать, либо самому разобраться с чародеем, не без помощи, естественно, но репутация моя ничуть не пострадает, а даже наоборот. Только видишь ли... Тут есть загвоздка. Мне придётся самому тратить время на поиски негодяя, а самый простой и очевидный способ - использовать приманку. Такую, на которую он точно клюнет.
Всё же, Ксандор не верил, что чародей просто так отступит от того, кто попытался его убить. К тому же, с его стороны действия обманутого наёмника выглядели, как чистейшее предательство. Если чародей капнёт глубже, он может узнать о Ксандоре то, чего не следует и, соответственно, тогда он перестанет быть мелкой сошкой, наёмником без прошлого, а станет нильфгаардским солдатом, наследником не последнего в империи графского рода, да ещё и предателем в довесок. Зная коварство чародеев, Ксандор не имел ни малейшего понятия, как сможет использовать это магик, охотящийся за волколачкой, но был уверен, что сможет. Конечно, этого может и не случится, но рисковать Ксандор не хотел. Единственный выход, который он мог сейчас увидеть, это просить помощи у скоя'таэлей. Он знал, что некоторые "белки", обязанные ему, охотно помогут достать чародея, но без помощи волколачки, ему просто придётся использовать её, как приманку. Сейчас стоило мягко намекнуть ей на такой исход, а заодно сделать это так, чтобы уйти отсюда живым.
- Если ты отказываешься мне помогать, то я сейчас же уйду и больше ты меня не увидишь, но я не смогу просто позволить чародею уйти после того, как он выставил меня дураком. Надеюсь, тебя это не зацепит, однако, стоит мне уйти отсюда и это будет зависеть уже не только он меня. Сюда уже направляется отряд, способный помочь мне в моём плане. Хорошо, что мне повстречался курьер, который отъехал отсюда с рассветом и уже наверняка доставил мою весточку в Бругге, - Ксандор открыто врал, но его серьёзное, беспристрастное лицо никак это не выдавало. - Так что? Не хочешь передумать?

+1

30

- Когда ты перекинул меня через плечо, тогда и подумывала о том, что с тобой можно договориться. Но, все-таки, я не могла быть уверена, что ты не знал с кем связываешься. Ты мог на него работать уже долго. Вдруг чародей дал тебе на этот случай какое-нибудь средство.
Она ответила таким же прищуром глаз, фыркнула и вновь «утонула» в кружке с яблочным пойлом, вкушая вкус и аромат. Наемник, меж тем продолжал говорить и объяснять, вдруг разговорившись и уподобившись самой бестии, которая не перебивала, обдумывая сказанное в голове. Южанин говорил с ней и о своих причинах, заключенных в личных мотивах, предлагая все таки пойти на сделку, но, вместе с этим обмолвился и об альтернативе. Так что подумать было над чем. Волколачка слушала спокойно и лишь моргала, никак не выражая своих помыслов. Слова наемника, конечно, беспокоили ее, потому что терять время на решение его проблем она не хотела, но, вместе с тем, он все-таки ее не запугал. Да, у нее не было причин не верить блефу про его людей, которые должны были ему помочь. Вириенна слышала и понимала все, что он хотел ей сказать, однако, зверь знал, что людям с его чутьем не сравниться и, к тому же, этот южанин не знал куда она держит путь на самом деле. Потому она не видела серьезных причин менять планы. Если же действительно дойдет до самого плохого для нее варианта, то она будет выкручиваться по мере поступления проблем, как и всегда. В ее жизни не было места хорошо продуманным планам, потому что всегда появлялись удобные и интересные обстоятельства.
- Что ж, я повторюсь, что не собираюсь в этом участвовать. Это не мой вопрос. И в обиде я не буду, такова жизнь. Я услышала тебя, человек. Поняла твои намерения и мотивы. Мы с тобой не друзья, нас просто свел случай. Но и ты не обессудь, если все-таки решишь до меня добраться со своими людьми: я не сдамся без боя. У тебя всегда будет выбор. Сколько людей погибнет до того, как тебе посчастливится получить желаемое, если это вообще случится – все на твоей совести. Ты предупрежден и знаешь куда лезешь. Знаешь, что случатся убийства. По крайней мере, я говорю об этом честно. Советую, все таки, пересмотреть свое решение и внять моему совету. - Спокойно подытожила она.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Из тысячи верных историй ты выбрал сегодня не ту