Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Уж замуж невтерпеж


Уж замуж невтерпеж

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Утро, 26 III 1262
Пасмурно, туманно

Трухлявый пень гостеприимно встретил путников в болотах, наполовину высунувшись из зеленой трясины. Исполинское древо должно быть когда-то пускало здесь свои толстые корни, что шли глубоко вниз и на мили в стороны. Сейчас они страшными пиками торчали то тут то там. На одном таком корне развевалась голубая ленточка, что обычно вплетали в косу девушки. Яркий кусочек ткани изредка вздрагивал от слабого ветра и вновь бессильно опускался. Недобрый знак, подумал Весемир, облизывая сухие губы и проводя пальцем по усам.
[indent=1,0]Совсем рядом с искореженным пнём извилисто шла едва приметная дорожка: глаза старого ведьмака не подвели. Указав верное направление, Весемир двинулся по нему, прислушиваясь и всматриваясь ко всему. Сапоги увязали в вязкой воде, осложняя и замедляя движение.
[indent=1,0]– Слушайте, девки, – ведьмак чувствовал, что каждый с трудом сделанный шаг приближает их к цели, неизведанной, а потому опасной. – Ведьмы делятся на несколько типов. Первый – знахарки, травницы, которые владеют примитивной магией или же не владеют её совсем. Практически безобидны. Второй – психически неуравновешенные особы, что уверовали в некие силы и старательно пытаются этим силам потворствовать. Опасны. Ведь хрен знаешь к каким силам они задом поворачиваются. Кхм. Третий, это, хм. Третьи, в общем, это древняя сущность, обладающая не менее древней магией. Обычно дурит людям головы, подчиняет своей воле, бесчинствует и… Сомневаюсь, что мы встретим именно такой тип. Есть еще правда четвертый и пятый…
[indent=1,0]Весемир, не обращая внимания на жуткие пейзажи вокруг, вязкую топь и неприятный запах, продолжал занудствовать о классификации ведьм. Он приводил примеры, с которыми встречался и рассказывал о способах борьбы с ними. Казалось, старик вновь стоит в просторной и пыльной библиотеке Каэр Морхена, заставляя юных ведьмаков читать и зубрить целые главы, а затем без запинки рассказывать слово в слово. И не забери их холера, скажи они что-то не так или пропусти фразу!
[indent=1,0]Сутулые и низкие деревца разошлись в сторону. Ноги ступили на мягкий ковер мха, под которым всё равно чувствовалась толщина воды. А впереди низким холмиком торчал деревянный сруб, из боковой трубы которого шла тонкая струя дыма.
[indent=1,0]Ведьмак жестом велел девушек остановится.
[indent=1,0]– Так, вам стоять здесь. Не вмешиваться. Ясно? – он посмотрел в глаза светловолосой ловкачке и с нажимом вновь спросил: – Ясно? Вот и договорились.
[indent=1,0]Сёстры могли видеть, как фигура старика с мечом наголо в руке подходит к дому, останавливается, прислушивается, открывает дверь, что оказалась незапертой, и входит внутрь. Раздается громкий железный треск и…
[indent=1,0]…тишина.
[indent=1,0]Дым из трубы повалил сильнее.

+1

32

Пеньки, мох, да обглоданные косточки, и пусть косточек было еще не видать, однако это совершенно не мешало Вирре с настойчивостью охотничьей собаки осматривать каждый второй пенек надеясь заметить что-то такое, что бы мог пропустить кошкоглазый, а попутно слушая лекцию на тему видов, классов и жизнедеятельности ведьм.
— Там откуда мы родом, ведьмой каждую третью девку величали. Да и мы с Риной ранее одну видывали. Хорошая баба была, нежадная. — Злоключений на их головы хватало с лихвой, да Качмарчик нередко делили оные с другими наемниками, ведьмаками и даже ведьмами.
— Но оная, поди, пирожками нас не побалует! А жаль... — Желудок предательски заворчал, то ли от голода, то ли от страха, когда ведьмак все же посмел ступить на ведьмин порог, наконец-то приблизившись и обнажая клинок.
«И что дальше?» , обычно Ринка попадала в глаз белке со ста локтей, не всегда правда и обычно на спор, «поспорить с ней, что ли?» , впрочем, в ведьму оная может запросто попасть от страха, причем тоже в глаз, в один момент приравняв ведьму к белке.  «Я на тебя надеюсь» , страшные сказки про болотных баб, заманивающих в свои сети доверчивых ребятишек, рассказанные перед сном старым дедом навсегда отложились в детском создании.
— А нам точно туда? — Никаких пряников, да сладостей она здесь не видывала, хотя глазищи пялила знатно, любая жаба болотная обзавидовалась бы.
— Пойду второй. Рина, прикрывай спину, да краснолюда высматривай, вдруг явится. — В этом младшая Качмарчик сомневалась. Гвюдмундюр скорее завалиться под ближайший пенек, чем долго и нудно будет искать тропу, ведущую к лесной ведьме. "Бабам с бабой и дела решать" - слышался Вирре будто наяву наглый тон. Хрен с тобой лентяюга» , пока с ними был ведьмак, наемницы не особо нуждались в поддержке. Если что всегда успеют убежать, пока ведь будет пересчитывать каждую косточку кошачьего. Правило “своих в беде не бросаем” распространялось только на сумасбродную тройку, а все просьбы ведьмака Качмарчик пропустили мимо ушей, отстав от оного лишь на пару минут.
— Ты только стрелять не спеши, поговорим сначала! — Злить ведьму раньше времени не шибко хотелось, однако и прощать оной головную боль безумную Вирра тоже не собиралась. «Ишь чего удумала старая, спасибо хоть не травила пакостью какой болотной» , а ведь могла! Как пить дать могла!
— И шо там? — Дверь неприязненно скрипнула, без особой радости пропуская незваных гостей в темное и душное подобие коридора. Две лавки, пучки, да травы. Сестры Качмарчик практически одновременно прикрыли лицо рукой, стараясь даже дышать через раз.
— И где же ведьма? — Привечать их никто не вышел, впрочем, и в дом они вошли без особых проблем. Жилой. «Хоть это да радует» . Окликать ведьму никто не спешил, с такой хозяйкой надо быть осторожнее.
— Слышала? — Шорох да за печью вряд ли было рук ведьмы, да вот только в столь напряженный момент Вирра была готова поверить даже в это. Не зря же дед говорит, что ведьмы наглые ночами темными в кошек черных перекидываются. Однако кошки наёмница тоже нигде не видела.
«Притаилась стервь старая» , впрочем, в доме была ещё одна самая дальняя комната, откуда исходил едва заметный красноватый свет лучины, а также пряный запах травы и едва различимая в тишине… песня?

Отредактировано Вирра Качмарчик (2018-01-05 11:50:51)

+1

33

Утро, 26 III 1262
Пасмурно, туманно

Травяной отвар был горяч. Ух, как горяч. Обжигал губы. Но пах так приятно, так сладко, что устоять было не в силах.
[indent=1,0]Ведьмак сделал очередной глоток из грубо вырезанной деревянной чарки. На ней была вырезана морда волка. Не умело, но очертания и порода зверя угадывались.
[indent=1,0]Комната, в которую был сопровожден старик, не искрила богатством, но казалась теплой, уютной из-за аккуратно расставленных разно размерных котелков, простой кухонной утвари и деревянных приборов, развешанных пучков трав и высушенных грибов. На столе всё еще пыхтел чайник, только что сошедший с очага, а вокруг него расположились еще три чарки и миска с пирожками, от которых поднимался ароматный пар-дымок. Кажется, корица и яблоко. У огня стояла фигура молодой женщины в красных платьях. Её распущенные каштановые волосы струились по узким плечикам и ниспадали на удивительной осанки спинку. Голубыми глазами она по-доброму смотрела на сидящего старика и пела ему песню о героях, что несмотря ни на что продолжали бороться со злом мира, спасая простых обывателей и выручая влиятельных королей.
[indent=1,0]Голос её, подобно мёду, лился трелью соловушки, опьянял, очаровывал, влюблял.
[indent=1,0]Завороженный Весемир улыбался в свои шикарные седые усы, глядел прямиком в добрые глаза девушки и наслаждался песнею. Не замечал он ни черной кошки, что сидела на вытянутой бочке и с неким раздражением вылизывала левую лапу, ни развешанных и высушенных жаб, летучих мышей и даже человеческих ушей на тонких, неприметных ниточках вдоль стен. Также на огне время от времени булькал котел с вязкой жидкостью неприятного вида местной трясины. Поварёшка, оставленная внутри, тихо побрякивала о медные края котла.
[indent=1,0]Песня неожиданно прервалась.
[indent=1,0]Девушка в красных платьях отвлеклась на шорох у двери и покачала головой. Заигрывающе подмигнув старику, он сладко позвала иных гостей:
[indent=1,0]– Милости прошу, к моему столу! Девоньки, ходите! Чай горячий ждет на столе, вареный на душистой лесной ягоде. А рядом пышные ватрушки для вас, мои подружки!
[indent=1,0]Ведьмак посмотрел на дверь, на наёмниц, словно видел их впервые, не узнал, но добродушно улыбнулся и кивнул. Меча при нём не было. 
[indent=1,0]Иллюзия? Магия? Кем на самом деле была эта милая, гостеприимная дама, сумевшая околдовать ведьмака-старика, знала только черная кошка на вытянутой бочке в углу. Но та вряд ли бы поведала секрет зашедшим сёстрам Качмарчик. Молодым и голодным наёмницам.

+1

34

К красивым от природы бабам, Вирра всегда относилась с подозрением, а если эта баба ещё и одна в лесу живет…. «Тьфу, ведьма», это прозвучало так же осуждающе, как говор местной корги, сидящей на лавочке, и провожающей всех молодух неприязненным взглядом. А с другой стороны, в избушке этой, явно были свои погремушки, а потому и за стол девицы, как не привечала их сладкоголосая хозяйка, не особо торопились.
   — Хорошо у вас тут, уютно. — Локоть сестры пришел аккурат в район ребер, отчего младшая Качмарчик недовольно зашипела. Ну глупа она была, глупа, знала ведь не понаслышке что не стоит дёргать волколака за хвост, а все равно каждый раз на одни и те же грабли. «Ну и черт лысый с ней, с ведьмой этой. Выбраться бы отсюда живыми, а всё остальное…», — мы бы с радостью у такой мастерицы отобедали, да сыты уже. — Причем стоило бы сказать «по горло», но Вирра вовремя прикусила свой язык.
   — А чего это он сидит такой завороженный? Болезненный небось? — Прикинуться лопухом тоже надо уметь, хоть наёмница и не сомневалась, что ведьма давно поняла с кем они пришли и по чию душу. «Давай, Рина, не оплошай», сестра умела тихо взвести арбалет, а серебряная стрела, да ещё и точно в яблочко помогала им практически во всех случаях.
   — Или напился уже? До мётел драных? — Развернуться здесь толком и негде было, что весьма осложняло работу по доведению ведьмы до белого каления. Взяв в руки одну из чарок и понюхав содержимое, Вирра спокойно выплеснула варево в ближайший горшок, не собираясь соблазняться гостеприимством и лишаться чего-нибудь важнее пары своих ушей.
«Ох, ведьмак…», о том, как ведьме болотной удалось одурманить старого волка, им только предстояло узнать. За дверью что-то зычно стукнуло, и ведьма на мгновение отвела свой чарующий  взгляд. «Ну?», первый хлопок её ладони пришелся на правую щеку ведьмака, зловония расходившиеся по комнате вынуждали её глаза слезиться, не дышать было сложно, а дышать – страшно. Вирра без всяких сомнений приложила единственное окно рукоятью клинка, позволяя воздуху разогнать удушающий аромат трав.
   — Бедокурить вздумала? — Голос ведьмы уже не казался ей завлекающей трелью птиц, перезвоном сотни колокольчиков. Вздумала и хозяйка болотного прибежища прекрасно об этом знала. Арбалет Рины угрожающе покачнулся, а глаза её сестры заволокло поволокой, «плохи наши дела», Вирра быстро осмотрелась по сторонам, ища выход, словно загнанная в угол кошка. Бадья, да миска, водица, поди, студеная. Руки сами собой потянулись за её спасением, а затем без промедления окатили ведьмака содержимым деревянного ковшика. 
   — Ну же, волк, не время уходить на покой. — Нет, она не имела ничего против методов излечения посредством варев, принятия грязевых ванн и вдыханием картофельного пара, однако отрезание конечностей и частей тела – это для неё было слишком, да и уши Виррке были дороги как память. — Вставай ведьмак! Вставай! — Она бы приложила его ковшом, если бы смогла дотянуться, да вот только ведьма выросла пред её носом, словно гриб после осеннего дождя.

+1

35

Утро, 26 III 1262
Пасмурно, туманно

Четыре небольших куска плотного стекла, вставленных в единственное маленькое оконце, разлетелись в громкие вдребезги, когда подсуетившиеся сёстры-наёмницы решили воспротивиться очарованию гостеприимной хозяйки.
[indent=1,0]Утренний воздух ворвался в сруб, прогоняя дурманную духоту.
[indent=1,0]Ведьмака ругали, а затем окатили водой из ковша.
[indent=1,0]Весемир моргнул и вздрогнул.
[indent=1,0]Тесная комнатка казалась бескрайним полем чудовищной брани, где столкнулся честный люд с нечистью поганой. Мелькали черные длинные тени. На прохладном ветру колыхались гирлянды отрезанных ушей, собранных с явной заботой и усидчивостью. Свистел арбалетный болт, но свистел тщетно, напрочь минуя своей цели, теряясь в накатившей густой пелене. Но больше всего пугали тени. Черные, длинные, страшные.
[indent=1,0]– Что за…? – ведьмак среагировал мгновенно.
[indent=1,0]Сорвался с места так резво, что дубовая скамья перевернулась и отлетела к стене. От такого удара с узкой полки, что под потолком, свалилась деревянная чарка. И свалилась прямиком на заоравшую от боли черную кошку, которая со спины подкрадывалась к светловолосой сестрице. Интуитивно потянувшись за спину, Весемир не обнаружил верного клинка. Ругнулся скверно, злободневно. Ох не любил он с ведьмами связываться. Хитрые, гадкие создания, что ищут личную выгоду во всём. И нет души чернее, чем ведьмина природа.
[indent=1,0]Шепот верных слов и быстрые пассы рук создали Знак, направленный на ту, что сумела околдовать старого ведьмака. Энергетическая волна перевернула всё, что стояло на пути. Стол, чарки, стулья, светловолосую наёмницу и в конце концов ведьму.
[indent=1,0]Она лежала на полу. Дрожала от напряжения, от чувств, готовая вот-вот вскочить и продолжить беседу с незваными гостями. Стан молодой девушки исчез, дав волю истинному виду, сухому и костлявому. Обманное колдовство не раз спасало шкуру бесовке, как и помощников из деревни завораживать. Дивный густой волос каштана превратился в пачканные космы, что тонкими змеями тянулись по скрюченной спине. А кожа стала грязно-серой.
[indent=1,0]Ведьма поднялась и сразу же попала в крепкие руки старика, что приставил ей к горлу нож острый.
[indent=1,0]– Дернись мне тут еще, – Весемир держал крепко и говорил грозно. – Мигом башка твоя на пол слетит. Говори, сука, ты в напастях деревни повинна? Говори, гадина!
[indent=1,0]Изуродованная временем и магией женщина боялась вздохнуть, чувствуя колющее шею лезвие. Однако через мгновение она открыла рот, и смрадный запах разошелся по комнате. Ведьма задорно хохотала.
[indent=1,0]Тем временем черная кошка прыгнула на спину ведьмака и вцепилась когтями тому в шею. Её хозяйка радостно сорвалась с места, явно не страшась меча в руках юной девы из рода Качмарчик.

+1

36

Пришедший в себя ведьмак шустро сотворил картину “утро после торжества”, перевернув и разбив все, что можно было перевернуть и разбить. Толкнув сестру в сторону двери и предбанника, Вирра осталась в комнате, не из желания помочь, а из желания прикрыть спину своей сестре. Ведьмачий знак прошелся по комнате, задев не только ведьму, но и саму Качмарчик, однако меча наемница не выронила, да и на ноги подорвалась так шустро, как только смогла. Не зря.
   — Куда?! — Выпустить оную на улицу, подвергнув сестру опасности, Вирра просто не могу. А потому, что есть силы, замахнулась своим клинком, даже не надеясь задеть ведьму и снести её голову, но желая отвлечь, пока ведьмак натешится с кыцькой и приступит к вершению, тьфу, свершению правосудия.
Где-то на улице басом разлетался голос краснолюда поминавшего черта, матерь оного и всю родню вплоть до десятого колена. Видимо дорога до хижины далась ему с боем, но лучше так, чем толпа в избушке, где и одному-то места маловато.
   — Не выпущу, бесиха, — воинственно настроенная девица была курам на смех, если верить большинству кметов и городской страже, однако сегодня Качмарчик не собиралась потешать честной люд, предпочитая раз и навсегда разделаться с тварью, что терзала народ в этой деревне.
   — Ты не ответила на вопрос. — Ведьма зарычала, обнажив беззубый рот и заслужив очередной замах клинка, на этот раз, глубоко оцарапавший шею, завизжав похлеще придавленного скамьей кота, когда её верная черная помощница все же отлетела в сторону, старуха схватилась за голову, оглядываюсь по сторонам, словно загнанный в западню дикий зверь.
Она была отрезана от своих дурманящих трав и зелий, туман, сумевший задурить голову ведьмаку, практически выветрился, а перевес сил был явно не на её стороне. Шустрая ринка уже успела обежать хижину кругом и в окно влетел очередной арбалетный болт, воткнувшись в стену аккурат над головой ведьмы.
   — Шаг влево, шаг вправо…— продолжать фразу не требовалось, ведь все было понятно без слов. — Как давно ты здесь заправляешь? — Судя по ушам и, не примеченным ею ранее, пальцам, плавающим в деревянной бадье, вместе с травами и кто знает, чем ещё, людей попавшихся в ловушку было не меньше шести человек.
   — Пожалеешь… — сквозь губы её слова скорее напоминали шипение, — пожалеешь! — О чем Вирра должна пожалеть, она и понятия не имела, желая как можно быстрее убраться прочь. Очередной болт Рины на этот раз благополучно снес за печь кошку, вновь готовящуюся на пасть на ведьмака и на этот раз выцарапать уже глаза, а не разодрать в кровь шею.
   Не будь у неё сомнений, что клинок стальной не причинит лесной фурии вреда, она бы без малейшего промедления казнила ведьму на месте, пусть и в несколько точных ударов. Однако младшая из сестер Качмарчик предпочитала смерть подлинную от клинка того, кто на убийствах подобных тварей съел уже не одну собаку, чем возможность дать ведьме избежать наказания.
   Они с сестрой ещё никогда не имели дело со столь безумными. Потерявшими человеческий облик тварями, а потому Вирра отошла дальше, ступая за порог большой комнаты, но не прекращая угрожающе сжимать в руке рукоять своего клинка.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2018-03-29 20:47:33)

+1

37

Утро, 26 III 1262
Пасмурно, туманно

Верная ведьме кошка душераздирающе завопила, когда Весемир сорвал её с растерзанной в кровь шеи. Животное чувствовало свой конец, поэтому дико извивалось, шипело и взвизгивало. Ведьмак попытался хладнокровно свернуть черному озверевшему от страха прихвостню хрупкую шею, но не успел и, крепко ругнувшись, отшвырнул дергающееся тело в сторону.
[indent=1,0]Между тем сестры Качмарчик не давали Ведьме с Болот и шанса на побег, угрожая острым клинком и без промаха бьющим арбалетным болтом. Та зло вышептывала угрозы. Загнанная в угол ведьма обыденно была опаснее всего. Как и загнанная крыса, невзирая на всё, она впадает в лютое бешенство, но атакует не бездумно. О, ведьмы гораздо коварнее каких-то пищащих грызунов. И Весемир это прекрасно знал.
[indent=1,0]Перед близкой смертью они плетут страшные проклятия. Страшные и сильные, снять которые по плечу только могущественному волшебнику или мудреному годами ведьмаку. Увы, после разрушения Каэр Морхен, его лаборатории и большей части библиотеки, многие знания стали недоступны, и до многого пришлось доходить самому. То были сложные годы в жизни самого старшего ведьмака.
[indent=1,0]Да и не от каждой порчи можно избавить. Но люди об этом не ведают для своего же блага. Как-никак, им нужна надежда. Надежда в лучшее.
[indent=1,0]– Не говори с ней, – твёрдым голосом приказал Весемир, вновь оказавшись за спиной ведьмы.
[indent=1,0]Зазвенел механизм арбалета и болт, свистнув в воздухе, сбил готовящуюся к очередной атаке кошку.
[indent=1,0]– Нечего с такими суками разговор вести, – сказал ведьмак и замахнулся ножом.
[indent=1,0]Глаза Ведьмы с Болот расширились от ужаса. Нечеловеческие зрачки сузились. Тонкие губы превратились в едва заметную серую линию. Рваные ноздри втянули воздух в последний раз. Через мгновение всё изменилось, и уродливая голова ведьмы гулко стукнулась о пол.
[indent=1,0]– Запомните это, дети, – ведьмак вытер испачканный в крови клинок от ведьмовскую рванину и вернул его в кожаные ножны за спиной. – Те чудища, что к речи способны, тем и опасны. Заболтают, обведут, обманут. Чтобы затем напасть. Быстро и резко. Не ждите. Никогда.
[indent=1,0]Он нагнулся и, схватив отрезанную голову страховидлы за редкие черные волосы, поднял её.
[indent=1,0]– Зачем она это делала? Потому что это её природа. Как давно? – Весемир окинул взглядом разоренную комнату, где гирляндами были развешаны нити с человеческими ушами, где оберегами с потолка свисали кости, где содержимое котелков лучше было не знать. – Года два. Действовала осторожно, тихо. Чужими, сука, руками.
[indent=1,0]– На, держи, – хмыкнул ведьмак и кинул голову одной из сестёр. – Не потеряй. А мне, кхех, старому дуралею, надо меч свой найти.
[indent=1,0]Пнув перевернутый табурет, старик переступил через тощее едва ли напоминающее женское тело.
[indent=1,0]Искал клинок он совсем не долго.
[indent=1,0]И в конце концов нашел его.

0


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Уж замуж невтерпеж