Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Уж замуж невтерпеж


Уж замуж невтерпеж

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Время: 25 марта 1262 г.
Место: Редания. Деревушка близ Новиграда
Действующие лица: Рина и Вирра Качмарчик, Весемир
Описание: В деревушке близ Новиграда скоро состоится торжество, однако, не все так гладко, как казалось на первый взгляд! Тетка жениха считает, что невеста приворожила её племянника, дабы заполучить его состояние! Погибают близкие люди жениха, все, кто был как-то настроен против невесты. Как известно, все женщины хотят замуж, но далеко не каждая готова на отчаянные действия.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2017-02-03 19:11:50)

0

2

Кто же знал, что когда сестры Качмарчик таки прибудут в ближайшую к Новиграду деревню, то тут же попадут в самый настоящий свадебный переполох! И кто бы мог подумать, что в столь маленькой деревушке кипят такие нешуточные страсти? «Свадьба и похороны - вот два спектакля, в которых главные "виновники событий" не играют никакой роли!», хмыкнула Вирра ещё даже не представляя насколько она права. Ведь в тихом омуте порой водятся не только черти, а и кое-что покрупнее.
   Наличие широкого проезжего тракта и личной, пусть и небольшой, ярмарки явно шли деревне на пользу. Небольшие, но ухоженные дома, ровнехонькие выкрашенные заборы и чудные флигели на каждой крыше могли говорить лишь об одном - немало приезжих останавливалось здесь дабы скоротать ночь. А что? Удобно! Чай до Новиграда рукой подать, вечером приедешь, переночуешь, а там пара часов в седле и уже к утру ты под воротами, дабы с первыми обозами попасть в вольный город. Впрочем, далеко не все здесь было так уж гладко, в чем сестренкам пришлось убедиться лично.
   — Батюшки - светы! Да он никак помер… — Наёмница чуть не выпала с седла, «вот тебе на, только приехали и сразу к покойничку! Ну ни дня без приключений, ни часа без неприятностей!»Ну что ты на меня смотришь?! А ну уйди, не видите, что ли? Человеку плохо! — Вирра качнула головой, спешиваясь и наспех привязывая Ночку к ближайшему забору. «Надо бы глянуть, что у них там стряслось».
   — Что-то не шибко гостеприимная деревня, да Ринк? Смотри, люди под заборами явно не к добру мрут. — Разумеется, здесь могло быть что угодно и не факт, что по их специальности. «Ну упился мужик, поймал белку, аль чего покрупнее, споткнулся, да голову расшиб, эка невидаль ещё и накануне свадьбы!». — Сейчас им о себе заявим или позже представимся? — Сестра неопределенно пожала, и младшей Качмарчик оставалось лишь одно - сунуть нос не в свои дела.
   — Ой-ой-ой и это накануне свадьбы! Не к добру, ой не к добру…— Где-то отчаянно завыла собака, будто бы нарочно вторя ору деревенских баб, отчего оные крикухи сразу умолкли, боясь что местная «жучка», и им напророчит чего нехорошего. Любопытная Виррка прислонилась к забору, становясь на носочки и заглядывая во двор. В небольшом, но ухоженном надворье собралось чуть ли не полдеревни окружив бездыханного беднягу со всех сторон. К огромному сожалению Качмарчик, тело было накрыто большим куском парусины, так что понять причину смерти наёмница увы не смогла. Впрочем, в воздухе уже вовсю стоял мерзкий запах разложения, привлекающий мух и отпугивающих людей. «Тьфу, придется-таки заходить, ведь он, явно пролежал там не менее четырех часов».
   — Ринк, пойдем. Вдруг покойничек этот по нашей части. — Приезжать к  каким-либо праздникам сестрички весьма любили. Да и свадьбу, обычно, гуляли всем селом и девушкам не составляло особого труда незаметно присоединиться к веселью. Главное, сидеть на краю лавки и пить не меньше своих соседей, дабы никто вдруг не подумал, что ты не уважаешь жениха или невесту. А спор над телом тем временем всё продолжался и в нем, внезапно, появились новые лица.
   — А то ты не знаешь кто всему виной! Вот же она окаянная! — Вышедшая из дома девица, больше походила на бруксу, чем на счастливую невесту, кой она, собственно, и являлась. Темные волосы, бледная кожа и заплаканные красные глаза девушки ясно давали понять - подобные нападки были в её сторону уже не впервые. — Что головой качаешь, да очи в пол опустила?! Думаешь, я не помню, как давеча вечером Кондрат тебя упырицей обозвал, в ноги плюнул и в лес ушел? — Получив очередную порцию устных оплеух, девица всхлипнула и моментально скрылась в доме не забыв зычно хлопнуть дверью. «Да, ну и дела, однако. Надо бы поговорить с хозяйкой, что это у неё под заборами делается и почему косо в её сторону смотрят».
   Недолго думая, наёмницы прошмыгнули во двор, благополучно минуя охающую толпу и уже через минуту стучась в красивые резные двери. Несмотря на всю накаленность обстановки, девушка открыла сразу, даже не спросив кто там и не выглянув в приоткрытую щель. Как оказалось позже, Мирка, так звали невесту, вышла во двор к ним, увидев сестриц из окна второго этажа. Она хотела просить помощи, но не успела молвить и слова, как на неё снова налетели деревенские обвиняя девушку во всех смертных грехах.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2017-02-07 10:31:09)

+2

3

- Да не трогала я этого Кондрата, чем хотите поклянусь, что не трогала. - Девушка теребила подол своего простого, но чистого платья, явно нервничая. Сестры в отличие от местных нечисть вживую видели, уж после бруксы к младым девам были особенно подозрительны. Да и не стала бы даже очень злая ведьма столоваться, где живет, разве что эта ведьма не большая разумница. Мирка таковой впечатление не производила, но Ринка украдкой к ней со всех сторон присмотрелась и сунула нос в старый бестиарий Йестина.
- Допустим, верим мы вам. Дело тут явно нечистое. - Виррка у окна стояла в небольшой избе, в которую они только чудом смогли пробиться сквозь безутешных Кондратовых родственников, простые бы знакомые так бы не орали и не пытались закидать предположительную виновницу тем, что не жалко, но прежде всего оскорблениями. - Успокойтесь, расскажите по порядку все.
Девушка вздохнула глубоко и подняла на своих гостей очи зеленые. Красивая девка: коса темная длинная, толстая, фигура ладная, хоть под платьем мешковатым и не рассмотреть, если не приглядываться, голос тихий, приятный - таким захочешь, запилить не получится, понятно чем она обаяла купца богатого.
— Мой муж…будущий...человек зажиточный. Дед его купцом был, отец купцом был, да и он сам по стезе этой пошел. Так что знайте, коль поможете мне, отблагодарю вас щедро ещё и на свадьбе своей. - Затараторила Мирка снова принявшись платье свое руками мять. - Ой, Раславшука, заходи, не бойся, эти девицы пришлые наемницы, они не причинят нам вреда, они помочь вызвались.
Из-за дальнего угла комнаты появилось еще одно лицо действующее - парнишка лопоухий, на вид лет пятнадцать ему едва стукнуло, по всем признакам юродивый. Рина изучила и его внимательно, чем заставила мальчишку спрятать лицо в ладонях и замычать что-то невнятное.
- Не бойся... - Девушка подошла к блаженному и обняла его ласково. - Это брат мой, он с детства такой. Как родителей не стало, я за ним присматриваю. Вы не смотрите, он смышленей, чем кажется, просто стесняется.
Потеряв интерес к блаженному, Ринка тоже к окну подошла и на улицу выглянула.
- Где дом жениха вашего и что за баба на вас накинулась? Опишите всех, да мы сходим осмотримся. Были ли еще жертвы? Как умерли? Может у вас просто в соседнем лесу завелись разбойники? Или вообще какая бестия? - Надо было все варианты продумать, может, и вправду не повело Мирке оказаться не в том месте не в то время, да еще эта свадьба... Явно у девушки полно завистников. Если еще и жених собой пригож, то все местные девки на неё наговаривают, не говоря уже про ближайших родственников нареченного. Вон невеста бедна как мышь, приданого явно у неё не скоплено. Не то чтобы Рина придерживалась мнения, что выходить замуж надо за равного по положению, при любом раскладе могут найтись недовольные, просто в данном случае их явно большее количество.
- Да что вы, какая бестия?! - Девушка в ужасе прижала к себе брата покрепче. - Отродясь не водилось у нас тут ничего страшнее волков голодных и те, стороной обходили наше селение, разбойников тоже всех перевешали, в начале зимы приходили стражники из города. А Кондрат... да шею он просто сломал, споткнулся и свалился в канаву пьяный, а я виноватая. Жертв чтоб насмерть больше никого не было. У бабки Теклы только ревматизм приключился, ну так это же не я повинная, нечего за заборы чужие заглядывать. - Девушка нахмурилась, пытаясь припомнить кого еще могла сжить со свету.

Отредактировано Рина Качмарчик (2017-02-07 16:35:55)

+2

4

Он изредка поглаживал седые усы, внимательно слушал страшно быструю речь и следил за дикой жестикуляцией, сопровождающей каждое слово. Слушал пока не устал.  Дородная женщина в фартуке с весьма непростым характером успела многое рассказать. Она поведала и про подозрения на невестку Мирку своего племянника Ярека, мол, ведьма она или еще что похуже, околдовала, приворожила, а теперь, не согласные выбором жениха гибнут, мрут как мухи. И про всякие сплетни, облетевшие уже чуть ли не весь Новиград. И про сеновал, и про свою молодость бурную, и про остальные безобразия в деревни творящиеся.
       Весемир закрыл глаза, помассировал их кончиками пальцев. Изуродованное негодованием лицо и высокомерный вид собеседника его премного утомили. Однако десятилетия приключений на большаке и в городах да селах сделали своё дело. Ведьмак терпел. До приезда сюда усталый посыльный отыскал ведьмака в Новиграде совершенно случайно, навешал ему лапши на уши о селении родном, в котором происходят ужасы великие, и дал записку от некой госпожи Крапивицы А. Будучи ведьмаком вежливым и интеллигентным Весемир развернул протянутую бумагу и пробежался глазами по написанному. Почерк прыгал, изменял многим правилам правописания. Вероятно, пишущий сильно торопился и нервничал, так как до этого мольбы не излагал на бумаге. В самом конце была подчеркнута жирной линией фраза о предстоящей оплате. Госпожа Крапивица А. была явно обеспеченной дамой, несмотря на то, что жила в селении близ столицы.
       Работы в Новиграде, на удивление ведьмака, не оказалось: орден Красной Розы справился со всем чинно и благородно, то есть огнем и мечом. Поэтому отказываться от предложенного было глупо. Так Весемир и попал на скамейку, где сидел и слушал беспокойства госпожи Крапивицы А.
       – Вам не хорошо?
       – Нет, отчего же.
       – Вы так ссутулились и зажмурились.
       – Задумался.
       – Скажите, а вы правда ведьмак?
       Весемир поднял на женщину взгляд. Ей показалась, что желтые глаза немного обожгли её, отчего даже пришлось опереться о стол, на всякий случай. Аска, так звали госпожу Крапивицу, не любила ведьмаков, соглашаясь со многими, что они такие же чудовища, опасные и страшные. Но сейчас другого выхода не было. Да и дело, как говорят, они выполняют всегда успешно. А ей успех и нужен был. Пропади пропадом эта Мирка, колдунья сранная!
       Двор суетился. Недавно нашли мертвеца под забором, а теперь стоят, языками чешут подле него, ногами топают, уверяют, невесткина работа. Весемир видел девку издалече. Худенькая, черноволосая, с опухшими от слез глазами. Переживает, бедная. И отчего тётка её подозревает? От того, что трупы все принадлежат нелюбивцам, что искренне верят в неправильность этой свадьбы.
       «Ох молодые, молодые».
       Весемир стоял на террасе, прислонившись к деревянной балке и размышлял.
       Всё было донельзя странно, непонятно, туманно и обыкновенно по-людски. К удивлению, ведьмаки не понимают человеческую породу, несмотря на то, что ранее были их потомками. Хотя взять, к примеру, Геральта. Ох и тот еще он философ на всякое бытие простолюдское. Весемиру же требовалось время, чтобы понять и разобраться. Годы ведьмачьего ремесла, долгие дороги в одиночестве и зимовки среди таких же мутантов сыграли свою роль.
       Итак, Аска – тётка будущего жениха Ярека, купца знаемого и зажиточного. Мирка – невестка его, девка серая, но красная. Тётка полагает, что все несчастье в селении творятся исключительно из-за колдовских особенностей недолюбливаемой ею Мирки, которая в истинном облике своём – ведьма да упырица.
       Весемир тронул ведьмачий медальон под одеждой. Тот не подавал признаков жизни. Дремал.
       Если вина всему Мирка, то стоит к ней и наведаться. Не так ли? Самое просто решение.
       Ступеньки скрипнули под тяжестью ведьмака, когда тот спустился на землю. Весемир узнал, где живет невестка, успев услышать несколько колкостей в её сторону. Неужто всё супротив неё? Оставалось лишь самому осмотреть эту страшную и опасную девушку.
       Ведьмак постучал в дверь.

Отредактировано Весемир (2017-02-06 22:02:12)

+3

5

— А ещё давеча одного ханурика бык наш местный на рога поднял… — Продолжала перечислять Мирка, задумчиво теребившая темную косу — ой страшно жуть как было! Вся деревня на крики сбежалась, мужики на помощь, бабы в крик, да все без толку. — Вирра едва слышно хмыкнула, прижимаясь лбом к стене, да изредка поглядывая на улицу. Столпотворение из безутешных родственников девушке не нравилось, как и не нравились праздные обвинения в сторону Мирки. Ну хороша девка собой и что теперь? Она ещё добра и хозяйка хорошая! Эти выводы младшая Качмарчик сделала из отношения Мирки к юродивому брату, коего сама, честно говоря, малясь опасалась, и ухоженности её дома.
   — Ой, да что же это я в самом-то деле! Вы проходите, в дверях не стойте. Садитесь. Сейчас чай пить будем с пирожками сдобными! — В животе вечно голодной наёмницы забурчало. «Надо бы позвать краснолюда», однако, выглянув в окно, блондинка одумалась. Поминаемый ею Гвюдмундюр без лишних мук совести за обе щеки уплетал их с Риной тормозок, не забывая нервно помахивать рукой в сторону парочки лошадиных морд желающих урвать вкусный хлебный ломоть. «Не ну каков, а?!». Краснолюд трескал, бабы галдели, пирожки пахли, жизнь шла своим чередом. «Хрен тебе с маслом, а не пирожок с вишнями!», отлепившись от стены, и присев на предложенный стул, Вирра сочла нужным выразить свою благодарность:
   — Спасибо вашему дому за столь теплый прием и радушие…— Ведь далеко не в каждом доме наёмниц привечала словно дорогих гостей. «Ох Мирка, надеюсь, что все здешние проблемы не твоих рук дело. Ну а коль так, обидно будет, что ошибались». — Мирка, не сочти за грубость, но… — Надкусив один из пирожков, наёмница бросила короткий взгляд в сторону Раслава, коего Мирка усадила на печи вручив парню большой круглый пряник. — ответить на наши вопросы. Это важно, любая мелочь сможет помочь.
   — Коль вы про ту, что голосит больше всех вопрошаете, дак то Зосия. Дочка её Леслава, чай не один год в невесты к моему Яреку набивалась. Не мила она ему, а я виноватой оказалась. — Девушка тяжело вздохнула, присаживаясь между сестричками и наполняя свою кружку горячим травяным чаем. — Дом вам нужный, чуть ниже по улице. Вы его сразу опознаете, он у нас один большой, резной, да красочный! — Отпив чаю, да припрятав в сумку парочку пирожков, Вирра кивнула, отмечая для себя, что стоит заглянуть к Яреку и услышать его версию сей неоднозначной истории.
   — А как вы с мужем будущим познакомились? — Задав этот простой, вроде бы, вопрос, Вирра никак не ожидала, что Мирка смутиться, опустив глаза в пол и почему-то не желая отвечать. «Вот тебе и раз…», она бы ещё и присвистнула, однако, более учтивая Рина больно пнула сестрицу под столом ногой. Блондинка замолчала, предусмотрительно впиваясь зубами в очередной сочный пирожок. «Не хочешь говорить? Не надо, все равно расскажут, чай желающих половина деревни». Несмотря на какие-то тайны, Мирка ей все равно нравилась, простая, учтивая, скромная. Такая не будет смотреть свысока, а ведь могла бы, чай не за конюха замуж выходит, и не в хлеву жить собирается. «Съедят тебя девка, рано или поздно», в том, что изжить Мирку постараются любыми способами, она даже не сомневалась.
   Внезапный стук в дверь отвлек Вирру от размышлений, напугав Раслава, и немало удивив Мирку. «Никак гости со двора решили вершить правосудие своими руками?», такое развитие событий никто не исключал, а потому наёмницы напряглись, собираясь защищать нанимательницу от гнева обезумевшей толпы. «Рано ещё костры жечь. Рано», прижавшись спиной к стене с правого боку от двери, Вирра обнажила клинок, собираясь припугнуть местных и не дать им натворить глупостей.

+2

6

Ведьмака Рина на подходе заметила, она как раз в окно пялилась, осматривала окрестности, ожидая ответа потерпевшей на вопрос сестрой заданный. В том, что желтоглазый заблудился или пожаловал по каким-то своим надобностям, к делу не относящимся, отчего-то не верилось. Скорей всего его подослали будущие Миркины родственники, раз уж подозревали девицу в колдовстве, то тут к ведьмакам самая дорога. Ничего себе там семейка не бедствует, не удивительно, что они ополчились на бедную девушку. Такие за монетку последнюю удавятся, но не отдадут в руки чужие, по их мнению загребущие.
- Ведьмак. - Рина нахмурилась, но не спешила доставать оружие. Идти против мутанта с оружием было великой глупостью, если вы, конечно, не всей деревней собираетесь и то не факт, что сдюжите. Мирка охнула и казалась напуганной пуще прежнего, то ли не чиста была на руку, то ли понимала, что не все монстробои благородные рыцари. Рина на всякий случай подошла поближе к девушке и перед ней встала, давая ей пусть хлипкое, но укрытие из плеч своих девичьих. Брат невесты куда-то делся, во дворе собака залаяла.
- Открывай, потолкуем с ним. - Охотница кивнула сестре и пытаясь унять волнение руки на груди сложила неодобрительно.
Дверь несильно скрипнула, впуская гостя непрошеного, что на порог в этот час и без того худой пожаловал. Так глядишь скоро и правда деревня вся заявится с вилами по душу "ведьмы" душегубящей брехливых алкоголиков.
- Что ему надо то? Совсем Аска умом тронулась. Ох, говорила я Яреку, что женитьба на мне не доведет до добра. - Девушка заплакала тихо-тихо, можно сказать, только всхлипнула. Интересно, где этот самый Ярек сам шляется, пока его любовь тут мучают, да травят бабками и собаками? Вопрос этот охотница не успела задать, встретившись взглядом с истребителем нечисти.
- Здравствуйте. - Мама учила, что надо быть вежливым даже с лютыми ворагами. - Зачем пожаловали? У нас тут дело важное, девичник планируем, времени мало, а дел много и все дела срочные.
А наглость, как грится, второе счастье, а для некоторых так и вовсе первое! В то, что сестры походили на сельских девушек, заглянувших к подруженьке явно с трудом верилось. В дорожной одежде, да при оружие... да они скорей диверсию, а не девичник планировали. Впрочем, Рина это просто так брякнула, дабы четко дать понять желтоглазому, что ему тут не рады и привечать пирогами с чаем явно не собираются. Ведьмак, кстати, был уже в возрасте, солидный такой, при усах, на безумного палача не очень походил, ну да охотницы как никто знали насколько внешность бывает обманчива. Так что расслабляться рано, нужно сначала удостовериться, что он на них не кинется. Эх, не разведала Рина, где тут пути отступления, хотя кто знал, что к ним ведьмак заявится? Максимум - селяне какие обозленные. Вот тебе и заехали отдохнуть с дороги, да поискать легкого заработка.

Отредактировано Рина Качмарчик (2017-02-17 12:48:24)

+2

7

Дверь открылась по неписанному закону зажиточных людей: набивая себе цену, не забудь потомить гостя у порога подольше.
       Ведьмак отступил назад, оказавшись на расстоянии десяти ладоней от входа, из которого, бывает, резко выскакивает подлый клинок недруга. Привычка. За время ожидания после стука он услышал всё, о чем шептались в доме. Голоса девичьи, совсем юные, неопытные, возможно, даже глупые. Вероятно, из-за последнего кто-то из них решил вытащить оружие. Слишком громко скользнуло лезвие по ножнам и резануло воздух.
       Весемир призадумался, представляя, как на него нападают маленькие девочки с ножами, и многозначительно посмотрел на прогуливающегося по своим делам местного петуха, словно ожидал от него дельного совета. Петух же понимающе уставил круглый глаз на старика, но промолчал.
       Так или иначе, но дверь распахнулась, пропуская незваного гостя и являя ему трёх, как и предполагал Весемир, юных девиц. Двое из них были при оружии, но только одна держала его наголо. Значит, светловолосая – принципиальная рубака, действующая по наитию и импульсу. Другая, – ведьмак глянул на заслоняющую невесту девушку, – чаще полагается на здравый смысл. Обе походят лицами друг на друга. Наверное, сестры. Вторая заговорила первой, начав с приветствия.
       – Доброе утро, – просто ответил Весемир.
       Ведьмак не желал показаться грозным или опасным. С собой был только стальной меч, –серебряный остался при седле, – но и его не хотелось доставать, даже если девицы взбаламутятся и решат прикончить бедного старика своим молодым упорством и упрямством.
       Начало знакомства, положенное одной из сестер, было не самое вежливое. Простыми словами ведьмака гнали и посылали прочь отсюда, нежели предлагали ему выпить чаю с пирогами да вареньем черничным. На это он лишь рассмеялся, но тут же сделался серьезным. Время грубо отвечать дерзким молокососам прошло. Ныне Весемир был учтивее со всеми. Даже с детьми. Вероятно, возраст.
       – Я прошу прощения у дивных юных дев, что потревожил их подготовку к празднеству, – говоря это ведьмак кинул взгляд на каждый клинок при теле. – Но я пожаловал к невесте. Передать ей мои поздравления.
       Он сделал шаг навстречу Мирке, которая в свою очередь пряталась за спиной одной из сестер-наёмниц. За той, что со здравым смыслом.
       – Скажи, девочка, – старый вояка обратился к Здравой Смысле, – зачем ты меня гонишь, если хотела со мной потолковать? Или это желание прошло?
       – Давайте просто поговорим, – Весемир улыбнулся и поднял руки, указывая мирные намерения. Он всё еще был очаровательным стариком. – Я не буду скрывать, что меня наняла тётка твоего ненаглядного… Ярека. Если посмотреть вот так, то здесь я вижу наёмников. Опытных и сильных. Для охраны и защиты. Разумно.
       Весемир замолчал и провел пальцем по усам, раздумывая.

+2

8

К ним в гости действительно пожаловали, да вот только не деревенские крикухи и не родственники недавно почившего Кондрата, а ведьмак. Вирра сглотнула ком в пересохшем горле, но все ещё не опуская меча. Сестры Качмарчик ни в ком не видели друзей, и куда лучше других знали, что порой ведьмаки несдержаны и скоры на расправу. Впрочем, пришедший вел себя более чем мирно, разговаривая с наемницами скорее как с детьми, чем как с противницами или досадной помехой на его пути. Вирра хмыкнула, опустив свой клинок и потянувшись за ещё одним пирожком. «Ну пусть говорит, мож чего нового узнаем», то, что зловредная тетка Ярека не теряла времени даром ничуть наёмницу не удивило, ведь на кону стояло немалое имущество её молодого родственника. «Вот же старая хрычовка! И как только таких свет носит?», едва заметно кивнув сестре, младшая дала понять, что собирается обсудить с ней пару догадок, но это уже после, оставлять Мирку один на один с ведьмаком Качмарчик не собирались.
   — А чего мне делать надобно было? Ведь того и гляди, на вилы поднимут, аль камнями закидают! — С отчаянием выкрикнула Мирка утирая слезы передником и с надеждой глядя на сестер, будто бы оные могли её защитить. «Даже если бы хотели…», связываться с ведьмаком, пусть и престарелым было чистейшей воды глупостью, тем более что внешность зачастую бывает обманчива.  — Всю деревню против меня настроила! К каждому зашла не поленилась! — Вирра подалась вперед, сочувственно погладив девушку по плечу, да невзначай вытирая о её платье липкие после пирожков пальцы.
   —  Уехать бы вам куда с милым. А то с такими родственничками и врагов не надо. Она же вам никакого жития не даст. То крысу дохлую подкинет, то порог кровью обольет. — Блондинка не сомневалась, что злонравная затетеха не успокоится, и после свадьбы продолжив тянуть из невестки все жилы, да соки. «Ещё неизвестно, чем вся эта история закончится и как далеко она сможет зайти. Ненависть достаточно сильное чувство, затмевающее ум и порой побуждающее на весьма страшные поступки», в том, что девушка случайно может споткнуться на лестнице или упасть в погреб, попутно свернув себе шею, наёмница почему-то не сомневалась.
   Впрочем, это были всего лишь догадки, а ведь им ещё предстояло разобраться во всей этой запутанной истории, но это потом, а пока Вирра собиралась внимательно послушать разговор сестры и ведьмака. В их компании переговорами всегда занимала Рина, несмотря на то, что язык Вирры тоже был хорошо подвешен, да вот только заточен, увы, под гадости всякие, а не мирные разговоры с  ведьмаками аль людьми. «И откуда на нашу голову взялся? Эх, знает баба как подгадить! Знает, и активно этим пользуется!», откуда у женщины деньги на столь недешевые услуги, наёмница пока не задумывалась. Хотя чего уж там? Поди взяла, да и потянула из купеческих закромов! Зря, что ли, так племянника опекает, похлеще чем сына родного. 
   Хмыкнув в очередной раз, Вирра спрятала клинок в ножны, да потянулась за очередным пирожком, намереваясь набить желудок пока это возможно. Кто знает когда в следующий раз им удастся поесть? Тормозок сестриц бесстыдно умял краснолюд, а денег осталось немного, да и было у младшей Качмарчик предчувствие, что в деревне им с сестрой будут не рады, в конце концов, они взялись защищать ту, от коей, по мнению остальных, одни беды.

+2

9

День, 25 III 1262
Солнечно

С улицы доносились громкое кудахтанье и петушиные недовольства. Громче всех старались люди. Безусловно, каждый заволновался бы, обнаружив мертвеца под забором. Нашелся здравый человек, накидал поверх тела сено, отряхнул руки от выполненной на славу работы и получил сильнейший взашей от дородной бабы одной. Любила она мужикам хилым силу свою показывать. Даже мужа била иногда за провинность. Она-то и кричала на всех.
[indent=1,0]– Тупицы! Отнесите бедолагу. Накройте сермягою что ли… Ох, да что же это творится тут! На наши бедные головы-о-о-о! Небось из-за ублюдка желтоглазого!
[indent=1,0]– Тише ты, услышит же.
[indent=1,0]– Я те дам тише. А ну рот закрой. Возьми лопату и на погост беги, бездельник навозный!
[indent=1,0]Весемир не услышал. Он разглядывал двух девушек-наёмниц. Явление редкое и необычное. Женщины обычно выбирают профессии иного рода: кухарки, няньки, швейка, блудницы. А тут, на те вам, вооруженные девки.
[indent=1,0]– Диво-диво, – пробормотал старик себе под нос, соглашаясь с собственными мыслями и заодно с суждением светловолосой девицы.
[indent=1,0]Красавица Мирка не походила на чаровницу. Обыкновенная сельская девчонка влюбилась в парня. Одна вот беда, преданным не вышла. И коли говорят, что прежде не выказывал жених внимания большого, то сомнительно быстро дела подходят к свадьбе. Вероятно, чары были какие, но вестимо не от девки этой. Вероятно.
[indent=1,0]Тем не менее сомнения ведьмака всё еще терзали.
[indent=1,0]– Ответь мне, девочка, – по-доброму старался звучать Весемир, держа руки за спиной. Взор его то и дело бегал по зале в поисках чего угодно, что могло помочь в расследовании. – Сколько дней назад Ярек признался тебе в любви? Свадьбу решили сыграть на который день после этого? Заметила ли ты за женихом своим что-нибудь странное? Ну, вести себя стал по иному. Одурел, может, или подобрел.
[indent=1,0]Говорил всё это ведьмак медленно, словно растягивал для пущего понимания, чтобы Мирке было время подумать и легче ответить. Сам же старик расхаживал по зале, невзначай оглядывая небогатую обстановку.
[indent=1,0]– Интересно, – то ли отвечал ведьмак Мирке, то ли сам себе.
[indent=1,0]Он остановился, присел. Повозил пальцами по полу, подобрал какой-то мусор, присмотрелся.
[indent=1,0]После этого тень сомнения легла на плечи старого ведьмака.
[indent=1,0]Тирлич он нашел. Ведьмино зелье его еще именует народ.
[indent=1,0]– Продолжай, – не подавая виду, сказал Весемир и продолжил тихо расхаживать по зале первого этажа.

+1

10

Посиделки в доме у Мирки продолжились. Гора пирожков на красивой посеребренной тарелке уменьшалась просто на глазах, а вот количество вопросов наоборот - увеличивалось. —«Лучше бы наоборот», думала Вирра тщательно пережевывая очередной пирожок, «больше пирожков, меньше вопросов». Хозяйка дома все так же хлюпала носом, всеми силами пытаясь снискать поддержку как у ведьмака, так и у сестриц не спешащих перечить желтоглазому. «Ещё чего! Мирка Миркой, а своё здоровье важнее».
   — Да вот уже как две луны минуло с того самого дня…— По девушке было видно, что слова старого ведьмака взбередили девичью душу приятными воспоминаниями. — Я так счастлива была, так рада. Чуть ли не на крыльях летала, через неделю после слов его и о свадьбе думать начали, а потом как началось... — Мирка снова всхлипнула, но от потока горьких слез на этот раз удалось удержаться. — Я не заметила за ним ничего такого. Подарками он меня никогда особо не баловал, зато и руку не поднимал, не то, что местные мужики! Помогал всегда, поддерживал, от родственников своих защищал. Убеждал, что все хорошо будет, что смирятся они с выбором его, да не тут-то было…
   Пока Мирка послушно «исповедалась» дяде ведьмаку, даже отдалено не смахивающего на жрицу Мелитэле, на улице местные громко решали, что именно делать с почившим мужиком.  Заправляла всем дородная бабища, налево и направо раздающая тумаки. С этой дамой связываться побоялся даже Гвюдмундюр, беспрекословно принимаясь помогать мужикам, оттянуть бедолагу подальше от деревни.  —«Правильно, неча пузо насиживать!», ведьмак же тем временем увлеченно обшаривал жилище несчастной в попытках отыскать подклад, ну или клад. Это уж как повезет.
   — Половицы снимать надо, а то так, небось, ничего и не найдете! — Ехидно пискнула наемница, наливая себе полную кружку компота.  — И за печкой посмотреть, вдруг там тож чего завалялось. — Такому поведению Вирры вполне имелось объяснение, белокурая девица боялась, что ведьмак все же что-то найдет, или, не приведи хозяйские лапти, уже нашел. Судя по недовольному лицу её сестры, Рина тоже была не в восторге от вынужденного соседства, но и выбора у них не было. —«Впрочем, как всегда», решив что худой мир, лучше хорошей войны, а быть хитрее порой куда продуктивнее, чем идти лоб в лоб, девушка кашлянула, резко сменяя «гнев» на «милость». — Надеюсь, теперь вы понимаете, что Мирка тут совсем не при чем и искать виновника стоит среди местных, желающих невесте зла? — Ей нужна была хоть какая-то реакция, дабы определить в какую сторону стоит «копать», у самой Вирры были кое-какие догадки на это  счет, да и в любой уважающей себя деревеньке обязательно была бабка, которая все знает, и бабка, которую все считают колдуньей. Вот с них она и собиралась начать поиски виновника неудавшегося торжества, пока жизнь Мирки действительно не превратилась в ад, а то и вовсе не закончилась костром. Ведьмаков же все боялись и старались избегать, Вирра собиралась воспользоваться этим малым преимуществом при разговоре с местными, уповая на удачу, парочку звонких монет и топор краснолюда.  —«Надеюсь сегодня удача будет на нашей стороне», сомнительную честь в виде войны с ведьмами в лице будущих родственниц Мирки наёмница решила оставить профессионалу.
   — Ринка, как думаешь, местные будут с нами говорить? — Конечно, Вирра всегда могла поговорить с мужской частью населения деревни, но тогда был очень большой шанс пополнить ряды ведьм. —«Ещё чего не хватало!», но это все были лишь мысли, а пока наёмница пристально наблюдала за их конкурентом шмыгавшим по дому Мирки, словно по собственному.

+1

11

День, 25 III 1262
Солнечно

Старик что-то забубнил себе под нос, когда Мирка кончила рассказ о своем женихе. Странная она была, девка эта. Вроде столько лет, в селе выросшая, а такая наивная. Слишком добрая. Таких жизнь быстро учит меняться. Эта вот что-то упрямится, не хочет.
[indent=1,0]– Половицы снимать, говоришь? – откликнулся ведьмак на умные советы одной из наёмниц. – И за печкой еще? Ты, девка, не захлебнись смотри компотом. Еще ягоды в горле встанут и всё. Хоронить будут вместе с тем подзаборником. Не самый приятный день будет.
[indent=1,0]С улицы доносилось всё меньше возни и бабьего крику. Стало быть, отнесли покойного, убрали восвояси.
[indent=1,0]Весемир сложил руки на груди и тяжело вздохнул, словно движение это забрало у него столько сил, что без оха-вздоха не обойтись было.
[indent=1,0]– Как звать-то тебя, светлая? – спросил ведьмак, обращаясь к одной из сестер с кружкой компота. – Расскажи мне, добрая, как ты поняла, что невеста без вины? Объясни старику глупому.
[indent=1,0]Мирка всё еще оставалась в зале. Кусая нижнюю губу и ковыряя ноготки на руках, она всем своим видом показывала, насколько ей было неуютно слушать о себе чужое мнение. Ведь, думала она, как могут ей помочь гости с дороги. Найти настоящего зачинщика! Она ведь не виновата. Правда же? Не виновата?
[indent=1,0]– Вымилсдарь, – кротко заговорила Мирка, боясь поднять взгляд на бледное лицо старика. Казалось, умер он давно, но всё еще ходит по трактам, чудищ да нечисть убивает. – Голодный, наверное. Покушайте чего-нибудь хоть.
[indent=1,0]Да, добрая девка. Ко всем открыта. Так оно и бывает на добро люд привычен злом отвечать. От зависти ли, от гнилой души или от простой неприязни.
[indent=1,0]– Спасибо, милая, – ведьмак смягчился немного. – Весемир меня зовут. И не бойся, коли злодеяния за тобой нет.
[indent=1,0]В дверь вновь постучали. Настойчиво, грозно. Стук отвлек гостей.
[indent=1,0]Из-под половиц, куда предлагала посмотреть молодая наёмница, вылезли маленькие черные тени. Длинными, как древесные сучья, лапами они быстро добрались до посетителей дома, ловко вскарабкались по ним и спрятались кто-где.
[indent=1,0]Никто не заметил черных паучков.

Отредактировано Весемир (2017-06-21 12:23:21)

+1

12

Она действительно поперхнулась компотом, после чего окинула пожилого ведьмака недовольным взглядом. Впрочем, её гнев быстро сошел на нет, ведь Вирра решила воспользоваться древней, как мир истиной: если не можешь победить врага, сделай его своим другом. Только вот осуществить задуманное было не так уж и легко, особенно учитывая достаточно резкое начало их знакомства. —«Придется исправлять ситуацию!», однако ей ещё предстояло побороть свою природную язвительность, а с этим у младшей Качмарчик всегда были проблемы.
   — Вирра я, а это моя сестра Рина. — Обычно они предпочитали не называть своих имен незнакомцам, но тут уж ситуация обязывала. — А как поняла, дык это проще простого! Как увидела Мирку, так сразу и поняла. Не может такой человек добрый, жизнь чужую сгубить не глядя, да и переживает она за каждого помершего, словно за брата родного. — Мирка ей понравилась сразу, а чутье подводило девушку редко. Простая деревенская девка, желающая счастья с тем, на кого у другой уже давно свои планы были. — А вот вашу нанимательницу, уважаемый, запросто можно с ведьмою спутать. Глазищи черные, сама бледная, да ещё и от злости перекошенная. — Разумеется, Вирра приврала, тетку жениха Мирки она и в глаза то не видывала, но вот ненавидеть её заранее наёмнице ничего не мешало. 
   — Да кто там ломиться?! Кому уже невтерпеж? Дайте людям, с дороги уставшим, отдохнуть, да дух перевести! —  Стук резко прервался, однако шарканья ног и не думали прекращаться. Было понятно, что за дверью мнутся как минимум три человека. — Чего вам? — Вирра распахнула дверь, высунув голову наружу, и не давая пришедшим даже маленькой возможности заглянуть в дом. На пороге стояли, как она и думала, три деревенских мужика, явно не до конца понимающих, зачем они, собственно, сюда явились.
   — Дык ведьму же… — начал было первый, но наёмница оборвала его на полуслове, задавая встречный вопрос и пытаясь понять, какую именно ведьму надобно этим «юношам» не первой свежести. — Дык ту, от которой в селе мрут! — Похоже, говорить из тройки умел лишь один, да и то бессвязно, а его слова не произвели на Вирру совершенно никакого впечатления. Заявив мужикам, что ведьма временно недоступна для разговора, наёмница резко захлопнула дверь, прямо перед носом деревенских, складывая руки на груди и задумчиво прикусывая губу.
   — Плохи наши дела. Если так пойдет и дальше, то местные просто устроят самосуд. — Увидеть Мирку на импровизированном костре, Качмарчик хотела в последнюю очередь. — Надо что-то придумать… — оставлять девушку одну было опасно для её жизни. Оставшись без защиты, Мирка моментально бы стала легкой добычей, а никто из местных жителей не стал бы даже её слушать. —«Забьют камнями, или и вправду сожгут».  — Есть у меня одна мысль, но думаю, она вам не понравится. — Расклад Вирры был прост, они с ведьмаком продолжают поиски виновного, в то время как Рина и краснолюд остаются защищать Мирку, дабы в их отсутствие девушка сама не сыграла в ящик.
   — Так будет лучше для неё. — Бледная, словно полотно, хозяйка дома, боялась даже подойти к окну, забывшись на печь и едва сдерживая поток слез. К сожалению, ни она, ни наёмницы не заметили гадких созданий, затаившихся среди девичьих вещей. — Ну, так что, ведьмак, как тебе моё предложение? — Она нисколько не сомневалась в его опыте, зато прекрасно понимала, что даже у профессионального охотника на чудовищ, всего две руки и две пары глаз.

Свернутый текст

Прошу прощения за задержку! Я разгребла гору своих проблем и теперь уже не буду задерживать посты)

+1

13

День, 25 III 1262
Солнечно

– Ведьмаку твое предложение до свечки, если честно, – отозвался Весемир, когда светловолосая Вирра кончила излагать свою простодушную идею.
[indent=1,0]Проводив в окне троих неудачливых побирателей на ведьм, ведьмак подался вперед, нависнув над светлой хрупкой девочкой. Уперев руки в бока, он смотрел на неё суровым, испытывающим взглядом, раздумывая о предстоящем деле и какая роль могла бы быть двум сестрам полезнее. Будут ли они мешаться или действительно помогут. Пока что они представляли типичную обузу, что лезет без знания куда не надо. О, молодежь!
[indent=1,0]Мирка сопела и плакала на печке. Ведьмак встал на скамью, увидел мокрое от слез лицо невестки, вздохнул и сложил знак Сомн. Мирка мгновенно провалилась в сон. Весемир задернул измятый и изъеденный мышами занавес, спрятав девушку от чужих глаз. Пускай пока отдыхает и не мешает.
[indent=1,0]Схватив сестер за руки, Старый Волк силой вытолкал их из дому. Со стороны он напоминал заботливого дедушку, которого, судя по его раздосадованному выражению лица, внучки страшно как расстроили очередной выходкой. И нет теперь бутылки, что так долго хранилась на полке до этих самых пор.
[indent=1,0]Подтолкнув их вперед, ведьмак развернулся, закрыл дверь и знаком Ирден заковал вход в дом, надеясь, что в окна лезть не станут и подкопы рыть не будут.
[indent=1,0]– А ну-ка подойдите сюда, умницы, – он отошел от крыльца и жестом подозвал девушек к себе.
[indent=1,0]Под боком кудахтала любопытная курица.
[indent=1,0]Весемир вытянул руку и раскрыл ладонь, на которой покоился пучок иссушенного тирлича. Коли смогут девицы распознать травушку, то будет прок от них. А на нет, и суда нет.
[indent=1,0]– Что это, сестрицы, а? Что за шельма?

Отредактировано Весемир (2017-07-05 14:28:02)

+1

14

На деле ведьмак оказался весьма несговорчивым дедом, что Вирру несказанно огорчило. В мыслях светловолосой наемницы, она уже сумела подобраться к нему поближе, устроившись даже более чем хорошо. Впрочем, сдаваться вот так просто Качмарчик тоже не собиралась, правда какой-либо план действий у неё тоже отсутствовал. — «Вот же хрыч!», мало того, что он отказался от совместной работы, так ещё и усыпил Мирку — её последнюю надежду примазаться к чужим заслугам.   
   — И что теперь? — Только и успела прошипеть её старшая сестра, пока ведьмак не выволок их из дома, запечатав дверь одним из своих знаков. —«А мне откудова знать? Думать надо, а времени на это нисколечко нет», копать подкоп погнутой ржавой ложкой, а у сестер имелась только такая, было весьма сомнительным удовольствием, да и времени они на это потратят ого-го. — «Проще уже дождаться пока Мирка в себя придет, только вот чую я, что досидимся мы до того, что местные хату вместе с девицей-то и сожгут».
   Настрой селян был вполне понятен - люди мрут, убить ведьму, убьём ведьму - будет нам счастье. Вирра вздохнула, но всё же послушно подошла к ведьмаку с сомнением глядя на предъявленный им пучок травы. Что это за травка чудная Вирра поняла почти сразу, ведь сестры и сами нередко пользовались её дивными свойствами, тем более, что за подобные «дары» зачастую и платить-то было не надо. Вот только ошибиться боялась, заручившись сначала мнением старшей сестры.
   — Тирлич это обыкновенный, у нас в сумках седельных тоже таковой имеется. Чудо травка от семи болезней так ещё батька наш говорил. — Рассказывал он дочкам и о других травах-помощниках, учил оные различать и применять правильно, что сейчас нередко им помогало. Именно поэтому в ответе своём наёмница ни капли не сомневалась, зато сомневалась в том, что старый ведьмак согласиться на сделку, принимая помощь ему, по сути, ненужную. А ещё Вирра сомневалась в том, что в этом деле замешана какая-либо бестия, пусть даже и ведьма, ведь люди порой бывали куда хуже и кровожадней чудовищ.     
   — И что дальше, ведьмак? — Она сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что сдаваться они не намерены. «Не пустишь в дверь, в окно влезем! Пустишь в дверь — в окно вылезем», характер такой. Тем более что и выбора у девушек особо не было. Во-первых, они пообещали Мирке, которая, судя по всему,  боялась ведьмака ничуть не меньше своей будущей родственницы, а во-вторых — им тоже хотелось кушать, а в кошельках девиц уже давно обмелело. Конечно, и с предложением своим они скорее притворствовали, чем действительно собирались оставлять Мирку без какого-либо присмотра. Пусть Качмарчик и были не совсем чисты в своих помыслах, да никогда не гнушались обмана и воровства, но и бросать кого-либо в беде девушки тоже не привыкли.

+1

15

День, 25 III 1262
Солнечно

В Каэр Морхене при такой классификации тирлича, в народе ведьминым зельем именуемым, Весемир заставил бы несколько часов упражняться на Мучильне с деревянным мечом и мешком муки за плечами. Хотя отчасти сестры были правы.
[indent=1,0]Помимо лечебных свойств, тирлич считался поистине травой ведьм, помогающим им в свершении чар. Ведьмы носили мешочек высушенных стебельков на груди, а лепестки выжимали в сок и натирали руки. Более того, если же кмет волшебством обделенный тирличом воспользуется, то отыщет в себе силы в магии простецкой. Однако в последнем ведьмак сомневался.
[indent=1,0]Весемир не поведал всего этого сестрам. Похмурил брови, побурчал про себя и молвил по конец:
[indent=1,0]– Травка эта для путешественников хороша. Для домоседов есть и получше средства. Сомневаюсь, что Мирка страдает поносом. А вот то, что в её доме колдунствуют сомнений нет. Не просто так тирлич ведьминым зельем зовется.
[indent=1,0]Сложив руки на груди, Весемир взглядом осмотрел двор. Всё, казалось, было ухожено: дрова идеально сложены в красивые кадки, хоть и из одного пня торчит колун – кто-то не доделал работу; куры кормлены и сыт, расхаживают с важным видом Новиградских поставщиков яиц; дом словно недавно поставлен – ни трещин, ни зарубок, однако, знамо, стар. Подозрительно это всё было ведьмаку. Кто по хозяйству занимается, если хозяйка в слезах и соплях отсиживается на печке, боясь выйти на свет?
[indent=1,0]– Почему ты спрашиваешь меня, что дальше? – удивился ведьмак и почесал затолок. Он неожиданно заколол, словно десятки дюжин игл решили поверхностно вонзится в плоть. – Я тебе не начальник и не дедушка. Раз вы нанялись в сиделки, то сидите у крыльца. Сторожите. Только это делу не поможет. Кхм.
[indent=1,0]– Ладно, – Весемир махнул рукой, с запозданием соглашаясь на предложение светловолосой наёмницы. Авось пригодится девчонка. Проворная и настырная. Любого достанет и достучится до правды своей. Пока мешать не станет, пускай рядом прыгает. А то еще напортачат обе без должной приглядки. – Ты… Рина, и ваш приятель краснолюдский, на крыльцах будьте. И под ними тоже. Найдется может чего. Ты – со мной.
[indent=1,0]Быстрым, пружинистым шагом Весемир вышел с Миркиного ухоженного двора.
[indent=1,0]– Идем к тем молодцам, что заходили давеча. Додуматься ведьму сжечь сами они бы не сумели. Значит кто-то подсказал. Раз кто-то подсказал, получается знает что-то. Давай быстрее! Пирожков что ли мало съела?
[indent=1,0]Затылок неприятно колол, чем сильно досаждал ведьмаку. Такого раньше не случалось.

Отредактировано Весемир (2017-07-08 13:07:05)

+1

16

Её ответ ведьмаку не понравился, хоть Вирра и была уверена, что ответила правильно. «И чего спрашивается не так? Недовольный, словно тебя хрен пережевывать заставили!», конечно, всегда оставался вариант, мол старик попросту не ожидал услышать правильный ответ, но его младшая Качмарчик, почему-то, даже не рассматривала. — «Вот же пень трухлявый!», пропускать всё веселье, сидя на порожке, да подперев щеку рукой, Вирре не хотелось. Не за этим они сюда явились, ох и не за этим! Дело-то, по сути, было плевое. Найти главного зачинщика всего безобразия, ну или ту ушлую бабенку коя самогон паленый в округе продает, от коего мужики мрут словно мухи.  Разобраться с ним, забрать честно заработанные и с позвякивающим кошелем благополучно уйти в закат. — «Делов-то!», тогда Вирра ещё не знала, что её догадки не имеют под собой ни малейшего основания, а ведьма в деревне все-таки была.
   — Что? В смысле я иду! — Виррка не поверила своим ушам, когда ведьмак все же позвал её с собой.  Впрочем, действия пожилого ведьмака девушку не удивили, она и сама поступила бы так же. Энтузиазма в тех мужиках особого не было, скорее всего, они просто поддались на уговоры своих женок, решивших избавится от досаждающей девчонки. А бабы деревенские, как издавна известно, обладают весьма развитым стадным инстинктом: кого главная травить будет, на того и остальные накинуться, даже без единой на то причины.  Сестры Качмарчик уже подобное видывали и, к сожалению, как бы не разрешилась ситуация с ведьмой, в этой деревне девчушке жития не будет. Рано или поздно местное бабьё её изведет, ну, или же она скурвиться и станет похожа на них, влившись в компанию и с удовольствием тюкая кого другого.
   — Нормально я съела, просто они ещё не успели перевариться! — Обиженно буркнула наёмница и вправду едва поспевая за шибко прытким ведьмаком, да и чувствовала себя Вирра не очень. От всех этих переживаний у девушки разболелась голова, сжимая виски словно в стальных клещах. —«И куда, спрашивается, летит? Можно подумать, что не успеем!». Видимо, ведьмак все же что-то чувствовал, ибо ещё чуть-чуть, и они и вправду не успели бы. — А чего их искать-то, мужиков этих? Вон сидят голубчики, да не одни, а с компанией! — Огромный бутыль мутного самогона, явно, радовал мужиков куда больше, чем недовольные лица супружниц.  —«Ну просто дивные молодцы, и в подходящей для разговора кондиции!», ведь если верить одной поговорке то, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.
    — А что это вы сидите, да в одиночестве? — Найти подход, да к нетрезвому мужику не составило труда, особенно когда наёмница скромно подсела к ним на лавочку, ловко затесавшись между недавними знакомцами. — Нет, нет, угощать не надо, — открестившись от предложенной стопки, Вирра решила перейти к допросу, пока головная боль окончательно не вывела её из строя. — Расскажите мне лучше, кто вас надоумил будто бы Мирка ведьма окаянная и место ещё не где-нибудь, а не праведном костре? — Мужики переглянусь, однако сходу откровенничать с незнакомкой не стали, решив пропустить ещё по рюмашке для храбрости.

+1

17

День, 25 III 1262
Солнечно

Хижины да хаты мелькали мимо бодрого Весемира и едва поспевающей за ним наёмницы Вирры. Её сестра вместе с краснолюдом остались подле крыльца охранять свою нанимательницу и кормилицу.
[indent=1,0]Солнце светило задорно, припекало. Ребятня купалась в речки, где поодаль, сетуя на жизнь тяжкую, стирали белье женщины. Дальше по течению устроились рыбаки, те кому ведьма в деревне была до свечки, а клёв – дело важное и необходимое. Семью кормить да улов продавать. Жизнь продолжала идти своим чередом: кто крышу латал, кто навоз ворочал, кто грабли чинил, кто горе запивал, а кто наоборот просто отдыхал. Именно последним занимались трое недавних гостей Мирки. С чистым удовольствием и блаженством распивая самогонку, видать, лучшую за последние дни гона.
[indent=1,0]За этим приятным времяпровождением и нашли их ведьмак с наёмницей.
[indent=1,0]– Как? Ниче не в одиночесве, – ответил ближний девушке и щелкнул пальцами, словно подтверждая слова. Нос его уже успел покраснеть, а глаза не отличались синхронностью, закрывая и открываясь по собственному желанию. – Вутроем сидим-с!
[indent=1,0]– И ты давай к нам, – второй был более спокойным. Должно быть долго закалял себя спиртом. Кривая улыбка тут же озарила его широкое бородатое лицо. Будучи пьяницей галантным, он не растерялся и протянул рюмку Вирре.
[indent=1,0]Девушка уже успела найти место между двумя выпивохами.
[indent=1,0]Третий сидел тихо, смотрел себе под ноги и ковырял землю прутиком из забора за спиной.
[indent=1,0]– Не хош, как хош. Но может тогда вы, милдсарь ведьмак, выпьете с нами, – бородатый с надеждой посмотрел на Весемира, протягивая ему крепким напиток. – За бедного Кондрата
[indent=1,0]Старый волк лишь помотал головой. Стоял рядом, слушал и задумчиво гладил усы, глядя как светловолосая Вирра общается с пьянью.
[indent=1,0]Выпили.
[indent=1,0]– Ох, хороша, сука, пошла! – первым изрек своё впечатление красноносый. – Да, Клим?
[indent=1,0]– У, прав, Иваш, хороша, – Клим почесал бороду и снова посмотрел на ведьмака. – Так чего вам надо от нас?
[indent=1,0]Но услышав под боком грозное девичье сопение, он сразу вспомнил вопрос Вирры.
[indent=1,0]– Ах, да. Мирка – ведьма. Да, – тоном учителя по философии изрек Клим и на время уставился куда-то вдаль, за плечо неподвижного Весемира.
[indent=1,0]– Канеш ведьма, у курва! – поддакнул Иваш и неожиданно рассмеялся, словно задыхающийся гусь. – А помнишь она в речке в потёмках купалася? Ведьма ведьмою, а баба не дурная. Тьфу!
[indent=1,0]Сплюнув, Иваш локтем ткнул молчаливого товарища.
[indent=1,0]– Ты че такой грустный, видать… – но договорить известную рифму не удалось, поскольку ведьмак так нахмурился и недовольно блеснул глазами, что Иваш решил не продолжать.
[indent=1,0]– Так никто нас и не надоумливал, – немного помявшись, продолжил Клим, возвращаясь из раздумий или воспоминаний. – Просто сказал кто-то, дескать, чего эта девка счастья выжидает, покуда другие своё счастье теряют да мрут, как мухи. А мрут из-за неё же.
[indent=1,0]– И много померло уже? – поинтересовался ведьмак.
[indent=1,0]– Э-м. Пока токмо Кондрат.
[indent=1,0]– А как же Свасий?
[indent=1,0]– Кто?
[indent=1,0]– Ну, Свасий. Который три раза напивался и голым бегал по деревни. Забыл, а? Его потом по жопе его же голой каждый из наших башмаком тяжелым надавал. Иеха-ха! Во смеху было. Забыл, а?
[indent=1,0]– Да, вспомнил. Нашли беднягу возле речки.
[indent=1,0]– Раны были? – снова подал голос ведьмак.
[indent=1,0]Тем временем молчаливый товарищ украдкой поглядывал на Вирру. Девушка сидела между ним и Климом.
[indent=1,0]– Да какие раны, милсдарь ведьмак! – воскликнул бородатый и хлопнул рукой по колену. – Чистый! Просто мертвым нашли. Не утоп, не потрёпан, не убит. Неожиданно парень слёг. Здоров был как кудрявый бык со Скеллиге.
[indent=1,0]– Так, что Мирка, выходит, их поубивала? – усмехнулся Весемир.
[indent=1,0]– А кто же? Порчу наклала и довольная сидит на печи.
[indent=1,0]– На кой черт?
[indent=1,0]– А черт его знает.
[indent=1,0]– И всё же, может скажешь кто вас пригласил к её дому, – Весемир устало вздохнул. – Кто этот кто-то?
[indent=1,0]– Так ведь
[indent=1,0]Молчаливый собутыльник не мог больше сопротивляться зову: положив руку на ногу Вирры, он улыбнулся ей и поддался вперед, словно для поцелуя.

+1

18

Разговор клеился ладно, да и как иначе-то после пары стопок? Вирра сидела тихо, стараясь лишний раз не дышать, дабы не повеселеть самой. Она-то и на трезвую голову была ещё та мастерица, а уж на пьяную…
Мужики оказались веселыми, да только вот, к сожалению, ничего путного ответить не смогли. Все их слова были лишь словами, хоть смерть некого Свасия и была весьма подозрительной. «С чего это он вдруг помереть надумал, коль здоров был аки боров, тот, что в луже при въезде в деревню прохлаждался?», настойчивая головная боль туманила сознание, мешая логически мыслить. «Шел, значится, шел, а потом упал и помер? Так выходит?»,  в деревне что-то было явно неладно, да вот только Вирра была практически уверена в непричастности Мирки к этому шабашу. «Ведьмы здесь есть, да вот только другие имена они носят».
   — А ну пшел вон! — Наёмница не без отвращения отпихнула от себя мужика, которому вдруг вздумалось полезть целоваться. — Ишь чего удумал!  — Лобызаться с кем-то даже ради благого дела она не собиралась, впрочем, и уходить ещё было рано.
   — Так кто ты говоришь вас науськал? — Качмарчик не любила вновь и вновь возвращаться к тем же баранам, но и ругаться с мужиками всё же не стоило. Расскажут, куда денутся, а если сейчас не выговорятся - после очередной стопки запоют.
   — Женка моя, Зосей зовут, красавица, хоть картины пиши! Глазищи во! Коса во! — Что ещё у Зоси «во»,  Вирре знавать не хотелось, но, к сожалению, пришлось. Наёмница страдальчески вздохнула, прекрасно понимая,  что до истины рукой подать, однако придется немного потерпеть. Растерев виски пальцами, Вирра прищурилась, наконец-то вздыхая от облегчения - виноватой ополчении против ведьмы оказалась все так же тетка жениха Мирки.
   — Замечательно! И что теперь будем делать? — Почему-то идти к бабе в гости девушке не хотелось, мало ли что она удумает, да потом народу расскажет. — Я бы предложила поговорить с соседями, да вот только…Шшш…— Голова наёмницы трещала, словно медный котелок, но Вирра оказалась куда крепче, чем могла сама подумать. — С соседками этой родственницы. Думаю, без её влияние и один на один, они запоют не хуже соловья. — По одиночке чудодейственная сила стадного рефлекса куда-то улетучивалась, позволяя вести нормальный диалог с теми, кто ещё полчаса назад с радостью поднял бы тебя на вилы. Конечно Вирра сомневалась, что женщины будут так уж откровенны, но почесать языками, да полить грязью - это за милую душу.
   — Вот ещё, что вспомнил! — Голос одного из трёх друзей, отвлек Вирру от её размышлений, —бабка Текла, что знает кто в смертях всех повинен! Знает, да только вот никому не скажет. — Девушка возвела глаза к небу, проклиная всю деревню и неизвестную ей доселе бабку Теклу, которая все знает, но никому и ничего не расскажет.
   —  А если её попросить? По-хорошему? — Старухи везде были одинаковые и не сказать, чтобы Вирра умела находить с ними общий язык. Скорее уж наборот, со своей бабкой и то, она не особо ладила, а тут чужая, да ещё и со своими чертями в проржавевшем котелке.
   — Чувствуя, что после сего разговора ведьм в деревне-то по-прибавится. — Впрочем, куда-то идти и что-то делать надо было, пока её голова окончательно не свела девушку с ума, а местные не перешли в наступление спалив хату вместе с Милкой и её невзрачным приданым.

+1

19

День-вечер, 25 III 1262
Солнечно

Аска была женщиной плотной. Свои физические недостатки она покрывала грубостью к тем, кого не любила, и лестью тем, от кого что-то да хотела. Безымянная деревушка близ Новиграда порой страдала от чувств и эмоций Аски: её ворчания, недовольства, упреки и безосновательные обвинения были, скажем так, изюминкой, сухой и старой. По её скромному мнению везде должна существовать выгода. Любое человеческое действие зиждится исключительно на личном, скрытом расчете. Например, ведьмак. Эти мутанты суют бледные носы только туда, где чуют барыш. А нюх у них, говорят, отменнее собачьего. Или скажем, свадьба. Это не только ритуал, призывающий двух любящих друг друга сердец жить в добре и согласии, но и выгодный вклад в будущее. Особенно, когда у невестки пышное барское приданое. К сожалению, Мирка, как будущая невестка Ярека, не могла похвастаться подобным, что безумно возмутило и вывело из себя тётку жениха. Сжимая кулаки, Аска не только наняла ведьмака, чтобы тот избавился от ведьмы, – ни кем другим, по мнению Аски, Мирка быть не могла, – раз и навсегда. Позже, беспокоясь, что нанятый охотник на чудовищ не справился, был околдован и, вероятно, убит, надоедливая тётка велела трём молодцам нанести визит черноволосой невестке, всех бед породихе.
[indent=1,0]Весемир любил немного выпить крепкой настойки для стойкости духа, но не любил смотреть на пьяные рожи. К сожалению, весьма часто с ними приходилось иметь дело. Непосредственно, как сейчас. Говорили они на славу, сопровождая слова быстрыми глотками и лестью о дивном напитке – самогоне. Так и рассказали о беспокойной Аске, что из кожи вон лезла только бы избавиться от злополучной Мирки. Её необдуманные действия, настоящая травля супротив девушки, были подозрительными, а сомнения о виновности Мирки росли. Поведали пьяные языки и о бабке некой по имени Текла. Она, пробубнил бородатый Клим, про все смертья ведает. Кто и почему помер.
[indent=1,0]– Достаточно, – Весемир кивнул в знак благодарности трем молодцам. – Идем.
[indent=1,0]Иваш с трудом поднялся на ноги и, кряхтя, разогнул спину, готовый идти в след за ведьмаком без единой мысли понимания. Клим рассмеялся, обозвал друга местными звонкими эпитетами и, ухватив того за край рубахи, усадил обратно на скамью.
[indent=1,0]– Не тебе сказано было, пьянь.
[indent=1,0]– Эт кто еще тут а-пьянь, а?! Ты… дерьмо собачье!
[indent=1,0]– Че-е?!
[indent=1,0]Крупный кулак бородача врезался в челюсть Иваша.
[indent=1,0]Начало драки было положено.
[indent=1,0]Позже, вечером этого дня жители деревни обнаружат бездыханное тело Клима под скамьей.
[indent=1,0]– Развязать язык упрямой бабке не проблема, – говорил Весемир, бодро вышагивая по узким тропкам селения. – А вот выслушивать бредни соседей Аски нет ни малейшего желания. Идем сразу к Фекле, или как её там.
[indent=1,0]Ведьмак неожиданно остановился, схватился за сердце. Оно кололо, билось быстрее и сопротивлялось воле ведьмака восстановить ритм. Волна усталости пробежалась по старческому телу.
[indent=1,0]– Разузнай, где живет эта всеведущая старуха, – Весемир хмурился и глядел вниз, на вытоптанную землю. – Только резво. Давай-давай. Чего глазками хлопаешь?
[indent=1,0]Старик оперся о плетеный забор. Потом сел к нему спиной и закрыл глаза.

+1

20

Пирожки и компот явно не пошли Виррке на пользу. «Неужто проклял кто?», кинув недовольный взгляд в сторону своего невольного напарника, наёмница хмыкнула, но говорить ничего не стала, время не то, да и желания не было. Голова раскалывалась, в висках ломило, а череп, казалось, вот-вот разлетится на части, каждый, шаг давался блондинке с большим трудом,  «да что же это такое?», сестры Качмарчик болели очень редко, а чтобы так прихватило - так вовек подобного не было!
   — А развязывать-то кто будет? Не я ли часом? Старики меня не любят, сразу говорю: чуть, что к левому шлют, проклинают и в ноги плюют.  — Да вот только судя по всему выбора у Вирры никакого не было, ибо ведьмак внезапно замешкался, а потом и вовсе кулем осел на землю. «Во дела», на тот момент наёмница ещё не мыслила, что причина их внезапного недуга в одном и том же, и вовсе не в компоте с пирожками. — А ещё гнать меня собирался, брать с собой не хотел, а оно вон как выходит - пригодилась.
   Оставив ведьма отдыхать у забора, наёмница ускорила шаг, попутно опрашивая всех прохожих и скрипя зубами на одинаково отрицательный ответ. «Не верю, псы брехливые!», пошатнувшись, будто в хорошем опьянении младшая Качмарчик едва устояла на ногах, но все же нашла в себе силы идти дальше, придерживаясь рукой за ближайшую к ней изгородь. Вирре требовалось найти бабку, разузнать поподробней о таинственных смертях, пока все в деревне окончательно не убедились в том, что Мирка ведьма и по ночам пьет кровь младенцев, а потом голая купается в пруду дабы завершить свой кровавый ритуал.
    — Что-то ты бледная шибко, лебёдушка…— В сторонке неприметно и тихо стояла сгорбленная, худая, словно высохшая, старуха. — Заходи, дочка, заходи. Я думаю, что смогу тебе помочь. — Вирра прижала прохладную руку к своему лбу, направляясь в дом на подгибающихся ногах, слабость постепенно завладевала всем телом наемницы, пока не осталось ничего кроме темноты и бешеного стука в висках. — Потерпи, лебедушка, трава должна настояться. — Вирра не знала эта ли старуха являлась искомой ею Феклой, да и неважно это поло в тот час. «Что со мной?», сонм мыслей заполонил её голову, но блондинка никак не могла ухватиться за истину, невольно уступая жару и проваливаясь в небытие.
    Очнулась Вирра погодя, когда её голова перестала наливаться раскаленной сталью, а мысли наконец-то пришли в порядок, позволяя наёмнице осмотреть скромное убранство дома знахарки. «Сколько я так пролежала? Ведьмак!», оставленный под забором волк нуждался в её помощи и сейчас Вирра прекрасно это понимала.  — Мой спутник, ему тоже нужна помощь! — Губы старухи едва дрогнули в улыбке, а голова качнулась в согласном кивке. — Я должна вернуться. — Наёмница опустила ноги с печи, тут же отмечая, что больше её тело не терзает ломка, а ноги вновь служат надежной опорой. — Я вернусь. — Дверь за блондинкой захлопнулась, а сама Вирра растеряно осталась стоять на пороге, совершенно не понимая, откуда она пришла и где ей искать ведьмака.
   — Вот же, — сдержав порыв высказать ближайшему гусю все, что она думает об это деревне, наёмница побежала вдоль тесных улочек, надеясь найти ведьмака до того, как он вытянет ноги вдоль дороги. Конечно, она понимала, что он гораздо крепче, чем кажется, но в то же время понятия не имела с чем они столкнулись и как бороться против этой силы. «Надеюсь, я в тебе не ошиблась старый волк, иначе все мои терзания были напрасны».
   — Я нашла Феклу, — она приземлилась рядом, едва ли не расцеловав самый обычный с виду забор, — с нами что-то сотворили, но знахарка смогла мне помочь. Фекла, местная ведунья и я думаю, что именно поэтому она знает, что именно происходит в этих местах.

+2

21

День-вечер, 25 III 1262
Солнечно

Девушка вернулась много позже, чем рассчитывал ведьмак. Она выполнила своё задание, отыскала именитую деревенскую бабку, что знала всех и вся. Свойственно пожилым женщинам созерцательно вмешиваться в чужие дела так, чтобы знать не меньше, а то и больше, чем все остальные.
[indent=1,0]Весемир удивленно смотрел на Вирру, что уселась рядом. Всё складывалось донельзя легко и просто. Какая-то неведомая напасть приземлилась на плечи ведьмака и наёмницы, гнула их к земле, оставляя совсем без сил. Появляется неожиданно искомая старая знахарка с весьма нелепым именем Фёкла и излечивает светловолосую девушку от терзающей хвори. Тем не менее Весемир решил повременить с известием тревожных мыслей.
[indent=1,0]Старый ведьмак всё также сидел под забором, вытянув одну ногу вперед, согнув другую . Ему, казалось, стало намного лучше. Сильные боли и головокружение отступили. Цвет лица, правда, остался таким же бледным, как и ранее.
[indent=1,0]На колене поблескивала небольшая колба с жидкостью с весьма специфическим запахом. Нудящие до этого комары подохли и лежали на земле, иногда вздрагивая. Белая чайка могла так подействовать и на людей, если те рискнули бы выпить ведьмачий эликсир.
[indent=1,0]– Холера. Бабка знает и молчит? – поинтересовался Весемир, побалтывая стекляшкой и вглядываясь в остатки эликсира. – Ты говорила, старики тебя не любят, гонят взашей, подплёвывают в дорогу. А эта старуха решила тебе помочь. Вот так просто? Ну да ладно. Помогла и помогла. Добрых душ мало на свете осталось.
[indent=1,0]Не без труда поднявшись, ведьмак отряхнул одежду и посмотрел на запад. Там за небольшим леском распростерлось Великое Море, которое через несколько часов спрячет весеннее солнце до следующего дня. А ночи знаемы как самое лучшее время для практикующих ведьм и прочей нечисти.
[indent=1,0]– Поднимайся, – Весемир поправил наручи с металлическими посеребряными вставками. – Пошли к старухе. Послушаем её.

+1

22

Вирре не нравилось сидеть под забором, словно последняя забулдыга, в этой забытой всеми богами деревне. Нет, наёмница была не дурна выпить в хорошей компании, и ценила малиновку практически наравне с блеском золотых монет, но не посреди же белого дня, когда из окно на тебя пялятся все кому не лень, а уже к вечеру побегут к друг дружке делиться пересудами. «Дерьмо», голова прошла, а слабость постепенно отступала.
   — Может, это неправильная бабка? — Она фыркнула утирая пот со своего лба. — Не знаю, я пришла к ней едва волоча ноги и уж понятия не имею, почему она меня так привечала. Может,  потому что я молчала и слова даже не молвила? — Обычно стариков раздражал насмешливый тон наемницы и её резкие слова, сказанные без должного уважения и почета. — В любом случае эта бабка что-то знает. Я когда оклемалась, чуть обстановку осмотрела: хата, конечно, бедная, зато корений там сушеных на пару деревень хватит. Знается она на травах, а может и на чем-нибудь другом. — На тот момент Вирра не придала значения своей странной хвори, хоть и отметила, что ведьмака скрутило явно не просто так.
   — Никак радикулит? — Она насмешливо вскинула бровь, отряхиваясь от земли и направляясь в сторону дома травницы. «Только вот куда идти?», наёмница совершенно потеряла все ориентиры и теперь стояла на распутье с совершенно растерянным видом. «Засмеёт тебя старый волк, как пить дать засмеёт». — Нам туда, — выбрав направление наобум, младшая Качмарчик с уверенностью матерого следопыта повела их навстречу приключениям, надеясь, что деревня небольшая и рано или поздно сыщется нужный дом.
   — Да вот же он! — Её радость была слишком явно, чтобы укрыться от внимательного взгляда ведьмака. — Бабкин дом! — Она узнала его по пучкам чеснока возле окон, да покосившейся собачьей конуры, чья хозяйка, видимо, уже давно отгавкалась благополучно отойдя к праотцам. — Здесь я и была. — С довольным видом уперев руки в бока, Вирра прошествовала по тропинке, поднимаясь на скрипучее крыльцо и принимаясь тарабанить в дверь. — Баба Фёкла открывай! — Прошло достаточно времени и кулак Вирры уже порядком устал, но дверь все-таки отворилась пуская временных напарников в темные сени.
   — Привела всё же лебедушка ведьмака, а я уже заждалась, почти состарилась!  — Самой бабки видно не было, зато запах трав расходился по всему дому, а на полке зыркал своими изумрудными глазищами жирный черный кот. — Может он мне скажет, кто хворь столь необычную на вас наслал! Сколько лет топчу эту землю, а другой такой ведьмы в наших краях не видывала. — При первой встрече Вирра не сумела хорошо рассмотреть свою спасительницу, зато сейчас обнаружила, что Фёкла совершенно слепая. Глаза старухи были затянуты белесой пленкой.

Отредактировано Вирра Качмарчик (2017-09-07 23:05:40)

+1

23

День-вечер, 25 III 1262
Солнечно

Наёмница плутала по тропкам деревни не долго. Дом отыскался почти сразу же. Обветшалый, ухоженный в меру да с пустой конурой собачей.
[indent=1,0]Ведьмак оперся рукой о покосившуюся крышу будки и заглянул: лежалое примятое сено вперемешку с рыжей шерстью да небольшая обглоданная кость в углу. Хозяин давно не появлялся в своём старом имении.
[indent=1,0]Тем временем Вирра громко и яростно колотила в дверь хаты. Диво было, как такие небольшие девичьи кулаки могут так грозно обрушиваться и греметь.
[indent=1,0]Баба Фёкла отворила. Добрый её голос поприветствовал гостей, которых, как выразилась старуха, она давно уже поджидала.
[indent=1,0]– Ну, здравствуй, мать, – Весемир пригнулся, чтобы не стукнуться о дверной порог, и зашел в хату. – Не наговаривай. Огляди себя – рано еще помирать.
[indent=1,0]Убранство хижинки было скудным: печь белённая, полки стенные, скамьи широкие, стол круглый да кровать небольшая. Куда ни глянь, всюду с низкого потолка свисали сушеные травы, коренья различной формы и вида. Много было чеснока. На чердаке, вероятно, места уже не нашлось.
[indent=1,0]Внизу раздалось недовольное и угрожающее шипение. Крупный черный кот ощерился, распушил хвост и недобро поглядывал на ведьмака. Не любили их звери домашние. Весемир не обратил внимания, но хмыкнул в ответ и грубо отодвинул кота ногой. Тот заворчал громче и обиженно спрятался под скамью.
[indent=1,0]Не сразу Весемир заметил, что хозяйка хаты слепа. Глаза её заволокла мутная плёнка, словно парное молоко. Однако двигалась бабка уверенно. Она была слепа и невозможно стара. Казалось, как такое высохшее временем существо еще может дышать и разговаривать.
[indent=1,0]– Охо-хох, – даже её ропот неодобрения казался добродушным. – А я помладше тебя буду, голубчик кошкоглазый. Не обижай старушку.
[indent=1,0]Ведьмак удивился тому, что Фёкла сумела прочувствовать его мысли. Ему даже стало немного стыдно.
[indent=1,0]– Кто хворь наслал, знать хочешь? – Весемир упер руки в бока, встав в удобную позу, которую он обычно применял, когда бранил или учил юных ведьмаков. – И сама тут же отвечаешь. Знаемо, что ведьмой шальной.
[indent=1,0]Спёртый запах старости, смешенный с травами, углем, котом и древними духами шестидесятилетней давности,  мешал думать. Вдох полной грудью, казалось, приведет к летальному исходу. Поэтому Весемир несколько раз причмокнул губами, оглядел стоящую рядом наёмницу и, собравшись с мыслями, начал разговор.
[indent=1,0]– Лучше ты нам скажи, мать, раз ведаешь кто в чём повинен и почем помер зря. Мирка…
[indent=1,0]Кот, сидевший под лавкой не спускавший взгляда с ведьмака, вновь издал глухой, утробный рык недовольства и прервал Весемира.

+1

24

Несмотря на внешнюю черствость и резкость, животных Вирра любила. Да чего уж там, если бы не жизнь её наемничья с удовольствием завела себе кого-нибудь помимо кобылы. А вот ведьмаки, похоже, с котами не ладили, ибо тот, кто с лаской потянулся к её протянутой руке, недовольно шипел в сторону временного спутника наёмницы.  «Вот как значит?», на личное недовольство черного крысолова ей было плевать, но зарубку в памяти она, на всякий случай, сделала. Мало ли что в этой жизни, а ну как пригодиться!  На бабку девушка старалась не смотреть, пугали её глаза старухи, до дрожи пугали, хоть и помогла она ей, в беде не бросила.
— Ни Мирка, дитя бедное, ни родственники её будущие, в смертях сих не повинны. — Отрезала старая переливая молоко из глиняного кувшина в кружки. — Не от женщин смертью веет, не они её насылают, мужчину ищите - вот все, что знаю. — Кружку Вирра приняла без разговоров, устроившись удобнее на печи и свесив свои ноги. Молоко наёмница любила, бесплатное молоко любила вдвойне, да и отказать старухе считала кощунством, бабка, пусть и странная, к ним со всей душой, посему и не след к ней задом поворачиваться.
— А ведьма, касаточка, есть и хворь она на вас наслать ухитрилась. — Виррка так удивилась, что молоком поперхнулась, отчего закашлялась и с печи поспешно слезла. Её мысли по поводу ведьмы должны были оставаться лишь мыслями, однако за ответ на вопрос была благодарна, как и за пролитое, отчасти, молоко.
— Не волнуйся, кот всё слижет, а вам идти пора. — Подобная поспешность наёмницу смутила, «с чего вдруг бабка сердобольная на улицу нас спроваживает?», однако уже следующие слова старухи расставили всё по своим местам. 
— Идти вам надо, чую, что лихо скоро нагонит, и быть беде. — Оказавшись за дверью, Вирра недовольно поморщилась, совершенно ничего не понимая. Ведьма-то есть, но не при делах, вернее при делах, конечно, но не при тех. «Никак женишок нашей Мирки в страхе всё село держит?», почему-то кроме как на молодчика, она и не подумала.
— А ведьма та, поди, тетка возлюбленного Мирки. Одной ей наша помощь яки кость поперек горла.  — В висках до сих пор отдавало, хоть старуха и помогла наёмнице избавиться от основной слабости и острой головной боли. — Ууу, найду ведьму и… — что сделает дальше, она ещё не придумала, но с её-то фантазией ничего хорошего колдовку не ждало.  Будет знать, как мешать наёмницам копейку звонкую трудом честным зарабатывать. Конечно, со стороны могло показаться, что труд сестер Качмарчик не такой уж и честный, учитывая их острое желание помочь Мирке при помощи ведьмака, однако чего не сделаешь, когда кушать хочется.
— И что дальше? — Заявиться на порог суженого нанимательницы и сходу обвинить его во всех злоключениях она не могла, да и причастность его, для начала стоило выяснить.  «Может то и не он вовсе, мало ли в деревне безумных», там, где белка самогонная половину села под ручку домой провожает ещё и не такое произойти может. — Мужчин в деревне много, а времени у нас, судя по всему, мало.

+1

25

Вечер, 25 III 1262
Солнечно

Дверь затворилась за их спинами так же неожиданно, как и отворилась. Со стороны одного любопытного мальчишки, что вооружившись рябиновым прутиком, гонял гусей по вытоптанной тропке, могло показаться, что бабка Фёкла выставила седого старика и его светловолосую внучку прочь за порог хаты своей. Однако истинно же бабка подгоняла их деревню выручать. Лихо скоро, говорила она, нагонит, и быть беде. До вещих слов старуха и на виноватого указать постаралась. Однако сделала это подобно уличному гадателю, что в крупных городах к прохожим пристает, о будущем вещает, хворь иль злато предсказывает.
[indent=1,0]Весемир прищурился, глядя на запад. Красный диск медленно клонился к закату, отбрасывая на земли приятный оттенок, что так старательно художники изображают на своих картинах. Деревья бывало покачивались от слабого ветра, ласково шуршали листвой. Ручей, волнисто отражая солнце, мерно тек, огибая крупные камни и небольшие мостки. Птицы пели им известные песни. Словом, было красиво. Редко когда выпадал случай полюбоваться живописным пейзажем.
[indent=1,0]В бренный мир его вернул вопрос наёмницы. Действительно, и что теперь?
[indent=1,0]Ведьмак пощупал языком крепкие, несмотря на возраст, зубы. Раздумывал.
[indent=1,0]Полагаясь на бабкины думы и предвещание, ведьма в округе была. Пряталась, проклятая, и всякий недуг распространяла. Однако ведьминых дел: ни порченного молока, ни подыхающей скотины, изуродованного урожая и гнилого сена, – кроме любовного приворота замечено не было. Что же ведьма такого страшного совершила, что на поимку её аж ведьмака наняли?
[indent=1,0]Более того, в смертях случившихся мужик повинен был. Убивал однако умело. Без свидетелей. Тихо, как призрак. Имеется ли связь душегуба с ведьмою спрятанной?
[indent=1,0]Ведьмак подошел к наёмнице ближе. Смотрел на неё сверху вниз. Смотрел в голубые глаза, милое, нетипичное наёмникам, личико. И думал. Думал о молодых. О том, на что способен мужчина ради любви красивой женщины.
[indent=1,0]– Мужиков в деревне, что крыс в Новиграде, – наконец ответил Весемир и погладил усы. – Найти нам нужно одного. Эх, коли не бабка, то Мирке головы не сносить, как ведьме, а её жениху, как убивцу. Прячется же где-то курва. И чужими руками орудует…
[indent=1,0]Наступило резкое молчание, какое обычно бывает при резком озарении.
[indent=1,0]– Тирлич… – пробормотал Весемир, вспоминая найденный на полу стебель. - Вот же холера!
[indent=1,0]Обычно тирлич высушивался, заваривался и принимался отваром подобно чаю. Свежий его охотно использовали ведьмы. Оттого и название прочее – ведьмино зелье. Тот, что ведьмак приметил в доме Мирки сухим не был.
[indent=1,0]Что-то было не так. Что-то было не так с самого начало в самом доме невесты.
[indent=1,0]– Возвращаемся, – ведьмак развернулся и спешно пошел знакомой дорогой. – Выясни у Мирки, как у ровесницы, про мужиков, что дома у неё были и чувства к ней питают. Тирлич свежий на полу просто так не валяется.
[indent=1,0]И предчувствуя последующий вопрос Вирры, Весемир ответил:
[indent=1,0]– А я в округах похожу. Поищу что. Вернусь до полуночи. Не дурите только.

+1

26

Задание старого ведьмака Вирре понравилось. Ну а что? Искать мужиков, это не гулей по жальником гонять! Правда нездоровая тяга этого неизвестного к мирным и тихим покойничкам её немного так настораживала. —«Заловит где-нибудь у кустах и шо мне тогда с ним делать?», нет, что делать с мужиком, да ещё и в кустах младшая Качмарчик прекрасно знала, однако инициатива проявленная со стороны душегуба её совершенно не прельщала.
   — Расспроси, расспроси… — девичьи посиделки ей никогда не удавались. Может, потому что склад ума у Вирры был больше мужской, а может потому, что откровенничать она привыкла лишь с сестрой, да краснолюдом.  —«Ладно, Ринка, надеюсь, что ты уже достала бурдюк малиновки!», волшебное зелье правды и развязанных языков, могло сплотить любую компанию и разговорить даже мертвеца, разумеется, если этот мертвец просто надрался до такого состояния.
   К сожалению, в доме Мирки все было тихо и мирно, причем в прямом смысле этих слов. Гвюдмундюр, подобно ленивому цепному псу, благополучно дрых на печи, оглашая всю округу своим совершенно не боевым храпом. Ринка тоже клевала носом в уголку, прислонившись к печи и подперев раскрасневшуюся щеку своей ладонью. —«Вот они, защитники праведные! Бдят, дабы никакой лиходей девку бедную не обидел!», несмотря на видимое недовольство, тревожить покой спящих Вирра не стала, пусть отдыхают, а у неё ещё есть дела.
   — Мирка, не спишь? — Девушка покачала головой, тут же принимаясь нервно теребить косу, — Поди сюда, поговорим. — Во дворе было непривычно тихо. Вирре не нравилась эта зловещая тишина, слишком уж подозрительно. Слишком уж ненормально. —«Даже собаки молчать, притаились, беду чуют», по спине пробежались мурашки, однако наёмница быстро погнала дурные мысли прочь, обращая своё внимание на подсевшую к ней Мирку. Девушка была бледна и осунувшаяся, словно за эти несколько часов из неё вытянули все силы, да испили все соки. — Мирка, скажи мне, да вот только без утайки, есть ли ещё в деревне тот, кому ты мила? — Девушка вспыхнула, закрывая лицо руками и качая головой, но Вирра не собиралась оставлять свой вопрос без ответа, тем более, что реакция мирки была весьма подозрительной. — Я ведь помочь хочу, от беды уберечь…
   — Не люб мне никто! Не люб… — Да вот только Вирра не о любви спрашивала и не о чувствах интересовалась, по крайне мере не о её, — кузнец наш, Саввка, прошлой весной женихался, да я ему сразу сказала, чтобы и думать забыл…— Она призадумалась, покусала губу и всё-таки созналась. — Ну и Кондрат, покойник недавнишний, тоже на неприличное намекал. Одначе он всегда любил на сеновал девок завлекать, а чем, до сих пор не пойму. «Ничего особенного, никого особенного…», тем не менее, наёмница нахмурилась, пытаясь понять, что именно она упустила, а точнее кого.
   — Мирка, а нет никого, кто мог бы за тебя ну, ты понимаешь, мстить? — Разумеется, Вирра имела в виду её жениха, который, на данный момент, больше всего походил на загадочного убийцу способного справиться с взрослым мужчиной, да и причины у него была.  Мирка отрицательно покачала головой, в пух и прах разбивая едва выстроившуюся цепочку фактов. — А Раслав? Брат твой? — От этого вопроса, хозяйка дома моментально взвилась, принимаясь нервно мерить комнату шагами.
   — Нет! Да слышать об этом ничего не желаю! Раславушка он же, он же аки дитя малолетнее, никому зла и беды никогда не желал! — Младшая Качмарчик покачала головой, понимая, что развивать эту тему бессмысленно, слишком уж близко к сердцу Мирка приняла её слова. «Надо отыскать Раслава и познакомить с ним поближе».

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Уж замуж невтерпеж