Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Imposuit debitis

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 18 октября 1265 года
Место: Темерия, Бренна
Действующие лица: Инга ван Мейст, Кристанна Кальтер, Лето, Геральт (аkа Кирас)
Описание: Время отдавать навязанные долги застало Кристанну Кальтер в деревеньке под названием Бренна, горько иронизируя над сложившейся ситуацией, но в то же время давая прозрачный намёк на то, что не всё так, как кажется на первый взгляд.

+1

2

Хорошая мина при плохой игре - одно из незаменимых качеств, которыми обладала Кристанна и, которым не стеснялась пользоваться в подходящих и не очень, случаях.
Иногда - оно тупо помогало выжить, задавить противника, оппонента или прижимистого торгаша своей уверенностью в произносимых словах и истинности тезисов.
Иногда - просто не давало спрыгнуть с ума или скатиться в безрадостное и пагубное для всякого разумного существа уныние и безнадёжность.
В данном случае с проклятой - трудность представляло то, что хорошая мина должна была убедить в том, что всё в порядке не только свою носительницу, но и близкого ей человека. Желательно так, чтобы не приходилось постоянно врать, выкручиваться и делать всё то, от чего на душе становилось ещё паршивей, чем было, да и вероятность погореть - возрастала в геометрической прогрессии.
И уж тем более этому не способствовало то, что сегодня ночью был срок уплаты навязанного трижды клятым рыжим демоном долга. Поэтому настроение было препаршивым, но всё же не таким паршивым и безнадёжным, как могло бы быть, если бы Кристанна не предприняла кое-каких мер и не проконсультировалась у знающего человека.
Человеком этим был, разумеется, небезызвестный ей лысый ведьмак Лето, с коим после того, как они покинули поместье барона - было по пути довольно долгое время, за которое, рыжая успела узнать у кошкоглазого владельца амулета Цеха Змеи всё, что посчитала нужным и всё, что посчитал нужным он ей рассказать о тонкостях сделок и их последствий с существами, чья природа была, мягко говоря, неестественной.
Именно поэтому, "мина" была хорошей не от того, что получилось красиво соврать, а от того, что получилось правильно и без вранья всё объяснить.
Как бы то ни было - Инга теперь тоже была в курсе, относительно истинных условий сделки ибо задавить в самой себе отчаяние и уповать на полученную от ведьмака "инструкцию", да при этом делать вид, что всё хорошо и лгать в глаза любимому человеку - вполовину не так жестоко и тяжело, как сказать ему правду.
Потому что любовь - это ужасно сложный клубок противоречий и разобраться во всех тонкостях и хитросплетениях этого Гордиева узла ещё не удалось никому из ныне живущих и ранее живших ни на ломанный грош...

Злая ирония, а может и наоборот - добрый знак для обеих путниц заключался сейчас в том, что сейчас они находились в деревеньке под названием Бренна. Ещё боле тонкая насмешка заключалась в том, что принимать "бой" с демоном тут собирались темерка и уроженка Империи, что сейчас миловались в снятой в гостевой избе комнате, проводя последние часы перед страшной или не очень, развязкой.
Кристанна лежала на кровати, а её голова с огненно-рыжей шевелюрой - покоилась на коленях у сидящей на той же кровати  Инги лицом вверх.
Левой рукой, рыжая гладила брюнетку по щеке, пялясь в её глаза глупым со стороны, влюблённым взглядом, который, на первый взгляд не вязался с сущностью проклятой так же, как Смерть не вяжется с Жизнью.
Правая же рука Кристанны лежала на животе, прикрытом рубахой и сжимала обратным хватом один из кинжалов, что постоянно носила при себе рыжая, дополняя ещё большую неопределённость и внешнюю аномальность данному пейзажу в свете одинокой свечи.

Отредактировано Кристанна (2016-11-17 20:04:10)

+1

3

Любовь. Сложное чувство, сложное, нерациональное, необъяснимое, но именно благодаря нему врачевательница могла сейчас сидеть на краю кровати и с упоением и легкой грусть рассматривать чистое от ставшего уже привычным глазу ожога лицо своей возлюбленной. Она знала правду. Понимала, что рыжая не могла ее так просто раскрыть, понимала, почему ей пришлось соврать. Иначе было бы очень сложно вот так вот сидеть, поглаживая рыжую макушку и ласково прижимаясь ладонью к месту уже отсутствующего ожога.
Даже не смотря на то, что нильфгаардка принимала свою спутницу жизни такой, какая она есть во всех ее проявлениях, даже с заметным шрамом на треть лица, она не могла осудить рыжую за ее желание от этого недоразумения избавиться. И это желание было сложно не заметить, особенно, если ты могущественное существо, собаку съевшее на чужих страданиях и переживаниях. Все просто не очень хорошо сложилось и винить можно было лишь Предназначение, если ты в него, конечно, веришь. Инга не верила, даже сейчас, когда предсказания болотной ведьмы исполнялось прямо на глазах. А ведь у предсказания была и вторая часть, о потери и ее последствиях.
Действительно странная картина, ведь это не только южанка и северянка, между которыми вспыхнула страсть, и судьба которых скоро решится под Бренной, может быть даже чье-то пролитой кровью. Можно пойти дальше, удариться в сравнения с Жизнью и Смертью... Но был ли в этом смысл? Нет, им было некогда, они просто наслаждались друг другом. Без лишних слов, в ожидании развязки.
Инга не знала что делать и как бороться. Она никогда не была в этом сильна, она всегда нужна была только после сражения, когда кровь уже окропила землю. Но будет ли после этого сражения кого спасть? Ведь условия - смерть? Или так только кажется?
Девушка могла только тяжко вздохнуть, видимо желая что-то скзаать, но не в состоянии подобрать слов. Из-за этого становилось только хуже, оставалось только отвести взгляд в темный угол комнаты и попытаться... Расслабиться? Этого им обоим явно не хватало.

+1

4

Время играло против них неумолимо приближая развязку, а ведь так хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался...
Безумно хотелось. До щемящей боли в сердце и кома в горле. До одури, в конце-концов...
Потому что очень не хотелось вновь встречаться с тем существом, что внаглую нарушало все писаные и неписаные законы просто по собственной прихоти.
Впрочем, судя по словам ведьмака - была вероятность того, что оно только хочет казаться таким всесильным и могучим, а на деле - связано обязательствами и пунктами пусть и навязанного жертве, но всё же договора не меньше, а то и больше, чем сама жертва.
А поскольку вариант с безвылазным сидением в периметре каменной ограды баронова поместья для Инги и Кристанны был неприемлем - оставался только вариант с использованием способа, о котором ей - поведал ведьмак и которым она поделилась с брюнеткой, чтобы та не потерялась и не паниковала, когда настанет час расплаты по счетам.
Инга тяжело вздохнула и отвела взгляд куда-то в сторону...
Рыжая нахмурилась, взгляд её несколько изменился, заразившись некоей безмолвной напряжённостью, что присутствовала в помещении уже практически материально.
Рука взяла Ингу за подбородок и осторожно повернула, одновременно опуская бледное личико южанки так, чтобы Кристанна могла ей заглянуть в глаза.
- Эй, - вкрадчиво сказала проклятая, заглядывая любовнице прямо в глаза, - Ничего. Не. Произойдёт. Главное - не бойся, не паникуй и верь мне. Эта гадкая меропакостная мокрица, может и съела собаку на хитровыебанном словоблудии, но и мы не пальцем деланные. Поняла?
Закончила рыжая несколько жёстче, чем начала, впрочем, взгляд тоже отражал уверенность и решимость покончить со всей этой ситуацией раз и навсегда.
Благо, имела худо-бедно представление как...

За десять дней до этого...

Как только ведьмак вернулся с озера - Кристанна уже поджидала его у дверей отведённой ему комнаты. Успев проведать Ингу и удостовериться, что с ней всё в порядке - она теперь намеревалась разузнать подробней о том, как попавшему в подобное ей положение дел человеку - избавиться без особых последствий от навязанной  ему сделки...
- Лето - у тебя есть минутка? - "отлепившись" от подпираемого ею дверного косяка, начала рыжая, - Нужно поговорить по поводу этого, Кираса...
Не дожидаясь ответа, она, довольно нахально со своей стороны - вошла в комнату Лето и встав посреди неё, вывалила ведьмаку всё сразу в лоб и без прикрас:
- Он. Он мне сделку навязал. Отвертеться шансов не было, - тяжело вздохнув и опустив взгляд в пол, сказала Кристанна, обняв себя за плечи, - Сказал, что заберёт моё лицо, что любому ведьмаку за радость будет на меня взять заказ, если я не убью Ингу, не умоюсь её кровью... - А я, скорее сама сдохну, чем на такое пойду!
Закончив на несколько высокой  ноте - уж очень её злило сложившееся положение вещей, она смолкла, шумно выдохула и уткнувшись лицом в подставленную ладонь - продолжила, задав ведьмаку извечный вопрос:
- Что мне теперь делать..?
- И есть ли смысл вообще что-то делать теперь?

Отредактировано Кристанна (2016-11-25 19:53:41)

+1

5

Всему в этом мире приходит свой конец. Был конец и у этой истории: такой маленькой, ничего не значащей для огромного мира, но такой тревожащей и пугающей для Кристанны.
Кирас явился, когда до рассвета оставалось не более четырех часов.
Петухи, еще не будившие утро, спали на своих насестах. Спали кметы, позабывшие все свои страхи и заботы до утренней поры. Но дух знал, что его ждут.
Под его бесшумными шагами не скрипнула ни одна половица, и только огонек одинокой свечи дрогнул насмешливо, словно приветствуя демона.
- Ну и ну, скучаете? – дух улыбнулся гнилыми обломками зубов. – Неужто то представление, что я устроил у сиятельного барона было настолько скучным?
Всё ещё продолжая скалиться, демон уселся прямо на пол, поглядывая то на Ингу, то на Кристанну.
- Там, - дух кивнул на маленькое оконце, - умерла и родилась новая луна. И я явился к тебе, Кристанна, чтя наш устный договор.
Улыбка пропала с лица чудовища.
- Я держу свои обещания. А ты?

0

6

Рыжей стоило больших усилий не вздрогнуть, когда раздался тот-самый голос от одного звука которого хотелось подпрыгнуть и бежать, бежать куда-угодно сломя голову и таща за руку Ингу - лишь бы от его обладателя подальше оказаться...
В свете дрожащего пламени свечи - дух выглядел одновременно жутко и жалко. Медленно-повернувшая набок голову рыжая, отметила про себя, что водные процедуры в поместье барона твари на пользу явно не пошли.
Здесь уместно было бы ей позлорадствовать, да ситуацию немного не та...
Смерив рассевшегося на полу "званого" гостя, Кристанна, криво улыбнувшись уголком рта - ответила:
- Неимоверно скучное. Но на картину - "Купание хитрожопого демона" - я бы взглянула ещё раз, каюсь.
Встала рыжая без резких движений, чётко следуя поговорке "Imperatori stantem mori". Без излишней торопливости, с достоинством того, кто не бегал от долгов и не прятался от кредиторов пускай цена была заявлена через чур высокая, да ещё и  обманным путём. С мрачным каменным лицом на котором лишь в правом уголке рта застыла болезненная улыбка, да во взгляде читалась адская смесь жалости и ненависти.
К демону, к себе, к Инге, к Предназначению, ко всем известным богам и богиням и просто к миру, который так жестоко с ней сейчас поступал...
- Если твои обещания не будут такими же гнилыми как твои зубы - то и я сдержу своё. Возложенное на меня, согласно нашему договору. Устному. - не снимая улыбки и ловко перехватив кинжал прямым хватом, продолжила Кристанна, залезая на кровать и усаживаясь позади брюнетки, прижавшись к ней всем телом.
Нанести вред, причинить боль любовнице - рыжая смогла бы. Нанести вред и причинить боль Инге - она не хотела и никогда не желала, но ситуация была настолько патовой, что ничего другого ей, чтобы выжить, не оставалось.
Либо её лицо либо пролитая кровь нильфгаардки...
Кинжал в её руке осторожно проскользил от шеи Инги к плечу, пройдясь острым лезвием по коже, но не нарушая её целостности, чтобы в нужный момент - с треском распороть белую ткань, покрывавшую любовницы, а затем - резким, грубым и сильным движением - сорвать остатки рубахи, обнажив брюнетку по пояс.
Впрочем, относительно сопутствующе-последующих действий рыжей - это было наименее враждебным...
Потому что одновременно Кристанна, грубо ухватив Ингу за тёмные локоны - безжалостно потянула её голову назад и вбок, а кинжал, пресекая возможные попытки сопротивления - мгновенно оказался у обнажившегося беззащитного горла нильфгаардки.
Улыбка из уголка губ исчезла, когда рыжая, прильнув к уху Инги, тихо сказала той:
- Прости, Инга, но либо ты либо мой лицо.
Кинжал при этом медленно пополз вниз, по горлу, ложбинке между грудей и упёрся прямо в центр груди брюнетки, медленно вставая перпендикулярно поверхности её кожи.
А затем, когда Кристанна, вновь сменив хват на обратный, он резко пробил аристократически-бледную кожу Инги, пронзил тонкий слой плоти и упёрся кончиком в грудину.
Чуть повернулся, выпуская наружу из-под клинка так желанную сверхъестественным кредитором рыжей струйку крови и медленно, рассекая кожу, но, как ни странно, только её - пошёл вниз, оставляя слегка косой кровавый след на груди нильфгаардки, по которому уже начала стекать вниз её кровь.
- Надеюсь, ты не торопишься? - обратилась рыжая к ожидавшему расплаты кредитору, увлечённая видом рассекаемой кожи и сочащейся живой крови дрожавшей в её руках и под её кинжалом Инги, - Ведь ради такого - можно и подождать, потому это гораздо интересней того, что пообещала тебе та клуша, ведь так?
Тяга к насилию и крови - помогала строить нужную мину и вести нужную игру, подавляя хоть в какой-то мере любовь и жалость к Инге, печаль по поводу причинения ей боли, как физической так и моральной ибо это итак требовало морально-волевых усилий на грани возможностей рыжей.
Не думать ни о чём, кроме крови, боли и страдания, но, одновременно придерживаться собственного намеренно-нечёткого плана, завуалировав его обрывками случайных мыслей и вихрем эмоций - задача не из лёгких...
- Если выну ей заживо сердце - накинешь мне ещё что-нибудь сверх договора? - За артистизм исполнения, а..?

+2

7

Инга не сопротивлялась. В первую секунду ее сковал страх, которому сложно было не поддаться. Страх перед сверхъестественным, перед тем, чего не понимаешь, с чем не можешь бороться, что просто сильнее тебя, ну или просто кажется сильнее. Когда же оцепенение спало и к контролю над телом вернулся разум, она понурила голову с настолько кривой миной, насколько это было возможно в принципе. Она не шевелилась, всеми силами сдерживая легкую дрожь в конечностях.
Хотя бы рыжая была в состоянии что-то сделать, это пускай и немного, но радовало. А ведь она понимала, что будет дальше.
Говорят, за любимого человека можно отдать жизнь без сожалений. Инга никогда не верила в эту романтическую чушь. И не зря, ведь когда рука любимого человека ножом распарывает твою одежду, сбрасывая последнюю защиту от этого бренного внешнего мира, ты понимаешь... Лукавят.
Без рубашки тело южанки пробила мелкая дрожь, не от холода, но от страха. Она не пошевелилась, когда лезвие начало оставлять неприятный холодный след на ее коже. Умирать не хотелось, все-таки была во врачевательнице здравая крупица животного эгоизма, но сопротивляться она не могла, да и руки, честно говоря, не поднялись бы.
- Я понимаю...- чудом не сбившись, выговорила она почти неслышно, после чего медленно подняла голову на сидящего перед ними демона и бросила на него взгляд, полный злобы, ненависти, отвращения и презрения. Жгучий и едкий, а стоило клинку вонзиться в плоть, ко всему букету добавилась еще и боль. Нильфгаардка не вскрикнула, лишь до скрипа сжала зубы. Она никогда не верила в приметы, в том числе, что взгляд смертника способен наложить проклятие, но сейчас ее очень хотелось, дабы это действительно работало. Но наверняка демон лишь утрется и будет упиваться этим букетом эмоций. Возможно, правильнее было бы сдержаться, молчать и терпеть... Но много ли найдется тех, кто вытерпит нечто подобное? Единицы. И Ингу жизнь к такому совершенно не готовила.
Она не знала, что именно задумала рыжая. Не знала даже, был ли у нее вообще какой-либо план. Потому внутри с каждым новой каплей вытекающей из ее тела крови улетучивалась и вера в счастливый конец, а освободившееся место заполонял страх. Сердце начинало биться быстрее и чаще, к горлу подступал ком, тело бросало в холодный пот, все было искренним, на потеху твари. Брюнетка даже хотела кое-что сказать, но получилось лишь с болью сглотнуть. Это было оскорбление, на нильфгаардском, грубое и сложнопереводимое на всеобщий, оставалось лишь надеяться, что гаденыш умел читать человеческие мысли наподобие всех этих магиков...

+2

8

Все происходящее здесь и сейчас – игра. При плохой, хорошей ли мине, умелая или же дурная? Разве есть в этом разница?
Проклятая Черным Солнцем играла. Демон ей подыгрывал, скаля желтые гнилые клыки и щерясь, словно голодный волк на голую грудь нильфгаардки.
Это всего лишь игра. И, как у каждой игры, был у неё конец. Свой конец, довольно предсказуемый, но имеющий эффект неожиданности. А оттого и не потерявший собственный неповторимый шарм.
Кинжал замер, упершись холодной сталью в кожу Инги ван Мейст. Кирас раскрыл глаза шире, словно завороженный всем происходящим. Но длилось это всего мгновение. Потому что в следующий миг демон пошевелил пальцами, а рука Кристанны дрогнула. Лезвие дернулось, скользнуло меж ребер, входя в тело нильфгаардки примерно на треть от своей длины.
- Ой! – вскрикнул Кирас, всплеснув руками. – Кажется, ты её поранила!
Кровь – алая, горячая, заструилась по жадному клинку, потекла, орошая живот и ноги Инги своим веселым кармином. Кирас оскаблился пуще прежнего.
- Играть со мной вздумала? Обмануть? Не выйдет, хорошая моя! Ох, не выйдет, милая!
Кирас вскочил на ноги, скаля желтые клыки, преобразившиеся на глазах. Сейчас демону позавидовал бы даже высший вампир.
- Наша сделка на грани срыва. Давай, заканчивай, Кристанна!

+2

9

- Нет, не понимаешь. - резко подумала Кристанна, в ответ на брошенные Ингой слова по поводу происходящего, - Нихера ты не понимаешь.
Потому что причинять боль единственному живому существу в этом жестоком мире цвета свежей коровьей лепёшки и такого же запаха, на существование которого тебе не наплевать, но того требует чья-то злая воля - вдвойне, а то и втройне мучительней, чем самому "существу".
Это как резать самого себя, только от боли никуда не денешься и никаким фисштехом не заглушишь, потому что боль бьёт по самым тонким фибрам души, которой, у Кристанны, по некоторым непроверенным данным быть не должно было в принципе.
Но, почему-то, больно было настолько, что рыжая с трудом подавляла желание здесь же разреветься в три ручья и этим-самым - похерить весь план, требовавший от неё причинять боль единственному важному для неё человеку.
Но план всё равно похерился...
В частности, в тот момент, когда кинжал, внезапно, словно обретя свою собственную волю - резко и совершенно неожиданно для хозяйки - скользнул по рёбрам и вонзился в тело брюнетки справа, примерно на треть длины.
— Ой! – Кажется, ты её поранила!
- Да... - с ошарашенным видом, глухо и тупо подтвердила Кристанна, враз позабыв обо всём на свете ибо её только что переиграли, возможно, по всем фронтам.
Из ступора её вывел не Кирас или как его-там? - А, вид крови, опасно-быстро проложившей свою багряную тропу по телу Инги.
- Да чтоб ты сдох..!
- Давай, заканчивай, Кристанна!
- Чёрта с два - ещё не утро! - рыкнула в ответ Кристанна, резко выдернув кинжал из тела нильфгаардки в порыве праведной злобы и отчаяния, вонзив его в подушку.
- Люблю трепливых... - коротко подумала Кристанна, проведя по своему лицу характерными движениями избавившейся от кинжала рукой, предварительно орошённый алой кровью брюнетки, которую она, ловко перехватив, поддерживала другой рукой до этого грубо державшей её за волосы.
- Да на, подавись!- не заметив ни того, что Кирас вновь, в очередной раз пугающе-изменился ни того, что стекавшая по лицу чужая кровь застилала глаза, с вызовом ответствовала неведомой твари рыжая, - Умойся её кровью - последние твои слова тогда. Станешь отрицать?!

Отредактировано Кристанна (2017-07-28 23:15:54)

+2

10

- Ой?- только и успело сорваться с губ нильфгаардки прежде чем она взвыла от волны боли, накрывшей ее тело с небольшой задержкой благодаря болевому шоку. А после она оказалась уже не в захвате, но в объятьях рыжеволосой, а ее руки с дрожью вытащили из-под своего тела обрывки рубахи, которыми опытная рука врачевателя крепко зажала рану, окрашивая выцветшую белую ткань в алые тона. Ее одежда не редко оказывалась в крови, но ее кровью озарилась впервые.
Сама южанка принялась медленно и глубоко дышать, ощущая боль при каждом движении грудной клетки, по ее лицу было видно многое, а губы беззвучно проговаривали ругательства на родном языке.
Она не желала окончания своей жизни, нет, не в свете последних событий точно. Она не представляла, что именно чувствует рука, что держала этот треклятый кинжал несколькими мгновениями назад, понимала только что это боль. Но при этом она улыбалась, пускай через силу, со стиснутыми зубами, и выглядела эта улыбка более чем жутковато, все-таки это пробивалось из глубины души. Она была счастлива, что доверилась Кристанне, даже не думая о том, что все могло пойти иначе, в обход всяких неприятных эксцессов. Ее разум не контролировал тело целиком и полностью из-за страха и боли, но подсказывал правильные вещи, от которых на душе становилось чуточку легче, увы лишь чуточку...

+2

11

Всего лишь игра.
Эта кровь. Эта пьяная ночь. Эти две женщины, влюбленные друг в друга до одури, и демон, обманом получивший то, что он желал больше всего на свете.
Интересовало ли существо, которое звало себя Кирасом, лицо Кристанны? Нет. Интересовало ли его жизнь нильфгаардки? О, нет, жизнь Инги ван Мейст для него была такой же, как и тысяча других, отобранных за сотни лет.
Но те чувства, те эмоции, вспыхнувшие на миг, наполнившие маленькую комнатку до краев в момент, когда лезвие кинжала вошло так глубоко, заставило демона распахнуть глаза шире и оскалиться еще злее. Ноздри его раздулись, раздались, словно у дикого зверя, пасть ощерилась, сверкая желто-гнилыми клыками.
- О, да! – прошептал он упоенно. – Да! Именно так!
Кровь стекала по лицу проклятой Черным Солнцем. Кровь её угасающей подруги. Её самого дорогого, самого близкого человека. Впервые близкого за такое долгое время.
И ничего не происходило. Ни грома. Ни молний. Демон смотрел на рыжую, перепачканную в крови, на Ингу, слабеющую с каждым ударом сердца и исчезать не думал.
- Рад, что ты догадалась.
Гримаса радости сползала с его лица с клоками кожи, обнажая гнилую морду и желтые кости черепа под остатками мышц.
Демон поднялся, отряхивая остатками ладоней полинялый, покрытые мхом и плесенью штаны.
- Я всегда ценил в подобных тебе ум. И рад, что не ошибся тогда в поместье барона, поставив на тебя. Видишь ли, чувства, которые вы испытываете – что может быть прекраснее на свете? Что может быть вкуснее на свете?
Синие губы живого мертвеца улыбнулись, обнажая желтые клыки. Кирас прищурился остатками век.
- Договор подтвержден. Твое лицо при тебе, Кристанна Кальтер. А твоей подруге… ну, ей требуется помощь. Но я бы больше переживал за твою собственную шкуру. Предназначение не любит отпускать тех, кто однажды попал к нему в когти.
Он остановился близ самого порога. Не обернулся. Не повернул головы.
- И помни, если судьба загонит тебя в угол, то тебе стоит лишь позвать меня. И я с радостью сыграю с тобой снова.
За окном прокричали третьи петухи.
И существо, которое называло себя Кирасом, исчезло, забирая с собой темноту и страх, и только висевший в воздухе запах могильника напоминал о нём.

+2

12

От вида того, во что прямо на глазах превратился незваный гость - можно было раз десять наложить в штаны и раз пять проблеваться фонтаном, но Кристанну больше всего ошарашило не это, а ответ, данный ей этим-самым существом.
Она ожидала претензий, несогласия, агрессии, торгов, а тут...
Полное согласие, подтверждение, условий и уход демона восвояси не омрачило даже его предупреждение насчёт Предназначения, на которое, рыжей было всегда, в общем-то, начхать ибо своё-то собственное предназначение она прекрасно знала, спасибо менгирам дауков и Эльтбальду - лично.
Впрочем, ступор продолжался недолго так как на руках у Кристанны оставалась тяжело-дышащая Инга, между прочим, истекавшая кровью по её вине...
Хотя, стоило бы отметить, что виновников этого было двое, но Кристанна сейчас во всём винила себя и от этого хотелось выть ещё больше, чем от осознания своей беспомощности перед покинувшей их сущностью пару мгновений назад.
- С-сука-блядь..., - напряжённо подумала рыжая, укладывая Ингу на кровать, - Блядская ты сука-блядь..!
Лихорадочно-соображая, Кристанна кинулась было искать что-то, чтобы зажать рану, но вовремя заметила, что брюнетка уже частично решила проблему, использовав для этого кусок своей рубашки.
Бледно улыбнувшись, Кристанна, сосредоточила свои усилия на поиске спирта, предварительно уложив Ингу на спину на кровать, сунув скомканную подушку под левый бок, чтобы кровь на затекала внутрь.
Впрочем, судя по тому, что пострадавшая не кашляла кровью и не задыхалась - рана либо удачно закрылась либо оказалась не столь тяжёлой как показалось вначале.
- Хорошо, что сукин сын не додумался кинжал провернуть... - подумала Кристанна, достав наконец заветный бутылёк и по пути - расшвыряв по комнате всё содержимое их с Ингой сумок, рискуя навернуться и похерить всё задуманное ей предприятие...
- Инга, потерпи, пожалуйста... - открыв флакон, сказала рыжая, отрывая руку пострадавшей от пропитавшегося кровью клочка ткани, - Я быстро.
Вынув из уже распотрошённой сумки чистый бинт, рыжая совершенно-безжалостно продезинфицировала его при помощи спирта, чтобы после - придерживая Ингу, сменить окровавленный кусок рубахи на нормальный, стерильный теперь бинт.
  Пустив остатки рубахи на то, чтобы зафиксировать проспиртованную "затычку" на теле пострадавшей - Кристанна уложила оную на кровать лицом вверх и подложив под голову подушку, что была положена ею же под бок Инги, принялась за рану, которую нанесла брюнетке по своей инициативе.
Осторожно смывая проспиртованным скомканным куском бинта кровь с груди и боков, рыжая совсем позабыла о том, что её лицо - тоже всё в крови. Оттерев наскоро лицо другим куском бинта - рыжая вернулась к Инге, ловя каждый её тяжёлый вдох и кусая губы от чувства вины.
Взяв брюнетку за руку, она, в первую очередь прощупала пульс, а после - встав чуть ли не на колени перед кроватью, да приложив руку нильфгаардки ко лбу, заговорила, закрыв глаза и опустив голову:
- Инга, прости меня пожалуйста, я... - Я так не хотела... - голос у Кристанны дрожал, что бывало с ней крайне редко. Судя по его ноткам - она вот-вот готова была разреветься. Четвёртый раз в жизни.
Ну или третий...
- Я очень плохо сделала, я... - Не умирай только, в общем...

+1

13

Инга лежала безмолвно все это время, пока рыжая материла внутренним голосом демона, что лестно отозвался о ее поступке, изобретательности и смелости. Это было... Облегчение, ведь слова про предназначение нильфгаардка даже не приняла во внимание. Она даже пыталась с облегчением улыбнуться, когда демон в облике трупа развеялся у них перед глазами, но выходило скверно. Да и проткнутый бок напоминал о себе при каждом вздохе.

Вот, рыжеволосая вспомнила о ней, отошла от шока или ступора, не суть важно, зашелестела по кровати, принялась потрошить сумки. И было южанка хотела осечь ее от лишних телодвижений и успокоить, но ее попытки что-то сказать и привлечь внимание погрязли в напряженном бормотании и метании от одного дела к другому. Лишь только когда рыжая устроилась на коленях возле кровати и принялась причитать, а рука Инги прошлась по рыжей макушке и ласково опустилась к щеке, она заговорила и была услышана:
- Тише... Тише... Ты... Успокойся. Просто... Успокойся,- ее можно было понять, она паниковала, она никогда не спасала людей от смерти и не вытаскивала с того света. А еще ей было не плевать,- Вдохни и выдохни. Вот так, хорошо. А теперь послушай. Ты... Все сделала правильно. Ну... Почти... Спиртовать бинт из сумки было лишним, но это мелочь. Только не паникуй. Это самое худшее, что ты сейчас можешь сделать. Все... Хорошо. Рана не глубокая. Легкое не задето, кажется. По крайней мере, я дышу. Я в сознании. Я потеряла не очень много крови, вроде-бы. Тяжело дышу только потому, что мне больно каждый раз, когда диафрагма поднимается и опускается. Я знаю, ты... Не хотела. И не сиди перед кроватью на полу, так ты можешь не заметить, если из-под бинта начнет сочится кровь. А нам сейчас надо, что бы кровь остановилась. Ты сможешь зашить рану? Мне будет...- она опустила взгляд на место удара,- очень неудобно. А то иначе срастаться будет долго. Я прошу, соберись. Лучше ты потом тысячу раз извинишься, чем у тебя не будет такой возможности...- и не то что бы было все так радужно, как казалось по словам врачевательницы. Она на самом деле не была сейчас ни в чем уверена. Врач не должен ставить себе диагнозы и проводить операции, ее всегда учили именно этому. Но если нету выбора? Главное что она была не одна. Но главное, что она была способна думать и говорить.

+1

14

Паника...
Паника...
Паника...
В кои-то веки, рыжая изволила растеряться и чуть не наделать ерунды, грозившей фатальными последствиями.
Впрочем, понять её было можно - не каждый день единственный человек, что тебе дорого - истекает кровью у тебя на глазах и по твоей вине.
Впору от подобного, знаете ли - головой об стену биться и выть по-собачьи или реветь от безнадёжности и жестокости бытия...
Однако, ни до того ни до другого дело не дошло ибо совершенно-неожиданно для Кристанны голос подала ею же предварительно-собственноручно, пусть и при активной поддержке одного треклятого демона, духа, да не похеру ли?
- порезанная Инга, таким образом давшая понять, что всё не так плохо.
Собственно, уже от того, что она может относительно-связно говорить - проклятая хотела прыгнуть до потолка без помощи ног, но, к счастью, до этого не дошло и Кристанна, всего лишь опять шмыгнув носом - улыбнулась до ушей и принялась внимать той, кто в медицине разбиралась всяко получше, чем она.
- Я, да, я сделаю-сделаю. - коротко кивнув, ответила Кристанна, едва дослушав Ингу, да принявшись вновь, но уже чуть собранней - рыться в сумках с медицинскими принадлежностями в поисках шовного материала и игл.
Найденных игл было несколько и были они не такие как обычные швейные, но торопившаяся рыжая приняла на тот момент самое, по её мнению, правильное решение, выбрав иглу, больше всего похожую на привычные ей иглы для шиться по ткани.
Шёлковая тонкая нить, собственно как и игла, для собственного успокоения, что было немаловажно - были протёрты проспиртованным куском чистого нового бинта, прежде, чем быть пущенными в ход.
Правда, рыжая и понятия не имела, что при ушивании ран нить не складывается вдвое и это, скажем забегая вперёд, заставило её под конец несколько задуматься над проблемой формирования узла, но, в целом, после того, как проспиртованный бинт прошёлся ещё и по рукам Кристанны, ставшей страшно параноидальной в этом плане - она-таки принялась за штопку.
Стараясь не думать, что сшивает не ткань а живую плоть, рыжая, немного повозившись в конце с узлом, закончила и откусив нитку и отложив иглу, вернулась к Инге.
Поправив подушку, она вновь взяла в руки бинт и наложила простейшую, какую умела, повязку, чтобы закрыть сначала зашитую её только что рану в боку, попутно прикрыв сверху и глубокий длинный порез на груди брюнетки.
Закончив, она накрыла Ингу одеялом, чтобы раненая не мерзла и сев на пол напротив кровати - принялась медленно, но неотвратимо опустошать открытую ею же склянку со спиртом, глуша в почти чистом алкаголе весь сегодняшний негатив.

+1

15

Если Кристанна считала, что все ей придется делать самой, она ошибалась. Да, конечно Инга не раз и не два давала понять многое на счет своего отношения к ремеслу и методикам его применения, в том числе и по отношению к себе любимой, но давать советы же было не запрещено. Стоило рыжей хоть каплю собраться и приступить к делу, как брюнетку стало уже не заткнуть.
- Игла закругленная, все правильно, лучше бы ты, конечно, взяла третий размер, но... И эта сойдет. Ладно. Только давай ты попробуешь держать ее зажимом, хорошо?- стоило рыжей вооружиться инструментом, выпалила она,- теперь нить... Тут не так как с твоим дублетом, тут нужно делать хитрый шов и не затягивать слишком сильно, дабы не повредить ткани еще сильнее... Дай сюда, я покажу на пальцах...- она протянула руку в ожидании иструмента, а после принялась как можно более наглядно показывать швы. Смотрелось немного нелепо, но смысл должен был быть ясен,- а теперь попробуй... А я пока стисну зубы покрепче... И... Успокойся... Прошу... Хотя бы чтоб руки не дрожали.

- Слушай... Я конечно не в самом лучшем состоянии, и, безусловно, рада, что ты умудрилась запомнить правила обращения с пациентами в тяжелом положении...- конечно нильфгаардка не сопротивлялась попытками любимой устроить ей комфорт, но она не могла не говорить, это как минимум отвлекало от боли,-...но я то, мать твою, не то что в сознании, он и... Подожди, нет, убери бутыль,- крайне грозно глянула она спирт в руках рыжеволосой,- ты совсем охренела? При живой то мне хлестать мой спирт! Да я сейчас не посмотрю на то, что шов расползтись может, я встану и...- она пыталась выглядеть уверенно и говорить агрессивно, но даже сама себя убедить в этом не смогла, а потому просто поникла на полуслове и приопустила взгляд,- ты ведь сожжешь себе горло... С желудком могут случится гадости... Да и ты же знаешь, как сложно и дорого порой достать подобный бутелек...

+1

16

Как ни странно, но краткий ликбез насчёт тонкостей заштопывания дырок в живом, кровоточащем мясе - в устах истекающей кровью брюнетки, каким-то неведомым образом умудрившейся его провести не задыхаясь через каждое слово и не кашляя кровью, успокаивал...
Успокаивал, унимал дрожь в руках и коленях, заставлял вытереть сопли и заниматься делом.
Но общего напряжения не снимал, скорее, маскировал его на время, позволяя пережить те критические моменты. Именно поэтому, рыжая, несмотря на все упрёки и казавшиеся нелепыми угрозы со стороны Инги - не остановилась, пока обжигающий горло спирт не переместился из стеклянной ёмкости в её желудок.
Потому что чистый алкоголь сейчас был тем-единственным, что удерживало рыжую от того, чтобы прямо здесь и сейчас сорваться и начать на полном серьёзе истерить. От того, что причинила боль своей возлюбленной, от того, что не смогла этого избежать, от того, что вообще как дура вляпалась в ту историю и потащила за собой Ингу...
В общем, плакать и кричать - было от чего, но Кристанна, при всей своей любви к брюнетке, а это уже не нуждалось в подтверждениях и каких-либо доказательствах, скорее стерпела бы от неё кучу упрёков, обвинений и, даже чего-нибудь пострашнее, но вот так вот перед ней истерить она просто-напросто не могла себе позволить.
Что-то внутри не давало.
- Прости, прости я... - зажмурившись и скорчив жуткую гримасу от ощущений, подаренных ей только что принятым внутрь чистым спиртом, наконец открыла рот рыжая, в который раз за сегодня твердя это, уже приевшееся, ставше чуть ли не молитвой в её устах, слово: - Прости, я - я тебе новый куплю. Потом... Попозже.
Где-то снизу-справа, у нижнего края рёбер - колотилось сердце Кристанны, всё ещё пожираемое болью, виной и страхом, но  осознание того, что Инга - жива и пока не собирается выставлять рыжей счётец за всё то, что сегодня тут произошло - перешибала все эти щемившие душу и тело ощущения, мешая их с безумной радостью, стремившейся заставить Кристанну плакать и смеяться от радости, одновременно распуская сопли и страдая от остаточного чувства вины и пережитого страха за единственного ей дорого на этом свете человека.

0