Вниз страницы

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Так говорит пророк

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: 1265 год, 20 октября
Место: Темерия, Каррерас.
Описание:  во времена войн и ужасных бед нередко на свет выходят личности выдающиеся: лже-колдуны, шарлатаны и дураки. Все они самовлюбленно называют себя пророками, которые пытаются донести свет истины до простого народа. Да вот разве оно этому народу интересно?
Но вот недавно в Каррерасе появился человек, сумевший приковать к себе внимание и сердца своей паствы: речи его мудрые, слова завораживающие - о долгой жизни, богатстве и невиданном кладе.
Многие пытались добром и злом выведать у пророка его тайну, вот только никому это не удалось. Пока не удалось.

Примечание: старт не ранее утра 20 октября. При желании можно стучать в ЛС Геральту с просьбой о персональной вводной.

0

2

Раннее утро 20 октября, тракт в нескольких милях от Каррераса

Меньше двух недель прошло со времени злополучных событий в землях барона Руперта Хаймонта, заставивших ведьмака столкнуться с опасной, редкой, почти невиданной для обычных людей угрозой, заставивших его проливать кровь и купаться в ней, заставивших его чувствовать себя бессильным и использовать свой разум больше, чем меч.
Остатки платы за выполненную работу до сих пор оттягивали его карман, но злата никогда не бывает достаточно. Его всегда мало, для всех, как бы ни заверяли тебя в своей бескорыстности, презрению к желтому металлу и отсутствию нужды. Дорога длилась многие дни, кметы в деревнях пожимали плечами, корчмари в придорожных тавернах кивали на уже неактуальные или не интересные ведьмаку объявления, а некоторые, особо хитрые с виду, отправляли его в сторону Каррераса.
Ну что ж, большой город так или иначе найдет, что ему предложить. Может, даже и тот таинственный контракт, на который намекали ему в пути не раз и не два.
Утро встретило ведьмака не засадой на дороге, не безлюдьем и пустотой, не очередным зрелищем из кучки гулей, доедающих людей из разоренного обоза, но группой медленно плетущихся на двух телегах людей, жестикулирующих и декламирующих что-то громко да в унисон. Одинокий конник впереди него отмахнулся от этого сборища и пришпорил коня.
Вскоре и Лето поравнялся с этой странной компанией, тут же окликнувшей "мутанта-безбожника":
- Эй, ведьмин! Ты богов не признаешь, и вовсе создание богохульное, но и тебя может мудрость коснуться!
Не впечатленный, Змей ухмыльнулся.
- Уж не ваша ли часом? - он с небольшой толикой презрения во взгляде смерил им красные носы, и у некоторых - окосевшие глаза. - Или водки вашей?
- Глупца из себя строишь, свиничностью показною дуришь людей, да не отвернись, езжай в Каррерас, сыщи вестника Августина, да обретешь богатство и здоровье, каких век желал!
Отмахнувшись от них, Лето последовал примеру предыдущего неверующего и пришпорил своего коня, ворча себе под нос нелюдские ругательства и добивая последние мили до города.
Как легко людям забить в головы какую-то суеверную чушь... Беда в том, что в мире, полном магии и реликтов Сопряжения, эта чушь оказывается правдой чаще, чем хотелось бы в это верить.

Каррерас, позднее утро, переходящее в полдень 20 октября

- Да ты что? Изловили всех? И не чудища были? - мутант продолжал доставать вопросами стражника, который никак не мог оставить в покое свой шлем.
- Дык точно так, милсдарь ведьмак. Не знаю я, хто вам наплел ту околесицу, но это уже неделю как сделано. Мы сами сделали, во! - немного горделиво выпятил грудь усатый, напоминающий телосложением оголодавшую бочку страж порядка. - Он они, усе в темнице гниют, херовы маньяки.
- И работы у вас для ведьмака другой нет, я так понимаю. - немного раздраженно заключил Змей.
- Нетуть, мастер. Вы в трактирах да у купцов поспрашивайте, на лесопилку загляните. - со все еще радостной миной на лице продолжал мужик. - Вряд ли найдете чего, конечно - Августин обещал, что в городе месяц спокойно буде! Великий человек, богобоязненный!
Лето тихо зарычал, развернулся и плюнул. Еще один придурок с этим Августином, что же их всех, религиозная истерия какая поразила? Может, найдется кто-то с контрактом на голову всего этого идиотизма? Негласные кодексы ведьмаков гласили, что не берут они контракты на людей, но многие плевали на них с высоких крепостных стен. Лето лишь так, поплевывал - он чурался хвататься за любой предложенный заказ на чью-то голову, но периодически брал их. Поймал пару опасных преступников, запугал до смерти одного нечистого на руку торговца...
Кивая своим мыслям, он добрался до ближайшего трактира, молча положил на стойку несколько монет, и лишь спустя пару мгновений опомнился.
- Койку. Нормальную. И пива. Не разбодяженного. - на лице монстробоя появилась не очень дружелюбная, но нейтральная полуулыбка. - Хоть у тебя тут работа есть? Или слухи хотя бы?
Велика надежда, что хотя бы эту клоаку, полную запаха браги, дерущихся пьянчуг и дразнящих своими прелестями доступных девиц, не посетила "божественная длань великой мудрости".

Отредактировано Лето (2016-11-12 16:18:07)

+4

3

Мастерский

20 октября. Таверна "Сонный грифон".

Наша жизнь удивительна и многогранна, неповторима в своем великолепии и ужасах. Пожалуй, не было на свете живого существа, кто хоть раз не испытывал чувство тревоги, страха, радости, покоя. Не было живого существа, что не познало горечь утраты и радость обретения дорогого и близкого.
Но, пожалуй, каждый согласится, что горестные воспоминания пульсируют болью на сердце намного дольше, чем самая продолжительная радость.
Доминик Кальтер так и не оправился от событий, случившихся после Новиграда.
Он повидал на свете немало: знал горечь поражения, знал ужас, знал страх. Но никогда в своей жизни он не подводил собственное дело, не предавал идеалов, привитых самому себе еще двадцать лет назад. И вот, впервые за несколько десятков лет, оступился и сорвался в пропасть.
Погромы нелюдских кварталов были не редкостью для северных королевств. Частые жертвы с обеих сторон тоже уже никого не удивляли. Кроме Доминика.
Всё, что случилось с ним после Новиграда, могло случиться с кем угодно. Должно было. Но предназначение козлом отпущения избрало верного слугу церкви Вечного Огня.
Иерарх Хеммельфарт пошел на поправку без его помощи. Но оплошность Доминика не была забыта. Ему пригрозили, указали путь к свету Вечного Пламени и обещали следить за последующими шагами. Вечный Огонь не потерпит отступников, святотатства и ересь в своих кругах.
Наказание возымело эффект обратный: Доминик усомнился. В правдивости слов иерарха. В вере. В Вечном Огне. В самом себе. И именно этот грех подтолкнул его к поиску нового.
Это самое "новое" отыскалось в Темерии, где среди рыбацких деревень, черни и грязи проклюнулось зерно ереси. Или света, как уверяли спешащие в Каррерас паломники. Личность пророка Августина, всплывшего как дерьмо гуля в проруби, была таинственной, пугающей и, безусловно, интересовала церковь Вечного Огня.
И чем ближе Доминик Кальтер был к Кареррасу, тем большее сомнение терзало его сердце. Личность проповедника становилась всё отвратительнее, всё таинственнее, а место, избранное для проповеди - богатый постоялый двор "Рубин дракона" - лишь развеяло миф о непорочности и неподкупности интересов "святого".
Зачем же посланнику богов смертные блага?

Дверь захудалой корчмы, расположившейся близ Рыбацкого моста, отворилась со скрипом. Отец Доминик, углубившийся в собственные мысли, тряхнул головой, напряг зрение и слух, притупившиеся с годами путешествий.
Вошедший выделялся из кареррасовского сброда статью и богатырским сложением. Абсолютно лысая покатая голова, прижатые к черепу уши, мощный подбородок и челюсть. Мечи, которые незнакомец носил при себе, выглядели невинными детскими игрушками.
- Хоть работа у тебя есть? - обрывок разговора нехотя долетел до уха преподобного.
Трактирщик лишь виновато развел руками.
И Доминик Кальтер пришёл ему на помощь.
- А что если есть?
Голос рыцаря Вечного Огня был ровным и твердым, как махакамская сталь.
- Работа для того, кто привык сражаться с чудовищами, - Доминик кивнул на место за столом напротив себя. - Поговорим?

+6

4

20 октября, таверна "Сонный грифон"

Трактирщик немного опасливо посмотрел сначала на громилу, потом на его деньги, тут же оказавшиеся под стойкой, и налил кружку пенного светлого пива. Даже отсюда можно было понять по запаху, что это хоть и не лучший образчик темерского пивоварения, но по крайней мере по вкусу он не будет напоминать чьи-то отходы жизнедеятельности.
- Работы нема, милсдарь, не для ведьмаков уж точно. - развел руками трактирщик. - Влодек дает работу приезжим обычно, да вряд ли ты его заинтересуешь. Нелюдей не любит он дюже.
"А кто их любит нынче?" - про себя отметил Лето, ухмыляясь. Он умел находить общий язык с потенциальными заказчиками, особенно когда они и вправду были в беде. Решил монстробой копнуть глубже.
- Кто таков этот твой Влодек?
Корчмарь оцениваще взглянул на ведьмака, отмечая про себя, что он явно или первый раз в Каррерасе, или был здесь до этого лишь проездом. Попутно он приметил свою помощницу, тащившую полный грязных кружек поднос к стойке и ругавшуюся так, как не подобает скромным девицам. Впрочем, скромность для девушек была чаще всего добродетелью невиданной в этой части города.
- Влодек Рыболюб - меценат большой в нашем городе, - начал хозяин заведения. - Эй, Дотька! Постель приготовь милсдарю!
Не успел Змей разузнать побольше о таинственном меценате и доброжелателе, так как его одернул голосом немолодой мужчина, более всего выдающий своим видом в себе личность религиозную. Да, порой даже Мелитэле, культу Вечного Огня или даже целому своду языческих богов бывают нужны те, кто способны убивать чудовищ за плату, те, кого большинство религий призывают презирать. Ведь божественное вмешательство не всегда может отвадить голодного вампира от поедания несчастного мужичка или молодой девицы, к сожалению или к счастью. Ведьмаки этот факт воспринимали в большинстве своем позитивно.
- Ну давай поговорим, отец. - с легкой ноткой сомнения ответил Лето, отодвигая стул и присаживаясь напротив незнакомца. - О какой работе ты говоришь?
Змей из Гулеты надеялся, что хоть этот приверженец церкви не станет пытаться промыть ему мозги какой-нибудь возвышенной пропагандой, потому что благими целями и божественными дланями ведьмак уже наелся.

+3

5

20 октября. Около полудня. Мастерская кожевенника.

  Не так уж и часто Мильва наведывалась в крупные города. Вся излишняя суета, что вечно им сопутствовала, вынуждала посещать их по необходимости. Таковая была и сейчас.
  Каррерас ничем примечательным не славился, как чем-то навроде Морского базара в Цидарисе, где можно было отыскать немало интересных заморских вещей. Одним из которых был зерриканский зефар лучницы, к тому же и не первое ее приобретенное оружие там. В Каррерасе же ничего подобного при предыдущих посещениях города замечено охотницей не было. Разве что краснолюдская кузня, где без лишних ругательств она как-то приобрела дюжину хороших наконечников. Что было редкостью, ибо обычно привередливая в этом Мильва из десятка предложенных могла приобрести лишь пару более-менее годных к использованию.
  Почти месяц мокнув в близлежащих лесах, лучница кое-что и наохотила, что можно было продать. В деревнях на шкуры спрос был не особо большой, а в городе такое дело продвигалось всегда лучше и выгоднее. Да и ее амуниция уже требовала некоторого обновления. Так что деньги почти сразу уйдут и на новую тетиву, и на древко с наконечниками для стрел. Про новую сбрую для коняги Мильва тоже подумывала, только сомневалась, что на всё про всё выручит с последних дней охоты. Шкура оленихи, пяток соболиных и пара лисьих. Улов, вестимо, не богат. А далее-то лучше и вовсе не будет. Осень, частые дожди и уменьшение кормовых мест вынуждают зверье искать более благоприятные для зимовки территории. А охотника - либо следовать за зверьем, либо ожидать весны, кормясь тем, кто остается. 
  Своего вороного Мильва оставила отдыхать при постоялом дворе, где она остановилась. А сама, загодя позавтракав да прихватив сверток со шкурами, направилась искать кожевенника, что мог бы заинтересоваться ее уловом. Таковая мастерская в городе нашлась.
  Когда девушка вошла в помещение, в нос ударил непроветриваемый годами крепкий запах дубильных материалов. Из всех них явственно Мильва могла различить лишь аромат дуба, да квасцов, кои перебивали собой все остальные.
- Дня доброго, - поздоровалась лучница, обращая на себя внимание мужчины за широким прилавком. - Пушнина имеется, на продажу. Интересует?
  Мильва кивнула на сверток, что держала в руках.

+4

6

Мастерский

20 октября. Таверна "Сонный грифон".

Воздайте каждому по потребностям - и будет в мире счастье!
Так гласит Добрая Книга, написанная, если верить летописям, святым Лебедой и его учениками. Если же копнуть глубже, покопаться в архивах и даже прибегнуть к магии, то, как догадывался Доминик, ничего подобного благочестивый пророк не писал. Да и было сомнительно, что он когда-либо существовал, а не стал собирательным образом для десятков других, выдававших себя за посланников божественной воли.
Но кое с чем приходилось считаться: Добрую Книгу писали люди умные для людей не менее умных. Ведь только умный человек может верно истолковать написанное прямо и в лоб так, как это нужно сделать в действительности.
Доминик Кальтер наклонился вперед, привычно глянув на ведьмака исподлобья. Широкое лицо, маленькие прищуренные желтые глаза, крупный нос, покатый лоб и мощный подбородок. Всё это могло обмануть какого-нибудь баронета, глупенького дворянчика или городского чиновника, которые бы сочли убийцу чудовищ тупым мясником. Но не Доминика. Святой отец знал - глупые ведьмаки долго не живут. А этот, на вид, хаживал по дорогам не один десяток лет.
И с умом и хитростью наемника приходилось считаться.
- Стоит ли говорить о деле на пустой желудок? - Доминик хлопнул в ладоши, привлекая внимание трактирщика. - Эй, добрый человек! Накорми-ка нас, да не обидь. Поживее!
Властный и ровный голос не изменился ни на мгновение. Доминик привык и к проповедям, и к приказам.
- Видишь ли, я убежден, что в этом городе поселилось зло. Самое настоящее, эгоистичное и алчное. Такое, что лакомится человеческой жизнью, одурманивая его разум.
Трактирщик, вздумавший было задержаться и подслушать, о чем будет говорить священник и ведьмак, поймал на себе стальной взгляд Доминика, икнул и поспеши скрыться на кухне. Плотно сомкнутые губы епископа не дрогнули, хотя Кальтер с трудом подавил ядовитую усмешку.
- Я считаю, что в городе завелась тварь, которая гипнозом... или чарами вселяет в души людей смуту, заманивает их в собственное логово. А потом люди пропадают. Их родственникам говорят, что те обрели Свет Истинный и ушли к новой, лучшей жизни, странствовать и паломничать. Да вот только куда паломничать? Дорога к Вечному Огню лежит через Новиград. А там их никто и не видел.

20 октября. Около полудня. Мастерская кожевенника.

Торговля - дело тонкое. И опасное. Зачастую она связана рука об руку с ремеслом, банковским делом, налогообложением, взятками, подкупом, шантажом, нелегальным товарооборотом и даже убийствами.
Обо всем этом было известно хозяину кожевенной мастерской Увару - господину в Каррерасе уважаемому и даже знаменитому в некоторых кругах.
Увар никогда не задерживал отчисления в городскую казну, вовремя платил взятки городской страже и дважды в месяц отдавал часть от прибыли Влодеку Рыболюду. Поэтому дело его процветало, а мастерская ни разу не горела за последние пять-шесть лет.
Так уж вышло, что двадцатого октября за прилавком оказался именно Увар. Хозяин смерил охотницу взглядом, покосился на сверток, а затем снова на охотницу. Улыбнулся, хлопая рукой по прилавку.
- Доброго! Кого же она не интересовала, милостивая госпожа? Показывай, что принесла.
Это была привычная фраза для любого торговца. Вот только Увар не долго бы прожил и не поднял мастерскую до нынешнего состояния, если бы не умел находить крючки, которые помогали ему сбавить цену.
Прищурившись, хозяин следил за действиями женщины, глядел на умело снятые шкуры, отметил хороший мех и то, как сохранился товар. Хмыкнул.
- Откуда же это такая красота, а? Не из господских ли лесов?

+1

7

20 октября. Таверна «Сонный грифон».

Поговаривают, что разного рода чу́дные книги в руках одержимого читателя способны влиять на его сознание, оживать, переносить во времени и пространстве. В отличие от метафоричности подобных утверждений, у Сариэль Баильтиарны «книжный случай» был самый что ни на есть настоящий. В мире насыщенном магией в самых разных ее проявлениях, необычные вещи могут не сильно удивлять людей, которые постоянно сталкиваются с подобным. У Сариэль магические книги всегда вызывали невероятное любопытство. Но необычная книга, которая находилась теперь у Сары, вызывала у эльфки, мягко говоря, великий трепет.  Само собой, ведь перемещаться в пространстве, как правило, не входило в обычные планы Сариэль после прочтения книг.
Вся эта история со странной книгой, без сомнения, хранившей в себе силу и, возможно, способной послужить ключом к открытиям и разгадкам тайн, началась еще с летнего Солтыция - несколько месяцев назад. От загадочного приглашения в Боклер, просьбы дедушки-сапожника и невероятных событий в замке князя Раймунда до истории с пропажами молодых девушек в Новиграде, и последующей смерти Идды Доймаер, Сариэль была уверена, что происходящее с ней не случайно. Поэтому просто так расставаться со злополучной книгой, Сариэль совсем не спешила. Эльфка пыталась найти ответы о предназначении артефакта во многих местах. После попытки в Оксенфурте, Сариэль получила чересчур мало ответов, пропорционально тому, что слишком много лиц узнало о книге. Старания в Вызиме также не венчались успехом. Книга чуть не попалась любопытным стражникам, после чего Сариэль позаботилась о том, чтобы она путешествовала с ней не в сумке, а в специально подготовленном для книги потайном кармане плаща. С каждой попыткой риск возрастал. Вспоминая гостей князя Раймунда – головорезов зерриканцев, воровке не очень хотелось, чтобы кто-то подобный оказался хозяином книги. Или же советница княжеской супруги, чародейка, способная потушить огонь и разогнать дым одним лишь взмахом руки. Сара не сомневалась, окажись такая женщина хозяйкой книги, столь легким же взмахом руки, она могла бы устроить эльфке и недурственный крематорий.
Хотелось верить, что цель в итоге оправдает все средства и старания. И Сариэль продолжала поиски.
Следующим шагом оказался Каррерас. Привели туда Сариэль слухи о довольно любопытных речах мудрого пророка Августина. А таинственная книга могла послужить хорошим атрибутом для проверки его мудрости. Пророк мог оказаться подспорьем для загадки с книгой, но и без того, сам по себе он представлял интерес для искательницы сокровищ. По слухам он сулил невиданные богатства. И даже если это была наивная сказка или же глупая шутка, Сариэль собиралась отыскать ту долю правды, которая, как известно, есть в каждой сказке и шутке.
Прибыв в город на реке Исмена, Сариэль Баильтиарна намеревалась сразу же посетить постоялый двор «Рубин дракона», где согласно добытой информации была запланирована проповедь Августина. Но судьба распорядилась несколько иначе. Охраняющего свой рубин дракона, легко перепутать со спящим на горе грифоном, в особенности, если вывеска порядком изветшала, а способность местных мастеров к изображению подобных существ на подвесных табличках заведений сквернее, чем способность ведьмаков к сочинению баллад.
В «Сонном грифоне» все было как в обычной таверне. Те же запахи. Те же звуки. Та же мебель. И те же посетители. За исключением, однако, пары любопытных мужчин. Один, похожий скорее на тролля – гора мышц, да лыса голова, ассоциировался с силой и опасностью. Второй, похожий скорее на служителя церкви, темноволосый с маленькими глазками – с хитростью и властью. Сариэль также заметила странное поведение трактирщика, можно было догадаться, что эти двое явно обсуждают не то, как озимые сажать. Стараясь не привлекать особого внимания, Сара прошла вглубь таверны и присела неподалеку от «святого отца» и «здоровяка». Стоило положиться на эльфьи уши, ведь собеседники, не сильно старались поведать тайны своего разговора всей таверне.

Отредактировано Сариэль (2016-11-28 19:55:23)

+3

8

20 октября, таверна "Сонный грифон"

Религия преследовала людей и нелюдей. Всюду и под любыми предлогами - кому-то она обещала прозрение и приобщение к "вечному огню", кому-то предлагала очищение от грехов, преимущественно смертельно опасными ритуальными методами, кому-то досаждала и мешала жить, а кому-то давала работу, предназначение в жизни и власть.
Властью от этого человека пахло недурственно, но не той, что прохлаждается на комфортных кроватях в покоях наверху башни, или восседает в зале какого-нибудь замка со шныряющими вокруг слугами, нет. Этот человек привык смотреть на тех, кому он отдает приказы, следить за их выполнением и держать многое, если не все, под контролем. Нетипичный слуга церкви, но и не единственный в своем роде. Опыт услужливо подсказывал, что церковники частенько оказываются весьма опасными сукиными сынами.
Настроение Лето если и улучшилось, то ненамного. Куда ни плюнь, везде высшие силы.
И все они знают о зле, ползающем в тенях, отбрасываемых людьми этого города, все они призывают бороться с ним, выкуривать зло из его логова. Они ищут тех, кто не убоится смертной тени и пойдет на убой ради высшего блага.
Ведь если зло искоренить окончательно, в носителях такого яркого света исчезнет нужда, не так ли?
К счастью для церкви, зло в человеческих душах не вытравишь никакими способами.
К счастью для ведьмаков, зло очевидное и монструозное плодится быстрее, чем меч способен проредить его бесчисленные орды.
Лето не был глупцом и прекрасно понимал, что любая церковь никогда не побратается с ведьмаками и не будет воспринимать их как равных людям, но ему это и не требовалось. А интересы и тех, и других порой поразительно совпадают. Священнику нужно искоренить зло, ведьмаку нужна монета. Отчего б и не помочь друг другу?
- Религиозные похищения, значит? - Лето приподнял бровь. - Впрочем, неважно, какие. Разумная тварь, обладающая гипнозом. Со злыми умыслами. Кто же сообщает семьям пропавших эти новости? Уж не Августин ли часом?
Ехидная усмешка задержалась на лице ведьмака, который бы совершенно не удивился, если чудесный "пророк", о котором ему прожужжали уши уже как минимум два человека, окажется причастен и к тому, о чем ему рассказывает святой отец.
- Мы не представлены, кстати. Лето из Гулеты. - вспомнил о манерах мутант.
Еда прибыла. Видимо, трактирщик испугался гнева Огня и действительно не обидел обоих - мясо выглядело вполне съедобно, равно как и каша, а в кружки никто не наплевал.
А если бы и обидел, Лето бы позже затолкал уплаченные за это гостеприимство монеты в глотку трактирщику.

+3

9

20 октября. Мастерская кожевенника.

  Мильва неторопливо и бережно выложила на прилавок добытые шкуры. Давая мастеру шкурных дел лучше оценить товар и более внимательно осмотреть, что сняты они аккуратно и не с абы какой животины. Густая лоснящаяся шерсть не была поедена молью, не снята в период линьки или с животного старого и больного. А целостность шкур говорила о большом охотничьем опыте девушки в умерщвлении зверья без порчи ценного покрова.
- Откуда же это такая красота, а? Не из господских ли лесов?
  Лучница хмыкнула на столь прямой вопрос. Ага, так она и выпалила откуда, сколько и как давно приносит на продажу хорошие шкуры. Будь то Королевский лес, Брокилон, или же просто олень тракт перебегал. Увар был не первым, кто его задавал. И не будет последним, кому лучница не ответит положительно, ибо за ответами на подобные вопросы всегда следила.
- Ну, как же, господские... Там быстрее подвесят на суку, и поминай как звали. А оно мне надобно? - Повесят, если, конечно, до этого не затравят собаками, но Мильва сюда не охотничьим опытом делиться пришла. - Толковый охотник добудет зверя и там, где господа не водятся. И недалече от Мехунских лесов тоже.
  Она не отрицала, что господские леса - почти наилучшие угодья для охоты, поскольку большую часть из их владельцев интересует не только отсутствие браконьеров на своей территории. Егеря их так же занимаются и подкормкой животных в зимний период, таким образом приваживания к своим земельным угодьям. Они могли обеспечить зверью прокорм в голодные месяца и относительную безопасность в периоды отёла оленей, например. Более лучшим местом оставался только Брокилон. Но из уважения к сереброокой хозяйке леса, Мильва не злоупотребляла ее разрешением охотится, если была на то необходимость.

Отредактировано Мильва (2016-12-05 21:19:48)

+4

10

Мастерский

20 октября. Мастерская кожевенника.

Человеческая хитрость - не порок, а большое подспорье для ведения торговли. Всякий знал, то Увар - тот самый человек, который собой это правило олицетворял. Уж не было никого хитрее в Каррерасе, чем хозяин кожевенной лавки.
Но сегодня он повстречал достойного противника в лице незнакомой охотницы. Прищурившись, Увар поцокал языком, пригладил блестящий мех и глянул на хитрую добытчицу.
- А кому сейчас что надобно, а? Ладно, Лебеда с тобой! Возьму твои шкурки по цене, что своим промысловикам плачу. Слишком уж хороши. По тридцать монет за каждую. И по тридцать пять плачу завтра, если принесешь ещё. Идёт?
Не дожидаясь ответа, Увар потянулся к кошелю, отсчитывая большими пальцами нужную сумму. Щелкая звонкой монетой по стойке, хозяин лавки глянул на охотницу.
- А сама ты откуда будешь? Надолго ли к нам?

20 октября, таверна "Сонный грифон"

Кесарю кесарево. Ведьмаку ведьмачье.
Доминик Кальтер, не ожидавший подобной отзывчивости от лысого убийцы чудовищ, удивленно приподнял густые брови. Но преподобный отец быстро взял себя в руки, и постная мина вновь проступила на его лице.
- Отец Доминик из Новиграда.
Уточнение было бессмысленным: каждый проповедник или епископ шёл из вольного города. И у каждого из них была своя собственная миссия.
Их разговор дошел до места важного и интересного для чужих ушей. Кальтер подался вперед, понизив голос.
- Нет, не Августин, ведьмак. Но те, кто ему верно служат. Да-да, у него есть и слуги, и прислужники. Ездит святой на карете, имеет при себе охрану. Хорошо быть таким святым, правда?

Несмотря на то, что Сариэль надеялась остаться незамеченной, в "Сонном грифоне" это было сложно. Молоденькая служка, утешившая интересы посетителей, устало остановилась возле эльфки.
- Чего желаете? - спросила девчонка лет шестнадцати, смотря над головой посетительницы. - Еды? Питья? Свежего хлеба?
На беду Сариэль служка опустила свой взгляд. Её усталые серо-зеленые глаза скользнули по лицу с тонкими чертами, покатым плечам и остановились на краешке острого уха, выглядывавшего из-под густых прядей волос.
- Эльфка! - процедила девчонка недовольно. - Попрошайничать пришла? Или своровать что?
Не дожидаясь ответа, служанка повернулась и кликнула трактирщика:
- Тять! Тута эльфка опять! Зови Крамаря!

Отредактировано Доминик Кальтер (2016-12-14 21:48:27)

+4

11

20 октября. Таверна «Сонный грифон».

Ну говорили же с детства самого – не хорошо уши чужими разговорами греть. А все подобное, что было нельзя и не хорошо, казалось Сариэль уж слишком привлекательным и любопытным. Пусть даже известно было, что «любопытной Саре на базаре нос оторвали», но кого способны были остановить такие преграды на пути к желанному?
Продолжая старательно прислушиваться к разговору двух других гостей, Сариэль хотела было окликнуть прислугу, чтобы не демонстрировать так откровенно аппетит к абсолютно другим вещам. Но звать совсем даже и не пришлось, ведь словно по щелчку пальцев, девчушка, приносящая гостям напитки, сама появилась возле эльфки и спросила:
- Чего желаете? Еды? Питья? Свежего хлеба?
И Сариэль непременно бы озвучила свои пожелания, окажись кончики ее ушей менее острыми, а отношение прислуги к нелюдям куда более терпимым.
Эльфка!– возмутилась молодая девушка – Попрошайничать пришла? Или своровать что?
Стоило признать, что в какой-то мере служанка была права, попрошайничать, конечно, эльфка не собиралась, а вот своровать вполне могла.
- Тять! Тута эльфка опять! Зови Крамаря!
Судя по всему «Сонный грифон» толерантным не был от клюва до хвоста.
- Девочка, ты бредишь… - прошипела Сариэль. В блеске ее медовых глаз можно было заметить и ярость и страх.
Помещение оживилось. Раздался свист.
- Хватай эту погань!
Образ возникшего перед эльфкой Крамаря абсолютно соответствовал ожиданиям. Никакой в мире другой Крамарь не мог так идеально подходить к столь омерзительному имени и предназначению.
Хотелось топнуть ножкой или хлопнуть ладонью по столу, воскликнув: «Это возмутительно!» А затем, чтобы серо-зеленые глаза прислуги стыдливо опустились, и «тятя» предложил отобедать гостье за счет таверны.
Но вместо этого к воровке потянулись руки.
Сариэль отскочила, уронив стул, а затем ловко перепрыгнула находящийся перед собой стол. Сара оказалась с одной стороны между двумя мужчинами, чей разговор мгновение назад она подслушивала, а с противоположной стороны - хозяевами заведения, желавшими из него ее выкинуть, а то и еще чего похуже. Слева и справа эльфку окружали стулья и столы. С одного из них она схватила нож. Подержала его в руках. Выбросила. Сара оглядывалась в панике по сторонам, а затем вскочила на один из столов и чудом ускользнула из рук Крамаря. Хватающий при этом умудрился разлить пенный напиток у одного из гостей.
«Сонный грифон» проснулся.
Цирковое представление посетителям пришлось по душе, многие из них даже готовы были принять в нем участие.
Стройные ноги прыгали с одного стола на другой, но уйти от преследователей так легко не удалось. Кто-то схватил сзади, вцепившись в плащ Сариэль. Эльфка высвободила руку, а затем вспомнила всю ценность скрытого в плаще предмета. Со всех сил воровка потянула обратно, поскользнулась на столе и в момент оказалась на полу.
А затем вся таверна затихла, словно все звуки исчезли из этого пространства. Кинетический толчок неизвестного происхождения отбросил преследователей на расстояние.
Сариэль сидела на полу, сжимая в руках книгу.

Отредактировано Сариэль (2016-12-19 13:33:05)

+3

12

20 октября. Мастерская кожевенника.

  Лучница кивнула на предложение хозяина мастерской. Она не была любительницей торговаться, но его предложение цены приняла. Эта цена была в пределах той, на которую Мильва была готова согласиться без лишних торгов за столь небогатый улов, да еще и за весь сразу. Экономя тем самым время и нервы им обоим. В этом проницательности, как и хитрости, Увару было не занимать.
- А сама ты откуда будешь? Надолго ли к нам?
- С Верхнего Соддена.
  Тут Мильва не юлила. Содденские события трехлетней давности до сих пор отдаются эхом в тех землях, и приход в нетронутый войной Каррерас лучницы весьма понятен и логичен. И заранее отвечает на вопрос "чего ж на малой родине-то не жилось?".
  Девушка принялась скрупулезно пересчитывать, отсчитанные на прилавок Уваром монеты. Столько не доверяя, сколько попросту не успевая за счетом опытного торговца, кой, возможно, за день пересчитывает столько денег, сколько лучница за свою жизнь не видела.
- А буду тут, покуда работа будет и время спокойное, - лучница сгребла деньги в кошель и убрала тот за пазуху, поближе к сердцу - подалее от городских карманников.
- И нет, - девушка отрицательно покачала головой, если цена ее еще устраивала, то условие "вотпрямщас принеси еще" ей абсолютно не нравилось, да и к тому же у нее были еще и другие планы на день, - такой уговор не идет, ибо я не кмет, так просто воротаться домой, нарвать чего надобно с огорода и придти сюда снова. Не с руки мне это. Но ежели, как ты болтаешь, шкурки у меня хороши, то выскажу вот чего. Шкуры будут, какие нужны и не по одной, но раз в пару недель. Ежели условимся, то до Бирке останусь в городе. Как такой уговор?
  Мильва внимательно и серьезно глядела на хозяина мастерской. Понимая, что хоть Увар и плотит за добычу, но Мильва за одной лишь монетой гоняться в городе не будет. И если он заупрямится, то лучнице будет сподручнее распродавать добытое на рынке. Скорее всего, совсем не сразу и поштучно, но не беспокоясь о том уложится ли удачно охота за определенные часы, или же нет.

+2

13

Полдень 20 октября. Дом Вилберта Койверха.

Беда никогда не приходит одна.
Смерть отца стала для Мины тяжелым ударом. Долгие церемонные похороны, плачущая пожилая мать, весточка от сестры, что не сможет приехать из-за сложной ситуации на границе… Это было страшное и неприятное время. Не хотелось вспоминать скорбные мины присутствующих, не хотелось думать о фальшивых соболезнованиях… Но траур не может длиться вечно. Нужно было пытаться разбираться с документами. Решать, что делать с наследством. Как быть с семейным делом в тяжелое время, когда над Севером дамокловым мечом нависает угроза войны? Война – это мобилизация. Мобилизация всех ресурсов… И голод. Когда нечем кормить людей, не говоря уже о лошадях.
Разобраться с делами в Редании помогли друзья семьи и дальние родственники. Выгодно завершились все начатые сделки, продлились договора о поставке необходимого. Но дело было слишком шатким.
Помощь пришла оттуда, откуда не ждали. Короткое, но информативное письмо пришло от тетки из Каррераса. Ее муж обещался взять дело в свои руки. Под расписку, с заключением всех необходимых договоров и бумаг. Обещался помочь с оставшимися неурядицами. Словом, гарантировал, что после ее приезда все проблемы разрешатся, а дела пойдут на лад.
Мать была против отъезда. Говорила, что верит сестре мужа, что дело кажется ей нечестным. Но Мина другого выхода не видела. Она хотела снять этот груз с собственных плеч.  Слишком не вовремя все случилось.
Дорога была долгая и тяжелая. Каррерас оказался серым и непримечательным городом. Дом тетки - таким же неприветливым, как и городские улицы.  Печальная девушка накрыла на стол. Еда и питье были скромными.
Дела и вправду были решены. Мужчина обязался помочь родственнице задаром, из чистого альтруизма. Мина удивлялась происходящему молча, только кивая в такт уверенному голосу родственника.
- Не переживай из-за отца, девочка моя, - проворковала над Миной тетка, когда все соглашения были составлены, а договора подписаны. – Пойдем с нами в «Рубин дракона». Послушаешь проповедь святого Августина, обретешь душевное спокойствие и смирение.
Мина согласилась с улыбкой и коротким кивком. Проповедники, бывало, и вправду возвращали бодрость духа, давали толковые советы.

+3

14

20 октября, таверна "Сонный грифон"

Лето криво ухмыльнулся, кивая отцу Доминику.
Конечно, будет у этого Августина и карета, и слуги. И поместье где-нибудь наверняка имеется, спрятанное от глаз ничего не знающей паствы в каком-нибудь Логу Юродивых. Когда человек имеет многое, ему неизбежно хочется большего. Когда у него есть крыша над головой и еда - ему хочется денег. Когда есть и деньги - ему хочется власти.
А уж те, кто дорвался до власти, не остановятся ни перед какими моральными или иными барьерами, когда дело дойдет до исполнения их желаний.
К счастью для обиженной справедливости, часто они получают ровно то, что желают. Это и становится падением сильных мира сего.
- Неплохо, неплохо. Я бы сам не отказался. - с нотками сарказма в голосе ответил монстробой. - Впрочем, быть великого ума не нужно, чтоб докумекать, что Августин этот нечист. Что ты хочешь делать с этой бедой? Вывести его на чистую воду? Найти похищенных?
Лето продолжил опустошать свою миску с едой, раздумывая над этим странным заказом. Риск соваться в гнездо, по всей видимости, организованного и хитрого "святого" будет велик. Соответственно и оплата нужна будет соответствующая. Церковь платит хорошо, ведь недостатка средств у нее нет.
Захочет ли она платить "выродку", мутанту?
Отец Доминик до сих пор производил впечатление далеко не худшего служителя Огня.
Может, и выгорит чего неплохого из этого контракта.

+3

15

Мастерский

Полдень. Таверна "Сонный грифон".

Кесарю кесарево. Ведьмаку ведьмачье. А эльфке наверняка хотелось удивительного, уникального: покоя и еды. Только-то и всего. Но именно эта уникальность, именно эта непохожесть почему-то жителей Каррераса удивили и обидели.
И "Сонный грифон" проснулся.
Отлетел в сторону брошенный воровкой нож, разлилось по столу служителя церкви и убийцы чудовищ пиво. Но веселье только начиналось.
Эльфка прыгала по столам, ловко уворачивавшись от цепкий человеческих рук. На помощь Крамарю поспешила служка. На помощь служке поспешил подоспевший с заднего двора конюх и прибежавший с кухни стряпчий. И только отец Доминик и Лето из Гулеты в развлечение не вмешались, удивленно поглядывая на всё происходящее со стороны. Святой отец, завороженный происходящим, даже не замечал пиво, капавшее ему на колени.
Но, как у всякого представления, был у балагана в "Сонном грифоне" был свой конец.
От мощного толчка в грудь Крамарь и его помощники повалились, как кегли под билом шаловливого мальчугана, кружка Лето сорвалась со стола и к грусти ведьмака осыпалась о стену корчмы черепками, а каша служителя вечного огня взметнулась под потолок, как чародейский фейерверк.
В наступившей тишине звуки капель стекавшего со стены пива били набатом.
Доминик опомнился первым. Преподобный цокнул языком, а затем медленно поднялся.
- Вот и поели.
А вслед за ним опомнился Крамарь, который при падении больно ушиб копчик и едва не откусил себе язык. И жаль, что не откусил - поток сквернословия и брани, который трактирщик выплевывал из себя, силясь подняться, оскорблял любое благочестивое сердце. Сердце Доминика в том числе.
- Ведьма!.. Курва мать! В моем трактире! - рассерженный трактирщик пыхтел и искал в себе силы подняться. - Я тебя!.. сука!.. шкуру спущу.
Мимо него, лишь чудом да мановением небесным не наступив на ладонь, тяжело прошел отец Доминик. Постоял, окинул взглядом из-под нахмуренных бровей неудавшихся ловцов, а затем подал Сариэль руку.
- Вставай, девочка. И пойдем. Здесь нам не рады.
Доминик обернулся к ведьмаку, бесстрашно встречаясь с лысым охотником на чудовищ взглядом.
- Всем нам не рады.
Где-то под ногами засопел и завозился Крамарь.
- А деньги? Эй, а деньги?! Кто покроет мне всё это?
- Вечный Огонь, сын мой. Вечный Огонь воздаст всем нам по заслугам.

20 октября. Мастерская кожевенника.

Разве же не могут договориться меж собой люди смышленые да разумные? Не поймут друг друга? Не придут к единому решению?
К сожалению, такое случалось. Но не в этот раз.
Увар, как всякий делец, оценивал выгоду на длинной дистанции. Быстрый куш да легкие деньги - это для дураков. Хозяина кожевенной мастерской привлекали сделки другого характера.
- По рукам, девка. Будешь хорошо работать - будешь вкусно лопать. А будешь работать ещё лучше, то за каждую шкурку буду платить ещё больше! Обещаю!
Увар подмигнул охотнице. А затем наклонился вперед, понижая голос. Конечно, платить исправно налоги, не забывать о благодетеля вроде Рыболюба - это полдела. Если хочешь долго жить да сладко есть, всегда нужно держать ушки на макушке и о странных делах говорить вполголоса.
- Ты токмо, если в городе собираешься остаться, будь осторожнее, девонька. А то тут паломников развелось - шагу не ступи, а вляпаешься в оскорбление чувств глубоко верующих и сугубо сожалеющих. Мчатся, как мотыльки на костер, поглядеть на приезжего святошу. Чтоб ему пусто было.

"Рубин дракона", постоялый двор.

Постоялый двор под красочной вывеской с подбитыми сталью уголками выглядела помпезно и стояла особняком, надувшись и ощетинившись резными окладами высоких окон и дутыми арочным балкончиками. Постоялый двор выглядел богато. До безобразия богато и безвкусно, но он считался лучшим во всем Каррерасе. И, конечно, был самым дорогим.
Странно, что нищий странствующий проповедник избрал местом проповеди именно "Рубин дракона". Странно, что подле святого мужа были защитники - крепкие, короткостриженые, в буром монашеском облачении. Но никто не задавал вопросов. Не смели задавать.
Ведь здесь, под сводом "Рубина дракона", собрались не для этого.
Августин молился, стоя на коленях на помосте, что обычно служил импровизированной сценой для труворов и бардов, перед собравшимся людом. Молился, словно не замечая изумленные лица, не слыша возбужденный и встревоженный шепот. Ведь каждый из собравшихся заплатил за это мероприятие не меньше тридцати оренов.
А проповедник всё молился. Молился, и те, кто стояли к помосту ближе, пытались расслышать хоть что-то из невнятного бубнежа святого.
- Эй! Не видать ничего! - не выдержал первым сын мельника, пытаясь разглядеть поверх спин собравшихся. - А когда начало?
На него шикнули. Наступили на ногу. Пребольно ткнули в бок кулаком, заставив парня ухнуть от боли. Но его нетерпеливый возглас нашел отклик.
Проповедник Августин поднял голову, словно впервые увидев толпу.
- Братья! Сестры! Простите мне мои деяния, но не в силах мы выбрать время для молитвы! А молиться стоит! Стоит, ради спасения всех нас!
По толпе пошел едва различимый ропот, которых заглушался на удивление громким голосом тщедушного Августина.
- Вечный Огонь озарил мой путь, и было мне видение! Война! - продолжил святой. - К нам идет уже идет война! Змей угнездился в городах наших, опутал кольцами наши дома! Мы видим его каждый день, идем с ним рука об руку, разделяем с ним трапезу, но не видим в нем предателя!
- И что же нам делать? - пискнула торговка рыбой, тщетно пытавшаяся отбить запах своего товара при помощи алхимических снадобий.
Воспаленный взгляд проповедника вонзился в её лицо, словно арбалетный болт.
- Молиться!
В этот самый момент где-то на улице взвыл кудлатый пёс, а кошка, дремавшая на лавке близ камина под крики святого отца, неожиданно зашипела и прыснула прочь, недовольно щурясь и задрав хвост трубой.*
Толпа ахнула.
- Помолимся же!

* животные отреагировали на книгу Сариэль.

+3

16

Полдень. Таверна "Сонный грифон"

Коль к тебе какая напасть прицепляется, то не даст она ни поесть, ни выпить, ни отдохнуть спокойно. И сама по себе, конечно же, тебя в покое не оставит. Найдет, как подобраться, нападет из неожиданного места.
Нагло перевернет миску на твоем столе, да кружку с пивом разобьет. Лето наблюдал за танцем по столам и неуклюжей погоней за эльфкой всей клики корчмаря, не скрывая в своем взгляде ни раздражения, ни ленивого интереса. Конец этой чудесной пантомимы ознаменовал сильно дернувшийся медальон ведьмака и фейерверк из каши, куда менее эффектный, завораживающий и куда более грязный, чем те, которыми кичатся чародеи да алхимики с фокусниками.
Следом за капелланом поднялся и Лето, несколько удивленный желанием священника помочь эльфке. Не место и не время высказывать вопросы по поводу такого поступка, да и по большей части дела ведьмаку до мотивов Доминика не было.
А вот у Крамаря до всех было дело, денежное и жадное.
По лезвию гулял Крамарь, не подозревая, что связываться с раздраженными и голодными ведьмаками себе дороже выходит.
- А если Вечного Огня не хватит, могу кулаком добавить. - негромко вклинился Лето, глядя сверху вниз на корчмаря. - Как недовольный клиент.
На мгновение убийце чудовищ показалось, что повар не собирается терпеть таких оскорблений и угроз от нелюдя, но тяжелый взгляд мутанта быстро остудил пыл мужика, попятившегося в сторону кухонной двери.

Улицы Каррераса.

Не принимающий и не обслуживающий нелюдей трактир остался позади, празднуя свою маленькую, пусть и омраченную, победу на стезе расовой чистоты.
Лето молчал, пока они не удалились на хоть сколько-нибудь приличное расстояние от трактира, пусть интерес к источнику магии у него и был. К тому же, капеллан так и не пояснил, что он хочет от убийцы чудовищ в деле с подозрительным проповедником и пропадающими "паломниками".
А еще ведьмаку начинало казаться, что Каррерас - живое существо, которое хочет постоянно действовать на нервы любому нелюдю, будь то эльф, краснолюд или мутант. Вряд ли это вина самого города, конечно.
- Как невежливо нас прервали. - заговорил с Домиником Лето. - И все же. Что вы предлагаете делать со всеми бедами, постигшими Каррерас, отец Доминик?
Вряд ли служитель Церкви средь бела дня будет заказывать чье-то убийство, пусть даже и подлеца какого.
Видимо, этого подлеца сегодня хранило Предназначение, всячески мешая договориться тем, кто хотел бы вставить несколько палок в колеса его телеги.
Что ж, везение и невезение не могут длиться вечно.
- И что это была за магия там, в трактире?
Второй вопрос был обращен уже к эльфке, на чародейку ну никак не похожей.

+3

17

20 октября. Мастерская кожевенника.

  Вот и замечательно! Замечательно, когда два разумных человека могут договориться меж собой. А чего они стоить будут в этой долгосрочной сделке, время покажет. Увару, как опытному торговцу, выгодность с предложения лучницы. Мильве же, надежность обещания дельца платить, как уговорились. А вдруг надуть друг друга удумали? И такое быть может!
  Мария заметила, как понизился голос хозяина мастерской. Она так же склонилась к прилавку, облокотившись об него одной рукой. Уж о чем, так о наличии ушей у стен ей напоминать не приходилось. Времена такие. Дрянные времена, чего о них и говорить еще.
...тут паломников развелось - шагу не ступи, а вляпаешься в оскорбление чувств глубоко верующих и сугубо сожалеющих. Мчатся, как мотыльки на костер, поглядеть на приезжего святошу. Чтоб ему пусто было.
  О, ну этого добра, и действительно, как в свинарнике дерьма, сейчас. Жрецов различных, души спасающих и люд различный "супротив черни нильфской да скотоелей мерзопакостных" собирающих. Но, в основном, делишки таких проповедников дальше громких речей у виселицы подле повешенных нелюдей не заходили. Поначалу Мильва к таким много внимания обращала, здраво опасаясь, что вновь начнутся карательные экспедиции на Брокилон. Но не до него всем было. Сейчас же только прислушивалась, зная, что это всё лишь горлобесие у пустобрехов. Каждый раз об одном и том же.
- И чего же святоша этот? Неужто ремеслу мешает как-то?
  Лучница не была сильна в делах касательно различных интриг и околополитических игрищ. И уж чем служитель божий мог помешать дельцу́, пусть и крупному, представить себе не получалось. Казалось бы, больше паломников, тех же возможных клиентов, а значит - больше можно будет продать товара...
«Али тоже все крутите, и все не так, как виднеется?..»
  Или Барринг попросту в подобных делах не понимала и загодя всего не видела. Но ей и не надо было. Охоту же этот святоша не запрещает, иначе бы до кожевенных дел мастера она не дошла так спокойно. Чего же с ним тогда не так?

Отредактировано Мильва (2017-03-01 00:31:30)

+3

18

Полдень. Таверна «Сонный грифон».

Эльфка отползла назад и прижалась спиной к стене, крепко сжимая книгу в руках. Взгляд Сариэль бегал с корчмаря на Крамаря, а с Крамаря на корчмаря. Эльфка была похожа на загнанного в угол зверька, до смерти запуганного, но все еще способного укусить.
- Это ведьма! – послышалось из толпы.
- Ведьма! Курва мать! В моем трактире! – подхватил «тятя», пытавшийся подняться с пола, – Я тебя!... сука!... шкуру спущу…
Неожиданно перед Сариэль возник священнослужитель, а еще куда более неожиданно было то, что он подал ей руку. Сариэль, не сразу признав в нем мужчину, разговор которого ее привлек, хотела было уже вскочить с места и броситься бежать прочь. Еще одним вариантом было кусаться, царапаться и больно пинать сапожками. Крайней мерой – запустить в приставалу заветной книгой.
Но протягивающий руку мужчина обратился к воровке:
- Вставай, девочка. И пойдем. Здесь нам не рады. Всем нам не рады.
- Нам? – шепотом произнесла Сара.
К ним подошел огромный лысый мужчина, беседовавший со «спасителем» до того момента, пока Сариэль не устроила здесь цирковое представление.
Затем святой отец сообщил, что за разбитую посуду и мебель «платить» будет Вечный Огонь. Несмотря на сомнительность утверждения, никто из враждебно настроенных к эльфке посетителей и хозяев таверны, не бросился отстаивать свою правду. Возможно, что дело было не только в словах священнослужителя, но и  в  громадном воине - без сомнения внушающем страх спутнике святого отца. Так или иначе, но спорить никто не стал, и Сариэль Баильтиарна в компании двух мужчин беспрепятственно покинула заведение.

Улицы Каррераса.

Сариэль вышла на улицу. Она молчала, спрятав маленькую нарушительницу грифоновых снов в карман плаща.
- И что это была за магия там, в трактире? – спросил лысый убийца. В том, что этот мутант убийца, Сариэль не сомневалась. Она столкнулась с его холодным взглядом, словно не отражающим никаких эмоций.
- Я… я не знаю… А это была магия, да?
На чародейку эльфка не сильно походила, на простушку, впрочем, тоже была не похожа. Было не до шуток, но Сариэль еще не знала, можно ли сразу доверять этим двум мужчинам, раскрывая свой секрет.
- Я представляла Каррерас несколько иначе.– Эльфка обратилась к святому отцу, снова протягивая ему руку, но на этот раз не для того, чтобы подняться с грязного пола - Сариэль Баильтиарна, – представилась эльфка, - благодарю вас за помощь. Несомненно, вы очень смелый человек. Не каждый человек способен встать на сторону слабых, гонимых и… и нелюдей.

+2

19

Мастерский

Улицы

Шарлатанов, жуликов и прохиндеев всех мастей и окрасов в конце концов ожидало лишь разоблачение и последующий за ним крах. Рано или поздно любой, даже самый отличный театр заканчивается, актеры вынуждены сбросить маски. А под ними неподготовленный зритель видит их истинные паскудные рожи, в которых нет ничего от воплощаемых ими героев.
Шарлатаны и жулики… все они лгали, а ложь не была приятна Вечного Огню. Ложь была греховна и наказуема.
И именно за ложь отец Доминик собирался покарать лжепророка Августина и его подручных. Вот только ведьмаку этого знать не требовалось.
Из собственных мыслей преподобного вырвали голоса его спутников. Доминик остановился.
- Предлагаю отыскать и устранить источник проблем, ведьмак. Кажется, именно для этого мы существуем, правда?
Твердый взгляд встретился с глазами эльфки.
- Вечный Огонь освещает дорогу каждому путнику, но только он решает пойти ли по освещенной тропе или свернуть во тьму, - преподобный нахмурил брови. – Я – отец Доминик из Новиграда.
Преподобный кивну в сторону богатого гостиного двора.
- Идемте. Я не обещаю, что там мы обретем свет истинный.
«Но увидим нечто забавное».
Кальтер был в этом уверен.

Мастерская кожевенника

- Ха! Скажешь тоже! Мешает… он его на корню изводит!
Увар скривился, словно вместо пива выпил козлиной мочи, при этом закусывая тухлой капустой. А затем, наклонившись вперед, понизил голос так, чтобы его могла слышать лишь охотница.
- Знаешь, что, милая, нет с такими говнюками никакого слада. Являются в города, вешают местным на уши всякую чепуху, а они потом буянить начинают: сначала налоги не платят, затем зверье бить отказываются. А потом и вовсе говорят, что у зверя внутри – сучность! И что чем больше зверья бьешь, тем больше сучностей тебя звериных загрызть хочет!
Увар оскаблился, обнажая крепкие желтые пеньки зубов.
- Ну мы-то с тобой знаем, что нет никаких сучностей, правда? Иначе бы не говорили сейчас с тобой, а лежали бы где-нибудь в овражке, и косточки наши грызли бы очень несчастные волки.
Хозяин мастерской подмигнул.
- Уж явно-то мы, убивцы и шкуродеры, невкусные, смертью пропахшие. А они все знай свое талдычат.

«Рубин дракона».

Религия – опиум для народа. И способ заработка для мерзавцев и негодяев. Доминик Кальтер ни  к одному из подобных типажей себя не относил и верил, что другие поступают так же.
На входе их попытался задержать короткостриженный болванчик, чьи плечи едва помещались в дверном проеме. Но бросив беглый взгляд на шедшего неподалеку Лето, страж дверей неожиданно вспомнил, что там далеко-далеко в деревеньке Кислице под Вызимой у него осталась старушка-мать, которую он любит больше жизни.
И их пропустили.
Дверь не скрипнула. Не скрипнули и половицы. «Рубин дракона» был слишком дорог и слишком помпезен, чтобы нарушать увиденную картину.
Прихожане, вторя за пророком Августином, согнувшись в три погибели, молились, бормоча под нос молитвы.
Лишь некоторые не особо усердные (да те, на кого, видимо, ведьмак наступил) решили обернуться на потревоживших покой гостиного двора. Но свое недовольство они выражали лишь взглядом.
- Не думал, что наступило время для вечерней молитвы, братья и сестры! – раздался голос отца Доминика над согнутыми в поклонах спинами. – Вечный Огонь освещает ваш Путь, но время обратиться к нему еще не настало.
Паства недовольно зашепталась. Августин (а распознать его среди собравшихся не составило труда) поднял голову, скорчив кислую мину.
- Кто вы, неразумные, и почему вы мешаете простому люду молиться? Вам здесь не рады!
- Разве светлый ум благочестивого пророка открыт лишь для избранных?
- Не для тех, кто оскорбляет его веру!
Августин поднялся, хлопнув несколько раз в ладоши.
- Эй, братья мои! На помощь!
Из-за ширмы помоста тотчас вынырнул пяток другой бритоголовых последователей. На их счастье – безоружных.
- Спокойно, ведьмак. Не калечь их, уйдем с миром.
«Если позволят».

+3

20

«Рубин дракона»

Сариэль не верила в Вечный огонь. Как и не верила во все культы. Как и не верила во все вечное. Не верила в его очищающее пламя, языки которого обжигали, карали, а иногда оставляли лишь пепел от многих, кто вставал на пути беспощадного пожара, очагом которого был ее «родной» Новиград. Но Сариэль научилась жить рядом с огнем, ведь огонь давал тепло, достаточно было просто не протягивать руки слишком близко, чтобы не обжечься.
-  И чем больше тьмы вокруг, тем привлекательнее свет для мотылька. Жаль, что он осознает свой выбор, только когда огонь уже опалил его крылья. – Дружелюбно парировала эльфка, переступая порог заведения.
Она ни в коем случае не пыталась оспорить слова отца Доминика, да и в любом другом месте, выскажи вслух подобное сомнение в святости света пламени – вмиг окажешься на костре справедливости. Сариэль лишь хотела продемонстрировать одну из своих сильных сторон - гибкость ума. А получилось продемонстрировать и сильную и слабую стороны сразу. Сильную – гибкость ума. Слабую – желание продемонстрировать свои сильные стороны.
К тому же, слова отца Доминика звучали  уверенно и убедительно. Неудивительно. Не секрет, что многие священнослужители являлись настоящими мастерами ораторского искусства. Но Сариэль тонкими пальцами своей интуиции нащупала в словах Доминика Кальтера что-то еще, выгораживающее его из ряда стереотипных священников и фанатиков веры. Возможно, это было нечто спрятанное глубоко за крепкой стеной мировоззрения и восприятия, формировавшегося десятилетиями из полученного опыта и столетиями из передаваемых знаний. Нечто безупречное и аутентично сакральное. Идея или сама истина? А может это острый рыболовный крючок, на который было поймано множество рыб – недалеких людей, пытавшихся найти ту самую освещенную тропу, существующую лишь только в их воображении. Протянутая рука, в таком случае, была замечательно подобранной приманкой. Нет, Сара не могла быть так наивна. И никогда не была доверчива. Но ей уже много лет не хватало отцовского тепла и заботы. А Доминик Кальтер был отцом.
Оказавшись в «Рубине дракона», Сариэль понимала, что судьба свела ее с Домиником из Новиграда в Каррерасе не случайно. Пока только не понимала, и вряд ли могла бы ясно понять - к худу или к добру? Удивляло, что священнослужитель даже ничего не спросил о том, что произошло в «Сонном грифоне». Будто он все знал, призывая следовать за ним к ответу. Воровка и сама планировала попасть на проповедь Августина в поисках ответов на свои вопросы, но какими бы они оказались, не приведи ей встретиться с отцом Домиником?
Аккуратно, продвигаясь вперед, эльфка пыталась не нарушить плавное течение проповеди и остаться не замеченной для посторонних взглядов. Отец Доминик был другого мнения.
- Не думал, что наступило время для вечерней молитвы, братья и сестры! – раздался голос отца Доминика над согнутыми в поклонах спинами. – Вечный Огонь освещает ваш Путь, но время обратиться к нему еще не настало.
Как это "не настало"? – удивилась эльфка. Все взгляды, в том числе и пророка Августина, были прикованы к новым гостям. Сара чувствовала себя голой посреди оживленной улицы.
- Кто вы, неразумные, и почему вы мешаете простому люду молиться? Вам здесь не рады!
- Разве светлый ум благочестивого пророка открыт лишь для избранных?
- Не для тех, кто оскорбляет его веру!
Августин поднялся, хлопнув несколько раз в ладоши.
- Эй, братья мои! На помощь!
«Братья» приближались к Доминику и его спутникам с явным намерением проводить всех троих на выход.
- Зачем вы это сделали, Доминик? Из огня да в полымя! Просто день гонений какой-то!
Эльфку схватили за локоть.
- Эй, что я сделала?

Отредактировано Сариэль (2017-03-29 16:32:49)

+3

21

Мастерская кожевенника

  Увар говорил живо и эмоционально, словно лучница наступила если не на больную, то на давно мешающую мозоль, и высказал все, что думает о ней. Не о Мильве, конечно.
  Сама девушка в пылу его негодования пропустила мимо ушей фамильярное "милая", а только хмыкнула, когда упомянулись заявленные сучности. И, увы, со мнением расплодившихся в последнее время проповедников, ее знания о них ну никак не сходились, и больше сучих тварей, чем сами люди, она не видела. И грызут те друг дружку поостервенее, чем стая волков, загнавшая свою добычу.
- И, небось, ходют зимой в одной мешковине, да бобы одни жрут. - Мильва резко выпрямилась, словно перед ней вдруг оказалась подобная зараза, а не хозяин мастерской. - Тьху! Паразиты херовы...
  Ладно, сами не живут, так чего другим-то головы морочить?.. Вопрос столь же извечный, как безответный, и далекий от понимания охотницы.
  Она резким выдохом сдула прядку волос, упавшую на глаза.
  И все-таки ни в чьи чувства она еще не вляпалась, хоть масштабы проблем представлялись более менее ясно. В городе ей всего-то и требовалось восполнить амуницию, накормить коня да самой горячей пищи отведать, и выспаться на сухой кровати. Так что, да, задерживаться больше незачем. В лесу-то жить можно, но от простого комфорта откажутся только дриады. Да и у тех свои представления о минимальном удобстве, хоть и расходившиеся с представлениями лучницы.
- Ладно. В ихние дела мне соваться не к чему. С нелюдями-то как? Не загнали еще? Помнится мне, тут кузня краснолюдская хорошая была, как бы тоже не извели...
  Ведь они могли быть следующими. Сегодня кожевенники-шкуродеры и охотники поганые убийцы, а завтра кузнецы их сообщники, ибо предметы убиения делают, да им сбывают. Чепуха в головах людей, она ж именно так и работает.

Отредактировано Мильва (2017-04-05 19:30:02)

+3

22

Улицы города

Доминик Кальтер – помятый, потрепанный, но не сломленный, не потерявший меча и достоинства, поднялся с грешной земли, на которую его швырнул добрый люд.
Следует отдать должное, то Доминика и его спутницу бить не стали. Не стали рвать на куски, не стали угрожать огнем и железом. Не стали валять в перьях и смоле и гнать по улицам города. А ведь могли.
С ведьмаком тоже ничего делать не стали, но здесь причина была в ином. Несмотря на грозный вид и не менее грозный, на первый взгляд, нрав, огромный убийца чудовищ оказался слишком мягким. Или слишком умным. Поэтому мягкий и умный ведьмак исчез сразу же, когда почувствовал неладное. Видимо, Лето из Гулеты был не таким уж большим дураком, раз отказался от сомнительного контракта и расторгнул его в одностороннем порядке. То же, что он оставил своего нанимателя без защиты – всего лишь на его ведьмачьей совести. А она, как известно, многое стерпит.
Преподобный взглянул на Сариэль, подал ей руку.
- Я вынужден принести самые глубочайшие извинения. Свет Вечный ослепил меня, и я, пораженный его святостью, действовал слишком неразумно и бездумно.
Стыдно было признавать, но без защиты ордена, без его доверия после провала прошлого задания, Доминик оставался в положении шатком. И этим шатким положением и воспользовалась паства Августина.
- К сожалению, кроме извинений я не могу предложить ничего. Кроме, пожалуй, отпущения грехов и скромной трапезы.
Доминик оглянулся в сторону богатого «Рубина дракона».
- Только в месте поскромнее. Идет?

Мастерская кожевенника

Охотница быстро смекнула что и к чему. А когда смекнула, то начала задавать правильные вопросы. Это выдавало в ней девку неглупую, сметливую, а такие идут очень и очень далеко.
Увар, переложив шкуры, вытер руки о полотенце.
- Нелюдей не тронули. Пока не тронули. Да и сдается мне краснолюдская артель не сдастся просто так, без боя. К тому же, у неё есть свои покровители, и если многим начхать, то Влодек Рыболюб не позволит какому-то там святоше наводить порядки в его городе.
Увар глянул на охотницу.
- Вот только цены у бородатых высокие. Но, если хочешь, могу договориться, чтобы сделали тебе скидку. Как моему человеку.

0

23

Мастерская кожевенника

  То, что краснолюдские мастерские еще стоят, это хорошо. Но надолго ли, если Увар уточняет, что "пока не тронули"...
- А Влодек кто такой здесь? - прямо спросила Мильва, убирая косу за спину.
  Если не ипат, но птица не менее важная и, возможно, стоящая в стороне от закона, то стоило бы знать имя того, кто на самом деле заправляет делами в городе.
  Дорого - не дорого по ценам у бородатых, зато уверен, что не вернешься через неделю скандалить по поводу втюханного хлама, за который в итоге можно переплатить куда большую цену, чем изначально предложили бы краснолюды. Мильва не была жадной, и за хорошую вещь могла выложить полную сумму даже не торгуясь. Вот только редко приходилось иметь дела с коренастым невысоким народом, что знает цену и качество своим товарам.
- Зато с товаром не объегорят, - лучница немного пожала плечами, показывая, что цены-то и бьют порой по карману, соответствующее качество того определенно стоило. - От скидки не откажусь, коли предлагаешь. С меня не убудет.
  Может Мильва и не имела подобного уварому влияния хоть где-то, но могла предложить добыть экземпляры шкур для хозяина мастерской и поинтереснее, чем то что предложила сегодня. Услуга за услугу, коли наметилось сотрудничество на ближайшее время.

+1

24

Улицы города

Если тебя гонят не первый раз за день, есть вероятность, что, скорее всего твой день не задастся и дальше. Но Сариэль старалась думать о хорошем, ведь с другой стороны, ей не первый раз за день подают руку помощи. К тому же гонения были не столь унизительными, сколь могли оказаться.
Не смотря на то, что выходка Доминика Кальтера, представлялась весьма неразумной, его показавшаяся на свет прямота и способность признавать свои ошибки, вызывали у Сариэль, что-то близкое к чувству доверия. Такое чувство способно стать опорой для разговора по душам. Исповедь эльфке, конечно же, была не к чему, а вот помощь с таинственной книгой вполне пригодилась бы. К тому же, отец Доминик был свидетелем проявления невероятной силы вещи, спрятанной под плащом Сариэль. А проповедь Августина здесь вряд ли уже чем-то могла помочь.
- А вы отчаянный, - приводя себя в порядок, Сара исподлобья бросила взгляд на святого отца. – От исповеди я, пожалуй, пока откажусь, «Вечный огонь способен отпустить мои грехи только в том случае, если меня на нем поджарить», а вот идея попотчевать мне по душе. Кажется, мне не удалось это еще с самого утра.

Трактир «У Пройдохи Лиса».

Горячая еда в довольно уютном скромном трактире – то немногое, что нужно для того, чтобы согреться в холодный Велен.
«Нужно вернуться в Новиград до того, как начнет царствовать зима», - подумала эльфка.
- Тот большой и страшный, - эльфка обжигала нёбо, но не прекращала все также быстро уплетать содержимое тарелки. – Почему он нас бросил?
Уху плотогонов вряд ли можно было назвать скромной трапезой, но Саре верилось-думалось, что Доминик выразился образно.
- Глупо из собственной таверны гнать взашей посетителя, способного принести доход, верно? Эльф он или краснолюд – орены да кроны у всех одинаковые. Кажется, в этом заведении это понимают. – Сариэль заправила прядь волос за листоподобное ухо.
- Вы любите книги, святой отец?

Отредактировано Сариэль (2017-05-25 12:50:19)

+2

25

Таверна «У пройдохи Лиса»

Извечные вопросы «Зачем?», «Почему?». Ах, если бы было так просто дать на них ответ. Пожалуй, и мир был бы лучше, и люди бы были лучше. И, как показывает практика, жили бы дольше.
Пройдоха Лис оказался славным малым. Хотя крупная родинка на самом кончике носа, подрагивающая то и дело, могла ввести в заблуждение кого угодно, но только не отца Доминика. Преподобный повидал на своем веку немало мерзавцев, чтобы увидеть то, что корчмарь был единственным человеком, кому следовало бы довериться.
Вторым же существом, кому сейчас он мог доверять, неожиданно оказалась эльфка. Или полуэльфка. Определить сходу было тяжеловато даже опытному глазу.
И эта самая эльфка или полуэльфка задавала вопросы. Такие сложные, но такие правильные.
Им принесли обед: сытный, хоть и недорогой. Еще одна странность для Каррераса.
Следовало бы насторожиться, но Доминик слишком устал от суматохи дня.
- Почему он нас бросил? Пожалуй, просто не счел выгодными. Расторгнул контракт в одностороннем порядке. Избежал позора, гонений и нелепиц, которые бы наверняка с ним случились, останься он в нашей компании.
Доминик подвинул тарелку с кашей к себе, деревянной ложкой очерчивая середину порции.
- Лучше вкусить половину, чем лишиться всего. Не нам винить ведьмака за его решение.
Ложка, зачерпнув порцию каши, помедлив, отправилась в рот. Доминик с чувством пережевал и вздохнул, проглатывая порцию.
- Я не люблю книги, Сариэль. Я люблю знания.
Преподобный вглянул на эльфку исподлобья.
- И что за знания ты мне хочешь показать?

Мастерская кожевенника

- Влодек? О, то добрый господин, - скривился хозяин лавки, - защитник сирых, убогих и обездоленных. За хорошую плату, конечно же. Зато, если ему заплатишь, дом твой не горит, жена твоя не боится выйти на улицу, а дело идет в гору.
Увар пожал плечами.
- Он денег много не просит. Меньше зло, если ты понимаешь о чем я. Всяко лучше жить при таком господине, чем трястись каждую ночь от страха.
Кожевник кивнул на дверь.
- Могу похлопотать за тебя перед ним. Глядишь, выбьет какую грамотку, чтобы в случае чего в лесу… ну, отмазаться от лесничих, например?
Прищурившись, Увар поспешил добавить:
- Но только при условии сотрудничетва!

+2