Вниз страницы

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Королевская мышеловка


Королевская мышеловка

Сообщений 1 страница 30 из 60

1

Время: 1265 год, 20 октября
Место: Каэдвен, Ард Каррайг.
Описание:  говорят, что когда в одном месте собирается несколько венценосных особ, то рано или поздно быть беде. Чем скорее короли разъедутся подальше друг от друга, тем будет этому миру спокойнее.
События, всколыхнувшие Каэдвен, а вместе с ним и все северные королевства, вынудили жить под одной крышей правителей севера, съехавшихся для переговоров.
Столица, взявшая негласную осаду, дожидается подхода войск из Бен Глеана. Меж тем гнетущее напряжение нарастает, недовольство знати и народа растет, а тракты стали смертельно опасны - мимо коварной эльфской стрелы не проскочит даже мышь. Куда уж королевскому кортежу?
Город, словно сидящий на бочке с зерриканским алхимическим порошком, вот-вот рванет, заливая улицы кровью. Человеческой. Нелюдской. Красной.

Примечание: старт не ранее утра 20 октября. При желании можно стучать в ЛС Геральту с просьбой о персональной вводной.

+1

2

Королевский замок

Сабрину легко было довести до белого каления. Но последние события определенно сделали невозможное. Даже ярость во время Содденской битвы казалась каким-то малозначительным наваждением. Хенсельту тоже едва не попало, но тот успешно собрал всю мужественность и ответил так, как она сама хотела на него наброситься. Безусловно до этого досталось главе разведки, генералам, нескольким вельможам, а ей достались остатки. Хорошо еще, что она слишком долго провела на месте убийства, искала любые улики, но ничего толком не нашла, что могло бы помочь расследованию, да и все другие разводят руками.
Из всех возможных провокаций, которые могли придумать каэдвенские дворяне, нильфгаардские шпионы или разведки других северных королевств, эта была худшая из возможных. Теперь Хенсельта наверняка считают тем, кто избавляется от возможных соперников. А даже если и нет, то война между ним и могущественным семейством способна расколоть страну.
Последнюю ночь Глевиссиг не спала. Раскладывала разрисованные каракулями пергаменты, что изображали всех подозреваемых. Но ночь закончилась бесплотно и наступило утро. Привести себя в порядок оказалось достаточно просто, а вот с истощением пришлось бороться зельем.
Теперь Сабрина выглядела еще бледнее, голова раскалывалась, словно кто-то стягивал стальной жгут. Но это скоро пройдет, осталось лишь немного отвлечься.
И для этого подойдет один из близких сподвижников главы каэдвенской разведки. Крепкий мужчина, разумеется, был когда-то ее близким интересом и до сих пор оставался редким тайным любовником. Нет своим возвышением он ей не обязан. Обязан тем, что остался на своем посту. Точнее, тем, что не лишился головы за провинность.
Но стоило признать, что смерти или саму Сабрину он не боялся. Это раздражало и дразнило одновременно, что придавало подобным отношениям искринку, не позволившую отказаться от них после первого же месяца, как часто бывала. Но их отношения все равно даже близко не подходили к тем, что были между Дийкстрой и Филиппой, об этой связи ходили лишь слухи, не более...
- Что ты можешь сказать? Что говорит твой командир? Может, твои уши в других местах? - почти ласково воркуя, она обошла сидящего на стуле короткостриженного шпиона в темных одеждах, ведя небольшим, но сильным прикосновением по его плечам.
- Ничего нового, - тот смотрел прямо перед собой и старался не обращать внимание или делать вид, что не обращает. - Убили дворяжку эльфы, можно не сомневаться...
Это Глевиссиг и так знала, можно не сомневаться. Вот только не была согласна. Да, эльфы могли это сделать, вот только чьи? Партизаны? Или же личные шавки Эмгыра? Отличить одних от других было сложно, но Сабрине пришлось научиться это делать.
Другие же не могли подставить эльфов, выжившему свидетелю, который уже был мертв, не было смысла врать. А еще утром дошло извести о смерти аэдирнского баронета... но об этом никто не вспомнит на фоне текущих событий.
- Этот дворяжка был слишком важен, уверена, ты понимаешь... - Сабрина встала позади шпика и наклонилась, обжигая дыханием ухо с парой шрамов от меча.
- Понимаю... но мы ничего сделать не можем. Вне города наши шпионы поредели, многие постарались за последние месяцы. Но на королевские делегации они побоятся напасть...
В этом вот Глевиссиг уже сомневалась. По одной простой причине... эльфы прекрасно понимали, чем грозит смерть сына такого дворянина. Они не отрезали зверю голову, а лишь лапу, а разъяренный зверь в разы опаснее. Теперь всем их сородичам на землях Бруандонов, да и везде, где те им встретятся, будет устроена такая жизнь, что они запросят новое Сопряжение Сфер...
- Можете... просто не хотите... я хочу, чтобы вы следили за Бруандонами... А также за ковирской чародейкой Мирианной, - сказав это, Глевиссиг сильно куснула его ухо, оставив глубокий след и отправилась к своему столу, показывая, что разговор окончен и что сегодня шпиону не перепадет, не заслужил.
Тот смирился и не стал настаивать. Лишь кивнул и неторопливо покинул покои чародейки.
Мирианна была в этом время в замке, верно... но стоило с ней держать ухо в остро. После еще одного такого удара в спину  Хенсельту точно не оправиться.

+12

3

Мастерский

20 октября, около полудня.
Ард Каррайг, гостиный двор "Гордость Единорога".

Облачно, изредка сыплет мелкий снег.

Человек волен сам выбирать свою судьбу: плыть по течению или против, переступить через собственные слабости или отдаться на их волю, струсить и убежать или же противостоять любой неприятности, сметая её со своего пути. Никто не говорил, что в жизни всё будет легко и просто, что она, как молочная река, будет благосклонна и податлива. Да и в том же молоке, если вяло работать руками и ногами, можно утонуть.
Каэрин аэп Дакке, занявший один из столов приличного каэдвенского заведения, молчал, крепко сжимая кружку с терпким ягодным отваром в руках. Сидящий напротив нильфгаардского дипломата, скрывавшегося под личиной купца, бородатый гигант медленно расправлялся с наваристой кашей, гоняя ложкой по тарелке мелкие куски мяса и шкварки. Отвлекаться от столь занятного дела сосед по столу не спешил, и это было Каэрину на руку: никто не отрывал его от собственных мыслей. А мыслей за последнее время было множество.
Во-первых, уехать из города, что было бы шагом благоразумным, Даккэ не смог. Разумеется, после событий, всколыхнувших весь север, дипломат, подобно десяткам других людей, прихватил свои скудные пожитки и поспешил к городским воротам. Стражники никого не собирались останавливать, никого не допрашивали и не отлавливали при выходе, но тщательно досматривали входящих. Именно это заставило дипломата усомниться в правильности своего решения.
Вторым немаловажным фактором, сыгравшим за то, чтобы остаться, стала телега со скрюченными закоченевшими трупами, которая въехала через западные городские ворота в тот самый момент, когда Каэрин хотел покинуть славный город Ард Каррайг.

Стражники, проводившие телегу и сопровождавших её людей взглядами, обронили всего пару фраз, отбивших желание покидать стены города.
- Первые беженцы?
- Вчерашние.

И Каэрин остался. Несмотря на то, что он прожил на этом свете долгую жизнь, погибать от шальной эльфской стрелы не хотелось. Даже ему.
Во-вторых, Каэрин, задержавшийся в столице Каэдвена дольше, чем ему хотелось, нашел себе нового помощника. Янус по прозвищу Хват был уроженцем Ковира, бывшим палачом и наемником, поспешившим приехать на славный праздник своих "коллег". Оставшись без праздника и, собственно, без монет, бывший кат привлек внимание нильфгаардца своей незаурядностью и, как ни странно, умом.
Ещё при первом знакомстве за кружкой крепкого каэдвенского состоялся милый для старческого сердца разговор.

- А что мешает мне, - Янус сделал огромный глоток и шумно опустил пустую кружку на стол, - прибить тебя в темном переулке и забрать все твои деньги?
- Твой ум. Ты не похож на тех, кто ценит минутное удовольствие, если есть возможность продлить его на несколько часов. Прибьешь меня - получишь лишь жалкие крохи и, вероятно, приобретешь проблемы с законом.
- Недурно. Но где гарантии, что я не настолько умен, как ты считаешь, м?
- Никаких гарантий. Поэтому, если решишь меня убить - я не обижусь, но буду защищаться.

Янус все-таки оказался человеком неглупым, хоть и пытался это скрывать. Напускная простота, напыщенность и наигранная суровость была лишь напоказ. И чувствительный к подобному поведению дипломат это чувствовал.
Несмотря на все достоинства Януса, Даккэ не доставало исполнительного Вильхема. Увы.
В-третьих, Каэрин аэп Даккэ, чье инкогнито сохранилось, попытался наладить связь с агентами и связными Ваттье де Ридо. Но то ли каэдвенская разведка сработала лучше, то ли все шпионы затаились, но ни одно из посланий Каэрина не возымело должного эффекта. И именно это тревожило дипломата сильнее всего.
Неожиданно, из собственных мыслей Каэрина вырвал шум за соседним столом. Смутная компания из трех мужчин, до этого мило игравших в гвинт, что-то не поделили. На шум и мат отреагировали посетители, а вот охрана, до этого дремавшая у дверей, куда-то запропастилась.
Янус, чиркнув ложкой по пустой тарелке, демонстративно вытер губы и бороду рукавом и глянул на работодателя.
- Утихомирить?
- Подожди, - остановил его дипломат. - Послушаем для начала.

Отредактировано Каэрин аэп Даккэ (2016-11-16 14:00:52)

+5

4

"Гордость единорога", постоялый двор. Ард Каррайг, Каэдвен.
Если ты ввязываешься в игру, то будь добр играй до конца. Признавай поражения, радуйся победам, сожалей о потерях. Но если вас поймали на жульничестве - не найдётся ни одного бога, человека, нелюдя или страховидла, способного укрыть вас от расправы.
Хромой Кот изначально задумывался как человек, решающий проблемы практического характера доступными средствами. Непостоянный, но решительный в отдельно взятом моменте времени. Действующий сомнительными, но достаточно эффективными впоследствии методами. Кажущийся бездумным, но на самом деле лишь умело скрывающий свою цель. Умеющий создать шум, наполненный бредом, чтобы поговорить шёпотом о реальном положении дел.
Словом, человек поднаторевший в азартных играх, блефе, двусмысленностях и скрытых угрозах.
- Да хрен ли ты рассусоливаешь, псина?
А ещё он мастерски создавал проблемы, чаще всего для самого себя. Как собственно и сейчас...
Дёрнул чёрт двинуться в Ард Каррайг. Решение это трудно было назвать спонтанным, но и причину, сподвигнувшую его отправиться в очередное политическое пекло, он не мог вспомнить хоть убей.
Хотя нет... Этот фисштеховый ублюдок вбил себе в голову, что я ему верну все его деньги за сброшенную контрабанду и заплачу с процентами. Да, точно! Поэтому я и сдрапал прямиком в этот котёл скоя'таэльской ненависти и людских амбиций.
Была ещё одна более сомнительная, но более деловая причина.
Маленький смятый клочок бумажки, переданный накануне. С простой просьбой. И дурным предчувствием.
" Устройте драку в "Гордости". Знакомый вашего знакомого должен найти вас."
- Сссука, вырродок!
А вот причину, по которой завязалась пьяная драка в трактире он мог бы назвать абсолютно точно - один из соперников по игре заподозрил его в шулерстве. Теган ничего такого за собой не заметил, а уж эта пьянь и подавно не заметила бы. Так что он больше склонялся к тому, что они в любом случае обвинили бы его в шулерстве. Комплекцией он не вышел для образа благодушного простофили.
- Дерись как мужик! Задрал отплясывать!
Однако, видимо в какой-то момент, он перегнул палку и вот пиво разлито по столу, вперемешку с кровью и зубами, в воздухе витают хмельные угрозы и ругательства, а сердце одного неосторожного шпиона резкими скачками гоняет кровь пополам с адреналином к его мозгу, в котором стремительно проносится план стычки.
Ммм... Нехорошо это.

...А ведь начиналось всё с банальностей. Выпивка, деньги, азарт. Небольшая релаксация перед трудной частью работы. К тому же это неплохой способ разузнать кое-какие сведения, которые могут пригодиться в трудные моменты.
- И что же ты собираешься делать дальше, Хромой Кот?
Человек в ответ неопределённо помахал здоровой рукой в воздухе, и по привычке поскрёб локоть другой, недовольно скривившись от боли. Лицо его, казалось, не выказывало особой тревоги. Больше было похоже, что его приятно удивило, что кто-то раскрыл его нечестную игру. По крайней мере это было видно по той его части лица, которая не была обожжена.
- Всё очень просто. -наконец произнёс он довольно уверенным для такой ситуации тоном. - Тебе я ударю локтём в лицо, эту харю я приложу об стол, а милсдарю Рыбе я воткну нож в правую ладонь.
Игроки переглянулись. Сдержанно хохотнули в свои бороды. Хромой Кот не удостоил их ответом, лишь кисло улыбнулся своей искалеченной физиономией и поднёс кружку с пивом ко рту. Сквозь хохот один из них натянул на голову его несерьёзную шляпу с грязным пером и спросил:
- Как ты собираешься?...
Договорить он не успел.
Увечный человечек оказался не так прост, как казалось на первый взгляд. И не любил, когда трогают его шляпу.
Впрочем, и на первый взгляд он тоже не был простаком, поэтому сложность и многогранность увеличивались в разы.
Те, с кем он сел играть, думали что знают о нём достаточно. Именем как таковым он не особо пользовался, ибо дезертир, контрабандист, игрок, разгильдяй и скиталец. Состоял на службе в каких-то особых войсках, и вроде как имел офицерский чин. Потом в ходе какой-то достаточно жёсткой резни в неназванном месте был брошен в костёр, когда его сочли мёртвым, или же просто забавы ради. От огня пострадала левая часть тела. Изрубцованы были лицо, нога, рука, ухо и глаз. Хромота на ногу, малоподвижность на руку, паралич на половину лица. Однако...
Действовать он начал неожиданно, напоминая резко распрямившуюся пружину.
Пиво отправилось в лицо человеку, сидевшему напротив, окатив его лицо и заливаясь за воротник его куртки из грубой кожи. Локтём своей якобы изувеченной руки, Кот ударил левому бородачу между глаз, целясь в переносицу. Раздался хруст и вопль боли, человек отшатнулся и начал заваливаться вместе со стулом назад. Сидящий напротив начал вставать из-за стола, но не обладал достаточной ловкостью, чтобы сделать это быстро. Он уже наполовину вытянул свой тесак с зазубринами на лезвии из ножен и, судя по всему, собирался перебраться через стол и одним мощным ударом рубануть наискось нечистого на руку игрока.
Теган, мельком взглянувший на него, сощурил глаза. Взгляд его тут же обратился к кожаной петле, спрятанной в левом рукаве и едва видной для всех, кроме него. Незамедлительно продел в неё указательный палец правой руки, он вытянул лезвие небольшого изогнутого кинжала из спрятанных ножен и тут же перехватил рукоять обратной хваткой.
Хитрый калека ударил рукояткой вытянутого кинжала в лоб громилы сидевшего справа, который успел только подавиться своим пойлом. Он был изрядно ошеломлён и, издав протестующий вопль, был крепко приложен лбом об стол. Судя по жуткому кровавому пятну и красноречивому хрусту, пострадали ещё нос и верхний ряд зубов.
Не так уж много шансов при любых раскладах, милсдарь Хромой Кот. Либо в сторону, либо назад. Лезвие тесака, не клинка. Удар наискось снизу вверх, справа налево, движется вперёд..
Лезвие неумолимо приближалось к цели. Очень мало времени на необходимые действия.
Плюнув на все предосторожности, Теган попытался лезвием кинжала хотя бы сместить направление удара в другую сторону.
Резкое движение, удар стали об сталь.
Вот что творится в каэдвенской столице!
Видимо, Великое Солнце было очень милостиво к своему самому неблагодарному потомку, который всю сознательную жизнь с насмешкой относился к религиозным заблуждениям.
Рыба чертыхнулся и, сделав живописный полукруг, выронил оружие и смачно грохнулся спиной об стол. Дерево протестующе затрещало. Шляпа съехала на глаза, адски заболели позвонки в пояснице. С кряхтением он собирался встать. Правой ладонью опёрся о достаточно сухой участок стола.
- Эй, друг мой Рыба!
Калека уставился в карты соперника, брови его были нахмурены. Он гневно воззрился на лежащего на столе.
- Ты всерьёз думал победить с ссаной реданской пехтурой на руках?
Не менее яростно он кинул карты ему в лицо. Не менее яростно сорвал шляпу с головы поверженного.
А потом всадил ему нож аккурат в центр ладони, между средним и безымянным пальцами.
Яростный возглас и последующие громогласные проклятия.
Хромой Кот натянул шляпу на её законное место и выдернул кусок стали из стола, прилагая к этому видимые усилия. Затем вытер нож о дублет корчащегося противника. Вернул кинжал обратно в спрятанные ножны.
И наконец-таки обратил внимание на гробовую тишину.
Импровизируем.
Состроив оскорблённое и смущённое лицо и нагло ткнув пальцем в хозяина заведения, он крикнул:
- Любезнейший! Я не для того прихожу в столь славное заведение, чтобы играть с шулерами и бандитами! - он демонстративно сплюнул на лицо одному из поверженных. - Я буду жаловаться в свою Гильдию! Я обращусь к самому Королю, если того потребует моё оскорблённое достоинство!
Самое забавное, что люди поддержали его. Варварство, грабежи, двуличие, банды белок...
Ну и всякий такой бред для того, чтобы людские массы сильно не скучали, горбатясь на знатных господ.
Под всей этой шумовой завесой увечный человечек прошаркал к выходу, закутавшись в плащ для холодной, дальней дороги и надвинув на глаза свою шляпу. Он проходил сквозь толпу неспешно, ненавязчиво расталкивая людей.

Небольшой оффтоп

Надеюсь, я не сильно расхожусь с замыслами гейм-мастера.

Отредактировано Теган аэп Лион (2016-11-16 19:24:57)

+3

5

Позднее октябрьское солнце еще не успело взойти, лишь окрасило мрак ночи в серые одежды наступающего утра, когда небольшое, тщательно затворенное окно в покоях, отведенных правителю Темерии, резко открылось, впуская в жарко натопленную комнату холодный воздух. Фольтест поморщился, но не позволил себе отпрянуть, наслаждаясь приходящей бодростью и задумчиво оглядывая внутренний двор королевского замка. Впрочем, взгляд его не был привычно пытлив, мужчина не изучал охрану Хенсельта, выучку патрулей и тому подобные мелочи, он раздумывал совсем об ином. События, что произошли недавно, выбили из колеи едва ли не всех, собравшихся в Ард-Каррайге монархов и не только поставили под сомнение успех планировавшихся переговоров, но более того, послужили угрозой жизни самих правителей Севера.
- Причина тех событий в халатности или интригах? Со временем узнаем, только бы дожить до этого момента, - король невесело усмехнулся и протянул руку за стоявшим на небольшом столике кубком, до краев наполненным  вином. – И выбраться из этой западни. Холера, давненько я не попадал в ловушку, словно кролик в силки, тем более не по своей вине. Эх, Хенсельт…

Сын Меделла выглядел вполне спокойным человеком, и лишь самые доверенные люди, которых в тот момент по счастью не было рядом, могли бы заметить тревогу и лихорадочный поиск выхода из сложившейся ситуации, владевшие разумом темерца.
«Чародейка… где-то в замке шатается без дела Меган. Она вполне может наколдовать телепорт, конечно, если она владеет магией в достаточной степени, чтоб вернуть меня в Вызиму. Пока пользы я от неё не видел, зато наблюдал исключительное самомнение магички и типично чародейские интрижки. Тьфу, если она не станет приносить короне пользу – как пробка вылетит из Совета…»
Вырвавшись из плена мыслей, король озадаченно посмотрел на подозрительно быстро опустевший сосуд и в досаде скрипнул зубами.
- Если мне суждено выбраться отсюда живым, то слишком велика вероятность, что в Вызиму я прибуду вконец спившимся параноиком. Нет, это не лучший вариант для моей страны, надо завязывать. Хенсельт, паршивец, как ты умудряешься жить с этим, - вновь пробормотал Фольтест, отставляя кубок в сторону и борясь с желанием налить себе еще вина. – Нет, бежать отсюда посредством магии – это не выход, я не могу бросить в Каэдвене своих людей. Да и здесь я в безопасности, пока рядом Роше. Вот он, единственный плюс от алкоголя. Будь я в тот вечер трезв – ни за что не поднял его до нынешнего положения.

Нет, все-таки глупо будет вот так вот простоять в задумчивости на холоде, промерзнуть, заболеть и… отправиться к праотцам из-за того, что много думал в местах пониженной комфортности. Поежившись, он все-таки успел изрядно замерзнуть, темерец закрыл окно и направился одеваться. Смысла ложиться спать он уже не видел, зато перспектива перехватить командира сине-полосатых и устроить с Верноном небольшую тренировку, дабы согреться и размяться прельщала куда больше. А потом – как знать, может прочие коллеги по монаршему цеху все-таки решатся собраться и обсудить те вопросы, ради которых они здесь и собрались… а также и положение, в которое они вляпались.

+5

6

[AVA]http://s015.radikal.ru/i333/1702/a7/4a2614da6ec1.png[/AVA]20 октября, около полудня.
Ард Каррайг, дом аристократов, затем гостиный двор "Гордость Единорога".

Уже немолодая полная поденщица, стоя на покрасневших коленках, тщательно вымывала полы, попутно раздумывая, какую из блестящих безделушек можно прихватить с собой. Её хозяева были тщеславны и до ужаса богаты, как ей казалось, поэтому ничего страшного не случится, если она сможет что-нибудь стащить. Осмотревшись на всякий случай, алчная и в то же время бедная женщина подошла к бронзовому маленькому бюсту и быстрым движением спрятала его за пазухой. Тотчас она увидела таинственный свет, исходивший от каминной стенки. Горевшие угли начали тухнуть, бессмысленно борясь с магией, словно на них дул невидимый ветер, однако поденщица чувствовала совсем не сквозняк, а какую-то чужеродную и незнакомую энергию, однако из-за своего скудоумия она бы вряд ли смогла внятно объяснить кому бы то ни было это. Простачка смотрела на материализовавшийся портал, не шелохнувшись, раскрытыми серыми глазами. Из него вышли две женщины: одна царственная особа, которую носила  роскошную одежду и украшения, даже не имеющие сравнения с хозяйскими, с золотыми, как солнце, волосами, другая же была попроще, однако  своей красотой она тоже могла бы похвастаться. «Таким прелестям только эльфкам быть!» - подумала поденщица, пялясь прямо на пришельцев.
- Перемещаться, зная лишь местоположение города, - опасная затея, Валена. – недовольно заявила  Францеска, разминая шею.
- Госпожа Финдабаир, взгляните. – молодая волшебница указала пальцем на поденщицу.
- Ах, пустяки. – кинула Энид и, не обращая внимание на незнакомку, подошла к большому зеркалу с вкрапленными рубинами. Рассматривая себя в нем, она заметила, - Нам еще повезло попасть в этот богатый дом. Никогда не знаешь, куда тебя занесет магия, особенно полагаясь на твои недостаточно развитым способностям.
Однако слова эльфки девушку не успокоили. Вместе со служанкой они смотрели друг на друга, и в глазах обеих был виден страх. Одна боялась смерти, другая – раскрытия.
- Она может нас раскрыть, и тогда Хенсельт узнает о нас. – проговорила она, подергивая руками.
- Успокойся! – спокойно ответила Маргаритка, заканчивая прихорашиваться у зеркала. – Если она еще не закричала и не собирается этого делать, то сделаем все в лучшем виде.
Поденщица не успела подумать, что же будет все в лучшем виде, как Францеска прошептала заклинание, и толстушка, не осознавая этого, грохнулась на зерриканский ковер, поднимая всю хранившуюся в нем пыль.
- Память стерта, она спит, – пояснила Финдабаир и поманила рукой свою спутницу.  – Вперед, найдем выход.
Выход они нашли довольно быстро. Когда Энид ан Глеанна уже покидала дом, то услышала недовольные вопли:
- Милый, больше мы никогда, слышишь, никогда не наймем служанку из низших слоев! Мало того, что дрыхнет на отцовском ковре, так еще из груди торчит бабушкин бюст, и…
С коварной улыбкой на лице Финдабаир закрыла железную дверь, подошла к Валене, нетерпеливо ерзавшую на месте, и грубо взяла её за руки.
- Начинай. – холодно приказала чародейка.
Девушка зажмурила глаза. Её нежные руки невольно сжимались, причиняя боль Францеске, однако её лицо самой красивой женщины оставалось непроницаемым. С помощью частицы силы Энид она могла, хоть и недолго, но контролировать свою способность.
- Есть. – сказала она, наконец, вырвавшись из рук Францески- Он недалеко отсюда.
Член Капитула улыбнулась и удовлетворенно кивнула, не обратив внимания на красные пятна на руках, однако она заметила, как её спутница нервничает, боится и все время о чем-то думает.
- В чем дело, Валена? – холодно задала вопрос Францеска.
- Прочтите мои мысли и узнайте! – крикнула она дерзко, привлекая ненужное внимание
Финдабаир пропустила дерзость мимо ушей.
- Я не собираюсь этого делать. Расскажи, что тебя тревожит. – сказала она более теплым и мелодичным голосом, стараясь утихомирить девчонку.
- Я всего лишь полуэльфка. Я не хочу крови, не хочу убивать, не хочу сражаться, вставать на передовую! Зачем вы меня вообще сюда привели? – её голос переходил на визг, но, к счастью, она вовремя взяла себя в руки.
- Когда ты родилась, ты уже попала на фронт. Ты выжила и продолжаешь выживать, хочется тебе или нет, признаешь ты это или нет. Смирись, везде ведется битва, в стороне стоять бесполезно. Если ты уйдешь от этой битвы, то от следующей не убежать. Однако если тебе станет легче, то сегодня мне нужны твои способности. После этого ты сможешь вернуться обратно. – серьезно, но с каким-то разочарованием ответила Энид.
Успокоило ли это Валену или нет, но она ничего не ответила и молча продолжила путь по улицам Ард Каррайга. В городе была паника и столпотворение людей, и они обе прекрасно знали причину этого. Ради этого они пришли сюда, выяснить подробности, а затем попытаться решить проблему. Для этого им нужен был один человек. Нильфгаардский дипломат, на которого указал Ваттье де Ридо. Францеска боялась, что он окажется во дворце, где ей появляться было нежелательно, поэтому, узнав о том, что он в городе, у неё повысилось настроение. Найти его Маргаритка могла бы и сама, но для этого ей понадобилось время, а у её ученицы оказались врожденные способности, которые облегчают ей задачу.
Они остановились у гостиничного двора «Гордость Единорога». Нисколько не сомневаясь, Валена зашла внутрь, а следом за ней Францеска. Все взоры обратились на них и, к счастью, в первую очередь в них видели чародеек, а уж затем нелюдей, к тому же россыпь локонов скрывали острые уши Энид. Обе волшебницы не обратили внимания на начинавшуюся драку, считая, что не следует ввязываться в лишние неприятности. Подтолкнув остановившуюся Валену, эльфка осматривала людей, окружавших её. Народу было полно, затеряться здесь слишком легко, сможет ли её протеже найти его? Девчонка отвлекла её от раздумий, похлопав по руке, и кивнула на один из столов, за которым сидели двое мужчин. Благодаря сужение поиска до двух человек без всякой магии Финдабаир теперь могла идентифицировать личность, которую искала.
- Каэрин аэп Дакке? Моё почтение. Вы здесь инкогнито? – сразу же начала Энид и, щелкнув пальцем, села на один из появившихся стульев. На второй села Валена.  Не обращая внимания на вторую личность, она обращалась только к дипломату. – Моё имя Францеска Финдабаир. Не волнуйтесь, нас никто не услышит. Даже сильнейшему магу понадобится время, чтобы нейтрализовать мою магию. Меня послал Ваттье де Ридо. Я, конечно, не выполняю указы таких людей, но это была личная просьба самого императора, которому я не могу отказать. Думаю, вы знаете, что здесь происходит, поэтому прошу вас рассказать мне, какую роль во все этом должна сыграть я…

Отредактировано Францеска Финдабаир (2016-11-23 22:15:12)

+3

7

Королевский замок.
В трагические годы история возносит на вершину великих людей, но сами трагедии – дело рук посредственностей.
Каэдвен был наиболее могущественным, самым большим, самым воинственным государством северян, и недаром нашествий его так опасались и искали его покровительства. Некоторым уже казалось, что вот-вот для всего Севера настанет каэдвенский век.
Но как же так могло случиться, что теперь столица этого самого Каэдвена была взята в осаду эльфскими отрядами партизан; что знать её раскололась на враждующие между собой партии. Что так круто повернуло судьбу этой страны?
Конечно же, посредственность! Посредственность её короля, его глупое тщеславие, его легкомыслие в делах государственных, его неумение окружить себя нужными людьми, его беспечность, его высокомерие, его неспособность вынашивать великие замыслы или хотя бы следовать тем, что были выношены до них.
Меган, которая была уверена, что новый виток противостояния между Нильфгаардом и Севером неизбежен, крайне беспокоило это. Ей казалось, что северные королевства будут проглочены южным соседом, если не будет людей, чей гений и воля смогут сплотить и направить народ.
Все гибнет, когда во главе государства стоят, сменяя друг друга, скудоумные люди. И эти самые люди нынче сделались заложниками каэдвенскрго Единорога.
Чародейка Меган потёрла пальцами свои виски, пробежавшись глазами по ровным строчкам письма. Записка содержала радостные вести. Ард Каррайг скоро обещали высвободить из осады, а округу очистить от эльфской напасти. Это была единственная радостная новость за последнее время.
А время, признаться, было неспокойное: Фольтест был очень недоволен чародейкой, казалось будто он не совсем ей доверял; пришлось отказаться от всех приемов и ограничить контакты с давними знакомыми; могущественная каэдвенская советница строила козни и засылала шпионов. Какой уж тут покой. Покой Меган оказался не по карману.
Но чародейка не отчаивалась. Она все ещё надеялась урегулировать пограничный конфликт с Реданией, а так же заручиться поддержкой других коллег по цеху.
Меган быстро покончила с туалетом и набросив  на плечи бархатную накидку, вышла во внутренний сад королевского дворца.

Отредактировано Меган (2016-12-02 14:52:43)

+4

8

Мастерский

Замок. Покои Фольтеста.
Утро 20 октября.

Планы власть имущих вершат историю. Увы, планам короля Фольтеста, короля соседней, но такой далекой сейчас Темерии, не было суждено сбыться в полной мере и степени.
В его дверь не стучались, не скреблись жалобно и просяще. Она просто-напросто распахнулась, и в отведенные гости покои вошел уже немолодой, но крепки, словно скала, мужчина. Несчастные гвардейцы, пытавшиеся его остановить, выглядели лишь жалкими дворняжками, пытавшимися загрызть дракона.
- Ваше Величество! - начал было один из стражей, но его писк тут же потонул во властном голосе незваного гостя.
- Доброе утро, Фольтест! - Рихард Бруандон был решителен, как и его ныне покойный старший сын. - У тебя хорошие солдаты, но научи их отличать львов от шавок.
Гвардейцы стихли, остались за спиной ближайшего властного родственника короля Каэдвена, готовые в любой момент прийти на выручку своему правителю. Герцог едва заметно ухмыльнулся.
- У меня есть разговор, Ваше Величество. Деликатный и очень серьезный. Мужской. Мы же ведь можем просто поговорить?

Покои Сабрины Глевиссиг. Утро

Не суждено было насладиться спокойными утренними часами в любимой постели и первой чародейке каэдвенского двора. Покой королевской советницы был прерван легким стуком в дверь. Ответа не последовало. Стук повторился вновь, на этот раз ещё сильнее. Ответа не было.
Посланный паж - всего лишь встретивший семнадцатую весну в этом году, широкий в плечах и до безобразия рыжий, еще не имел сомнительного удовольствия познакомиться с Сабриной Глевиссиг лично, поэтому не понял тех глумливых мин, которые строили его дружки, когда передавали ему приказ королевского камердинера.
Потянув ручку двери на себя, паж осторожно просунул голову внутрь и чародейки не обнаружил. Лишь только приличных размеров кровать и живописные бураны из покрывал и одеяла. Войдя в комнату, юноша безропотно кашлянул. Раз. Ещё раз. Реакции не последовало.
- Ваша милость! - отважился паж наконец. - Его Величество король Хенсельт, владыка Каэдвена, защитник Понтара и Мархии требует Сабрину Глевиссиг явиться к нему!

Гостиный двор "Гордость единорога". Около полудня.

Каэрин аэп Даккэ ценил в людях смекалку и силу. Вильхем обладал последним и не всегда хвастался первым. Кристанна бесспорно была смекалистее оборотня. Видимо, чересчур смекалистее, раз поспешила оставить компанию покрытого шрамами дипломата.
Янус Хват не был придурком, но покидать общество щедро платящего нильфгаардца не спешил. Но стоило лишь Каэрину кивнуть, и бывший палач устремился вслед за удаляющимся из трактира мужчиной.
Уж слишком интересным, слишком необычным был этот незнакомец для Каэрина. Грех было упускать такую шикарную возможность познакомиться и нанять себе ещё одного помощника.
Не успел Янус покинуть общество старого дипломата, как Каэрин навлек на себя самое опасное, что есть в этом мире - женское внимание. К слову, весьма прекрасное.
И это пугало вдвойне.
Дипломат не был дураком, не слыл трусом, который от страха забывал обо всем на свете и проглатывал собственный язык. Поэтому Каэрин вспомнил о том, кто такая Францеска Финдабаир.
И догадался, для чего она может понадобиться империи здесь и сейчас.
- Это очень неожиданное появление, госпожа Францеска. Я, позвольте признаться, не готов к столь стремительным появлениям. И, простите, даже опешил, увидев вас здесь.
Меж тем, голос дипломата - спокойный, ровный, тихий, но различимый среди всего гвалта заведения, - говорил совершенно о другом.
- Боюсь, я застрял здесь в ненужное время, в ненужном месте. Застыл между молотом и наковальней. В Ард Каррайге собрались правители множества королевств Севера. Все напряжены, вот-вот хлынет кровь и начнется резня.
Конечно, это было на руку империи. Вот только Нильфгаард не был сейчас готов стремительным рывком обернуть всю ситуацию в свою пользу.
Все могло закончиться тем, что Хенсельт перебьет собравшихся, лишит Темерию, Реданию, Лирию и Ривию, Цидарис своих правителей, усилит собственные позиции... и что, если он объединит северные королевства? Сделает то, что еще не удавалось никому? Сплотит их в монолит.
И как тогда воевать с таким невероятно сильным противником?
- Всему этому способствует эльфский отряд, который не выпускает из города никого и никого живым к нему не подпускает. Неожиданные атаки, стремительно вырезающие всех способных к сопротивлению, негативно сказываются на настроении горожан. Разве нам нужна лишняя кровь?
Даккэ замолчал, с интересом разглядывая чародейку, сидящую напротив.
Она была красива и обманчиво молода. Глаза, в которых можно утонуть, золото волос, способное свести с ума любого дракона.
Слишком опасная женщина, чтобы обманываться.
Слишком красивая.
- Из Бен Глеана уже спешит поддержка. Армия, с которой не справиться маленькому отряду. Леса прочешут. Эльфов найдут, растопчут, убьют. И все их старания будут напрасны. Их смерти будут бесполезны, госпожа Францеска. Они погибнут зазря. Разве вы не хотите их спасти?

Меж тем, пока работодатель оказался так успешен у прекрасного пола, Янус Хват завоевывал внимание пола сильного и самодовольного. Прорубая себе широкими плечами дорогу к смельчаку, который поставил на место местных игроков в гвинт, бывший палач отдавил три ноги, смахнул со стола кружку с пивом и встретил широкой спиной пару проклятий. На всё это наемник не реагировал.
Свою цель он настиг уже на улице, тихонько окрикнув незнакомца.
- Эй! Парень! Да, ты, в шляпе!
Янус скривился в ухмылке.
- Ты впечатлил моего господина! Он был бы не прочь с тобой поговорить. Ты ведь играешь по крупному, а?

+5

9

Покои Сабрины Глевиссиг. Утро

После визита заместителя разведки нужно было вновь привести себя в порядок. Перепады настроения были заметны в каждом движении Сабрины, начиная от того, как она бросила предметы эльфийской косметики или клала их более-менее аккуратно. Все это зависело от каждой мысли, что проносилась в умудренной годами голове.
Как-то при всей суете выпало то, что с Фольтестом или же после его визита появилась никто иная, как Меган. У них была давняя "дружба", и редкие просветления были лишь в мгновения, когда их объединяли общие дела государств... или некоторые другие вещи, за десятки лет произошло много всякого. Но сейчас ее присутствие в Каэдвене было не к месту, и только еще больше раздражало Глевиссиг.
Встречаться со времени ее визита не приходилось, и чародейка всеми силами собиралась отложить это мероприятие.
Правда, на пару мгновений мелькнула мысль, что в кознях могла быть замешана именно Меган. Но нет... для нее это слишком. Сабрина бы могла пойти на такое, а Меган нет. Да и не считала она, что Меган вообще способно на это...
Да и хватит о ней. Нужно было решать, что делать, пока все не затрещало по швам. Провозившись с эльфами, их восстаниями, Францеской, и этим визитом королей, Глевиссиг непростительно упустила внутренний раздрай среди дворянства перед королевским троном.
Но виноватой себя не считала. Уж кто виноват, так это сам Хенсельт или даже его предки, что развели весь этот чертов бардак.
Как можно было все исправить с таким грузом прошлого? Глевиссиг не имела ни малейшего понятия. Остается лишь разгребать последствия причиненного ущерба. 
Как бы то ни было, пора было заканчивать с этим, и как можно скорее. Для этого нужны решительные меры, осталось лишь убедить в этом упрямого Хенсельта.
Приводя себя в порядок в комнате за спальней, как раз на тот случай, чтобы ее никто не обнаружил неготовой, Сабрина услышала стук. Но не ответила. Слуги должны были знать, что если она не отвечает, то никого видеть не хочет, и если у них есть что-то важное, то пусть либо стучат настойчивее, рискуя навлечь на себя гнев чародейки, если отвлекут ее по пустякам. Либо же пусть просовывают под дверь послание. Система прекрасно работала, только вот не все, оказывается, были в нее вовлечены...
К счастью, Сабрина была почти готова, поэтому несчастный паж испытал лишь малую толику ее гнева. И, похоже, он и правда не знает, как обращаться к ней... так фамильярно... как будто он не знает, кто она! Будто она здесь гостья!
Стоило сделать последний штрих на идеальном лице,  как дверь в спальню со страшным грохотом распахнулась, и во всей красе предстала чародейка в потрясающем синем платье.
- Да кто ты такой, чтобы обращаться ко мне по имени?! - ее голос был не визгливым, но громогласным, пробирающим до костей. - Мальчишка! Я первая чародейка Каэдвена, советница Хенсельта! И если я еще раз увижу, что ты вошел без дозволения, я скормлю твою печенку гулям в канализации!
По мановению руки дверь открылась, потом паж упал на пол и поехал под действием телекинеза прочь по гладкому мраморному полу, чуть ударившись о порог.
Сабрина "довезла" его до поворота, а после чуть поправив полы платья, с достоинством отправилась прямиком к Хенсельту.
Вся эта сцена... это было не уязвленное самолюбие, разве что чуть-чуть. Просто подобные тряпки должны понимать свое место и знать, что требуется делать, чтобы был порядок. Больше всего из всех вещей Каэдвену не хватает именно порядка и дисциплины. Приобретать ее начали недавно, и то в войсках пока с этим слишком плохо. Будь иначе, Каэдвен благодаря размерами территорий и армии был бы доминирующей силой на Севере и мог бы в одиночку тягаться с Нильфгаардом...
Но это все мечты. Может, в будущем удастся к ней приблизиться.
А пока нужно было убедить теперешнего короля, что если он не пошевелится, то от его будущего наследия ничего не останется.

+3

10

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/123-1484318356.jpg[/AVA]20 октября, около полудня.
Леса близ Ард Каррайга, неподалёку от того места, где было совершено нападение на Родрика Бруандона и его свиту
.

Мелкий снежок тонким слоем покрывал бурую землю, припорашивая собой неприглядное место преступления. От побоища почти ничего не осталось. Не было ясно, постарались ли то «белки», каэдвенцы или же трупоеды.
Две фигуры, укутанные в плащи, постояли немного на обочине, безмолвно переглянулись и нырнули под сень сосновых деревьев. Путь их лежал вглубь неприветливой чащи.
Нападения скоя’таэлей никогда не бывали «случайны», пусть таковыми и казались порой. Кровавые россказни о сожжённых друг за другом деревнях, обыкновенно были ответом скоя’таэлей на казни лидеров или же погромы в нелюдских кварталах. Конечно, то речь о тех отрядах, что имели над собой строгую структуру власти.
Порой местные угнетённые и обездоленные нелюди также сбегали в леса, сколачивали свою шайку и, нацепив беличьи хвосты на гузно, принимались чудить бог весть что. Но дальше грабежа и разбоя такие отряды не уходили. Нападение на Бруандона было слишком хорошо спланировано...
Таким образом, в Ард Каррайге происходило что-то из ряда вон выходящее. Отряд, что самовольно бесчинствовал в этих лесах, поначалу приказам подчинялся – а может и это слухи были – но теперича словно умом тронулся и всякая связь с ним была потеряна.
Опрометчивые действия автономного отряда рождали собой самый настоящий «снежный ком», готовый обрушиться лавиной. Недовольство Хенсельта грозилось перерасти в массовые казни в кварталах нелюдей, лишив жизни не только скоя’таэльских шпионов и гавенкаров, но и абсолютно невинных граждан.
Пресечь это следовало как можно скорее.
Но не все были с этим согласны.
– Не вижу ничего плохого в том, чтобы количество человекообразных стало чуть меньше – наплодить новых для них не проблема, – женщина остановилась, потирая замёрзшие руки друг о друга. Кивнула на небольшую прогалинку, показывая, мол, место удобное. Да и зашли они глубоко в чащу.
– Ты говоришь глупости, и сама знаешь это, – Эйленан похлопал себя по куртке, выискивая в ней огниво, – Это не обычные люди, это правители этих земель.
– Ты хотел сказать, узурпаторы наших земель? Местный отряд действуют жёстко, но эффективно: он режет голову у змеи, а не кусает её за хвост. Посуди сам! Как заблеяли сейчас эти дворяжки, когда стрела, наложенная на тетиву, смотрит им в лицо. Никто не может быть в безопасности, будь ты царь или чернь. И их это пугает.
Эйленан покосился на женщину, резко стуча кресалом о кремень. Торувьель глядела куда-то вглубь леса со сосредоточенным выражением на треугольном личике. На скулах её играл нездоровый румянец.
– Их это не пугает, а бесит.
– В любом случае, им это не нравится, – пожала плечами эльфка.
Кажется, Эйленан начал понимать, почему Торувьель не отпустили одну, когда она вызвалась добровольно быть связным между двумя отрядами. И дело было не только в том, что поодиночке шансов добраться до лагеря было меньше. И даже не том, что он немного понимал в людских мотивах, прожив полвека в городе, в отличие от Торувьель, большую часть времени проведшей в Синих Горах.
«Кажется, она искренне поддерживает тот беспредел, что учинили местные, вопреки всем приказам. Стоит следить за ней, не то решит помочь им в борьбе, и сама ринется грудью на копья, вместо того, чтобы говорить за отступление».
Пожухлые былинки поймали искру, и эльф скоренько подложил их под пару собранных хворостин, раздувая пламя. От сосновых иголок пошёл тонкой струйкой сизый дымок – ароматный и очень заметный. Сигнальный.
Эйленан предпринял ещё одну попытку:
– Ну хорошо, ты говоришь, что стоит пустить им кровь, – Торувьель обернулась к нему, глядя со странным напряжением в чёрных глазах. Казалось, будто все эти копания в мотивах доставляют ей дискомфорт, – Но ведь это то же самое, что ранить дикого кабана, имея в распоряжении лишь рогатку. Ты взбесишь его, а дальше знаешь, что будет? Хенсельт утопит Ард Каррайг в крови – причём в нелюдской. Ведь нужно на ком-то вымесить все неудачи, Тора. Ужесточит меры, обложит резервации налогами и перебьет сотни мирных жителей города, только потому, что они не принадлежат к dh’oine.
Вокруг дуги губ эльфки пролегла морщинка.
– Знаешь что, Эйленан? Мне все равно. Если они не с нами – значит они против нас. Ничто не мешало им присоединиться за пять лет: а так может они поймут, что от людей добра ждать бесполезно и вся эта показная «ассимиляция» чушь полнейшая!
Разговор окончательно зашёл в тупик.

+6

11

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Замок. Покои Фольтеста. Утро 20 октября.

- Слабые люди порождают тяжелые времена, а тяжелые времена – сильных людей… - заканчивая вполне известным на севере высказыванием свою мысль, Роше осушил до краев кружку с ржаной бражкой, смакуя и довольно вытирая рукавом подбородок. Да, он всегда был любителем выпить, хотя никогда не позволял себе делать подобное с утра, тем более перед серьезной встречей. И всё же, даже такому бывалому вояке, как он, требовался некий допинг, учитывая, что он планировал на полном серьезе высказаться перед Фольтестом по поводу происходящей вокруг неразберихи. Да, в этом Роше было трудно отказать: недаром командир Синих прослыл не только одним их лучших сыщиков, но и чудесным магнитом, чья задница мистическим образом притягивала любые неприятности. Ну, или, по крайней мере, чувствовала как родные. Неспокойные времена требовали ответных действий, а бдительность – весьма скупа на людей, как, в общем-то, и они на неё. И вот, не успел Вернон отойти от собственных мыслей, как ноги сами повели его вперед, выводя из казармы и проведя вдоль крепостной стены в сторону королевской ночлежки.
Ард Каррайг поражал своими размерами. Будучи, по мнению Роше столицей одного из самых диких королевств севера, город заставлял его менять своё, как оказалось, ограниченное мнение и кругозор с каждым шагом. И, несмотря на глубокий патриотизм и предпочтения в вопросах кутежа где-нибудь в кварталах Вызимы, Вернон про себя зарекнулся как-нибудь, очутившись в этих краях, напиться до беспамятства. На улице стояло позднее утро и улицы, пустующие пару минут назад, наполнились легким неутихающим гулом людей. Удивительно, как мало нужно человеку для его жизни. Несмотря на все те невзгоды, произошедшие за последнее время, люди могли радоваться, хотя и показывали всем своим видом некое подобие безразличия как к самому Роше, так и к большей части своего окружения. В этом был весь Север, в его великолепии и нравах: радость, прикрытая индифферентизмом на фоне разведенной от прошедших дождей грязи. Вернон сплюнул, выругавшись про себя. 
И вот, пройдя ещё пару кварталов, тот, продолжая не то осматриваться, не то путешествовать где-то в глубинах своего сознания, уже оказался у порога, а после и двери в покои короля. Раздался стук, с последующей речью:
- Ваше Величество, это Роше. – он сделал небольшую паузу и приоткрыл дверь, будто зная заранее ответ на будущий вопрос. - Разрешите?

+6

12

Небольшой монолог, затеянный темерцем, пусть и был полон самых благих мыслей и начинаний, но всё ж таки завершился подле винной бутылки. Карминовая жидкость поспешила наполнить опустошенный недавно кубок, а Фольтест – с куда большим комфортом погрузиться в размышления. В конце концов, жизнь продолжалась, не позволяя ему отлынивать от дел насущных. Опустившись в кресло, вооруженный лишь кубком с вином, да самыми серьезными намерениями, мужчина приготовился к долгому размышлению и, едва не погрузился в дремоту…

Уверенный, но подозрительно короткий стук в дверь, прозвучал скорее как подачка, нежели просьба войти, и тут же, в подтверждение этой мысли, дверь распахнулась. В уши короля ворвался не терпящий возражений, но и полный (так уж северянину послышалось) презрения, голос дражайшего Хенсельтова родственничка.
- И тебе доброе утро, Бруандон, - он не первый год носил корону и просто не мог позволить себе проявить даже малейшую эмоциональную слабину. – Ты прав, у меня отличные солдаты, они знают, что львов стоит пропускать без лишних вопросов.
Темерец вновь отхлебнул вина, подчеркнуто никуда не торопясь, после чего махнул рукой, отпуская гвардейцев вернуться на пост. Было бы странно, сумей они удержать этого высокородного ублюдка под дверью, а потому и не имело смысла проявлять к солдатам даже малейшее недовольство. Итак, вопрос со своими людьми Фольтест решил, после чего всё-таки перевел задумчивый взгляд на незваного гостя.
- Твои манеры, Рихард, сильно отстают от бега мысли и событий. Так было всегда или это уже возрастное? Впрочем, не важно, ты и так уже запамятовал, конечно же невольно, - едва заметная усмешка скользнула по прежде равнодушному лицу мужчины, и тут же скрылась, - о принятом во всех королевствах этикете, так смысл вспоминать про оный задним числом? Садись. Будем считать, что ты меня заинтриговал…
Заинтриговал – это ещё мягко сказано. Сын Меделла знал, насколько неслучайны и более того, важны подобные визиты, как и не раз уже видел их последствия. Часто – не самые радужные. Внешне сохраняя совершеннейшее спокойствие, словно перед Каэдвенским дворянином сидел не король соседнего государства, но мраморное изваяние этого самого монарха, Фольтест, меж тем, наскоро прикидывал, в чём может быть причина столь раннего визита. И раз за разом сходился на одной лишь мысли, подозревая Рихарда в желании подвинуть своего коронованного родственничка, дабы занять его место. Пусть он сам был родом из Темерии, но о хитрости, воле и властолюбии Бруандона, как и его жажде воссесть на престол, просто не мог не слышать. Но это была лишь догадка, подтвердить или опровергнуть которую, мог лишь его гость, а потому он обратился в слух… и сумел сохранить прежнее спокойствие, не подпустив во взгляд досады или же удивления, когда в затворенные двери его покоев вновь коротко постучали.
Роше.
Этот человек, как не раз замечал темерец, каким-то чудом умудрялся ловко нырять из одной неприятности в другую (по приказу короля лишь в треть из общего списка), упрямо выкарабкиваясь на небольшой островок спокойствия, дабы перевести дух и вновь вернуться к прежнему развлечению. А еще он, то бишь многострадальный командир синих полосок, обладал просто поразительным чутьём, в том числе и на неприятности своего монарха.
- Заходи, капитан, - не меняя положения и тона, бросил Фольтест, - и жди очереди. Я сегодня нарасхват.
На своего верного пса, как часто называли Роше (о чём его покровитель попросту не мог не знать), он даже не посмотрел. Знал, что тот поймет всё правильно и будет ловить каждое сказанное, или что немаловажно, не озвученное слово каэдвенца, дабы позже сделать весьма интересные, заслуживающие внимания выводы. Король не спускал деланно равнодушного, с легким налетом сонной ленцы, взгляда со своего знатного гостя.
- Что ж, Бруандон, перейдём таки к делу?

+3

13

Мастерский

Гостиный двор "Гордость единорога". Около полудня.

Воистину, нет ничего опаснее в этом мире, чем женская хитрость. Ничто не сравнится с женским коварством, острым, как клинок палача. А уж женщине уязвленной и обиженной лучше на дороге не попадаться.
Францеска Финдабаир не была обижена. Она не была уязвлена, но хитрости её позавидовала бы даже рыжая лисица. Самая прекрасная среди эльфок (а по мнению многих - и среди представительниц других рас) улыбнулась. И если бы Каэрин аэп Даккэ знал властную чародейку получше, то вздрогнул бы от ужаса, понимая, что таится за этим миролюбивым проявлением эмоций.
- Ваши пожелания, - её миндалевидные глаза, обрамленные пышными ресницами недобро сверкнули, - точнее, пожелания вашего хозяина будут учтены. С проблемой будет покончено, а мир и покой вернутся в этот край.
Её голос был прекрасен и спокоен, как журчание серебряного ручейка по утру в жарком мае. Казалось бы, закрой глаза - слушай, наслаждайся каждым мгновением.
Но вот в словах чародейки было слишком много горечи. Горечи и злобы.
- Но что я могу гарантировать тем, кого я спасаю от неминуемой гибели? Жалкую надежду на лучшее? Или же жизнь в лесах, по колено в сугробах?
- Мы можем гарантировать им...
Где-то около дверей "Гордости единорога" вспыхнула перепалка. Огромного вида каэдвенец треснул по столу кулаком, схватил сидевшего напротив за грудки и подтянул себе с целью расправы. К месту драки поспешили вышибалы. Кто-то закричал, заглушая слова нильфгаардского дипломата.
Поэтому Каэрин повторил их снова.
- Мы можем им гарантировать новую цель. Безопасную, но не менее важную.

Покои Хенсельта.

Зала, в которой Хенсельт дожидался самовлюбленную советницу, называлась залой мудрости. Король уже не помнил, откуда пришло это название. Но знал, что издревле она служила для решения самых сложных и трудных вопросов.
В этой комнате был крепкий дубовый стол с расчерченной картой, границы которой удивительным образом перемещались, отражая реальное положение дел. Простенький артефакт, который правители Каэдвена ценили и берегли пуще зеницы ока, был заляпан в правом нижнем углу карминовым пятном. Но виной тому была не кровь, как могло бы показаться, а вино, пролитое на магическую карту еще дедом ныне властвующего Хенсельта из Ард Каррайга - последнего из рода Единорога. Как хотелось верить самому Хенсельту - последнего на данный момент.
Король даже не знал, что именно на этом самом столе его дед продолжил свой род, властно взяв привезенную из Аэдирна принцесску - тощую, хилую, но, как оказалось - очень умелую. В определенном ремесле.
Король не знал, что именно в этой комнате его отец нажрался как свинья, прежде чем зайтись кровавым кашлем. А после его нашли мертвым в собственной постели, до куда вепрь Бенда добрался при помощи верного слуги.
Король ждал. И его ожидания были оправданы.
Дверь зала мудрости распахнулась, словно от сильного порыва ветра, и его одиночество было нарушено. Сабрина Глевиссиг влетела внутрь, словно ураган, снеся при этом со стола несколько пергаментов.
Хенсельт из Ард Каррайга поднял голову, одаривая советницу тяжелым взглядом. Кажется, он только что пропустил мимо прижатых к черепу ушей уникальное и неслыханное до селе ругательство. Кажется, смесь краснолюдского и эльфского.
- Я тоже рад тебя видеть, Сабрина, - он врал. - Ты опоздала. Полагаю, заботы о судьбе королевства не дают тебе покоя.
Король приглашающим жестом указал на резной стул напротив себя. А затем указал на карту.
- Что ты видишь, Глевиссиг?
Кряжистый палец короля ткнулся в Каэдвен, неподалеку от Ард Каррайга.

Замок. Покои Фольтеста.

Когда ты владеешь огромным количеством земель, под твоим началом находятся тысячи жизней, а казна твоя крепче, чем скалы, то волей или неволей начинаешь забывать про человеческое отношение ко всем вокруг. Рихард Бруандон - человек властный и беспринципный, давным-давно позабыл, каково это быть - человеком. И лишь уверенный спокойный тон темерца - чужака, приглашенного дурачка, взбесивший герцога, вернули Бруандона с небес на землю.
Но вида Рихард не подал.
- Этикет... я пришел поговорить сюда ко взрослому и мудрому правителю, поставить вопрос ребром и решить его. Этикет... этикет же хорош лишь для торжеств, переговоров да черни. Но мы-то понимаем, что стали слишком близки к народу, раз допускаем его до умных бесед?
Злобная усмешка скользнула по губам старика. Он не подал вида, что был против присутствия Роше, но знал, что Фольтест услышит это между строк. Быть может, впредь будет умнее. Если у них будет для этого возможность.
- Мы оказались в западне,  и я уверен, что никому это не нравится. Ни тебе, ни Мэве, ни моему дражайшему родственнику. Город в невидимой осаде, в смертоносном кольце, а напряжение лишь растет. Того и гляди, завтра начнутся волнения, вспыхнет бунт, начнется резня.
Старик цокнул языком.
- Первыми, конечно же, вырежут эльфов. Ведь именно эльфы - эти остроухие говнюки, которых мы приютили в своих городах, во всем виноваты. Точнее, их лесные дружочки. Плевать, что эти, из гетто, могли про лесных даже не слышать. Сброду этого не объяснить.
Бруандон глянул на Роше, а затем его взгляд вернулся к королю Темерии.
- Затем народ примется за тех, в чьих руках была власть. Ведь именно мы упустили момент, не смогли защитить их. Не смогли остановить кровопролитие. К моменту подхода войск из Бен Глеана город утонет в собственной крови. И лично я не хочу захлебнуться в ней. Я не хочу упускать момент, Ваше Величество. Я хочу найти затаившуюся в лесу гадину. Найти тварь, что убила моего сына, и оторвать её остроухую башку. Даже если для этого придется сжечь лес.
Рихард замолчал, переводя дух.
- Но для войны со скоя'таэлями не помешал бы специалист. Лучший, кажется, в своем ремесле. Ведь так?

Леса близ Ард Каррайга, неподалёку от того места, где было совершено нападение на Родрика Бруандона и его свиту.

Веселый костер, лес и зашедший в тупик разговор. Всё это могло привести к ненужной в жизни паузе. Такой тягучей. Противной. Липкой.
Но было в этом мире нечто, что противилось паузам. Противилось всякому замиранию и затуханию. Противилось всему, что могло прекратить жизненных ход. И именем этому явлению был случай.
Именно случай стал причиной, почему маленький лагерь Торувьель и её спутника был найден. Именно случай был виной, что нашли его не гули, пировавшие несколько дней на человеческих останках.
Под их ногой не хрустнула ни одна ветка, а стрелы, наложенные на тетиву молчали до поры.
Но неожиданно ближайшие заросли ольховника раздвинулись, срывая с ветвей притаившиеся шапки снега, и к проталине вышел высокий светловолосый эльф, запахнутый в буро-зеленый плащ.
- Вы долго шли вперед, чтобы забыть оглянуться назад, - сказал он на чистейшей Старшей Речи. - Быть может, вы уже достигли цели?
Эльф коротко кивнул Торувьель, затем Эйленану.
- Моё имя Илиррилиан. И я - убийца королей.

Примечание:
Меган, Мирианна, Лидия, а почему бы вам не встретиться и не сыграться вместе?

+7

14

Королевский сад

Королевский сад был прекрасным местом для встречи. Лидия не сомневалась, ровно как и в том, что её коллега ничуть не опоздает к назначенной встрече. Она сама явилась чуть раньше, наблюдая за красотой пейзажа и прочеркивающей это погоды, считая это одним из самых лучших выборов для времяпровождения в ожидании. Ей было о чем подумать, было над чем размышлять. Она вспоминала Сабрину, многие слухи о ней и королях, размышляла о городе и подчеркивала то, что считала важным. Но утонуть в размышлениях и воспоминаниях надолго ей не удалось.
Знакомые очертания миниатюрной фигурки очень скоро показались неподалеку. Лидия, по приближению таковой, улыбнулась глазами и склонила голову в приветствии, искренне радуясь такой встрече.
Я рада видеть тебя, Мирианна,мягко заметила Лидия ван Бредевоорт, обращаясь к коллеге. И рада, что именно ты согласилась помочь мне немного разобраться во всем случившемся. К сожалению, мир полнится слухами, а те, кто видел все своими глазами редко когда стремятся к общению…
Чародейка вдумчиво замолчала, опустила голову.
Нет, в событиях случившихся совсем недавно она не успела разобраться щепетильно. Желание узнать каждую мелочь всегда согревало, но давалось с большим трудом, коли люди говорят разное, а правда в этом столе переполненным блюд совершенно не ясна. Где фальшь, где розыгрыш, где правда? Известно было очень мало, именно поэтому встреча с Мирианной казалась такой ценностью, кою нельзя было купить ни за какие деньги.
Этикет требует от меня узнать, как складывались твои дела после Вызимы, возможно у тебя были какие-то новые достижения. Я бы с большим удовольствием поговорила об этом, но предпочитаю менее напряженную обстановку, улыбнувшись глазами, Лидия расправила манжеты. Надеюсь, ты поймешь меня.
Она бросила взгляд на коллегу, стараясь передать, насколько расстроена официальными визитами. Спокойная обстановка давала большую разрядку, но сегодня даже в воздухе витало напряжение. Серьезность, внимательность, шепот – все это заставляло понять, что переживает город, что переживает каждый его верный слуга.
Самой Лидии эта обстановка не нравилась. Она заставляла её нервничать, даже переживать. Но выдавать этого чародейка не могла, даже позволить себе такой мысли – ни в коем случае. Её спасением была Мирианна, которая видела все своими глазами. И не мало важно то, что Лидия действительно ценила общаение с этой чародейкой. Умна, холодна, решительна. У нее был свой расчет, но до него дела ван Бредевоорт не было никакого, ведь не бывало еще в мире такого мага, который не стремился бы уцепиться за то, что важно только ему.
Именно поэтому Лидия понимала Мирианну.
Правда, я не могу не отметить одной мелочи… здесь потрясающий сад, не стесняясь, она отметила красоту окружающей их природы, что была заботливо окутана вниманием королевских слуг.
Она любила такие пейзажи, мягкость и серость, что сочетались между собой. Свежий воздух дурманил голову, легкий снег придавал всему виду кроху таинственности, а Лидия с особым удовольствием оглядывалась по сторонам. Было немного холодно, но бороться с этой мелочью помогла бы магия.
Поведаешь мне, что здесь творилось интересного и не очень? И что действительно важно знать? К слову, мы ведь не единственные с тобой чародейки. Сабрина, Меган… думаю, нам стоит с ними пересечься.

+6

15

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]Замок. Внутренний двор. Утро 20 октября.

Нож ударился рукоятью о деревянную мишень, отскочил и с глухим стуком упал на землю. Бьянка раздосадовано чертыхнулась. Вокруг мишени уже валялось четыре метательных ножа. Все они бесполезно бились о дерево и падали, как дохлые куропатки. Закусив губу, Бьянка взялась за очередной ножик, как ее учили, отвела руку назад. Поворот корпуса... Нож пролетел по воздуху, со стуком отскочил от мишени и упал. Получалось паршиво и это раздражало.
- Ты берешься слишком близко, - стражник, наблюдавшийся за девушкой уже какое-то время с ленивым любопытством, которое рождает скука во время затянувшегося дежурства, подошел чуть ближе и кивнул в сторону мишени. - Или сама ближе подойди.
Бьянка хмуро покосилась на него. Тот стоял, опираясь на пику, и советы высказывал без какого-либо пренебрежения в голосе. Пока стражник молчал, она успела позабыть о его присутствии, но его слова напомнили о том, что у ее неудачи был свидетель. Стало обидно.
- Тебя спросить забыла, - огрызнулась она, но перехватила нож иначе. Стражник насмешливо фыркнул. Бьянка прищурилась, сверля мишень сердитым взглядом, и кинула ножик. Лезвие просвистело в воздухе и воткнулось в мишень. 
- Ха! - Бьянка не смогла сдержать победный выкрик и с довольной улыбкой на лице пружинисто повернулась к стражнику. Серое октябрьское утро сразу же перестало быть таким уж серым. Бьянка торжествующе припрыгивала на месте, радуясь своей маленькой победе над деревянной мишенью почти с детской непосредственностью.
- Вот, - равнодушно кивнул стражник и отошел обратно на свой пост. Бьянка радостно усмехнулась ему вслед и подбежала к мишени, собирать ножи для очередной попытки.
Вытаскивая единственный попавший в цель ножик, она краем глаза заметила знакомую фигуру командира, пересекавшую двор и направлявшуюся в сторону покоев короля. Бьянка проводила погруженного в собственные мысли Роше взглядом. Напряженная походка капитана напомнила о том, что дела на самом деле дрянь. Мимолетная радость от удачно брошенного ножа резко отступила. Не затем она торчала во внутреннем дворе замка, чтобы оттачивать свое хилое мастерство. Кто-нибудь из "Синих полосок" по приказу командира все время держался неподалеку от Фольтеста. Пусть даже просто во дворе, куда выходили окна покоев темерского правителя. Бьянка подняла глаза к закрытым окнам. Дежуривший до рассвета Коротышка сказал во время пересменка, что монарх проснулся ни свет ни заря и некоторое время постоял у открытого окна. Бьянка на его месте тоже не могла бы нормально спать.
Ард Каррайг накрыло волной гнетущей тревоги, словно грозовой тучей. Напряжение нарастало с самого начала осады скоя'таэлей. Бьянка хмуро отвела взгляд от окон, крепче сжав поднятый с земли ножик. Что она терпеть не могла больше всего - так это сидеть на месте без дела, когда ситуация требовала действий. Она не разбиралась в политике и разбираться не стремилась. Все эти заумные и запутанные переговоры, которые вели между собой коронованные мужья, собравшиеся в городе, были выше ее понимания. Но тот факт, что они оказались в ловушке вместе с королем Темерии, был ей понятен. И эта проблема требовала решения. 
Бьянка вернулась на место, отмеченное ею для тренировки бросков, и еще раз подняла взгляд на окна, за которыми сейчас, должно быть, командир беседовал с Фольтестом. В ее глазах капитан всегда был бесстрашным и непосредственным человеком, открывающим двери в покои королей с ноги и высказывающим свои мысли прямо и без прикрас. Если уж кто-то и мог донести до монарха, что почти неделю сидеть на заднице ровно в осадном положении - непростительная роскошь, так это Роше.
Город всё сильнее напоминал пороховую бочку. Это было заметно по настроению людей на улицах и в корчмах. По тому как городские жители косились на местных нелюдей, то и дело норовив плюнуть им под ноги. Даже тот добродушный стражник, дававший Бьянке советы по метанию ножей, не далее как час тому назад перекидывался с приятелем, патрулирующим стену, парой малоприятных реплик об "остроухих сволочах".
За время своей службы она усвоила многое. В том числе, что жестокость и "сволочность" не зависят от расы. На подлости способны все. 
Раздраженно выдохнув, Бьянка кинула нож. Крутанувшись в воздухе, он звонко вонзился в доску мишени.

Отредактировано Бьянка (2017-02-17 12:21:31)

+5

16

Покои Хенсельта.

Видеть короля, особенно не в спокойное время, было смешанным удовольствием. Но каждый раз, когда Хенсельт выводил ее из себя, она прикрывала глаза и декларировала за разом одну и ту же мантру, с тех пор как новый наследник продолжил дело своей паршивенькой родословной.
"Это лучшее, что есть у Каэдвена". Ей давно пришлось изучить других возможных кандидатов, и за многие десятилетия среди кучи других "достойных править" не нашлось ни одного, кто хоть немного мог претендовать на престол. Одно дело сажать марионетку на ниточках, а другое - сажать сильного монарха, который способен привести страну к прогрессу.
Марионетку никто не будет уважать, а править единолично Сабрина не собиралась, это не по ее части. Поэтому приходилось мириться со всеми недостатками короля. Но при этом чародейка заставила его мириться со своими, равно как и со своим характером.
Тем более, что настроение еще было подпорчено неумелой прислугой. Парень будет долго приходить в себя после такого обращения...
Но Хенсельту повезло, что именно парень попал под раздачу, иначе бы ее драматическое появление в покоях короля не ограничилось бы едва не слетевшими с петель тяжелыми дверями и брошенным невпопад словцом, перевод которого затерялся в самых древних эльфийских свитках.
Два взмаха рукой, и двери наглухо закрылись за ее спиной.
- Полагаю, вы также хорошо выспались, мой король, - одновременно отвечая на вопрос, проявляя такт, но при этом по-своему издеваясь, Сабрина грациозно села на предложенное место, хотя из гордости хотела остаться стоять и бродить вокруг Хенсельта, нервируя того еще больше.
- Забот у меня предостаточно, не думаю, что у кого-то найдутся подозрения, чтобы обвинить меня в безделье, - то ли упрек, то ли констатация факта, в случае Глевиссиг подобное никогда не представлялось ясным.
Тем временем, король ткнул толстоватым пальцем на карту, что, благодаря масштабу, совершенно не помогало в понимании вопроса.
- Место, где ничего нет, Хенсельт, - сухо ответила Сабрина, пытаясь понять, к чему он ведет, обычно такие игры не в его стезе, он куда более прямолинеен, по крайней мере с ней, а тут... - Но если предположить, это недалеко от места удавшегося покушения.

+5

17

[NIC]Мирианна[/NIC][STA]чародейка[/STA][AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/87-1484565011.jpg[/AVA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]
Королевский сад

После того, как мирные переговоры не состоялись, было совершено покушение и как снежный ком на голову скатились проблемы, Мирианна все еще оставалась здесь. К сожалению, человеком она была сейчас подневольным, зависимым от тех, кого сопровождала, и их желания задержаться здесь еще ненадолго, потому как все замерли в каком-то непонятном ожидании. И, похоже, одной Мирианне казалось, что она просто теряет время. Вскоре чародеев стало во дворце еще больше, потому как интерес к происходившему здесь становился все шире. Однако, все здесь случившееся было уже не заботой ассистентки Кардуина, просто ожидавшей когда ее попросят о том, чтобы она вернула ковирских представителей обратно, в родную столицу. Ожидание и бездействие же томило.
Так было до сего дня, когда во дворце появилось одно знакомое чародейке лицо и назначило встречу в саду. На эту встречу Мирианна действительно не опоздала. Однако, появилась она и не раньше обозначенного договоренностью времени. Как следовало догадаться, дело было в работе. Последние события, содрогнувшие Каэдвен, должны были стать причиной этого маленького тайного собрания двух чародеек-ассистенток влиятельных магов севера, одна из которых хотела что-то разузнать. Лидия ванн Бреденвоорт не вызывала у Мирианны непрязни, не совала нос в ее секреты и не вела себя заносчиво, поэтому можно с уверенностью утверждать, что к ней Мирианна испытывала приятцу и встреча с ней должна была стать именно приятным событием. Последний раз они с Мирианной виделись в Вызиме при скверных обстоятельствах, но к счастью, разрешившихся. Здесь же, а Каэдвене, чародейка видела и других участников того «вызимского приключения» – Вернона Роше и Бьянку, которые добрались до алхимика в Старой Вызиме в одной с ней группе, однако за все время, что пребывала здесь, поговорить с ними ей не довелось. И, несмотря на то, что знакомые лица вызывали приступы дежавю, это дежавю было приятным, омраченным лишь исключительно политическими вопросами.
Ковирская чародейка, вопреки обыденным своим пристрастиям, сегодня накинула на плечи черное. Скрывая под собой светлое платье магички, черный плащ укрыл Мирианну теплой темнотой с капюшоном и добавил образу новых нот. Обнаружив в саду свою собеседницу, Мирианна улыбнулась ей, поправляя капюшон, прикрывавший роскошные черно-сизые локоны от посыпавшейся с неба «снежной муки». Ассистентка Кардуина сошла с лестницы размеренным, но бодрым шагом и через несколько мгновений оказалась рядом с Лидией ванн Бреденвоорт. Приветствовать ту издалека она сочла бестактным, но вот сейчас уже Лидия услышала слова ковирской чародейки.
- Я тоже очень рада видеть тебя, Лидия. – Ответила она. – И мне, право, немного неловко, что с этой просьбой ты перво-наперво обратилась ко мне, а не Сабрине Глевиссиг. Но… - И тут Лидия ванн Бреденвоорт могла явственно различить на лице коллеги сомнения и, можно сказать, некоторую неприязнь. - …я думаю, что понимаю.
Мирианна говорила конечно же о самой Сабрине и вспомнила какую-то неприятную историю с каэдвенской чародейкой, клоня именно к этому пониманию. Ей показалось, что Лидие гораздо проще общаться с кем-то своего круга и более ровным, менее стервозным характером, особенно после того как они прониклись симпатией в Вызиме. Возможно, какие-то прецеденцы были с Сабриной и у самой Лидии. Последнего знать Мираинне было не дано и не нужно, но сама возможность хорошо ложилась на ее понимание причин.
- Да, действительно не единственные. Разумеется, здесь присутствует госпожа Глевиссиг. И еще одна чародейка из Темерии, в свите Фольтеста. Мэган, ты права. Мы с ней виделись однажды, когда в Аэдирне случилась та громкая аномалия, поднялись мертвецы, творилась та странная магия, вновь напомнившая о Львиноголовом пауке миру. Больше я не встречала никого.
Было видно, что Лидии нравится сад и это было не просто для красиого и удачно ввернутого словца. Сейчас, слегка припорошенный первым снежком, он выглядел загадочно. Осенняя окраска, черные ветки и белые снежинки создавали ощущение сказочное.
- Причин вводить тебя в заблуждение у меня нет. Не знаю что тебе известно, но здесь должны были состояться переговоры с Темерией и все шло до определенного момента гладко. Однако, они все таки сорвались. Виной всему нападение эльфов и убийство старшего сына герцога Бруандона, волнения политической среды. Незадолго до этих печальных событий я имела разговор в этом самом саду с другим сыном герцога Бруандона. Юноша этот, - для справедливости конечно стоило бы сказать, что мужчина был не таким юнцом, как оно прозвучало, но с точки зрения Мирианны все было именно так, -  поделился со мной довольно любопытными вещами, которые заронили во мне мысли о том, что с Бруандонами стоит держать ухо востро. Уж больно он похвалялся о смене власти, рисуясь. Как раз затрагивал проблемы кризиса королевской власти. Я поспешила поделиться своими мыслями с Сабриной, которая вовремя появилась подоспела к нам. Но не похоже, что для мэтрессы Глевиссиг это было неожиданностью. Разговор, как ты понимаешь, был неприятным, и, в целом, это не совсем мое дело. Поэтому в последние дни я стараюсь попросту ни во что не лезть, мечтаю вернуться к своей работе и покончить с этой ситуацией.
Красочно вдаваться в детали чародейка не посчитала нужным. Коллега спросит ее, если что-то из озвученного станет ей интересным.
- А что до встречи с остальными – вероятно и стоит. Ясность бы не помешала, как и полнота картины. К тому же, король Фольтест все еще здесь и я не понимаю зачем. Может быть, Мэган нужна какая-то помощь в том, чтобы отправить его в безопасное место? Или есть иные причины того, почему они тянут и остаются здесь.
Мирианна лишь задумчиво рассуждала, делая неторопливый шаг и увлекая собеседницу обратно к лестнице, откуда появилась.

+4

18

Стук каблуков по истертым временем камням гулким эхом разносился по огромной пустой галерее, отзывался эхом в узких коридорах и на лестницах, тонул во мраке высоких сводчатых потолков. Меган непрестанно чувствовала спиной чей-то взгляд. Кто-то наблюдал за ней. Настороженно и внимательно смотрел из ниоткуда.
Чародейка задумчиво тронула серебряную бляху своей накидки, с рассеянным видом оглянулась, рефлекторно  реагируя на шорох шагов. В том что за ней следят, Меган убедилась уже давно. Сразу после тех скандальных событий, которые взбудоражили Ард Каррайг. Следящие, стоит отдать должное, были весьма ловкими, держались незаметно, очень искусно прятались. Но Меган их заметила. Потому что это было не в первый раз.
В принципе она знала, кто за ней следит и по чьему распоряжению. Однако это не имело особого значения, ибо никаких ошибок совершать чародейка не намеревалась.
Левый глаз женщины нервно дергался, что очень беспокоило и одновременно раздражало чародейку. Хоть она никогда и не верила в подобные приметы, но в том, что сегодня произойдёт нечто плохое, почти не было сомнений.
А поводов для опасений было большое количество. В замке, как и в городе было тихо и пустынно. Но это только на первый взгляд. В атмосфере чувствовались протестные настроения и страх. Охвачены этим мерзким чувством были не только простые люди, которые ждали от властей малейшего повода, чтоб с особой жестокостью учинить погром в квартале нелюдей, но и государственные мужи. Ведь никто из них не знал на сколько затянется осада, и что произойдёт за это время.
За подобными размышлениями Меган проводила большую часть времени, не особо контактируя с посторонними лицами.
Чародейка обогнула последнюю колонну, и остановилась под обвитой плющом аркой. Она немного помедлила, заслышав женский голос. Нет, с Сабриной разговаривать не было ни малейшего желания, ровно, как и убегать от неё. Но ведь это мог быть кто-то другой.
- Лидия, Мирианна, - чародейка улыбнулась, когда увидела этих двух женщин. – Сколько лет, сколько зим?
Меган расставила руки в широком приветственном жесте, как будто собиралась обнять обеих коллег. Она действительно была рада увидеть именно их, так как Лидия и Мирианна никогда не были замечены в бессовестном плетении интриг, в отличие от той же каэдвенской фурии.
- Вот уж не ожидала.
Ей следовало бы поблагодарить коллег за спасение Вызимы от чумы, но об этом подвиге Меган решила в лишний раз промолчать.

Отредактировано Меган (2017-02-17 19:48:01)

+4

19

Таверна «Пробитая бочка», утро 20-го октября.

Он расположился на козьей шкуре возле камина, всматриваясь в пляску огня. Рядом лежала миска с недоеденной и порядком остывшей мясной похлебкой. 
-«Жив. В отличии от Родрика Бруандона и Гундара Блота.»
Пять дней прошло после тех событий. Охота на неведомое чудовище обернулась скоятаэльской западней. Койон, похоже, был единственным выжившим в том злосчастном  рейде. Чудом избежав залпа эльфийских стрел, он погнал лошадь в город – партизаны или не заметили его, или что вероятнее, просто позволили сбежать.   
Вскоре слухи о смерти княжича начали ходить по всему городу. Ведьмак в них, к счастью, не фигурировал.  Последнее чего он хотел сейчас,  это вопросов и лишнего внимания.
Неизвестно что послужило причиной такой смелости у «белок»,   но теперь  они нападали на любой обоз и разъезд.  Те смельчаки, что решались покинуть город, в лучшем случае возвращались раненными и ограбленными.   Койон нехотя признал,  что застрял в Ард Каррайге. Даже у таких как он тут мало шансов.
К тому же, сидя в таверне, ведьмак слышал многое. Мол, все городские нелюди в сговоре с партизанами и надо бы их проучить, раз власть имущие не могут ничего поделать. Он быстро понял какой оборот принимает дело.
-«Работы нет, и деньги скоро закончатся. Город практически осажден. Прелестно, черт побери» - подвел итог Койон.
Через маленькое окошко затянутое бычьим пузырем был виден первый снег.

Отредактировано Койон (2017-02-19 17:32:20)

+5

20

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/123-1484318356.jpg[/AVA]Леса близ Ард Каррайга, неподалёку от того места, где было совершено нападение на Родрика Бруандона и его свиту.

Зашуршали ветки, шлёпнулся оземь пласт снега под ноги черноволосой женщины.
Словно призрак выступил из зарослей ольхи остроухий сородич, замотанный в такой же лиственно-бурый плащ, как она и Эйленан.
Эльфка проворно отскочила назад от кустов и от пришельца, но только затем, чтобы не быть осыпанной колючим снежным крошевом. Кинжал с бронзовой головкой скользнул обратно в кожух на поясе. Свояк.
Торувьель хмыкнула, скрестив руки на груди, да окидывая взглядом незнакомца с головы до пят. Плащ синегорского кроя, выговор чистый, уши острые, взгляд жёсткий, а вот хвоста беличьего при нём эльфка не приметила. Может не туда глядела.
Отличительные знаки двух разведчиков, посланных в Каэдвен, своеобразным темляком украшали собой оголовки сигилей.
– Цель наша ещё очень далеко, – непроизвольно сжав правую руку в кулак, ответила Торувьель. Несложно было понять, какую именно цель имела ввиду женщина.
Эйленан поднялся с колен, коротко кивая светловолосому, да представляясь в ответ. Их имена вместе с облачком пара потонули в промозглом октябрьском ветре. Слышал ли их когда-либо этот странный светловолосый Aen Siedhe? Возможно. Его же имя было незнакомым.
– И скольких же королей ты убил, а? – Черноглазая воительница обошла новоприбывшего эльфа по дуге, лениво чеканя шаг, – Кроме занюханной дворняги и купцов, коих ты, видимо, корольками считаешь?
– Торувьель, – Эйленан, отличавшийся терпением, оное рисковал потерять. Лучница натянуто улыбнулась в ответ, но рот захлопнула. Илиррилиан был не один – спиной ощущались внимательные взгляды тех, кто пришёл с ним, но пожелал остаться невидимым. Не стоило дразнить того, кто называет себя королевским убивцей.
«Кому ты подчиняешься, Илиррилиан?» – Эйленан мыском сапога подкинул в костерок подмёрзлую землю и снежок. Прихлопнул тлеющие ветки пару раз подошвой, «Чей приказ, держать Ард Каррайг в осаде? Твой? Но почему?»
Вслух не спросил ничего. Не время ещё.
Торувьель жестом привлекла к себе внимание светловолосого эльфа.
– Мы с вестями из Синих Гор. С вестями, вопросами и приказами новыми. И хотелось бы их обсудить не морозя задницу около тракта, да не рискуя попасться кому-либо в когти.

Отредактировано Торувьель (2017-02-22 00:38:12)

+6

21

Королевский сад

Лидия слушала Мирианну с особым вниманием и интересом, которые даже скрывать было ни к чему. Любому зеваке будет полезно узнать хоть что-то, что не переполнено присказками, которых на самом деле вовсе не случалось. Знавать же самого герцога и его сыновей Лидия далеко не могла, сложить о них какие-то впечатлением тем более. А вот услышав про эльфов, да совет держать ухо в остро, немного призадумалась, аккуратно поправляя волосы.
В целом, ничего удивительного, как первоначально показалось чародейке. Политика всегда любила ажиотажи и внимание, она любила, когда люди сами себя загоняли в ловушку, искали выходы и постоянно крутились, не смея оступиться. Ведь если была возможности сойти с установленного пути и не пойти по её прихотям, так все – история была готова. История, о которой потом голосили не в одном королевстве.
Но были и мелочи, которые Лидия посчитала весьма обыденными. Например то, что касалось Сабрины Глевиссиг.
Сабрина, как придворная чародейка, знает каждую мелочь,ван Бредевоорт пожала плечами. А вот раскидываться этой мелочью мало кто будет. Секреты, тайны. Всё как и всегда, при дворе без них нельзя.
Она устало выдохнула, смотря на Мирианну и соглашаясь с её позицией. Это было правильно, оставаться в стороне, не лезть никуда и просто поглядывать на все, выявляя для себя что-то новое, а может быть даже и полезное.
Удивительно, как эльфы набрались смелости. Никогда бы не подумала, что так рано они смогут переступить черту. Как теперь к таким как они будут относиться в городе? Как на них будут смотреть? А ведь не каждый зациклен на этих лозунгах о свободе и ненависти к d’hoine.
Скорее всего Лидия больше ударилась в рассуждения для себя. Это необычно. Это странно и страшно.
Правда утонуть где-то в мыслях у неё не вышло. Мирианна согласилась с присутствием еще одной коллеги – Меган, которую Лидия встречала не раз. Король Фольтест пока еще оставался в городе, а прекрасным выбором к его безопасности мог бы стать обыкновенный телепорт, в этом Мирианна оказалась права. Да и в любом случае оказать помощь чародейка была никогда не против, коли эта помощь в действительности понадобится.
Пока же чародейка рассуждали о настоящих происшествиях, находившись в королевском саду, их успела найти Меган, о которой они тоже успели поговорить. Лидия, заметив коллегу, спешно кивнула в знак приветствия и поправила плащ.
Время летит незаметно, как бы печально это не было. Мы с Мирианной как раз… пытались обрисовать происходящее вокруг нас и скомпоновать в более ли менее красивую картину, которую можно изучить досконально.
«Правда с большим интересом углубляться в мир политики не хотелось бы, в чем я и поддержу Миру», чародейка подняла голову, вновь обратила свое внимание на сад, внимательно наблюдая за падающим снегом. Именно в этот момент подул легкий ветерок, который заставил Лидию поежиться, а вместе с этим и оторвал от задумчивого наблюдения за природой.
Мы можем тебе чем-то помочь? она посмотрела на Меган, действительно считая, что помощь необходима.Если всё верно и ситуация не изменилась, то твой король всё еще здесь.

+5

22

[NIC]Мирианна[/NIC][STA]чародейка[/STA][AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/87-1484565011.jpg[/AVA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]
Королевский сад

Вроде бы Лидию устроил ответ ассистентки Кардуина и она все поняла. Даже начала рассуждать на тему эльфов, что Мирианна затронула…Но не тут то было. Их мимолетное свидание с Лидией ван Бреденвоорт прервало новое действующее лицо. Еще одна чародейка. Еще одна женщина, которая по описанию была чем-то похожа на Мирианну. Впрочем, столь же и непохожа.
- Меган Сванн? – Мирианна вежливо кивнула коллеге. – Да, в последний раз мы встречались больше года назад. В Аэдирне, кажется. Впрочем, вы занимаетесь политикой, а я предпочитаю немного… иную область, если у меня есть выбор.
Ковирская чародейка продолжила свой шаг в направлении лестницы что вела во дворец, покончив с любезностями. Однако, Лидия ванн Бреденвоорт была права, взяв ситуацию в свои руки и спросив так удачно подвернувшуюся Меган о том, о чем только что они толковали.
Когда Лидия спросила про короля Фольтеста, Мирианна умерила шаг, ей был интересен ответ, хотя и не ясно было ответит ли им Меган, даже несмотря на то, что она явно была рада их видеть. В этом чутье чародейки редко подводило. Мирианна оглянулась на женщин позади себя, еще раз окинула взглядом образ Меган. И все-таки что-то в ней было не так. Возможно, она нервничала? Но почему?
Взвесив все «за» и «против» Мирианна решила не мешать и понаблюдать. Порой, это лучшее из возможного, что стоит сделать. Магичка развернулась и поправила плащ, потеплее укутываясь в него. Ее голос мог стать подспорьем вопросу Лидии ванн Бреденвоорт, но никакого аккуратного непринужденного вопроса для Меган она не придумала. Право слово, кто же будет спрашивать в лоб есть ли тут дела у Темерии и почему ее монарх все еще здесь в таком сложном и неоднозначном положении.
- Говорят, здесь обострилась ситуация с эльфами. Даже сомнений нет, если они убили старшего сына Бруандона, люди боятся высовываться на тракты. Только вот мне казалось, что так дерзко они себя еще не вели нигде. Или в Темерии наблюдается такая же картина? Прости мне мое излишнее любопытство, я в последнее время ничего кроме своих, никак не связанных с политикой изысканий, не вижу. Меня поглотил тот вопрос аномалии в Аэдирне и проблемы внезапно объявившегося брата.
«Странно, что король Фольтест не покинул Каэдвен» - Подразумевала она. – «В Темерии безопаснее, к тому же всегда есть вероятность того, что тамошние эльфы, услышав о том, что происходит здесь, тоже устроят что-нибудь подобное. Я бы беспокоилась и об этом».

+4

23

Королевский сад -> Дворец

Прислушавшись, Лидия поспешила кивнуть в согласие к вопросу Мирианны. Меган знала намного больше ассистенток, да и в политике разбиралась значительно больше, прекрасная зная все «за» и «против». Пусть эти знания не всегда были ценными, но разбираться в настоящем никогда не было лишним. А вот вопрос о белках стоял весьма острый, тем более добавившись к общей картине всего происходящего, как уже ранее и было подмечено дважды.
Совершенно согласна с Мирианной. Ситуация обостренная, да и к тому же не ясная. То эльфы бегают по лесам и скрываются, предпочитая выбирать в жертвы случайных горожан, которым просто не повезло оказаться в неудачном месте в не то время, а здесь – убийство такого значимого человека.
Придерживая плащ, Лидия изучила припорошенные снегом ступени. Возможность перебраться из сада в дворец была прекрасной, потому как морозиться на свежем воздухе было не так приятно.
Может быть ты встречалась с Сабриной и она поведала немного больше?
«Хотя к чему бы так думать, каждый дорожит своими секретами и познаниями, считая их прекрасным оружием», мимолетно подумала чародейка, воздерживаясь от желания усмехнуться. Было чему, все-таки Лидия готова была Силой поклясться, что Сабрина знала как действовать и урегулировать ситуацию, вернув в характерное для сих мест русло. Спокойствие – это навряд ли, но вот что-то близкое к нему, возможно.
За мыслями чародейка с большим удовольствием отметила, что они уже приблизились ко входу во дворец. Оказаться в теплом помещении было одним из самых прекрасных ощущений, а смахнуть с плаща снежинки и отереть холодные ладони друг о друга быстрыми движениями и того лучше. Правда долго, а маленькая толика магии помогла еще быстрее решить проблему, после чего Лидия вновь оглядела коллег.
И раз уж вы затронули воспоминания об Аэдирне, чародейка улыбнулась глазами, смотря на Мирианну и Меган, то прошу вас, расскажите мне что же там случилось. Безумно интересно, ведь под общим описанием я знаю совершенно мало. Конечно, как появится момент, подходящий для таких рассказов.
Она могла узнать больше от мэтра, но вот куда чаще тот сам был полностью перекуплен делами. Выпытывать что-то Лидия и вовсе не умела, не говоря о том, что просто не могла. Когда надо было – ей рассказывали важные моменты, описывали детально каждую мелочь, но в той истории она обходилась лишь приблизительным описанием происходящего, ловя слишком задумчивы взгляд чародея. Не сложно было догадаться, что там не играла роли политика, там было что-то иное. Важное. Чрезвычайно необычное и важное, пока еще сокрытое от неё за небрежными рассказами и описанием не столь детальным, как хотелось бы.

+5

24

20 октября, после полудня. Леса близ Ард Каррайга

Жизнь кипела, точно варево старой карги в забытом на огне котле. Вырвавшись из лабиринта, где пришлось блуждать в компании нестабильного юного волколака, Ида не успела спокойно выдохнуть и как следует выспаться - зов Францески настиг ведунью звоном кнута, призывающего лошадь гнать на всех порах по воле хозяина. В прочем, чародейка итак не могла сомкнуть глаз больше, чем на пару часов, слишком многое нужно было обдумать. Долгое время она штурмовала пыльные полки в библиотеке, стараясь как можно подробнее разобраться в интересующем ее вопросе. Этого было мало. Старые писания имели весьма туманный характер, но также в них содержались вполне конкретные инструкции на подобии "бегите, пока не поздно". Нельзя же так просто пообещать помочь зверю, а потом бросить его на произвол судьбы.
Пожалуй, совместное путешествие в какой-то мере помогло им сблизиться, пусть Ида стала его невольным инициатором. Свою вину она прекрасно сознавала. Блистательной Энид эльфка не стала сообщать о новом знакомстве, сосредоточившись на задаче, которую было необходимо выполнить. Скоя’таэли порой совершали безумные поступки, не подчиняясь чьему-либо авторитету. Но нельзя отдавать их на растерзание. На эльфов сейчас смотрели не то, чтобы косо... Многие горожане не скрывали враждебного отношения к нелюдям, грабящим и убивающим "хороших людей". А теперь ей нужно покинуть город ради переговоров с этими самыми "злодеями", что выглядело весьма подозрительно и сомнительно. Поэтому Ида предпочитала передвигаться по городу незаметно. Но в этот раз все оказалось немного сложнее...
- Смотри, остроухая с мальцом, сейчас заведет его в лес, а там... - Ида не вслушивалась в разговоры стражников, пропускающих странную парочку через ворота. Партизанские выступления она никогда не одобряла, как и грязные солдафонские шутки. Там, где вместо разумных переговоров обретались звон мечей и свист стрел, бессмысленно проливалось слишком много крови. Но заставить одержимого сверх-идеей отвернуться от собственных замыслов - трудная задача, даже для знающей.
Эмеан окинула Томаса мимолетным взглядом. Стоило ли брать его с собой? Было бы разумно оставить мальчика в гостином или в какой-нибудь таверне. Она доверилась собственному чутью, которое по какой-то причине предпочло пойти в разрез со всевозможными логическими доводами. Томас опасен не только для окружающих, но и для самого себя - это раз. Если же опасность будет грозить им, зверь может вырваться наружу - это два. Если волк возьмет верх, не обойтись без жертв, и ближе всех к нему окажется она... Хотя, отмытый от крови и пыли, он совсем не был похож на страшного противника и носил теперь гордое звание "помощника".
- Помни, пожалуйста, одно - ничего не бойся. Постарайся забыть, что такое опасность, даже если она будет повсюду. - Произнеся весьма сомнительное наставление, Ида подкрепила его ободряющей улыбкой. - Сейчас уже поздно возвращаться назад. Нам нужно разыскать одного эльфа... - О котором лично ей было известно немного. - В этом лесу можно долго блуждать, но нам достаточно найти связного, разведчика или кого-нибудь еще. Ты что-нибудь чуешь? - Лучшие тренировки обычно проходят в полевых условиях. Как бы громко рациональная часть эльфской души не кричала - мы обречены!.. Главное - не схлопотать пучком стрел между лопаток до того, как удастся исполнить её волю.

+6

25

Сегодняшний день должен был запомниться Томасу на всю жизнь. Так полагал он сам, едва поспевая за эльфкой за городские ворота. Ему всё еще хотелось верить, что он бредит, и в бреду ему только видится, что рыжеволосая чародейка проявила к нему  милосердие и даже заботу. Она накормила его, отмыла, одела. Сутулый молодой человек прибавил шагу, боясь отстать от своего наваждения. Покидая пределы города, Томас, однако, ощущал еще и облегчение. Скопление людей – это всегда опасность, даже если луна еще далека от полной.
Ноги несли его за эльфкой, а голова всё еще отказывалась понимать, что теперь он -  нужен кому-то кроме самого себя. Помочь красавице? Конечно, он сделает всё, о чем она попросит,  чтобы отплатить за нехитрую ласку и внимание. Ему, лишенному даже примитивного человеческого общения, новый и безрассудно смелый друг казался величайшим счастьем, которое нельзя упустить. Его не страшились, хотя знали, кем он является на самом деле. Одно это было достойно уважения в глазах Томаса, и рыжая эльфка в представлении деревенского мальчишки становилась едва ли не богиней. А разве можно разочаровывать своих благодетелей?
Стража у ворот сопроводила странную пару и словом, и хмурыми взглядами. Но Томас слыхал слова и погрубее. Из коротких разговоров, подслушанным им невольно в таверне, откуда они начали свой путь -  выходить за городские стены сейчас было идеей самой неудачной.
Они вышли на тракт, город скрылся из виду с его гулом голосов и шумными торговыми улочками. Изрезанная колесами телег дорога была влажна, но еще не успела как следует раскиснуть, хотя морось сменяющаяся снежной крупой порядком сгладила старые колеи. Дорогой пользовались всё меньше.
- Здесь я чую только людей и лошадей... – Томас кивнул девушке и неловко потянул  носом воздух, завертел головой. Идти по следу ему доводилось впервые. По крайней мере впервые в человеческом облике. Тракт пропах людьми и конским навозом. Сюда эльфы не совались. А если и совались, то их запах давно потонул в терпком смраде конского пота. К тому же, у Томаса было весьма туманное представление как именно пахнут эльфы. Нельзя же брать за пример аромат его компаньонки.  А лес переполнен запахами, и большую часть из них осенью составляют запахи гниения.
Ида велела не бояться, и волколак твердо намеревался придерживаться её наставления. Он уверенно шагнул с большой дороги в сторону. В конце концов, ему самому опасность не страшна, за себя он постоит в любом случае. Он будет стараться только для эльфки, а это  - аргумент куда более веский.
Дорога отсюда казалась узенькой змейкой, но с возвышения обзор был великолепный. Томас остановился, размышляя. Все рассказы о коварных эльфах, которыми стращали деревенских, начинались всегда одинаково – с засады на дороге. Томас кисло ухмыльнулся, продолжая путь параллельно тракту, полагая, что эта территория больше  других подходит для наблюдательного пункта скоя'таэлей.
Долго идти не пришлось. Томас наклонился к примятому мху, принюхался, убеждаясь,  что запах разнится с человеческим, даже потрогал края лежанки.
- Здесь был кто-то, и довольно долго. Запах свежий, снег бы погубил его быстро, - волколак повернулся в сторону чащи. – Ушел туда. Кажется.
Томас едва успел закончить, как что-то словно щелкнуло  в его голове. Вероятно, то сработало звериное чутье. Он замолчал, подобрался, готовый не то бежать, не то защищаться. Лес был тих, и это обеспокоило волколака больше всего. Как заяц, почуявший опасность, Томас вытянулся струной, вглядываясь в густые заросли. Кто бы ни прятался там, он точно не хотел, чтобы его приметили.
Свист пера Томас уловил уже в процессе, когда толкнулся с места. Скоя'таэльская стрела впилась в ствол дерева совсем рядом с мальчишкой. Томас опешил, неловко уселся прямо на припорошенный мелким снежком мох. Желание помочь эльфке на несколько затянувшихся для волколака мгновений перекрыл инстинкт самосохранения. Может быть, он поторопился, обещая держать себя в руках?
- Эльфы! – выдохнул он зачем-то. Замечание было неуместным, учитывая, что одна из  вышеозначенной расы уже стояла подле него. Правда без лука и стрел. Томас испуганно  взглянул на Иду, только сейчас сообразив, что ему следовало бы защищать её. Но  чародейка испуганной не выглядела. И Томас стиснул зубы. Разве не за этим они шли сюда? Они искали эльфов. И нашли, что хотели. Только рассчитывали на другой приём.

+6

26

[NIC]Мирианна[/NIC][STA]чародейка[/STA][AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/87-1484565011.jpg[/AVA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]
Королевский сад -> Дворец

Слушая Лидию ван Бреденвоорт, Мирианна хотела взять паузу и дождаться того что же скажет им Меган по поводу озвученных вопросов. Однако беседа сама собой утекала в какое-то политическое русло, вопреки на то желаниям как минимум двух участниц разговора. Но взять ту самую паузу магичке так и не удалось. Мирианна пустилась в размышления, любезно подкинутые в ее голову словами ассистентки Вильгефорца и вдруг осознала, что ее беспокоит еще одна вещь. Чем больше говорила Лидия, тем больше заставляла смотреть на ситуацию с какой-то другой стороны и нехотя искать ответы на ее вопросы.
«А что если…»
…Мирианна хотела прервать свое молчание, озвучив свои мысли вслух, но сдержаться ей помогли последующие слова собеседницы, вырвавшие беседу из рук политики и отпустившие в направлении тем отвлеченных. Вот, например Аэдирна прошлогодней давности. Это было неожиданно, но не сказать, что неприятно. Впрочем, отвечать на этот вопрос ковирская чародейка не поспешила, а сперва рискнула поделиться изначально возникшими в голове мыслями и подозрениями.
- Хм. Я в последнее время много думала, оставаясь здесь и наблюдая за происходящим. Твои вопросы меня тоже интересовали, но только сейчас, услышав иной, созвучный с моим, голос, я вдруг посмотрела на эту историю под иным углом. Ты права в том, что эльфы удивительным образом набрались смелости на это и рано переступили черту. Полагаю, теперь окончательно поставили точку в своих отношениях с людьми и отрезали путь назад для тех, кто пытался сосуществовать. И не только в этом королевстве. Место выбрано, может оказаться, не случайно. Но меня не покидает размышление о том, сами они на это пошли или ими умело пользуется какая-то сокрытая за занавесом очевидного сторона. Твои слова и сомнения, Лидия, меня к этому углу зрения лишь подтолкнули.
Голубые глаза окинули взглядом дверь уводящую внутрь замка, перед которой Мирианна остановилась. Руки потянули за ручку, открывая двери и впуская пришелицу с улицы внутрь, обдав моложавое личико чародейки теплом.
«А, может быть, я не права. Это только другой угол зрения и чутье, которое сейчас вызывает сомнения не во мне одной. Только вот кто бы мог быть там, за кулисами? Настораживают как многообещающие заявления Экберта Бруандона, уже поднявшего тему беспорядков связанных с эльфами, так и политическая ситуация в целом. Но без хоть каких-то доказательств, это все равно что тыкать пальцем в небо. В доме Бруандонов несчастье, об отношениях в семье ничего не известно, а второй сын, ставший сейчас наследником, может мне просто не нравиться, но не иметь к этому отношения даже с его характером»
- Но вот если что-то и нужно выяснять, так это поговорив с самим Экбертом или кем-то из его семьи, а так же очевидцами. Возможно, это стоит сделать при случае. Кардуин, вероятно, будет ждать от меня не домыслов. - Закончила она мысль задумчивым голосом. От излишних подробностей она воздержалась, продолжив размышлять тихо. В целом, тема соболезнований казалась Мирианне многообещающей для того, чтобы попытаться разобраться в своих возникших сомнениях.
Пребывая вся в раздумьях, Мирианна прошла внутрь дворца, наконец-таки оказавшись в тепле. И только сейчас она вспомнила о второй части вопросов от Лидии ван Бреденвоорт, так удачно уводящий от обсуждения политики. Но, все же, вопроса несколько странного с точки зрения Мирианны.
- А что касается Аэдирна, то я, признаюсь, немного удивлена. Мне кажется мэтр Вильгефорц первым должен был бы поделиться с тобой этой информацией. Неужели он скрывает от тебя такие вещи? - Беззлобно спросила она, переводя разговор в дружескую иронию. - Или это дань уважения и желание поинтересоваться моей работой?
Она не имела в виду ничего дурного. По крайней мере, интонации голоса чародейки говорили о ее настрое довольно многое. Он перестал быть задумчивым, стал бодрее, она явно не подозревала Лидию ни в чем и не без радости схватилась за отвлеченную тему разговора.
- Но ты права и здесь. В коридоре королевского дворца в такое время эта тема не самая насущная.

+4

27

Королевский сад -> Дворец
Снежинки спускались с небес мягко и безмолвно. Совершая вращательные движения, снег уже засыпал сад, укрывал мокрыми белыми точками траву, кусты, статуи и ветви декоративных деревьев. Это зрелище заставило Меган поглубже зарыться в ворот бархатной накидки.
- Лидия, моя дорогая, - чародейка улыбнулась на слова Лидии и перевела взгляд на Мирианну. – Да, я помню, ты участвовала в совете.
Она медленно зашагала за двумя красивыми женщинами, которые держали путь обратно во дворец, попутно обсуждая разные темы. Не обошли стороной и её короля.
Чародейка предпочла бы не распространятся о том, чего совсем не знала, но и промолчать не могла. Какая из неё советница короля, если она не знает о планах своего монарха? Что о ней подумают коллеги?
- Фольтест не хочет оставлять своего союзника в эти трудные времена. Согласитесь, было бы некрасиво бежать. Это нанесло бы большой ущерб отношениям между двумя государствами. Но если ситуация выйдет из-под контроля, мы лично телепортируем короля. Думаю, вы поможете мне с этим.
Меган стряхнула мокрый снег со своего плеча. Она театрально вздохнула, когда разговор пошёл об эльфах. Весь мир был удивлён их невиданной наглостью. И эту дерзость они, вероятно, черпали с юга. В этом почти никто не сомневался.
- В Темерии все стабильно. Да и в Редании, насколько я знаю, тоже. Но то, что происходит в Каэдвене – это провокация. Кто-то настойчиво хочет стравить наших королей.
В это неспокойное время, эта провокация могла перелиться в войну. Словно молнией сразило древо каэдвенской королевской династии. И мало кого утешало то, что после Хенсельта, корона может перейти к Бруандонам. К ветви, по существу, суетливой.
- Не нравятся мне эти Бруандоны. Легкомысленные хвастуны, непомерные тщеславцы, все в показном, и ничего внутри. Не стала бы я с ними связываться.

Отредактировано Меган (2017-02-25 15:10:43)

+4

28

[NIC]Мирианна[/NIC][STA]чародейка[/STA][AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/87-1484565011.jpg[/AVA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]

Дворец

- Или… Или скомпромеритовать Хенсельта в глазах народа. О том, что люди недовольны ситуацией с эльфами мне как-то сказал тот самый Бруандон, и это меня как раз насторожило. – Хмыкнула Мирианна, выслушав темерскую чародейку. – Видимо вы, Меган, уже встречались с Бруандонами где-то в свете. Может бы, вам известно беспочвенны ли мои измышления? Или, хотя бы, расскажите как это было. Любопытно. Наверняка у вашего к ним отношения есть какая-то почва. Не так ли?
Мирианна скорее была непринужденной. Весь этот разговор можно было бы счесть обыкновенными бабскими сплетнями, если бы не одно но: бабы, те самые, были чародейками, и чародейками не низшего положения. А, значит, все их разговоры были неспроста.
Ассистентка Кардуина замерла в коридоре, ожидая подоспевающую Лидию.
Оказавшись в тепле, Мирианна сняла с головы капюшон, скрывающий под собой темные локоны.
- Но в целом, я понимаю, куда вы клоните. Магию вполне устраивает текущее положение дел и люди у власти в королевствах.
Однако, вопреки уверенности Меган в том, что эльфы свою дерзость получили с юга, Мирианна была куда осторожнее и смотрела шире, о чем уже успела сказать завуалировано. Возможно, кто-то из Бруандонов готовил переворот. Слова Экберта все не выходили из головы чародейки. А так же возможно, что и за ними кто-то был, ведь раньше на такие шаги они не решались.
В остальном же размышления придворной чародейки Фольтеста удивили Мирианну. Она сейчас говорила какую-то чушь, видимо желая либо скрыть то, что не знает ничего о планах своего монарха, либо то, что причины действительно довольно вески. Но ничего по этому поводу не высказала самой Меган.
«По крайней мере, король Фольтест не пришел сюда с армией, чтобы подавить возможные восстания. Только с личной охраной. Что она может сделать для Каэдвена? Впрочем… Впрочем, ничего пока еще и не началось. Просто ростет волнение среди людей и все замерли в ожидании неизвестно чего»

+5

29

Дворец

Как только потребуется, руку помощи мы протянем, Лидия улыбнулась глазами и вновь зашагала вперед по коридору, изредка смотря по сторонам.
Окружение и выбранный стиль дворца нравился ей не так сильно, как тогда в Темерии. Казалось здесь что-то слишком пустым да брошенным, хотя грешить на грязь и пыль она не могла. Наоборот, дворец был чист, аккуратен, но взаправду казался чародейке слишком темным, тусклым… наверное, такое же впечатление Лидия поймала от самого настроения в городе, да и всех здешних землях.
Правда надолго отвлечься чародейка себе не позволила. Не смотря на все, она слушала Мирианну и Меган, не пропускала никаких слов, даже успевала согласиться, кратко покачивая головой в одобрительном кивке. Подмеченная ситуация с Бруандонами и отношением Меган к сим представителям показалась Лидии странной, хотя это удивление легко изъяла Мирианна при помощи слов. И вправду, пока магии угодно – люди будут сидеть на своих тронах.
Если кто-то считает, что Хенсельт засиделся на своём месте, то дело может принять не самый приятный оборот, задумчиво протянула чародейка, с львиным интересом оглядывая живописный пейзаж, красовавшийся в окне.
«Но как же странно, что маги не в курсе дел. Первыми, кого я бы заподозрила, не зная, что творится – маги, уж далеко не белки».
Изображая заинтересованность и даже переживая, она все-таки не могла никак полюбить политику. Не понимала чародейка всех этих колких тонкостей, не понимала принимаемых решений до самой точечки. Но обсуждать и рассуждать… нет, Лидии это не нравилось. Не понимала она как белок, как политику, как королей, взять даже того же Фольтеста. Для чего сидеть в окружении опасности и жертвовать своей особой, которая играет далеко не последнюю роль? Нет, она совершенно ничего не понимала.
Очень странно, что Фольтест принял такое решение – держаться рядом с Хенсельтом. Но что же, королевское решение не всегда понятно, Лидия вновь позволила себе улыбнуться глазами и посмотреть на Меган. Главное не дать случиться ничему плохому
Устало выдохнув, чародейка наконец-то переадресовала всё своё внимание к Мирианне, прекрасно слыша её вопрос и считая его не просто уместным, а необходимым. Она умышленно не ответила на него сразу, все-таки личные темы должны оставаться за проблемами насущными.
Мэтр слишком часто окружен делами, которые не позволяют мне узнать что-то новое и поистине интересное. Удивительно, но до сих пор об Аэдирне и всём, что случилось там, мне известно крайне мало, Лидия покачала головой. И это невероятное упущение. К тому же, мне известно что вы были в самом центре событий, видели всё своими глазами. Услышать хоть малую толику рассказанную опытными чародейками – это не просто слова или занятная история. Это очень ценно и интересно, вне сомнений наполнено уважением к чужой работе. Было бы странно встать на месте, не интересуясь чем-то новым
Уважая знания и чужую работу, Лидия не юлила.

Отредактировано Лидия ван Бредевоорт (2017-02-27 20:44:30)

+5

30

[NIC]Мирианна[/NIC][STA]чародейка[/STA][AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/87-1484565011.jpg[/AVA][SGN]Информация о персонаже[/SGN]
Дворец. Коридоры

- Хм, Лидия. Рассказывать-то на самом деле особенно и нечего.
Мирианна скорее изобразила усталость. И естественно, она ничего не подозревала.
- Как и без того знает мэтр Вильгефорц, там была применена какая-то нешироко практикуемая магия. То, что удалось выяснить без лишних домыслов, это то, что место было выбрано не случайно, в ритуале оперировали силами, которыми повсеместно пользоваться запрещено. Магия, черпающая силу из смерти. В тех полях лежало множество погибших эльфов и людей еще со времен Той Самой Войны. Сложные чары, огромное количество Силы… и все для того, чтобы что-то призвать. Большего, к сожалению, загадочная эльфья чародейка не смогла сказать, потому что оказалась умерщвлена. Попытки разузнать тонкости произошедшего не привели ни к чему, только родили множество домыслов, которыми я пока не готова делиться в виду разрозненности и отсутствия каких-либо подтверждений.
Лидия ван Бреденвоорт была просто симпатична Мирианне, поэтому она все таки продолжила.
- Оба свидетеля и непосредственных участника пропали без следа. Тогда я решила заняться личностью нашей загадочной колдуньи. Она определенно была эльфкой. Судя по всему, ее знания все таки проистекают из эльфской магии  и возможно когда-то она принадлежала к Aen Saevherne. Маловероятно, чтобы Знающие учили кого-то извне. Впрочем, что-то в этой магии было и знакомым, можно сказать классическим, из того, чему учат в Аретузе. Пришлось покопаться в архивах, но эльфок, тем более чистокровных и с подходящими навыками, как ты знаешь, там совсем немного, что позволило сузить поиск. Из этой горстки же осталась всего одна предполагаемая кандидатка – довольно амбициозная, нелюдимая и заносчивая личность, которую от братства отлучили именно из-за увлечения опасными и запретными знаниями и объявили отступницей. Концы истории потеряны, ей удалось скрыться и не высовываться, но теперь я, кажется, понимаю чем все кончилось. Она связалась с нашими уже известными и нашумевшими культистами Львиноголового паука, как-то выбилась в люди, найдя полезных знакомых, и устроила себе неплохую жизнь в Аэдирне, привлекая к своему культу знать.
Мирианна нахмурилась, затем выдохнула, перевела дух и пояснила.
- Как ты знаешь, вера – это неплохое средство. Вера и некий круг избранных, общие тайны которого скреплены на крови и костях жертвоприношений, - сочетание опасное. Но очевидно, что у эльфки были иные планы, и все это ей было нужно совсем не для того, чтобы возвыситься и пользоваться той властью, что она имела за спиной короля Демавенда.
На этом чародейка остановила шаг, чтобы взглянуть на вопрошающую ее коллегу. Кроме того, Мирианне показалось, что она уже утомила чужие уши своим рассказом и хотела в этом убедиться.
- Словом, вопросов возникает куда больше, чем ответов. Спросить уже нет возможности. Впрочем, у меня получилось выяснить, что наша эльфка действительно та, о ком я говорю. Лигейя Вейлендар, точнее изначально и правильнее Аэвеллендаар, пока ее имя не «очеловечилось». Я полагаю, о ее прошлом и почему это случилось есть смысл поспрашивать эльфьих ведунов или эльфов в возрасте как минимум ста пятидесяти лет, потому что если там что-то и произошло, то случилось это очень и очень давно. Возможно, Францеска что-нибудь знает, но необходимости обращаться к мэтрессе Финдабаир я пока не нашла. В любом случае, это лучше делать через мэтра Кардуина, а ради любопытства покопаться в прошлом я не считаю необходимым его тревожить. Полагаю, лучше заняться розыском тех эльфов, которых мы упустили. Один из них, судя по всему, ее сын. Он должен знать больше, чем мы. Кроме того, именно с ним она собиралась что-то сделать. Возможно, он не такой уж и жертвой оказался на самом деле. По крайней мере, весь Аэдирн уверен в этом и его разыскивают за убийство знатных дворян. Об этом известно довольно широко, но благо, что ее личность не связывают с Братством и магами, это дало бы Вечному Огню лишнего влияния, как противнику магии и Львиноголового паука. А вот то, что ее сын скрывается, хорошо заметая следы, говорит как раз не в его пользу.
И все же, она рассказала не все, что знала. Разумеется обо всем этом уже знал Кардуин и новостью для него это не было. Кроме того, у Мирианны был просчитан следующий шаг, по крайней мере, так казалось - голубоглазая ковирская чародейка не была похожа на того, человека, который не думает наперед. Кардуина из Лан Эксетера можно было понять в выборе ближайшего помощника. Мирианна ошибалась лишь в том, что полагала, будто их с Лидией интересы схожи, а потому безбоязненно и неосторожно делилась знаниями.

+5


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава III: Ярмарка тщеславия » Королевская мышеловка