Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Чем дальше в лес...


Чем дальше в лес...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]• Время: 7 июня 1264 года
Место: лесные угодия у замка Лок Грим
Действующие лица: Эмгыр вар Эмрейс, Кхайр аэп Лион;
Описание: Ежегодная императорская охота - большое событие. Оказаться там большая честь для любого. Но не обернется ли честь испытанием доблести в темных лесах Нильфгаарда, которые хранят так  много  старых тайн?

0

2

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Тенистые  леса в изобилии окружающие озеро Лок Грим редко слышат пение охотничьего рога. Однако если его тревожный, чистый звук взвивается над  древними деревьями и прозрачными водами озера ознаменует собой начало императорской охоты.

Немногие счастливцы,  бывшие придворными при императоре Фергусе, сумевшие сохранить жизнь и место при узурпаторе трона и здравствующем императоре, порою позволяют себе аккуратно заметить, что Его Императорское Величество уделяет этой древней забаве несоразмерно меньше времени, чем его предшественники, впрочем, с присущей этим многоопытным     людям мудростью они поспешно замечают, что государь уделяющий свое время мудрому правлению  и доблестному завоеванию земель, а не пустым развлечениям есть благо для страны.  Впрочем, любой обличенный властью  отлично понимает, что охота это не просто приятное время препровождение, а высокий жест сюзерена по отношению к вассалам, которым он милостиво дозволяет загонять своего зверя в своем лесу. В охоте все равны, но поданный никогда не забывает чей  это зверь, и чья это земля, впрочем, оценивая покровительственный и щедрый жест, символически отображающий благородство монарха, и его готовность делится со своим народом всем, включая радость охоты. И своих оленей.  Это понимала нильфгаардская знать. Это понимал и Император. И каждый год, в то время отдыха в летней резиденции, предназначенного для исцеления его усталости и истрепанных нервов, Эмгыр вар Эмрейс созывал знать на охоту. И лишь немногие посвященные знали, что Император ждет охоты не больше чем олень, коему предназначено стать его трофеем.

Этим  летним утром большая поляна перед дворцом была необычайно оживленной: собачий лай, лошадиное ржание, людские голоса и первые звуки горна слились а старую как сам Нильфгаард охотничью песню. Лица высоких гостей светились нетерпением - все знали, что императорские охоты, пусть и редкие, отличаются особым блеском, несмотря на то, что Эмгыр отчего-то совершенно не желал охотится в богатых угодиях подле столичного дворца, используя их лишь для одиноких верховых прогулок.

Император явился последним - сопровождаемый избранными гвардейцами Имперы, некоторые из которых торжественно держали знамена вар Эмрейса. Его Величество восседал на своем любимце - высоком  вороном жеребце чистокровной нильфгаардской породы. То был настоящий боевой конь - поджарый красавец с длинными крепкими ногами и изящной шеей.  Он возбужденно стриг ушами и жевал мундштук, заставляя хозяина успокаивающее проходится рукой по стриженной ежиком гриве и перебрал повод который, подобно седлу и оголовью, был сделан из красноватой кожи, ярким пятном выделившейся на шелковистой черной шкуре. Конь императора имел славную родословную и имя более длинное, чем иной северный король:  Де Корвинт Синддеириог Дрос Фаэс Угад, южный вихрь, бушующий над полем боя, сокращаемое обыкновенно до Корвинта. Умная лошадь, казалось, отлично знает под чьим седлом оно ходит: к себе она пропускала лишь августейшего хозяина и императорского  стременного. На собравшуюся перед ним толпу Корвинт взирал со спокойствием принимающего парад генерала, в то время как его всадник был бледен и напряженно поджал губы, не выражая радости но сохраняя непоколебимое достоинство  - будто бы присутствовал на встрече с королем темерским, а не развлекал себя охотой.

+1

3

Omnes eodem cogimur - об этом знали все гвардейцы императора, и ни один из девяти легковооружённых солдат не задавался вопрос о том, зачем он здесь нужен. Любая охота может быть для императора последней. У Эмгыра вар Эмрейса множество подлых и коварных врагов, а леса долины Альбы не были до конца очищены от тех, в кого не верит цивилизованный нильфгаардец.
Да, гвардейцы "Имперы" учитывали опасность сверхъестественного, несмотря на официально декларируемое неприятие суеверий. Стрелы четырёх лучников отряда имели также и серебряные наконечники, а наиболее близкие к монарху гвардейцы имели на поясе мешочек с аргентумом - веществом магического происхождения, которое оседало на клинке при нанесении, образуя тонкую серебряную плёнку. Парадокс, но пока она ещё ни разу не пригодилась на императорских охотах: все чудовища, видимо, разбегались от звуков рога и лошадиного ржания, точно зная что с большой ватагой людей им не справиться. Зато у лейтенанта часто возникало острое желание иметь при себе подобный артефакт на патрулях трактов - на маленький отряд чудовища нападают куда охотнее чем на кортеж правителя Нильфгаарда.
Кхайр аэп Лион не участвовал в охоте. Его ролью была охрана императора и только охрана. Тёмно-зелёное сюрко удивительно камуфляжного цвета смотрелось на рыцаре нелепо в комплекте с чёрными наплечниками и крылатым шлемом. Значок белой саламандры на груди так ярко контрастировал с окружением, что Кхайру хотелось провалиться сквозь землю. Он чувствовал себя пентюхом на импровизированном параде, в котором участвуют бывшие кметы. Охота имела целью увеселение господ, и господа веселились даже в тех случаях, когда этого делать не следовало.
Наряжать гвардию императора в пятнистую одежду - это, конечно, весело. Но почему-то сами высокородные охотники надевали лишь гербовые цвета.
Кхайр ещё не знал что камуфляжная броня была прекрасным решением для "Имперы", и что однажды она даже спасёт ему жизнь.
-Ваше Величество, рог прозвучал на востоке. Три длинных гудка - это scrofa majori, кабан! - лейтенант натянул удила, стараясь удержать Луча близ коня императора. Луч был просто Лучом, и не имел какого-то другого имени или титула. Он смотрел на  Корвинта как на любого другого коня из табуна.
Благородному скакуну это не нравилось.
Лейтенант следил наблюдал за чащей вот уже почти двадцать минут, исполняя приказ старшего по званию. Он не участвовал в построении по той простой причине, что ему приходилось скакать из одного конца в другой, прислушиваясь к звукам леса. И именно в конце маршрута, подле древних дубов, помнящих Торреса сопляком, раздался вожделенный сигнал.
Добыча ждала, и в рядах выстроившихся дворян, солдат и слуг раздались возбуждённые перешёптывания.
-Разрешите сопровождать вас?

+1

4

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Звук рога заставил Эмгыра неуловимо сморщится, будто бы он страдал от приступа головной боли. Подспудно вар Эмрейс надеялся, что гончие сегодня не возьмут зверя и намеченное веселье незаметно перейдет в замок, благо столы в Лок Гриме уже ждали триумфального возвращения охотников. Каждый год его надежды рушились после первой радостной тирады проклятого рога. Пожалуй, императорский доезжачий даже слишком хорош, однако, что более вероятно, зверя просто выпускают незадолго до начала погони.
   Победоносно завыли вертящиеся под копытами собаки - собственные псы, которых Император иногда милостиво удостаивал поглаживаний и подачек, сейчас казалось ему по крайней мере демонами - глядя на раззявленные пасти и покрытые пеной клыки,  Эмгыр сжал поводья так крепко, что у него побелели костяшки пальцев.  Ох как же он ненавидел это липкое чувство бессознательного страха, его вечный спутник охоты. Подал голос аэп Лион. Он ехал совсем близко, стремя к стремени с императором, что неизъяснимо  раздражало Корвинта. Прижатые уши,  злобно косящийся темный глаз, взмахи хвоста... Эмгыр чувствовал себя не лучше. Постоянное присутствие гвардейцев  и осознание необходимости и неизбежности их присутствия угнетало его и в лучшем расположении духа, сейчас же Его Величество желал лишь одного: оказаться как можно дальше отсюда, в тишине, спокойствии и полном одиночестве. В голосе Императора, обратившегося к ни в чем неповинному гвардейцу, звучал плохо скрываемый гнев.
- К счастью для Нильфгаарда, лейтенант, я не впал в беспамятство и в состоянии определить, откуда исходит сигнал и что именно он  означает.  Если бы я нуждался в няньке, то всенепременно обратился бы к вам.
  Во истину, разбушевавшееся Пламя обыкновенно опаляет тех несчастных, что находятся к нему ближе всего... Эмгыр не позволил бы подобным образом обращаться к преданному гвардейцу без серьезного повода в любой другой день, потому как хорошо понимал что безусловная преданность Имперы может оставаться таковой только до тех пор, пока он ее достоин. Но сегодня он не мог сдержаться. Нет, только не сегодня.
-И ради Великого Солнца, держитесь позади меня, покуда я не задел вас хлыстом!
  Эмгыр тронул бока своего коня, решительно высылая его в галоп.  Вар Эмрейс отлично знал окрестности своей летней резиденции и пустил лошадь по едва приметной тропке чуть поодаль от широкой просеки, по которой помчались прочие всадники. Люди и псы так увлечены охотой, что и не заметят временного отсутствия монарха, возжелавшего срезать путь до поляны, на которой ожидает доезжачий и егери. Блаженные десять минут без лая и горна, к тому же можно благоразумно забыть о дышащих в затылок гвардейцах и насладится скачкой, теплым летним днем и красотой Лок Гримских лесов...

Отредактировано Эмгыр вар Эмрейс (2016-09-11 20:41:35)

+1

5

-Форвард! - призыв лейтенанта двигаться затронул не только гвардейцев, но и значительную часть дворян. Луч пустился в галоп вслед за наглым императорским конём, который несколько раз фыркнул гвардейскому скакуну прямо в лицо, пока наездники обменивались репликами. Несколько десятков лошадей вторглись в лиственные леса Альбы, вытаптывая серую почву и толстый слой гумуса, распугивая лесных жителей громким ржанием и криками всадников. Удары копыт подбрасывали в воздух комки суглинка и траву, топот взбудоражил деревья и дал сигнал всему зверью: нужно бежать. Люди идут.
Нильфгаардцы наступают.
Это могло быть похоже на триумф цивилизации над силами дикой природы: воющий железный каток, подчинивший себе некогда гордых тарпанов, нёсся через зелень дубов и ясеней, среди которых уже давно не водилось тварей Сопряжения. Лишь обыкновенные животные, скотина на убой для единственных чудовищ, обитавших в этих местах - людей. Но так могло показаться лишь в первые минуты скачки.
-Справа, милорд! Я вижу там бурую шкуру!
Кабан бежал от охотников через бурелом и поваленные, сгнившие стволы толстых ясеней. Боров был настолько внушительных размеров, что его было сложно не заметить среди зелени. И сложно было не испытывать... опасения при виде такой громадины.
Кхайр чувствовал что эта охота может кончиться плачевно, если кто-нибудь промахнётся и попадёт в соседа (что часто случалось в массовом загоне) или погонится за животным через покрытые шипами кусты, которые изранят скакунам бока и заставят скинуть всадников.
-Ату его! Кругом! - собаки были умнее многих людей и бросились не вслед за кабаном, а по флангам его маршрута. Гончие бежали, высунув языки от возбуждения. Охотники свистели и гыкали вслед им, надеясь что собаки заставят свина выдохнуться и остановиться. Многие вскинули луки, несколько стрел полетело вслед жертве, но так и не достигло цели.
Судьба кабана была предрешена.
Но если бы Кхайр обернулся на скаку, то заметил бы что корни некоторых деревьев медленно извиваются, а по стволам древних дубов ползут стройными рядами маленькие чёрные точки, совсем не похожие на муравьёв. Некоторые лошади почувствовали что их крупы что-то сильно укусило. Пара дворян в арьергарде своры почувствовала что за шиворотом что-то шевелится, но лишь один благородный охотник залез рукой под воротник и обнаружил что дела весьма плохи.
На шее вздувался большой красный волдырь. В голове дворянина всплыли старые и страшные бабушкины сказки про кровососов долины Альбы - клещей. Но разве мелкие кровососы могли стать поводом для прекращения императорской охоты? Конечно же нет. И как невероятная удача, перед самодержцем пронеслись трое молодых оленей, стремительно убегавших с одной из множества лесных полянок.
Чья-то злая воля чувствовалась в движении этого леса. И лейтенант это чувствовал, но чтобы не вызывать смеха - держал меч в ножнах.
-Мой император, они прямо под вашим выстрелом!

Отредактировано Кхайр аэп Лион (2016-09-13 21:30:37)

+1

6

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Кабан появился настолько неожиданно, насколько неожиданно может появится такое массивное, неуклюжее животное.  Здесь была его лежка - это объясняло, почему  гончие вышли на зверя так быстро.  Эмгыр осадил коня настолько  резко, что Корвинт привстал в свечу, а мимо проснолись собаки и кони... Император слишком хорошо знал что такое взрослый матерый кабан, для того, чтобы столь беспечно мчаться за ускользающей бурой тушей.  Секач - это груда литых мышц, упрятанных под толстый слой жира и увенчанных длинными, острыми как серпы клыками. Эта грозная бестия  в приступе гнева ничем не уступает тварям Сопряжения и способна в одиночку перебить даже лучшую свору, а затем добраться и до незадачливого охотника. В том, что  его охота пройдет успешно Эмгыр почти не сомневался, однако годы изгнания научили его быть весьма осторожным в лесу даже тогда, когда, казалось, ничто не предвещает беды, а кабан мог быть источником всяческих бед.    Секач с протяжным, злобным визгом помчался, не разбирая дороги, через бурелом. Машинально бросив взгляд на заросли  папоротника  и валежника,  в которых зверя застала погоня, вар Эмрейс заметил блеск маленьких, похожих на росу капелек - будто бы над лесом прошел мелкий, теплый летний дождь, обычный в этих краях. Только влага эта была не водой.  Листья и трава были орошены кровью. Подранок? Здесь? Хищники давно избегали  северного берега Лок Грима - в лесу не было слышно воя по ночам, егери не находили  отпечатков волчьих лап на тропах и рысьих  когтей на стволах.  Император полагал что звери, привыкшие к тишине заповедного леса, уходили глубже в леса, когда на пару недель замок и его окрестности оживали для того, чтобы принять монарха. 
Дурное предчуствие охватило Эмгыра с каким-то иным, непонятным чувством. Он всегда испытывал на охоте страх - тот, кто единожды был добычей уже не может спокойно преследовать свору в качестве охотника, а собаками Йожа травили неоднократно. Сейчас же монарх чувствовал с трудом подавляемое желание развернуть коня и мчаться отсюда без оглядки. Он чувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд, хотя все  глаза  были устремлены на добычу.  Эмгыр не позволял себе опускаться до паранойи в жизни и политике, хотя отец его был предан на его глазах и сам он был целью многих заговоров. Не поддался он панике и сейчас, на охоте. Расправив плечи и  приосанившись в седле, Деитвен бросил быстрый взгляд на вновь оказавшегося рядом лейтенанта - мальчишка либо не отошел от резких слов своего правителя либо, что вероятнее, испытывал тоже самое, что и сам Эмгыр, разве что более в более слабой форме Прочие, даже гвардейцы, были слишком опьянены охотой чтобы что-то заметить. Корвинт затряс головой и нервно всхрапнул - охота горячила коня и Император понимал это, но полагал, что  чуткий скакун нервозен не только из-за пыла погони.  Эмгыр не успел оформить свои мысли в некие внятные предположения  - на него вылетел олень и, услышав окрик, Император почти машинально подхватил притороченный к седлу небольшой  взведенный арбалет и пустил болт в ближайшего оленя. Стрелка попала точно в цель, однако застряла в твердых мышцах шеи молодого зверя и не причинла ему серьезной кровопотери  - раненный олень не упал, не зашатался, а помчался лишь быстрее. Будто бы надеясь сбежать от тяжелого чувства, Эмгыр решительно погнался за ним, углубляясь в чащу. Он сделил за тем, чтобы гвардейцы на своих лошадях не отставали от Корвинта - оставаться без своих людей тогда, когда шкурой чувствуешь угрозу, до крайности неразумно.
Лес стал гуще - оставалось надесятся что плащ, вздымавшийся за спиной Императора подобно крыльям, не будет цепляться за ветки. Тяжелый, богато вышитый серебром, этот плащ был уступкой перед камердинером Эмгыра, который никак не желал мирится с тем, что на столь важное мероприятие Его Величество надел простой, удобный черный камзол, а не роскошный дублет.
Белый олений хвост неумолимо приближался -  вар Эмрейс нагонял добычу с неумолимостью собственной армии, решительно идущей по дикому Северу.

Отредактировано Эмгыр вар Эмрейс (2016-09-14 05:48:00)

+1

7

Кхайр аэп Лион видел как троица молодых оленей с едва-едва выросшими рогами изо всех сил старалась оторваться от императорского скакуна. Видел как несколько дворян заметно поотстали от остальной процессии, витиевато ругаясь. Видел как большая часть охотников смело ринулась за обессиленным, загнанным секачом и напрочь забыли о своём сюзерене.
Лейтенант чувствовал что вскоре случится что-то скверное. Ужасно скверное. Ему хотелось схватить императора за плечо в седле и силой повернуть назад, но рука не поднималась на это. Слишком велик был груз ответственности, возложенный на гвардейца "Имперы".
Он ещё никогда не смотрел оленю в глаза, никогда не понимал что значит выражение "по-оленьи испуганные глаза". Лишь сегодня Кхайру стало понятно что таит под собой этот истёртый литераторами шаблон.
Потому что молящие о пощаде глаза животного смотрели прямо на лейтенанта. И кроме страха, усталости и невероятной обречённости в них читалась ещё и... злоба?
Лейтенант ощутил что некто берёт его за горло холодной рукой - так отчётливо, что рука инстинктивно дёрнулась за мечом. Ехавшие вблизи гвардейцы бросили на сослуживца полный недоумения взгляд сквозь прорези шлемов, и некоторые тоже потянулись за клинками. В голове каждого вертелось уйма вариантов дальнейшего разворачивания событий, но ни один из них не чувствовал того же, что и Кхайр. В горле лейтенант застрял крик, который он тщетно пытался выдавить из нутра в надежде на то, что Белое Пламя его услышит. И поймёт.
-А... А... Милорд! - крик был таким громким, что некоторые охотники невольно натянули удила, остановив бешеную скачку. Гвардейцы вынули мечи, будучи готовыми к самому невероятному исходу события. Один из них стремительно начал сближать дистанцию с лейтенантов, и в его манёвре ясно читались недобрые намерения.
Кхайр попросту не заметил как в его руке оказался фамильный меч. Острие смотрело прямо в спину Эмгыру вар Эмрейсу.
Фатальная ошибка. Объяснять что-либо во время скачки, когда император отвлечён охотой на зверя - поздно. Гвардейцы поняли всё по-своему, и их действия были продиктованы уставом.
Лейтенант почти приготовился парировать удар, который был бы обязательно нанесён, и обязательно свалил бы его с седла прямо под копыта наезжающих дворян - но случилось нечто из ряда вон выходящее.
Лес ожил.
Корни ясеней, осин и дубов плетьми хлестали по конечностям лошадей. Гвардейцев отбросил страшный, пронзительный вой, бивший по барабанным перепонкам так сильно, что атаковавший Кхайра сослуживец выронил меч и схватился за голову. Кони встали на дыбы. Где-то был слышен собачий визг и крики людей - скакавшие за кабаном охотники отступали обратно, ища глазами свет в непроходимой чащобе, среди которой они оказались из-за опрометчивого чувства превосходства над обитателями леса. Скакавшие вместе с императором охотники начали разворачиваться, крича своему господину одно-единственное слово:
-Леший!
Рациональные, просвещённые имперской наукой мечи императора всё ещё помнили старые сказки. И втайне верили в них. Но никогда, никто из них не мог предположить что им вновь придётся столкнуться с ужасом, про который рассказывали небылицы их деды.
Удивительно толстый, крепкий забор из сплетённых меж собой корней вырос между подданными и императором. Эмгыр вар Эмрейс оказался отрезан от своих людей, оставлен вместе с четырьмя гвардейцами посреди кишащего нечистью леса. Один из коней сбросил седока, оставив гвардейца лежать, распростёршись на усыпанной опавшей корой и прошлогодними листьями земле. Остальные трое, включая Кхайра, отходили от лёгкого шока и переглядывались, прикидывая что случилось. Все понимали что им угрожает нечто, способное погубить всех людей, участвующих в охоте.
-Император! Мы должны скакать в объезд препятствия! Очнитесь!

+1

8

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Для того, чтобы понять в какую западню они столь бездарно угодили, Эмгыру хватило в ровно  одного оленьего взгляда.  А потом позади раздарлся полный отчаяния крик.  Император, развернул коня на полном скаку, взметая в воздух палую листву.  На него смотрело острие меча собственного лейтенанта. Деивитен машинально выхватил кинжал, но аэп Лион не нападал. Напротив - тому явно требовалось помощь.
- Отставить!- рявнул Император, загораживая своим конем Кхайра. С перепуганной солдатни станется прирезать собтвенного командира и  окончательно впасть в панику.  Сложно представить себе зрелище более абсурдное, чем правитель, закрывающий грудью собственного охранника. От других же охранников. Тем не менее Эмгыр  сохранял полнейшее самообладание и говорил тоном спокойным и будничным.
-Еще раз посмеешь поднять меч на твоего императора - не прощу. Что с тобой...
Дальнейшие события развивались более чем стремительно - непроходимая чащоба на их пути, казалось, выросла из воздуха. Теперь никаких сомнений не было - Леший.  В глазах Эмгыра неожиданно потемнело - он бессильно оперся на холку своего коня. В его голове зазвучал голос. Холоднный, не похожий на  человеческую речь.  Хозяин Леса нашел хозяина охоты. -Вожак Людей... Три имени и один смертный. Забавно. Эмгыру казалось, что кто-то сжал его сердце клещами, а перед глазами его стоял туман. Руки в крови, а в сердце пламя... Оно обжигает тебя. Откуда-то со стороны послышался приглулшеный голос лейтенанта, который помог Императору придти в себя. Эмгыр был бледен как покойник, а золотистые  глаза его лихорадочно блестели.
- Запомните  - нельзя терять голову. Сдерживайте свой страх -  оно хорошо чувствует это. Мы поедем через ручей - до замка совсем недалеко. Оно не тронет остальных - они ему не нужны. Ему нужен я.
  Эмгыр  поймал под узцы лошадь упавшего и вместе с одним из гвардейцев помог ему сесть в седло.  Он был императором - и сейчас это значило только, что он ответственен за то, чтобы  спасать не только свою шкуру, но и своих людей. Он тронул взмокшего, плящушего на месте  коня  - руки, держащие поводья, заметно дрожали. Слишком много неприятностей для одного дня, а если он и выбереться из этого леса, то разбираться с последствиями этой охоты будет еще долго: мифическая бестия обосновавшаяся в охотничьих угодьях нильфгаардского императора!К тому же появившаяся для того, чтобы прикончить самых видных аристократов государство. Определенно,  уже завтра по столице пойдут шепотки - Эмгыр решил убрать неугодных весьма... экстравагатным способом.

Отредактировано Эмгыр вар Эмрейс (2016-09-22 02:50:16)

+2

9

Леший не спешил показывать себя. У чудовища было достаточно средств чтобы прогнать людей из своей чащобы, заставить их ускакать прочь из леса и никогда больше сюда не возвращаться. Лес и его обитатели давно не чувствовали над собой власти, подобной той, что была у монстра Сопряжения.
До ушей Кхайра отчётливо доносился вой волков, гвардеец чувствовал как под копытами коня дрожит почва, сотрясаемая внезапно ожившими корнями древних деревьев.  Отсюда нужно было убираться как можно скорее.
Но не поздно ли?
-Защищать императора! Кругом!
Сегодня было много криков и надрывания глоток, а дальше общеало быть ещё больше. Гвардия императора чувствовала как что-то несравненно более могущественное и древнее готовится растерзать людей в этом лесу, но ни один не струсил, не сплоховал перед лицом опасности. Четверо гвардейцев окружили Эмгыра вар Эмрейса, закрыв собой от внезапной атаки.
Действительно внезапной.
Скакавшие прочь из леса охотники не могли заметить как за спинами разворачивается бой. Стая волков бросилась на лошадей с яростью, присущей хищнику. Острые зубы и когти были готовы рвать крупы, копыта, шеи скакунов - но наездники не зря носили при себе острые клинки. Стая из шести матёрых серых охотников нарвалась на лучшую в Нильфгаарде сталь.
Пробивающий до мурашек вой не мог испугать гвардию императора - они видели в жизни вещи гораздо хуже чем несколько диких псин.
Лейтенант нанёс рубящий удар по хребту первому из подскочивших к Лучу волков. Серая шкура разошлась словно по швам с хрустом и треском, на морде волка застыло выражение невероятной боли, какую только может чувствовать зверь. Второму досталось тяжёлым латным сапогом по черепу, но это его не остановило. Волк попытался вцепиться зубами в ногу Кхайра, но лишь искрошил зубы о броню. Стая старательно пыталась укусить коней за ноги или стащить гвардейцев с седла - но им это плохо удавалось. Один из самых упёртых волков совершил прыжок к находившемуся в середине строя Корвинту, но был вовремя остановлен мечом одного из гвардейцев. Лишь после того волки решили развернуться и отступить, чувствуя что им не удалось осуществить задуманное.
В лесу внезапно затихло.
-Надо скакать отсюда...
Сопровождение императора кружило где-то неподалёку, в нерешительности осматривая глубины чащи, надеясь на то что оттуда никто не вернётся. Но были и те, кто хотел рвануться обратно, за своим господином. Среди благородных всадников ходили нерешительные перешёптывания.
Ни один так и не решился идти туда.
-Идём в обход этой... - лейтенант взглянул на стену из переплетённых корней. -...конструкции. Милорд, этот леший скоро вновь предпримет попытку. Это чудовище Сопряжения, берущее под контроль зверей и растения. Невероятно опасное. - Кхайр обернулся на всё ещё недоверчиво глядящих сослуживцев. -Я всего лишь хотел предупредить вас тогда. Когда выхватил меч.
У них не было оснований доверять этим словам, но аэп Лион надеялся что продемонстрированное упорство в защите императора даст шанс на прощение. Кхайр хотел указать на одну из звериных троп, ведущих в обход стены, но его прервал странный звук.
Вначале это было похоже на стон. Потом на вой. Звук набирал силу до тех пор, пока не превратился в призванный напугать рёв.
-Он хочет прогнать нас. Я не уверен что он желает убить.
Как бы то ни было, но рёву лешего вторили волки. Где-то в вышине начали каркать и клекотать птицы, а совсем неподалёку раздался отчётливый рёв медведя. Леший давал знать что на его стороне преимущество. Из-за деревьев гвадейцам и императору показалась высокая и сутулая фигура человека с огромными, когтистыми лапами. Его голову украшал огромный олений череп. Его глазницы уставились на людей непроходимой чернотой, которая звучала для Кхайра как вызов.
-...да он выёбывается. - cказал один из гвардейцев, глядя на чудовище, которое окружила выросшая вдвое стая волков. Вместе они выглядели невероятно опасно.

***

-Мы так и будем стоять на опушке ждать пока они прискачут обратно? - Рокхальд аэп Грин далеко не был выдающимся военным или охотником. Его дворянское звание обеспечивалось владением половины кирпичных производств в Нильфгаарде. Также его нельзя было назвать человеком однозначно лояльным императору, да и участвовал он в охоте на вторых ролях. Только что оставшиеся с дворянами гвардейцы ринулись в глубину леса, за императором, и теперь в суматохе никто не знал что делать. На охотников, скакавших за кабаном, внезапно напал вепрь гораздо крупнее, и одного благородного всадника не избежала печальная участь - на глазах других его брюхо было вспорото острейшими клыками. Охотничьих собак ждала та же участь. Стрелы застревали в шкуре дикого зверя, не причиняя вреда. А вслед за ним другие кабаны, поменьше. Это было похоже на засаду, которую устроил весь род кабаньих за причинённые охотниками обиды.
-Я скверный стрелок, но у меня тут полный колчан. Кто со мной?
Франты, лизоблюды, интриганы. Половина ни разу в жизни не видела настоящего боя и не участвовала в охоте. Другая половина ничуть не желала при всех своих умениях выручать монарха по вполне очевидным причинам - он им не нравился, и они этого не скрывали. На Рокхальда устремилось множество полных желчи взглядов, но кирпичник даже не повёл бровью. За всю жизнь он не совершил ни одного героического поступка. Сегодня настал его день.
-Всё понятно. - дворянин пришпорил испуганного коня и ринулся вслед за гвардейцами. Остальные глядели ему вслед с призрачным желанием поехать следом.
Но ни один так и не тронулся.

+2

10

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Земля под копытами коня Эмгыра  вибрировала, а на уши давил рев, вой и визг, наполняющие чащу. Он не удивился бы,  выскочи на него из чащи целый поток напуганных животных - подобные шутки вполне в духе старого могущественного Лешего, такого как тот,что сорвал императорскую охоту.
Эмгыр ожидал нападения, и оно не заставило себя ждать. Императору в пору было гордиться своей гвардией: саламандры рубили одержимых волков будто корчменных шавок, настолько решительно, что ни одна из лошадей не получила укуса, а сам император даже не оголял клинка, лишь оттолкнул одного из волков  тяжелым стременем, прямо на меч своего телохранителя. Волки умные бестии, и ни за что не стали бы нападать на хорошо вооруженный отряд - за века сосуществования с людьми они замечательно уразумели что сталь может причинять большую боль и совершенно не поддается их крепким желтоватым клыкам. Эти волки мчались на людей лишь потому, что их  всемогущий господин посылал их на верную смерть. В их визге  Эмгыру слышались страх и обреченность.
Стая вновь скрылась в лесу - очевидно, Хозяин Леса  решил приберечь  своих верных  пешек  для иного нападения. Или натравить их на прочих  незадачливых охотников.
Аэп Лион пытался оправдаться - скорее перед сослуживцами, чем перед императором. Если они выберуться, то смотреть на лейтенанта  с подозрением будут еще долго...
- Мы не знаем, насколько это загорождение длинно. Попытаемся объехать  - заберемся лишь глубже в чащу.
  Речь императора прервал глубокий, лишь набирающий свою силу рык. Человеческую фигуру  силуэт Лешего напоминал только  издалека - тварь  Сопряжения была выше любого человека и имела косую сажень в плечах, а ее длинные  когти напоминали сухие ветви вековых деревьев. Всадники невольно осадили лошадей, однако Эмгыр не был напуган.
- Если бы он хотел нас убить, то мы бы уже испускали последний вздох, пронзенные корнями или затравленные хищниками.
За спиной  твари почудилось движение... Всадник? Или же медведь?
Император машинально огладил бок взмокшего, дрожащего коня, впавшего, кажется, в ступор. Леший умеет вводить в оцепенение животных - впрочем, с людьми он управляется не менее ловко. И очень любит убивать. Если же они до сих пор живы - есть шанс выбраться. И хороший повод больше не устраивать охот в Лок Гриме. Славно.   На всякий случай Деитвен положил одну руку на рукоять своего кинжала. Он не сводил глаз с темных провалов глазниц оленьего черепа. Почему-то это очень напомнило ему взгляд того самого раненного оленя.
- Лешие щадят достойных. Будем надеятся, что нам не придется доказывать  что мы достойны пощады.

Беренгар де Катен был самым ординарнейшим представителем нильфгаардского дворянства. Умерено пьет, умерено кутит, живет в столице и сорит деньгами ровно настолько, насколько это требуется  главе старинного рода для поддержания статуса успешного и обеспеченного  человека. Словом, обыкновенный простоватый помещик, обосновавшийся в столице. Никто толком не понимал, каким чудом де Катен очуитлся на императорской охоте, но тем не менее его появление здесь почему-то никого не удивило,а его внезапного исчезновения никто и не заметил. Когда кабаны принялись учинять расправу, а аэп Грин оказался единственным, кто решил верно послужить своему императору,  де Катен принял несколько в сторону от прочих дворян. В след за ним от толпы отдалился один из мальчишек - лакеев верхом на пегом клеппере.
Наклонившись к юнцу, де Катен, внешне не выходящий из образа простофили, заговорил холодным, сухим тоном, совсем не сочетавшимся с его внешним видом. Голосом матерого шпиона, императорского пса, поймавшего зверя и торжествовавшего от скорой милости, которую ему несомненно окажет хозяин.
- Сейчас ты поедешь во дворец и найдешь  де Ридо. Расскажи ему обо всем, что здесь произошло, а после передай, что никто из этих оппозиционных шавок не поднял своего зада, чтобы защитить императора, хотя половина из них давала ему присягу чтобы судить от его имени и воевать под его знаменами.  Ваттье разбереться, что ему делать с этой информацией.
Испгуанные и смятенные, благородные охотники даже не заметили, как ускакал мальчишка-лакей на пегой лошаденке. Де Катен был черезвычайно доволен - если император и сумеет выбраться из западни, в чем ему должны были помочь матерые гвардейцы и смелый аэп Грин, то в свои руки он получит замечательнейший инструмент для искоренения неугодных. Благородный сюзерен готов разделить со своими вассалами охоту и добычу, но в замен он может получить замечательную возможность выявить тех, для кого вассальные клятвы не более чем пустой звук, а преступивших клятву, как известно, ждет суровое наказание... Эмгыр действительно получил возможность расправится с некоторыми оппонентами - весьма экстравагантным способом.

Отредактировано Эмгыр вар Эмрейс (2016-09-26 04:05:50)

+1

11

Лучи солнца пробились сквозь ветви плотно сросшихся между собой деревьев. Их стволы сцепились друг с другом, словно молодые влюблённые, и казалось что в присутствии лешего они двигаются, извиваются, живут. Чудовище, показавшее лицо императору, было древним как эльфский фундамент Города Золотых Башен. Его кривые, острые когти помнили какова на крепость шкура вымерших ныне вранов. Старому лешему доводилось прогонять из своих лесов представителей десятков разумных рас и двунадесяти языков. Но никто из них не раздражал так, как люди - нильфгаардцы.
Тёмные провалы глазниц оленьего черепа ощупывали людей бездонной пустотой. Кхайр чувствовал что Луч не тронется с места - конь смотрел на лешего сонными глазами, словно на нём и не было никакого всадника. С лошадьми остальных гвардейцев случилось то же самое.
-Оставьте коней. Отпустите их.
Кхайр чуть не раскрыл рот от удивления. Лейтенант видел что остальные гвардейцы тоже слышат этот голос - в их глазах читались удивление и страх, которые редко увидишь на поле боя.
-Зараза. Он требует отпустить коней, милорд. Вы тоже это слышите?
Волки осклабились и залаяли, услышав человеческий голос. Создавалось впечатление, что они вторят голосу лешего, звучавшему в головах нильфгаардцев.
-Сбросьте сёдла. Оставьте железо.
Кхайр посмотрел на фамильный меч и ощутил странное чувство злобы. Лейтенант стиснул зубы и посмотрел на ожившую чащобу полным ненависти взглядом. Леший предлагал оставить меч и коня, а взамен получить возможность уйти. Но лейтенант просто не мог этого сделать. Не мог оставить меч, доставшийся от прадедов и коня, который сопровождал рыцаря в пути всю жизнь. Возможно, смерть была бы лучшим выбором чем перспектива расстаться с честью, потеряв меч и броню. Потеряв звание.
-Мой император... - Кхайр почувствовал как к горлу подступает тяжёлый ком.-Это ловушка, я уверен. Надо...
Оглушительный свист и цокот копыл наполнил лес вновь,  и один из волков упал замертво, пронзённый стрелой с чёрным оперением. Леший мотнул головой, обратив внимание на ясеневую рощу, из которой летели стрелы. В его осанке читалась злоба и готовность к бою.
-Смерть!
Лес вновь ожил, и его хозяин взревел подобно северной вьюге. Из-за могучего дуба нёсся топот, сотрясавший землю под копытами ногами. Лейтенант и гвардейцы ловко спрыгнули со своих спящих коней и встали полукругом, защищая императора. Все прекрасно понимали что надвигается.
-Великое Солнце, я - твой самый яростный луч. - Кхайр сжал рукоять меча обоими руками и упёрся ногами в землю, ожидая худшего. Леший пошатнулся и сделал шаг в темноту деревьев, поражённый арбалетным болтом в плечо. Могучая лапа выдернула обломала прошедший насквозь снаряд и вытащила наконечник. Леший пригнулся к земле и растворился зелёной вспышкой.
-Impera!- раздалось совсем близко, под боком. Десяток тяжёлых латников - внушительный аргумент даже против древнего лешего.
Поражённые стрелами волки скулили и разворачивались в темноту, из которой пришли. У них не было шанса против конницы, конечно же.
Зато у медведя - был.
Бурое чудовище вывалилось на прибывших гвардейцев с оглушительным рёвом. Ствол ветхой осины развалился под ударом могучей лапы, окропив притормозивших солдат роем щепок. Медведь рванулся вперёд и раскроил брюхо одной из лошадей, окрасив траву в багровый и кишечно-зелёный. Всадник упал вместе с конём, раздробив бедро. Медведь продолжил наступление, осыпаемый роем стрел. Арбалетный болт лишь оцарапал ему ухо, пролетев мимо.
Но леший не забыл о своей цели.
-Осторожно!
Вспыхнув совсем рядом, леший появился перед лицом солдат и занёс руку для смертельного взмаха, который должен был смести солдат, защищавших монарха. Но в "Импере" не зря учат дисциплине и самоконтролю.
Мечи гвардейцев нанесли удар по туловищу, лешего, заставив его пошатнуться. Кхайр взмахнул клинком над головами товарищей, врезавшись в занесённую лапу лешего. Люди оказались добычей, которую леший недооценил.
Согнувшись от боли, которую принесла потеря лапы, он взвыл и заскрипел, как поражённое дерево. Из земли вырвались корни, ударившие в сердце оборонительного строя. Один из солдат почувствовал как что-то острое врезалось в грудь и с ужасом обнаружил что в груди острая ветвь, пронзившая доспех. "Имперу" отбросило, и леший сделал большой и решительный шаг к человеку, не защищённому бронёй.
К их императору.
-Никогда. - раздалось в голове Эмгыра вар Эмрейса.
Лейтенант аэп Лион чувствовал как болит пронзённое бедро. Он видел как орёт затравленный медведь, вокруг которого кружились всадники "Имперы". Он чувствовал что сейчас может настать момент истины, которого он так долго ждал, и рванулся к лешему, чтобы вонзить клинок чудовищу в спину.
Но не смог встать, упав от жуткой боли в пронзённом корнями бедре. Ещё один человеческий крик дополнил какофонию, царившую в чаще. До сих пор мирно спавшие кони проснулись и заржали при виде лешего, сорвавшись по обратной дороге через падающую стену из корней, на которую у древнего лешего не хватало сил. Лес под Лок Грим мог стать одним из самых ужасных поражений и величайшей потерей для всей Нильфгаардской империи, но...
Рокхальд аэп Грин не зря ходил на курсы по обучению стрельбе за неделю перед охотой.
-Прощай, уродец. - стрел, выпущенная сильной рукой из составного лука, пролетела семь метров и пронзила пустой глаз лешего, который уже собрался довершить начатое. Нильфгаард был спасён стрелой человека, который до этого ни разу не стрелял на охоте.
Кхайт смотрел на всадника в зелёной шапочке, а потом на согнувшегося в карикатурном поклоне перед императором лешего. Смотрел на убегающего сквозь кусты медведя и ничего не понимающих коней. Смотрел на мёртвых товарищей и живого императора.
И улыбался.

+1

12

[AVA]http://s017.radikal.ru/i406/1605/13/ee62e46a29d4.jpg[/AVA]Эмгыр покрепче перехватил повод, злобно глядя прямо в провалы глазниц оленьего черепа. Император может быть упрям, если сам того пожелает. И сейчас он отказывался уступать какой-то злобной твари. Он не отдаст ей своего любимого коня, не сложит своего оружия. Он единственный настоящий хозяин этой земли и готов остаивать свое данное предками право.  Гвардейцы также замерли в седлах с напряженным видом: подобно своему императору, они не желали уступать чудовищу свое оружие и коней. Рядом что-то бормотал лейетенант, но Эмгыр слушал его вполуха  - твари бывают хитрыми, твари бывают коварными или злобными и могут охотится со всяческими причудами но ловушки... Нет,  тут никаких ловушек. Звери не склонны врать - Леший увидел отряд, напал на него, а теперь честнейшим образом желал получить законную добычу. Точно также как охотники намедни желали заполучить своих оленей.
Леший был очень матерым и искренне полагал, что за столетия своей непростой жизни совсем недурно изучил повадки человеческих стай. По его соображению, большая стая, которую он оставил без внимания, должна была добраться до замка, несмотря на то, что в отделенной от нее группке был их вожак. Люди часто бросают своих вожаков, хотя лебезят перед ним поболее иных известных Хозяину Леса зверей - волков или оленей.  Потому болт, врезавшийся в одного из подчиненных ему волков, ровно как и  тяжелый топот копыт  гвардейских коней, появились совсем неожиданно. Растерянность и злоба, охватившая  реликтового лешего, заставила его ослабить контроль над своей "армией" - волки завизжали от страха, и, паникующие, начали метаться,  злобно заревел готовый атактовать неприятелей медведь. Люди наступали совершенно неумолимо, их стрелы прошивали лохматые шкруы, а волчьи кости трещали под ногами боевых коней,  бестрашно мчащихся прямо по серым хищникам.
Эмгыр вышел из оцепенения и быстро взвел собственный небольшой арбалет, ловко подбивая оставшихся волков.  Он надеясля, что разгневанное страховило почувствует близость неминуемой смерти от тяжелых квардейских пик и клинков, но Леший повел себя иначе - будто бы вырос из под земли перед сгрудившимся саламандрами.  Потом все развивлось удивительно скоро - крики солдат, пронзенных корнями, запах свежей крови, зверинной и человеческой, холодный голос - эмоция твари в голове, и собственная рука на эфесе кинжала, с тихим звоном покидающего ножны  - если уж и придется сражаться, то Император просдаст свою жизнь только очень дорого.
Внезапно мимо уха монарха со свистом пролетела стрела, вонзившись в сгусток темноты, служивший страховидлу глазом. Секунду  взгляды двух властителей, людского и звериного, встретились. Потом леший повалился на земь, а Эмгыр резко отвел взолнованного коня в сторону.  Наконец он разглядел своего спасителя, и, недурно помня свое дворянство, не без удивления определил в нем  аэп Грина, которого доселе не считал ни хорошим стрелком, ни заядлым охотником. Позади раздался рев - тварь исчезла в сгустке зеленоватого пламени. Леший признал свое поражение. Пока.
Эмгыр  обвел поредевший отряд мрачным взглядом. Одними губами он прочитал короткую заупокойную молитву по погибшему, а потом снял с себя плащ - пальцы дурно гнулись и подрагивали, но держался Эмгыр так, будто охота прошла благополучно. Он накинул снятое одеяние на истекающего кровью лейтената.
-Зажми рану  и постарайся согреваться. Иначе не дотянешь до лекаря,а  умирать после пережитого  нами сегодня - глупо. К тому же я пожалую вам денежные награды и отпуск.
Император кивнул приближающемуся аэп Грину. Как равному.
- Славно поохотились, барон. Удача сопутствует новичкам, не так ли? Императорским повелением жалую вам одну из моих мануфактур по производству шерсти и позволяю добавить на свой герб серебрянную стрелу в зеленом поле.
Эмгыр не испытывал рвавшего его перед охотой беспокойства и страха. Он вообще ничего испытывал кроме стыда перед семьями погибших и покалеченных, да усталости. Перехватив взгяд улыбающегося Кхайра, император  расправил плечи и поскакал к своим гвардейцам, отмечая, что единственный прибывший гость - аэп Грин.  Кажется, на этой охоте у него все же будут трофеи...

Отредактировано Эмгыр вар Эмрейс (2016-10-04 05:48:54)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Чем дальше в лес...