Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » За наших жен и любовниц! Пусть они никогда не встречаются


За наших жен и любовниц! Пусть они никогда не встречаются

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время: 21 июля 1264 года
Место: Новиград
Действующие лица: Ярнам, Вириенна
Описание:
Коротко и в двух словах:
- На чужом несчастье счастья не...
- Да я, в общем-то, и не собираюсь ничего строить. Спасите боги.

Вириенна: внешний вид, инвентарь

• Внешний вид: Одета в свободную темную рубаху с вышивкой, перетянутую на талии широким черным поясом, черные облегающие бедра штаны и сапоги до колен на низком каблуке.
• Инвентарь: отсутствует.

+1

2

Чем может быть прекрасна семейная жизнь? Доверием, добром, заботой, лаской, поддержкой. Семейная жизнь очень часто позволяет любящим друг друга людям держаться на плаву и справляться со всеми сложностями, которые готовит им жизнь.
Ярнам в свое время была именно такой частичной «семейной жизни», когда только-только начала строить своё будущее и свято верить, что вот оно – её истинное счастье. Темноволосый, высокий, ладно сложенный и невероятно улыбчивый муж, который говорит о любви, часто напоминает любимой жене о красивом будущем и планирует строить с ней крепкую семью. Но ведь случаются переломные моменты? Конечно. Жизнь без них бывает слишком пустой, а как еще можно её разнообразить, коли не странными ситуациями? В этих ситуациях Ярнам и погрязла. На плаву её поддерживала только вера, которая стала невероятной опорой и путеводной звездой.
Этот вечер она проводила в молитвах, в общении с людьми приближенными к её Вере. К Вечному огню и тому смыслу, который был заложен в нем. Она делилась, слушала, улыбалась, принимала, рассуждала и делала выводы. Ей становилось леечке, проще, спокойнее и конечно же хотелось возвращаться домой. Хотелось увидеть мужа, обнять его, улыбнуться ему и простить все обиды которые были свершены. Именно поэтому Ярнам, шагая по Новиграду к дому, который ждал её с новыми тайнами и новыми испытаниями. Но знать этого реданка не могла.
Оказываясь в родном гнезде, она сразу ощутила странное волнение. В нос ударил непривычный аромат, словно в доме находился кто-то посторонний. Духи? Вполне могло быть. Вот только ни она, ни Виллем никого не ждали. Служанка встретила её с улыбкой, принимая плащ и книгу, которую девушка приобрела у одного из торговцев.
– У нас гости, не так ли?
Верно, госпожа.
– Прекрасно, – устало протянула Ярнам, – ничего другого ожидать я не могла. Рано или поздно, оно должно было случиться, верно?
Прошу прощения, госпожа, но я не понимаю о чем вы.
– Это совершенно не важно.

Отредактировано Ярнам (2016-10-10 12:41:24)

+2

3

Что такое семейная жизнь Вириенна не смогла бы ответить наверняка. По сути своей у нее было много опыта, но она все еще не знала в жизни своей каких-то вещей. Например, все свое детство провела в семье, но совершенно к ней не стремилась. Однажды была замужем, но исключительно меркантильно, «потому что надо» и хотелось быть как люди, самообманываться и отрицать себя. Она была совершенно другой и видела в чем-то больше, чем обычная порядочная женщина, следующая за мужчиной и стремящаяся сделать крепче домашний очаг, умеющая прощать и терпеть, а в чем-то гораздо, гораздо меньше. Зато она знала мужчин с совершенно другой стороны и совершенно не стремилась их впускать в свою жизнь больше, чем на одну ночь. Тому было много причин.
***
- Оставь. Я ухожу. Нечего мне здесь делать и у меня еще много иных дел.
Вириенна еще ощущала приятную истому и тепло прикосновений, но все это постепенно сводилось на нет вследствие разговора, который начался. Она поднялась с кровати, легко ступая по ковру и покачивая бедрами. Нет, она уже не пыталась соблазнить мужчину, но женское тело было создано для этого.
Вириенна нашла свою рубашку и подняла ее, набрасывая на нагой стан и пряча за тканью его изгибы. Затем она высвободила из-под ткани густые черные локоны.
- Послезавтра. У тебя есть планы?
Вириенна завязала шнурки на вороте рубахи и оглянулась на мужчину, которого оставила на кровати. Голубой ясный взор прошелся по нагому телу, отмечая то, что любовник был не дурен собой.
- Нет. – Едва улыбнулась она, а потом подобрала с пола штаны. – Я не собираюсь больше встречаться с тобой.
Она ощутила молчаливый вопрос, но не чувствовала сожалений по поводу своего решения.
- Все было прекрасно и я благодарна тебе за это, но мне не нужен мужчина. – Пояснила она, стараясь избежать дальнейших вопросов.
- Даже временно приходящий. – Добавила она. – Разве что, когда я сама захочу и для совершенно определенных вещей. Только для удовольствия без романтических мелочей и подобных разговоров впредь.
Вириенна говорила фразами, что давно потеряли смысл. Она догадывалась, что он откажется. Мужчинам нравилась владеть, а ей совершенно не хотелось быть зависимой. Однако, когда с мужчинами разговаривали на их языке, чаще всего они оскорблялись.
- Я думаю, ты на это не согласен. – Заключила она.
Вириенна бросила последний взгляд на любовника и поняла, что от приятного настроя в ней не осталось ничего. На этой ноте они расстались, без лишних слов женщина вышла за дверь, предпочитая не растягивать прощание. В планах ее было покинуть богатый дом человека, имя которого ей было уже совсем не интересно, и вернуться в свою обитель, к чародею Герхару, где ее неизменно ждала теплая ванна и яблочный сидр. Пожалуй, она не сказала оставленному мужчине только одно: в жизни ее хватает и одного мужчины, что пока еще мнит себя ее хозяином, с которпым она готова мириться, пока он не сделает для нее то, что она просила.

+2

4

Она была красивой. Определенно красивой, эффектной и совершенной противоположностью Ярнам. Темноволосая, без видимых изъянов, с невероятно проницательным взглядом, красивой кожей. Реданка с легкостью отмечала эти особенности, прекрасно зная – девушка была растрепана и вовсе не находилась на пике очарования, который обязательно мог сразить Виллема, столь падкого на красоту противоположного пола.
«Как часто повторяется все тоже самое. Чужие женские мелочи, это не мое, видимо когда-то было твое, ты просто забыла. Нет, никакого в нашем доме не было, я просто не появлюсь здесь пару дней – меня крадет работа, ведь только она может украсть. Что ты, ты такая красивая, кто же тебя затмит? Простишь, если я буду поздно? Но сегодня все куда лучше… в моем доме, при мне. В моей комнате, в моей кровати. В моих стенах, в моих четырех стенах».
Её не охватывала злость. Голову не затмевали страшные мысли. Ярнам выглядела усталой, потерянной в настоящем и совершенно не понимающей, что же теперь делать? Вот стоит она – обманутая, глупая и лишённая собственного самоуважения. И вот идёт она – совершенно другая, возможно немного обманутая, но получившая чуть больше чем получала Ярнам. Она не гордится, что видно по выражению лица. Она не переживает за то, что случилось.
Нет. Ярнам не умела так. Она не умела быть такой.
– Добрый день, милсдарыня, – спрятавшаяся в тени реданка наконец-то вышла на свет и встретила «гостью» с грустной улыбкой. – Видимо, вы совершенно не заблудились и в мой дом попали с приглашения.
Тон голоса девушки был невероятно мягким и спокойным. Она вновь не удержалась от желания оглядеть гостью, отметить насколько же все-таки бывают разными люди. Хотя это действие не дало ей ни малейшего превосходства. Лишь наоборот.
– Любого гостя принято встречать семейной четой, что в настоящем невозможно. Вы же здесь по приглашению моего мужа, да? – Ярнам и без того склонявшая голову на бок из-за нанесенного увечья, позволила себе еще чуть-чуть наклонить голову. – Надеюсь, гостеприимство было оказано с должной честью? Вам предложили вина, еды? Позволили насладиться комфортом и мгновениями интересного общения, которое мой муж очень ловко подхватывает?
«Что я несу? И почему я терплю? Но она ведь не виновата… он никогда не говорит им правду, а если и говорит, то бывает излишне настойчив», не отдавая себе отчета о наглости собственных мыслей, что явно делали Виллема весьма светлым и добрым человеком, Ярнам выдержала паузу.
Лишь спустя мгновение вновь очнулась. Это же гостья, верно? И гостья, которая попалась в её доме.
– Или этот дом еще чем-то будет полезным?

+2

5

Вириенна оглянулась на звук. Увидела впереди женскую фигуру.
Представшая перед глазами Вириенны женщина была красивой, но по-своему. Даже не смотря на то, что была какой-то очень-очень грустной. Вириенна редко обращала внимание на окружающий мир, но женщина сама обратила ее внимание на себя и поэтому первое впечатление о ней бестия сложила именно ориентируясь на внешний облик. Блондинку можно было назвать хрупкой. Волколачка такой не была. Бледная, с большими красивыми серыми глазами и грустью в них. Дела до чужих переживаний волчице не было ничуть, но в подобных образах мужчины что-то находят. Потом в расчет пошла манера речи. Кроткая, не громкая. Судя по всему, девушка испытывала к ней не просто любопытство, а непраздный интерес, потому что была в доме не слугой. Однако, в то же время, не устроила громкой сцены, несмотря на читавшуюся в ее поведении огорченность увиденным.
- Все верно, и я ухожу. – Вымолвила Вириенна.
Кольнула ли ее совесть, когда она узнала в женщине хозяйку дома и жену того мужчины, что только что был с ней? Нет. Вириенна смотрела на женщину без тени смущения или стыда. Ей не за что было извиняться, если ее выбрал чужой мужчина. Красоте или притягательности не за что было извиняться за себя. Вириенна никогда не видела смысла в ревности. Ревность, это злость прежде всего на себя. На то, что ты где-то что-то упустила. Во-вторую очередь на мужчину и обманутые им доверие и надежды на крепкий брак. Но… нельзя же ненавидеть других людей за то, что они могут чуть больше, чем ты, и где-то успешнее, чем ты? Вириенна видела отношения как рынок, а на рынке покупают и продают совершенно по-разному, но однозначно не берут то, что не окупает цену, которую за это просят. И всегда есть покупатели, которые не понимают ценности. Ее еще необходимо правильно донести.
Взгляд волколачки прошелся еще раз по лицу женщины, по ее шее. Зацепил шрам.
«Интересно, это он ее так?»
- Не беспокойся, я не пытаюсь его окрутить и родить от него бастарда, чтобы куда-то выбиться. Хотя я вижу, что в доме вашем нет детей. Мне это не нужно, ровным счетом как не нужен и твой мужчина. Я даже рада буду, если он больше не станет за мной волочиться и создавать неудобства.
Да, наверное слишком грубо, прямолинейно. Вириенна вдруг замолчала, понимая что верно разговаривает с созданием более тонким, чем она сама. И не понимала, чем жена так не нравилась мужу.
- Это он тебя так? – Вдруг вырвалось, когда она подумала о шраме, как о причине. Виллем был поверхностным человеком, который любил мишуру и красивую упаковку. Возможно, не подпорченную. Впрочем, неизвестная хозяйка дома не была некрасива или чрезмерна толста. Скорее даже очень худа.

+2

6

Слышать столь «лестные» отзывы о том, с кем ты самолично и по собственной воле согласился жить, да еще и перед богами согласиться на столь продолжительную связь, Ярнам было несколько неприятно. Для неё такие слова как «волочиться» и «создавать неудобства» были ярким удивлением, перебить которое оказалось весьма сложно. Именно поэтому она вопросительно изогнула бровь и после чего посмотрела в глаза этой незнакомой женщине.
Она не была виновата. Определенно. Он пришёл сам и реданка это знала. Но почему-то противница все равно казалась виноватой. Скорее всего хотелось скинуть на кого-то все мелочи и неудачи.
– Вы так легко готовы отказаться от того, кто уделил вам внимание, а также, судя по вашей фразе, настаивал на продолжении? Весьма странно, разве не это стало причиной согласия на такие отношения, какие вы получили? Не считайте моего мужа таким человеком, о котором после случившегося и не хочется даже вспоминать. Он обходителен, мил и учтив.
Дивясь трезвости своего голоса и искренне не понимая насколько глупые слова окутывали слух незнакомки, Ярнам не отводила взгляда. Возможно она и прописывала такие встречи в голове, всегда пыталась понять, как в итоге поступит, но почему-то тренировки стали глупостью. Налететь на темноволосую она не могла, указать на её наглость тем более. И все вокруг было совершенно неправильно.
Так же неправильно, как и очень колючая фраза.
Реданка даже немного опешила, приподняла руку в желании прикрыть столь заметное увечье, но остановилась. Было поздно, прятать увиденное не имело смысла. Она так же не заметила, как стала красной от стеснения, потому что в чем-то женщина была права, а в чем-то очень сильно ошибалась. Виллем мог поднять руку, но никогда не мог пожелать своей жене смерти. Хоть в чем-то он был не так плох и проявлял заботу, а может быть даже переживал.
– Собственная глупость, – отозвалась на вопрос Ярнам, считая это единственно правильным ответом. – Каждый способен свершать ошибки, за которые сложно расплатиться. Возможно, считать это маленькое увечье можно попыткой к расплате, которая не удалась.
Ей не хотелось объясняться еще более точно. Хватило и сказанного.

Отредактировано Ярнам (2016-12-14 19:46:43)

+2

7

Она слушала и отмечала как же они с этой незнакомой женщиной не похожи. Бестия не могла сказать ей правду о том, кем является и почему ее муж ей не подходит. Вопросы и утверждения жены мужчины, который только недавно ее ублажал, были весьма забавными, как показалось Вириенне. Похоже было на то, что она, в конце концов, едва не принялась его разукрашивать для нее. Зачем? Чтобы Вириенна не ушла и не сотавила ее мужчину? Едва ли. Это все было похоже на самообман, сказочку про своего мужа для себя. «Легко, дорогая моя. Очень легко я могу от него отказаться. И ты должна быть за это благодарна, а не прожигать меня взглядом и проклинать в мыслях. Другая бы родила ребенка и была умнее, лишив тебя мужа. Он, конечно, не был бы верен и ей, но наследник все бы решил относительно ее статуса и обеспечил до конца жизни. Просто мне этого не нужно, а ты не понимаешь своего счастья». Темноволосая не стала говорить ничего прямо. Все для Вириенны уже было ясно, поскольку собеседница совсем не понимала. Хозяйка дома просто была совершенно другим человеком, она не смотрела на вещи с практичной стороны, как сама Ренна, предпочитая закрывать глаза на приземленные вещи. Очень зря.
- Твой муж, безусловно неплох по-своему, но от него не стоит ждать всего этого, если он поймет, что получил от тебя то, чего добивался. Я это знаю, как знаю и то, что от тебя его можно легко увести, потому что ты принадлежишь ему всецело, и даже мысленно оправдываешь его сейчас. Есть такие мужчины, которые считают что на чужом лугу зеленее. Я бы на твоем месте поостереглась мозговитых служанок и девочек из предместий. Роди такая ему сына... Сама понимаешь. Она как минимум обеспечит себе будущее, а тебе придется есть с ней за одним столом.
Вириенна вздохнула, понимая, что все сказанное окажется сказанным зря, вероятнее всего, но смолчать у нее не получилось. Ее муж, по крайней мере, постарался это окупить, а потому советом поделиться ей было не сложно. Даже если уши будут не благодарными.
- Тебе, госпожа, извини меня за дерзость, нужно взрослеть. Читаешь мне проповеди о нравственности, но отказываешься здраво смотреть на мир. Оказавшись на твоем месте, не желая удовлетворять интерес своего мужчины, которого ты, похоже, боготворишь, что на мой взгляд ошибочно, и дать ему желаемое, я бы начала выбирать ему любовниц собственноручно, и таких, чтобы быть уверенной, что его увлечение не перерастет во что-то более серьезное. А лучше, взялась бы за голову и попыталась понять чего ему не хватает и что он получает в обществе других женщин, которых выбирает сам.
Вириенна смотрела за женщиной, предвкушая что та, скорее всего вспылит с высоты своих моральных устоев, ведь услышанное  было слишком откровенным. Однако, волколачка не была жалостливой и участливой. Единственное, что ее беспокоило, это прибыль с лавки. Врядли одна разъяренная и вроде бы даже тихая дворянка, не полезшая рвать на Вириенне волосы, могла бы повлиять на это.
- Злиться на меня не имеет смысла, и ты это знаешь. От этого твой муж не изменится и не станет проводить больше ночей с тобой. А сцены ревности его только выгонят прочь из дома.
Она старалась приподнести это примирительным тоном, чтобы сгладить негативное настроение предыдущих фраз.
- Об остальном же ты говоришь так, будто читаешь заученную молитву. Это, конечно, не мое дело, - Вириенна скрестила руки под грудью, нахмурившись, - но ни один мужчина на свете не стоит того, чтобы терпеть его жестокость. Тем более, оправдывать его.
Вириенна действительно поняла свою собеседницу превратно, найдя в ее словах только подтверждение своей догадки, завуалированное красивыми словами. «Расплата за проступки» вполне могла выражаться в побоях.

+2

8

Открыть что-то новое женщина для Ярнам не смогла. Большую часть совместной жизни она проживала под руку с такими возможностями, которые ей сейчас рисовали. Да, каждый день был словно каторга. Да, она каждый день ждала худшего. И да, она прекрасно понимала, что случись какая-то проблема – жить с ней придется очень долго. Но вот сделать хоть что-нибудь и исправить текущее положение девушка не могла, у нее сил не хватало, как и смелости.
Зато эта гостья дома рисовала все весьма красочно, указывала на ошибки, довольно жирно подчеркивала грядущие и случившиеся проблемы. Ярнам же нахмурилась, но выслушала все без пререканий, не перебивая.
– Думаете, что я настолько глупая? – немного насмешливо поинтересовалась реданка. – Маленькая девочка, что постоянно опускает руки и ничего не делает, наблюдая за такими, как вы? Сколько бы мне не доводилось видеть таких, сколько бы я на них не злилась – это не меняет никакого положения. Включая попытки понять, что именно не так и что же есть у вас, но нет у меня.
Ярнам вздохнула. Впервые за долгое время она высказала то, что изнуряло её. Впервые за всё время она смотрела в глаза той женщине, что в глазах мужа была куда привлекательнее. Она видела различье: властная, наглая, не пугавшаяся правды и раскидывающая её с большим удовольствием. Не такая, как Ярнам, даже совершеннейшая противоположность, ведь реданка порой не знает, как смягчить грубый ответ, что по сути своей грубым являться и не может.
Даже нынешняя ситуация очень точно подчеркивала страх потерять то, что за приходилось бороться. И страх, который указал бы другим на ошибку, что в мыслях девушки быть и не должно было.
– Но приводить собственноручно в дом женщин, подсовывать их мужчине и считать, что это – способ удержать… – Ярнам грустно улыбнулась, даже не понимая, как дико звучит предложение. – Нет, в этом ни выхода, ни пользы нет и никогда не будет. Возможно, терпение иссякнет. Возможно, мне еще доведется свершить глупость. Вечный огонь мне свидетель, коли не доведется.
Наконец-то отказывая от желания стоять, Ярнам прошла к стулу, опускаясь на него и при этом расправляя юбки, дабы не помять их.
– Вы говорите все легко, так, словно бы на каждому шагу в повседневной жизни это случается. Легко, непринужденно. Но это не так. Совершенно не так. Когда ты стремишься к чему-то, стараешься этого добиться и потом по чужому капризу или дурости теряешь все… думаете просто сдаться и принять свой проигрыш? Когда вы тратили время, убеждали себя в правильном выборе, следовали своему внутреннему голову и считали, что вокруг все ошибаются, а вы совершенно правы? Поверьте, это не так просто.
Девушка хотела было улыбнуться, но не нашла причины. Причин улыбаться у неё не было уже давно, примерно с того момента, как все нарисованные в голове сказочные замки и истории рухнули, потеряли свой смысл и преобразовались в контуры страшных сказок, что так просто было приравнять к реальности.
– И конечно же при этом вернуть все обратно тщетны. Такое испытание мне не хочется желать никому. С ним слишком сложно справиться, а куда проще смириться и продолжать лелеять собственное убеждение, что когда-нибудь всё наладится.
Впервые признаваясь самой себе (да и не только) в отменной дурости, реданка ощутила некоторое облегчение. Правда еще один укол не прошёл мимо. Она приподняла руку, провела пальцами по шраму, вспоминая насколько близко была к решению всех проблем.
– Не стоит думать, что я пытаюсь оправдать мужчину. Я хочу оправдать себя.
Ярнам отвлеклась, когда в помещении мелькнула служанка. Девушка застыла в проходе, не зная, стоит ли прерывать беседу. Впервые в жизни хозяйка дома нахмурилась и жестом руки порекомендовала девице пропасть с её глаз.
«Кто знает, может и с тобой он проводит время, пока меня нет. Интересно, в Новиграде есть хоть одна женщина, что еще не познала внимания от того, кто сейчас нежится в постели, считая себя неслыханно притягательным?»

+2

9

- К сожалению, это действительно случается на каждом шагу. Как бы люди не стремились прикрыть срам словами. И я говорю что пора повзрослеть, действительно слыша речи не соразмерные реалиям повседневности. Если оставаться в том же состоянии навсегда, то жизнь просто разобьет тебя вдребезги.
Вириенна вздохнула. Отчего-то краешком своей черной души она сочувствовала женщине. Эта незнакомка, которая стала уже почти знакомицей, говорила о своих проблемах, но бестия поняла что она чувствует в совершенно иной области, вспоминая о своих, совершенно иных и очевидно гораздо более неразрешаемых.
- Знаешь, изменить нельзя, пожалуй, только смерть. Вот тогда выхода нет. Остальные слова это слезы и речи  человека малодушного, не готового получить то, чего он хочет добиться. И если ты говоришь, что сама сделала с собой это, то я могу испытывать лишь чувства не положительные к тому, кто готов сдаться. Ведь жизнь это сложный процесс. Сильные выживают, слабые погибают. Все сложно и, вместе с тем, очень-очень просто.
Волчица не надеялась что человек ее поймет. В сущности она говорила о своем взгляде на мир, прагматичном и практичном. Это вообще слишком ярко разнилось между ними. Вириенна видела суть проблемы, которая по большей части в этом различии и состояла. Реданка же это отказывалась принимать и предпочитала прятаться в своей раковине. Но так она точно не получит желаемого и будет жить так же.
- Я имею в виду, что если ты хочешь быть сильнее, то начинай думать и действовать. Тщетность – удобное оправдание.
Вириенна подошла к женщине ближе, протянула руку, коснувшись подбородка и подняла ее лицо, заставляя взглянуть на себя. Бестия рассматривала лицо. Тот вид, который еще не был подернут морщинами. Внезапно она осознала как быстротечна человеческая жизнь и что скоро все это увянет. А время Вириенны оставалось неизменным уже достаточно долго. Может быть, это так раскрепощает женщин и дает им уверенность во всем?
- Ты молода и молодость скоротечна. А тратишь ее на пустые вещи, на которые времени не остается. Подумай и скажи, лет через десять, пятнадцать, двадцать, когда ты будешь вялой старухой и это красивое лицо покроет сетка морщин, как ты будешь себя оправдывать тогда, когда будет поздно пробовать что-то новое? Когда ты бесцельно убьешь свою жизнь на глупости, которые несешь? Вот тогда ты не сможешь вернуть все назад. Время и смерть – это то, что нам неподвластно. На остальное мы можем повлиять, даже не отрицай. Вопрос в том готовы ли сделать для этого достаточно.
Она отпустила ее подбородок, непроизвольно тронув его ногтями.
- Я могла бы предложить тебе зелья, но это не решит проблему в корне. Впрочем, если когда-нибудь ты захочешь что-то приобрести у алхимика, то приходи ко мне, тебе я буду рада больше, чем твоему мужу. – Упустить шанс подзаработать не стоит упускать никогда. Женщина не была ей неприятна, но разговор явно заходил в тупик. Собеседница все таки была не готова слышать, а не слушать, а потому тратить время попусту волчица бы не хотела. – Мне ни к чему болтать о чужих секретах. – Пространно закончила она. Та юная служанка была знакома волчице, но бестия решила смолчать. Это все было бессмысленным сейчас. – Беседу нашу, при желании, возможно продолжить, но в другое время и в ином месте. Здесь же очень много посторонних глаз и мне действительно пора. Чародей, которому я очень обязана, очень не любит ждать.
Не став раскланиваться, за собой Вириенна оставила многоточие и раскрытую дверь, но не ей решать готова ли хозяйка дома в нее войти. Время – действительно та вещь и субстанция, которая неподвластна никому, и терять его на пустые разговоры Вириенна не хотела. С улицы пахнуло прохладой. Ночь была теплой.

+2

10

«Мне даже не удалось хоть немного протянуть руки к той, что все называют Смертью», чуть ли не усмехнувшись припомнила про себя Ярнам. Знала бы эта женщина с каким трудом иногда дается жизнь среди проблем, возможно, и не говорила то что было сказано. Правда… стоило ведь призадуматься.
Действовать сложно всегда, приниматься к решению проблем, придумать как извертеться, как исправить свершенное, как упростить самому себе жизнь. Ярнам было не просто сложно, ей эта подача была непривычна и неизведанна. Но в словах женщины она находила ту ценную мысль, что должна была до неё добраться. Она поняла, что себя стоит ценить, стоит отмерить себе не самый дальний и забитый угол из всех, что есть в жизни. Ведь потеряв возможность исправить то, что было сделано, горевать об этом придется куда больше.
Вечерняя гостья очень скоро поспешила отказаться от дальнейших рассуждений. Ярнам проводила её взглядом, услышала как хлопает дверь и только после этого спокойно вытянула ноги, выдыхая с трудом.
Жизнь рано или поздно должна меняться. Но вот без помощи эти изменения не происходят.
Довольно долго она не покидала гостевой комнаты. Довольно долго думала. Ночь она провела не с мужем, а тот даже не подучал узнать – где его законная жена. И это, возможно, дало еще один толчок к действиям, которые теперь пульсировали необходимостью.
– Пусть будет так. Пусть будет так, как это случится.

***

Все несколько дней реданка размышляла и не отпускала мысль, которую зарядила хозяйка лавки, у которой девушка появилась почти с самого утра. Странные сомнения не давали ей переступить порог и толкнуть дверь продолжительное время, но почему-то Ярнам не волновали ни взгляды прохожих, но их вопросы, что содержали в себе приторную заботу.
«Будь что будет».
Поднимая руку и делая несколько ударов кулачком по деревянной двери, Ярнам наконец-то толкнула её и зашла в лавку, где в нос моментально ударил запах трав, аромат зелий смешанный с другими многочисленными запахами. Она знала куда идет, поэтому ждала именного такого.
Та женщина с черными волосами и красивыми глазами вновь предстала перед дворянкой. И именно в этот момент Ярнам начала переживать, начала теребить платье пальцами, прикусывать нижнюю губу. Не в силах она была удержать это в себе, ведь столь тяжелое решение делало её не такой, какой она на самом деле являлась – мягкая, спокойная и не способная противостоять тем сложностям, что готовит жизнь.
Что-то невидимое ей заставило сделать еще один шаг вперед и наконец-то заговорить. Пусть тихо. Пусть испуганно. Но с проблесками отдаленной уверенности.
– Вы говорили, что я могу зайти в вашу лавку, – Ярнам для убедительности осмотрела помещение, отмечая, что всегда представляла себе такие лавки иными. – И могу попросить у вас… зелье.
Она забыла даже об элементарном приветствии. Но оно и вовсе не было важным сейчас, когда девушка делала огромный шаг к чему-то новому.
– Ведь это еще возможно?

+2

11

Вириенна знала и догадывалась о куда большем, чем предполагала реданка. Просто ее способ решения проблем был бестии не знаком и чужд ровно настолько, насколько чужды были реданке рассуждения Вириенны. Из всего разговора, что сложился между законной женой и временной любовницей недавним вечером, Ренна не извлекла ничего нового, в отличае от того, над чем предложила поразмышлять той, другой женщине. Странным осадком в хозяйке лавки остался лишь один факт из этого разговора. Она зачем-то решила учить реданку как жить, желая ей добра по-своему, призывая подняться с колен и взять себя в руки. С Вириенны за этот разговор не убыло, мужчина больше ее не интересовал, но все-таки это стремление пригладить перышки какому-нибудь паршивенькому недобитку, указав на то, как стоит жить, было… расстраивающим ее, но существовавшим в ней. Впрочем, Вириенна и эту свою слабость старалась обернуть чем-нибудь полезным. Например, получить из женщины приятельницу и клиентку. Если говорить о том разговоре, то, естественно, волчица имела в виду какие-то любовные снадобья, дальнейшие руководства и просто возможность с собой поговорить. Иногда покупки не имели значения. Вириенна и представить не могла к чему все это приведет когда-нибудь. Будь она жалостливее и гибче, то выразилась бы мягче, зная как ее речи могут влиять на других. Но Вириенна не заботилась об этом и жалостливой не была. Пожалуй, даже тот разговор с реданкой был продиктован желанием проявить благоволение и посоветовать с высока, что делать с очевидными ей ошибками. А потом уже Вириенна и думать о нем забыла. Отнюдь, не в пример той, другой женщине, что появилась на ее пороге через несколько дней.
Раннее утро, когда работа в городе только начиналась, было как раз нужным временем. никто еще не успел никого разозлить, люди ходили тихие и сонные, Вириенна немного погоняла своего подмастерья, вручив тому ведро и тряпку, а сама, просыпаясь, потягивала ароматно пахнущий отвар трав. Она обернулась на звук открывающейся двери и увидела свою неожиданную гостью, узнавая в той недавнюю собеседницу. Выглядела та обеспокоенно. Словно что-то случилось. Это заставило отвлечься от чашки.
Женщина заговорила весьма скоро, притом забыла где-то все приветствия.
- Говорила. – Вириенна кивнула, подтверждая слова женщины. – И ничего не изменилось.
Хозяйка лавки улыбнулась.
- Проходите. – Сказала она и подозвала убиравшегося в лавке парнишку к себе жестом. – Дайте мне минуту, и вернемся к вашей проблеме.
Эрвину сказано было всего пару слов, выданы деньги, а сам он оправлен на улицу за покупками, бросив ведро и тряпицу, которые Вириенна спрятала за большим столом у которого стояла. Провожая мальчишку взглядом, ускоряющим его исчезновение, оборотень, о сущности которой гостья не подозревала, вновь внимательно посмотрела на клиентку.
- Вот теперь нам никто не помешает. Я так понимаю по вашему виду, дело достаточно деликатное. Так какое зелье вам нужно? Помня ваш вопрос… могу предложить такие, что разожгут у вашего мужа интерес к вам, как к женщине. Если же хотите избавиться от ребенка – своего или чужого, - я тоже могу вам с этим помочь. Словом, зелий и средств много, все зависит от ваших целей. Так могу я узнать чего же именно вы хотели бы достичь с их помощью?
Она подумала о том, что гостье надо бы предложить чего-нибудь расслабляющего. Сейчас и, может быть, даже с собой. Состояние у женщины было отчаянным. Отчаявшиеся и решившиеся способны были на многое, поэтому она действительно думала что речь идет об убийстве ребенка, возможно даже соперницы. Но и представить не могла как же ошибалась и насколько отчаявшейся была ее гостья.

+2

12

Несмотря на то, что в помещении находился еще один человек, Ярнам старалась не обращать на него никакого внимания. Вместо этого она внимательно глядела на хозяйку, а про себя размышляла – правильно ли делает? Верно ли сейчас все складывается и на самом деле есть такие проблемы, решение которых настолько критично и так резко? Внутренний голос молчал, зато какая-то светлая сторона разума твердила: все верно, все правильно и не стоит сомневаться.
Когда за спиной Ярнам хлопнула дверь, она наконец-то преодолела расстояние до хозяйки лавки, пока еще сохраняя железное спокойствие. Правда, когда та начала говорить и предлагать различного вида зелья, прикусила нижнюю губу и опустила голову, словно бы зная, какой грех хочет свершить, раз даже хозяйка не понимает конечной точки этого разговора.
– Избавляться от детей у меня нет необходимости, – она подняла голову и типично женским движением руки убрала светлую прядь волос за ухо. – И скорее всего такая необходимость никогда не появится. Так же, если какая-то женщина, чье внимание было куплено моим мужем, стала немного счастливее – я не в праве забирать у нее такое.
В голосе реданки слышалась зависть. Ведь было чему завидовать тем, кто стал счастливым и более никогда не видел Виллема, что редко контролировал свой гнев. Ярнам видела это часто, но один из многочисленных случаев помнила слишком хорошо.
– Понимаете… я и не хочу привязывать себе мужчину при помощи зелья, алхимии и прочего… неестественного. Это неправильно.
«Ровно как и то, что сидит в твоей голове», злобно отозвался внутренний голос, да так колко, что Ярнам захотела шикнуть сама на себя.
Ей понадобилась пауза, прежде чем проложить. Все-таки взгляд хозяйки лавки несколько смущал её, пугал. Так же, как и произносимые слова о возможности решить любую проблему добрым действием. Таким, которое Ярнам пыталась использовать очень-очень давно и бесчисленное количество раз. И теперь такой способ ну никак не мог занять место фаворита.
– То, что я хочу у вас приобрести, является кардинальным методом. Неправильным, но единственно возможным в настоящей ситуации. Этот метод должен быть незаметным, приближенным к возможным случайностям, которые могут случаться на любом шагу.
Ярнам вновь прикусила губу.
– Вы понимаете, что именно мне нужно?
Она безумно боялась сказать напрямую.

+2

13

Вириенна внимала. Женщина явно нервничала и, чем ближе подходила к сути вопроса, тем более нервно себя вела. Впрочем, вскоре хозяйка лавки узнала причину этого странного поведения. Увы, она оказалась не права и ее клиентка задумала нечто иное, чем ей хотелось предполагать. Ренна прищурилась. «Действительно? Ты действительно просишь меня об этом?»
- Я сочувствую вашему горю, - издалека начала она, не упуская ни одной детали. В данном случае упоминание о ребенке, которого не могла родить покупательница, - если бы знала об этом тогда, то не стала бы упоминать это в разговоре.
Вот такое вот извинение. Впрочем, обе женщины понимали, что тогда волчица говорила пусть и жестокую, но правду. Просто сейчас темноволосая понимала чуть больше.
- Тогда зелье вам действительно не поможет. Впрочем, я догадываюсь, что вы задумали.
Вириенна задумалась, при том совершенно непроизвольно, как бы поступила сама в этой ситуации. Может быть, ее покупательница нервничала, потому что задумчивость явно отразилась на лице хозяйки лавки, но буквально через мгновение та все-таки дала какой-то более вразумительный ответ.
- Я вас понимаю. И такое средство найдется. – Вымолвила она и полезла в ящичек позади себя, перебирая скляночки, которые стояли там плотно друг к другу.
«А, ведь, действительно. Что еще остается делать женщине, которая не может дать своему мужу наследника? Если он потерял к ней интерес и ищет общества других женщин. Хах. Но я не думала что ты на это решишься, милсдарыня. Не об этом я говорила тебе тогда. Впрочем… что ж, быть может это и решит твою проблему эффективнее всего».
Хозяйка лавки достала из ящички небольшой пузырек без этикетки и протянула собеседнице.
- Это яд. Достаточно будет капли. – Пояснила она.
Голубые глаза взглянули на светловолосую женщину кроткого вида.
- Но есть одно но: обратного хода после применения этого средства не будет.
Вириенна поставила пузырек на стол перед клиенткой.
- Я так понимаю, вы именно это искали.
Она смотрела вопросительно, но вскоре нарушила тишину.
- Не оставляет следов. Сделаю скидку и продам за тридцать крон. Так же советую вот эти капли, - она поставила рядом с первым пузырьком еще один, поменьше, - Они для успокоения вашего самочувствия. Применять по две капли на язык. Если продолжаете ощущать стресс – еще одну-две, не больше. Итого сорок две кроны.

+2

14

Нельзя было сказать, что Ярнам встретила слова хозяйки лавки с большим облегчением. Скорее ей стало стыдно, что с легкостью читалось по наличию румянка на щеках. Не могла она сделать выводы, что о ней теперь подумают и как бы эту тайну сохранить, вдруг девушка обмолвится кому? Путь, что выбрала реданка, был неправильный, тернистый, но отступать и бросать задуманное она боялась еще больше. Тот разговор, что отразился на принятом решении, был слишком убедителен. Пусть и пока еще не придавал особой уверенности. Он не сделает это сегодня, не сделает это завтра. Ярнам знала, что вытерпит до последнего, знала, что еще проживет несколько таких вот встреч как с этой темноволосой, знала, что никому больше не откроет своей тайны. Но когда-нибудь то самое время придет, когда тонкие ручки реданки наконец-то откроют флакон, добавят несколько капель в вино и отнесут мужу, что поблагодарит её за заботу, как всегда приятно улыбнувшись.
Представляя всё это перед глазами она на мгновение пошатнулась и даже пропустила слова темноволосой женщины мимо ушей. Правда реданка вовремя очухалась, подняла грустный взгляд и внимательно изучила флакон, боясь даже до него дотрагиваться. Ей хотелось спросить, как это будет, что почувствует тот, кому будут предназначены эти две или три капли? И что делать с остальным? Но Ярнам молчала, упрямо сжав губы и смотря только на яд. Рядом с ним красовался еще небольшой сосуд.
«Для успокоения», с иронией подумала девушка, не зная, хватит ли ей предложенного для успокоения после двух или трех капель. Но что ж, инструкцию к применению она запомнила хорошо.
– Мне бы хотелось верить, чтобы эта покупка не добралась до чужих ушей, – ей пришлось посмотреть на хозяйку лавки, чтобы понять, чего ждать совершенно не стоит.
Маленькое убеждение. Именно оно и требовалось для того, чтобы реданка начала отсчитывать сорок две кроны, озвученные за всю покупку. Именно сейчас деньги показались Ярнам какой-то мелочью, тем более стоимость предложенная со скидкой.
«Скидка для того, чтобы, возможно, встать на неправильный путь. Скидка на то, чтобы убить человека. Скидка от понимающей женщины, что сохранит тайну», вновь ирония. Но монеты звякнули о деревяшки. Ровно сорок две корны, ни меньше, ни больше.
– Сомнительно говорить слова благодарности, но… они должны быть. Спасибо, за то, что выслушали и поняли, не задавая лишних вопросов, – Ярнам склонила голову, после чего спрятала оба флакона.
Говорить что-то еще она не могла. У неё даже мыслей не было в голове, чего бы действительно стоило озвучивать. Единственное, что она сделала – скромно улыбнулась, выражая куда большую благодарность именно этой улыбкой.
Флакончик с ядом еще долгое время покоился, надежно запертый в сундуке с личными вещами реданки. Применять его так скоро она не стала, ведь влюбленное сердце таяло очень быстро, когда его осыпали словами извинений и легкими признаниями в любви. Но несмотря на это – флакончик всегда был в сундуке, потому что рано или поздно даже влюбленное сердце не может вытерпеть ни предательства, ни лжи, что выпадает на него так часто.

Отредактировано Ярнам (2017-01-02 01:46:57)

+2

15

Что ж, выходило так, что она поняла все верно, пусть волчице и не верилось в это.
- Ваши тайны останутся здесь, госпожа. Как и тысячи других. – Пространно заверила женщину хозяйка лавки, загадочно улыбаясь. Женщина не представляла сколько чужих тайн мог знать алхимик из-за специфики своей работы. Конечно же, все еще зависело от конкретного алхимика, но в целом… вопреки расхожему мнению, алхимику зачастую приходится работать не над научными трудами и открытиями в своей области, а над вещами обыденными и бытовыми, и так уж вышло, что нежелательные беременности, убийства, поддержание желания совокупляться, что слабеет с годами, приворотные снадобья и эликсиры, что не дают брюху пухнуть – это хороший заработок и совершенно бытовые вещи, которые нужны повсеместно. Да, не об этом она мечтала. Зато так или иначе она знала недоступные многим подробности жизни горожан.
Вириенна приняла деньги от покупательницы и сделка состоялась.
- Я вас не осуждаю и могу понять. – Напоследок сказала она. – Надеюсь, что принятое вами в последствии решение сделает вас счастливее. В любом случае, если вы передумаете и решите попробовать нечто иное, - приходите. Несколько раз я уже решила все раз и навсегда. Ни одно из убийств не сделало мою жизнь лучше. Мы могли бы…
Вириенна укусила свой ноготок, задумавшись на секунду, глядя вслед решившейся на страшное дворянке, которая все с тем же страхом в глазах взяла в руки яд и уносила тот с собой.
- …могли бы вернуться к разговору и попробовать менее радикальные решения.
Простое предложение. Вириенна была удивлена желанием женщины умертвить собственного мужа, поэтому и обратила на нее больше внимания, чем на других клиентов, но принимала ее решение, потому что не знала всего что в их семье происходит. Яд это эффективно, но безвозвратно. Тот мужчина, с которым Вириенна провела немного своего времени, не был образцом порядочности, но тридцать крон за его жизнь… «Тридцать крон и двенадцать сверху. За то, что ты не хочешь меняться и переступать через себя. Ты напугана своим решением, ты шла к нему достаточно времени и оно взвешено. Твоя слабость стоит жизни мужчины и сорок две кроны. Понимаешь ли ты это? Жаль, что все так кончится. Надеюсь, ты сможешь стать счастливее. Я не смогла».
Встретятся ли они еще? Вириенна не могла знать тогда. Но отчего-то эта история тронула ее мысли, пусть и ненадолго, потому что видеть чужие ошибки, повторяющие твои, всегда непросто.
Эрвин вернулся в лавку достаточно скоро и застал свою госпожу в задумчивом настроении. Жизнь продолжалась. И смерть была неизбежна раньше или позже ей надлежит прийти. Она уплывает, зато удовольствие от нее нужно брать быстрее, здесь и сейчас. Пожалуй, вечером она вернется к Герхару как всегда, в последнее время, и даст ему ночью чуть больше, чем обычно, пока еще он был ей интересен. К тому же, оставаться одной, наедине со своими нынешними мыслями ей бы не хотелось.


Конец эпизода

+2


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » За наших жен и любовниц! Пусть они никогда не встречаются