Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » В сети бесконечных дорог


В сети бесконечных дорог

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Время: 25 июня 1265 года
Место: окрестности деревни Нижние Погорельцы
Действующие лица: Волторан, Двэйн, Ивона
Описание: Многое в жизни предсказано, многое предопределено. Но, выходя за порог и на путь привычный ступая, всякий ли раз ты знаешь, кого встретишь на нем, и чем эта встреча закончится?

+2

2

Погожий летний денёк. Солнце печет в меру, но и этого повода многим смертным существам хватает, чтобы прятаться в тени или у воды. Ледяная ключевая вода прекрасно утоляла жажду. К одному такому источнику и шагал эльф-охотник. Волторан брёл через лесную чащу, ориентируясь по маленькому ручейку пресной воды, бегущего по вымытой временем колее. На плече его болталась перевязь с двумя тушками крупных кроликов.
Всё было бы хорошо, если бы волчий вой не раздавался столь близко. От этих протяжных леденящих душу звуков становилось не по себе даже самым опытным охотникам. Эльф прибавил шаг, двигаясь вдоль ручья.
Спустя некоторое время и пройденное расстояние, откуда-то из глубины леса послышался шум. Перепуганные птицы возмущенно щебеча, взмывали ввысь от причины тревоги. Эльф выхватил лук, выпрямился и прицелился, натянув тетиву. Зоркий глаз следопыта вглядывался в чащу, пытаясь выискать источник шума. Долго ждать не пришлось. Спустя несколько секунд меж деревьев замелькал человеческий силуэт. Человек бежал, спотыкаясь о корни и кусты, не разбирая дороги. А волчий вой приближался вместе с ним. Погоня.
- Этого еще не хватало. - пронеслось в голове у охотника. Он тут же опустил лук и ринулся на выручку незнакомцу. Следопыт знал, где можно будет сбить волков с толку и заставить их отвлечься от преследования.
-Быстро! За мной! - Охотник вылетел на встречу несчастному путнику, указывая ему куда-то в противоположную сторону. Вот же вляпался. Волки наверняка учуяли запах крови мертвых кроликов. Но этим можно воспользоваться в свою пользу. Эльф припустил вперед, рядом с человеком.

+2

3

Чего только не встретит странствующий наёмник на пути своём: и ворожеев горбатых, простому люду помощь предлагающих, и колдунов-самозванцев, выкуп за жизнь путника просящих, и трупоедов кровожадных, пищу для утоления голода бесконечного ищущих. И всех наёмник стороной обходил, не навлекая беды да проблем на себя лишних. Но не всегда гладка бывает жизнь наёмника. И такое бывает, что нет возможности обойти проблему стороной, и судьба требует сойтись с опасностью лицом к лицу. И даже такая, на первый взгляд, незначительная опасность, как волки, может заставить вооруженного наёмника бежать, не оглядываясь.
Мысли в голове перемешались. Уже не важно было, куда пролегала его путь дорожка. Важно было одно — избавиться от стаи голодных волков у себя «на хвосте» и остаться при этом в живых. Двэйн не был ни лесником, ни следопытом, поэтому способов сбить волков с толку и оторвать их от себя он не знал. Оставался лишь один выход — бежать что есть силы, не оглядываясь и не разбирая дороги, и надеяться на чудо. Бороться в одиночку против стаи голодных волков наёмник не мог и не собирался, понимая, что это станет для него роковой ошибкой. Двэйн в любой ситуации умел держать себя в руках и всегда обдумывал то, что собирался сделать. И стоит ли это делать вообще. И даже в такой ситуации, когда смерть уже дышит тебе в затылок, наёмник держал себя в руках, не допуская паники. Заставлял себя находить в себе силы и бежать дальше, надеясь на то, что рано или поздно волки отстанут. Или же он наткнётся на какую-то деревушку, в которую волки вряд ли найдут в себе смелость забежать. Но пока что ни конца этой лесной чащи, ни деревушки Двэйн не замечал. Он боялся умереть так глупо, даже не держа в руке свой меч…
- Быстро! За мной! - внезапно раздавшийся голос придал наёмнику сил, отчего тот начал бежать быстрее. Внезапно выпрыгнувший перед ним человек, черты лица которого Двэйн разглядеть не успел, указал рукой в другую сторону, скорее всего указывая путь к спасению. Обычно Двэйн не доверял внезапным попутчикам, норовящим помочь ему, но сейчас выбора особо-то и не было, поэтому он, следуя указанию незнакомца, повернул в указанную им сторону, одновременно замечая перекинутый через плечо лук и болтающуюся перевязь с тушками кроликов. «Скорее всего, охотник. Вот же повезло...» - надежда на то, что сегодня он ещё останется жив, поднимала ему боевой дух, заставляя поверить в то, что он ещё встретит рассвет завтрашнего дня. Внезапно незнакомец «подровнялся» с Двэйном и они стали бежать параллельно друг-другу, и, воспользовавшись шансом, наёмник заглянул в лицо охотнику, спасавшего его от волков. Оказалось, что это был вовсе не человек, а эльф, встречать которых на протяжении всей своей жизни Двэйну доводилось очень редко. Широкие плечи, густые тёмные волосы, эльфийские уши и бледноватая кожа...наёмник не разбирался в возрасте эльфов, но, взглянув на этого, точно можно было сказать, что он ещё достаточно молод. Впрочем, никаких предрассудков относительно эльфской расы Двэйн не имел и относился к ним абсолютно нейтрально. Так же, как и к любой другой расе.
- Что дальше? - запыхавшись, наёмник смог выдавить из себя вопрос, надеясь на то, что у него в голове есть какой-никакой план.

+2

4

У диких лесных волков очень острый нюх. И когда они учуяли запах свежей кроличьей крови, то быстро сменили цель погони. Теперь их манили эти две тушки, болтающиеся на плече у убегающего эльфа. Сам эльф прекрасно это понял. Именно по этой причине он двигался к примеченной ранее берлоге. Если даже стая не примет во внимание помеченную чужими запахами территорию, то им придется туго. Впрочем, как и любому другому нежданному гостю.
Но ходу забросив обе тушки к норе под корнями поваленного дерева, охотник дернул в сторону через кусты. Туда же подтолкнул и бежавшего рядом человека. План сработал. Привлеченный шумом и запахом крови медведь покинул свое логово. Но путники этого уже не видели. За кустарником оказался обрыв с холма. Волторан заметил сей печальный факт в самую последнюю секунду. Следопыт, громко ругаясь на эльфийском, покатился вниз по траве. Судя по всему, незадачливого путника постигла та же судьба. Остановились они только у каменистого берега мелкой речушки.
Голова гудит, все конечности неприятно ноют. Кажется, кровотечение. Мутным взглядом эльф попытался определить, где его ранило. Во время осмотра обнаружился - капкан?! Именно. Охотничий, грубый стальной капкан. Впился острыми зубами точно в голень следопыта. Тот даже не сразу поверил в это.
-An’badraigh aen cuach! Откуда эта херня здесь взялась?!- Не придумал спросить ничего лучше изумленный эльф. По ощущениям и виду самого прибора он отравлен не был. Это крайне радовало. Но даже с таким ранением далеко не уйдешь. Тем более, когда в пятки дышит стая голодных волков. Разжать самостоятельно не получалось, как он не старался. Только в собственной крови перепачкал руки.

+2

5

Ответа на заданный им вопрос не последовало, поэтому наёмнику пришлось лишь догадываться, что задумал спасающий его из передряги охотник. Впрочем, гадать довелось недолго. Внезапно Двэйн заметил, как эльф снял с плеча пойманные им тушки, и через несколько секунд бросил их под массивный корень упавшего дерева, которое лежало не так далеко от медвежьей берлоги. Внезапно его осенило и он понял всю элементарную задумку незнакомца. И, одновременно с озарением наёмник почувствовал чувство вины и стыда. Ведь, возможо, не так давно этот самый незнакомец вышел из своей хибары, дабы поохотиться и в следствии чего добыть себе немного провизии. Кто знает, возможно, на выслеживание этих двух несчастных кроликов у охотника ушло много времени и нервов? А даже если и нет, в любом случае, усилия были приложены. А появившийся внезапно с погоней на хвосте наёмник заставил эльфа распрощаться с добычей, чтобы спасти шкуру Двэйна. А вспомнив то, что впервые в жизни ему кто-то прикрывает ему задницу, наёмнику стало ещё более неловко. Определенно, такой поступок со стороны эльфа заслуживает внимания, и более того, благодарности, и в голове Двэйна уже рождался небольшой план действий, как это можно будет исполнить наилучшим способом. Если, конечно, двое беглецов сегодня доживут до утра. Быть может, крушка эля да пара звоних монет загладят вину?...
Внезапный толчок заставил Двэйна покинуть свои короткие раздумия. И так же внезапно он вспомнил, что за ними всё ещё гониться эта проклятая стая голодных волков. Охотник ловко перепрыгнул через кустарник, туда же толкнув и Двэйна, показывая этим безопасный путь. Впрочем, как оказалось мгновением позже, путь этот был не столь безопасным, как предполагал Двэйн, да и наверное сам охотник. За густым зеленым кустарником оказался крутой обрыв, и обое путников с громкими ругательствами покатились вниз. Каждый ругался, как мог: эльф - на эльфийском, Двэйн - на всеобщем, и одному Богу известно, у кого это получалось лучше. Но с уверенностью можно сказать одно: каждый хотел как можно сильнее обругать каждый удар своего тела о землю или о выступающий небольшой булыжник.Впрочем, падение закончилось так же внезапно, как и началось, и наёмник наконец почувствовал под собой ровную поверхность, которая свидетельствовала об окончании обрыва. Правда за мгновение до приземления Двэйну сквозь непрерывные ругательства и звуки ударов тела об землю удалось расслышать какой-то щелчок. Вскоре его опасения подтвердились: встав на колени о осмотревшись, наёмник заметил лежащего рядом спасшего ему жизнь охотника, пытавшегося разомкнуть впившийся в его окровавленную голень капкан. Полный желания обругать внезапно появившееся на их пути охотничье приспособление, Двэйн не стал отряхивать пыльную одежду, не вставая с колен, подполз к эльфу.
- Сейчас нам нужно попытаться его разжать, если обое приложим силы, должно получиться,- тяжело дыша произнес Двэйн, чувствуя, что сейчас настало его время спасать чужую шкуру. В своей мрачной жизни наёмник мало кому помогал, но именно сейчас не было времени и места для гордыни. Это  охотник спас ему жизнь и пожертвовал собственной добычей, а потом ещё в добавок ко всему получил ранение. Нет, помочь нужно было обязательно. Скомандовав "три, четыре", Двэйн запыхтел и  изо всех сил постарался разжать стальной капкан. Одному разжать бы, конечно, не получилось, но так как здесь действовали двое, наёмник с небольшим облегчением заметил, что капкан поддается и как только две металлических пластины разомкнулись достаточно, чтобы эльф смог вытащить ногу, Двэйн прохрипел:
- Давай... - и после этих слов дернул разомкнувшийся капкан в другую сторону, тем самым освобождая ногу охотника. После того, как ловушка была обезврежена, наёмник выкинул её в сторону и склонился над раной, дабы осмотреть её поглубже.
- Есть ли поблизости какие-то травы, способные замедлить кровотечение? Возможно,  нам удастся дойти до близжайшей деревни и наложить там повязку...

Отредактировано Двэйн (2016-09-19 07:57:23)

+2

6

Да, день, определенно, предоставлял всё больше и больше неожиданных и малоприятных моментов сегодня. Волчий вой прекратился лишь на несколько минут. А точнее - как раз на то самое время, что потребовалось для освобождения из стального капкана. Без помощи незнакомца, Волторан не справился бы. И скорее всего остался бы истекать кровью в ожидании своего конца. Но фортуна все еще улыбалась охотнику. И благодаря человеку, он сегодня не станет кормом для волков. Сей факт радовал и ободрял. Особенно теперь, когда за рекой виднелась деревушка. Так близко к людскому селению волки точно не пойдут. А потому шанс выжить стремительно увеличивался. Возможно, удастся даже найти помощь местных знахарей. Кровь то продолжала сочится даже через импровизированную повязку, которую Волторан сам себе и сделал из обрывка собственной рубашки.
- Я Волторан. Спасибо за помощь. - эльф завел разговор, пока перевязывал сам себя. Было ужасно больно, что конечно отражалось на его лице. Но он терпел.
- Надо добраться до тех домов. Там точно будет безопаснее. - следопыт указал в сторону опушки леса на противоположном берегу реки. До них было не так далеко. Увидеть можно было даже невооруженным глазом.
Отказавшись от помощи, эльф самостоятельно поднялся, и прихрамывая двинулся в сторону отмеченного указателем брода через реку. Раненную ногу пришлось изрядно вымочить в воде. Но деваться было некуда. Искать другую переправу просто не было времени.
Дальше путь пролегал через более-менее безопасную землю. Вой позади все еще продолжался, но он уже казался таким далеким и мало кого тревожил. Местные жители явно с умом выбирали место для основания поселения.
Таким образом, наемник вместе с охотником дошли до самого ближайшего домика, стоящего на окраине. Эльф отказался идти дальше и уселся прямо на крыльце, тихо ругаясь на родном языке. Он проклинал волков, свою невнимательность и тех мастеров, что поставили капканы в которые умудряются попадаться aen'sidhe.

+2

7

- Я Двэйн. И обычно я не помогаю в беде другим, - наёмник слегка усмехнулся и встал на ноги, -  но не могу бросить человека, который спас мне жизнь, - с этими словами он протянул руку Волторану, который уже в это время успел смастерить самодельную повязку из обрывка рубахи и наложить её на кровточащую рану. Немного удивившись, что эльф отказался от помощи, Двэйн отшагнул назад, дабы создать немного больше пространства для раненного. Рана доставляла охотнику жуткую боль, это можно было увидеть на его скривившемся лице. Поэтому-то Двэйн и не понимал, почему Волторан решил встать сам. Быть может, свойственная эльфам гордыня не позволила ему принять помощь от человека? Впрочем, сейчас не время размышлять об этом. Слишком рано Двэйн расслабился. Рана всё ещё кровоточила, а до указанной Волтораном деревушки ещё следовало дойти. Им предстояла переправа через реку, от чего Двэйн еле слышно недовольно хмыкнул. И всё же деваться было некуда, несмотря на то, что в скором времени им придется намочить всю одежду. Теперь наёмник был уверен, что остаться в этой деревушке им придется минимум на день.
После того, как они преодолели переправу, Двэйн вновь услышал волчий вой. Правда сейчас он его уже вовсе не заботил, так как голодные псины не смогут добраться до них. Сейчас над ними нависла другая проблема - найти пристанище и того, кто сможет оказать медицинскую помощь. С горем пополам дойдя до первой хижины, Волторан оккупировал его крыльцо и принялся выливать свой гнев на родном языке. И наёмнику хотелось сделать то же самое. Но Двэйн понимал, что пора брать ситуацию в свои руки, иначе - пиши пропало. Подойдя к двери домика, на крыльце которого уселся раненный охотник, Двэйн постучал. Ответа не последовало. Видимо, хижина пустовала, либо у её обитателей остутствовало желание её открывать. Постучав ещё раз, наёмник отошел от хижины и вышел на главную тропинку, которая вела к остальным лачугам.
- Какого чёрта пусто?! - окинув взглядом опушку, Двэйн развел руками и недовольно топнул. Но он не терял надежды. В этой деревне определенно кто-то был, в этом не оставалось сомнений. Повернув голову в сторону присевшего на крыльцо Волторана, он молвил:
- Жди здесь, я попробую поискать в других хижинах. Здесь наверняка кто-то есть, - положив мокрую руку на эфес меча, наёмник уверенным шагом двинулся в сторону остальных хижин. Чавканье воды в сапогах и липнувшая к коже мокрая одежда всё больше приводили его в недовольство.

Отредактировано Двэйн (2016-10-17 15:34:51)

+2

8

Погожим денек летний выдался, теплым таким да ясным. Отгремели грозы, отпылали зарницы, дожди затяжные отплакали. Расцвело все в округе, распустилось; зажужжали шмели пушистые, загудели тучные оводы, закружили осы да пчелы над соцветиями яркими. Высыпал люд на улицы. Кто в поля поработать направился, кто в своем огороде сгорбился, те же, что помоложе были, на реку поспешили, искупаться в водице прохладной да в игру в какую сыграть. Ивона хотела б к гулянью примкнуть, да ее туда никто не позвал, так и пришлось подхватить корзинку да в лесочек направиться: ягод собрать, цветов красивых да трав полезных, что только в июне сок набирают. Так вот и шла ведьма. Песни пела, стебли срезая да к землянике склоняясь; ветки ладонью отодвигала ласково, не желая деревьев губить – ни дать, ни взять дриада лесная, разве что кожа светлая да одежа людская.
Так и час прошел, а за ним второй миновал. Тогда опомнилась девица, когда набрала корзинку полную, выпрямилась, по сторонам осмотрелась. Лес кругом. От воды туман поднимается. Красота да и только. Тишь да покой. Так и стояла бы знахарка, вдыхая запахи да природой любуясь, кабы волчий вой вдалеке не заслышала.
- Это что еще за напасть такая? – подхватила корзинку, нахмурилась, уши свои навострила. Повторился вой. А за ним еще и еще, - Вот же!
Поспешила кметка на тропку выйти знакомую. Не пугали ее, конечно, животные. Захотела бы, отвела б беду от себя, но уж больно ей плач звериный не к сердцу пришелся. Протяжный он был, холодил душу. А еще хуже было, что средь белого дня раздался. «Ничего не понимаю», - так Ивона подумала, - «На охоту, что ль поднялись? Вроде рано еще. И к деревне близко пожаловали. Корму много сейчас, пируй да жируй, знать пригнало их что-то, спугнуло. Не иначе, как тварь какая опять завелась. Вот хоть снова зови мужика кошкоглазого…» Повела ведьма плечами, поежилась, на солнышко посмотрела, прищурившись, да и дальше пошла, ловко кочки болотные перескакивая, да о своем размышляя. Уж пара недель прошла, как ее тревога смутная охватывать начала. Вот вроде и мирно все шло, сладко да гладко, а нутро знай себе недоброе чуяло, толи встречу обещая какую-то, толи пакость да горесть незваную…
К избе своей ведьма тогда подошла, когда было далеко за полдень. Солнце уже не так припекало, ползло к горизонту медленно, за крышами домов прячась; удлинились тени, просвежел воздух; ветерок ласковый подул, траву шевеля. Шаг, другой, третий. Так и выступила девица пред гостем своим, обомлела завидев несчастного, недоверчиво так прищурилась, да корзинку свою опустив, руками в бока уперлась.
- Эй! – окликнула незнакомца знахарка, - Ты чьих будешь да что за горе тебя в избу мою привело?!
Вопросила кметка, насторожилась, ответа ожидая, а покуда молчал ее гость незваный, взглядом внимательным по лицу его проскользила да по фигуре. Статный он был, глазу приятный, патлатый такой, одна беда… остроухий. Ивона как уши эти увидела, так и обомлела. И не то, чтобы эльфы ей прямо не нравились, да встречаться с ними не доводилось, и за то знахарка деревенская судьбе благодарна была. «Будто мало мне монстробоев было», - так заметила, помрачнев, - «От последнего-то еще постель не остыла…» Не полюбился ведьме путник несчастный, не порадовал ее сердца, но делать нечего, раз явился с бедой, знай себе привечай. Тут уже разбираться некогда. Вздохнула девица, по сторонам огляделась, не идет ли кто и, не приметив ни единого человека в округе, подошла к бедолаге, корзинку на лавке устроив.
- Ох, не мир ты мне принес, - так промолвила, отпирая дверь, - Ну уж раз тебя привело сюда, проходи. Побыстрее только, пока никто не увидел. Мужики здесь больно глазастые, а бабы языкастые. Скажут еще, что я с эльфами путаюсь, не оберусь напастей потом.
Со словами этими на устах распахнула знахарка дверь, незнакомца вперед пропуская, а как тот порог приступил, затворила за ним да окна закрыла ставнями.
- Ну, рассказывай, что за горе тебя постигло...
И хоть видела Ивона рану безобразную, рваную, а все равно разговор завела. Кто его знает, эльфа этого, может, у него и еще чего перебито, что от глаз сокрыто одеждами.

+2

9

Вот тебе и удача. Выручил незнакомца - поплатился ногой. Она, конечно, двигается и работает, но болит же! К тому же, кровоточит. Наемник что-то воскликнул, удаляясь от дома в явной спешке. А куда теперь торопиться? От кровопотери эльф точно не умрет. Ну, скорее всего, не умрет. Может быть, просто сознание потеряет.
Двэйн скрылся из виду, оставив охотника на крыльце в гордом одиночестве. Эльф снял со спины лук и колчан, положил рядом с собой на пол. Прошло каких-то минуты три, когда слух приметил шаги вблизи хаты. Волторан повернулся и упер взгляд сизых глаз в девушку. Красивая, миловидная такая. Видно, что следит за собой. Не так хороша, как женщины эльфийского племени, но тоже привлекательная. На её слова о возможных неприятностях из-за визита остроухого, он молча накинул капюшон на голову, скрывая тем самым свои уши. Затем поднялся и прихрамывая, поплелся за хозяйкой.
- Извини за беспокойство. В капкан угодил. А кроме этой хатки, ближе ничего не оказалось. - Эльф вошел в дом, не оглядываясь по сторонам. Взгляд скорее был к девушке прикован. Платье у неё странное. А в остальном - вполне ладная.
- Со мной еще человек был. Убежал куда-то. Наверное, за помощью. - Эльф уселся на ближайшую в доме скамью, зашипев от резкой боли в ноге. Угораздило же. Никогда в жизни не попадался в капканы, сам их ставил. Пускай и не такие опасные, но всё же.
- Я Волторан. Охотник. За неудобства заплатить готов монетой или делом. Это уж тебе решать. Ты только... - Эльф хоть и был мужчиной довольно видным, но к любым ранениям относился очень чувствительно. Он повязку то свою импровизированную с большим трудом размотал, чтобы не испытать лишней боли.

+2

10

На движение незнакомца остроухого ухмыльнулась Ивона коротко, головой покачала. «Правда, что ль, думает, что по нему породу не видно?» - так заметила, в избу проходя, да на эльфа поглядывая искоса, - «Будто в одних ушах дело здесь. Тут и выправка, и лицо, и все остальное. Не бывают люди такими. Кметы, во всяком случае. А коль наружностью не похож, знамо дело – эльф али нильф, а там уже и не ясно, чего хуже будет». Вздохнула ведьма, губы поджала, лоб потерла задумчиво.
- Не бери в голову, - откликнулась девица, - Пришел и пришел, чего уж теперь. За дверь тебя не выставлю, языком болтать не примусь. Коли попутчик твой шуму здесь не поднимет, так и уйдешь, как пришел: не видим, не слышим. Изба моя, и впрямь, на отшибе стоит, не больно к ней деревенские-то присматриваются.
На том и затихла знахарка, на рану гостя своего незваного еще раз глянула, а там уж в чулан отошла, воротившись с водицей, травами да повязками. Присела на корточки возле болезного, принялась тряпицу его разматывать, лишь глаза подняла, когда эльф с ней заговорить решился.
- Чего только? – посмотрела внимательно, ладони от перевязки охотничьей отнимая, да помедлив немного, - Осторожнее, что ли?
Хохотнула кметка. Посмотреть – крепкий такой мужик, сильный, в плечах широкий, а как до дела дошло, так на тебе! – Больно ему да страшно.
- Ты только смотри от вида крови сознанье не потеряй, да на всю округу не завопи. Коли надо, возьми вон веточку со стола, да в зубах зажми. Я тут быстро управлюсь, рана, как рана, и похуже видывала.
Посерьезнела Ивона. Умела она хвори подобные врачевать, а все равно аккуратность здесь требовалась да собранность. Одно дело, царапину какую промыть, замотать, и другое совсем из раны рваной клочки одежды вытаскивать. Пропустишь чего – загноится потом, жару нагонит, напастей подбавит. Насупилась ведьма, губу прикусила, окровавленную перевязку с ноги мужицкой стянула, штанину поддернула, на пол уселась да принялась ковыряться, изредка глаза поднимая на гостя незваного, дабы проверить, живой он там, али помер уже со страху. Всяко оно в жизни бывало, то вон девица хрупкая двойню рожала, сдюживала; а то и крепыш какой от царапины загибался.
Эльф молодцом держался. Хоть и бледнел да испариной исходил, все равно терпел мужественно. Заслужил одобрение знахарки. «Вот и славно», - так она заключила, улыбаясь да рану промывать принимаясь. Замотала ногу разорванную, между тканью листы проложила, что гной вытягивали да заразу всякую убивали; обтерла лоб, на ноги поднялась, вздохнула устало.
- Готово дело, - так промолвила, на лицо незнакомца поглядывая, - Поболит да и перестанет. Рана только затянется, там уже и ходить можно будет, разве что с осторожностью. Правда, время на то потребуется. Не пристало с ногой такой по лесам, по корягам прыгать. Здесь пока оставайся. Я сейчас приберусь, да на лавке тебе постелю. Отоспишься да отдохнешь. Поутру завтраком накормлю, а там уж и видно будет.
Отошла Ивона от раненого, подхватила таз свой, в крови испачканный, отошла с ним в чулан, за занавеской цветастой скрылась. Только плеск воды доносился оттуда да тихий звон, - наводила порядок ведьма, не тревожась о госте незваном. Впрочем, из головы его так и не выбросила, все о том размышляла, как ей быть теперь: пускать в ход колдовство, али средствами обойтись обычными. «Ночью все ясно станет», - после мытарств мысленных так рассудила девица, - «Ночь покажет, ночь и рассудит». На том и оставила размышления знахарка, запалила лучину да вышла в комнату.

+2

11

Не найдя в окрестностях ничего удовлетворительного, Двэйн стиснул зубы и развернулся. Мысль о том, что им придется ночевать под открытым небом не слишком уж воодушевляла, учитывая то, что они оба в мокрой одежде, и в добавок ко всему нога Волторана была повреждена. Ранение было не особо опасным, если его обрабоать и замотать вовремя. Но если им придется долго бродить в поисках укрытия для ночлега, то особо опасное ранение, которое получил эльф, спасая наёмника, может превратиться в опасную и злокачественную рану. Двэйн чувствовал себы виноватым. С одной стороны он был рад, что остался жив. Но с другой...с другой стороны своей неосторожностью он подставил того, кто спас его. Раньше подобных ситуаций у него не было. Наёмник жил, как наёмник, и хладнокровно относился ко всему, что его не касается, а особенно к чужим бедам и лишь изредка мог оказать кому-то незначительную помощь. Но в данный Двэйна мучила совесть. Он не мог бросить в беде человека, который спас ему жизнь. По доброй воле. Да ещё и пострадал от этого. Если уже начал помогать, значит нужно довести дело до конца. Если здесь все хижины пустуют, значит найдутся другие, где им помогут. Сдаваться Двэйн не привык. Жизнь наёмника научила его одному правилу: делай упорно, делай до конца и  будешь вознагражден. Теперь это правило является для него жизненно важным принципом. Поэтому Двэйн, не теряя надежды, решил вернуться к сидящему на крыльце Волторану и обсудить с ним дальнейший план действий. Быть может, поблизости есть какая-нибудь другая деревня? Или, быть может, вариант переночевать в пустой хижине покажется им лучше? Быть может, Двэйн бы нашел и больше други вариантов, если бы обнаружил сидящего на крыльце охотника, где он был несколько минут назад. Каково же было удивление наёмника, когда тот не обнаружил Волторана там, где он должен был быть. Вся эта ситуация сильно напрягала нервы наёмника, от чего он, следуя инстинкту, схватился за эфес своего меча и легким движением вытащил его из ножен. Чувствуя знакомую рукоять в ладони, Двэйн чувствовал себя гораздо увереннее, вспоминая, сколько раз его вовремя вытащенный стальной меч спасал ему жизнь. Подойдя поближе ко входу, наёмник осмотрел место, где пару минут назад сидел охотник, спасший ему жизнь. Странно, но поблизости не было никаких следов, которые могли бы указывать на бой, который, по идее, должен был произойти недавно. Да и если бы началась стычка, Двэйн тут же услышал бы это. Но ничего подобного и в помине не было, что ещё больше напрягало наёмника и создавало теперь некое подобие страха за свою жизнь. Уже второй раз за день. Внезапно Двэйн обнаружил нечтл интересное на дверном провеме - мокрый след от ладони, немного смешанный с кровью. Он был еле заметен и настолько хорошо сливался с цветом устаревшей древесины, из которой, собственно, был построен дом, что наёмнику ещё повезло, что он вообще его увидел. В голову не приходила ни одна догадка кроме одной: он внутри. И то, что заставило эльфа покинуть своё прежнее место, тоже внутри хижины. Что бы это не ни было, наёмник догадывался, что придется встретиться с этим лицом к лицу. И сейчас, он был готов. Ему спасли жизнь. Теперь, возможно, настал его черед. Сжав волю в кулак, Двэйн кончиком лезвия своего меча приоткрыл дверь, которая, к его удивлению, на этот раз оказалась не запертой. Со скрипом дверь отворилась, и Двэйн медленным шагом вошел в помещение, держа своё оружие на готове. Он слышал, как бъется его сердце, как пульсирует кровь в ушах. От этого наёмник лишь сильнее сжимал рукоять. Каждый шаг казался ему вечностью. Внезапно он понял, что пугало его больше всего - неизвестность. Неизвестноть сковывает, заставляет сходить с ума. Когда не знаешь, чему противостоишь, ты начинаешь теряться, колебатся. Неизвестность так же является и причиной, почему многие люди боятся темноты. Впрочем, давно уже ничто так не удивляло Двэйна, как живой и здоровый Волторан, сидящий на скамейке недалеко от наёмника. Облегчение пробило все тело, как волна адреналина во время опасности. И больше всего его удивляло то, что теперь на ране охотника была наложена уже новая повязка, сделанна, скорее всего, опытным врачевателем. От шока наёмник так и застыл на месте, сжимая рукоять своего меча. Внезапный плеск воды заставил Двэйна выйти из ступора и дернуть голову в ту сторону, откуда раздался звук. Всё ещё находясь в состоянии потрясения, Двэйн сильнее сжал меч и направил его в сторону занавески, где он услышал плеск воды, затем, немного успокоившись, вопросительно посмотрел на Волторана, кивая в сторону занавески.
- Кто?..

+2

12

Вся процедура длилась не долго. Но весьма болезненно. Пока хозяйка чистила рану, промывала её. Волторан хоть и был мужчиной видным и довольно крупным, но чувствительность к боли это не убавляло. Он то и дело шипел, дергался и с силой сжимал пальцами края скамьи на которой сидел.
-Сознание не потеряю. Не привык я к таким серьезным ранам. - Проворчал эльф, когда девушка закончила с его ногой и отправилась за занавеску, очевидно, отмывать кровь. Нога всё еще болит, конечно. Но теперь уже нет опасности подхватить заразу.
Пока спасительница эльфийских ног возилась за ширмой, охотник решил не терять времени и развесить вымокшие вещи сушиться. Плащ, рубашка, зеленая накидка -  всё это он разложил на печи, дохромав до оной.
-Я у тебя в долгу, хозяйка. - Эльф так и не услышал её имени, но нарочно спрашивать не стал. -Должен отплатить, чем смогу.
Волторан вернулся на всё ту же деревянную скамью, как в тот же момент входная дверь распахнулась и в помещение вошел Двэйн с оружием наголо. Эльф с ужасом округлил глаза, замотал головой и принялся жестикулировать, пытаясь без слов объяснить человеку, что оружие следует убрать. Только спустя несколько секунд следопыт вспомнил всеобщую речь.
-Хозяюшка помогла. Всё в порядке. - Эльф так и сидел с голым изрисованным татуировками торсом. Он явно переживал насчет девушки-знахарки. Она ведь и обидеться может на такое поведение со стороны нового гостя, который судя по всему, путешествовал вместе с Волтораном. Это было очевидно по их вымокшему и грязному одеянию.
- А ты где был?

+2

13

Гостя своего покидая незваного, мнила Ивона, что от чего ушла, к тому и воротится, а вышло-то оно вовсе не так. Едва девица занавеску отдернула, предстал пред очами ее другой молодец, роду человечьего. Не молодой и не старый, потрепанный, мокрый весь, но, что самое неприятное, с мечом наголо. И хоть говорил ему эльф чего-то, образумить пытаясь, а тот все равно за оружье хватался, будто выйти должна была не знахарка деревенская, а страховидло какое-то.
- А тебя, милсдарь, не учили, что прежде, чем в избу чужую входить, стучаться надобно? – вопросила ведьма, на путника заплутавшего глаза свои поднимая черные, - И что, дозволение получив, оружие в ножны прячут да у порога ставят? В незнакомый дом только с миром и ходят, а то что принес, то и вынесешь, да еще и сторицей.
Хмыкнула кметка коротко, серьезно так на мужчину глянула, недобро, а потом оттеснила его плечом, да в избу саму прошла, горшок каши вчерашней в печь уставила. Посмотрела на тряпки, что эльф просушить повесил, на самого горемычного посмотрела. Симпатичным он ей показался, притягательным даже, да только сердце девичье не дрогнуло. Так, глаз порадовался, и то хорошо.
- Каша поспеет, ужинать сядем, - так Ивона промолвила, к эльфу лицом становясь, - А там уж ко сну отойдем. Знакомца твоего мне укладывать некуда, на пол, разве что. Коль не побрезгует, пускай размещается, а ежели что не так, то недалеко тут село стоит, а в нем трактир придорожный. Там уже и постели, и еда сытная, и девки дородные.
Усмехнулась знахарка. Понимала она, что мужик, что в дом ее вторгся незваным, едва ли жизнью избалован, а все равно яду ему отвесила, от обиды своей да нраву несносного. Могла бы смолчать, да не стала. Пускай знает, что по приему и почет будет. Не опасайся девица, что человек этот по всей деревне грай поднимет, не хуже вороньего, так и вовсе за дверь бы его отправила, покумекать да под дождем помокнуть. И не таких усмирять приходилось да учить уму разуму.
- Что же до твоего долгу, - продолжила ведьма, склонившись над варевом да помешивать его принимаясь ложкою, - Есть у меня, чего с тебя взять. Коли эльф, стало быть, по лесам ты получше моего ходишь. Вот с тобой и пойдем дорогами тайными. Надо мне место одно сыскать. Где оно есть, я ведаю, а как к нему подобраться, того и в толк никак не возьму. Проведешь, будем считать долг твой уплаченным. Ну а ты, - вытащила Ивона горшок из печи, на стол водрузила, но ухвата из рук не выпустила, - Ты тоже мне службу сослужишь, раз уж обиду нанес. Есть в перелеске шайка одна разбойничья. Кметы ее ворошить боятся. Завтра, как рассветет, явишься к старосте, да примешь контракт у него. Сделаешь – прощу, нет – тогда на себя пеняй.
На том и замолкла девица. Достала тарелки, расставила, ложки вытащила, разлила кашу, маслом сдобрила, молока принесла крынку целую.
- Теперь вот к столу пожалуйте. Ешьте да пейте, отказу не зная.

+2

14

Волторан поспешил натянуть сухую рубашку, которую всегда носил с собой в мешке на случай чего. Обычная белая, льняная рубаха. Не столь сухая, как ожидалось, но всё же лучше, чем ничего. Девица вполне спокойно отреагировала на появление нового гостя. Волторан то ожидал крики да ругань. Но видно, хозяйка к подобным выходкам привычна. Либо она просто эталон терпимости. Эльф улыбнулся своим мыслям, когда Ивона оказалась перед ним.
Затем пошел разговор об уплате. Эльф возражать не стал. Тем более, что дело казалось простеньким. Проводи туда и обратно. Ничего сложного. Если, конечно, у кметки нет никаких сюрпризов на уме. Странной она казалась охотнику. Но привлекательная, уверенная и явно не глупая. 
-Как пожелаешь. Леса я действительно знаю. И тропы звериные читать могу. - Эльф еще раз улыбнулся, покачнул лохматой головой и вернулся к созерцанию раны на ноге, прикидывая как сильно он будет хромать, и смогут ли хищники лесные учуять кровь.
-Ты только расскажи, что за место такое. А там и определим, как до него добраться. - Закончив хмурое любование на свою ногу, следопыт сладко потянулся, разминая косточки и обратился уже теперь к своему нежданному попутчику:
-Разбойники то не волки. С этими хоть шанс есть, а?
Сам то эльф предпочитал не ввязываться в подобные авантюры, где надо было убивать или калечить людей. Он и сам не понимал, совесть это его играет или же просто нежелание рисковать собственной шкурой. Со зверями проще как-то. У них инстинкты, которые легко выучить и распознать. А вот двуногие зачастую действуют неоднозначно, что  и заставляло Волторана все больше отстраняться от окружающего общества.

+1

15

К столу Ивона первая подступила. Сама позвала, сама на троих еду разложила, сама и на лавку уселась. Ее дело малое было. Захотят ужинать – придут, а нет, так и пускай спать ложатся с пустыми желудками. «Больно мне надо вас уговаривать». Отвернулась от гостей незваных ведьма деревенская, за окно уставилась. Тихо все. Ни души. Забились соседи в дома свои, скотину загнали, собак, и тех спустить побоялись. Все, видно, слышали вой звериный, что округу давеча разорвал. Опасались теперь, что волки придут, а девица мужиков, что в избу ее заглянули, слушая, сразу смекнула, в чем дело было. Пошел один, заплутал, на логово какое и выбрел. Звери на след его встали, да до самой деревни и гнали, пока запах жилья человечьего их не остановил. «Вот уж беда бедовая», - вздохнула знахарка, волосы пятерней потрогала, да, о своем подумав, к раненому оборотилась.
- Ды ты не волнуйся, - так промолвила, видя, как он на ногу свою калечную смотрит, - Пройдет. Завтра к утру уже лучше будет. А пока она тебя мучает, в лес не пошлю, что я, злодейка, что ли, какая.
Улыбнулась кметка несчастному. Тепло, дружелюбно так, опустила глаза свои черные, да за кашу взялась с молоком. Свежее все, душистое. Аромат так по комнате и поплыл, кошек привлек. Все пришли, кроме Бусинки. Хоть и были они накормлены, а все равно выпросить чего вкусного норовили. Ведьма лишь головой покачала, да плеснула немного каши любимицам.
- Что до места того, как уж тебе сказать… Я его во сне видела, - обронила девица да призадумалась. Не будь в доме ее человека, она бы эльфу, как есть сказала. Эльфы – они народ странный, у них к ведовству отношенье другое, а тут рядом еще человек стоял. Вот и выбирай знахарка, слова поворачивай.
- Место такое… Лежит оно в лесу, за болотами. Болота от нас по левую руку будут, как начинаются, так и тянутся. Далеко да долго. Как по ним перейти я знаю, а вот дальше, куда? В саму чащу надобно. Ее миновать. А за ней перелесок будет и поляна. Вот на ту поляну мне надобно. Там цветы растут редкие и еще что-то есть такое… - прервалась кметка, глаза сузила, в пространство глянула, воздух потрогала, - Упокоище, что ли… Или курган какой. Могила, может, общая. Давнишняя, но моего народу. Меня туда как зовут будто. И пока я не явлюсь, не отпустят. А точнее я не могу сказать. Но, как в путь выйдем, яснее будет. В этом я тебе слово даю.
На том и замолчала Ивона, к столу вернулась да снова кашу черпать взялась. Легко да просто все складывалось. Отыскался заступник да провожатый. Оставалось лишь человека куда спровадить. В деле этом он ведьме совсем не нужен был.

+1

16

С большой охотой Волторан уселся за стол и, благодарно улыбнувшись хозяйке, принялся за еду, даже не дожидаясь товарища по несчастью. Не смотря на то, что каша то вроде бы самая обыкновенная, эльфу она показалась невероятно вкусной и сытной. Давно он не ел нормальной домашней пищи. Всё сушеное мясо да ягоды. А тут жирная кашка, да с молоком. Слопав добрую порцию, запил молоком и вытер губы рукавом. Красота. Даже на душе как-то посветлело. Сразу вспомнился дом, где мать готовила пускай и скромный, но такой вкусный ужин из одних только ей известных ингредиентов.
Следопыт шумно выдохнул. Чувство сытости теперь быстро сменялось усталостью и сонливостью. Обычное дело.
-На злодейку не похожа. А вот за ужин спасибо. Желудок радуется. - Эльф весело усмехнулся, закинув руки за голову.
А вот следующие слова о видениях его заметно напрягли. Ведьма? Ведунья? Или того хуже - чародейка?! Волторан чуть округлил глаза, дослушав Ивону до конца.
- Могильник, значит. Такое место отыскать довольно просто. Животные их избегают. Деревья там растут реже, потому и ветрам раздолье. Если оно, конечно, не в низине находится. Я не знаю, зачем тебе туда. Но если так надо, то сходим. Отосплюсь только, сил наберусь. А там хоть в южные края.- Всё таки, даже известия о могильных курганах и болотах не омрачили настроения эльфа. Конечно, он удивился и немного напрягся, узнав о странных желаниях хозяйки. Но он сыт, в тепле, уюте, да еще и в компании столь привлекательной кметки. Если она, конечно, не вздумает его ночью обокрасть или прибить. Красота порой обманчива. Но с Волторана и брать то нечего. Денег у него не водится, а с охотой вон какая неурядица произошла. Всю добычу пришлось оставить в лесу.
Уже темнело. Вдоволь наевшись, охотник начал готовиться ко сну. Та лавка, где он сидел, вполне подходит для спального места.
-Как жаль, что ты не знаешь нашего наречия.

+1

17

Стало быть, поели. Сытно ли, вкусно ли, того уж Ивона наверняка не могла сказать, но сама она, эльф горемычный да кошки довольны остались. Человек только за стол не сел. Как про сон да могильники услыхал, так за дверь и выскользнул*. Испугался, может, зла какого навлечь на себя, али решил, что от смерти лучше подальше держаться. Ведьма его глазами лишь проводила да плечами пожала. Безразлично ей было, куда мужик побежал. Чужой он в деревне был, никто из местных его не послушает, словам не поверит, а как рассветет, так и след простынет несчастного остроухого. Не забыть бы только чего… Нахмурилась знахарка, волосы пятерней расчесала да к раненому лицом и оборотилась.
- А если бы знала, то что? – так поинтересовалась, рогожки да шкуры выволакивая да лавку ими застилая широкую, - Балладу бы спел мне какую, али еще чего нашептал?
Усмехнулась кметка, выпрямилась, по избе прошлась, прибираясь да кашу с молоком в холоде пряча.
- Нет уж, ты коли хочешь чего сказать, так говори, а коли нет, то и забудем давай. Языка мне вашего только и не хватало здесь. Без того проблем вдосталь. Ты мне лучше вот поведай чего, пока не уснул: откуда ты взялся в наших краях? Пусто здесь. Места темные, леса глухие, болотистые. Я здесь сколько живу, никогда прежде брата вашего не встречала и думать не думала, что увижу однажды, а вот на тебе! Ты не колдун какой, не друид, на вид так воин обычный, и чего тебя к людям-то занесло? Увидят – кожу сдерут да по миру пустят. Али ты только ран боишься?
На том и затихла Ивона. Рассмеялась только тихонько да к окну подошла, закрыла ставни, дверь заперла; травы принесла из чулана да давай ее разминать в ступке. Молча все. Может и стоило чего объяснить гостю несчастному, да того ведьма делать не стала. Не его это дело в ее колдовство нос совать. Долг вернет, а там уж пускай идет своею дорогою, а уж как она ему помогла, о том и спрашивать не за чем. Есть в мире такие вещи, что любопытства не терпят.

*Двэйн о выводе из эпизода уведомлен.

+1

18

Волторан охотно принял от хозяйки шкуры, расстелил и на той же самой скамье, где сидел. Принимая от Ивоны одну из таких шкур, их пальцы мимолетно соприкоснулись. Но эльф сделал вид, что не придал этому значение. Про себя же отметил приятную гладкость её кожи и улыбнулся своим мыслям.
Закончив застилку спального места, Волторан растянулся на всю лавку, закинув руки за голову. Взглядом продолжал следить за суетящейся хозяюшкой. На душе стало заметно теплее и радостнее. Порой именно такого домашнего уюта и не хватало ему.
-Не чародей я никакой. И не воин вовсе. Клинками не владею. А стрелами стараюсь не убивать без необходимости.
Охотник потянулся, разминая суставы. Но тут же ойкнул. Рана на ноге не желала быть так сразу бессовестно забытой.
- В капюшоне потому и хожу. Чтоб не видел никто ушей. Как правило, это меня и выручает всегда, когда забредаю к людям. А случается такое не часто. Я больше со зверями язык общий нахожу, чем с dh’oine. - Эльф прочистил горло, вспомнив, что девушка может и не знать даже отдельных слов из Старшей Речи - С людьми.
В доме стало темно и тихо. Даже звуки снаружи хаты все притихли. Девушка прикрыла окна и принялась заниматься травами. По помещению разлился их приятный аромат. Что только прибавило ощущение уюта. Как же хорошо, должно быть, ей тут живется.
- А что бы кожу содрать, сперва поймать надо. Да и ничего плохого я не сделал. Можно сказать, что я даже помогаю. Мясо добываю, шкуры. Всякое, конечно, бывало. - следопыт деловито хмыкнул, глядя на девушку. Его уже ужасно клонило в сон. Тепло и сытный ужин делали свое дело. Не дождавшись ответа, эльф уснул прямо в той же позе.

+1

19

Застучал тихонечко пестик по ступке, заскрипели, захрустели травы под ним, затрещал огонек в лучине, Бусинка к ногам ведьминым подошла, замурлыкала. Тихие звуки такие, домашние, уютные, и не подумаешь, что в избе, что стоит на окраине, колдовство творится, да не простое, не доброе, а такое, которое умений определенных требует да знаний темных. Улыбалась Ивона своему делу да мыслям, на чужака горемычного украдкой посматривая. Статный он был, сложен ладно. Такой бы и в доме не помешал, да куда ей, кметке, с эльфским народом знаться. Гость-то хоть и с добром пришел, а один ляд, ничего, кроме бед не сулил. Сам он в сие не верил, не внял словам, да только девица-то получше его ведала.
- Не в ушах твоих длинных дело, - так промолвила, откликаясь, да не видя, что раненый уже ко сну отошел, - На тебя только глянь, как ясно все станет. Коли мужики деревенские тебя трогать не стали, так то оттого, что сердца у них добрые; попадись те, что злобой напоены, там бы уж ничего не спасло. Помощь она быстро забывается…
Подняла знахарка глаза свои черные, обернулась через плечо, на эльфа воззрилась да, заслышав дыханье тихое, замолчала. «Вот и славно», - так рассудила, - «Нечего тебе речи мои тоскливые слушать. Глядишь, без них и жизнь счастливее будет. Не всякому дано на себе беды почувствовать да кручины до дна испить». Хмыкнула ведьма. Пучок духмяной травы в ступку кинула да дело свое продолжила. Неприятно ей как-то сделалось, неловко, будто туда влезла, куда не звали, да такое приметила, что не для чужих глаз предназначено. «Вот напасть привязалась», - потрясла головой – без толку. Как встало пред очами видение, так и осталось: безмолвное, непонятное. «Ну уж нет», - Ивона подумала, - «Не хватало еще в эльфских бедах погрязнуть…» Проворчала, себя одернула, а потом посмотрела еще разок на несчастного, да вздохнув, по-другому совсем рассудила. «Как проснется, спрошу, что за рана на сердце его лежит, да что за девица мне почудилась».
А там уж и мазь готова была. Подхватила девица тряпки, кашицу в них завернула да компрессом сим обмотала ногу гостя своего незваного. Поправила шкуры на нем, пряди длинные, что лицо расчертили, откинула, а потом наговор завела, тихий такой, монотонный, чтобы эльф не проснулся, не дернулся, не спугнул…
К полуночи только уснула знахарка, а проснулась уставшая, обессиленная, будто и не отдыхала в постели мягкой, а всю ночь ведра носила тяжелые. Впрочем, оно и не мудрено. Не любила кметка силы свои использовать да на раны пускать чужие. Петуха бы ей, али еще птицу какую, ничего бы и не было, только где его ночью взять, вот и пришлось ведьме из себя здоровье вытягивать, чтобы рану срастить Волторанову. Жертва то, конечно, была, но Ивона иначе думала. «Малой кровью расплачусь», - так рассуждала, - «Чем быстрее встанет, тем раньше уйдет. Не известно еще, чего дружок его напоет деревенским. Может, и ничего, а может, и наврет с три короба». С такими мыслями засыпала девица, с ними и на ноги поднялась. Подошла к лавке, где раненый спал, растолкала его.
- Поднимайся давай, - промолвила, - Одевайся, да собирайся. Сейчас в лес пойдем, пока солнце еще невысоко. В дороге поедим, я с собой припасла. Первой я поведу. Как в чаще будем, так и покажу, куда путь держать надобно. Чего узнать захочешь – там и спросишь, а пока тихо себя веди. Пастухи давно уже на ногах, а я не хочу, чтоб меня с тобой видели. По росе голоса далеко разносятся.
Хмуро глянула знахарка на попутчика, подхватила корзинку плетеную, в которой завтрак таился да вещички колдовские на дне покоились, сапоги натянула, плащ на плечи накинула да в дверях замерла, ожидая.

+1

20

Волторан спал крепко, как дитя. Без каких либо сновидений. Проснувшись, он и сам поразился тому, как быстро заснул. Но обвинил он в этом самого себя и свою неосторожность. Ведь вместе с кровью уходят и силы. Хорошо еще, что хату выбрали сразу верную. А то бродили бы на пару с наемником по деревне. А там еще больше бед бы нашли. Но хорошо то, что хорошо кончается. 
А проснулся охотник от женской ручки, что трясла его за плечо. Эльф неохотно открыл глаза, и сладко потянулся, шумно вздыхая. Хозяйка велела скорее собираться. Но её настроение показалось Волторану мрачным. По крайней мере, мрачнее вчерашнего. Может случилось чего? Следопыт принялся неспешно одеваться и снаряжаться, попутно поглядывая по сторонам в поисках возможной причины. Ничего не найдя, эльф вернулся к созерцанию девушки. Стройная, изящная словно берёзка. Даже в этом походном плаще, что скрывал её.
- А ведь ты мне даже имени своего не назвала. - Проговорил охотник, надевая колчан со стрелами на спину и хватая лук, стоявший у самой стены.
Волторан не совсем был уверен в своей правоте. Возможно, она всё же представилась ему, но он мог уже спать в тот момент. А мог просто прослушать, что было менее вероятно. Реакции и вниманию охотника можно было позавидовать. Иначе он бы долго не протянул в открытом и полным опасных тварей мире.
Натянув высохшие сапоги, эльф поднялся, залихватски стукнул каблуками об пол, хохотнул и направился на выход вместе с хозяйкой. Очевидно, у него настроение было весьма приподнятым. Ему редко удавалось ночевать в уюте и тепле, да еще и подкрепляться настоящей домашней пищей. Поэтому, дальний путь в неизвестность его не сильно беспокоил. Кроме того, Волторан был полностью уверен в своих навыках и опыте путешествий по лесам.
-Ты переживаешь за себя или за меня?- эльф снова весело усмехнулся, про себя отмечая что боль в ноге прошла окончательно. Волшебство, не иначе.
- Как скажешь, так и пойдем. Надеюсь, что в том лесу нет никаких чар.

+1

21

Хотела Ивона из избы быстро уйти – не вышло. Эльф горемычный, как пробудился, так и принялся глазами по сторонам водить. «Чего ищешь? Вчерашний день?» - нахмурилась ведьма, губы поджала, недобро на собеседника глянула, но язык придержала: ни слова, ни пол слова не обронила; вздохнула только протяжно.
- Ивоной меня звать, - неохотно откликнулась, коротко, - Деревенские Ивой кличут, можешь и ты также именовать. А еще лучше и меня, и имя мое забудь. Ты мне, кроме ноги своей здоровой, ничем не обязан; ну а я, так и подавно, ничего тебе не должна. Пошли уже! Нечего разговоры напрасные разговаривать!
Эльф будто и не слыхал. Как неспешно тряпки свои подбирал, так и продолжил медленно, аккуратно. Девицу аж зло взяло! «Не хватало еще того часу дождаться, когда местные все повыползут да на поля направятся…» Отступила от двери знахарка. В оконце маленькое глянула. Тихо вокруг. Ни души. Спят все еще. Петухи и те хозяев будить не торопятся. «Хорошо», - вздохнула кметка, глаза на попутчика поднимая, - «Глядишь и уйдем незримыми». Но не тут-то было! Вот и собрался молодец, а словам Ивоны не внял. Знай себе, песню завел; вопрос задал. Ведьма лишь головой покачала.
- Я не переживаю, эльф, - так промолвила, брови хмуря, - Ни за себя, ни за тебя. Я проблем избежать норовлю ненужных. С меня станется отбрехаться да тебя выкрутить, да только я того не желаю. Больно уж силы много уходит. Ну… В путь! На вот, палку возьми!
И, показав, что разговор покамест окончен, замолкла девица, да палку неровную, сучковатую несчастному кинула. Знала, конечно, что не должна нога его потревожить, да мало ли как оно обернется. Ступит еще неловко, али опять в капкан какой попадет.
Так и пошли. Долго шли. Мимо болот стоялых да кочек голых; мимо деревьев чахлых и кустов раскидистых; мимо травяных зарослей да полян ягодных. Молчала знахарка, под ноги глядя да воздух пальцами трогая, и тогда лишь нарушила тишину, когда от деревни и лай собачий долетать перестал.
- Прямо нам. Поляны вот перейдем, а дальше чащоба пред нами раскинется. Через нее никак не пройти, а путь обходной искать мне тревожно одной. С хищником одиноким, может, и совладаю, а коль на стаю какую набреду, али на страховидлу, так и будет мне смерть да сырая могила… - поежилась Ивона, ветку переступила да дальше пошла, обернулась лишь на попутчика, тот образ поймать пытаясь, что ночью ее потревожил, - Ты мне вот чего расскажи, - так промолвила, - Что за грусть тебя гложет? И что за девица стоит пред тобой? Живая. Вы с ней вроде как связаны чем-то, клятвой, что ли, али еще чем, не понимаю, но не вместе. Ты ее вспоминаешь часто, зовешь, ищешь… Или раньше искал, а теперь перестал. Она мне явилась вчера, когда я над ногой твоей колдовала. Я б и слова тебе не сказала, да никто просто так не является. То либо знак для тебя какой, толи просьба о помощи. Либо ты держишь, либо тебя держат. Точнее сказать не могу. Туманно все было, да и меня другое совсем занимало.
Прервалась ведьма. Остановилась. Взор вперед устремила.
- Пришли, - так промолвила, руку поднимая да в сторону чащи указывая, - За этим вот лесом место то. Найдешь его, сниму с тебя долг. Нет, так и будем блуждать тут в округе, покуда не сыщем. Слышу, зовут меня духи. Беспокоит их что-то. Ты лучше будь осторожнее. Чую я, лихо мы там повстречаем. Да не просто лихо, а лихо с лицом человеческим. Плачут мертвые, а того хуже ничего не бывает. Мертвецов ничто не тревожит, кроме покоя, а раз они помощи моей просят, значит, ходит там кто-то, спать им мешает… Как бы с того беды не случилось.
Вздохнула девица да на болезного оглянулась, с надеждой во взгляде да мукой. Вот и не ведала знахарка, что за могильник такой впереди простирается, а сердцем чуяла, что не добром поход этот кончится. «Только б не сгинуть тут», - так подумала, но вслух ничего не сказала. Нечего страх нагнетать, а без слов ее место недоброе, тяжелое, на сердце давящее.

+1

22

Что больше напрягало Волторана, помимо постоянных заявлений от девушки о возможных проблемах, так это упоминания о её магических способностях. Эльф искренне боялся магов, ворожей и прочих заклинателей. Никогда не угадаешь, под чарами ты или же в своем сознании. Разное о волшебниках говорят. И не всё из того, что говорят - неправда.
-Ивона. Ива. Приятное имя. Легко на память ложится. - Следопыт еще раз медленно окинул спутницу взглядом. Неторопливо, словно бы любовался восходящим солнцем ранним утром.
-Я и сам стараюсь избегать людских скоплений. Как видишь - живой пока.
Предложенную Ивой палку Волторан принял, конечно, но скорее для виду. Всю дорогу он игриво вертел эту палку в руках на манер посоха. Нога пока не беспокоила. И, от чего-то, эльф искренне был уверен, что больная конечность вообще не напомнит о себе. Может, сталось так, что он уже под чарами? Добавила хозяюшка в еду травки какой волшебной и на тебе - личный эльф-раб. Следопыт потер глаза пальцами левой руки, отгоняя подобные мысли.
А тем временем спутники уже покинули деревенскую окраину, опушку леса. Лишь когда отошли уже на приличное расстояние от поселка, Ивона остановилась, чтобы дать инструкции по дальнейшему пути. При упоминании страховидл, эльф заметно занервничал.
-Хищники не беда. Я знаю, как избежать встречи с ними. А вот чудища лесные - твари непредсказуемые. Надеюсь, нам не попадутся. Серебряных наконечников на стрел у меня нет. - Охотник, наконец, оторвал взгляд от спутницы и огляделся вокруг. Лес как лес. Ничего такого необычного. Птички поют, дятел где-то высоко дерево обрабатывает. Ни тебе могильников, ни страховидл. Всегда бы так.
-Тут и пройдем. - Эльф кивнул и уверенно зашагал вперед, приглядываясь к тропкам да следам звериным. В таких местах, как правило и обитали чудища лесные. По крайней мере, так говаривали бывалые охотники.
Хотел было эльф еще что-то важное сказать, даже рот открыл. Но не успел. Ивона упомнила о девушке, по которой Волторан тоскует. Он сразу понял, о ком идет речь. Потому ответил не сразу. Упели они вдвоем пройти еще достаточно прежде, чем он заговорил.
-Сестра она моя. Давно ищу её. Поругались дома. Она и ушла. После того, не видел её. Виноват я. Переживаю. Да и матери слово дал, что найду Лайтирэль.
Больше эльф ни слова не проронил. И без того сердце защемило.
Дальше через лес, Волторан сам повёл свою спутницу. В обход звериных тропинок. Порой, он останавливался, припадал к земле, будто слушая чего, или просто изучал примятые листики. Незнающим, это могло показаться странным и даже забавным. Но следопыт выглядел более, чем серьезно.

+1

23

Близко могильник был, звали мертвые, песни свои неслышимые пели. Остановилась Ивона, прислушалась, жутко ей стало да боязно. И не смотри, что мужчина рядом. Что он, горемычный, когда государыня Смерть поблизости ходит да жатву свою собирает? «Ох не к добру», - так ведьма заметила, воздух пальцами трогая, - «Зря мы явились сюда. Монстробоя тут надобно, а не эльфа с деревенскою бабою. Ну да полно теперь! Чему быть, того не миновать». На том знахарка и успокоилась, обернулась к попутчику, в черты его вгляделась, и до того глаза ее потемнели, будто чернотою их затянуло.
- Лайтирэль… Лайтирэль… - протянула кметка задумчиво, то к одному плечу голову прислоняя, то к другому, - Вертится что-то в уме, на язык не идет… Не откликается… Значит и не откликнется… Не в беде значит. Тебя предупредить хочет. Передать что-то… Что передать?
Потупилась Ивона, под ноги себе глянула, глубоко так вдохнула, а потом на колени упала да давай по листьям пожухлых руками водить. Она бы и слово написала, и фразу целую, кабы писать умела, а так только знаки вышли неясные, да один к одному сложились. Посмотрела ведьма на работу свою, эльфа за руку ухватила и, постояв с четверть часа, в реальность вернулась.
- Туда тебе надо, где вы с ней часто бывали. Я не знаю, что это за место такое, и чего там тебя ожидает, но она хочет, чтобы ты явился туда. Что-то забрал… Что-то ценное. Такое круглое. Она его у сердца держит. Камень, не камень… На оберег какой-то похоже.
Тряхнула девица волосами да на том и затихла. Все сказала она, что в голову ей пришло, в остальное уже и вникать не стоило. Волторан о том не просил, да и Лайтирэль не просила. «С остальным без меня управятся. Меня, вон, ждут беспокойники. О них и думать теперь следует». Отвернулась кметка да дальше пошла. Долго брела, дороги не ведая. Не привыкла она чужакам доверять, да только, кроме следопыта, к могильникам никто не мог ее вывести. Духи, разве что, да и то вряд ли. Эти и в самую топь порой зазвать норовили. А там уже сгинешь, и ничего от тебя не останется…
- Стой! – окликнула Ивона своего провожатого, когда он ухом к земле припал, - Дальше лук свой держи наготове. Кровью пахнет, чуешь? Много смерти тут было… Всякой… Это же… Это же не могильник даже! Это яма, куда тела неотпетые сброшены! Они тут и ходят!
Зажала ведьма рот свой ладонями, на землю присела да съежилась. Дурно ей сделалось. Дурно да странно. Мертвые-то как ждали ее. Да не за тем, чтобы просить о милости, а того ради, чтобы она за них отомстила. Не видал эльф беспокойников, а звери лесные чуяли. Тихо было в месте этом. Так тихо, как в древнем каком упокоище. Не пели тут птицы, не стрекотали сверчки да кузнечики. Только Смерть и стелилась, плыла по корням.
- Уходи! Уходи отсюда! – прохрипела знахарка, с собой совладав, да глаза подняв на попутчика, - Убирайся! Бегом беги!
Сорвался голос девицын. Рваным сделался, будто стая воронья каркала. Задрожала кметка, затряслась, как от холода. Обняла колени одной рукой, другой же за грудь ухватилась. Тянули духи ведьмины силы, питались ими, и как от смерти такой оторваться, Ивона уже и не ведала.

+2

24

Чем глубже путники удалялись, тем неспокойнее становилось на душе даже у такого бывалого странника, как Волторан. Всё реже и реже попадались следы присутствия зверья лесного. А у того места, где Ивона остановилась, по всей округе не было ни слышно и не видно каких либо живых существ. Сей факт серьезно настораживал эльфа. Слова Ивоны о его сестре он слушал мимолетно, концентрируясь больше на окружающих звуках.
-Хочет, говоришь? Знать бы, где то место...- Ответил охотник, вглядываясь в чащу перед собой. По телу пробежала ледяная дрожь. Но не от ветра это было. Скорее, дурное предчувствие. Говорить он старался как можно тише, будто опасаясь быть обнаруженным кем-то, кто здесь находился помимо этой парочки горе-путешественников.
А после того, что спутница выложила об этом месте, Волторан напрягся еще сильнее. Ему уже совсем не хотелось идти дальше. Интуиция уже вовсю била тревогу, пытаясь развернуть тело эльфа и пинками гнать его от туда. Кровь, мертвецы ходячие, смерть? Нет уж. На такое следопыт не подписывался. Здесь ведьмака надо, а то и отряд целый, а не лучника с молодой ведуньей.
Эльф дрожащей рукой потянулся за луком на спине. Само окружение начинало давить, словно бы две сдвигающиеся стены, пытаясь раздавить незадачливых жертв в жестоких кровавых тисках. Возможно, всё это лишь морок или последствия вдыхания каких-либо паров. Наслышан Волторан о подобных трюках ведьм и колдуний. Только вот всё это казалось настолько реальным, что мысли о подвохе не хотели посещать эльфа. Он сейчас думал лишь о том, как с проклятого места ноги унести.
- Вот же не сиделось мне дома! A d’yeabl aep arse* - Выругался эльф. Ивона же стала прогонять его, съежившись на земле в панике.
Следопыт несколько секунд пораженно смотрел на побледневшую девушку, раздумывая. С одной стороны - сама виновата. К тому же, волшебница, коим Волторан не доверял. Но совесть взяла его за шею, сдавила. И охотник поддался. Спустя считанные моменты, он шумно выдохнул, наклонился, взял девушку на руки и спешно зашагал прочь по собственным следам.
-Вместе пришли. Вместе и уйдем. - Прижал к себе спутницу эльф, нахмурившись. Он старался выглядеть невозмутимо, но руки то и дело дрожали, как и голос.
Так и нёс он Ивону по лесу обратным путём. След в след за самим собой. Только удалившись на почтительное расстояние от дурного места, он рухнул на колени у раскидистой берёзки, и мягко уронил девушку на траву перед собой. Сам же остался лежать лицом вниз, тяжело дыша.
-Bloede caed. * - Тихо пробубнил, следопыт. Сердце колотилось в бешенном ритме. Он, конечно, мужчина не из слабых. Но пройти такое расстояние с девушкой на руках и не устать - дельце для него невыполнимое.


* - (непереводимые эльфские ругательства).

Отредактировано Волторан (2017-02-06 16:18:35)

+1

25

«Мертвые. Мертвые. Мертвые. Кругом мертвые», - так ведьма запричитала, принимаясь выть горестно, да из стороны в сторону раскачиваться, будто безумная, - «Девочку вижу. Лет десять. В платье таком красивом… С узором на шее… Мертвая. Дядька с ней рядом. Охотник какой-то. За плечо держит. Тоже мертвый. С ними еще две женщины мертвые. Молодые… Похожие… Все здесь. Всем общая могила да сыра земля. Мученики. Долго умирали. Весь лес болью напитан. Кто-то здесь ходит, кто-то, кто это все сделал с вами. Живой али мертвый. Теперь вот и мне здесь сгинуть… Близко смерть. В душу самую смотрит». Запрокинула Ивона голову, взором невидящим уставилась в небо ясное, за древесными кронами скрытое. «Скоро…»
- Ку-ку, ку-ку, - проговорила девица, сама не ведая, что такое несет, - кукушка кличет на юру. Что ты, Ветер, злобно повеваешь? Что клубишь туманы у реки?
И дальше бы знахарка пела ту песню, что знать не знала, ведать не ведала, да вдруг в сонме душ беспокойных услышала. Глядишь, с нею и закат бы последний свой встретила. Да сыскался заступник, что силы нечистой не погнушался. Навис он над кметкою горемычной, на руки подхватил да прочь потащил. Ведьма безвольной куклой повисла. Ни помогла, шеи не обвила, как песню свою затянула, так с нею и не рассталась, покуда не очутилась в месте далеком, знакомом, да запаха землицы родной не вдохнула. Предки и силы предали, успокоили, усмирили. Стихли голоса беспокойников.
- Спасибо тебе, - так Ивона промолвила, на ноги поднимаясь да к следопыту заезжему подступая, - Ты меня спасать не обязан был, а вывел. Домой возвернул. Я тебе за помощь такую не многим могу отплатить. Про сестру бы сказать, да боязно. Коль начну колдовать, только горестей навлеку, бед накличу. Еще прокляну ненароком. Нет уж! Иначе поступим. Должен ты мне был. Ноги охотнику, что ведьме сила ее. Считай, что и отплатил. Отпускаю. Ступай теперь с миром. Меня позабудь, назад не ворочайся, что здесь будет, о том не спрашивай. Да туда дорогу забудь, откуда теперь пришли. Уходи отсюда. Чем дальше уйдешь, тем лучше, а как отступишь, найди место чистое, светлое, речушку какую студеную, окунусь с головой да так скажи: я не вижу, и ты не зри. Запомнил?
Дождалась девица, когда попутчик ее за ней повторит, головой кивнула, в сторону леса глянула, развернулась да зашагала с поляны прочь.
- Ты наказ мой исполни, - крикнула уже, удаляясь, - А то худо какое прицепится. И прощай, Волторан. Добрый путь!
А там уж и Нижние Погорельцы показались. Знавала ведунья дорогу эту, прошла меж болот, к дому своему выбрела, толкнула дверь, да во мраке его схоронилась. Страх, что душу морозил, тут на нее и нахлынул, сковал, как цепями. Присела кметка на лавку, застыла, будто покойница. Кошка, что со Смертью всегда знавалась, и та на нее зашипела да на печку запрыгнула.

Конец эпизода

Отредактировано Ивона (2017-02-16 13:12:58)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава II: И маятник качнулся » В сети бесконечных дорог