Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Что есть власть?

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

Время: 1265 год, 15 октября
Место: Каэдвен. Город Ард Каррайг и его окрестности.
Описание:  политика - дело тонкое.
И опасное. Именно для решения политических вопросов дипломаты и главы королевств севера прибывают в столицу Каэдвена: урегулировать торговые взаимоотношения между Темерией и Реданией, раз и навсегда определиться с правами Каэдвена на  Нижнюю Мархию. Всё это займет не один день и решит не один десяток судеб.
Льется вино рекой: алой, кровавой. Льются разговоры: плетутся интриги, заключаются официальные и негласные союзы. И только небо знает, когда это закончится.
А на дорогах и трактах, ведущих в столицу, тем временем пропадают обозы и люди.

0

2

Мастерский

Ард Каррайг, городская харчевня "Хвост беса".
Полдень.

Каэдвен - могучий, богатый край, знаменитый на весь мир своими лесами и шахтами. Несмотря на суровый климат, жители королевства, характером под стать погоде, научились довольствоваться теми культурами, которыми одарила их природа. Каэдвенцы не чурались труда, усердно выращивали репу, морковь, пшено, разводили скотину, слыли неплохими ремесленниками и кузнецами, изредка занимались торговлей. И часто, очень часто воевали.
Причин на то было немного, но самая главная из них носила корону и по праву рождения занимала трон. Хенсельт из Ард Каррайга, каэдвенский Единорог, который своим упорством и желанием стать богаче походил на очень старого барана.
Нет, короля нельзя было упрекнуть в том, что он стремился расширить границы своих владений, обогатить и прославить свой край. Но зачастую его кампании привносили в тихий, сонный мир севера разлад. И именно тогда в дело вступала дипломатия.
Каэрин аэп Даккэ не скрывал, что город ему нравится. Несмотря на то, что люди многое изменили, нет-нет, но старому дипломату встречались отголоски эльфского прошлого: вон колонны с узорным орнаментом, а вон ныне пересохший фонтан из некогда белого камня, позеленевшего от водорослей и времени.
Каэрин не скрывал, что на севере ему нравилось. И совсем-совсем не боялся, что его могут убить. Ведь именно ради убийства и затевались игры в политику. И сейчас, после безумного лета, когда с его скромной помощью было предотвращено покушение на императора, поездка в Каэдвен могла стать для старого дипломата последней: ему попросту не простят везение и крушение великих идей.
Именно поэтому Каэрин отдыхал в свое удовольствие: вкусно ел, пил, много спал. И, как ни странно, занимался только налаживанием дипломатических и торговых взаимоотношений империи и северных королевств.
Никакого шпионажа. Ну, практически никакого.
Ведь жизнь без риска слишком скучна.
И слишком длинна.

В "Хвосте" подавали хорошее пиво, но экономили на хлебе. Дипломат, пережевав черствый кусок, в который раз поджал губы. Конечно, в другое время и в другом месте он бы мог позволить себе попросить Вильхема пойти и оторвать корчмарю руки.
Но сейчас Вильхема рядом не было. И Кристанны не было.
Это, как ни странно, дипломата не печалило. Печалил черствый ржаной ломоть.
Каэрин аэп Даккэ вздохнул, и если бы вздох мог вершить судьбы, то от звука, едва слышимого среди гула подвыпившего и уставшего люда, рухнул бы весь Ард Каррайг.
Завтра дипломата великой империи ждал тяжелый, полный политических интриг, заговоров, хитрых уловок и бесхитростных улыбок день.
А сегодня у него было пиво. Самое лучшее, что подавали в харчевне "Хвост беса".

Примечание

Ванадайн и Торувьель, пояснения высланы вам в личку.
Исенгрим Фаоильтиарна, данные для старта у вас в личных сообщениях.
Койон, начинаешь из предместий города. Там будет слуга подле объявления с розыском ведьмака.
Фьерн, старт из предместий города. Можете скооперироваться с Койоном.
Ваше Величество, Меган, Вернон и Бьянка начинают на тракте в город.
Николас Кнульп, Феликс Биро, Присцилла, Ротгер Керз старт свободный. Кооперироваться для совместной игры не только можно, но и нужно.

+10

3

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.
Полдень.

Вернон Роше, не скрывая своих решений, был против переговоров на территории чужого королевства. Более того, командир специального отряда даже осмелился сказать об этом королю: в глаза, за очередной партией в кости, когда вошедший в раж Фольтест едва не поставил на кон фамильный перстень. К сожалению, Его Величество Роше не послушал. Перстень, к счастью, на кон не поставил.
Конный отряд из тридцати пяти человек размеренно полз по тракту. Кони, благоразумно не загнанные, смотрелись бодро даже после нескольких лиг, а люди, хоть и порядком уставшие в дороге, всё ещё не потеряли своей бдительности. И для этого тоже была причина.
Вернон, который ехал в авангарде, прекрасно знал, что происходит на дорогах Каэдвена: пропадают люди. Бесследно. Регулярно. Навсегда.
И именно поэтому он послал вперед пяток своих разведчиков.
Будь виною пропажи разбойники, чудище или ещё какая хренотень, то парни, не раз побывавшие в переделках, обязательно вызнают об этом всё, что можно и нельзя. И обязательно вернутся. Хотя бы один.
Хмуро шмыгнув носом, Роше посмотрел направо, прогоняя дурные мысли. И встретился взглядом с Бьянкой.
Лето, такое безумное и жаркое, могло превратить их в героев и спасителей, но вместо этого красавица осень лишила "Синих Полосок" заслуженного отдыха на казарменных квартирах. Некоторые ребята из отряда изредка вздыхали, вспоминая то о малочисленных семьях, то тоскуя по кабакам да девкам.
Бьянка не вздыхала ни по кому. Стойкая, ловкая, она походила на неутомимую куницу, всё чаще и чаще задерживаясь больше положенного на плацу с мечом. Не сказать, что это слишком уж беспокоило Вернона. Наоборот, он ценил подобное рвение.
Вот только девочка давно превратилась в девицу. Ей бы не с мечом вошкаться, а о замужестве думать.
Да только вот какое замужество для солдата специального отряда?
Вернон тронул кобылу пятками, поворачивая и оказываясь ближе к Бьянке.
- И как тебе путешествие?
Ответ Роше и сам прекрасно знал. Например, день назад Бьянка огрызнулась на королевского оруженосца, который вздумал пялиться на её зад. Или даже осмелился шлепнуть. В последнем, ввиду сохранности рук и носа несчастного, Вернон был не совсем уверен.
А дня три назад девчонка сбила ножом яблоко с головы у одного из солдат. Под общий гогот и радостные крики.
Поездка проходила весело. Слишком весело и слишком безмятежно. И именно это вселяло в сердце Вернона тревогу. И капитан надеялся, что эта тревога была напрасной.

+10

4

Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.
Полдень.
В осени произошло несколько приграничных конфликтов между двумя сильнейшими северными державами. Между Реданией и Темерией. Эти события опечалили многих, особенно жителей столицы, которые только-только начинали приходить в себя после чумы. И никого из правителей не волновало, что из-за этих политических игр, резко подскочили цены на все съестное. Да и зачем? Народ все равно питался одними кошками, и то по воскресным дням.
Север по-прежнему был в опасности. Ибо беспутство политиков, их сопротивление порядку и разуму за десятилетия междоусобных войн переросло в безумие. Давнишняя победа над Нильфгаардом, казалось, вскружила королям голову. Каждый из них только и мечтал расширить границы своей страны, в которой, кстати, правили самолично, со всей полнотой власти. Бывшие союзники, теперь вцепились друг другу в волосы, будто вздорные бабы на рынке.
Странное дело - издали события обычно представляются значительнее, нежели вблизи. Когда узнали о планах Каэдвена, мир, казалось, замер. Было над чем призадуматься. Особенно в Капитуле следовало оглянуться на себя и отречься от своих заблуждений. Ничуть не бывало! Многие видели, как цапаются "союзники", и как подозрительно притаилась южная империя. Но взять это в толк не могли. Север в чародейских кругах по-прежнему считали непобедимым. И на водворение порядка были брошены скудные силы.

В "миссию мира" Капитула входила и темерская чародейка Меган Сванн. Она уже не в первый раз путешествовала по миру в качестве члена дипломатической делегации. Но правда, нынче Меган играла роль двойного агента, ибо должна была продвигать в Ард Каррайге интересы и чародейского сообщества и короля Фольтеста одновременно.
Последний, к слову, ехал чуть впереди нее, между своими гвардейцами, гордо подняв голову, с поистине царским видом. Изнурительная дорога, как оказалось, была ему нипочем. Чародейка все время наблюдала за ним, и он заметно вырос в ее глазах.
Меган Сванн держалась в отряде обособленно, лишь изредка переговариваясь с солдатами "Синих Полосок". И то, только по делу. От них она узнала, что на этой дороге часто пропадают люди. Казалось бы, ничего удивительного в этом нет, на северных трактах всегда орудовали разбойники, без них никак. Но чтобы разбойники нападали вблизи столицы. Неслыханная наглость!
Чародейку это тревожило. Эскорт у короля, бесспорно, состоял из отборнейших частей, но все же было боязно. Стрелу пущенную невесть откуда, вряд ли смогут перехватить даже самые лучшие бойцы.
Меган тронула пятками бока лошади, и та с места рванула, одним скачком преодолев расстояние между ней и капитаном специального отряда, который беседовал с молодой воительницей, чьи золотые волосы блестели на солнце. 
- Вернон, долго еще ехать осталось?- сказала она, чуть потянув лошадь за вожжи, чтобы та пошла шагом,- Кстати, твои разведчики так и не вернулись?

+10

5

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA] Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.
Полдень.

Уже который день королевская свита тряслась по пыльному тракту на пути в столицу Каэдвена. Накой королю потребовалось переться в сам Ард Каррайг лично, да еще и прихватив с собой чародейку, Бьянка не знала, да и не ее ума это было дело. Ее дело было за малым — аккурат по приказу собрать походный скарб, вскочить в седло и ехать, куда велят молча. Что она и выполняла, можно сказать, успешно, если не считать последнего пункта. Молчать все же порой было сложновато, особо когда всякие хмыри пытались над ней подшучивать или того хуже — лапать.
Хмырями в этом случае были никак не парни из Полосок, потому как те уже давно к ней привыкли и ни шутить лишний раз, ни руки распускать с ней не рвались, разве что по-дружески, по-семейному. Но то было другое дело и совсем иначе воспринималось, чем от людей чужих и незнакомых. А с ними ехали и такие — те, кому коротко остриженная девка казалась чем-то не тем, чем она была на самом деле. И тут приходилось снова и снова доказывать, что не сиськами одними, и не задом она себе место в отряде выбила.
Зад ее, кстати говоря, уж изрядно побаливал от многодневной тряски в седле, но жаловаться солдату специального отряда не пристало. Так что можно сказать, что задницу свою она все же продала или, скорее, пожертвовала службе, и теперь со всей тщательностью тренировала ее точно так же, как, скажем, меткость и точность выстрела, когда стреляла по мишеням. В результате полагалось получить задницу, твердостью равную тролльей, но до этого ей было еще далеко. А Роше, поди, уже давно достиг сего идеала — вон как гарцует спокойно, как будто подушка ему под жопу подложена, хоть из седла не вылазит точно так же, как и сама Бьянка.
Командир, словно почуяв, что она о нем думает, развернул свою кобылку и подъехал к ней. Девчонка смущенно кашлянула и отвела взгляд — не хватало еще, чтобы капитан что-то не то подумал.
— Хмф, — хмыкнула неопределенно в ответ на вопрос.
При этом уставившись в сторону и делая вид, будто рассматривает пейзаж, хотя рассматривать там было совершенно нечего — все то же самое уже который день. И ни одной тебе даже захудалой засады.
— Однообразно, — добавила спустя мгновение и перевела взгляд на Роше.
Он выглядел заинтересованным и благодушным. Настолько, насколько может выглядеть благодушным Вернон Роше. И Бьянка решила, что надо ловить шанс за хвост, пока не упорхнул. Может и выгорит что.
— В разведку бы я сходила, а то что ты всё парней посылаешь, а я, как курица на жердочке, отсиживаюсь?..
Сказала и поняла по одному его взгляду, что прогадала. Не настолько благодушным был Роше, как ей показалось, чтобы доверить ей что-то важное, что-то кроме всклочек с оруженосцами да повечерних представлений с ножичками — чесслово, как будто шутиха какая-то, а не солдат особого отряда. Может быть, то тоже было не Бьянкиного ума дело, но она все никак понять не могла, чего Вернон ее так ограждает от дел и опекает, как будто припас для чего-то, для какого-то особого случая.  Он и о дочери-то родной наверняка так не пекся. Хотя, вряд ли у него вообще была дочь.
В их «беседу» вклинилась подъехавшая Меган Сванн — та самая чародейка, которую Фольтест потащил за собой в Ард Каррайг. Или сама потащилась? С чародеями всегда сложно сказать, что ими движет, что они удумали. Чародейку, к слову, тоже волновали разведчики, но не с той стороны, что Бянку. Оно и не странно. Ходили слухи, что тракт, ведущий к столице Каэдвен, нынче не безопасен.

Отредактировано Бьянка (2016-05-08 14:12:27)

+10

6

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Ард Каррайг, городская харчевня "Хвост беса".
Полдень.

Столица Каэдвена во все времена славилась своей красотой и величественностью. И ужасной дороговизной, которая людям простым и безродным под частую была не по карману. Ард Каррайг очаровывал новоприбывших своим великолепием, ослеплял, нашептывал на ухо сладчайшие речи, а затем, как заправской, умелый воришка, обирал до нитки. Присцилла, менестрель юная и в тех краях неизвестная, попадала под категорию несчастных, кого город, этот удивительный, но ужасно коварный город, поймал в свои сети и отпускать отнюдь не собирался.
Присциллу паучьи сети Каэдвена облепили буквально с ног до головы. Растратив свои честно нажитые сбережения в кратчайшие сроки, ей предложили деньги в рассрочку, елейно улыбаясь и заверяя наивную поэтессу, что предложение сие чрезвычайно щедрое, а заемщик действует только в ее интересах. У кредитора было лишь одно условие: до полной выплаты займа менестрель не могла покинуть столицу.
Согласилась Присцилла легко и быстро. Шестое чувство подсказывало девушке, скоро, совсем скоро о ней прослышат состоятельные люди, начнут приглашать на семейные праздники и деньги снова потекут рекой.
Говорят, женская интуиция - вещь необычайно могущественная. В этот раз, однако, все было не так.
Работы не было. Взятые в долг деньги заканчивались. Паутина засасывала намертво.

Когда отчаявшаяся Присцилла, в очередной раз изучая городские объявления, наткнулась на подходящее ей предложение работы, она посчитала, что это знак свыше. Зажиточный купец в годах искал менестреля для свадьбы своей дочери. Соискателям вакансии следовало всего лишь объявиться в полдень в харчевне «Хвост беса» для того, чтобы продемонстрировать свои таланты.
Удача наконец-то ей улыбнулась, протянула руку и добродушно поманила за собой. Впервые за все время в Ард Каррайге.
Нарядившаяся в свое лучшее выходное платье синего цвета, поэтесса пришла в таверну, чтобы победить. Она не могла, просто не могла позволить себе упустить эту упавшую на ее голову возможность.
В харчевне, на удивление, было довольно пусто. Неужели она опоздала?
С тяжелым сердцем, которое готово было уже выпрыгнуть из груди от досады и страха, Присцилла водила глазами по залу, пытаясь выцепить взглядом кого-нибудь, хотя бы отдаленно подходящего к описанию составителя объявления.
И вдруг нашла.
Седовласый мужчина в годах сидел за столом, меланхолично попивая местное пиво. Конечно, это мог быть совершенно другой человек, но вдруг все же..
- Добрый день, милостивый сударь! - Присцилла не стала додумывать неугодные ей мысли дальше. Секунда - и она уже была подле стола с тем самым мужчиной в черном костюме. - Я здесь по объявлению. Это ведь Вы разыскивали менестрель на свадьбу своей дочери, верно? - Глаза ее с надеждой впились в грубое лицо мужчины. Думать о том, что таких шрамов у зажиточных купцов не бывает, было в тот ответственный момент абсолютно не позволительно.

+9

7

Ард Каррайг, городская харчевня "Хвост беса". Полдень 15 октября.

Резкая смена обстановки никогда не идет на пользу людям. Только ты успел привыкнуть к южному климату, как тебе нужно делать это заново, но уже в Каэдвене. Только ты удобно обжился в небольшом, но уютно и даже, на вкус Биро, богато обставленном доме, как пора менять его на грубое седло и долгую дорогу, перемежаемую только неудобной и узкой койкой в придорожном трактире. Только ты надеялся немного пожить себе в удовольствие, не гоняясь за тенями, как тебя окунают в мир интриг и политических хитросплетений другой столицы.
Однако ему не пристало жаловаться. В конце концов, это его работа уже больше десятка лет. Прибыл в Ард Каррайг, в Единорогово логово, так сказать, он еще вчера. День-другой до начала масштабного действа еще был, так что Феликс с чистой душой решил неплохо поспать, набраться сил, подготовиться. В этот раз не будет беготни по лесу, не будет нырков в озеро с ледяной водой, и даже не придется никому угрожать расправой. Сейчас так казалось. Как будет на деле - не знает никто.
В полдень в зал трактира спустился переодевшийся в более достойные одеяния Феликс Биро, а точнее - Вальтер де Шниссел, приобрел графин вина, да вместе с ним и стакан захватил.
Попробовал он благородный напиток уже за столом, прямо напротив обезображенного шрамами седовласого мужчины, которого он уже видел где-то мельком пару раз в своей жизни, или думает, что видел, и миловидной певички, как раз вопрошающей у того самого господина насчет работы. Феликс призадумался. А ведь менестрели - это отличная ставка в его игре! На них мало кто обращает внимания, если это не известные на весь мир маэстро - эта девчонка такой явно не была. Они слышат многое, они задают атмосферу умиротворения своей музыкой... Да что там - с ними часто интересно просто побеседовать.
Короче говоря, у Биро в голове созрела небольшая идея.
Не медля, он подошел к этому самому столу, постепенно превращающемуся в самое людное место в таверне, дождался, пока закончит девушка, и вставил свои пять копеек, одновременно водружая на стол графин и предлагая всем угощаться.
- Я дико извиняюсь за вторжение, милсдарь, милсдарыня, однако я совершенно случайно услышал, что вы - менестрель. У меня может найтись для вас интересное и, что важно, денежное предложение, однако - вежливость есть вежливость - мне нужно услышать ответ мэтра для начала.
Звук денег интересовал многих людей на этом свете. В этом контексте он мог лишь взбесить седого, однако Феликс надеялся, что вежливость и "подкуп" свое дело сделают, и беседа продолжится тихо и мирно.
Он просто не мог упустить спонтанно возникшей возможности получить некое, еще туманное, преимущество.

+5

8

Дорога близ предместий --> Предместья города.

Список планов и мечт стал короче на один пункт. А именно на Ард Каррайг. Это был не совсем правильный список, не было в нем того места, куда Фьёрн действительно должна была идти. Но имея возможность скакать туда, где конь может скакать, эльфка не могла ею не воспользоваться. Конечно, она понимала какому риску подвергает себя, какому риску подвергает других… Понимала, что одной путешествовать опасно, а быть в людных местах тоже опасно; что эльфов не везде жалуют; что есть ещё масса опасных пунктов… Нет, она не до конца понимала, поэтому почти со спокойной душой  направлялась по дороге к очередному, как надеялась, городу.
«А было бы неплохо ещё проводника найти…» - как назло, по пути никто не попадался, что ужасно печалило.  Печалило ровно столько, сколько и радовало, ведь всякие существа попасться могу. Хоть ехать до города оставалось не так уж и много, перспектива быть одной немного угнетала.
«Скучна-а-а-а-а-а…»
Сделаем поправку: перспектива, всё же, печалила сильнее.

Длилось это одиночество не долго. Но это только по времени. По ощущениям же прошла вечность, прежде чем впереди показалась целая фигура на лошади! И было бы крайне глупо не воспользоваться возможностью и не подкатить к незнакомцу. Точнее, не подъехать. Отбросив сомнения и чувство самосохранения, эльфка несильно ударила пятками кобылку, желая сократить дистанцию между собой и чужой спиной. Довольно неплохой и внушающей доверия спиной.
«Если бы по этой спине понять ещё что-то можно было… Вряд ли тут, почти у самого города окажется какой-то разбойник», - и свято веря в эту идею, довольно прилично сократив дистанцию, Фэй почти уверенно крикнула незнакомцу.
- Эм… хорошей дороги вам. Составите компанию… пока… пока вы прямо едете? – по интонации это было похоже больше на утверждение, чем на вопрос. Наездница мило улыбнулась на тот ужасно оценивающий взгляда, коим незнакомец её одаривал. И этот самый взгляд заставил чуть отодвинуть капюшон плаща, открывая лицо. Уж если он против будет такой компании, то пусть сразу скажет.
А он вроде не был против, хотя сложно было по нему что-то понять. Незнакомец просто плечами пожал.
«Хотя… я ещё подумаю, стоит ли продолжать с ним ехать», - уж не больно приветлив он был. Но, с другой стороны, он не будет засыпать лишними вопросами. При любом из характеров не одной ехать было уже спокойнее. Фьёрн подогнала лошадь, чтобы ехать наравне, и замолкла. Посмотрела по сторонам, осмотрела хорошо видимые предместья. Оглядела незнакомца с головы до пояса, вернулась снова к голове. И понеслась.
- Вы тоже ведьмак!? А я… а я знаю некоторых ведьмаков… А ведьмаки… Ведьмаки хорошие... Вы будете заказы в городе искать? А вы… ну… вы мож… – стоило заметить его глаза, и стена недоверия сразу рухнула. Тут же захотелось поспрашивать о дороге, узнать, знает ли он тех, кого знает эльфка, послушать…
«Но он же таким тихим ехал… А если он не любит компании?... Я… я зря, наверное, начала», - и после этой мысли Фэй резко замолчала, виновато опустив голову. – Вы можете не отвечать… Это совсем не обязательно.
А дома становились ближе и ближе.
«Не надо его пока терять.»
[AVA]http://s019.radikal.ru/i632/1601/9c/3afa22449ade.jpg[/AVA]

+6

9

Время:Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.
Полдень.

Ах, осень золотая...

Четыре, нет уже почти пять лет назад он ехал по этой самой дороге (только дело было душистой весной) в компании суровых кондотьеров Кройцмара.  И трясся от страха, щенок дурашливый. Нашел тогда, чего бояться.
-  Стой, не балуй!  - одернул он  жеребца, вильнувшего задом в самый разгар  сентименталий.
Как, все-таки, быстро летит время и какие причудливые кульбиты совершает судьба. Вот он снова в Каэдвене, только теперь ни от кого не бежит. И карьера, как предсказывал ему года назад покойный господин Гаэльх, -  пошла вверх. Сие радовало.
- Да иди ты ровно, холера!

Карьера -  карьерой, а вот с лошадьми ему хронически не везет.
- Ах, какие стати! Какая дивная масть! Ах, какие бабки! Ах, какой тонкий у репицы хвост! Какой резвый! - нахваливал жеребца барышник. Купился, эх... Да к дьяволу эту хваленые репицу, масть и резвость! Шальная скотина совсем не слушала седока. Чертова тугоуздая тварь!

Вороной снова взбрыкнул, кося на седока лиловым глазом. Кнульпа тряхнуло в седле, он едва не потерял стремена.  Мимо на легкой рыси поравнялась кавалькада разодетых  юношей и девиц. Молодые люди, сдержанно ухмылялись, глядя на господина в съехавшем на ухо шапероне и его красивого непослушного жеребца. Мазели беззастенчиво хихикали. До ушей Кнульпа донеслось что-то о «собаке на заборе» и «мешке с тестом».  Вспыхнув до ушей, он выпрямился в седле, неуклюже поправил головной убор и крепко шлепнул жеребца по крупу, призывая к порядку. Конь в ответ громко фыркнул и с места рванул в галоп, перепугав седока. Торговец не наврал, скотина действительно оказалась очень резвой,  перестук копыт заглушил смех юнцов.

Николас смог сдержать коня, только когда увидел вдали городские ворота. Переведя того на шаг, он сплюнул попавшую в рот мошку и дал себе зарок избавиться от строптивого животного при первой оказии. Кнульп поправил шаперон, одернул бобровый воротник и промокнул вспотевшее лицо извлеченной из-за манжета льняной тряпочкой. Его нынешнее положение обязывало к солидности.
Нильфгаардский наблюдатель под видом  вергенского купца ( духи, мыло, притирания)  Николаса Кнульпа,   въехал в Ард Каррайг.

+6

10

Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города. Полдень

Дорожная пыль, казалось, настолько въелась в одежды Темерского монарха, что Фольтест иной раз безжалостно давил в себе желание скинуть напоминавший о долгой и утомительной дороге гардероб… с тем расчетом, что никогда его больше не видеть. Но это лишь шальные мысли, вызванные накопившейся за время пути усталостью и общим недовольством происходящей на Севере ситуации. Глупо отрицать, иной раз сын Меделла задумывался и о том, как мог бы расцвести родной край, находясь во власти одного, действительно достойного правителя. Разумеется, его, Фольтеста Темерского. Но, увы, Север не был готов к объединению в единых руках и под одним гербом, а он, не будь дурак, прекрасно сие понимал и события не форсировал, не проявлял до поры свои имперские амбиции.
Статный гнедой жеребец, неутомимо рысивший дни напролет, выглядел свежим и готовым к бешеной скачке, и не сказывалась даже седина, обильно сверкавшая в темной гриве. Темерец мысленно посетовал на неумолимый бег времени, отправляющий очередного верного скакуна на заслуженный покой, и ласково похлопал коня по крутой шее. Впрочем, это было единственное допущенное Фольтестом проявление хоть сколь-нибудь человеческих эмоций, аккурат с начала пути. И причиной такой отстраненности было отнюдь не недовольство необходимостью покинуть родные земли, но тяжесть, в одночасье сковавшая сердце монарха.

Темерия. Вызима. Королевский дворец. Тремя днями ранее

- Да он издевается! – полный досады и злости рык эхом пронесся по пустой зале, постепенно сходя на нет и не производя ровным счетом никакого впечатления на высокого лысого мужчину в латах, замершего подле монаршего трона. – Если Визимир так жаждет войны, тогда какого черта он пытается играть в политику?
На каменный пол с шорохом упали отброшенные Фольтестом пергаментные листы с отчетом разведки, не самым обнадеживающим, надо сказать.
- Ровно месяц назад мы пришли к соглашению по величине торговых пошлин и вот, здравствуй брат-король, но я-де передумал! Холера, он просто напрашивается на контрмеры, а эти его пограничные разъезды? Обобрали до нитки уже три деревни в Долине, чтоб их! И так из года в год, Ян…
Унизанные перстнями пальцы забарабанили по резным подлокотникам, выдавая бушевавшую в монаршей душе злость, да на худом лице ходили желваки. В остальном – темерец еще сохранял видимость хоть какого-то спокойствия и отчаянно пытался мыслить здраво, дабы избежать решений, могущих повредить его стране.
- И этот старый дурак мнит из себя мудреца и миротворца? Он-то объединил нас под Содденом и способствовал сплочению Севера? Бред какой-то, - в один миг Фольтест словно бы обмяк, устало развалившись на троне, и тоскливо взглянул на немого слушателя. – Если это старость, дружище, то я боюсь её всё больше.
- И старость в том числе, мой король, - нарушил своё молчание Наталис, все также стоя навытяжку перед своим королем. – А еще его обычная политика, все постепенно возвращается на круги своя. Страх перед Нильфгаардом забывается и…
- Да-да, мы забываем о единстве в угоду собственных интересов, - оборвал старого друга король, поморщившись, словно от зубной боли. – Но я не могу просто проигнорировать вопиющую наглость Реданца, да и чертов Хенсельт, опять зарится на Мархию. Пора бы уже осадить зарвавшегося борова, ведь если вспыхнет война меж ним и Демавендом, всему Северу несдобровать.
- На то и расчет, мой король, для того и встреча в Ард-Каррайге. Сразу решите все беспокоящие вопросы, - голос Яна, привычно негромкий (не в пример командирскому рыку, допускаемому им на полях сражений), действовал на Фольтеста подобно успокаивающим чарам.
- Твоя правда, там все и решим, хоть и не хочу я покидать границы Темерии, но надо, значит надо. – Монарх на миг замолк, задумчиво разглядывая верного коннетабля, - ты вот что, отправь гонцов, проверить гарнизоны и лояльность наших Южных рубежей, а сам – оставайся в Вызиме и присматривай за королевством, соответствующие указы  бумаги я напишу. А пока – отдыхай иди, с дороги же только… и вот оно что, - полетела вслед направившемуся к выходу Наталису просьба, - Роше ко мне отправь, поговорить с ним надо.
Короткий кивок, оба они знали, какого характера предстоит грядущий разговор, но лишь одни Боги ведали, во сколько звонких оренов он станет наиболее невезучему этим вечером «собеседнику». Ожидая капитана «Синих полосок», темерец прикрыл глаза, проваливаясь в задумчивую полудрему.

Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города. Полдень

Старый Янтарь недовольно всхрапнул, мотнув головой. Несмотря на возраст, этот скакун жаждал куда более резвого бега. По счастью, недовольство свое он проявлял крайне редко, буквально-таки чуя, когда следует отвлечь хозяина от тяжких дум.
Отстраненный, направленный вдаль взгляд Фольтеста вновь приобрел осмысленную живость, скользнув по верной охране, отчаянным бойцам в полосатых мундирах, да одной чародейке, чье присутствие отнюдь не радовало короля, но было необходимо… в определенной степени. Собственно, прекрасно эту степень определяя, темерец и не думал допускать пусть верную королевству, но от того не менее преданную интересам чародеев Меган Сванн до настоящих глубин предстоящих переговоров. Ей работы хватит и на отведенном чародеям уровне. Пока же, она могла бы порадовать монарший глаз своими формами и внешностью, благо Фольтест сохранял еще некоторую страсть к противоположному полу, но для тех целей сгодились бы и куда более привлекающие взгляд (более открытые благодаря форме) округлости светловолосой протеже Вернона. Северянин невольно хмыкнул собственным мыслям, но сдержал в себе желание погарцевать, как в иные, более молодые годы, рисуясь перед дамами. Лишь улыбнулся задумчиво, радуясь возможности хоть немного отвлечься от предстоящей дипломатической схватки.

+9

11

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Дорога близ предместий --> Предместья города.

Слишком много произошло крупных событий за короткий промежуток времени в жизни обычного охотника за монстрами. Он — ничего не значащая фигура в этом мире и на нем вряд ли должен бы сойтись свет клином. Но — сошелся. Стоит отметить, что не только на нем, но, черт подери, сошелся же! Его голова до сей поры не могла все сложить во единую кучу. Иерарх по слухам выздоровел, чертов монстр так и не был пойман, скрывшись с корабля и оставив их с носом. Потом — схватка за деревню. Меган, с которой он должен встретиться где-то в этом месяце, две сестры, с которыми ему хотелось бы продолжить совместно путешествовать. Но что-то, как всегда, пошло не так. Предназначение смеялось, глядя монстробою в лицо. Он часто думал, что если на небесах есть существо, что пишет его судьбу, что в общем-то  маловероятно, то у этого существа весьма скверное чувство юмора.
Все это варилось в голове, словно суп из толченого гороха, взбитых яиц и картошки. Сплошная масса, не имеющая никакой связи и формы.
Порывы ветра закрадывались под одежду ночным вором, воруя тепло. Ведьмак слегка поежился, сидя в седле. Солнце было уже высоко, но не давало той былой теплоты. Оно словно медленно умирало с каждым днем. Угасало, отдавая свое последнее тепло жителям третьей планеты.
- Эм… хорошей дороги вам. Составите компанию… пока… пока вы прямо едете? 
Его нагло вырвали из раздумий, возвращая на свое место. Откровенно говоря, Койон этому был не сильно-то и рад. Мутант одарил девушку весьма нелюбезным взглядом, ибо в данный момент ему хотелось лишь ехать молча да думать о своем. Но Предназначение в который раз играло с ним злую шутку.
«Эльфка. Относительно молодая, судя по чертам лица». Кот лишь пожал плечами, выказывая свое ведьмачье наигранное безразличие, которое заменяло родные чувства, вытесняя их, словно злая мачеха приемную дочь из дома.
Внезапно на шее у мужчины задрожал медальон. Его левая бровь сама по себе поползла вверх, словно желая отделиться от хозяина и вообще свалить в далекие края, не ведая этого ужаса.
«Магия?»
Она подогнала лошадь и поравнялась с ним, от чего медальон лишь отчетливее затрепыхался. Несколько мгновений ведьмак и эльфка ехали вместе. Периферическим зрением он видел, как она его рассматривает с головы до пояса и обратно.
« Что она высматривает, мать ее ети? Чего ей над...»
- Вы тоже ведьмак!? А я… а я знаю некоторых ведьмаков… А ведьмаки… Ведьмаки хорошие... Вы будете заказы в городе искать? А вы… ну… вы мож…
Кошкоглазый смотрел своими глазами, в которых были заперты изумруды, в упор. В них не читалась злоба, не было видно и следа раздражения, лишь легкая усталость, отчуждение, но — его добродушная приветливость. Пожалуй, Койон являлся единственным ведьмаком, который любил поболтать, если его могли зацепить на разговор и найти общую тему.
– Вы можете не отвечать… Это совсем не обязательно.
Но эта девушка своей сумбурной речью и торопливостью смогла добиться большего — улыбки. Черноволосый мужчина опустил голову, рассыпаясь в широкой улыбке. Что-то было в этой девице такого, что она заставила сделать это ведьмака. Непроизвольно, но заставила. Может ему самому нужно больше просто так улыбаться? Да нет. Бред какой-то.
- Буду брать заказы, - спокойно начал Кой, приветливо улыбаясь девушке в бороду,
- Слышал что в округе люди пропадают. И огромное спасибо, что позволили мне не отвечать, я тронут. - Мужчина наиграно поклонился в седле, после чего сдавлено посмеялся, словно воздух из его легких вытягивали раскаленными щипцами. На мгновение повисла неловкая тишина, нарушаемая лишь топотом копыт и далекими криками людей на стене.
- Я — ведьмак. Койон из Повисса. А тебя  каким ветром занесло в Ард Каррайг? - Промолвил мужчина, глядя на доску с объявлениями, что неумолимо быстро приближалась, а на оной весела береста с красивой и ровной надписью: «ТРЕБУЕТСЯ ВЕДЬМАК!»
Мутант неспешно подъехал к доске, спешиваясь и норовя оборвать объявление, а потом явиться к ипату или начальнику горнизона, как внезапно, возле него образовался мужчина, который явно что-то собирался поведать. И, хотелось бы верить — поведать что-то интересное.

Отредактировано Койон (2016-05-10 16:19:00)

+7

12

Внешний вид, инвентарь

• Внешний вид: одета в светлое платье в пол. Волосы распущены.
• Инвентарь: небольшая сумма наличных средств

Ард Каррайг, королевский дворец
Полдень.

Нужно сказать, что Мирианна никогда не любила политику. Все эти интриги, распри, сговоры… ей хватало подобного и в обществе уважаемых чародеев севера, от чего она, в свою очередь, тоже не была в восторге. Гораздо больше относительно молодую чародейку, родом из Ковира, волновали таинства мира и возможное могущество, кое возможно было бы получить этими знаниями. Только вот ее интересы требовали выполнения иного рода работы. Без помощи Кардуину из Лан Эксетера, у магички не будет доступа к тем знаниям, которые открывало его положение. Именно поэтому приходилось заниматься порой не тем, что Мирианне было по душе. Чародейка еще помнила Аэдирн и то, что происходило на приеме у Демавенда. Там ничего, казалось бы, не предвещало беды, только вкусные угощения, танцы и интересные разговоры. Здесь же все было куда напряженнее. Марианне не хотелось бы повторять свой прошлый опыт, и она не хотела об этом думать. Однако, все равно думала.
Здесь, в столице Каэдвена, король Фольтест и король Хенсельт собирались вести переговоры по вопросам Нижней Мархии. Довольно важное событие. «Интересно, решится ли здесь этот вопрос окончательно?» Сомнения были. Здесь же, в Каэдвене, Темерия и Редания собирались улаживать торговые взаимоотношения. Главное, чтобы все происходящее не повлекло за собой никаких жертв. Когда собираются монархи, жди беды. Очень удобное время, чтобы выкинуть что-либо или недоброжелателям в отношении них, или  воспользоваться тем, что основные силы разведок и стражи отвлечены на Их Величеств и их безопасность.
Мирианна прибыла в Ард Каррайг утром, сопровождая наблюдателей из Ковира, что, разумеется, хотел быть в курсе мировых дел. В ее списке задач, установленных мэтром Кардуином, не было активного участия в политических вопросах. Лишь помощь как ковирской стороне, в том числе и с сокращением времени пути, так и интересам чародеев. В целом, Мирианне преподнесли это дело как миссию не трудную и с некоторой стороны полную развлечений. «Побываешь в Ард Каррайге, погуляешь среди знати, немного понаблюдаешь и все. Считай, что у тебя образовался выходной. Передашь приветствие Сабрине Глевиссиг, если позволит случай. Говорят, с делегацией от Темерии прибудет еще одна чародейка, - будет с кем поболтать. Я просто не могу быть в нескольких местах одновременно. Как-то так говорил Кардуин». – Вспоминала Мирианна с сомнением. Интересно, верил ли он сам своим словам? Вероятнее всего нет, но пытался подать эту «обязанность» с лучшей стороны. В любом случае, с деньгами Ковира считаться приходилось всем, и ковирцы были желанны везде. По крайней мере, это сулило радушный прием и отсутствие проблем.
Мирианна покинула давящие коридоры дворца Хенсельта, спустившись вниз, на воздух, не уходя далеко, чтобы не упустить ничего важного. У Сабрины Глевиссиг времени ни на что не оказалось, что было не удивительным. Мирианна не настаивала, предпочтя не отвлекать главную чародейку Каэдвена. В конце концов, у принимающей стороны действительно было множество забот. А сейчас все ожидали делегацию из Темерии. Погода, стоило отметить, была отменная, хотя время года уже было далеко не летним, да ветры пробирались холодком через одежду. Солнце светило ярко, и чистое небо позволяло тому играть всеми красками золотой осени в желто-красной листве. Безусловно, с этим осенним настроением постаралась магия, разогнавшая облака. Еще позавчера в Арг Каррайге шли затяжные дожди, если Мирианна верно поняла перешептывание двух служанок. Гуляя по внутреннему двору и кутаясь в отороченный и подбитый норкой плащ, Мирианна поняла одно: ей скучно. Она бы многое отдала за потрескивающий очаг своего дома в Лан Эксетере, удобную скамейку, запах чернил и шуршание страниц. Здесь же она, как ей казалось, теряла время зря. Наверное, действительно нужно было идти и кого-нибудь разговорить, извлекая пользу из услышанного, но Мирианна вдруг ощутила необходимость отдохнуть. Все таки, портал забрал на себя какую-то часть ее сил. Спокойствие помогало их восстановить и как-то прийти в себя. Вообще вся суета во дворце и напряженность на лицах слуг заставляла непроизвольно так же нервничать, превращая ожидание в пытку. В конце концов, Хенсельт не хотел показаться в дурном свете, и это было вполне естественным желанием. И, нужно признать, у него это получалось.
Наблюдая за тем, как дуновение ветра срывает с тоненькой веточки куста неподалеку и уносит, кружа, маленький красный листочек, ковирская чародейка вдруг осознала, что была бы не против компании своего брата. С ним было спокойнее. В прошлый раз, он ее защитил. Однако, когда сущность его была раскрыта, взять с собой в Ард Каррайг чудовище она просто не могла. Это были уже излишние риски.
Оставалось только ждать. Подышать воздухом, возможно даже вернуться обратно, когда ей станет полегче.

Отредактировано Мирианна (2016-05-10 18:51:43)

+7

13

Ард Каррайг, 15 октября 1265 года, харчевня "Хвост беса", полдень

Человеческая природа такова, что побуждает людей всё время, не занятое проблемами добычи хлеба насущного и сохранения своей бессмертной души в оковах бренной плоти - соревноваться друг с дружкой. В чём и когда - не важно.
В убранстве и богатстве жилищ, скорости, силе, красоте...
...обжорстве, длине половых органов и алкоголизме.
Отдельным пунктом шло тайное и факультативное соревнование в скудоумии, победитель которого выбирался негласным голосованием из числа тех, кто умудрился наиболее глупо и бездарно отойти в мир иной.
Однако, нынче в Ард Каррайге должно было пройти соревнование, от участия в котором всем нормальным людям хотелось бы отказаться всеми возможными и невозможными способами. Хотя бы потому, что поучаствовать в нём - означало быть умервщлённым таким способом, что от одного его описания можно было в обморок упасть.
Как соревнуются между собой городские ремесленные цеха...
И соревнуются в искусстве стихосложения барды и менестрели...
...так соревнуются в своём ужасном ремесле и палачи ибо именно в середине октября в Ард Каррайге нынче лучшие из лучших вершителей приговоров собрались, чтобы выяснить - кто из них является наилучшим в своём кровавом ремесле.
Сюда явился громадина Самсон из Старой Вызимы - потомственный кат, лучший, среди темерских палачей. Пожаловал и Янек, по кличке Клёст - почти что квадратный с виду из-за небольшого роста рыжий человек с неправильным прикусом - ужас     смертников Третогора. Не обошёл вниманием это событие и Джакоб Накольщик - лучший палач-колосажатель всего Каэдвена и даже седой хромоногий кат из Повисса - Иан Подгорный прихромал со своим шестигранным ломом. И ещё несколько персон, чьей работой было усекновение порослей греха и крамолы опосредь благочестивых жителей Северных королевств.
Разумеется не мог пропустить сие событие и мастер правосудия Ротгер Кёрз - уроженец Лирии, потомственный палач и участник битвы под Содденским холмом. Человек с глазами разного цвета и причудливой паутиной шрамов на правой стороне лица.
Поэтому сидя в "Хвосте беса", хозяину которого было всё равно кого поить неплохим пивом и травить дерьмовым хлебом, Кёрз с минуты на минуту ожидал прибытия Клеста и Накольщика, чтобы обсудить последние достижения собравшихся здесь палачей и обсудить вопросы, касающиеся призового фонда и условий соревнования.

+8

14

Мастерский

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса".
Полдень.

Время преподносит нам открытия. Зачастую необычные, неожиданные, они являются в нашу жизнь без приглашения, своевольно занимая понравившееся им место. Каэрин аэп Дакке сегодня для себя открыл одну удивительную вещь: в "Хвосте" можно было не только попробовать неплохое пиво, но и встретить разношерстные, пестрые компании.
Когда его старческого уха коснулся звонкий певучий голосок, дипломат занимался непростительны для мужа империи делом: разглядывал других мужчин. А посмотреть было на что.
В харчевне собрался разный люд, но наметанный глаз умело отличал зерно от плевел. Рыбак рыбака видит издалека.
А палач палача?
Каэрин улыбнулся краем рта, медленно поворачиваясь в сторону говорившей.
- Увы, хорошая моя, я не искал менестреля.
А затем медленно и очень лениво к возникшему, словно по волшебству, озабоченному делами насущными господину.
- Я бы с удовольствием послушал твои песни, но мой карман невежливо легок. Оставлю тебя наедине с этим господином.
Дипломат тяжело поднялся. Подхватил со стола недопитую кружку, коротко кивнул девушке и её возможному работодателю и, пошатываясь, отправился к столику, над которым возвышалась фигура мрачная со взглядом столь тяжелым, что Каэрин практически не сомневался: перед ним палач. У кого еще может быть такая хмурая морда?
- Присяду?
Его легкий акцент мог смутить, но одежда, привычная для всех северян, подсказывала, что перед незнакомцем скорее путешественник, чем посол, дипломат или же кто ещё.
Не дожидаясь ответа, Каэрин, стукнув кружкой о столешницу, присел, не сводя глаза с посетителя. А затем нараспев буркнул сквозь зубы:
- Пляшут в петельках шуты. Ах ты, ух ты!
Кривая ухмылка вспорола обезображенные губы.
- Сдается, мы понимаем друг друга?

Примечание:
Присцилла, Феликс, радуйте друг друга и всех нас.

Предместья

У подножия каждой уважающей себя столицы рано или поздно вырастали дома и домишки, лачуги и крепкие двухэтажные громадины, которые складывались в целые поселения. Предместья жили по своему особому укладу: здесь нередко избавлялись от пережитков прошлого, которыми кишел город, здесь человек мог подать руку эльфу, а краснолюду никто не желал сбрить бороду. Впрочем, бывали и исключения.
В предместьях Ард Каррайга на Койона и его спутницу смотрели спокойно. Даже можно сказать равнодушно: путники сотнями проезжали по их улицам каждый день то в одном, то в другом направлении. Так чем же удивителен ведьмак да очередная девица?
Слуга, едва не задремавший на перевернутой пустой бочке, соскочил наземь. Щурясь спросонья, он недоверчиво глянул то на Фьерн, то на её спутника, словно силясь что-то разглядеть.
- Вы, милсдарь, сталбыть, ведьмак будете?
В этот самый момент, отвлекая девушку, кто-то дернул эльфку за ногу. Кудрявый мальчонка лет восьми стоял прямо у коня Фьерн, удивленно распахнув зелёные миндалевидные глаза.
- А ты... вы... эльфка?
Налетевший порыв ветра задорно потрепал его по макушке, оголяя заостренный краешек уха.
- Если же ведьмак и знак цеховой при вас имеется, - брюзжал слуга, - то следуйте за мной.
А затем, недобро уколов Фьерн взглядом, добавил.
- Один.

Улицы города.

Ард Каррайг был местом удивительным. Нет, преступность здесь не была уничтожена окончательно, попрошайки, псевдопророки, гадалки, уличные музыканты и проститутки ещё встречались на улицах столицы, но все они так или иначе действовали по слову закона. И даже маркитантки отчисляли в казну положенный налог.
В Ард Каррайге было сложно остаться без внимания хотя бы на мгновение, и едва Николас Кнульп под личиной совершенно другого человека въехал в столицу Каэдвена, десятки пар глаз поселились у него на затылке.
Из подворотни выскочил кудлатый пес. Нарушая все законы о приличии, дворняга облаяла шпиона, едва не тяпнула за ногу жеребца и, спутав все карты соглядатаям, бросилась прочь, заливаясь лаем и пугая прохожих.
Конь, испуганно дернувшийся в сторону, лишь чудом не сбросил Николаса.
Все могло кончиться печально: испуганное животное дергалось и порывалось встать на дыбы, пуститься прочь из этого страшного места. Но, как это часто бывает, на помощь благородному (или не очень, здесь уж как посмотреть) мужу пришла женщина.
- Тише! Спокойно, милый! Спокойно! - девушка лет семнадцати, умело поймав жеребца за узду, с трудом удерживала беснующуюся животину. - Тише, глупенький!
И конь, словно понимая её слова, затих. Смирившись, он громко фыркнул, кося лиловым глазом.
Девушка, украдкой вытерев лоб рукавом, тяжело дышала. Раскрасневшееся лицо, лебединая шея да ворот нижней рубахи, выбившийся из-под кафтана: разве так выглядят прекрасные девы-спасительницы?
- Ты бы, милсдарь, повнимательнее бы был, - буркнула она, переводя дух. - Себя не жалеешь - других пожалей. Конь понесет, тебя не скинет, а народу потопчет да бед принесет, что две войны.

Примечание:
Исенгрим, Николас, Фьерн, Койон, играть или не играть с мастерскими неписями - решать лишь вам. Свобода - наше всё
Мирианна, Вашество, Меган, Торувьель и Ванадайн, ваш кусок мастерского будет позднее.

+10

15

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса".
Полдень.

Один из законов жизни гласит: как только одна дверь закрывается, сразу же где-то открывается другая. В случае Присциллы вторая дверь распахнулась перед ней даже раньше, чем первая успела захлопнуться. Опрятно одетый темноволосый мужчина, неожиданно оказавшийся подле нее, сулил деньги и выглядел весьма заинтересованным в ее менестрельских способностях. Поэтесса смущенно потупила взор. Она не была до конца уверена, как ей стоит вести себя в подобной ситуации. Что уж там, юная певичка никогда еще не была нарасхват. Очень не хотелось обидеть кого-то из достопочтенных сударей отказом, когда и так деньги в ее карманах больше не водились. Вот если бы удалось совместить выступление на свадьбе купца с тем интересным предложением, которое приготовил для нее незнакомец.. Эх, может, тогда бы удалось хоть с одной частью долга разделаться.
Впрочем, амбициозным мечтам Присциллы найти свое отражение в реальности было все же не суждено. Мужчина в возрасте оказался вовсе не купцом. По крайней мере не тем купцом, что разместил объявление и мог бы с легкостью исправить ее финансовое положение.
- Простите, сударь, я, должно быть, обозналась. - Оживление на лице девушки сменилось плохо скрываемым разочарованием и растерянностью. Поводив беспокойными глазами по таверне ещё с долю секунды и попытавшись прояснить для себя причины отсутствия в оной составителя объявления, Присцилла повернулась к окликнувшему ее мужчине. В глазах менестрели он выглядел сейчас настоящим героем, сказочным спасителем, посланным ей самой Мелитэле.
- Я с удовольствием выслушаю Ваше предложение, милостивый сударь. - прощебетала она, одарив незнакомца робкой улыбкой. - Меня зовут Присцилла, сценическое имя Цираночка. Я окончила Оксенфуртскую Академию по направлению Труверства и Поэзии, опыт в музицировании: полтора года. Участвовала в театральных постановках, выступала на свадьбах и ярмарках. - Вывалив на потенциального нанимателя ворох информации о себе и своей профессиональной деятельности, Присцилла выпрямилась и попыталась придать себе солидный вид, такой, какой обычно бывает у именитых деятелей Искусства. - В совершенстве знаю творчество мэтра Лютика, Вальдо Маркса, Эсси Давен, Амброзия Вагнера.. Сочиняю сама. Выступаю как соло, так и дуэтом. - продолжала без перебоя тараторить поэтесса, стараясь определить, впечатлен ли мужчина ее музыкальными способностями или же ожидал услышать что-то более захватывающее. Пока сказать было сложно. - Да что это я все говорю и говорю. Вы, наверное, хотите увидеть меня в деле. - Спохватившись, Присцилла достала из-за спины лютню и с достоинством продемонстрировала свою гордость потенциальному нанимателю. Если мужчина хоть немного разбирался в музыкальных инструментах, то ему бы не составило труда понять, что перед ним лютня высшего качества. - Вы только скажите, какого рода балладу хотите услышать, и я с удовольствием для Вас ее исполню.

Отредактировано Присцилла (2016-05-14 18:08:42)

+7

16

Улицы города.

Тут конь встал, как вкопаный, мир перестал плясать, желудок -  сжиматься, и кого-то назвали милым и глупым.
- А? - только и смог вымолвить в ответ ошалевший Кнульп.
Как мило...
Николас выдохнул и поправил сползший на глаза шаперон, проклиная  свою неловкость, купленного с рук коня и с пол десятка других вещей.  Как, мать его... Эх!

Вернув себе возможность видеть, он узрел деву (ничего такого он не ожидал узреть, ослепленный проклятой шапкой. И эта картинка оказалась весьмааа приятной).
- А? - повторил Кнульп, но уже осмысленно,  любезно и от души разлыбившись, ибо, как было сказано, явление девицы порадовало его изрядно. Все органы чувств, но вестибулярный аппарат - в особенности.
- В смысле,  -  поправился он, приложив руку к сердцу, -  кто же спас меня и народ от  бед, что двум войнам подобны? Как ваше имя, мазель-спасительница?

Девица представилась. Кнульп на всякий случай решил ее имя запомнить. И нет, он отнюдь не собирался приглашать ее скрасить вечер за кувшином вина. Упаси боже! От крайне свободных или очень юных девиц он бежал как допплер от серебра -  слишком много с ними хлопот, ухаживаний и опасностей. Отцы, женихи, братья, случайная беременность, слезы - этот список долгий и ни к чему его продолжать.
Внимание на нее обратил, скажем так, в силу профессиональной девиации.
Безусловно, мазелька появилась вовремя, иначе бы стревец его сбросил, но случайным встречам  шпион не доверял.
Продолжая не без интереса, но и не слишком откровенно (он помнил о женихах, отцах и братьях) разглядывать ее аппетитную фигурку  Маэльх уточнил, как побыстрей и покороче  добраться ему до нелюдского квартала. Конкретно  -  до дома и лавки низушка Болго Авонса — травника.
Выслушав девушку, Кнульп слегка коснулся шаперона рукой, откланиваясь ( эх, он бы с радостью прогарцевал, красуясь. Но совершенно не был уверен, что сможет. Да и хватит с него конских выкрутасов. Отбитый об седло зад также требовал покоя)

- Эй, милая барышня! - Кнульп опомнился и придержал коня. -  Будете мимо лавки Авонса проходить -  зайдите обязательно.  -  сунув руку во вьюк, он что-то извлек и кинул девушке, выразительно подмигнув. Девушка поймала и удивленно рассмотрела  завернутый в рогожку брусочек. Это был крошечный, с мизинец, но очень пахучий кусок лавандового мыла. - Там будет много таких вот радостей. Зайдете милой девой -  выйдете душистой королевой майской!
Еще раз коснувшись шаперона, Николас откланялся и, послав коня шагом, вскоре смешался с уличной толпой.

Отредактировано Николас Кнульп (2016-06-04 19:33:44)

+3

17

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Счастье приходит оттуда, откуда его не ждешь. Человек со шрамами оказался не заинтересован в услугах менестреля совершенно, и все внимание представившейся Присциллы-Цираночки оказалось сосредоточено на Феликсе и его возможном предложении.
Биро учтиво кивнул головой ушедшему господину, и повернулся к менестрели. Та как раз заканчивала расписывать свои достижения, репертуар, образование и прочие интересные для нанимателей вещи. Сказать честно, часть этой восторженной речи шпион пропустил мимо ушей - конечно, ему нужны будут ее таланты, но они не столь критичны.
Послушать ее он, тем не менее, не откажется.
- Хорошо, просто прекрасно. Знаете, сейчас Северу не хватает молодых и талантливых исполнителей. Лютика знают все, он уже многим приелся, да и репутация его... Сами знаете. - Феликс покачал головой. - Давайте я вам сначала изложу условия того, что я предлагаю, а после предоставлю вам возможность впечатлить меня. Я не представился? Граф Вальтер де Шниссел, из Редании. - он отвесил поклон.
Он прекрасно знал, что его дворянского приглашения хватит только для того, чтоб попасть на сам прием, бал и банкет. В зал сильных мира сего, которые будут обсуждать важнейшие вопросы дня, никто не пропустит простого графа. Но... Ему и не надо туда идти. И уж точно не через парадный вход. Пока короли и высочайшие из вассалов будут решать проблемы торговли и Нижней Мархии, или Верхнего Аэдирна (зависело от точки зрения), в других залах будут вершиться куда более тонкие, подковерные, но не менее политические дела.
Сейчас же он смотрел на лютню в руках менестрели. Хорошая работа, наверняка стоит немалых денег. И, как догадывался Феликс, единственная сейчас стоящая вещь за душой Присциллы. Не мешкая, он продолжил.
- Если кратко - у меня есть возможность провести вас на прием во дворце короля, завтра. Вы наверняка слышали о нем. Это будет не просто шанс выступить перед очень знатной аудиторией, но и заработать неплохие деньги. Где подвох? Он, конечно, есть. Но ничего страшного или криминального, заверяю вас. Все, что вам нужно знать пока - я проиграл один спор. Для вас это всего лишь обернулось небольшой удачей. - Биро улыбнулся. - Что же, я с удовольствием вас послушаю! Вы знаете песни об Эйке из Денесле? Или подобные героические баллады? У меня сейчас как раз такое настроение.
"А потом, чуть позже, посвящу девицу в подробности. Послужит на благо Редании, а то и всего Севера, и не заметит даже. Возможно, что не заметит."
Он сел за стол, подлил себе вина и обратил все свое внимание на девушку с лютней.

+7

18

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Предложение графа де Шниссела звучало невероятно заманчиво. Настолько заманчиво, что любой другой на ее месте наверняка бы счел его в высшей степени подозрительным. Любой другой, но только не Присцилла с ее верой в добрых людей и счастливые совпадения. Что за спор проиграл граф? Как это связано с его настойчивым желанием провести ее на прием во дворце короля? - подобных вопросов в голове юной менестрели даже не возникло. Не до этого ей было. Ее, Присциллу, приглашают ко двору! Какие здесь могут быть вопросы и сомнения?
Пока голова поэтессы была забита пышным убранством королевского банкетного зала и вечерним блеском запредельно дорогих платьев, граф изъявил желание послушать героическую балладу, отмечая, что такого рода песня удивительно подошла бы к его текущему настроению.
Присцилла радостно закивала. Сказать по правде, сейчас она тоже воображала себя героем. Героем, который завтра будет выступать во дворце самого Хенсельта!
- «Баллада о драконе». Автор: маэстро Вальдо Маркс. - объявила поэтесса тоном торжественным и важным, вежливо поклонилась своему слушателю и наконец-то легонько тронула струны своей драгоценной лютни.

В эту ночь не уснуть у шального костра,
Ворох мыслей танцует у ветра в шелках.
Этой ночью никто не уснет до утра,
Крепко в браге скрывая свой страх
И не каждый герой обнажит свой клинок
Ведь храбрейший лишь тот, что для чести рожден
Каждый верит в свой славный лавровый венок,
Чтобы подняться в ущелье, где дремлет дракон

И расправит он крылья темнее, чем тьма
И огонь будет жарче, чем солнце в сто крат
Снова песни и свет, рассветает заря
Мы вернемся с победой, друзья.

Теплым, ласковым ветром ворвалась музыка в душную залу таверны с дьявольским названием. Она ширилась, нарастала, заполняла весь зал своей чистотой и прозрачностью. Присцилла в который раз задумалась над тем, каких вершин смогли бы добиться люди, если бы тканью мелодии стала их собственная жизнь.
- Надеюсь, баллада о золотом драконе показалась Вам достаточно героической, а мой голос - достойным ее исполнения. -  Присцилла улыбнулась и убрала лютню. Неловко потоптавшись перед столом, за которым попивая вино, сидел граф де Шниссел, Присцилла все же разрешила себе присесть на скамейку напротив. Глаза ее в миг посерьезнели. - Я очень благодарна Вам за предоставленный мне шанс. Обещаю, я не подведу Вас.

+5

19

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Мастерский

Ард Каррайг, королевский дворец
Полдень.

Политика - дело тонкое. Она нежна, словно утренняя дева, и пуглива, как трепетная лань. Всего один лишний шаг, и там, где грезилась победа, даже самого искусного политического игрока ждет неминуемый провал. Поэтому, несмотря на свою тонкость и нежность, политика была делом безусловно грязным. И только люди умные, но зачастую беспринципные, выживали в этом бушующем море страстей.
- Красиво, не правда ли? - раздалось справа от Мирианны.
Незнакомец в приталенном багряном дублете с серебряной вышивкой учтиво поклонился чародейке.
- Позвольте поприветствовать гостью из дальних стран в нашем скромном медвежьем краю, - он выпрямился, улыбаясь широко и добродушно. Слишком добродушно. - Экберт Бруандон, сын герцога Рихарда.
Молодость ещё не покинула его темно-зеленых глаз, а первые заметные морщины не избороздили лба, но взгляд, цепкий и оценивающий, был пытлив.
И горд. Слишком горд для столь молодого каэдвенца.
- Осмелюсь предложить милсдарыне свою скромную компанию. Пока во дворце готовятся к встрече темерцев, король совсем забыл о других своих гостях. А их одолевает скука. - Экберт, чуть прищурившись, взглянул на чародейку. - Вы ведь не из Темерии, правда?

Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.

Была пара вещей на свете, которые Вернону Роше не нравились. Капитан темерской армии всей душой ненавидел трусов, предателей и лжецов. Слишком паскудные и ужасные это были люди по его мнению.
Но даже их грешки меркли перед теми, кто задавал самые неподходящие вопросы.
Бьянка, что пожелала сходить в разведку, лишь вызвала у командира кривую усмешку. Вот она, дева-воительница, ей доверяешь самое ценное, что есть - короля, а она все рвется прочь.
Но со временем Бьянка поймет, что отдавать приказы и с тревогой ждать возвращение соратников и друзей намного тяжелее, чем ходить в разведку. И намного ответственнее.
К сожалению, ответить девчонке Вернон не успел. Слишком долго искал подходящие слова, да подъехавшая некстати чародейка спугнула неловкие мысли. Слова, готовые сорваться с языка Роше, так и навсегда остались недосказанными.
- Около получаса таким темпом, - прикинул капитан, - если поторопимся, то обернемся быстрее. Но разве нам нужно спешить?
На вопрос о разведчиках он умолчал: не чародейского это ума дело, обойдется.
"Своим остреньким носиком можно вынюхивать и в совершенно других местах", - подумал капитан беззлобно.
Неожиданно, ехавший по левую от них руку боец предупредительно поднял руку. Вернон, бросив взгляд на горизонт, скрипнул зубами.
- Всадники. Не более десятка.
Конечно, ничто для их отряда.
Безусловно, реальная проблема жизни короля: всего один случайный удар мог обернуться трагедией.
- Меган, предупредите Его Величество.

Всадники приближались.
Темерцы, тем временем сомкнувшие ряды, чуть снизили скорость, готовые дать отпор любому неприятелю в случае необходимости. Когда до отряда оставалось не более ста пятидесяти  шагов, Вернон вздохнул облегченно: он узнал каэдвенские цвета и, что немаловажно, приметил среди всадников одного из своих шпионов.
"И как этот остолоп умудрился попасться в лапы каэдвенскому разъезду?"
Каэдвенцы осадили за двадцать шагов. Вперед выехал статный воин с цепким волчьим взглядом. Увидав среди темерцев Меган и Бьянку, он едва заметно ухмыльнулся.
- Кто вы и каковы ваши намерения? - Роше выехал вперед.
Каэдвенец, остановив своего гнедого, хмуро глянул на Вернона.
- Я Родрик Бруандон. Встретив вашего гонца, я поспешил выехать из предместий навстречу долгожданному королю Фольтесту. На дороге небезопасно.
"Нашего гонца? Ох, сука, шпионы, мать их, - Роше недобро глянул на солдата, пытавшегося спрятаться за спинами каэдвенцев, - в следующий раз и правда Бьянку пошлю".

Отредактировано Вернон Роше (2016-05-23 15:27:36)

+9

20

Конь более не всхрапывал, не вскидывал голову и не рвался вскачь, но неторопливо рысил, не нарушая заданного темпа, уподобившись, наконец, идеально выезженному скакуну… впрочем, бывшему по нраву кому-нибудь более спокойному, нежели Фольтесту. Демавенд – да, тот оценил бы, но темерец жаждал действий, стремительной скачки, будоражащей кровь.
«Надо бы, при случае, размяться и позволить Янтарю показать себя, пока не заперли его в стойло до… хм, да только в обход Роше это не сделаешь. Холера, мальчишка уподобился курице-наседке, что похвально, но раздражает, м-да...»

На душе короля вновь скребли кошки, и чем ближе был разговор с Каэдвенским Единорогом, тем сильнее портилось настроение вымотанного долгой поездкой Фольтеста. Да, он был политиком, достаточно опытным и хитрым, любившим это дело и, как ни странно, люто ненавидевшим оное. Впитавший хитросплетения закулисных интриг с молоком матери, или кормилицы, тут уж темерец и сам не знал (хотя и склонялся подчас ко второму варианту), он при этом сознавал, что иной раз совершенно не готов к словесной схватке. А прорабатывать детали заранее не спешил, взяв за привычку обдумывать лишь основную линию переговоров, оставляя мелочи на волю интуиции. А именно такой момент, ощущение едва ли не полнейшей безоружности перед грядущими словесными баталиями сейчас и был, вот только знать об этом никому не было нужно.

Темные глаза короля вновь заинтересованно блеснули, сравнивая пленительные округлости двух девиц, ехавших перед ним. Азарт вновь одолел тревогу грядущего, вытесняя из головы иные мысли, кроме… «Ничего себе, но она магичка, а я их терпеть не могу, не пересиливать же себя. А вот вторая, та очень даже могла бы, но Вернон оберегает девчонку. Для себя бережет или это отцовский инстинкт проснулся у этого отца солдатам? Холера, надо бы споить нашего бравого вояку и порасспросить»
В этом был весь Фольтест, к своим маячившим на далеком горизонте пятидесяти годам, овладевший искусством мгновенно переключаться с решения важного вопроса на сущую ерунду и обратно. Как знать, быть может, именно это доселе спасало его от выгорания, стремительно настигавшего прочих королей. В народе он слыл бабником, зато не начинал спиваться, положив на собственную страну, как Визимир или Хенсельт. Он был азартным игроком и любил охоту, а не мирные сплавы по Понтару с пивом и шутами, но не забывал и про насущные проблемы государства, за что был любим народом. Не боялся вида крови и напрочь забывал про происхождение, награждая очередного героя, заслужив тем самым преданность солдат.
«Ай да я», - хмыкнул, не удержавшись, темерец и скосил глаза на сопровождение, благополучно сие пропустившее, ибо намечалась перемена в опостылевшем всем путешествии. Кони сдержали свой бег, магесса поравнялась с королем, и напряжение враз сменило скуку, взбодрив утомленных дорогой людей.  С наслаждением впитывая едва ли не звеневший от напряжения воздух, Фольтест положил руку на оголовье полуторного меча, вновь переключаясь, но уже с вольных мыслей на ипостась короля-воина.
Отряд замер, сосредоточившись на приближающихся всадниках, и украдкой выдохнул, лишь только стали видны Каэдвенские знамена.
«Гонец? Роше заигрался в политику или пролетел с планированием? Впрочем, не важно»
Король, удостоверившись, что опасность от всадников ему не угрожает,  пустил Янтаря шагом, неторопливо минуя Меган и равняясь с капитаном Синих полосок.
- Ты, сегодня, просто верх заботливости, Вернон, я несолидно таю от восторга и думаю назначить тебя личным камердинером. Гонца вон отправил, дабы сопровождение у борова испросить. Что дальше, винцо, банька? Я не против отдохнуть с дороги, коли и о дамах ты подсуетился, - достаточно тихо, с добродушной усмешкой, бросил ему король и повысил голос, дабы его слышал командир разъезда.
– Ваше беспокойство о моей безопасности делает честь и вам, командир, и вашему королю. Тем более, что сопровождать меня направили опытных воинов, присутствие которых внушает спокойствие и уверенность, но раз на тракте не безопасно, быть может, нам лучше продолжать движение? – Фольтест кивнул каэдвенцу, приглашая его с отрядом  встать в авангарде. На лице сына Меделла была написана уверенность в происходящем, однако подстраховаться он не забыл, слишком остерегаясь умереть во цвете лет.
- Присматривай за ними, капитан, цвета единорога может нацепить любой желающий, а я не планирую бесславно сдохнуть в пыли каэдвенского разбитого тракта, - шепнул он Роше, разворачивая Янтаря и вновь скрываясь за спинами своих латников.

+6

21

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Мелодия и голос у певички и вправду оказались недурны, хоть вкус не избалованного постоянной роскошью балов и высокого положения Феликса не был таким уж тонким и эстетичным, он все же смыслил в искусстве побольше среднестатистического кмета или горожанина. И уж точно понимал достаточно, чтоб отличить пьяного трактирного запевалу от менестреля, который не ударит в грязь лицом и в кабаке, и на тракте, и на свадьбе у дворянина.
Присцилла представлялась как раз вторым случаем. Проблем с ее попаданием во дворец не должно быть, и даже если стража начнет ворчать на отсутствие приглашения - грамота самого "Вальтера" вдобавок к небольшому количеству монет до сих пор работала превосходным средством для усыпления внимания. В конце концов, не оружие же он контрабандой в замок провозит.
- Погоди меня благодарить, Присцилла. - Он поднял руку. - Я уверен, что приглашение ко двору - радостное событие для менестреля. Но голове давать вскружиться нельзя. Я думаю, очевидно, что политические песни, кроме прославления Хенсельта, трогать не стоит. И отчаянно лезть в первые лютни тоже. Для правителя и его приближенных, я не сомневаюсь, уже приглашены именитые певцы. Но это и не значит, что нужно опускать голову.
Действительно, свой шанс блеснуть у нее появится, так или иначе. Люди обращают внимание на музыкантов, особенно на хороших. Может, кто-то и предложит менестрели более настоящую работу, чем Биро. Может, пойдет молва - а слухи разбредаются по земле быстро, только он появился где-то в захолустной деревушке на границе с Реданией, как об этом уже прознают в Третогоре.
- Главное, что тебя приметят не последние люди в нашем обществе. Некоторые могут даже выдвинуть какие-то предложения. Некоторые из них могут быть даже непристойными, но с этим придется лишь мириться. Твой труд будет оплачен, конечно же. Но у меня будет к тебе просьба, может, и не одна. Я изложу все уже ближе к началу мероприятий.
Он отхлебнул еще из стакана и поставил его на стол. Следом там же оказался небольшой мешочек с пятьюдесятью золотыми монетами. Шпион кивнул на него и продолжил.
- Считай это авансом за работу, завтра получишь больше. У тебя определенно есть талант, и исполнение мне нравится. Но да ладно, хватит пока о делах. - Он хлопнул ладонью по столу. - Ты странствуешь, так? Откуда ты?
Все эти годы он считал, что располагать к себе людей, с которыми собираешься работать и проворачивать не самые чистые и безопасные дела - хорошая игра. Снижение вероятности хладнокровного предательства с их стороны, новые полезные знакомства и какие-нибудь новые знания об окружающем мире, да и просто поднятие настроения себе и другим никогда никому не мешали. Да и в общем у Феликса было хорошее настроение, и он был не прочь поболтать о чем-то, что не касается плетения интриг и ножей в спине.

+5

22

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Присцилла давала концерты уже больше года и ни разу за время своих музицирований не вдавалась в политику. Не нравилось поэтессе это дело, казалось оно ей чем-то неправильным, чем-то неискренним и нечистым. Ровно так же, как не любила она складывать и исполнять баллады о войнах и сражениях, считая, что восславлять бравые действия солдат на поле битвы все равно, что восславлять саму смерть. Военные победы не могут приносить людям подлинную, истинную радость ибо они порождают завоевательские амбиции, которые порождают все новые войны. Когда-то давно она идеализировала эти сражения, романтизировала их участников, воображала героями. Сейчас, однако, юная менестрель больше так не думала. Побывав в оккупированной Цинтре и повидав значительную часть Северных Королевств, Присцилла могла сказать только одно: войны - это зло, войны - это разруха, войны - это страдания и слезы. И если она не обладает достаточной властью и возможностями, чтобы их остановить, по крайней мере все еще имеет право о них не петь.
С политикой дело обстояло примерно также. Верная поданная Темерии, Присцилла никогда не думала о шпионаже, предпочитая оставаться от интриг в стороне и просто нести людям свет и добрые эмоции.
Тем не менее побывать на приеме у самого каэдвенского правителя менестрели хотелось и даже очень. Амбиции и здоровое желание преуспеть певичке были совершенно не чужды.
- Разумеется, разумеется. - Присцилла с готовностью закивала на предупреждения графа о том, что вести себя на банкете нужно будет скромно и невызывающе. - Интересно, кто из именитых маэстро будет выступать на королевском приеме.. - голос Присциллы в миг перешел от профессионально-делового на по-девичьи мечтательный. - Это ведь такая честь, такая честь.
Реданский граф тем временем продолжал говорить. И из всего им дальше сказанного поэтессу встревожила не его загадочная и пока не известная ей просьба, а то, что по-настоящему может смутить юную девицу.
- Некоторые могут даже выдвинуть какие-то предложения. Некоторые из них могут быть даже непристойными, но с этим придется лишь мириться.
Щеки Присциллы запылали буйным розовым цветом. - А что мне.. а что мне стоит делать, если кто-то из высокопоставленных лиц будет.. - поэтесса запнулась и отвела смущенный взгляд. - настойчиво предлагать что-то совершенно вон выходящее? Я..я не уверенна, что я смогу.. - Присцилла нервно сглотнула и замолчала. Пальцы сжали подол синего платья. - Я не.. не из таких девиц. - наконец-то вымолвила она шепотом, стараясь не смотреть в глаза графу. - К кому мне обратиться тогда?
Возникший перед ней мешочек с монетами немного подуспокоил девушку. Пятьдесят монет авансом, завтра будет еще больше. В итоге за один день она заработает в сумме больше ста монет, что было весьма и весьма привлекательно. А какие перспективы карьерного роста! Возможно ей даже удастся расправиться с долгом раньше, чем она думала.
- Ты странствуешь, так? Откуда ты?
Дружелюбие графа, его щедрое предложение и тепло его карих глаз располагали к искренности. Присцилла с удовольствием затрещала.
- Родом я из западной Темерии, из портового городочка Горс Велена. Странствую по Северным Королевствам с пятнадцати лет. Побывала даже в далеком Ковире, на Скеллиге и в оккупированной нильфгаардцами Цинтре. - Присцилла всегда гордилась, что несмотря на свой все еще юный возраст, побывала и увидела так много. - А Вы? Заранее прошу прощения за излишнее любопытство, но Вы упомянули, что родом из Редании. Расскажете, что Вас привело в Каэдвен? Или.. или это в каком-то роде тайна?

Отредактировано Присцилла (2016-05-30 14:36:56)

+6

23

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Биро засмеялся. С одной стороны, душу грел тот факт, что остались еще в мире такие наивные и светлые люди, с другой - жить им тяжелее, чем ублюдкам и циникам. По крайней мере, на Севере. Не огорчать это не могло.
- В таком случае тебе нужно будет лишь вежливо отказаться. Или позвать стражников. Или меня. Никто раздувать из этого ничего не будет - все придворные и вассалы всех королей слишком заняты продвижением позиции при дворе, подсиживанием других и обереганием своей драгоценной репутации. Я уже молчу о браках по расчету и прочему... Рискнуть могут разве что самые пьяные и не слишком умные. Смело отправляйте их на свежий воздух.
Но действительно, довольно об этикете королевских приемов, особенно когда до них еще целый день впереди. Биро кивнул на бокал, предлагая девушке угощаться, если желает. В этот раз, на удивление, он предлагал кому-то спиртное не для развязывания языков. История Присциллы и вправду была интересной, побывать в столь юном возрасте во всех главных Королевствах Севера, сплавать на Скеллиге и вернуться оттуда, равно как и из Цинтры с засевшими там Черными... Видимо, они действительно пытаются блюсти неприкосновенность бардов и менестрелей. Или девчушке просто везло. Может оказаться даже смесью того и другого. Интересно было бы послушать о всем этом подробнее, но, к сожалению, времени на это не очень хватало.
Может, позже.
Очередь рассказчиков сменилась, и теперь ему предстояло рассказать немного больше о своей цели. Биро не врал откровенно, лишь недоговаривал. Опускал ненужные никому подробности, и так далее.
- Верно, мой род владеет небольшим поместьем близ Третогора. - Он подлил себе еще вина. - А в Каэдвен я прибыл за тем же, за чем и еще не один десяток таких же обалдуев - поспорить насчет того, кто важнее на всем Севере, да не дать нам всем снова схватиться за мечи и начать рубить друг друга на поле боя. Некоторые дворяне не согласны со мной, но новая война нам сейчас не нужна. Большого веса мой голос где бы то ни было не имеет, но пытаться мне даже Визимир не сможет запретить.
Он усмехнулся. Часто его настоящая работа действительно помогала предотвратить междоусобицу, резню или чье-то нежелательное усиление на политической арене. Не исключительно Феликсовы заслуги, конечно, но свой вклад он вносил. Иногда и в обратную сторону, лишь подкидывая дров в костер. Политика. Такая грязная и путаная вещь, где даже дорогу в библиотеку тебе пояснят лживо, заведут в другую сторону, да еще и обвинят в чем-нибудь несусветном.
Он привык.
- Но это все политика, которая тебе, несомненно, малоинтересна. Отчасти я просто люблю путешествовать. Отчасти мне нравится Ард Каррайг - его величие нельзя отрицать. Если бы еще обстоятельства визитов были поприятнее...
Но они не бывают такими.
Никогда не бывают.

+6

24

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Предместья
Фразы согласованы с Фьерн.

- Если же ведьмак и знак цеховой при вас имеется, - брюзжал слуга, - то следуйте за мной.
А затем, недобро уколов Фьерн взглядом, добавил.

- Один.
- Ведьмак, - сухо ответил мутант, доставая из-за пазухи медальон в форме ощерившийся кошки, соглашаясь с мужчиной.
- Один, так один. Твоя работа… А я сама себя развлекать буду. - Прговорила светловолосая эльфка, пожав плечиками.
Среди охотников на убийц бытует негласный закон – всегда работай один. Не бери друзей, не иди на охоту с кем-то, не пытайся помочь толпе людей, которая УЖЕ лезет в логово к монстру. Исход будет один и тот же – печальный, но виноватым останется монстроборец, коли ввяжется. Всегда нужен козел отпущения. Всегда и везде. И особенно людям. Но Койон регулярно нарушал эти правила, что в Вызиме, помогая Йолу, когда чуть не погиб Фен, что в Новиграде, когда из-под носа у них ушел опасный убийца. И это не единичные случаи, их десятки десятков. В этот раз, мутант решил, что подобной глупости он не совершит. Нужно же хоть когда-то исправляться. По затылку скоро постучит сороковой годок, а ума не прибавляется ни разу.
Он пожал плечами, глядя ей в глаза, мол, извини, так случается.
- Думаю, свидимся. Удачи.
А дальше его ждал небольшой путь от предместья до дома заказчика. Путь полный палящего солнца, кричащих из леса козодоев, недобрых взглядов и плохих предчувствий.

+2

25

Ард Каррайг, 15 октября 1265 года, харчевня "Хвост беса", полдень

Всецело поглощённый раздумиями Кёрз на окружающих реагировал мало, ровно как и вообще на всё происходящее вне той зоны, которую считал своим личным пространством. Посему, гипнотизируя пиво в кружке и следя за окружающим мира впол глаза и втреть уха, палач пытался прикинуть возможную программу будущих соревнований.
Каждый из заявивших о своём участии палачей имел собственную, так сказать, "специализацию" на одном или нескольких видах казни. Обуславливалось это как огромным опытом и традициями государств, откуда прибыли заплечных дел мастера, так и их собственными пристрастиями и скелетами в шкафу о которых порой лучше было не знать...
Ротгер прекрасно знал, что переплюнуть Джакоба в искусстве колосажания или Клёста в мастерстве выпытывания информации, когда люди и не только - вспоминали казалось бы давно забытые эпизоды из своей и чужой жизни - будет трудновато.
Впрочем, другим будет весьма трудно превзойти его самого в умении выпытывать информацию из жертв без причинения им особого ущерба, а также в искусстве рубки голов.
Иана Подгорного со счетов сбрасывать было рано, но лириец почти на все сто был уверен, что пожилой палач, уже с трудом орудует своим знаменитым ломом с шестью гранями. Да и опыта у него было - хоть отбавляй.
Самсон же из Вызимы славился своей "универсальностью", что в иных случаях могло неплохо компенсировать отсутствие опыта.
О других, менее знаменитых своих коллегах Кёрз знал немногое, поэтом и надеялся заполнить столь вопиющие пробелы при помощи Накольщика и Клеста, что сейчас немилостиво опаздывали, заставляя Ротгера вновь и вновь прокручивать в голове возможные варианты и условия будущих жутких игрищ, да опять и опять гипнотизировать здешнее чертовски-неплохое пиво...
Поэтому из витаний посреди эмпиреев и собственного потока мыслей палача выдернул внезапно объявившийся и возжелавший составить ему компанию незнакомец.
Взгляд лирийца оторвался от, видимо иммунного к гипнозу пива и встретился со взглядом незнакомца, что подсел к нему за стол не особо-то и спрашивая его Кёрзова мнения. Встретился, коротко пробежался по лицу и одежде в тот момент, пока слух оценивал акцент и интонацию и предоставил информацию вышестоящей инстанции в лице разума, коий заключил, что незнакомец вряд-ли опасен более, чем остальные посетители харчевни.
Более того, в тот самый разум, что руководил телом палача уже почти четыре десятка лет закрались не вполне-обоснованные предположения о некоем сродстве страшненького с виду незнакомца в дорожной одежде и его скромной персоны.
Более того, они обрели подтверждение, когда тот озвучил некое абстрактное двустишие, дополнив сей акт воззвания к силе лирики и красноречия неизвестного автора прямым вопросом.
Догадаться стоило сразу. И тот и другой - стоили друг-дружку. Хотя бы по части рож и украшавших их шрамов, да рубцов.
- И как же ты прознал, что я тут окажусь? - Джакоб проболтался, что-ли? - припомнив, что местный мастер-колосажатель не дурён выпить, подумал Ротгер, запоздало одобрительно кивнув незнакомцу, "садись", мол.
- Возможно. За сколько жир висельника нынче берут, не подскажете, любезный?
Торговля ингридиентами из трупов казнённых - весомый кусок в заработке всех палачей, был темой, что освещалась и курсировала только в среде самих палачей, могильщиков и их немногочисленных клиентов в лице избалованных дворян возжелавших приобрести заговорённый амулет из человеческих костей или университетских профессоров, вознамерившихся изучать строение человеческого тела препарируя трупы.
Подоный контрольный вопрос позволял раз и навсегда отбить у незнакомца желание общаться с Ротгером, что того не очень-то и расстроило бы или подтвердить окончательно принадлежность подсевшего к его столу к палаческому ремеслу.

+5

26

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/108-1484335033.jpg[/AVA]Тракт на Ард Каррайг, в получасе от города.

Чародейка подоспела как нельзя «вовремя» — после ее появления все внимание Роше переместилось на нее, и Бьянка никаких ответов на свои невысказанные вопросы не получила. Но и Сванн недолго смогла насладиться светской беседой с капитаном особого отряда. Как только Вернон сообщил, что до города осталось всего ничего, едущий рядом солдат подал предупредительный знак.
Следом за командиром глянув вдаль на дорогу, Бьянка тоже приметила нескольких всадников, скачущих в их направлении. Сразу же подобралась и насторожилась. Горстка верховых не походила на разбойников, но ведь они могли бы всего лишь приманкой или отвлекающим фактором, а настоящая засада могла их поджидать где-то рядом. Вот только как их прохлопали разосланные Верноном разведчики? Впору было фыркнуть презрительно и начать доказывать, что она бы справилась куда лучше, но на это времени ей, конечно же, не дали.
Капитан скомандовал строиться, и она заняла место в строю, но посматривала не столько вперед, к приближающимся всадникам, сколько по сторонам, ожидая какого-то подвоха.
Подвох, как оказалось, не имел места быть или же откладывался, потому как конные оказались одеты в цвета Каэдвена, а один из них, видимо главный, на резкий вопрос Роше ответил, что они якобы выехали навстречу королю. Темерцы, как от них и ожидалось, сделали вид, что поверили. Но Бьянка была уверена, что многие, как и она сама, даже без явного приказа, повинуясь одному только хмурому взгляду командира да солдатской чуйке, останутся начеку.
Его Величество, судя по всему, тоже расслабляться не собирался, потому как не стал долго любезничать с каэдвенцами и вести светские разговоры, а просто указал им позицию и вернулся под защиту собственных солдат. Что еще тут можно было думать, Бьянка не знала. Короли, как и чародейки, были для нее существами загадочными и непостижимыми.
Темерец, которого Родрик Бруандон назвал «гонцом», пробирался из-за спин каэдвенцев к своим.
Меня бы никто за гонца не принял, — не удержавшись, съязвила девушка.
Уж она-то не дала бы себя так просто поймать, да еще бы углядела солдат Хенсельта заблаговременно и успела бы доложить командиру.

+6

27

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/116-1484093784.jpg[/AVA]Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

Присцилла не поняла, что именно рассмешило графа, а потому сконфузилась еще пуще прежнего. Вот ведь дуреха, опять, гляди, ляпнула глупость какую несусветную. Теперь мужчина еще, не дай Мелитэле, подумает, что она из деревни дремучей столицу Каэдвена покорять отправилась, раз негласные правила приличия и те, не знает.
И все же на душе поэтесски немного отлегло. Развлекать высокопоставленных господ она предпочитала только песней и ничем другим.
Возможно, на предложение выпить немного вина стоило ответить вежливым отказом - все-таки пить спозаранку редко когда оказывалось на деле стратегией правильной и эффективной - но Присцилла уже бодро протянула руку к стоящему перед ней бокалу. В конце концов это ведь всего лишь пара глотков, верно?
Последние несколько дней в Ард Каррайге выдались на редкость нервными, тут хочешь-не хочешь, а к бутылке чего-нибудь горячительного невольно приложишься. Спасало поэтесску от дурмана зеленого змия, что погубил многих личностей ярких и творческих, только отсутствие средств. Тут на пропитание да аренду комнатушки едва хватало, что уж говорить о других радостях жизни.
Реданский граф, тем временем, принялся с удовольствием рассказывать о причинах, которые привели его в Каэдвен. Присцилла слушала рассказчика с интересом и подобающим вниманием - ей всегда было любопытно, как проводят свои дни те, кому не приходится как ей каждый день выбиваться из сил, чтобы заработать себе на жизнь. Под частую люди зажиточные и обеспеченные, с коими менестрельке довелось вести беседу, прожигали жизнь за карточным столом или же соревновались с равными по положению в скачках и прочих азартных играх - иными словами посвящали все свободное время себе и только себе одним.
Однако миссия, с которой граф де Шниссел прибыл в Ард Каррайг, звучала приятно и и ужасно благородно. Остановить войну и пагубные ссоры - разве могут быть на свете мотивы лучше и достойнее?
- Ваша цель праведная и справедливая! - с благоговением заметила Присцилла, выслушав графа до конца. Быть может, политика не так плоха, как ей казалось раньше? Быть может, она вовсе не грязна и лжива, раз благодаря ей можно добиться мира и спокойствия для всех?
- Что Вы, что Вы. То, что Вы говорите, звучит ужасно интересно. Предотвращая насилие и войну словами, Вы делаете правильное дело! Я ведь тоже пытаюсь нести идеи мира и беззлобия, складывая стихи да баллады. Получается, может, далеко не так эффективно, как это бы вышло у Вас, но я пытаюсь, это ведь уже что-то, верно? - глаза Присциллы светились, а щеки раскраснелись. Может, вина ей все же пить не стоило. - Если Вы хотите, чтобы я помогла Вам остановить кровопролития и жестокость, выступая на королевском приеме, я с радостью это сделаю! Или.. - поэтесска осеклась, вдруг задумавшись. - Или Вы все же не за тем хотите меня нанять?

Отредактировано Присцилла (2016-06-15 17:47:44)

+7

28

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/71-1484329894.jpg[/AVA]Мастерский

Тракт на Ард Каррайг

Мир чудесами полнится. Мир чудесами славится. И тот, кто прожил жизнь, да ни одного чуда не встречал, либо слепец, либо дурак.
То, что разоблаченный шпион, посланный вперед, был жив и условно принят за гонца, заставило Вернона скрипнуть зубами. Над ним посмеялись, щелкнули по носу и доказали, что в Каэдвене не лаптем похлебку едят.
Мир был на грани войны. Со всеми его чудесами, славой и лаптями. В любом другом случае несчастный темерский солдат, попавшийся в руки неприятеля, еще долго бы не увидел сухой и молчаливо-гневной рожи командира.
На королевское предложение Родрик Бруандон ответил непростительным кивком головы. В любом другом случае каждый темерец вступился даже за намек на неуважение к монарху.
Каэдвенцы, уверенно перестроившись, образовали клин, не сковывая и ни на мгновение не задерживая строй.
Роше недобро глянул на могучую спину Бруандона, а затем на Бьянку, решившую полюбезничать с горе-разведчиком.
"И не сидится же этой егозе на месте? Ох, правду говорят: пороть надо было девку! Да жалко было, а теперь поздно".
Родрик, тем временем оказавшись близ монарха, почтительно склонил голову и приблизился. Несмотря на высокомерный нрав да наглую морду, было видно, что дворяшка вышколен и был на короткой ноге с этикетом.
- Ваше Величество, осмелюсь спросить, как Вам Каэдвен? Здешние леса полны самой лучшей и крепкой древесиной, а воздух, как говорят, в разы чище чем, например, в Редании.
"Понятно, начались якобы заумные политические разговоры. Мать твою, нашел о чем поговорить, дворянин перетраханный, - Роше, улучив момент, повел поводьями, оказываясь ближе к Бьянке, - чтоб его задавало!"
- Язвишь? - бросил он холодно, - ну-ну, хороша.
Кобыла Вернона, которая изредка характером да и упрямством походила на Бьянку, подмигнула девчонке лиловым глазом. Капитан, по мнению мудрой животины, может и глупый, но уж они-то с языкастой да смелой девочкой знают, кто прав на самом деле!
- Держись поближе ко мне и к Меган. Если этот Родрик не врет, то здешние леса и правда хранят слишком много увлекательного. Пару-другую эльфских лагерей, например.
Вернон, выпрямившись в седле, взглянул из-за спин каэдвенского авангарда на приближавшийся город. Сердце, закаленное Содденом и событиями в изможденной чумой Вызиме, подсказывало: уж лучше бы их встречали сталью и боем.
Что-то будет.

Предместья, таверна "Хитрый лис".

Путь Койона не был долог.
Вместо того, чтобы покинуть предместья и войти в городские ворота, слуга привел убийцу чудовищ к небольшому трактиру с покосившейся и почерневшей от дождей крышей.
Жестом указав следовать за ним, слуга ловко прошел между столов, лишь чудом не смахнув ничьей миски или кружки, решительно отказался бросившейся было к нему девке и отодвинул штору альковы.
- Ведьмак, ваша милость! Как и хотел Его Светлость!
Сидящий за крепким столом был широк в плечах, носил пышные пшеничные усы, переходящие в бакенбарды, но при этом был абсолютно лысым.
Решительно подняв руку, он заставил слугу замолкнуть, а после и вовсе оставить их с ведьмаком наедине.
- Садись, - бросил вельможа Койону, - как тебя зовут и из какого ты цеха?
Незнакомец подался вперед, уперся локтями в стол и опустил могучий подбородок на большие пальцы, полностью обращаясь во внимание.

+8

29

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Предместья Ард Каррайга ----> Таверна "Хитрый Лис"

Как бы вы себя ощущали, если бы после пыльной и долгой дороги, с онемевшей задницей, Вас нанимают на работу, но не ведут в хоромы царские, со стульями мягкими, а в некое захудалое помещение, которое грозиться рухнуть после первого пускания ветров красолюдом.
Злость. Недовольство. Угнетение.
А ведьмак принимал, как данность. У него вся жизнь состоит из колдоебин, пыльных дорог, болящих от седла бедер, скрипящего песка на зубах и, то палящего солнца, то неугомонной бури.
Шли совершенно недолго. Солнце не успело поджарить головы людей до хрустящей корочки, подавая их на скрипучем деревянном блюдце-полу местному «Его Светлость». Что это была за очередная «Светлость», мутант и понятия не имел. Его дело малое. Взять заказ, выполнить его, забрать деньги и вновь в путь-дорогу. Но люди… Они странные. Они без царя в голове. Вместо того, чтобы сразу дать заказ и отпустить его выполнять, им приспичивает поболтать о жизни, узнать, как зовут ведьмака, спросить из какого он Цеха, словно они, черт их в зад выдери, разбираются в них. А если и разбираются, то стелют всех под одну скатерть. Цех Кота? У-у-у, приятель. Ты нам явно не нужен. «Коты» с головой не дружат. Это они без царя в голове, а не мы – люди. Мы умные. Мы боимся чудищ пуще, чем себя, ибо у них есть жвала, когти и клыки. Хотя следовало бы поступать иначе.
  Корчма встретила ведьмака знакомой квинтэссенцией запахов дерьма, пота, пережаренного жира, отрубей и похлебки. Поводырь быстро, проворно шнырял, как блоха по собачьей спине меж шерстью, между столиками, пока не привел мутанта к месту назначения. Их встретил поджарый мужчина, с широкими плечами. Но его фигура скорее напоминала скульптуру, которую вытесал неумелый мастер. Голова его отражала свет десятков свечей, а борода напоминала пшеничные поля, мерно качающиеся под легким июльским ветром.
Широкоплечий бородач жестом заткнул слугу, требуя, чтобы тот испарился как можно скорее с его глаз, после чего рукой указал на стул, глядя на ведьмака.
- Садись, - не мудрствуя лукаво, кошкоглазый послушно присел напротив вельможи, сложив предплечье на предплечье.
- Как тебя зовут и из какого ты цеха? – извечно надоедающий вопрос, словно назойливая муха, жужжащий у самого мочка, не покидающий тебя и восстающий из мертвых, как только ты появишься в палате у знатного человека.
- Койон. Из Повисса, - на языке, словно член у куртизанки, вертелась одна фраза, норовящая выскользнуть, и ударить вельможу прямо в переносицу. «Какое дело Вам до Цеха? Это поменяет в корне меняет всю суть?». Но пустой карман тоскливо подвывал, требуя накормить его звенящими монетками, а в унисон ему вторил желудок, превращая этот звук в ужаснейшую какофонию.
- Из Цеха Кота. – бам! И зубы мысленно разлетаются на осколки. Он потом пожалеет, что не смогу прикусить себе язык. Наверное.
- Это имеет какое-то отношение к моей работе?

Отредактировано Койон (2016-06-19 14:09:08)

+5

30

Ард Каррайг, харчевня "Хвост беса". Полдень.

- Мир - это не только радостное время без войны и в дружбе, Присцилла. Война прежде всего вредит торговле, дипломатии, возможным союзам между государствами и экономике. Да, первое время это прибыльно - именно поэтому многие подкидывают дрова в огонь. Желание быстро обогатиться на чужих бедах часто пересиливает здравый смысл. Однако любая война оставляет простой люд в ужасном положении, как во время ее, так и после ее окончания. Им восстанавливать руины, им принимать на себя все последствия прошедших битв, им жить с ненавистью, которую разжигают волей политиков. Экономика страдает, а от этого страдает и казна, и даже благополучие дворян. Так что желание мира не столь альтруистично, дорогая.
Он продолжал свои пояснения, глядя в глаза поэтессе. Действительно, видение мира со стороны простых людей и власть имущих кардинально различается. Для королей и дворян мир - инструмент, для простых людей - благословение Лебеды. Чем выше по положению в обществе человек, тем более эгоистично он смотрит на вопросы войны и мира, пропагандируя то, что будет ему выгоднее в данный момент.
Но с одним согласиться могли все - война не является благом. Она оставляет очень болезненные шрамы, коверкает судьбы людей и стран. Ведь действительно пожинает ее плоды лишь победитель.
Путь, которым пытается нести мир и добро Присцилла, куда более пригляден. Он сглаживает углы, смягчает сердца и совершенно не направлен на извлечение личной выгоды. Достойно уважения.
- Ты и я смотрим на это по-разному, но конечная цель и мечта, в общем-то, одинаковы. Ваше искусство несет мир в сердца, мое ремесло пытается это делать с головами людей. Рационализировать, так сказать. - Годы обучения в Оксенфурте не прошли даром, плести словесные конструкции он научился. - Так что да, в целом это то, ради чего я тебя нанял.
Феликс встал, оставив недопитое вино на столе, и кивнул головой менестрели. Ему стоило наведаться в прилегающий к городскому рынку жилой квартал с важным государственным делом. К завтрашнему дню стоит быть готовым, не оставлять незаконченных дел, чтоб уехать по первой необходимости или в случае вынужденных обстоятельств.
- Было приятно пообщаться, Присцилла, однако мне нужно обратить внимание на несколько других важных вопросов. Я вынужден покинуть ваше общество, однако, у меня для вас совет. Даже, скорее, просьба. Возьмите аванс и отправьтесь за покупками. Завтрашний прием невероятно важен и престижен, и вам потребуется соответствующий наряд. Кто знает, может, вам удастся задать новую моду при дворе?
Биро улыбнулся, откланялся и вышел из таверны, направляясь прямиком к торговому кварталу, минуя гулящих горожан, редкие кареты и уличных артистов, показывающих представления привлеченной в город накануне завтрашнего праздника публике. Путь его лежал по красивым, но извилистым улицам Ард Каррайга. Он сокращал, где мог, шел быстро, стараясь не слишком отсвечивать перед городской стражей, и наконец добрался до того, что ему было нужно. Переулок Кавалеристов, магазин бутафории и геральдики. Там жил и работал Готфрид, давным-давно засланный в Ард Каррайг Дийкстрой реданский агент, собиравший информацию о городе и том, что в нем происходит, по крупицам. Его донесение задерживалось, и Феликс решил узнать обо всем из первых уст.
Короткий стук в дверь.
- Вы еще не распродали гербовые щиты дома Ронье? - Кодовую фразу он услышит и через дверь.
"Кодовые фразы, едрить их. Не люблю эту тарабарщину." Но Готфрид настаивал на соблюдении этого "правила". Он был немного старомоден для шпиона... И чрезвычайно упрям.

Отредактировано Феликс Биро (2016-06-17 18:18:01)

+6