Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1265 г, 7 августа] Запрягай свою кибитку


[1265 г, 7 августа] Запрягай свою кибитку

Сообщений 31 страница 60 из 82

1

Время: 7 августа 1264 года.
Место: Венгерберг, Аэдирн - Третогор, Редания
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вильхем, Бертрам Хог,  Волторан, Торувьель
Описание: снаряжать караван по заказу Братства - это не самая простая задача. Здесь требуются только лучшие - маги не терпят, когда гарантии безопасности их грузов оказываются меньше 99 процентов. Впрочем, Эбенгард справлялся и не с такими перегонами, а хорошая охрана и налаженные связи в теневой сфере торговли должны были бы помочь избавиться от любых возможных неприятностей. Даже когда сами заказчики тщательно скрывают от всех, что же именно нужно перевезти из пункта А в пункт Б.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2016-01-12 09:55:32)

+2

31

Вильхем не был интриганом. Да, он умел врать, подставлять и делать многие другие вещи. Но он не умел продумывать тонкую игру на три шага вперед. Обычно на два, и то, начиная со второго, не замечал многих достаточно очевидных вещей, из-за чего весь план рушился.
Поэтому здесь оборотень решил действовать так, чтобы не тревожить паутину неприятных событий. Что плохого в разговоре о всей ситуации и возможном будущем? Ничего, даже если очень сильно захочется придраться.
- Дело не в происхождении, и не в том, что он торговец. Подобным может заниматься кто угодно. Караван лишь прикрытие для чего-то большего. В худшем случае, мы участвуем в игре разведок. В самом худшем - игре магов.
И если в первую историю Кан уже влипал, и это ему крайне не понравилось. Вторая же игра уже была на Соддене. Но когда она будет направлена именно против них, тогда можно будет действительно говорить о том, что скоро запахнет жареным. В буквальном смысле.
- Взглянуть бы, что это за груз... но слишком опасно. Ни денег не получим, ни потом еще покоя не сыщешь, могут даже охоту объявить, - пожал плечами наемник.
Он не посмотрел на прошедших мимо коллег, но быстро замолчал, прекрасно чувствуя их приближение по запаху.
- Я веду к тому, что мы и правда не сможем долго перебиваться караванами. Я-то еще как-то проживу в лесу... а ты сможешь прожить там годы? Ибо дальше все будет хуже. И если мне захочется быть подальше от основных событий, то я предпочту быть там с золотом.
Все, основной мотив. Вот только чего Вильхем не предложил, но план неизменно зрел, так это в том, чтобы оставить купца с носом, а самим забрать странный товар и доставить по назначению. Быть привилегированным курьером - работа интересная и достаточно оплачиваемая.
- Стой... - тут Кан решил прервать разговор и выглянул из-за угла в сторону таверны. Раздававшиеся изнутри крики на всю округу ни с чем не спутаешь.
- Проклятье, как бы ему там голову не раскроили...
Пока не доставая моргенштерн, оборотень побежал туда, где находился торговец. Не маленький, справится сам, тем более с поддержкой. Но никаких задержек каравану или побитого здоровья их предводителя не слишком-то хотелось.
Поэтому мужчина оказался внутри и тут же получил по лицу от первого попавшего противника. Тогда он схватил его и выкинул из трактира, после чего тут же уворачиваясь от удара уже второго кмета.

+5

32

Всё же, хорошо дела складываются. Да и за этот день, пока еще, никто не нахамил. Возможно, от части из-за того, что эльф умело скрывал свои заостренные уши под капюшоном. Тем лучше.
Волторан сорвал длинную травинку и сунув её в рот, начал задумчиво грызть. Если всё пройдет гладко, то после получения выручки, можно будет хорошенько напиться. Лишь бы подальше от людей. А то так проснешься на утро с похмельем, да еще и без своего снаряжения.
Ход мыслей следопыта был наглым образом прерван чьими-то криками из деревни. Неужто, режут кого-то? Да и пусть. Лишь бы караван не задерживали. С другой стороны, при попытки примыкания к каравану его могут запросто принять за скоя'таэля. Чего доброго, прибьют еще. Это заставило эльфа задуматься снова. Он уперся спиной в ствол старого дуба и протяжно выдохнул. Как же всё сложно у людей. И откуда в них столько ненависти? Жили бы себе мирно и с эльфами и с краснолюдами. Но нет, не живется им спокойно. Они уже и между собой от безделья дерутся.
Следопыт откинул капюшон, заложил руки за голову и направил скучающий взгляд в небесную высь. Оставалось надеяться, что караванщики не задержаться в селе надолго. Очень уж не хотелось Волторану идти в людные места. Тем более вблизи трактира. Там постоянно скапливаются подозрительные личности.

+3

33

Многие из наемников жили сегодняшним днем. Их мотивы понятны - ведь завтра с такой профессией может и не наступить. Бертрам Хог к таким не относился. Не был таким и Вильхем. Однако то, к чему клонил второй, первому никак не нравилось. Он хотел срубить золота здесь и сейчас. Похоже, желая присвоить груз. Что его на это сподвигло? Жадность ли? Или же страх перед неизвестностью, перед тем, с чем они сейчас столкнулись, вкупе с иррациональным предположением, что дальше будет хуже и придется "жить в лесах"? Бертрам не мог знать ответа на этот вопрос, ибо не мог влезть в разум своего коллеги. А вот что он точно знал - так это две вещи. Во-первых, такой поступок начисто порушит репутацию, уничтожит всякие перспективы. Ведь Хог, как и Вильхем, не хотел перебиваться караванами всю жизнь - чтобы заработать на них настоящие деньги, их нужно либо водить, либо грабить. Только если его собеседник пытался брать всё, до чего может дотянуться, здесь и сейчас, чтобы обеспечить свое будущее, сам он планировал со временем влезть выше. Нужно было сделать себе репутацию, проявить себя, обзавестись знакомствами. Наемничество всегда было прибыльным делом для профессионалов, но чтобы чего-то в нем достичь, нужно было иметь холодную голову на плечах, и упорно работать. Упустить сиюминутную выгоду ради преимущества на долгой дистанции. Во-вторых же... Бертрам понимал, что если это всё же "игры магов" - не следовало даже пытаться навязать свои правила. Всегда нужно понимать предел возможного. Иначе долго не проживешь. А потому, выслушав речь Вильхема, Хог лишь хмыкнул, ничего не сказав. Впрочем, он бы и не успел...

- За-е-бись... - по слогам процедил наемник, услышав "симфонию", которую бывалый стражник и завсегдатай трактира ни с чем спутать не мог. Драка.
"Похоже, пора отрабатывать жалование..."
Не сказать, чтобы Бертраму была по нраву такая перспектива, но никто и не спрашивал о том, что ему по нраву. Нанимателю угрожала опасность - наемник должен был устранить угрозу. Простое правило. Закинув копье на один из обозов - неудобно было в толчее древком работать, да и напороть кого-нибудь случайно можно было - Бертрам поспешил вслед за Вильхемом. Едва оказавшись в корчме, Хог стал методично продвигаться через толпу в сторону Рихарда - ведь именно защита жизни и здоровья торговца была целью. И на пути этом, ясное дело, без препятствий не обошлось... Первая угроза пришла слева - щуплый кмет, замахнувшийся не в пример более внушительным табуретом, шел в атаку в лучших традициях кавалерийских полков. Да вот с дистанцией маленько прогадал, да реакция подкачала, на пьяную-то. Наемник резко подался навстречу пьянчуге, левой рукой перехватывая правое запястье противника, не давая начать удар, а правую впечатал в соединение верхней и нижней челюстей, сильно, с доворотом корпуса, вдребезги разбивая тонкие кости и вышибая дух из противника. "Как в старые-добрые времена, мать их ети..." Конечно, с силой-то Бертрам чутка переборщил, зато наверняка вышло. А жалеть перепившееся дурачье совершенно не хотелось. Однако же кабацкая драка - штука такая. Ждать, пока добьешь одного, никто не станет - не стали и на этот раз. Удар хоть и был откровенно дрянной, да попал точнехонько в бровь. Да удачно попал, с рассечением. Кровь залила глаз, мешая обзору. Однако от следующей зуботычины Бертрам увернулся, отклонив корпус назад, а потом, ничтоже сумняшеся, нанес сокрушающий удар коленом в пах, сократив дистанцию. Подло? Возможно. Жестоко? Да. Эффективно? Да. Весело? О да! Крестьянин, моментально осознав, что омлет хорош только тогда, когда делается не из твоих яиц, взвыл. Так, как не воют волки на луну. Как не воют призраки в ночи. Как не воют побритый краснолюд и обнищавший гном вместе взятые. А потом скрючился на полу, беззвучно рыдая. Оставив поверженного противника познавать новые грани боли, Бертрам продолжил пробиваться к торговцу. Еще один кмет. Быстрый прямой удар в подбородок с левой дополненный правым локтевым в голову сложили и его, а секундой после на беспечно подставленный горб наемника обрушился удар чего-то тяжелого, сбивая с ног и заставляя растянуться на полу. И так бы и остался он лежать тут, с переломанным хребтом, да щит на спине уберег. Машинально перекатившись на левый бок, Хог, сам того не ведая, спасся от "добивающего", чуть не расколовшего доски пола. Пальцы правой руки сомкнулись на некоем деревянном предмете, на поверку оказавшемся дубиной вышибалы, "отдыхающего" неподалеку, и Бертрам, недолго думая, хлестко врезал новообретенным оружием по колену здоровенного, жирного мужика, вновь замахнувшегося стулом, который и был виновником нынешнего положения наемника. Коленная чашечка сего милсдаря отошла в страну вечной охоты, смачно хрустнув напоследок. Амбал, заорав от боли, повалился на спину, "похоронив" кого-то - не то кмета, не то наемника - под своей тушей, а Хог быстро поднялся на ноги. Пробившись, наконец, к Эбенгарду, наемник занял оборону рядом, не шибко эффектно но крайне эффективно охаживая дубиной всякого, кто пытался напасть на него или торговца.

Отредактировано Бертрам Хог (2015-12-01 03:15:38)

+5

34

И началась потеха. Один бил другого табуреткой, другой орудовал кулаками почти вслепую - куда кривая вывезет, третий додумался забраться на невысокий шкаф у стены и оттуда спрыгнуть на головы нескольким противникам, повалив их в кучу-малу и одновременно получая по морде сам.
Эбенгард успел поучаствовать в драке - второму кмету, который начал орать, призывая своих, он ударил носком окованного сапога в голень - и дополнил завершающим в челюсть, когда противник повалился. Правда, до того как наёмники успели закрыть его, Рихард оказался чуть ли не один против троих - и, разумеется, выхватил - ножкой стула по ребрам и, когда поворачивался, крепкий удар кулаком в правое плечо. От летящего в голову кулака его успели заслонить наёмники - те двое, что сидели рядом.
Потасовка приняла еще более масштабный характер, когда в корчму ворвались те из его бойцов, которые находились снаружи - наёмники действовали профессионально и жестко, мгновенно сориентировавшись в людской толчее. Как ни странно, даже учитывая, что до сих пор им не приходилось сражаться всем вместе - ведь это не был слаженный отряд - наёмники заняли оборону вокруг купца, явно не хуже, чем в каком-нибудь месиве под Содденом.
И только уже они, войдя в раж, собрались развивать успех - драка сама собой затухла. Не были кметы профессиональными вояками, да и числом наёмников превосходили не сильно. К тому же не было среди них единства и даже сколь-нибудь серьёзного озверения, что превращает любую группу людей в опасную толпу.
Они остановились, видя решимость караванщиков стоять насмерть. Эта решимость может быть только в глазах бывалого солдата - и именно этот особый взгляд отличает этих людей в бою.
- Всё, мужики, хорош. С них хватит. - торговец ощупал челюсть на предмет повреждений. В таком месиве сам не заметишь, как по роже схлопочешь. Но в этот раз повезло. Ничего не сломано и не выбито, хотя синяки, ссадины и гематомы будут о себе напоминать достаточно времени.
Корчмарь вышел вперед, игнорируя поднимавшихся с пола. Видно, что подобные развлечения в собственном заведении для него не новость.
- Кто за посуду и табуретки платить будет? - будничным голосом поинтересовался он.
- Вот он, - Рихард вышел из-за спин наёмников, чтобы кивнуть на поднимавшегося игрока в кости, того самого, что обвинял его в шулерстве.
- Хрен там. - буркнул тот.
- Обиженных в жопу имеют, слыхал? - ухмыльнулся Эбенгард, - Или еще тебя поучить?
Учиться более кмет явно не желал. Оставив корчмаря разбираться с должниками, торговец вышел наружу. Потёр рёбра, поморщившись - болело. Но азарт от драки не проходил и Рихард чувствовал себя на подъёме бодрости. Даже настроение улучшилось.
- Собираемся и едем. Нечего тут больше оставаться. - Эбенгард скомандовал завершение привала. Ворон Эцур, до того сидевший на ветке ближайшего дерева, перелетел на крышу первого фургона, ожидая хозяина.
А когда уже начальник каравана собирался залезть на своё место, к нему подошел сильно загорелый наёмник. Зерриканец.
- Дело такое, - начал без прелюдий он, - доплатить надо. За драку в кабаке.
- О чем толкуешь, не пойму, - вскинул брови купец.
- Договаривались на разбойников. А не на кметов в деревнях. Плати. - протянул руку с раскрытой ладонью.
Торговец отлично понимал, что если заплатит одному - придётся платить всем. А платить лишнего он не собирался.
- Начнём с того, что в контракте было написано про "людей лихих, вольницу кметскую и прочие опасности", а также "беспрекословное подчинение всем приказам главы каравана". Не прочёл? Так это твои проблемы. А продолжим тем, - торговец картинно оглянулся по сторонам, - что у нас тут объявился кто-то скупой. И не белый. Кто бы это мог быть, мужики?
Кто-то из наёмников не сумел скрыть улыбки, кто-то откровенно и громко заржал.
Если бы темнокожий зерриканец мог покраснеть - он бы покраснел. Но он не мог. Поэтому просто опустил протянутую руку, прищурился и прошипел, уходя:
- Аbn kahf 'iiblis , ldhlk kunt qat al'arbah.
- И тебе доброго дня, - ослепительно улыбнулся Эбенгард.
Караван продолжил путь.

+5

35

Вильхем был крепче многих противников. Но даже верзила, с которым он дрался поодаль, был все-таки покрепче. По крайней мере сильные удары закаленного в боях оборотня они не вырубали.
В то время как остальные наемники поспешили защитить торговца, Кан просто остался драться с остальными, побарывая желание выхватить моргенштерн, отчего каждому драчуну здесь не поздоровится. А также приходилось бороться с инстинктами, которые подсказывали использовать совсем уж нечестные приемы. Например, кому-нибудь запросто можно было отгрызть нос, и только действительно закаленные воины смогли бы после этого остаться на ногах и драться.
Громила, лишившись поддержки из других кметов попросту схватил своими ручищами мужчины за горло и вжал в стену. На мгновение в его глазах померкло от удара затылком о крепкое дерево.
Оставалось надеяться, что за все это время у Вильхема не мелькнули желтые звериные глаза, иначе его здесь тут же поднимут на вилы.
Бока же у детины по твердости напоминали бычьи, в них только белоснежными клыками впивайся. Но сильный удар в глаз оказался для него слишком болезненным. Любой другой бы на месте оборотня уже не смог бы собраться и ударить так точно, да с такой силой. Но детина взвыл, после чего Кан сломал о его голову ближайший хлипкий табурет. Повезло, потерял сознание...
Еще один кмет рядом пробовал встать и почти смог это сделать, но наемник посчитал, что ему недостаточно и не преминул ударить коленом.
Драка вскоре закончилась, а оборотень только начал разогреваться...
С затылка текла кровь, равно как и из разбитой губы, но его это совершенно не беспокоило. Он даже не стал оценивать, насколько все серьезно. Не падает, и ладно. А никому другому в свои раны лезть не позволит.
Все-таки торговец рано или поздно доиграется. Если он не мог спокойно просидеть целый вечер в корчме и не нарваться, значит, их ждет еще очень долгое и несомненно увлекательное путешествие.
И кое-кто уже решил попросить надбавки. Выглядело это смешно. Казалось, Вильхем должен был быть первым, кто поддержит зерриканца, однако, если кто так и думал, то сильно ошибся.
- Брать деньги за кабацкую драку - это как брать деньги за то, что ты сам поимел какую-нибудь девку из борделя или хорошо напился в той же корчме.
Пусть даже им пришлось именно защищать торговца, оно того не стоило. По крайней мере, так рассудил именно оборотень. Остальные, может, и не были согласны, но помалкивали. Равно как и зерриканцу пришлось заткнуться. Только вот его взгляд говорил о том, что не будь рядом других наемников, Эбенгард обнаружил бы у себя в животе клинок...
К счастью, после этой драки они не стали надолго задерживаться. Чем скорее уйдут, тем лучше. Крестьяне сейчас злые, и за ними знание местности. Некоторые и ловушку хорошую могут устроить, почище разбойников. Стоит торговцу погибнуть, равно как и части наемников, все тут же договорятся о дележе добычи. Кана подобный расклад совершенно не устраивал...

Отредактировано Вильхем (2015-12-02 15:35:10)

+5

36

Сидя в тени раскидистого дуба, Волторан даже успел прикорнуть. Теплая погода, легкий ветерок, да заведенная кузнечиками трель убаюкивали лучше, чем любая колыбельная песня. Но только эльф прикрыл глаза, устроившись меж корней, как на тракте послышался топот копыт и поскрипывание колёс. Караван двинулся в путь? Судя по наведенному шуму, караванщики спешили покинуть деревеньку по добру-поздорову. 
Следопыт вскочил на ноги, накинул на плечи мешок с поклажей и тихо рванул через поле к тракту, дабы встретить караван впереди на дороге. Он старался двигаться так, что-бы караванщики его не заметили раньше времени. А то, чего доброго, за "Белку" примут. А это было бы совсем не кстати. Конечно, хорошего приёма ждать в любом случае не стоит. Люди есть люди. Но попробовать можно. Порой, среди них попадались вполне порядочные личности.
Наконец, Волторан достиг тракта  на небольшом расстоянии впереди от лошадок каравана. Эльф постарался выглядеть как можно более дружелюбно. Откинул капюшон, сунул лук обратно за ремни на спине и опустил руки так, что-бы их было видно.
Когда повозка с сопровождающими уже показалась в поле зрения, следопыт поднял правую руку вверх, привлекая к себе внимание путников. То, что груз сопровождается группой хорошо вооруженных наемников, было понятно еще в самом поселке. Вряд-ли местные Скоя'таэли настолько отважны, что решились бы напасть на них. Хотя, тактика "истыкать стрелами и обобрать" всегда была эффективна против караванов. Пожалуй, Волторан мог бы быть полезен, что-бы избежать подобных инцидентов. За хорошую плату, естественно.
В тот момент, когда лошадки почти поравнялись с ним, эльф стал искать взглядом того, кто тут явно за главного. По логике, следовало обращаться к тому, кто самый плохо вооруженный.
- Приветствую вас, добрые путники. - проговорил охотник, а в мысленно уже готовился бежать от возможной угрозы со стороны наемников.
- Если есть такая возможность, я бы с радостью присоединился к вам. - Всё таки, определив взглядом возможного нанимателя с вороном на плече. Эльф подошел к тому человеку ближе, на ходу погладив запряженную лошадку по массивной шее. - Могу быть весьма полезен в пути. Да и на обмен кое-что найдется. - Проговорил уже менее громко в сторону торговца, стараясь не быть услышанным всеми наемниками.

Отредактировано Волторан (2015-12-03 10:51:15)

+5

37

Верх в столкновении - кто бы мог подумать? - одержали наемники. У кметов, необученных, перепившихся, движимых лишь чесавшимися кулаками, не было ни шанса. Особенно если учесть, что молотили крестьяне всякого, кто под руку попадется, не только наймитов. "Ну, хоть кость поразмял, курва..." - подумал Бертрам, утерев кровь тыльной стороной ладони, а потом молча покинул заведение, аккуратно положив палицу рядом с приходящим в себя вышибалой. Что ж, могло быть и хуже. Могло дойти до ножей. Могла пролиться кровь - не только из разбитой рожи, но и из вскрытой глотки или вспоротого живота. Так бывает. Кому, как ни бывшему стражнику, знать... Всякое было. Но не в этот раз. Оказавшись вне корчмы наемник почувствовал себя свободнее. Даже не смотря на то, что пожрать так и не удалось. Чем раньше они покинут село - тем раньше избавятся от угрозы со стороны озлобившихся кметов. И тем дальше будут от того проклятого места и той проклятой твари, будь оно всё неладно.

Бертрам нашел свое копье там, где и оставил. И не удивительно - копье, чай, не меч, его и стянуть сложнее, и унести незаметно нельзя, и стоит оно в разы дешевле. Да и копья нынче даже у деревенского ополчения были - конечно, далеко не такого качества, но тем не менее. И как только Хог вернул себе свое оружие - до его ушей донеслись довольно интересные слова, произнесенные с весьма характерным акцентом. Происходящее всё более напоминала ярмарку по части забав - на смену кулачной свалке пришло цирковое выступление. И главный - и единственный - клоун сейчас требовал надбавки за кабацкую драку. "Вот всегда найдется такое дерьмо. Все, блядь, равны - а он самый ровный, ему, курва, особые условия подавай." Купец же за словом в карман не полез, и решительно наглеца осадил. А Вильхем подобрал нехитрую, да меткую метафору, отразившую амбиции загорелого как нельзя лучше. Бертрам, как обычно, от комментариев воздержался, да только отметил про себя за копченым приглядеть. Можно было руку дать на отсечение, что он теперь костьми ляжет, чтоб торговцу в кашу насрать да острое в спину загнать. Оскорбленный зерриканец - он ведь как заноза в сраке, причем заноза футов так полутора в длину, не меньше. Менталитет у них такой. Можно было хоть сейчас гнать его прочь, да поганой метлой - но ведь он теперь так просто не откиснет. Лесами за караваном пойдет, чтоб только момент нужный выбрать и отомстить торгашу. Впрочем, это уже была проблема будущего времени, а сейчас... Отправился в путь караван, и Бертрам Хог, закинув копье на плечо, занял свое место в конвое. Путешествие продолжалось, и что оно несло - лишь богам было известно.

А принесло, по всей видимости, вероятного попутчика. Караван тогда и на версту от села на отошел, и на него, как черт из табакерки, выскочил эльф. Ну, как сказать, "выскочил"... Так показалось наиболее напряженной части караванной стражи. На самом деле он довольно спокойно вышел, поприветствовал путников, и начал разговор с Эбенгардом, однако некоторые все равно нервничали.
- Скотоель?... - настороженно спросил боец, шедший впереди Бертрама. Рука его потянулась к оружию.
- Олех, дуралей, остынь. Из хера моего - и то скотоель лучше, поверь, - устало протянул Хог, хлопнув нервного бородоча по спине. В том, что появившийся на пути корована эльф не был из "белок", бывший стражник был уверен. Ведь скоя'таэля не спутать - у них по роже все читается. Ненависть, злоба, высокомерие. Они умудряются смотреть на тебя, как на дерьмо, даже с вырезанными глазами. Бертрам знал это... По собственному практическому опыту, скажем так.

+4

38

Собака, что была привязана к будке у края деревни, лаяла. Караван шел.
Всё было по плану, за исключением того, что у Эбенгарда осталось дурное предчувствие. День не заладился - а беда не приходит одна. Да и привык торговец доверять своей интуиции - что не раз его выручало в, казалось бы, самых безнадежных ситуациях.
Поскрипывали колеса, телеги двигались достаточно быстро. Рихард развернул карту и начал изучать маршрут.
Им предстояло по крайней мере через день добраться до переправы через Дыфню. Затем еще через два-три дня - дойдут до Вергена. Там можно будет пополнить запасы. Потом сутки до границы с Каэдвеном. Ну а дальше уже видно будет.
Решив слегка успокоиться и отвлечься от скверных мыслей, купец достал свою трубку, забил её толчеными листьями неизвестного происхождения, что хранил в мешочке отдельно от других припасов. Подпалил и раскурил.
По особому аромату дыма, что распространяла трубка Эбенгарда, любой знающий человек мог бы понять, что торговец курит совсем не табак.
Впереди показался силуэт человека. Он просто стоял и ждал, когда караван пройдёт мимо.
Эбенгард не шелохнулся и не отдал никаких приказов. Он просто затянулся и выпустил облачко дыма.
Когда первый фургон поравнялся с путником, тот заговорил.
"Эльф" - подумал про себя Рихард, - "Но на белку не похож".
Купец не стал останавливать караван ради разговора. Кони не сбавили скорость и он отвечал эльфу на ходу.
- Отчего ж такой возможности и не быть? Возможность есть всегда, как говорят у нас в Редании, - бакалейщик улыбнулся, затягиваясь и выдыхая дым в сторону попутчика, - Только у меня штат полон. Деньги разделены. Поэтому можешь идти с нами бесплатно. Но придётся помогать с работой на привалах, у нас тут белоручек нет. Согласен?
Он внимательно взглянул на эльфа. Лишние люди никогда не помешают, но показывать свою заинтересованность в еще одном бойце Эбенгард не собирался.
Ведь хорошо если это действительно простой путник. А ежели это подсыл белочий? И как только на них нападут товарищи этого нелюдя - он не преминет начать стрелять им же в спину.
Торговец за годы работы видел и не такое. На тракте всяко бывало.

+5

39

Ситуация вокруг продолжала накаляться. Эбенгард успешно притягивал к себе неприятности, словно был кем-то проклят. Сам Вильхем думал, что только он на такое способен. Но за столь короткий срок суметь налететь на шайку разбойников, неведомую тварь, угодить в крупную драку в кабаке и то ли еще будет!
Нет, нельзя было отказать в том, что торговец жил на широкую ногу. Подчас даже слишком. Но так обычно живет весело, но недолго. Даже удивительно, что он дотянул до такого возраста.
Как тоже попадал в серьезные переплеты. Но эти события могли отделяться годами, а никак не произойти на одной недели.
В любом случае, ситуация не радовала. А тут еще зерриканец начал на всех смотреть косо. Ситуация могла стать еще хуже?
Больше по пути с Бертрамом оборотень не говорил. Словно ждал вместо этого нужного момента, когда стоит немедленно приступить к действию. Или, может, все гораздо прозаичнее, и Кан попросту решил отказаться от своей затеи?
Если вообще подобное можно назвать затеей...
Тут, откуда ни возьмись, появилась еще одна головная боль. Эльф. Наемник не страдал расизмом или другой лишней нетерпимостью. Но в этой ситуации нельзя было просто взять и промолчать. Особенно после того, как эльф решил набиться к ним в караван.
Чего ему одного не идется? Все равно эльфа вряд ли "белки" тронут, можно спокойно идти через их тропы.
К тому же, подошел только сейчас, а не раньше. Вряд ли просто увидел караван и решил присоединиться. Долго планировал, а на глаза местным кметам попадаться не хотел. Да, если те напали на наемников, не побоялись, то что говорить  о простом эльфе .Озлобленные кметы еще на подходе начнут камнями кидать.
И все-таки Вильхем аккуратно подошел к торговцу и приблизившись на достаточное расстояние, начал быстро шептать.
- Я видел, как работают белки. Порой они маскируются или посылаются своих городских собратьев. А потом они организовывают внутри диверсию перед атакой своих. Нельзя доверять этому остроухому.
Высказавшись, Кан отдалился, словно до этого доложил о какой-то мелочи касаемо состояния каравана.

+5

40

Стоило только Волторану приблизиться к караванщику для беседы, как меж рядов наёмников начались переговоры и перешептывания. До чего же предсказуемо. Другой реакции ждать не приходилось. Конечно, на него теперь будут косо смотреть, и внимательно следить за каждым движением. Следопыт вдруг ощутил то неприятное чувство пленника, когда шаг влево или прыжок вправо будут расценены как попытка к бегству, и приятный повод для быстрого убиения "остроухого".
Охотник вздохнул, поправил заплечный мешок, и кивнул в ответ на слова караванщика. Ну, без оплаты так без оплаты. Тем лучше. Меньше поводов "Клинкам" для нападения на свою скромную персону. Следовало бы представиться. Не всё же им звать его остроухим. Настоящее имя им всем знать пока не нужно.
- Бродягой зовите. Так будет удобнее.- Сказал охотник, и замолчал, накинув капюшон обратно на голову. Неуютно ему было находиться рядом с толпой вооруженных убийц. Конечно же, можно было бы и самому в одиночку дойти до ближайшего торгового поста. Но Волторан не знал местоположения местных селений и городов. А потому, лучше всё же перетерпеть и составить компанию каравану, нежели плутать в поисках хорошего места для продажи трофеев.
Дальнейший путь эльф продолжил молча. Идти пешком ему было явно не в новинку. Потому, он держался вполне привычно и уверенно. Легкие кожаные сапоги, казалось, вовсе бесшумно касаются земли.
Тем не менее, на фоне скрипа колёс, постукивания копыт и перебирания чужих ног, следопыт старался прислушиваться к разговорам, что-бы быть наготове в случае чего. Мало ли, что этим головорезам придёт на ум. А спать, видимо, придётся на дереве. Это и привычнее, и безопаснее. Хотя, это конечно же, не помешает истыкать остроухого стрелами или достать копьём, при большом желании. И не важно, что у охотника нет при себе ничего особо ценного. Dh'oine часто убивали эльфов не ради наживы, а ради удовольствия. Впрочем, seidhe тоже имели подобный грешок. Винить в этом следует лишь саму судьбу.

Отредактировано Волторан (2015-12-10 10:20:30)

+5

41

Как оказалось, внезапный эльф изъявил желание присоединиться к каравану. Некоторых наемников это встревожило. Большинству - было все равно - даже если засланец, при нападении одна лишняя "белка" погоды не сделает, а устроить диверсию ему не дадут - слишком много глаз на него направлено. Что до Бертрама Хога - он по большей части разделял мнение последних. Он не имел расовых предрассудков - для него что человек, что эльф были одинаковы, и судил бывший десятник лишь по поступкам. А кроме того - знал не понаслышке, на что способны эльфийские охотники, будучи другом и, в некотором роде, учеником одного из них. Этот парень мог легко обеспечить караван дичью - пусть и не каждый день, но такое разнообразие рациона благотворно скажется на боевом духе. А уж если согласится пустить свой лук в дело, когда нападут бандиты... Такой стрелок будет на вес золота. Так что эльф наемника не волновал. В отличие от небезызвестного милсдаря цвета медвежьей шерсти. Бертрам не спускал с него глаз, насколько это было возможно, но тот покуда не подавал поводов для тревоги. И не мудрено - зерриканец ведь не идиот. Что ж ему, на глазах у всех на Рихарда с кинжалом кидаться? Нет, если уж этот бурый змей задумает мстить - он это сделает либо ночью, либо в следующей битве. "Что ж, придется проследить." Ночь без сна - или почти без него - для бывшего военного не была чем-то серьезным, тем более что обстоятельства этого требовали. Но нет, вопреки возможным предположениям, Бертрам не собирался выслужиться за счет предотвращения покушения, содрать лишних монет за спасение жизни, или выпросить себе более выгодные условия, нет. Просто он отлично знал свои обязанности по контракту, и собирался выполнить их настолько хорошо, насколько мог. Потому, что так привык. Так его учили. Кроме того, Хог подсознательно чувствовал ответственность за жизнь человека, заплатившего ему за защиту. Даже такого, как Рихард Эбенгард - который, впрочем, был не худшим представителем купеческого сословия, вопреки всему. Возможно, это было глупо. Наверняка - странно. Но таким уж человеком был Бертрам Хог.

+5

42

К торговцу подошел один из наёмников. Тот самый Вильхем. Прошептал, что эльф может оказаться белкой и доверять ему нельзя.
Торговец кивнул. Он тоже знал, как могут действовать скоя'таэли, знал и как с ними сражаться. Не самому, разумеется - скорее, как правильно расставлять и направлять своих наёмников для предотвращения успешной атаки в эльфской засаде. Это знание было омыто кровью - его собственной и кровью погибших за деньги людей.
Знал бакалейщик и то, что между здоровой подозрительностью и изматывающей нервы паранойей разница больше, чем могло бы показаться. И если никому не доверять в пути - так можно и вовсе без помощи остаться.
- Бродягой зовите. Так будет удобнее.
- Хорошо, - легко согласился торговец, - Бродягой так Бродягой. Я - Рихард Эбенгард. Купец-бакалейщик.
Не хотел эльф представляться и черт бы с ним. У каждого на тракте хоть дорога и одна, но пути разные. С другой стороны, беличий подсыл бы обязательно назвал нормальное имя - ведь не стоило навлекать на себя и без того немало подозрений.
А вот тот факт, что именно Вильхем решил дать торговцу совет, настораживал. С чего вдруг такая щедрость в общении? С самого начала пути - ни слова. А тут прямо-таки расщедрился. Может одумался, решил начать набивать себе цену, быть полезным? Очень сомнительно. Так волновался за караван? Может быть. Но и тут у наёмника мог быть свой интерес - в конце концов, рыбак рыбака видит издалека. Что если вор не хочет, чтобы другой вор у него украл из-под носа? Вариант. Правда, невеселый.
- Эй, Бертрам, - купец кликнул того наёмника, что вызывал у него больше доверия, - А поди-ка сюда. Разговор есть.
Он затянулся еще. Трава, что росла на болотах Аэдирна, а после усушивалась и измельчалась, сейчас как раз помогала думать и размышлять. Расширяла сознание. Торговец знал, что дальше эффект изменится. Но пока всё выходило более чем отлично.
Рихард выдохнул дым в виде колец, которые тут же подхватил и развеял легкий ветерок.

+5

43

Не прислушайся. Вильхем понял сразу. Ему начало казаться, что у торговца  к нему предвзятое отношение. С чего бы? Если только Хог не трепач, а трепачом его назвать язык не поворачивался.
Других же причин Кан бы не увидел, даже если бы в них его ткнули носом. Но обижаться на Эбенгарда, делать кислую мину и прочее... зачем? Пусть делает что хочешь. Его караван. Его дорога. Его похороны.
Оборотень всегда был уверен, что уж он-то драпануть всегда успеет, и никто в лесах догнать его не сможет. Кроме другой, еще более проворной твари, но об этом, пожалуй, лучше не думать.
Эльф имя свое не назвал, даже вымышленное не придумал. Проклятий боится что ли? Но спрашивать лично Кан его не собирался. Точнее, старался вообще держаться в отдалении и наблюдать.
Может, стоит еще с зерриканцем поговорить? Уж его-то "неосторожную" фразу смуглокожий может и простит, особенно, если напомнить про возможные общие интересы.
Впрочем, не стоит, слишком непредсказуем. Вдруг торговец ему золота неожиданно отвалит столько, что тот будет готов его чуть не в сапоги целовать? Тогда песенка будет спета.
Пока достаточно, что о его мыслях знает Бертрам. Да и какие это мысли были? Про то, что все так хреново, вот какие. Может, переторговать Эбенгарда не получится, но это не значит, что навыки, полученные давным-давно от отца, будут совсем бесполезны.
Казалось, что еще могло быть хуже, так понесло травой. Ох, как эти самокрутки раздражали нюх оборотня. Порой от запаха нельзя было неделями избаваться. Теперь же придется месяцами бегать по лесам, ибо смолить торговец и другие наемники умели и любили.
Стоило, пожалуй, выбиться вперед. А то и вовсе разведывать дорогу. Эльфа можно было бы прихватить. Тогда каравану будет безопаснее. Но шансы выжить у наемника, что идет впереди, гораздо выше, чем в других вакантных местах.

+3

44

Путь продолжался весьма спокойно. При том, что Волторан привык к такому подозрительному отношению среди людей, он всё равно чувствовал себя не комфортно. Поскорее бы уже добраться до места назначения, да и забыть обо всём. Чем раньше, тем лучше.
- Мне бы трофеи охотничьи сбыть. - ответил эльф бакалейщику, и поправил заплечный мешок со шкурами внутри.

С левой стороны от каравана, по веткам деревьев скакала пара шустрых белок. Эльф увлекся наблюдением за зверьками и улыбнулся своим мыслям. Ему всегда было интереснее наблюдать за животными, чем за людьми. Ведь первые абсолютно не умели врать. Хочет волк тебя съесть - так он и попытается сделать, не строя из себя безобидного щеночка.
Вскоре, пара рыжих хвостов исчезла среди хвойных ветвей, и охотник принялся осматривать дорогу по которой ехал караван. Не из предосторожности, а скорее что-бы хоть чем нибудь себя занять. Трактом явно пользовались не часто. Последние следы принадлежали двум всадникам, проехавшим здесь двумя днями ранее. Тем опаснее будет дорога. На подобных трактах шанс нападения был выше, чем на более оживленном. Оставалось надеяться, что здесь хотя-бы патрули разъезжают. Не зря караванщик обзавёлся хорошей охраной. Лишь бы не разбежались при первом же признаке опасности.
Следопыт оглянулся, окидывая быстрым взором весь этот вооруженный сброд, молча покачал головой, и вернулся к изучению следов на пыльной дороге. Конечно, не все эти люди были заядлыми головорезами и маньяками. Возможно, кому-то из них подобная работа даже не доставляла удовольствия. И всё же, Волторан закончив беседу с купцом, старался держаться в десятке метров от самого каравана. Целее будет.

+3

45

Эльф был принят. Что ж, если бы Эбенгард, как и всякий караванмейстер, не разбирался в тех, кого берет с собой в караван - он не дожил бы до своих лет и своего благосостояния, и уж точно ему бы не дали перевозить столь тайный груз столь тайные персоны, кем бы они ни были. А потому выбору купца Бертрам доверял. Ну, еще потому, что вариантов-то у него особо не было, и доверием его никто, по сути, не интересовался. Караванщик сказал - наемник исполнил, вот и вся нехитрая система. Караван двинулся дальше, а торговец продолжил курить, выпуская клубы густого, ароматного дыма. И, если судить по запаху, курил он не табак. Совсем не табак. Это напомнило Хогу одну историю, впервые услышанную еще в детстве... Примечательна она была, среди прочего, тем, что не протяжении всего повествования имя его, собственно, героя ни разу не называлось, а все попытки назвать были прерваны в весьма грубой форме. О, сколько споров велось об имени неизвестного героя в бесчисленных корчмах, трактирах да харчевнях где история была рассказана! Впрочем, это все лирика... Караван двигался дальше, и Бертрам шел вместе с ним, в середине, с правой стороны. И тут Рихард Эбенгард окликнул его...
- Эй, Бертрам. А поди-ка сюда. Разговор есть.
Это не могло не привлечь внимания остальных наемников. Несколько пар глаз уставились на Хога, еще несколько - на Эбенгарда, и в этом не было бы ничего странного, если бы не один нюанс. Спиною Бертрам почувствовал почти физически ощутимый укол. Нет, никто не кидал ему в спину ножей или копий, и магии тут никакой не было. Просто взгляд. Ничего хорошего не предвещавший взгляд одного светло-коричневого товарища... Говаривают, что солдат, привыкший быть настороже, вещи подобные чувствует интуитивно. Жопой, сталбыть, чует. И хоть этот факт ничем не доказан, и документальных подтверждений ему не существует, подтверждения практические иногда имеют место быть. А может, просто стечение обстоятельств - кто знает? Наемник направился к караванмейстеру, решив не прокручивать в голове возможные варианты разговора. Это может быть что угодно, от передачи сообщения в хвост вереницы телег до выдвижения вперед на разведку... Или же пара вопросов о происходящем в караване. Более интересно было, почему из всей толпы Рихард выбрал именно его? Ответ на этот вопрос, возможно, будет получен уже скоро.
- Слушаю, мастер Эбенгард, - произнес наемник, поравнявшись с повозкой. В голосе его не было ни заискивания, ни нахальства - лишь некоторая уважительность, принятая в общении между нанятым и нанимателем. Не более и не менее того.

Отредактировано Бертрам Хог (2015-12-14 23:22:11)

+3

46

Солнце еще ярко светило на небосводе. Ему не мешало освещать землю уже ничто - ни ветки, ни деревья. Возможно кто-то еще сомневался, почему бакалейщик так легко и непринужденно пустил к ним в компанию эльфа, который запросто мог быть белкой? Ответ был прост: дальнейший их путь до самых границ Аэдирна пролегал через поля и равнины, среди которых не было место густому лесу, разве что там и тут, вдалеке от основного тракта располагались небольшие пятачки, где росли лиственные деревья. В некоторых местах еще даже находились сады. Но нигде более не было такого места, в котором можно было бы организовать нормальную засаду - в этих местах преимущество было как раз за охраной каравана и этот участок дороги в Аэдирне издавна считался самым безопасным - кметы были спокойны, разбойникам негде было ютиться, скоя'таэлям негде прятаться, а королевские конные разъезды беспрепятственно патрулировали тракт, прилегающие поля и деревни. В таких местах было хорошо разве что устраивать большие баталии - когда два огромных войска сходятся на равнине и не видно им ни конца, ни края.
- Слушаю, мастер Эбенгард.
Бертрам подошел достаточно быстро, не заставив торговца долго ждать. Это было по душе Эбенгарду и настраивало на хороший лад, вкупе со вдыхаемым дымом травы.
- Что скажешь о нашем друге в капюшоне, что держится особняком и носит с собой моргенштерн? - как бы невзначай, вполголоса поинтересовался купец, продолжая следить за дорогой и не оборачиваясь на наёмника, - Я заметил, что вы с ним о чём-то мило беседовали. Вот и решил, что, может быть, он успел поделиться с тобой какими-то мыслями, о которых мне, возможно, было бы интересно узнать.
Не дожидаясь ответа Бертрама, Эбенгард достал из сундука, что стоял рядом с ним, сверток. Повертел в руках и перекинул Хогу. Свёрток был достаточно тяжелым, по крайней мере 3 фунта веса в нём точно было, но купец был уверен, что наёмник поймает и не свалится под тяжестью целого тюка болотной травы.
- Это презент, - Рихард ухмыльнулся, переведя взгляд на Бертрама, - Всем, кто участвовал в кабацкой драке. Свою долю отмеришь сам. И вот еще что - за интересующую меня информацию я хорошо заплачу. Безопасность этого каравана - дороже денег. Сам понимаешь.
Теперь, когда он передал тюк наёмнику, у большинства из отряда должны отпасть подозрения по поводу того, зачем купец подозвал к себе одного из них. Всего-то хотел поощрить ребят за хорошую драку - почему бы и нет? А то, что параллельно с этим он желал вывести на чистую воду возможную крысу, что завелась среди них, так зачем кому-то об этом знать? Это были проблемы Эбенгарда и только его.
- Так что если есть что сказать - говори сейчас. Если сказать нечего - можешь возвращаться к своим обязанностям по контракту.
Голос торговца звучал сухо и серьёзно. Именно в этот момент на его лице не было и тени всегдашней улыбки.

+3

47

"Отвлекающий маневр? Ловко придумано..." - отметил Бертрам, поймав тюк. Тяжеленький, неплотный, пахнет травкой - нетрудно догадатьcя, что внутри. Но не за тем позвал его Эбенгард - ведь не был бы он собой, если бы просто так отдавал что-то, внезапно решив поощрить людей. Торговцу был интересен странный хрен в капюшоне. Наемник мог его понять.
- Так что если есть что сказать - говори сейчас. Если сказать нечего - можешь возвращаться к своим обязанностям по контракту.
Услышав эти слова, а точнее - увидев выражение лица торговца, темерец ухмыльнулся. Ему пришлось по нраву то, что весь спектакль с улыбками и шутками отошел в сторону - не любил Бертрам, когда ему пускали пыль в глаза.
- Я не знаю, что о нем сказать, мастер. И это хуже всего, - произнес Хог, осматривая сверток, и произнес таким тоном, будто говорил о его содержимом. Пояснять тут было нечего - наверняка торговец и сам заметил это. Необычайная легкость снаряжения - ни щита, ни брони, ни стрелкового, один только моргенштерн, нелюдимость и странное поведение... Наемник думал, что слишком уж его странный коллега палится для крысы. Только вот о том, что он думал, его никто не спрашивал, думать, сталбыть, караванмейстер и сам сможет. А изложить на данный момент нужно было содержание разговора. - Боится нашего груза, и возможных происшествий, вроде того, в лесу. Опять упоминал, что работы скоро не будет. Конкретнее - ничего, - наемник передал суть кратко и сухо, все так же меняя тон и потрясая свертком в руке, будто что-то уточняя. Это было не его прихотью, но нежеланием привлекать излишнее внимание затяжным разговором. Впрочем, никакой важной информации он не выдал - он её просто не знал. Вильхем не говорил ничего конкретного о своих планах, а значит, и обвинить его ни в чем было нельзя... Пока что. Что касается денег - этот момент Бертрам оставил без комментариев. По сути-то, безопасность каравана и так была в его непосредственных интересах, и если парень в капюшоне подложит свинью каравану - он тоже пострадает... Да и информация эта, по-хорошему, ничего не стоит - наверное, каждый второй в караване нервничает из-за недавнего происшествия, и чего-нибудь да подозревает по поводу содержимого повозок.
- Благодарю, мастер! - уже громче произнес наемник, удаляясь. Весть о том, что караванщик снабдил травкой, в целом была встречена хорошо. Курящий - покурит, некурящий - продаст, все какая-то выгода. Даже испепеляющий взгляд зерриканца остыл на пару градусов. Дележ же порешили провести на следующем привале - больно уж несподручно было на ходу рассыпать.

+4

48

Бертрам не заставил себя ждать и с ответом. Наёмник явно понимал, что его собственная жизнь тоже связана с безопасностью их каравана, собственно, как и жизнь Эбенгарда, а также других охранников и караванщиков.
- Боится нашего груза, и возможных происшествий, вроде того, в лесу. Опять упоминал, что работы скоро не будет. Конкретнее - ничего.
Рихард ничего не ответил, дав возможность Хогу вернуться обратно к своим делам. Задумался купец. С одной стороны, Вильхем не поднимал бунта, явно или скрыто. С другой стороны, вот эти его слова "что работы скоро не будет". Очень странные. Могут означать что угодно.
Решив, что впадать в паранойю - последнее дело в пути, Рихард выбросил из головы эти путанные мысли и догадки. В конце концов, чему быть - того не миновать, а с охраной фургонов он достаточно перестраховался.
Потянулись дни, спокойные и безмятежные - они шли достаточно бодро, чтобы за два дня пересечь Дыфню и, зайдя по пути в Верген, добраться до самой границы Аэдирна.
В самом Вергене караван устроил длительный привал - в целых полдня. Торговец позволил эту роскошь лишь потому, что они опережали свой путевой график и была вполне себе неплохая возможность помыться, вкусно поесть и, черт возьми, сходить в бордель - что бакалейщик и совершил именно в таком порядке.

***
13 августа 1264 года.
На границе Аэдирна и Каэдвена, прямо на реке Понтар, была устроена переправа - представляла она собой внушительную крепость посреди реки с двумя мостами, соединяющими северный и южный берега. В самой пограничной крепости находились таможенные службы - и аэдирнские и каэдвенские, разделившие помещения твердыни между собой.
Эбенгард знал, что налога на вывоз в Аэдирне определяется количеством телег, а его караван был ровно такого размера, чтобы свободно проехать из страны без уплаты налога. А вот с Каэдвеном дела обстояли куда как хуже - досмотру подвергались все телеги, даже если какой-нибудь кмет вез сено с одной стороны реки на другую.
- Стоять, - каэдвенский сержант остановил их на выезде из крепости, - Хто такие, чего везете, есть запрещенные к провозу товары?
Его вопросы прозвучали очень устало и буднично. Причём, судя по унылому голосу таможенника, он задавал эти вопросы как минимум по сотне раз в сутки уже на протяжении нескольких лет.
- Рихард Эбенгард, купец-бакалейщик, - представился Эбенгард, - Везем товары первой необходимости - дратву, нитки, свечи, гвозди. Запрещенного ничего нет.
- Предоставьте фургоны к осмотру, мастер Эбенгард, - всё тем же уныло-будничным голосом вещал стражник.
- Увы, но я не могу этого сделать, - развел руками купец.
На лице стражника можно было видеть целую гамму эмоций. Его мозг, явно привыкший к совершенно иному ответу на своё последнее требование, теперь туго пытался переварить информацию, совершенно противоречившую устоявшемуся шаблону.
- Это.., - пробурчал таможенник, - Не положено!
- А отведи-ка меня, братец, к капитану. Поговорить с ним желаю.
- К капитану можно, - кивнул стражник, - Проходите за мной.
Спрыгнув с передка, Рихард Эбенгард оставил Эцура сидеть на борту телеги и пошел за сержантом, что отвёл его в ближайшую башню. Капитан, что был пожилым немногословным человеком, повидавшим на своём веку всякое, сидел за своим столом и явно представлял себя как минимум самодержцем в отдельно взятой крепости. По крайней мере бутылка дорогого туссентского вина, что стояла початая у него рядом с незаполненными декларациями, красноречиво свидетельствовала о хорошей жизни командира каэдвенского пограничного гарнизона.
- Вот тут, ваш-благородие, Рихард Эбенгард...
- Мастер Рихард Эбенгард, - не без раздражения поправил сержанта бакалейщик.
- В чём дело? - угрюмо спросил капитан.
- Телеги к досмотру не желает предоставлять, милсдарь капитан, - закончил докладывать сержант.
- Свободен, сержант. Что за фокусы, мастер Эбенгард? - капитан хмуро уставился на купца, когда таможенник вышел из его кабинета, - Вы в курсе, что, согласно указу его королевского величества от двадцать четвертого января одна тысяча двести...
- Я в курсе, - перебил его торговец, - Но я везу лишь гвозди, да дратву.
- ...касается всего гужевого транспорта.
Рихард достал из внутреннего кармана увесистый мешочек. Открыл его и начал говорить, выкладывая на стол золотые нильфгаардские флорены.
- Я уверен, что вы чрезвычайно мудрый...
На столе лежали уже десять монет.
-...понимающий...
Двадцать монет.
-...не предвзятый...
Тридцать.
- ...и совершенно честный человек, который не имеет никакого отношения к бессмысленной бюрократии. И что вы осознаёте полную абсурдность ситуации ворошения ящиков с гвоздями, которые везут другие честные люди.
Капитан внимательно следил за действиями бакалейщика. Затем ухмыльнулся в усы и сказал:
- Вы забыли добавить, что я совершенно терпеливый и не склонный к докладу вышестоящему начальству о подозрительных случаях человек.
- Действительно, как я мог забыть, - улыбнулся Рихард, выкладывая на стол из мешочка еще десяток золотых монет, - Полагаю, я и мои люди можем двигаться дальше?
- Счастливого пути, мастер Эбенгард, - таможенник сгреб деньги со стола, - И добро пожаловать в славное королевство Каэдвен.
Торговец учтиво кивнул капитану и вышел из кабинета и башни, запрыгнув обратно на телегу.
- Они везут гвозди и дратву, сержант, - один из офицеров гарнизона подошел к проверяющему, - Пропустить.
- Открыть ворота! - гаркнул сержант.
И караван проследовал далее, сопровождаемый мерным скрипом деревянных колёс.

+4

49

Вильхем внимательно следил за разговоров Эбенгарда с Бертрамом. В любой момент тот мог наплести что-нибудь не то. Почему нет? Избавиться от еще одного наемника, и после увеличить тем самым свою же долю. Кан бы вполне мог так поступить, почему нет?
Но все-таки держал себя в некоторых рамках морали. Пусть и никому ничем не был обязан внутреннее, пусть и заключал контракт с людьми. Зверь ни перед кем не отчитывался, и право отчитывать его никто не имел...
Тем не менее, после оборотень стал спать исключительно чутко... мало ли что могли задумать спутники. Да и повторения истории с тварью не хотелось.
Для волколака погибнуть от когтей твари - самая позорная смерть...

Он догадывался, что в Каэдвене начнутся проблем. Государства друг друга не любили. Торговали, но со скрипом, придираясь к грузу друг друга. Вот и таможни на входе будет не избежать.
И если бы их вел другой торговец, то Кан бы уже мысленно готовился бы попрощаться как с товаром, так и с грузом.
Но черт языкастый, что вел их, был способен на многое.
Наверняка перетряхнут половину всего, но кое-что трогать не будут. За это возьмут немного товара...
Тем не менее, сделка, которую заключил со стражей Эбенгард, заставила брови Вильхема поползти вверх. У всего были свои пределы, но, похоже, у торговца пределов просто не было.
Всего небольшой мешочек монет, и их пропускают. Ибо торговец не взял ничего с собой крупного. Либо капитан местной стражи себя так мало ценит, либо просто идиот. Либо же у него договоренность с покровителями торговца. Кто знает, о чем они там говорили...
- Помяни мое слово. Пока все идет как по маслу. Но скоро кто-то может прийти и взять то, что принадлежит торговцу. И нам лучше держаться от этого подальше... - шепнул Кан Бертраму.
Заодно проверяя его, взглянув мельком в глаза. Нет, похоже, что ничего существенного не сказал он торговцу...
Влезать же в аферу, да и вообще как-то набивать себе цену резко расхотелось. Эбенгард уже перешел в высшую лигу. А такая либо не брала оборотня к себе, либо с ними было опасно связываться даже оборотню...

+3

50

Путь вместе с караваном затянулся. Но куда мог бы торопиться бродяга вроде Волторана? Разве что, поскорее напиться. Всю дорогу следопыт терпел косые взгляды наёмников. Некоторые даже не скрывали своей ненависти. Неудивительно. Возможно, скоя'таэли попортили жизнь кому-то из числа охраны. Во время стоянок и отдыха, охотник конечно же помогал в устройстве лагеря, ходил за хворостом, и даже подстрелил бурого зайца. Мясом поделился со всеми, но и себе кусочек урвал.

Когда же караван вошел на заставу, эльф старался держаться ближе к наёмникам. Местная солдатня тоже зуб точила на остроухих. Поэтому, он выбрал меньшую, по его мнению, угрозу. Судя по словесной перепалке, возникшей между главой каравана и стражником, бесплатно им пройти, конечно, не удастся. Но торговец, видно, был готов ко всему. Что лишний раз подтверждает особую ценность груза. Неужто, люди так ждут гвозди и нитки? Не понимал Волторан подобной секретности. Но Рихарду виднее.
Торговец удалился вместе с постовым к командиру. Следопыт же старался прислушиваться к разговорам среди охраны каравана, при этом делая вид, что любуется небесами, привалившись спиной к телеге. У всех были свои темы для разговоров. Кто о женщинах, да выпивке, а кто об оружии и боевом опыте. Про сам груз если что-то и говорили, то явно не во весь голос. Странно всё это. Наверняка, многие из них подписались на преступление, сами того не зная. Впрочем, Волторану было всё равно. Он преследовал свои цели. А случись беда - ему выгоды помогать этим ребятам не было. Но кто знает, как оно повернется?

+3

51

Дальнейший путь проходил спокойно. Миля за милей, день за днем. Переправа черед Дыфню, затяжная стоянка в Вергене... Большую часть этого времени Бертрам провел, отскабливая от себя грязь и смывая пот, а потом - пожирая вкусную горячую пищу. В данном случае последнее не противоречило принципам самодисциплины наемника - крайности в любом их проявлении он считал глупостью, и, кроме того, прекрасно понимал, что если питаться исключительно одной только солониной с сухарями - угробишь кишки к дьяволу, не говоря уже о том, что срать кирпичами начнешь чуть ли не в самом буквальном смысле. А потому он с удовольствием поглощал раков в чесночном масле, вареный картофель со шкварками и свежий, мягкий и вкусный хлеб, ничуть не беспокоясь о губительной силе излишеств. Запивать, правда, пришлось простым квасом - даже кружку слабого пива или кубок разбавленного вина считался непозволительным, когда в тот же день предстояло вернуться к работе.
***
13 августа 1264 года.

Понтар. Кормилец для многих, погибель для некоторых. Огромная река, великая река. О, сколько кораблей проходило по ней ежедневно, сколько споров велось о том, кто же её король - сом или щука, сколько отходов производства сбрасывалось в неё... И сколько трупов было по ней сплавлено. Немало из них - не без непосредственного участия Бертрама Хога. Нелегкий труд по поддержанию закона и порядка порою требовал... Различных мер. "Ну здравствуй, Понтар-батюшка, глаза б мои тебя не видали..." - думал наемник, глядя на водную гладь. "И нос бы не чуял." Все же, сбрасываемые отходы порождали, так сказать, своеобразное амбре. Очень. Но не вонь и не воспоминания были проблемой в данном случае - и то, и другое, Хога тревожило мало. Переправа - вот истинная заноза в гузне. С самого того момента, как массивный бастион показался в поле зрения, бывшего десятника начали терзать смутные сомнения. Конечно, Эбенгард был хорошим торговцем с отменно подвешенным языком, но... Прохождение таможни с секретным грузом - всегда игра на удачу. Никогда не знаешь, когда нарвешься на упертого, принципиального карьериста. Откуда Бертраму это знать? Да ведь он сам в свое время был примерно таким карьеристом, только чуть хитрее, пусть на таможне и не работал. Одна была сомнительная радость - братушек-содатушек убивать в любом случае не придется. Если дело до ареста дойдет - Эбенгард, не будь идиотом, либо попробует дать ходу, либо сдастся и сбежит из-под конвоя, либо купит кого надо "на месте" и так и не дойдет до эшафота. Но чего уж точно не будет - так это попытки вырезания гарнизона переправы.

Аэдирнский таможенный пост прошли без проблем. Ни единый солдат не попытался остановить непримечательный караван, все равно идущий без пошлины. А вот на каэдвенцах, как это частенько бывает, начались проблемы. Их остановили, с требованием показать, что в телегах. Хог, хоть и был человеком выдержанным, все равно не удержался от некоторого волнения - если солдаты все же вскроют телеги, будет ясно, что же такое секретное там находится. А опыт подсказывал, что не всегда - ой, не всегда! - такие "срывы покровов" к добру. Эбенгард товар показывать отказался, но ареста не последовало - бакалейщика просто проводили к капитану таможни. Бертрам про себя пожелал купцу удачи. "Ну давай, Рихард. Это на твоем поле бой. Не подведи."

Не подвел. Неизвестно, о чем был тот разговор, но офицер, отдавший приказ пропустить, очень уверенно говорил о дратве и гвоздях. Во сколько эта уверенность обошлась Эбенгарду, наемник не думал. Это было не его дело и не его расходы, а потому и рассуждения на эту тему Хог считал бессмысленными. Караван двинулся дальше, и лишь одно из последующих событий того момента стоит упоминания. Вильхем вновь делился соображениями.
- Понимаю, о чем ты, - тихо ответил Бертрам. Что ж, это не выглядело как подстрекательство к бунту - коллега просто делился опасениями, а это всегда полезно. Да и речь его была не лишена здравого смысла. Как-никак, они - наемники. Они делают свою работу, и стараются придерживаться контракта. Но наемники не умирают за проигравших. Вопрос лишь в том, можно ли было назвать проигравшим Рихарда Эбенгарда. И ответ на него пока что был отрицательным. А стало быть, путешествие продолжается. К худу, или к добру.

+3

52

16 августа 1264 года.
После того как караван перешел границу - наступило полное затишье. Погода была хорошая, каких-либо поселений на пути не встречалось, дорога до границы Редании по территории Каэдвена была широкая и загруженная всякого рода транспортом - им постоянно встречались на пути другие торговцы, путники, крестьяне, что ехали из окрестных деревень на торг в Бан Глеан или стольный Ард Каррайг, королевские конные разъезды, другие караваны, гонцы и целое море всякого рода бродяг и путешественников.
Лесов в этой части Каэдвена было очень много - но все они были преимущественно сосновые, светлые и, учитывая ширину тракта вкупе с обилием движения по нему, совершенно непригодные для засад.
Впрочем, возможность нападения скоя'таэлей и разбойников с лихвой компенсировалась как раз теми конными патрулями каэдвенских стражников, что постоянно попадались на пути.
Совершенно типичным и обыденным - хотя бы раз в день - для Эбенгарда стал ритуал "требования к досмотру" его фургонов. И каждый раз бакалейщику приходилось башлять каждому патрулю - гораздо меньше, чем он заплатил при переезде через Понтар, но тем не менее достаточно значительные суммы.
Впрочем, проходя этими местами с товаром не в первый раз, он хорошо знал, как давать взятки местным узаконенным бандитам и какая сумма считается достаточной.
В конце концов, когда до пограничной реданской заставы осталось меньше чем полдня пути, купец завернул караван вбок, на север, выводя их на едва видную полевую дорогу, заросшую травой по самый низ борта телеги.
- Свернули-то на кой? - скорее не удивлённо, а заинтересованно спросил наёмник, что сидел рядом с Рихардом на передке первого фургона.
- Да есть тут одна тропка. Её не так давно организовали. Пройдём этим путём, - Эбенгард ухмыльнулся, затянувшись дымом из трубки и выдохнув несколько колец, - А то реданские таможенники совсем не берут взяток. Хоть где-то люди к службе ответственно относятся, дай им Вечный Огонь здоровья.
Вскоре поле закончилось и тропа вывела их к лесу. Дальше Рихард начал внимательно всматриваться в деревья, ведя караван уже практически вручную, показывая, где проехать и куда поворачивать, внимательно следя за отрубленными ветками сосен, которые указывали правильную дорогу.
Полдня они потратили на блуждание по лесу, пока не въехали в чащу, где начинался смешанный елово-сосновый лес. Там, между несколькими здоровыми елями, был широкий - так, чтобы могла проехать повозка - вход в подземелье.
Купец спрыгнул с повозки, выйдя вперёд каравана.
- Складываем навесы фургонов, - отдал распоряжение он, - Потолок низкий, так что сидеть на возах тоже не получится. Лошадей ведем в поводу. Пятеро - в авангард.
И да хранят нас все существующие боги. - мысленно добавил он сам себе.
Когда последний раз он пользовался этим подкопом под границей между Каэдвеном и Реданией, здесь не было ничего страшного или опасного. Но теперь он шел ва-банк - за прошедшее время в подземном ходе могли завестись какие-нибудь страховидлы, жаждущие человеческой плоти, либо королевские егеря могли обнаружить этот лаз и понаставить в нём ловушек, а то и совсем завалить. Развернуться же там было негде, а выводить лошадей и повозки задом в кромешной тьме - удовольствие значительно ниже среднего.
Убедившись, что его приказы выполнены, Эбенгард повёл свой караван во мрак, на ходу зажигая просмоленный факел.

+5

53

Кивок Хога несколько успокаивал. Но, разумеется, Вильхем не считал, что коллега на  его стороне. Часть наемничьей доли - это уметь менять стороны, чтобы выжить. И если жизнь поставит их друг против друга, то ничего не останется, кроме как сразиться за право жить в этом мире.
Но грусти это не вызывало. Тогда можно переживать по каждому невинно убиенному оленю, которого пришлось загрызть ради пропитания...
Тем не менее, самодовольный вид Эбенгарда невольно вызывал гнев. Ну не может одному торгашу так вести. Просто не может...  и, тем не менее, оно так. Остается лишь смириться и надеяться, что он действительно заплатит. А не сделает так, что наемнику ему должны еще останутся...

16 августа 1264 года.

Но с каждым днем пути сомнения насчет платежеспособности торговца продолжали усиливаться. Он отдавал деньги кому не попадя. Да, каждый из патрулей хотел себе немного на хлеб. Но так можно платить даже "белкам", которые здесь точно водились.
Кан даже видел вдалеке разведчика. Но ничего не сказал. Лишь очень выразительно посмотрел на эльфа, который шел с ними. Уж если что, то оборотень первым кинется именно на него. И даже если получит стрелу, то все равно расправу-то свою совершит, не важно, виноват тот или нет.
Подействовало это или нет, но вскоре разведчики опасных лучников поотстали. Наверняка другие наемники тоже могли что-то заметить. Возможно, даже шепнули Эбенгарду.
Но Вильхем не собирался набивать себе этим цену, рассказывая об очевидных вещах. Да и что они могут сделать? Разве что увеличить ночные дозоры. Но они и так большие, что уже некуда, после этой встречи с неведомой тварью.
Наемник до последнего опасался, что почуяв столько крови, оно последует за ними, но повезло. Пока что...
Тем не менее, у самой Редании, в которую Кан не очень-то стремился в связи с некоторыми обстоятельствами прошлого, торговец решил пойти на хитрость.
И Вильхем был очень этому рад. Вообще, ему хотелось получить свою долю и сняться с каравана вот уже сейчас, но жадность взыграла свое. Авось обойдется, и чародейка забыла о нем...
Поэтому он нисколько не возражал против затеи Эбенгарда, лишь дал молчаливое согласие, в то время как некоторые были не очень рады такому повороту событий. Впрочем, кто их спрашивал? Если наемнику платишь, то говоришь ему прыгай, а те должны лишь спросить, как высоко.
Мысли о неприятных событиях прошлого и переживанием за судьбу одной важной девушки Кан вошел в туннель с остальными, будучи в авангарде.
Темнота не была помехой, но факелы все же помогали делу. Но ненадолго промасленный запах и запах горения отвлек от промозглых запахов пещеры.
Вильхем вышел вперед и поднял руку.
- Что-то тут не так... - слишком поздно думать прикрытии, на кону жизни тех, кто может ему заплатить. - Нам следует ступать осторожнее... впереди, кажется, кто-то есть. И вряд ли это другой караван.
Не мог же он сказать, что чувствует неуловимый для человеческого носа запах нечисти. Значит, придется играть в ясновидящего. Однако в такой пещере его высказывание вряд ли станет чем-то необычным или каким-то откровением...

+3

54

Караван вновь двинулся в путь. И, в общем-то, ничего не предвещало беды ровно до того момента, когда купец приказал свернуть с тракта на едва заметную лесную тропинку. С одной стороны, Волторан даже был рад снова оказаться в лесу. Здесь он чувствовал себя намного спокойнее, как если бы снова очутился в родных краях. С другой же стороны, для каравана и сопровождающих поездка через чащу могла оказаться роковой.
Следы на тропинке указывали на то, что по ней уже хаживали не раз. Хоть и весьма редко. Эльф уже встречал подобные рядом с местами схрона контрабандистов. Может, это как раз их тропинка? В общем-то, следопыту не было до того особого дела. Даже если купец на самом деле перевозил контрабанду, Волторан ничего не имел против. Каждый в этом мире зарабатывает на хлеб как может. Но если каравану будет грозить какая-то опасность. Тут уж не обессудьте. Следопыту за это не платят. А погибать ради толпы головорезов и сомнительного груза было бы весьма глупо.
Вскоре, тропинка вывела компанию к подземному ходу. Только не это. Только не подземелья. Слишком темно и слишком тесно. Не любит Волторан подземные ходы, пещеры, и прочие живописные места находящиеся под земной твердью.
Эльф не спешил заходить внутрь, предусмотрительно приглядывая за тылом. Он то понимал, что здесь прекрасное место для засады. Пока все увлечены проходом через тоннель, могут нарваться на тех же скоя'таэлей. Не то, что-бы он сильно переживал за сохранность груза. Скорее за собственную шкуру.
Когда караван всё же полностью ушел в тоннель, эльф последовал за ними, всё так же держась в самом хвосте.

+4

55

16 августа 1264 года.

Дорога через Каэдвен была быстрой. По счастью, конные разъезды здесь не отличались особым отвращением к коррупции, даже наоборот. И это играло на руку всем. И Рихарду, и наемникам... И каэдвенским солдатам, естественно. Эбенгард обращался с ними довольно уверенно - было видно, что "караванит" уже не в первый раз. Это было странно, чтобы торговец такого уровня - и сам водил караваны. Что же... Возможно, бакалейщик просто очень любил свою, так сказать, работу, или не доверял кому-либо еще ценный груз. "Ладно... В конце концов, даже король Фольтест иногда лично участвует в битвах, так почему б купцу самому свои караваны не водить?" Имели место такие случаи.

Перед реданской заставой свернули. Это было и понятно - у "орлов" с коррупцией на таможне было строго, а с контролем грузов - и того строже. Не удивительно, что Рихард это знал - и решил свернуть с дороги. Конечно, у контрабандистов был запасной путь. Конечно, Эбенгарду об этому пути было известно. Ничего удивительного. "Подкоп под границей... Хитро," - подумал наемник, слышавший слова бакалейщика. Для чего торговцу такие знания, и какой именно товар он сам обычно возит такими путями - Бертрам не думал. Потому, что думать о некоторых вещах - лишнее. Ничего, кроме грусти, такие раздумья не принесут - пытаться изменить такие вещи - все равно что ссать против ветра. Хог, обыкновенно склонный к размышлениям, быстро это усвоил... И научился не задавать вопросов, которые заданы быть не должны. Сделка со совестью? Возможно. Но так жить проще, легче и дольше.

- Пещера... Вот дерьмо. Ненавижу, блядь, пещеры, - тихо бубнил Бертрам себе под нос, на удивление ровным - особенно для столь цветистых выражений - тоном, вместе с остальными складывая навес одной из телег. Это его спокойствие начинало беспокоить некоторых товарищей по каравану. Недостаточно, чтобы вызвать проблемы, но тем не менее. "Что-то с ним не так" и "какой-то он... не живой" - основные фразы, применяемые к Хогу немногими коллегами, которым вообще было дело до кого бы то ни было в караване. Что же, наемник привык к такой реакции. Жить не мешает - и ладно. Это спокойствие было результатом долгой работы над собой, и похерить все это из-за перешептываний в отряде он не хотел. Да и не мог - практически абсолютно нейтральная мимика и ровный тон стали неотъемлемой частью Бертрама.

Наконец, с навесами было покончено, и телеги отправились во тьму. На сей раз наемник избежал участи идти в авангарде - для этого нашлись другие. И что-то подсказывало, что вот именно в этот раз он поблагодарит за это судьбу. Воинская интуиция, жопное чутье - не важно, как называть - сейчас подавало недвусмысленные знаки. Что-то не так было в обстановке. Это улавливалось органами чувств на грани восприятия и фиксировалось подсознанием, но не воспринималось разумом. Что-то не так, а что - пес его знает. Наемник покрепче сжал копье в руке. Это придавало уверенности. А потом - шагнул в неизведанное.

+4

56

Караван продвигался в кромешной тьме, освещаемой лишь несколькими факелами. Наёмники нервничали, как, собственно, и сам Эбенгард - подземелья, особенно вроде бы как необитаемые, в любом нормальном человеке поднимали наружу какие-то древние, давно позабытые чувства, шедшие, казалось, от зари времён - не страх даже, а некоторый дискомфорт. Одно дело - когда ты идёшь по какой-нибудь рабочей штольне, где вокруг тебя горят лампы, факелы, ходят рабочие и проходчики, слышен звук кирки, что вгрызается в породу.
И совсем другое, когда ты следуешь по неизменно холодному - даже в самую лютую летнюю жару - подземному коридору, где никто из людей не жил и не живёт. Когда ты понимаешь, что истинная хозяйка этих мест - первозданная тьма, а твой факел - лишь жалкое временное спасение от неё. И тьма лишь отступает на короткий срок, никогда не исчезая полностью. А вместо живых звуков природы ты слышишь лишь звенящую тишину, прерываемую тихим шелестом собственных шагов и дыхания.
Это касалось в равной степени как естественных пещер и проходов, так и рукотворных, но давно покинутых человеком.
Здесь же, под границей Редании и Каэдвена, потолок был очень низок, приходилось в некоторых местах пригибаться, уклоняясь от паутины или корней, свешивающихся в обилии сверху. Пожалуй, только у какого-нибудь специально обученного ведьмака такая окружающая картина не вызвала бы отрицательных эмоций и падения морали.
- Что-то тут не так... Нам следует ступать осторожнее... впереди, кажется, кто-то есть. И вряд ли это другой караван. - молвил Вильхем, что шел впереди.
Рихард молча кивнул. В таких ситуациях нет места каким-то разногласиям - тут были все заодно. Споры и разборки можно под светом солнца или луны устраивать, а под землей стоило засунуть в задницу любые проявления недовольства или несдержанности в словах.
В процессе их похода купец как-то незаметно забрал вправо и коснулся стены прохода - с неё тихо отвалился кусок земли, осыпавшись вниз. Повинуясь какому-то странному чувству, бакалейщик осторожно ощупал камень, что обнажился под землей. Он был гладкий, будто отполированный умелыми руками. И на нём был выгравирован точный и ровный растительный орнамент в типичной эльфской манере. Мысль о том, что тоннель мог пройти через древние руины, погребенные под землей, пришла поздно.
Как нарочно, в памяти всплыли слова одного из контрабандистов, что тоже ходил этим путём:
"Нанятые нами краснолюды копали слишком жадно и слишком глубоко. Ты догадываешься, кого они могли разбудить во мраке."
Рихарда бросило в пот, хотя кругом было холодно. Он побледнел. Впрочем, в темноте этого никто не мог видеть.
Все взгляды сейчас приковали к себе два круглых красноватых огонька, что засветились в темноте впереди. Среди мертвенной тишины раздался рык, отдающийся эхом от стен тоннеля.
- Блять... к бою!!! - заорал Рихард, бросаясь назад, к повозке. Лучшее, что ему пришло в голову, это схватить арбалет и стрелять.
Тварь ринулась на них, факелы выхватили во тьме измененное, будто изломанное и согбенное тело. Огромные длинные когти на непропорционально больших лапах. И отвратительную морду, покрытую наростами, кожистыми кладками и небольшими роговыми отростками.
Ведьмак бы признал в твари экимму. Простой человек - гребаного нетопыря-переростка, едва помещавшегося в тесном тоннеле.

+5

57

Вильхем слышал вдали странное эхо. Что-то словно скреблось. Это были не человеческие шаги, можно не сомневаться. Тварь изо всех сил старалась подкрасться и напасть из темноты. Но двигалось медленно, ненавидя факелы и вообще яркий свет.
Возможно, если и чуяло оборотня, это не имело значения. Он забрел на чужую территорию. Он забрел вместе с существами со вкусной кровью. Да и его кровь очень даже ничего, может, даже деликатес...
Первым делом Кан думал бежать. Он привык если и драться с тварями за кусок свежего мяса, пусть и нечеловеческого, а то и просто ради того, чтобы погасить жажду убийств, то дрался только с простыми. Утопцы там, гули. Ну, бывает, туманника простенького удавалось завалить...
Но чертову подземную тварь!
Единственная мысль, что мелькнула у оборотня перед нападением, что это хотя бы не бес...
От последнего, в свое время, пришлось улепетывать на всех порах в волчьей форме...
Тварь разорвала первого наемника, что шел в авангарде. Кольчуга не помогла, когти монстра рвали ее, как ткань идеальной дорогой шелковой рубашки.
Следующим под раздачу попал Вильхем. Он действовал на одним инстинктах, но все, что удалось, так это перебить твари кисть мощным ударом. Не то чтобы это мешало ей жить, но разозлило так уж точно. Поэтому после молниеносного удара здоровой рукой он отлетел в стену пещеры и едва не потерял сознание от удара.
Моргенштерн остался где-то далеко...
Другие наемники ничего с тварью поделать не смогут. Серебро вряд ли у кого есть, да и ведьмака поблизости нет. Но, в любом случае, пещера станет общей могилой для всех, даже для тех, кто попытается убежать в последний момент.
И сам Кан будет разорван на части. Эта тварь точно не остановится, пока не перебьет всех, а уже после будет наслаждаться долгой трапезой.
Выбора не оставалось.
Словно в пьяном состоянии Вильхем поднялся и скинул плащ. Где-то по дороге выкинул сапоги. А все остальное пошло в жертву скорости. Трансформация в одежде всегда неприятна. Штаны уцелели, но рубашка лопнула, пока длинные черные когти попросту не соскаблили остатки с густого черного меха.
Трансформация в огромного зверя прошла быстро. Болезненно, как всегда, но что поделать.
В следующую секунду, не обращая внимания на остальных, оборотень кинулся на экимму, сбивая ту с ног и пригвождая к стене, пока та терзала следующую жертву.
Человеческий интеллект вкупе с волчьими инстинктами создавал невероятный симбиоз, позволявший сражаться если не равных, то хотя бы давая хоть какой-то мизерный шанс на победу.
Перехватив запястья с когтями, Кан впился клыками в плечо противника, отчего тот заверещал. Но тут массивная мохнатая туша оказалась отброшена в стену. Снова. И теперь уже волк оказался не в лучшем положении...

+6

58

"Твою мать... Как в воду глядел," - подумал Бертрам, глядя во тьму. Тьма же, внезапно обзаведшаяся парой светящихся красных глазок, смотрела на Бертрама. И это не предвещало ничего хорошего. Никогда. Первый удар достался парням из авангарда - интуиция Хога не подвела. Первого разорвали быстрее, чем наемник успел взять копье на изготовку. И скорость движений твари означала лишь одно - бежать бесполезно. Прятаться тоже - найдет, вытащит и разделает. Оставалось только драться... Но близко подходить не хотелось. Перехватив древко левой рукой, Бертрам достал одно из метательных копий из заплечного мешка... И тут произошло то, чего ожидать приходилось менее всего. Подмога пришла, откуда не ждали - от другой страховидлы. На глазах ошалевшего Хога Вильхем вдруг превратился в массивное, волкоподобное нечто размером с добрую лошадь. И бросился на этого уродливого, жирного нетопыря... Между двумя страховидлами закипела короткая, но яростная схватка. Наемник не мог ничего предпринять - бросок дротика мог задеть не то чудище, да и попасть по столь быстро движущейся цели было трудно. Но вот, нетопырь взмахнул когтистой лапой - и волк отлетел в стену. "Попаду под такой удар - мне пиздец..." - мимоходом отметил Бертрам. Тем временем, страховидла (та, что враждебная) двинулась к волколаку, по-видимому справедливо решив, что именно от него исходит основная угроза. Что ж... Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять - "враг моего врага - мой союзник", а если волколак подохнет - весь караван обречен. Наемник метнул копье. Стальной наконечник скрежетнул по камню - мимо. Второй бросок - и снаряд засел в боку твари. Нетопырь завизжал. Вновь. Но это попадание не давало Вильхему тактического преимущества... А вот третье - дало. Тяжелое копье пробило ногу твари, повредив сухожилие. Нетопырь взбесился, да так, что, казалось, даже забыл о существовании волколака. Волоча поврежденную конечность, тварь направилась в сторону Хога, но её вновь отвлекли - наемники, наконец, перегруппировались, и осыпали уродца болтами из арбалетов, насколько это было возможно. На мгновение, длившееся жалкие секунды, тварь замешкалась. И это был идеальный момент для атаки.
"Жарь, Вильхем! Жарь, сучий ты потрох!!!" - лихорадочно думал наемник, понимая, что другого такого шанса может и не быть. Но... Воспользуется ли им оборотень?

+5

59

Мгновение, другое, третье.
Всё происходило настолько быстро, что купец просто не успевал следить за происходящим.
В повозке лежал арбалет. Рядом - болты. Эбенгард схватил его, поставил дугами к земле, стал крутить ворот.
Истошные крики, скрежет и отчаянная ругань вкупе с шелестом болтов и рыком твари заполнили всё тесное пространство тоннеля.
Ворот щелкнул. Тетива встала на место.
Удар когтей по камню. Звук разрываемых человеческих костей, чавканье рвущейся плоти. Совершенно отвратительные звуки, издаваемые одной тварью. И... второй?
Глаза Рихарда расширились до возможных пределов. На его глазах один наёмник из каравана просто взял и обратился в огромную волкоподобную тварь, размером не уступающую нетопырю из тьмы. И они схватились - яростно, злобно, безжалостно.
Удар, еще удар, отчаянные и резкие звуки нетопыря.
Дрожащей рукой торговец пытался вставить болт в ложе арбалета. Не получалось. Черт вас всех возьми, не получалось!
Волколака отбросило в стену. Тварь из тьмы пронзительно завизжала, хотела наброситься на него - и получила сперва метательное копьё, а затем несколько болтов. Визг стал еще более мерзок.
Наконец Эбенгард вставил болт. Прицелился. Нажал на крючок. Болт пропорол перепонку на рудиментарном крыле и с влажным звуком вошел в тело твари. Потом еще несколько болтов попало - нетопырь визжал, пытаясь достать стрелков, но не успевал - было видно, что даже простые болты причиняют ему боль.
"Вильхем... я ж как чувствовал, ети тебя под хвост... оборотень... мать твою..."
Мысли носились в голове, арбалет был заряжен вновь. Снова выстрел. Мимо - болт ушел чуть выше головы твари, завязнув в земляном потолке.
Тварь рванулась вперёд в отчаянном броске. Схватила одного из наёмников, резким движением оторвав голову. Это был зерриканец, с которым не так давно у купца был спор.
Не отбрасывая тело, страховидла попыталась уйти, скрыться во тьме тоннеля с добычей - но не могла этого сделать быстро, нога была повреждена.
- Бей её!!! Убивай!!! - ликующе заорал Эбенгард, которого вид отступающей твари привёл просто в эйфорическое возбуждение, - Вали суку!!! Вперед, мужики!!!
И, не дожидаясь, пока кто-нибудь начнёт преследование хромого монстра, сам сократил дистанцию и выстрелил. Болт вошел в спину экимме, та содрогнулась, булькая.
Только теперь начинало приходить понимание. Если бы с ними не было Вильхема-оборотня, их бы всех уже сожрали. А если бы они встретили нетопыря не в узком проходе, где здоровая тварь едва могла развернуться и оттого была наиболее уязвима, а, например, посреди чистого поля - их бы не спас и оборотень, и даже серебряные болты. Тварь попросту бы кружила вокруг них, вырывая людей и тут же скрываясь от ответных ударов.
Теперь же преимущество было на их стороне и оставалось лишь добить эту сволочь, что лишила жизни столько хороших воинов.

+4

60

События разворачивались неожиданно стремительно. Впереди правда оказалась опасная тварь, которая немедля напала на авангард каравана. Судя по крикам наемников, они не растерялись и давали отпор страховидле. На фоне их воплей слышалось... рычание? Ну точно. Волчий рык раздался на всю пещеру. Охотник подбежал к головному фургону, предусмотрительно прячась за самим корпусом. Первым делом надо оценить обстановку, а уже потом решать вмешиваться или нет.
Представшая взору картина не просто удивила следопыта, но весьма ошарашила. Здоровенный волколак пытался дать бой не менее массивной твари, по виду напоминающей уродливого нетопыря. Эльф достал из-за спины лук, приготовил стрелу и прицелился. Ему то неведомо было, какая из этих страховидл "хорошая", а какая не очень. Спустя считанные секунды наемники приободрились и стали осыпать болтами арбалетов именно нетопыря. В волка даже никто не целился. Охотнику это показалось странным, но он не сталь идти против воли всего отряда. Выбрав удачный момент, эльф пустил стрелу в шею твари, не сильно надеясь на успех, впрочем. Серебряных наконечников у него не было, хоть и частенько думал о подобных средствах.
Всё же, залп из стрел, дротиков и болтов заставил тварь отступить и оставить схватку с волком. Это было её главной ошибкой. Когда нетопырь развернулся и израненный поплелся обратно во тьму, караванщик проорал приказ добить монстра. Как бы не сделалось хуже от этой затеи. А то, вдруг этих тварей там целое семеиство? Тогда лук и арбалеты не помогут. Даже волчара не сможет справиться со всеми.
Сохраняя хладнокровие даже на фоне всеобщего воодушевления, эльф встал на один из фургонов и выстрелил отступающему монстру в заднюю лапу, стараясь пригвоздить её к земле. Подобные выстрелы не являлись чем-то новым для него. А потому цели своей он достиг, позволяя бойцам охранения добить свою жертву.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » ЗАКРЫТЫЕ ЭПИЗОДЫ » [1265 г, 7 августа] Запрягай свою кибитку