Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Путевой журнал » Приходно-расходная книга


Приходно-расходная книга

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Личная хронология:

Пролог:
1264 г.

Позови меня, дорога дальняя - 12 февраля 1264 года., Редания, Оксенфурт

Тип: личный
Место: Редания, Оксенфурт
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Присцилла
Описание: Мир полон героических историй, немало по землям Северных королевств и Нильфгаарда ходит также и эпических баллад о великих свершениях, невероятном самопожертвовании и любви, превозмогающей смерть. История Рихарда Эбенгарда не была похожа ни на одну из подобных - и тем он был горд. Среди цинизма, прагматичности и алчности разве есть место чему-то светлому и возвышенному?
Порой всего лишь один караванный перегон в компании с человеком, чьи взгляды на мир чище и бескорыстнее, могут заставить задуматься даже самого закоренелого злодея и скупца.
Статус: идет

Глава I: Время перемен1264 г.

Тип:вне игры
Место: Леса под Содденом, на линии соприкосновения зоны влияния Нильфгаарда и Северных Королевств.
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вогель Лим
Описание: это история о большом приключении маленьких людей.
Статус: идет

Запрягай свою кибитку - 7 - 22 августа 1264 года., Аэдирн - Редания

Тип: личный
Место: Венгерберг, Аэдирн - Третогор, Редания
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вильхем, Бертрам Хог
Описание:снаряжать караван по заказу Братства - это не самая простая задача. Здесь требуются только лучшие - маги не терпят, когда гарантии безопасности их грузов оказываются меньше 99 процентов. Впрочем, Эбенгард справлялся и не с такими перегонами, а хорошая охрана и налаженные связи в теневой сфере торговли должны были бы помочь избавиться от любых возможных неприятностей. Даже когда сами заказчики тщательно скрывают от всех, что же именно нужно перевезти из пункта А в пункт Б.
Статус: завершен

Не все то золото, что блестит - 30 августа 1264 года., Лан Эксетер, Ковир

Тип: личный
Место: Лан Эксетер, Ковир
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Силейз Десмор
Описание:В руки одного бакалейщика Эбенгарда, чудом или нет, попал магический предмет. Но проблема в том, что торговец не знает ни что это за предмет, ни что он в себе несет. Ценный артефакт или проклятие, от которого нужно избавиться? Ответ нужно искать у чародеев.
Статус: завершен

Глава II: И маятник качнулся
1264 г.

Ограбление по-каэдвенски - 17 декабря 1264-го, Аэдд Гинваэль

Тип: личный
Место: Аэдд Гинваэль, Каэдвен
Действующие лица: Астрид из Фаро, Рихард Эбенгард
Описание:Что может быть лучше, чем осознание того, что твой план по завладению одним из самых прекрасных драгоценных камней в королевстве скоро будет исполнен? Только безупречное исполнение этого самого плана на деле, когда цель охраняется не хуже, чем императорская сокровищница. Купцу на этот раз была нужна помощь лишь одного человека - это должна была быть женщина, да не абы какая, а лучшая из лучших. Ну или хотя бы такая, которая могла бы успешно притвориться, что является лучшей из лучших - и тогда можно будет одним махом карман набить, да старые долги раздать. А там как кривая выведет.
Статус: завершен

1265 г.

Невыплаченные долги - 9 февраля 1265 года., Гелибол, Редания

Тип: личный
Место: Гелибол, Редания
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Матильда Хелльстром
Описание:Так случается, что даже кругом перестраховавшиеся купцы оказываются в западне. Не то чтобы Эбенгард не доверял всем своим подельникам и торговым партнёрам, но неизменно был уверен в том, что даже если обманувший на большую сумму денег партнёр и убежит — то недалеко. Ведь есть связи, способы. Но что делать, если твои длинные руки не могут достать человека, у кого остались перед тобой невыплаченные долги? Само собой, ехать к черту на рога и искать того, кого в любой обычной ситуации ты бы не стал беспокоить.
Статус: идет

Любишь медок - люби и холодок - 15 марта 1265-го, Вызима

Тип: личный
Место: Темерия, Вызима
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вернон Роше
Описание: торговые дела в очередной раз привели Рихарда в столицу Темерии - и всё вроде бы складывалось в масть, товар продан, деньги получены, зарплата наёмникам выплачена, но в любом деле есть ложка дегтя, разбавляющая бочку мёда. А вот командир специального королевского отряда, выходящий на тебя по каналу распространения фисштеха - это уже даже не ложка, а целая цистерна дерьма, из которого торговцу предстоит срочно выпутываться.
Статус: завершен

Тип: личный
Место: Темерия
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Вернон Роше
Описание: после встречи купца и командира отряда "Синих Полосок" прошло несколько месяцев - достаточно для того, чтобы об их разговоре не вспомнили заинтересованные люди и соглядатаи. Теперь же, учитывая события, произошедшие не так давно в столице Темерии и привлекшие к себе повышенное внимание всех слоёв населения, было наилучшее время для совместного неофициального предприятия воротилы черного рынка и охотника на террористов. Граф Де Гарваль, персона королевского двора его величества Фольтеста, должен был исчезнуть с шахматной доски.
Статус: идет

Две стороны одной монеты - 5 июля 1265-го, Новиград

Тип: личный
Место: Новиград, Редания
Действующие лица: Рихард Эбенгард, Астрид из Фаро
Описание: Одним совершенно непримечательным июльским вечером, купцу Рихарду Эбенгарду приходит весьма странное письмо, переданное в руки мужчине, пардон, проституткой. Распечатав его, он увидел весьма странную просьбу о помощи. Впрочем, к просьбе приплюсовывалась хорошая сумма в 10.000 новиградских крон, за сопровождение одной особы из Новиграда в... чёрт знает куда.

"Дорогой ковирский друг!
Дело чрезвычайной важности и не требует отсрочки. Когда-то я помогла Вам (конечно, не за спасибо) в одном щекотливом деле и промолчала о нём, никак не очерняя Вашу репутацию. Теперь же я в похожей ситуации и мне требуется Ваша помощь. Нужно переправить с места на место один товар, завтра утром, на рассвете, так, чтобы никто не знал, что именно вы на самом деле вывозите из города. Всё равно куда, дорогой друг. Главное - подальше отсюда.
Искренне Ваша, Марианна.

P.S. дайте девушке монетку, она заслужила.
P.P.S. я приду под утро. сожгите записку"


Ох, конечно Астрид знала, что Рихард первым делом избавиться от улик, но осторожность никогда не бывает лишней.
Дело, на первый взгляд, казалось мутным, но не сложным.
Статус: завершен

Глава IV: И пришла война

1267 г.

Одним солнцем согреты - 31 июля 1267-го, берега реки Дыфня

Тип: квест
Место: берега реки Дыфня, деревеньки Маковка и Боровичи — земли самозванного барона Губерта Вайреса
Действующие лица: Рихард Эбенгард и все-все-все
Описание: Дыфня — река полноводная, безумная, стремительная.
Когда и благодаря какому волшебству на островке между рек вырос замок — сокрыто в легендах и в историях бардов. Но спустя какое-то время в замке обосновался разбойный люд, который силой и словом собирал с местных кметов плату. И, что самое важное, этой платой делился с Аэдирном.
Шли годы, власть Вайресов из крепости на воде росла, казна их крепчала, и ничто не предвещало беды. Пока не пришла война.
Ворота замка захлопнулись, подъемные мосты, ведущие на обе сторону Дыфни поднялись, и крепость стала неприступна.
На берегах, по обе стороны, стоят северяне и нильфгаардцы. И одним, и вторым нужна крепость, а точнее — её мосты. Губерт Вайрес посылает ко всем чертям дипломатов от одной, и от другой стороны — его запасов хватит до зимы, а там встанет  лёд, и пусть каждая из армий переходит по льду, не нарушая его нейтралитет.
Вот только север и юг не станут ждать, вот-вот грянет буря и прольется кровь.
Между севером и Нильфгаардом временное затишье, но не перемирие.
А ведь одним воздухом дышим, одним солнцем согреты.
Статус: идет

Альтернатива

خاکستر و برف (Пепел и снег) - 1268 год, начало июня

Тип:вне игры
Место: Аэдирн, город Альдесберг
Действующие лица: Джая, Рихард Эбенгард, Фольтест, Гилдарт, Вильхем, Присцилла, Бертрам Хог
Описание: Из ладони просыпались пылью
Потерялись в камнях
Все слова что тебе говорили
Про меня, про меня.
Где ночи крылаты, где кони косматы
Где щиты, мечи, латы словно песни звенят
Корабли под парусами
Под павлиньими хвостами
И ведьмы нежнее и краше меня.
у них тёплые плечи и дерзкие речи
Посмотри как тают свечи в темноте высоко
Где кони крылаты, а ветры косматы
Это всё далеко, далеко, далеко.
Статус: закрыт

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-10-24 20:27:16)

0

2

О встреченных персонажах:

0

3

1263 год, 15 сентября, Боклер, таверна "Назаирская дева"

Обычный вечер обычного дня в Туссенте. Мог бы быть.
Если бы Рихард Эбенгард не узнал о готовящемся покушении на собственную персону. Кто это организовал - еще предстояло выяснить. А пока из достоверного было известно лишь то, что его потенциальный убийца сейчас сидит в таверне "Назаирская дева", пьёт и явно готовиться выйти на дело.
Оставив снаружи таверны несколько своих вооруженных людей, что были проинструктированы при любом шуме, тут же явиться в помещение с оружием наголо, торговец зашел в зал.
Сейчас в таверне было людно - но Рихард безошибочно определил, кого именно послали по его душу.
За одним из столиков сидел здоровенный детина, бородатый и широкоплечий. На коленях его лежал тяжелый нильфгаардский арбалет, что с расстояния в сотню саженей мог пробить крепкий латный доспех. На столе стояла початая бутыль нильфгаардской лимонной водки и деревянная кружка.
Недолго думая, Эбенгард подошел к столу, где сидел убийца.
- У вас свободно? - вежливо поинтересовался купец.
- Не знаю. Что, стражу уже позвали? - несколько отрешенно ответил здоровяк.
- Думаю, нет. Во-первых: сейчас время неспокойное. И если человек спокойно приходит в таверну с заряженным арбалетом, то все уверены, что у человека на это есть все основания, - Рихард присел за стол, - Во-вторых: не так давно сюда приехал театр с выступлениями. Могли подумать, что ты между постановками перекусить выбежал.
Бородатый недобро усмехнулся.
- Чего, в бутыль пальнуть? - он кивнул в сторону круглого сосуда, что стоял на барной стойке.
- Не стоит. Береги свои два болта.
- Точно – два, - убийца подозрительно воззрился на купца, - Ты откуда знаешь?
Бакалейщик улыбнулся, пожав плечами.
- Так оба на меня выдали.
Детина достал из кармана помятую бумажку с рисунком, на котором был изображен портрет купца. Внимательно посмотрел сперва на бумажку, потом на сидящего за столом Эбенгарда.
- Не врешь.
- Зачем врать? Это не практично. - отстраненно заметил торговец.
- Правильно. Нормальный ты мужик. Бахнешь перед смертью?
Здоровяк пододвинул к Рихарду пустую кружку.
- С обычными преступниками не пью. - слегка улыбнувшись, протянул торговец.
- О как! - откинулся на спинку деревянного стула убийца, - Так я не обычный, я кузнец. Бахни.
- Если кузнец, то бахну.
- От ведь жизнь! Убийцы по улицам ползают, а стражи городской днем с огнем не сыщешь. - бородач налил водки в кружку, поднял бутылку с остатками выпивки, - За тебя, мужик. Пусть земля тебе будет пухом!
Не отводя внимательного взгляда от здоровяка, Эбенгард залпом выпил содержимое кружки. То же самое сделал и кузнец - только с учетом, что, присосавшись к горлу бутылки, полностью её опорожнил.
- Коли так все удобно получается, давай уж вместе решим, где мы все это.., - он потряс арбалетом, ...сообразим?
- Подожди, - торговец поднял руку ладонью к собеседнику, - Я правильно понимаю, что ты стражников ждал?
Кузнец угрюмо кивнул, отводя взгляд.
- Надеялся, а ты сам вот приперся.
- А ты стрелять вообще-то умеешь? - спросил Рихард.
- Обижаешь, - протянул бородатый, - У меня дядька егерь королевский был. Мне заместо погремушек наконечники от стрел над люлькой вешали.
- Замечательное знание предмета, - едва улыбнулся Эбенгард, - женат хоть?
- Был. А ты? - спросил у него кузнец.
- Нет.
- Тогда тебе нечего терять. - философски заметил здоровяк.
Купец с хитрецой в глазах посмотрел на собеседника.
- Тебе тоже.
- Я деньги взял. - попытался возразить кузнец.
- Я тебе дам на сотню флоренов больше. - спокойно ответил купец.
- А еще меня из кузницы прогнали.., - добавил детина, поникнув головой. Про заряженный арбалет, что лежал у него на коленях, он, казалось, забыл.
- Я тебе предлагаю работу.
Кузнец поднял на Рихарда усталый и грустный взгляд.
- Опять убийцей?
- Хуже, - улыбнулся бакалейщик, - Гораздо хуже. Но платы больше и свободного времени тоже.
- Женщин, стариков и детей убивать не буду. - отрезал бородатый.
Эбенгард, добившись желаемого результата, допил остатки водки из кружки. Выдохнул. Ухмыльнулся.
- А и не надо.

+8

4

1254 год, 23 июля, тракт между Блавикеном и Гелиболом
Рихард Эбенгард, которому не столь давно исполнился 21 год, вёл караван в сторону Каэдвена - не то чтобы для него это было внове, но вот факт, что в этот раз он вёл одну повозку, нагруженную огромной партией фисштеха, накладывало отпечаток на его настроение. Впрочем, радовало, что вокруг были только "свои" люди - охранников нанимал не он, а заказчик каравана.
Когда они свернули на очередной развилке, всё произошло очень быстро. Никто не предложил сдаться добром, либо отдать товар. Их начали убивать молча, сосредоточенно и жестоко.
Засвистели стрелы, половина отряда легла на месте, не успев даже достать оружие. Вторая половина успела закрыться щитами или спрятаться за телегой - и тогда вокруг них сомкнули кольцо. Нападавшие не отличались ничем - обычная одежда, непримечательное оружие. Правда, владели они им очень профессионально. И на лице каждого была личина-маска, без выражения, с одними прорезями для глаз.
После непродолжительной резни на землю упали последние бойцы. Эбенгард лежал на передке телеги, притворившись мертвым. Не вышло - главарь напавших снял с лица маску. Начал осматривать каждого. Дошла очередь и до молодого торговца.
- Глядите-ка парни. У нас тут актёр выискался, - громко крикнул он, привлекая внимание своих, - Жить чтоль хочешь?
Эбенгарда поставили на ноги. Вокруг было слишком много врагов, каждый из которых владел оружием на весьма серьёзном уровне. Пытаться бежать было бесполезно.
- Так хочешь, не? - почти добродушно спросил убийца.
- Да, хочу. - ответил Эбенгард, смотря прямо в глаза мужчине. Заметил шрам в углу рта, черные волосы, рассеченную правую бровь. Мерзкую ухмылку, - Но ты ж не дашь.
Убийца рассмеялся. Ему вторили некоторые из окружающих.
- О, смелый нашелся. А я вот хочу сейчас развлечься. - главарь молвил пару слов на старшей речи и к ним притащили едва живого предводителя охраны каравана. - Вот нож, возьми. Возьми, не ссы. Коль жить хочешь - придётся заплатить. Твой товар теперь наш, так что убей его - и расплатишься за свою жизнь. Или сдохнешь.
Рихарду выдали нож. Большой, острый. Он сжал его в руке.
Умирать не хотелось. Совсем. Броситься с ножом на вооруженных мечами убийц - безумие. Это знали все, и он тоже.
Шаг. Эбенгард сглотнул. Он никогда прежде не убивал.
Случалось, бил по морде. Кулаками, ногами.
Но никогда не убивал. Особенно того, кто тебя защищал всего пару минут назад.
Еще шаг.
В Сьёргиде было две стрелы. Он мог говорить, хотя и не говорил ничего. Он только смотрел. Пронзительно, страшно.
Руки молодого торговца предательски дрогнули. Он чуть не выронил нож. Вокруг его галдели, смеялись и оскорбляли убийцы. Но он этого не слышал. Только в пронзительной тишине его головы шумела кровь, застилая глаза и разум.
Шаг. В горле пересохло. Неужели можно просто взять... и убить? Сьёргид смотрел. Сучьи потроха, он просто смотрел! И это было страшнее всего. Эбенгард бы сказал ему отвернуться. Но не мог. Язык не поворачивался.
Еще шаг. Дёрнувшись всем телом, как будто в конвульсии, парень-торговец ударил наёмника ножом. Сильно, слишком сильно. Он даже не ожидал, что широкий нож так легко войдёт в человеческую плоть. Попытался вынуть нож, но не сумел - тот как будто застрял между ребрами Сьёргида.
Наёмник захрипел. Окружающие захохотали и заулюлюкали пуще прежнего. Главарь усмехнулся.
- Хороший удар. Живи с этим.
Умирающего наёмника отпустили. Он повалился вперёд, подминая под себя Рихарда.
- А пойдёшь за нами - умрешь. - бросил напоследок убийца.
Забрав телегу, они ушли.
Эбенгард выбрался из-под холодеющего тела. Он был весь в грязи и крови. Казалось, не только внутри, но и снаружи.
Он дрожал. Слезы текли по лицу. Перевернул тело наёмника. Вытащил нож из груди. Бросил на землю рядом. Всмотрелся в лицо.
Тот уже не дышал. Лицо, выпачканное в грязи, не выражало ничего - ни боли, ни укоризны. Мертвец был спокоен.
Один глаз его засорился дорожной грязью. Рихард подумал, что так нельзя. Не должно быть.
Попытался очистить глаз куском ткани. Потом - лицо. Плохо, когда у человека грязное лицо. Так и...
Его как ударило молнией. Он остановился. Отбросил тряпку в сторону. Содрогаясь, тихо заплакал возле трупа, так и стоя на коленях в грязи.
Разве мог он его убить? Того, с кем пил вчера пиво? Чьим шуткам улыбался?
Убил. Что за страшное слово. У-бил.
И больше нет человека. Товарища. Соратника. Погиб он.
Больше всех в эти мгновения молодой торговец ненавидел самого себя. Как будто это он был виноват во всём - что на телегу напали заранее нанятые бойцы, что его отряд не сумел защитить товар, и, что более важно, он убил человека. Своего.
Он поднялся из грязи. Поднял нож и заложил его за пазуху, предварительно вытерев.
Этот нож еще ему понадобится. Долги следовало отдавать.

+7

5

1254 год, 2 августа, Третогор
Полумрак, тусклый свет свечей, ветер бьёт ставни снаружи, тени мечутся под потолком.
Рихард Эбенгард стоял, слегка наклонив голову и рассматривая вещи, что лежали на столе. Кинжал, несколько монет, стопка игральных карт. За столом сидел Никлас Сермяжник - коронованный авторитет всея Редании. По крайней мере он так себя подавал - и мало кто решался ему противоречить. Кроме них двоих в комнате неприметного дома на окраине столицы присутствовали еще несколько личностей - общим числом в шесть человек. Никто из них не говорил ни слова, но каждый уж точно имел собственное мнение на сложившуюся обстановку.
- ...так вот, Рихард. О чём-бишь я, напомни?
- Я в дерьме. - спокойно молвил молодой торговец, не глядя авторитету в глаза.
- Да. Ты в дерьме. Хорошо, что ты это понимаешь. Люблю понятливых. Некоторые из нас думают, что тебя нужно наказать, - Никлас кивнул на одного из присутствующих, хмыкнув, - Я же думаю, что избавиться от тебя мы еще успеем. И так как родственников у тебя нет - увы, я старомоден в этих вопросах - запугивать тебя чужой смертью было бы идиотизмом. А я не идиот, нет. Ты ж так не думаешь, а, Рихард?
- Нет, - молвил Эбенгард.
- Славно, славно, - Никлас откинулся в кресле назад, закинув на стол ноги в сапогах, - Пожалуй, если ты не используешь данный тебе последний шанс, то я сильно огорчусь. Ты же не хочешь, чтобы я огорчился снова?
- Нет, - Эбенгард продолжал рассматривать кинжал на столе и подошвы сапог преступника.
- Хороший мальчик, - паскудно ухмыльнулся Никлас, - Должен тебе заранее сказать, что если ты снова облажаешься - я тебя разрежу на куски заживо. Потом тебе уже будет всё равно, что с тобой станет, да. Но я расскажу. Знаешь, как вернее всего спрятать труп? Лучший способ - это скормить труп свиньям. Свиней надо несколько дней не кормить, и после этого они сожрут расчлененный труп за милую душу. Но для того, чтобы мясо хорошо переварилось, надо сперва побрить трупу голову и вырвать все зубы. Конечно, этим можно заняться и потом, но кому охота выковыривать зубы жертвы из свинячьего говна? А кости они сожрут без проблем. Для того, чтобы за раз избавиться от одного трупа, надо как минимум 16 свиней. Тело весом в 200 фунтов свиньи сожрут примерно минут за 8. Это значит, что одна свинья сжирает 2 фунта сырого мяса в минуту. Именно отсюда происходит присловье «жадный, как свинья»... о чём бишь я, напомни.
Авторитет лениво махнул рукой, призывая торговца говорить.
- У меня последний шанс, - сказал Рихард.
- Да, точно, - покивал Никлас Сермяжник, - Мы тут посовещались и решили, что если кинули тебя - то кинули еще и меня. Ведь фисштех-то был мой. А так дела в моей стране не делаются. Под твоё описание подходит лишь один человек. Гертур Шеноу. Профессионал, берется только за крупные дела. Промашек не допускает. Я знаю, где он живёт и где залёг. А дальше - делай, как хочешь. Главное, чтобы...
- ...результат был. - закончил за бандита фразу Эбенгард. Сермяжник повторял её так часто, что можно было уже наизусть запомнить.
- Точно так, - осклабился авторитет.
- Будет, - Эбенгард перевел взгляд с кинжала на колоду карт, - Мне нужны люди. И деньги. Пять тысяч крон.
- Не по чину берешь, - презрительно бросил Никлас.
- Я отдам. С процентами. - Эбенгард впервые за несколько дней, проведенных в Третогоре, поднял на авторитета глаза.
И нечто такое было в его пустом взгляде, что коронованный преступник, хорошо разбиравшийся в людях, понял - этот отдаст. И проценты будут большими.

+6

6

1254 год, 15 августа, Новиград
Ночь. Тишина, разрываемая грохотом выламываемой двери. Дом был почти в самом центре Новиграда, казалось бы, на виду у всей возможной стражи.
Но на звуки не пришел никто. Вскоре к дому подошли трое - одетые в темные одежды, с надвинутыми на голову капюшонами. Вошли в дом.
Гертур Шеноу не ожидал, что кто-нибудь узнает его место обитания. Слишком много людей было убито и подкуплено для сохранения инкогнито. Слишком большие деньги крутились в его ведении, чтобы можно было вот так просто к нему вломиться и связать, предварительно загнав в подвал.
И тем не менее, это произошло.
Вскоре в подвал, в котором помимо привязанного к деревянной опоре Гертура, находились еще несколько угрюмых вооруженных людей, зашли трое новоприбывших.
Шеноу сплюнул кровь из разбитой губы на пол. Попытался вглядеться в фигуры, но было слишком темно, чтобы он мог увидеть хоть что-то.
- Это он, - указал один из наёмников на Гертура, - Он вас не узнает, можете быть спокойны. Мы можем сделать всё с...
- Не нужно, - Эбенгард откинул капюшон, внимательно посмотрел в глаза Шеноу, - Узнал меня?
- С-сука, - нервно дернул скулой Гертур, - Это ты! Ну теперь тебе точно не жить, дерьмо собачье. Только я выберусь...
Рихард быстро подошел к нему. Почти без замаха ударил кулаком в подбородок. Голова убийцы мотнулась.
- Хах.., - он снова сплюнул кровь, - Ах-ха... ха... мальчик... я твою мать ебал... ты труп. Понимаешь это? Мертвец!
Эбенгард улыбнулся. Совершенно неестественно. В его глазах застыло плохо скрываемое безумие.
- Гертур. Меня не интересуешь ты. Ответь лишь на один вопрос - где... мой... фисштех?!
Три последние слова сопровождались ударами молодого торговца. Он бил по ребрам, зло, сильно.
Убийца с выдохом еще раз усмехнулся. Было видно, что ему не впервой выносить побои.
- Да пошел ты. Трус. Тряпка, - он посмотрел в глаза Эбенгарду, - Развяжи меня. И я тебе покажу, кто здесь мужик.
- Даже так? - Эбенгард отошел от него, - Кто еще был в доме?
Вопрос был адресован одному из наёмников. Тот незамедлительно ответил.
- Женщина и пацан.
- Сын с женой, значит, - кивнул Рихард.
- Я убью тебя, мразь! - крикнул Гертур, - Убью!
- Привести. Обоих сюда. Что с бабой делать, не мне вас учить, - Рихард дернулся, развернувшись, - Ну!
Наёмники привели женщину и ребенка - мальчика лет десяти. Он плакал.
Когда на его матери порвали одежду, ударили по лицу тяжелой кольчужной перчаткой - он просто затрясся от рыданий.
А женщина, которую насиловали впятером, выла, как зверь. Потом выть перестала. Только стонала.
Гертур орал, рвался, но не мог ничего сделать. Ему оставалось лишь смотреть и слушать.
Эбенгард смотрел на это внимательно. Не моргая. Лицо его, казалось, застыло, превратилось в каменную маску.
Когда от обессилевшей, голой, грязной и поруганной женщины отошел последний, к ней подошел Эбенгард. Достал нож. Резким, злым движением перерезал ей горло. Кровь плеснула на пол, ребенок заорал, как безумный.
Гертур молчал и смотрел.
- Видишь, друг мой, - Эбенгард с окровавленным ножом медленно шел к нему, - Это тот самый нож, который ты мне дал. Да-да. Ты научил меня убивать. И знаешь что? Я тебе благодарен. Посмотри на мою благодарность! Посмотри на неё!! Вот она - на полу перед тобой!!!
- Я скажу. - тихо процедил Шеноу.
- Да мне поебать!!! - проорал Рихард. Руки его тряслись, - Ты сказал, помнишь?! Сказал - хочу развлечься!! Ты, тварь...
Ребенок зарыдал пуще прежнего. Эбенгард осёкся на полуслове. Подошел к мальчику, которому не давал дернуться один из наёмников.
- Тихо, тихо, - ласково проговорил торговец, как будто это не он только что кричал и размахивал ножом, - Испугался, а? Не бойся. Всё будет хорошо. Всё будет хорошо.
Эбенгард буквально вырвал ребенка из рук наёмника. Всадил ему нож в горло, чуть правее кадыка.
Всхлипы и плач прервались бульканьем.
Рихард, облитый кровью, сделал еще несколько движений ножом. Резким рывком сломал детские шейные позвонки. Поднялся. В руке за волосы держал голову сына Гертура, не обращая на звериные крики убийцы.
- Ты что-то хочешь мне сказать, падаль? - почти вежливо проговорил Эбенгард, небрежно бросив детскую голову к ногам связанного Шеноу, - Ну, говори. Я - хех - тебя слушаю.
Ухмылка на лице Эбенгарда не имела ничего общего с человеческим видом. Наёмники, кто еще оставался в подвале, были бледны, как полотно. Кто-то вышел наверх, не желая видеть всё, что там происходило. Гертур дрожал - то ли от ярости, то ли от ужаса и отчаяния.
- Я жить хочу, - промямлил он, - Скажу всё. Скажу. Не убивай. Я уеду, исчезну. Только не убивай.
Лицо Рихарда приняло участливое выражение. Он слышал, что люди, привыкшие быть по жизни хищниками, крайне отвратительны в роли жертв. И теперь он это видел воочию.
- Ты меня пощадил. Не убил. Я это помню, - кивнул купец, - Справедливо будет, если и я дам тебе жить. Итак, я слушаю.
- Тигмар Эльдебор. Фисштех у него. Он его не продал. Не продаст до конца осени. Боится, что выследят. Много товара. Он в предместьях Новиграда. Найдешь его легко. Это правда. Я не лгу.
- Не лжёшь?
- П-правду говорю.
- Знаете, а я вот ему верю, - фальшиво улыбнулся торговец, - Разве может врать человек, у которого на глазах только что изнасиловали и убили жену. Отрезали голову сыну. Не может, правда?
- Н-нет. - заикнулся Гертур.
- Славно. Помнишь, я тебе сказал, что дам тебе жить?
Гертур лихорадочно закивал.
- Я солгал.
Рихард всадил ему нож в пах. Провернул. Диким криком наполнился подвал, дом и, казалось, целый новиградский квартал. Но не пришел никто. Так вышло, что этот участок сегодня не патрулировал никто вообще. Приказ капитана стражи, которому не так давно сделали весьма щедрое предложение. 
А потом крик прервался. Эбенгард продолжал наносить удары ножом. В грудь, в живот. До тех пор, пока голова Гертура не свесилась на грудь.
Последний удар пришелся в солнечное сплетение. Рихард не вытащил нож. Оставил его в теле.
Тяжело дышал. Затем тихо засмеялся. Прекратил. Вздохнул. Отошел от тела.
- Вайнич, обыщите дом. Всё ценное, что найдете, соберите в кучу и спрячьте где-нибудь подальше отсюда, - Эбенгард обернулся, улыбнулся, стер кровь с лица, - А потом мы навестим Тигмара.
Наёмник кивнул. Все вышли из подвала. Никто из них не хотел сейчас что-то говорить молодому торговцу. И каждый из них знал цену его улыбки.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2016-01-10 19:59:54)

+6

7

1260 год, 20 февраля, столица Лирии, игорный дом мадам Ле Мюсси
Вечерело. Рихард Эбенгард отдыхал на перегоне - он давно уже был в дороге и любые простые удобства цивилизации, ежели путешествуешь эдак больше недели, становятся божественной благодатью, начиная от горячей пищи на керамической тарелке, которую тебе приносит приятного вида девушка, заканчивая, черт подери, нормальным сортиром, а не вырытой давеча твоими наёмниками ямой для справления нужды в "позе орла".
Теперь же, остановившись в столице Лирии на целые сутки, купец не мог себе отказать в удовольствии посетить один из лучших игорных домов в Северных королевствах.
Чего тут только не было - и карточные развлечения, и все возможные виды игр с костями, и высокопрофессиональные шахматные поединки, и даже какие-то экзотические краснолюдские, эльфские и зерриканские настольные игры, в которые, как можно было видеть, играли в основном представители исключительно одной расы, хотя в этих местах случались и настолько хитромудрые профессионалы из людей, которые умудрялись обставить даже прижимистых краснолюдов в их родной игре.
Рихард прошел в заведение, сняв плащ и подав его слуге. Рядом с торговцем находился телохранитель - Зигефар Молотильщик, совершенно впечатляющего роста зерриканец, с шириной плеч которого мог поспорить мало какой человек или краснолюд, а, тем паче, эльф. Он был не слишком умен, зато исполнителен и весьма силён - из-за чего купец и таскал Зигефара с собой, выплачивая особое жалование за охранение собственного тела.
- Что это? - Эбенгард кивнул на гигантских размеров протазан в руках бойца, когда они заходили в общий игровой зал.
- Протазан, - пробасил воин. Он говорил на всеобщем практически без акцента, как будто всю жизнь прожил в Северных королевствах.
- Вижу. Я что, сказал тебе взять с собой протазан? - поднял одну бровь торговец.
- Вы сказали взять кинжал и что-нибудь потяжелее.
- Я имел ввиду меч. - Рихард тяжело вздохнул и приложил руку к лицу, как если бы не желал на всё это смотреть, - Это у вас в Зеррикании, если "потяжелее" - то сразу требюшет с собой берут?
Телохранитель насупился, но ничего не ответил. Он считал, что поступил правильно.
Пройдя внутрь, купец быстро осмотрелся. Намётанным взглядом высмотрел игроков, что перекидывались картами. Подошел к столу, окруженному людьми - молодая девушка приятной внешности, перетасовывавшая колоду, пригласила его присесть - место было, а новый круг еще не начался. Эбенгард сел. Зигефар занял место за спиной своего нанимателя.
С невероятной ловкостью девушка раздала по две карты каждому за столом.
Торговец с легкой улыбкой огляделся. Кроме него в игре были два человека, явно принадлежавших к небедному населению Лирии, краснолюд-купец и пожилая дама с жемчужным колье на шее.
- Делайте ваши ставки, милсдари и милсдарыни, - бодро отрапортовала девушка.
На стол упали деньги. И игра пошла.
Ставки росли, люди приходили и уходили из-за стола, зрители сменялись, возвращались и переходили от стола к столу. Музыканты играли что-то веселое и ненавязчивое.
Через пару часов за столом остались лишь Эбенгард и один из местных богачей.
Девушка положила на стол четвертую карту.
Рихард спокойно посмотрел на свои карты в руке. Это была провальная комбинация. Он был явно в проигрыше. А, судя по хлебальнику противника, у того на руках были как минимум две пары. А то и старше.
- Поднимаю, - с довольным видом сказал богач.
- Уравниваю, - не задумываясь ответил Эбенгард.
Он не хотел, чтобы тот думал, будто у него карты хуже. Хер ему. Пусть вглядывается в лицо, ищет признаки страха или недовольства. Купец внешне был спокоен, как надгробие. Держал карты ближе к себе, будто охраняя - первый признак человека, которому нравилась его "рука", вид чего должен был убедить противника в его, Эбенгарда, превосходстве.
На стол легла пятая карта.
У Рихарда как будто что-то оборвалось в груди.
Комбинаций не было. А деньги на столе - были. И немалые. Его кровные.
Впору было орать, ругаться. Бить кулаком по столу. Швырнуть эти траханые две карты в морду девке, что, сука ж такая, не могла выдать нормальный расклад.
Гребаная колода. Гребаная игра.
Внутри торговца происходили страшные вещи. Снаружи он оставался непоколебим. Как будто ничего не случилось.
Ну, двум смертям не бывать, а одной не миновать. Жри, падла.
- Ставлю всё, - невозмутимо молвил Рихард, пододвигая в центр оставшиеся свои золотые монеты.
Казалось, зал замер. Даже музыканты как будто стали тише играть.
Мгновение, другое, третье.
Как будто вечность летела.
У Рихарда Эбенгарда сильно стучало сердце. Он не дышал и сохранял внешнее спокойствие. Только внешнее. Ему было досадно, что звук дико мечущегося в грудной клетке сердца его выдаст с потрохами.
Богач, что сидел напротив, чуть прищурился. Самую малость. Едва заметно.
Поверил? - сердце Рихарда как будто застряло у него же в горле и перестало биться.
- Пас. - сказал противник.
Крупье обьявила победителя. Рихард выдохнул. Осторожно, но, в то же время, очень шумно.
Ухмыльнулся широко и ехидно. Бросил свои карты на стол лицом вверх, показывая, что у него не было даже пары.
Глаза богача, казалось, сейчас вылезут из орбит.
- Ссссука-а-а-а! - то ли протянул, то ли провыл он.
- Попрошу соблюдать порядок, - предупредила его девушка.
Местный денежный мешок, грязно матерясь, встал из-за стола. Бросил карты на стол и ушел. У него был сет.
Зрители принялись живо обсуждать победу торговца. Самому Рихарду, что уже сгрёб со стола свои заработанные деньги, поднесли кубок с вином. Он пригубил его. Девушка с подносом ушла дальше.
- Какая жопа! - глядя вслед разносчице, с восхищением проговорил Зигефар.
- Веди себя прилично, - ухмыльнулся Рихард, прикладываясь к кубку.
- Да ладно-ладно, - чуть виновато ответил зерриканец и вновь обратил взгляд на удаляющуюся разносчицу, - Но жопа-то какая!
Эбенгард ничего не ответил. Он, в сущности, был согласен со своим телохранителем.
А рассвет был еще не скоро - и игра продолжалась.

Отредактировано Рихард Эбенгард (2016-01-15 21:49:01)

+7

8

1263 год, 20 мая, Меттина, город Нойнройт

В жизни каждого человека случаются хорошие дни. Бывают, правда, значительно реже, и отличные дни. Случаются дни и так и сяк, ни богу свечка, ни черту кочерга. А бывают дни плохие.
Этот день выдался у Рихарда Эбенгарда из рода Эбенгардов откровенно одним из худших в жизни.
У каждого честного и ответственного купца бывало - едешь себе с особо крупным грузом фисштеха, никого не трогаешь, весело болтаешь со своими друзьями-наёмниками по пути, иногда проверяешь арбалет на отсутствие дефектов. Плёвое дело, приключение на двадцать дней, что может случиться плохого?
Так думал и сам Рихард до тех самых пор, пока на его обоз не наткнулся патрульный разъезд нильфгаардцев. И в ином случае десять бравых молодцев, да с оружием, как-то с горем пополам смогли бы отбиться от простого разъезда - да не тут-то было. В этот раз удача Эбенгарда бессовестно трахалась с каким-то другим купцом - так что конные тяжеловооруженные солдаты попросту перемололи к чертовой матери всех умелых наёмников.
Само собой, торговец проявил смекалку - он успел спрятаться под повозку и не был застрелен в пылу боя, а затем, в самое удобное время, вышел с поднятыми руками.
Издержки случаются в жизни каждого матёрого негоцианта, включая потерю всего груза и дорогой охраны, но производить оплату издержек ценой собственной жизни Эбенгард был не готов.
Надо отдать должное его изменяющей удаче - в этот раз она соизволила возвернуться и дать легонько шлепнуть себя по упругой заднице: купца-контрабандиста не вздернули на ближайшем суку как собаку, а связали и доставили вместе с фисштехом в ближайший крупный город - им оказался Нойнройт. Уже там товар официально, по всем законам, конфисковали, а у Рихарда изъяли всё имущество, что было при себе, и бросили в тюрьму, не забыв сопроводить добрым тумаком и обещанием повесить на следующий день, на радость местным жителям.
В других обстоятельствах и будь на месте Эбенгарда какой другой незадачливый контрабандист - его история бы на этом и закончилась. Но купец не был бы самим собой, если бы додумался опустить руки даже в такой, казалось бы, безвыходной ситуации - и он не стал выдумывать план о стакане воды перед повешением.
Лучшим выходом виделся подкуп - но во-первых у самого цинтрийца нынче не было ни орена в кармане, а обещаниями сыт не будешь, а во-вторых в их каменный мешок не заходили стражники, возможности поговорить с ними не было, а пытаться подкупить нильфгаардского судью, который наверняка по утрам и вечерам неистово мастурбирует на Великое Солнце, да еще прямо во время процесса повешения - удовольствие на любителя.
Конечно, было одно "но": если есть связи в преступных кругах юга и севера - обязательно найдутся и общие знакомые, особенно в крупном транспортном пункте. Особенно за решеткой. В ходе задушевной беседы с каким-то местным вором, что следил за порядком в их каменном мешке, Рихард выяснил, что известный ему авторитет Кольда Осьмипалый из Меттины никуда не делся, я всё еще проживает где-то под Нойнройтом - и за письмецом в его адрес дело не станет, особенно под обещание оплаты.
Сказано - сделано. Записка, накарябанная углём на куске одежды, отправилась адресату - а ответ Эбенгард получил уже вечером, попивая мерзковатый горький травяной отвар с сидельцами.
Осьмипалый был человеком грамотным, что в этих кругах большая редкость. Еще удивительнее было то, что он умел писать по-нильфгаардски своими тремя пальцами правой руки.
В ответной записке значилось, что раз уж такой уважаемый человек, как сам Рихард Эбенгард попал в сию сложную ситуацию - грех ему отказать. Кольда также уверял, что с большой радостью сам возьмёт на себя все хлопоты подкупа нужных должностных лиц, а взамен, как и ожидал сам купец, лишь просит об одном единственном разговоре, уже после благополучного освобождения Эбенгарда, целью которого будет выяснение, во сколько ценит собственную жизнь широко известный в узких кругах негоциант.
Справедливо предполагая, что лучше быть живым человеком с крупными долгами, чем мертвым, но совсем без долгов, Рихард отправился спать на жесткие деревянные доски, заменявшие спальное место.
Именно сейчас он думал о том, что день выдался откровенно херовым. Также, глядя на грязный потолок, Эбенгард думал о том, что уж слишком мощным был разъезд нильфовского патруля. Как будто специально его ждали и точно знали, сколько с ним будет людей и как они будут вооружены. И если так подумать - сам факт, что его не повесили прямо на месте, переставал быть чудесным, а становился банально-прагматичным. Возможно, всё это было кем-то подстроено. А может просто он сам стал слишком подозрительным.
За такими мыслями прошла ночь - заснуть категорически не удавалось.
С первыми лучами солнца загремели ключи в скважине - и его увели готовить к повешению. Палач в своей каморке еще раз внимательно осмотрел Эбенгарда, явно соблюдая протокол перед приведшим купца конвоем. Когда же конвойные ушли - без лишних слов надел на цинтрийца какую-то самодельную упряжь из ремешков и железных звеньев, охватывавших пояс, ребра, спину и подмышки. Судя по всему - палач был опытен и Эбенгард оказался не первым и далеко не последним из тех, кого аккуратно "выводили" из-под косы смерти за вознаграждение.
Молчащий как рыба об лёд палач наконец соизволил прокомментировать весь процесс, пока застегивал ремешки:
- Как повешу - так и показывай, что повесили тебя. Бишь, дрыгайся, брыкайся, но не шибко. Чтоб натурально было. Обязательно надо обоссаться или обосраться. Лучше и то и другое. Понял?
- Понял, - коротко ответил Эбенгард, - А потом что?
- Видно будет, - буркнул палач, надевая на купца тюремную рубаху и скрывая под ней детали "упряжи".
Когда Рихарда вывели на эшафот с одной-единственной виселицей и колодой, на городской площади уже был аншлаг - зеваки собрались поглядеть на судопроизводство, взяли с собой детей и родных. Лоточники сновали промеж людей и продавали яблоки с медом, под которые было точно интереснее смотреть на казнь.
Эбенгард тяжко вздохнул, взглядом отыскивая судебный трибунал. Почему-то в этот момент ему уже не казалась такой хорошей идея с транспортировкой фисштеха из Меттины в Туссент. Наверно потому, что стоять на эшафоте приходилось в первый раз.
Судья начал зачитывать длинный приговор, из которого можно было узнать о многочисленных преступлениях Эбенгарда перед нильфгаардскими законами. Палач накинул купцу на шею петлю и, затягивая её, незаметно пристегнул скрытый железный крючок к сбруе под одеждой "висельника".
- ...именем императора Эмгыра вар Эмрейса Деитвен Аддан ын Карн аэп Морвудд, я приговариваю этого контрабандиста к...
- Пресвятая Мелителе, да заткните уже кто-нибудь этого черного пса и перейдите наконец к тому, ради чего мы все тут собрались! - набравшись наглости, зычно выкрикнул Эбенгард, своим голосом бывалого зазывалы легко перекрывая речь судьи.
Народ на площади затих, кто-то начал перешептываться. Внимание толпы теперь переключалось попеременно с трибунала на висельника - зрелище было не из частых. Судья побагровел - даже издалека цинтрийцу был виден явный контраст его напыщенной красной морды и черной мантии. Палач незамедлительно наградил не в меру ретивого купца очень убедительным ударом кулака по ребрам. Пока же весь мир Рихарда сжался до одной пульсирующей точки в районе печени и он мог насладиться собственным тяжким восстановлением хриплого дыхания, судья дочитал приговор и палач накинул на голову "висельнику" непроницаемый мешок.
Дальше всё произошло быстрее, чем ожидал сам Эбенгард - щелкнул поворотный механизм, под ногами у него разъехались доски и он уже висел, дрыгаясь, посреди площади Нойнройта под одобрительные крики толпы. Дрыгаться приходилось натуралистично - от сломанной шеи "упряжь" его действительно спасла, а вот от жесткого удара по ребрам, подмышкам и лопаткам - нет, так что хрипеть пришлось вполне себе не театрально.
Ссать в штаны купец решительно не захотел - с одной стороны в нём оставалась какая-то гордость, с другой - неизвестно, что ждало его дальше и куда пришлось бы идти. Или не идти. Чертов палач не сказал ничего о дальнейшем плане освобождения - вполне могло бы статься, что фальшивого висельника раскусили бы и решили повесить повторно. Или еще чего похуже.
Вскоре его сняли - плаха была одна, а очередь на повешение в этот день более чем достаточная, так что палачу радовать жителей Нойнройта приходилось без перерыва. Эбенгарда швырнули в телегу рядом с плахой. Затем рядом кинули еще одного висельника. Вполне натурального. Через некоторое время - еще одного. Этот был без головы - брошенный прямо сверху на Рихарда, он додумался начать истекать кровью через срез шеи.
Купцу пришлось молча, не шевелясь и не дыша, терпеть запах и вкус теплой крови, которой медленно заливался его мешок на голове. Трупы рядом прибавлялись - и периодически кто-нибудь из них конвульсивно дёргался.
Единственное о чём теперь думал Эбенгард - что дальше и когда, черт возьми, всё это кончится. Лежать с мертвецами ему не нравилось, но если от этого зависела собственная жизнь - что поделать.
А пролежать пришлось до самого вечера - тогда народ с площади разошелся, а повозку с трупами повезли за город, чтобы сжечь тела.
Эбенгард не шевелился до тех самых пор, пока в повозку, остановившуюся на обочине, не заглянул возница. Голос принадлежал точно не палачу:
- Вылезай давай. Скорее.
Едва шевеля онемевшими конечностями, купец с трудом выполз из-под окоченевших тел. Чья-то рука наконец-то сняла с него мешок.
И то, что он увидел, заставило купца, заляпанного чужой кровью, в грязной тюремной рубахе, с отбитым рёбрами и позвоночником, молча уставиться перед собой.
А на него так же молча смотрели несколько людей в черных одеждах. Меньше всего на свете они были похожи на бандитов Осьмипалого.
Наконец молчание прервал один из окружавших. Говорил он на чистом нильфгаардском, без местного акцента.
- Вы верите в Предназначение, мастер Эбенгард?
Мастер Эбенгард в предназначение не верил. Но верил в нильфгаардскую разведку, чей герб красовался на фибуле говорившего с ним мужчины. На этот раз купец сумел безошибочно определить, что перебивать человека, который так наслаждается звучанием своего хорошо поставленного голоса, совсем не стоит.
- С этого дня рекомендую поверить. Представлюсь - я Эстебан вар Мердыгвац. Да, отвечая на ваш невысказанный вопрос - милсдарь Кольда Осьмипалый мёртв.
Рихард тяжело вздохнул. Отрешенно пожал плечами.
Он устал. 
- Милсдарь Эстебан вар Мердыгвац. Дайте мне закурить и я готов побеседовать с вами как деловой человек.
Эстебан улыбнулся. Его устраивал такой ответ.

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=21c8e4d670f96d53f1946d172832eeb6-srl&n=13

Отредактировано Рихард Эбенгард (2018-08-13 18:31:17)

+5


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Путевой журнал » Приходно-расходная книга