Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Absolvo te

Сообщений 1 страница 30 из 160

1

Время: 1265 год, 30 июля
Место: Новиград
Описание: Иерарх болен. Эта новость, как удар набата, облетела всю округу, достигая ушей путников, шептунов и сплетников.
Злые языки утверждают, что Кирус Энгелькинд Хеммельфарт, законный правитель и наместник Небес в Новиграде, находится при смерти. Другие же говорят, что святой отец давным-давно покинул этот мир, а ушлые епископы Вечного Огня скрывают правду, не в силах выбрать нового главу. Как дело обстоит на самом деле - не знает никто.
А в предместьях славного города пропадают люди. Все, как на подбор, молоденькие девушки. Значит, найдется работа для ведьмака?

0

2

Тридцатый день июля-месяца, год 1265. Предместья Новиграда, дом местного торговца.

Новиград. Жемчужина Северных королевств, или даже, по мнению некоторых, "пуп мира". Тридцать тысяч жителей, не считая гостей, множество ремесленников и производств, развлечения на любой вкус, процветающая торговля... И так далее, и тому подобное. Все дороги ведут сюда. Одна из них привела и Бертрама Хога, утром поза-позапрошлого дня. Наемник пришел сюда, как это обычно и бывает, с караваном торговцев, который подрядился охранять, и за это получил неплохие деньги. Достаточно неплохие, чтобы позволить себе денек отдохнуть, побродить по этому замечательному городу, да выпить немного. Собственно, в процессе такого вот "культурного отдыха", Бертрам узнал две вещи. Во-первых, Его Святейшество иерарх Хеммельфарт, в чьих руках была духовная и светская власть в сем вольном граде, похоже собрался двинуть коня. Ну, это если верить слухам. Во-вторых, в предместьях Новиграда пропадают молодые девушки. И если первое наемнику было, в принципе, безразлично, то второе сулило работу, скучную и спокойную, но, предположительно, неплохо оплачиваемую, да и несложную. Ведь что стремиться сделать человек, когда случается некая напасть? Правильно, первым делом - обезопасить от этой напасти себя. В данном случае - нанять родной кровинушке, либо невесте, хорошую охрану. Кроме того, люди грешили на какое-нибудь чудовище - дескать, страховидло какое-то девок-то ворует - а значит, и на награду не поскупятся. И правда, не поскупились...

Нанимателя Бертрам нашел практически сразу же. То был торговец, широкой души и не менее широкого тела человек. Обладатель простых манер и непростого ума, он производил обманчивое первое впечатление. Вдовец, чьей последней отрадой в жизни осталась дочь, которую он хотел защитить любой ценой. Собственно, в его доме Бертрам сейчас и нес службу, сидя на любезно предоставленном табурете у дверей покоев купцовой дочки. Покуда она в этих самых покоях - его место было тут, ежели же ей заблагорассудится покои покинуть - Бертрам должен был следовать за ней везде и всюду, и проследить, чтоб дотемна девушка всенепременно была дома. "Будет упрямиться - поднимай и неси." - проинструктировал наемника торговец при найме. Он, конечно, дочь любил, и порою баловал, но когда дело касалось ее безопасности - проявлял удивительную строгость и серьезность. Помимо Бертрама был нанят еще один боец - добрый, но туповатый мужик со Скеллиге по имени Олаф. Кажется, искусный воин. Работали они с Хогом посменно, так как спать всем когда-то надо, а оставлять дочь без охраны торговец не желал ни на минуту. Так что Бертрам работал через сутки, и имел немного свободного времени, которое проводил отсыпаясь и прогуливаясь по Новиграду и предместьям.

Итак, нынче как раз была его смена, и до конца ее оставалось еще пара часов. Пока купеческая дочка была у себя, Бертрам размышлял обо всем этом деле с исчезновениями. Признаться, он как-то не верил, что "виновник торжества" - действительно какое-то чудище. "Я, конечно, в чудищах не разбираюсь, но чего-то еще ни разу не слыхал, чтобы страховидлы отличались такой избирательностью в плане выбора целей." - думал наемник. Он бы скорее поставил на то, что тут замешана не когтистая монструозная лапа, а вполне себе стандартная пятипалая рука, возможно даже с аккуратно подстриженными ногтями. Человечья, или, может, какой другой разумной расы представителю принадлежащая - сие не столь важно. Кто это мог быть? Много вариантов. Возможно, некий маньяк. Или работорговцы. "Про торговцев "живым товаром", конечно, уже Лебеда знает сколько ничего не слышно, но... Всякое может быть. Даже в Новиграде. ОСОБЕННО в Новиграде." Хоть вольный город и считался культурной столицей, был весьма красив и благополучен, Хог не питал иллюзий по поводу "теневой жизни" Новиграда. То, что в городе процветала организованная преступность было так же очевидно, как то, что пальцев на правой руке Берта ровно пять, и не единым больше или меньше (по крайней мере, пока). В общем, вариант с работорговлей хоть и был маловероятным, но все-таки возможным. Кроме того, возможно, действовал какой-то осколок культа Корам Агх Тэра, более известного как культ Лвиноголового Паука. "Вроде бы, эти паскудники практиковали кровавые жертвоприношения. Если это и правда они - не завидую я бедным девкам..." А может, и какая иная секта завелась. В общем, вариантов, помимо чудовища было много, а точно Бертрам знал только одну вещь - на его подопечную пока еще, хвала Мелитэле, никто не нападал. "Возможно, и не нападет. По темноте она не ходит, да и связываться с вооруженной охраной, возможно, у нападающего будет кишка тонка. Да и люди, вон, уже на гонорар ведьмаку скидываются. А коль так - в одном можно быть уверенным: недолго еще наш таинственный злодей будет местным в кашу срать, будь он человек или чудовище." - подвел итог Берт и встал с табурета, дабы немного размять ноги, прохаживаясь перед дверью из стороны в сторону. Время шло, и вместе с ним к концу подходила смена Хога. Подходила медленно, но неумолимо. Но медленно. Бертрам зевнул. Начинало потихоньку клонить в сон, причем более от скуки, нежели от усталости. До конца смены оставалось полтора часа.

+4

3

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Тридцатое июля 1265 года. Улицы Новиграда, позднее таверна.
Что обычный ведьмак забыл в Новиграде в самой середине этого лета? Нет, не пополниться провизией, а взять очередной заказ. Дурные слухи дошли практически до Вызимы, что иерарх болен, а в округе пропадают молоденькие девушки. Причем, в больших количествах. Самое то для ведьмака.
Койон неспешно ехал по одной из улиц крупнейшего города во всех северных королевствах, разглядывая жителей, дома, столбы  с надписями и объявлениями "требуется ведьмак". Люд, как всегда, плевался и зыркал на чужака с ужасными шрамами на лице. Они всегда боятся неизвестного и того, что отличается от них самих. Такова людская природа. Лошадь мерно отстукивала ритм по брусчатке своими подковами. Глаза мужчины изредка закрывались от длительной езды. Хотелось спать. Но больше есть. Он определенно съест тарелку луковой похлебки, закусив тарелкой картошки с тушеным мясом... если хватит остатка денег.
Город только и делал, что противно жужжал о смерти иерарха Кируса Энгелькинда Хеммельфарта, да спорил, правда ли то, что епископы скрывают истинную смерть и не могут выбрать нового правителя. Кот качает головой, словно в очередной раз расстраиваясь в людях. Таверна оказалась не за горами, и кошкоглазый, отдав лошадь конюху да накинув сверху пару монет, с чистой совестью вошел внутрь и уселся за деревянный столик в глубине зала, подозвав к себе разносчицу.
- Мне пожалуйста тарелку луковой похлебки и картошки с мясом, - на что девушка, миловидно улыбаясь, огласила цену, от которой у ведьмака внутри что-то ёкнуло и похолодело, однако лицо осталось таким же безэмоциональным. Вытрусив остатки из потайных карманов, Койон принялся есть горячую еду и размышлять, с каких пор в Новиграде такие цены, а вместе с этим, кто же может похищать девушек...

+4

4

Тридцатое июля 1265 года. Новиград, таверна, комната Инги.
За окном был уже вечер, понемногу солнце заходило за городской пейзаж, с каждой минутой все меньше и меньше освещая небольшой столик у окна в скромной комнатушке для ночлега на втором этаже одной из Новиградских таверн. На столешнице красовались какие-то склянки с растворами и мазями, а также открытая бутылка неплохого вина, содержимое которой занимало лишь половину отведенного объема. Это была комната Инги, врачевательницы с нильфгаардскими корнями и южной внешностью, сама девушка сидела рядом на скрипучем деревянном стуле и была погружена в чтение, лишь изредка отвлекаясь на глоток ароматного напитка, прямо из горла, разом плюя в душу единовременно всем искренним ценителям утонченных вкусов, благо никто из них этого видеть просто не мог, дверь была плотно закрыта, а в окна люди подобного покроя не лазают и не заглядывают, приличие не позволяет.
Как девушка дошла до такой жизни? Начало этой истории положено было еще утром этого дня, на рассвете, вместе с которым черноволосая девица и въехала в город. Улочки встретили ее безразличной возней и бурлящей спозаранку жизнью, что впрочем не было удивительно, здесь даже ночью наверняка кого-нибудь да взглядом зацепишь. Но так уж вышло, что выехать пришлось после полуночи и провести в дороге несколько часов, спасало только, что сему действию предшествовал хоть и непродолжительный, но крепкий сон, а еще хорошая еда, тепло и уют домашнего очага, так что расположение духа было очень даже, ровно до того момента как ее не окликнули со стороны. По имени, в несколько пренебрежительной уменьшительно-ласкательной дружеской его вариации, голос был мерзким, личность же владельца еще хлеще...
В деле Инги часто случаются ситуации эдакого одностороннего знакомства, ведь не запомнишь всех, кого видел всего несколько часов, обобрала за услуги и может быть даже умудрилась вытащить с того света, а вот они запоминают и хранят благодарность чуть ли не по гроб жизни. А благодарность, в свою очередь, бывает разной. Когда-то нильфгаардке довелось поставить на ноги группу молодых заносчивых пареньков на тракте, они были амбициозны и отправлялись покорять большой город, теперь они встретили старую знакомую как не менее амбициозные начинающие преступники. Такие часто складывают головы в беспощадных уличных драках, грабежах и стычках со стражей, естественно им был необходим сговорчивый специалист.
И ладно бы водились у них деньги, но нет, наличность их, если верить их красивой отговорке, "была вся в обороте", так что отплатить они решили обменом. К тому моменту Инга выдохлась и устала настолько, что хотела просто от них отвязаться, так что согласилась бы и на чисто символическую половинку свиньи по крестьянской традиции, хоть бы не видеть более этих придурков в своей жизни, а они расщедрились на вино, склянки, книгу и услугу из своего общака, все наверняка было банально своровано и не нашло своего покупателя на рынке сбыта, только много ли смысла в изначальном происхождении столь малоценного товара? А что касательно идеи, тут все было уже гораздо интереснее.
Иерарх был болен, об этом судачили на каждом углу, всем это было интересно, никто не знал правды и уж тем более не мог ничего изменить, ведь даже не смотря на близость оплота науки, Оксенфурта, людей смыслящих в медицинском деле Новиград много не знал, сие место было скорее оплотом веры, нежели здравого смысла. Местные сию особенность знали, от чего и предложили девушке написать письмо в обитель на Храмовом острове, а еще предложили его доставить, причем ратовали за гарантию попадания его в нужные руки. Попытка пыткой не являлась, по крайней мере не казалась таковой, так что текст письма был следующий:

"Доброго времени суток, достопочтенные господа епископы, к сожалению, я не знаю ваших имен, но надеюсь вы простите мне данный промах, ибо пишу к вам с предложением. Я предлагаю вам, и многоуважаемому Иерарху в частности, свои познания и навыки во врачебном деле, за определенную плату конечно. Слухи текут быстро, и, как видно, недуг отца церкви не отступает сам собой и под стараниями ваших умельцев, а значит, сам собой он может лишь усугубляться, я врач, я знаю природу болезни. А еще у меня есть опыт, и он подсказывает мне, что, вероятно, не имея альтернативы, вы оказались в тупике. Впрочем, решать вам, лишь скажу, что человек я сговорчивый и имеющий понятие о профессиональной чести, пусть вас не смущает отсутствие за моими плечами оксенфуртских грамот. Найти меня можно...
Жду вашего ответа, с уважением, Инга."

Выгорит ли данная затея пригреться близ власть имущих, были сомнения. Вполне вероятно, что сей жест высоклпоставленные церковники просто-напросто не воспримут всерьез, но девушка предпочла не забивать себе данным метаниями голову, ей давно не выдавалось минуты просто почитать. По крайней мере в кармане было немного денег на ближайшее время прибывание в этом чертовски дорогом городе. А потом... Потом придется что-либо придумывать, как обычно.

Отредактировано Инга ван Мейст (2015-07-04 21:53:47)

+4

5

Мастерский

Примечание:
- Койон и Инга в разных корчмах.
- Старт свободный. По всем возникшим вопросам обращаться в соответствующую тему.

Тридцатое июля, Новиград. "Зимородок".
Вечер. Смеркается.

Нет Света ярче, чем в нас самих.
Эту неписанную истину познает каждый из прислужников Вечного Огня. Обычные слова, пусть и сказанные с благоговейным восторгом, редко производят впечатление с первого раза. Нет. К истине нужно прийти самостоятельно. Лишь закаленная потом, кровью и годами она обретает свое истинное значение, а познавший её - истинную цель.
Слова пророка Лебеды преподобный Доминик Кальтер услышал впервые в возрасте восемнадцати лет. Он был юнцом, и как любой другой юнец не внял умным речам ментора. Да и может ли внять разум глупца, заглушив порывы молодого тела? Нет.
Прошли годы, а с годами пришла мудрость, набитая о колдобины жизненного пути. Именно по этим шишкам да ушибам мальчик, ставший уже давным-давно мужчиной, понял, что Свет в душе его - Вечный, а путь - лишь только начинается.
Этим вечером путь лежал в один из трактиров вольного города Новиграда. Ужасная весть, взбудоражившая всю округу, казалось, жила собственной жизнью, обращаясь в ересь.
Начиная двумя днями ранее ересь обрела новую форму, и в городе появились лжепророки и лжелекари. Первые предрекали городу долгие годы, полных тягости, смертей и горя. Вторые обещали город от этого избавить.
Странно, но многие из них пропали, стоило властям повесить одного из смутьянов - не за проповеди, за попытку изнасилования одной из многочисленных официанток "Золотого осётра".
К сожалению, подобная акция не возымела успеха окончательного, и вот сейчас верный слуга церкви спешил навстречу с одним из подобных лекарей.
"Зимородок" вынырнул из-за угла подобно щуке, почуявшей дичь. Доминик, на мгновение задержавшись у входа, посмотрел на горящие окна второго этажа, поправил тяжелый плащ с символом вечного пламени, и переступил порог.
Как и всегда, запах таверны, её шум и десятки чужих умов накрыли Доминика с головой. Вон там сегодня пьют купцы из Бругге, отмечая прибыльное дело. Вон за тем столом празднует рождение третьего сына местный зажиточный кузнец, похваляясь перед друзьями тем, что у него и четвертый будет мальчиком. В темном углу притаился одинокий человек, поглядывавший на всех с немым укором и медленно пережевывавший черствую краюху - Доминик вздрогнул, встречаясь с пустым взглядом странствующего жреца.
Вздохнув, Кальтер осведомился у хозяина о сданных за последнее время комнатах и их постояльцев. Услыхав нужный ответ, Доминик сухо кивнул и оставил на столе два десятка монет - каждый труд должен быть оплачен.

Ступени не скрипели под его пятами, а дверь, на которую указал трактирщик "Зимородка", отозвалась теплом и уютом, как всякая дверь, за которой притаилось нечто хорошее. Доминик Кальтер постучал медленно и всего три раза.
- Мазель Инга, лекарь?
Его голос не походил на раскаты грома, не был подобен писку комара. Тихий, смиренный, ровный, совсем не подходящий человеку со знаком Вечного Пламени близ сердца.

Тридцатое июля, корчма "Довольный вилохвост"

Тридцатого июля, вопреки байкам и побасенкам, конец света не наступил. Не наступил он и днем ранее, когда Рябой Прокоп возвестил вдруг о кончине иерарха Новиграда, предрекая на головы жителей кару небесную. Не наступил тот самый конец света, когда лжепророка вздернули на площади - зато болтунов да дураков поубавилось.
Когда на город опустился вечер, а петухи притихли до зари, конца света не было и близко, а значит - жизнь продолжается. Это открытие ошарашило простой народ, который неспешно, но верно потянулся в те привычные для сердца, желудка и кошеля места. Пожалуй, именно это и привлекло к фигуре ведьмака, появившегося в городе, столь нездоровый интерес.
Подсевший к Койону человек был немолод. Морщины уже пролегли близ его глаз, изрисовали веселой росписью лоб и притаились на его шее. Среди некогда черных, как смоль, волос пробивались седые пряди.
- Есть дело.
Незнакомец потер кончик носа, что выдавало чрезмерное волнение. Затем оглянулся по сторонам и придвинулся ближе.
- Полагаю, что ты весть о пропаже девок слыхал? По зенкам вижу - слыхал, поэтому и приехал сюда. голос незнакомца понизился до едва различимого шёпота. -Сколько за работу возьмешь?

Предместья Новиграда, дом местного торговца.

Когда молодость торжествует над опытом, а сердце над разумом, то жди беды.
Вероятно, именно об этом и догадывался Николас Бенджа, торговец тканями из Новиграда, когда нанимал пару ребят посправнее, чтобы охраняли его Настусю.
"У девахи нрав весь в мать, так что легкой работы не ждите. - предупредил Николас наймитов. - Волю давайте, но как стемнеет - пусть будет дома. Будет упрямиться - на плечо и несите. Вот так, братцы".
Братцы кивали головами и делали вид, что поняли. Не знали же они, что в первый день девчонка обдурит скеллигца вокруг пальца и лишь смилостивившись под конец, вернется домой вовремя?
Сегодня её жертвой стал второй наемник, и Настуся собралась довести до белого каления и его.
Дверь скрипнула. Девушка, смерив охранника взглядом, фыркнула.
- Ну, пойдем! До заката должна успеть забежать к двум подружкам. Надеюсь, ты их не будешь пугать. Что встал? Имя-то у тебя есть или нет?

+6

6

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Новиград. Храмовый остров.

Все-таки Филиппа любила больше Новиград, чем Оксенфурт. Пусть последний и был флагманом науки и знаний. Но там сидели такие занудные педанты, пестующие своих учеников, чтобы они к старости стали такими же ворчливыми стариками, что прям тошно. За все четыре-пять поколений, что Эйльхарт знала тот город, в нем ничего кардинального не поменялось. Все также продолжают гасить чужой и столь полезный индивидуализм. И даже гению могут из зависти или "во благо мира и науки" подсыпать яд в еду. Это было совершенно нормальным явлением в такой "культурной" среде, и все об этом знали. У всего есть две стороны медали.
И темную сторону Новиграда чародейка предпочитала больше. Ее всегда можно было обратить себе на пользу. Преступники, проститутки и прочая чернь - ими можно управлять, они падки на деньги. Которые были для женщины совершеннейшими грошами.  И за них они были готовы практически на все.
Поэтому, когда Филиппа телепортировалась в Новиград вместе с Ахрой, то была уверена, что дело может принять что ни на есть самый сложный оборот.
Взять свою ученицу и впутать ее в это дело Эйльхарт решилась сразу, посчитав, что девушка вполне готова. И уже вполне понимает, что магическая сила и обладание ею - это не означает легкую жизнь.
- Вот мы и в Новиграде... - хмыкнула чародейка, мельком взглянув на спутницу. - Постарайся поменьше колдовать. Слуги Вечного Огня порой это очень не любят.
Конечно, их тронуть они не посмеют. Правда, если бы Ахра была одна... попытались хотя бы задеть словом. Ибо одно дело сельская местность, где они главенствуют над крестьянами. И другое дело Новиград, где их головы скорее окажутся на плахе, чем они спокойно уйдут от ответственности без последствий.
Они оказались перед мостом, что вел на Храмовый остров.
Он был люден, как и всегда, но с краю всегда было достаточно свободно. Чародейки направились вперед.
- И помни, что нас отправил сюда король.
Он не отправлял. Точнее, даже не видел проблемы, хотя Филиппа вполне четко на нее указала. Но пока слуги Вечного огня будут это проверять, пройдет вечность. Да и авторитет должен сыграть свою большую роль в успехе небольшой затеи чародейки.

+4

7

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Тридцатое июля, корчма "Довольный вилохвост"

Шум таверны, чавканье, ругань, сербанье эля и прочая примесь звуков собиралась в отвратную какофонию, заставляя ведьмака уйти в свои мысли, чтобы хоть как-то отстранится от этого гама.
"Раз, два, три, четыре", - считал мужчина тщательно пережевывая тушеное мясо, как вдруг возле него грузно приземлилось тело. Кот не оторвал взгляда от миски. Будет наглеть - получит.
- Есть дело, - донеслось с противоположной стороны до ведьмака,- Полагаю, что ты весть о пропаже девок слыхал? По зенкам вижу - слыхал, поэтому и приехал сюда, - Продолжал говорить незнакомец, не обращая внимание на то, что Койон ел глядя в миску и их глаза еще ни разу не пересеклись. Хотя мутант и вправду был наслышан об этой пропаже, и думал ею заняться, но только после того, как нашел бы свою эльфийскую спутницу Киру. Что же - на ловца и зверь бежит. Придется девушке подождать.
- Семьдесят крон, - буркнул ведьмак, выбирая кусочком черствого хлеба остатки картофеля и мяса,- Но цена может как упасть, так и возрасти в двое.
Наконец его желто-зеленые глаза поднялись и встретились с глазами подсевшего к нему мужчины. Он был немолод. Его лицо уже испещряли морщины, а среди волос цвета вороного крыла, были видны седые пряди.
- У меня есть несколько вопросов, Кот кинул краюшку хлеба в рот, быстро прожевав,- Вы знаете, почему пропадают девушки. Стоит ли за этим монстр или человек? - Будучи ведьмаком Цеха Кота, Койон очень редко, но брался за наемничью работу. И в данной ситуации, если люди вели себя, как монстры, он и не подумает о помиловании. В один миг исполосует на куски ублюдков.- И где это чаще всего происходит, - Койон приумолк, давая возможность подумать собеседнику, - Мне нужна абсолютно вся информация, который вы владеете, - вертикальные зрачки впились в глаза собеседника.

Отредактировано Койон (2015-07-05 18:32:31)

+4

8

Тридцатое июля, Новиград. "Зимородок".

В зале таверны, как и свойственно подобному заведению в это время суток, царила атмосфера веселья, ведь практически каждому зашедшему в эти двери хотелось развлечений и отдыха. Быть может в ином расположении духа и Инга бы отважилась провести вечер среди городских завсегдатаев, но не сегодня, в этот вечер ей было достаточно и того приглушенного гула, что раздавался где-то внизу. Бывает у людей жажда во всем, в покое особенно, если профессия у человека нервная, ну или сложная.
Она не ожидала никого, так что стук в дверь и незнакомый голос поверг ее не в ужас, хотя и поименно знает ее далеко не каждый обитатель Новиграда, но в недоумение. Хотя случится могло все что угодно, большой город тем и славится, что совмещает несовместимое и позволяет совершать невозможное. Голос был нейтрален настолько, насколько это было вообще возможно для человеческой речи, хотя и в нем нашлось одно маленькое "но".
- Лекари и знахари на отшибе в деревнях живут и мази от геморроя варят,- казалось бы, мелочь, но мелочь слишком распространенная и заевшая слух нильфгаардке до рези в ухе, кто бы что не говорил, но каждый раз профессиональную гордость нечто подобное задевал,- а я врач,- Впрочем особой практической разницы данные понятия не несли,- но да, Инга это я,- все это время она неспешно сокращала расстояние до двери и момент подтверждения собственной личности дверь и открыла, хоть та и не была заперта.
Первое что можно было углядеть в стремительно расширяющийся щели между дверью и косяком, дак это держащуюся за рукоять одного из клинков на поясе руку девушку, пока еще они покоились в ножнах, но если судить по твердой руке, достать их девушка была готова. После капеллан конечно мог разглядеть всю врачевательницу целиком, как обычно в изящного вида наряде, хоть и немного потрепанном после дороги.
- А вы, собственно, кто будете?..- ее карие зрачки активно бегали, изучая гостя, лицо не говорило ей ровным счетом ничего, а вот одежда незнакомца заставила заметно ослабить хватку на рукояти клинка,-...наверное, по поводу письма?- больше она в этом городе никак внимания привлечь была не должна, по крайней мере за сегодня.
Инга не ожидала ответа так скоро, ее бы вполне устроило скромное письмо с отказом спустя сутки, может двое, так что ждала она слов незнакомца с неподдельным интересом, совершенно не опасаясь какого-либо подвоха, например стилета, укрытого под тяжелым плащом, а стоило бы, все-таки была слишком она уж похожа на ведьму, если не вглядываться конечно.

+5

9

Предместья Новиграда, дом местного торговца.

Что сказать, охрана детишек влиятельных персон хоть и была делом не шибко пыльным, но имела и обратные стороны. Например, тот факт, что детишки эти как правило были хамоватыми, избалованными, а иногда и откровенно враждебными. В этот раз было то же самое. Сия достопочтенная мазель соизволила покинуть свои покои, и нанести визит каким-то двум подружкам. Дескать, до заката надо успеть. "Ну, до заката ты всяко успеешь  - подумал наемник. - Выбора-то тебе никто и не дает." Вслух же он сказал только:
- Пойдемте. Имя есть. Бертрам - эта фраза была произнесена с ледяным спокойствием и учтивостью. Конечно, девчонка смотрела на него, как на мешок навоза, однако её мнение было одной из последних вещей, которые волновали Берта (чего о мнении ее отца - непосредственного нанимателя - сказать нельзя ни в коем разе, естественно). "Считает меня тюремщиком. Ну, пусть так." - подумал Хог равнодушно.

Предместья Новиграда, улицы, чуть позже.

Бертрам следовал за девушкой, положив копье на плечо. Не то, чтоб он рассчитывал, что оно понадобится средь бела дня, просто... Надо же его куда-то девать. Для других способов ношения оно было несколько длинновато. Не смотря на мирную обстановку вокруг, Хог ни на секунду не терял бдительности. Всякий мимопроходящий человек становился объектом пристального внимания. Обратить внимание на руки - не прячет ли он их где, и не готовится ли внезапно ударить выхваченным из-под одежды кинжалом? Или, может, и вовсе кулаком. Взглянуть на лицо - не выдает ли он волнения каким-либо образом, и не кидает ли странных взглядов на сопровождаемую девчонку? Взгляд масляных глазок на разные выступающие части девичьего тела странным не считался, но все же было лучше, если в сторону сопровождаемой не смотрели вообще. Когда проходящих мимо не было, Бертрам оглядывался по сторонам, пытаясь подметить подозрительных личностей. Не следят ли за ними? Не пытается ли кто их преследовать, держась поодаль? Нет ли среди сменяющихся лиц окружающих людей кого-то постоянного, как бы невзначай ошивающегося поблизости?

Помимо окружающих людей, наемник следил и за дочерью купца, почти столь же пристально. На самом деле, сейчас, когда вокруг много людей и солнце еще высоко, именно она могла бы стать источником неприятностей. Что вздорная девчонка могла бы сделать опытному солдату? О, много всего. Самое банальное - попытаться бежать. Тут у нее шансов не было - бегал Бертрам быстро. Но она, надо думать, это тоже понимала, и могла бы для форы смачно врезать своему охраннику по яйцам. Тут уж все зависело бы от удара - могло повезти, а можно и так выхватить, что ходить-то будешь еле-еле, враскорячку, переваливаясь, что твой гусь. О беге в последнем случае и говорить нечего. Если же наемник догнал бы сию барышню, и потащил домой, на могла бы начать орать и звать на помощь. И доказывай потом, что ты не верблюд. Хог надеялся, что ему удастся убедить народ позвать ее отца в таком случае. Тот знал наемника, и хорошо знал свое ненаглядное чадо, и на что оно способно. Впрочем, все это могло бы и не понадобиться. Пока что Бертрам просто сохранял бдительность и надеялся на лучшее.

Отредактировано Бертрам Хог (2015-07-05 17:54:03)

+4

10

Тридцатое июля, у северных ворот города.

Новиград! Этот город по праву считают "жемчужиной" нордлингов, полный свободы и возможности самореализоваться без каких либо гонений. Ага, конечно. Новиград конечно не принадлежит ни одной из сторон, но местные власти тоже достаточно строги. Именно подобные мысли крутились у ведьмака, когда он приближался к городу.
Встретил город очередного гостя также как и всех. Открытыми воротами и стражниками, как обычно подпирающими стены.
Ведьмак, верхом на своей лошади не спеша приближался к воротам. Добравшись до ворот, мужчина огляделся. Стража спокойно стояла, и уже, осмотрев ведьмака, потеряла к нему интерес. Причин по которым он не мог бы попасть в город не было. Спокойно пройдя через ворота, мужчина двигался вглубь города. Пустив кобылу рысью, Ладвиг чуть пригнулся. Необходимо было добраться до какой-нибудь мало-мальски хорошей корчмы. Лошади не помешало бы передохнуть, а ведьмаку бы и подкрепиться. Да и про похищения не помешало бы по-спрашивать. "Если только удасться избежать болтовню о состоянии епископа", подумал мужчина останавливая лошадь. Ведьмак добрался до корчмы с интересным названием "Наконечник пики". Судя по названию это место жаловали солдаты. Оставив коня в конюшне, Ладвиг двинулся внутрь.
Убранство здания было стандартным, а людей было не много, не то ещё время. Зайдя внутрь мужчина сел за стол. Почти сразу послышался окрик,
-Дэчка, у нас посетитель. - это был сам корчмарь, что стоял за стойкой. Сразу послеэтого к ведьмаку подбежала девушка и быстро пооговорила
-Здравствуйте, чего вам угодно?
-Мне принесите пожалуйста похлёбки, на этом пока все,- к сожалению прохудившийся карман не позволял транжирить деньги на еду и заставлял ограничиваться малым. Услышав заказ девушка скрылась за стойкой.

Отредактировано Ладвиг (2015-07-06 23:48:51)

+4

11

Новиград. Храмовый остров.

Ахра крепко зажмурилась, проходя через телепорт, сцепила пальцы в замок,  плотно прижала к животу. Не любила она это тип передвижения, хотя и понимала, что обычная дорога заняла бы непозволительно долгое время. Ощутила привычное уже покалывание в пальцах,  нервно пошевелила ими. К горлу поступила тошнота. А секундой позже в глаза ударил яркий свет, залив все красным: на улицах Новиграда светило солнце.
- Филиппа, меня сейчас стошнит, - прошептала Ахра, спиной облокачиваясь на стену, а рукой закрывая рот. Так всегда бывало после телепортации. Это было еще одной причиной острой нелюбви Ахры к поспешным перемещениям в пространстве.
Новиград. Приступ отступил. Ахра вдохнула полной грудью и широко распахнула глаза, снова зажмурлась: слишком контрастным был переход от спокойного полумрака в одной из комнат замка Филиппы к этой яркой и светлой улице. Снова открыла глаза, уже привыкнув к свету. Бегло осмотрелась. Те же здания, те же люди, выглядывающие из окон,  те же кусты и небольшие, не всегда ухоженные садики. Отодвинулась от стены, отряхнула платье. Ахра вспомнила, как уж шла однажды по одной из улиц этого города, такой же серой, неприветливой. Но тогда был званный ужин…. Ахра брезгливо поморщилась, вспоминая Артура.
А сейчас в Новиграде, думалось Ахре, званые ужины не актуальны. Когда угодно, только не сейчас. Почему-то девушка была уверена, что с болезнью иерарха в городе остановились все жизненные потоки. И в подтверждение этой безумной мысли улица пустовала. Казалось, что большинство попрятались по  домам, плотно занавесив окна, а оставшиеся жители засели в трактирах, не показывая носов на улицу. Разумеется, судить об о всем городе по одной только улице- занятие опрометчивое, но первое впечатление на то и первое. Яркое и довольно устойчивое. Все вокруг как будто источало тревожную тишину, которую Ахра так и не решилась бы нарушить, если бы это не сделала сама Филиппа.
- Хорошо, - ответила Ахра, улыбаясь одними уголками губ, - Вы говорите так, как будто сейчас я на самом деле готова на большее, нежели заставить чайную ложку переползти с места на места. И это при большой-то удаче.
Ахра не преувеличивала. За месяцы, проведенные с Филиппой, она совсем разучилась это делать. Даже шутить стала совсем по-другому, так, чтобы не было двусмысленностей, преувеличений и недосказанностей. По крайней мере, наедине с собой. И с Филиппой.
- Хотя, при желании, и этим можно серьезно напугать,- продолжила Ахра,- если обстановка будет подходящая.
Только бы она была, если понадобится.
Ахра улыбнулась. На этот раз себе, приободряя себя. От этой глупой привычки она так и не отказалась. Не хотела отказываться, хотя и понимала, что нужно. Но зачем отказывать себе в такой маленькой радости, если она действительно успокаивает и приносит внутреннее умиротворение и уверенность? А это сейчас было девушке необходимо. Потому что Ахра боялась. Еще не до конца понимала, чего именно, но дурные предчувствия давали о себе знать… Но и они немного поутихли, когда Филиппа и Ахра вышли к помосту. Здесь были люди, в отличие от того переулка. А это шло в противовес мыслям о том, что город вымер, как во время чумы.
- Помню, - на этот раз девушка не улыбалась. Она не знала, что все это – афера Филиппы, но догадывалась. При всем том, что ей доводилось слышать о короле… И легче от этого не становилось.
- Филиппа, что самое худшее может произойти сейчас? У меня дурные предчувствия. Мне не по себе.
Ахра повернулась к Филиппе, чуть наклонила голову на бок. Приготовилась слушать, запоминать и анализировать. Хотела услышать все, даже самое нереальное, невозможное, нелепое. Ахра была уверена, что нужно, просто необходимо быть готовой к самому плохому, что может случиться. Не думать об этом, не накручивать себя, но быть готовой. А потом, если исход будет благополучным, на что девушка очень надеялась, было бы больше поводов для радости.
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/CtsUG.jpg[/AVA]

Отредактировано Ахра Абильдгор (2015-07-07 10:52:22)

+4

12

Тридцатое июля, Новиград. Близ таверны "Наконечник пики".

Не все песни могучих стихий были спеты, чтобы знать наверняка, каким из ветров Сариэль занесло в Новиград…
Его можно было описывать бесконечно. Его величие и важность, неотъемлемую религиозность, болью и страхом, верой и правдой питающую углы бесчисленного количества самых разнообразных домов и построек с разноцветными крышами – богатых и бедных, больших и маленьких на узких и широких улицах. Его разнообразие выбора, развитую торговлю и процветающее производство, чудесные порты и гавани, дворцы и храмы, банки, ломбарды, и конечно, знаменитые таверны и бордели. Его людей и нелюдей, рыцарей и бандитов, архиепископов и еретиков, ремесленников и бездельников, торговцев и контрабандистов, воров и стражей порядка, куртизанок и их почитателей.
Да. Его можно было описывать бесконечно. Но не для нее. Не для Сариэль Баильтиарны, в сердце коей однажды поселилась любовь к Новиграду, которая с годами все сильнее укреплялась корнями и расправляла крылья при каждом взгляде на обагренные закатным солнцем флюгера. И всякий раз, когда Сариэль возвращалась в Новиград, а это приходилось ей делать довольно часто, потому как любовь к путешествиям и различного рода авантюрам занимала не меньшую долю в сердце эльфки, она всегда находила в городе что-то новое и принимала совсем не забытое старое.
Для нее Новиград описанию не поддавался. Верно, кто-то сказал - любви не прикажешь.
Даже Долина Цветов у подножья Синих Гор, осталась только в воспоминаниях Сариэль, временами вызывающих у воровки самые различные чувства. Но порой, суровая жизнь отбивает патриотизм даже у самых верных представителей Старшего Народа.
На этот раз в столице мира Сариэль оказалась довольно необычным и малоприятным способом, который, отталкиваясь от его малоприятности, Саре вспоминать совсем не хотелось. Зато на руках у нее был один весьма интересный «подарок», обещанный старому милсдарю из Боклера. Это была потрепанная книга, содержание которой было неведомо даже такой заядлой почитательнице книг, как Сара. К сожалению, или к счастью, этой вещи, кажется, уже было не суждено попасть в руки туссентского «сапожника». И, поскольку книга теперь находилась в руках Сариэль, не знающей ее содержания, но очень любопытствующей по поводу возможной стоимости необычного предмета, необходимо было найти профессионала, эксперта в своем деле, способного помочь в подобной ситуации. Сариэль была уверена, что ей удалось бы распространить информацию и получить обратную связь в Новиграде, быстрее, чем текут воды Понтара, но на этот раз случай был несколько особенный. Весть о том, что у нее находиться книга, пропавшая из библиотеки самого князя Раймунда из Боклера, сообщать нужно было весьма осторожно, исключительно самым надежным ушам. На радость воровки, в ее любимом городе был такой человек, который знал о истории, языках, книгах и о других, весьма занимательных вещах, возможно, больше, чем многие оксенфуртские профессора, при этом, ему как раз можно было доверять. 
Сариэль продвигалась сквозь людскую толпу, шум и гам широкой улицы, ведущей от северных ворот почти до самого центра огромного города. Стоило свернуть на улочку, где народу было поменьше, как взгляд ее упал на короткостриженого мужчину среднего роста. Что может быть особенного в короткостриженом мужчине среднего роста? Все бы – ничего, но, Сара сразу приметила что-то знакомое. Кажется, это был ведьмак, только вот однозначно быть уверенной она не могла. Сариэль привелось в своей жизни повстречать несколько истребителей чудовищ, она помнила их лица и имена (конечно, забудешь такое, когда однажды, путем некоторых магических метаморфоз, тебе даже посчастливилось им стать!). Все они были носителями скверных характеров, двух мечей и медальона с изображением ощерившейся морды волка или кота. Здесь было что-то другое. Сариэль не успела разглядеть медальон подробнее, чтобы понять, что же там изображено, как привлекший внимание силуэт скрылся в таверне под названием «Наконечник пики». Эльфка заметила вывеску и убедилась, что находится уже совсем рядом с книжной лавкой, в которой и должен был находиться так необходимый ей эксперт по книгам. Воровка открыла дверь и зашла в дом, что находился рядом с таверной.

Отредактировано Сариэль (2015-07-14 14:29:16)

+5

13

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Новиград. Храмовый остров.

Когда Филиппа была сосредоточена на работе, то мало разменивалась на различную моральную поддержку. Полная концентрация на поставленной цели высасывала из чародейки все добродушие, что у нее имелось или она делала вид, что имелось. А также все остальные эмоции, которые так любят простые люди, ищущие в других поддержку или хотя бы немного теплоты.
И Эйльхарт надеялась, что Ахра понимает, что все, что было до этого, даже самое серьезное - это лишь детская игра, по сравнению с тем, что им может предстоять в дальнейшем. Поэтому, даже если будут ответные обиды, женщина не собиралась обращать на это внимание, считая несерьезным.
- Сконцентрируйся, - холодно и даже равнодушно потребовала Филиппа, краем глаза взглянув на ученицу, что мутило после порталов.
Недостаток образования в Артеузе порой сказывался. Там молодых чародеев учат преодолевать подобное. Порой у некоторых неприятные ощущения оставались на всю жизнь, но хотя бы внешне это не было заметно, и это не сказывалось на возможности мыслить и действовать также эффективно.
Но все заключалось в банальной практике. Которой молодой чародейке, даже под чутким руководством опытной наставницы, невозможно было наработать больше, чем имелось на самом деле. Везде было нужно время. И чародеи победили его только для себя, но никак не для окружающих и мира, в котором они все жили.
- Сильные эмоции могут поспособствовать выбросу, который может нанести сильный ущерб. Правда,  не очень люблю этот район Новиграда, но все же ты способна на большее. Просто двигаться нужно размеренно, иначе небольшую спокойную реку можно превратить в огромный неконтролируемый водопад. А нам ведь это не нужно, не так ли?
Филиппа говорила ровно и спокойно, двигаясь вперед, даже не глядя на Ахру. Она была предельно сосредоточена. Возможно, даже искала следы засады на острове. Кто знает, что на самом деле могло произойти. Фанатики непредсказуемы. Дай им волю, и они начнут сжигать чародеев и чародеек, не разбираясь кто, что и где.
- Вполне подходящая. Но магию оставь мне. Ты будешь фактором, который позволит сгладить присутствие моей персоны, которая много где нежеланна. И много чему научишься, если будешь внимательно смотреть по сторонам.
Совместить полезное с еще более полезным - талант, требующий недюженных усилий.
- Каждому из нас бывает не по себе. Это обычное чувство. И появляется оно всегда, когда делаем что-то, выбивающее за рамки привычного расписания. Но жизнь магов такова, что все в нашей жизни - это выходящее за привычное расписание. Учись жить с этим чувством. А если нужно, обращать себе на пользу. Например, оно позволяет не потерять бдительность.
Филиппа остановилась, пропуская телегу. В другой момент бы нашло прошла прямо перед лошадью, заставляя  понервничать и вспотеть ее хозяина. Но сейчас не хотелось привлекать лишнего внимания.
- Ибо дальше может произойти все, что угодно. Ситуация сложная, не буду скрывать, а король решил пустить все дело на самотек.
Но не Дийкстра. Однако его инструментов не хватит, чтобы переломить ситуацию в пользу Редании. С фанатиками шпикам очень сложно работать, особенно когда их цели не совпадают с целями Вечного Огня.
Дом Иерарха была красивым. И большим. И явно куплен не на личные сбережения. Впрочем, коррумпированность храмовников и прочих сект - это совершенно нормальное явление. И все эти рыцарские ордена с их обетами и прочим... глупость. Мало найдется чистокровных фанатиков. Другие лишь прикрываются фанатизмом и подначивают его в других, ослепляя, что позволяет набивать свои карманы.
Подобное бесило Филиппу. При всех ее бесчестных действиях все капиталы были добыты потом и кровью. И солидная часть этих затрат принадлежала именно чародейке. А эти просто присосались, прийдя на готовенькое.
- Стоять! - двое стражников, преданннейшие служители ордена, сторожили дверь.
- Я Филиппа Эйльхарт, советница вашего короля Визимира. Пришла к Иерарху или его заместителю по его велению. Пропустите.
- Не велено пускать. Никого. Даже короля.
Вот это наглость. За которую Вечный огонь поплатится. И они знают, что поплатятся. И все равно пошли на этот риск. Дело более чем серьезное.
- Препятствовать советнице...
- Покажите бумагу с печатью короля, - потребовал самый умный из них.
И дело не в том, что у Филиппы не было бумаги. Солидную часть глупых приказов она выполняла с его слов. Исключения лишь составляли письма. Но не стандартные указы на листе пергамента.
- Это, должно быть, шутка, господа? Мне не нужны бумаги с печаткой короля, чтобы выполнять его волю. Похоже вы и ваши хозяева не понимаете, по чьей милости живете здесь, пользуясь глупостью народа и нашей добротой. Это все можно изменить в любой момент, стоит только захотеть.
Но стражи оказались непоколебимы. Вряд ли они понимали, что при всех проблемах с белками, нелюдями в гетто, а также остальных проблемах Редании совсем не до войны с орденом и его сторонниками. Скорее, эти ослы решили, что раз приказано, значит иерарх или его заместитель берут на себя ответственность.
- Пойдем, - тихо сказала чародейка Архе и направилась в сторону. - Всегда есть другие пути.
Она была зла .И эта злость плясала в карих глазах, словно само пламя огненной бездны поселилось в них.

+4

14

Мастерский

Тридцатое июля, корчма "Довольный вилохвост"

Таверна гудела, подобно большому улью, и никому не было дела до странного человека в черном дублете без узоров и ведьмака, что сидели за одним столом, ведомые Предназначением и общими интересами. Никто не обращал на них внимания. Людям не свойственно думать о чужих проблемах, когда своих полна коробочка. А зря.
Добрая книга учит, что давать есть большее счастье, какое только существует в этом мире. Делиться кровом, очагом, пищей и всеми благами, которые у тебя есть, с нуждающимися, взамен не прося ничего - есть высшая благодетель. Увы, у подсевшего за стол к Койону было многое, но не то, о чём спрашивал убийца чудовищ.
- Да что же вы, милсдарь ведьмак, кабы если мы знали, что это лиходей какой промышляет, так мы бы сами его изловили. Даже если чудовище... придумали бы что-нибудь, изловили бы гадину. Так нет!
К ним подошла служанка, и прежде чем ведьмак успел произнести хоть слово, на стол опустился пузатый кувшин. Испарина крупными каплями медленно поползла по его выщербленным бокам, орошая стол.
- Пиво, милсдарь, не на сухую же глотку нам сидеть. - пояснил незнакомец. -  С ним и поговорить можно, это я себе позволю!
Следом за кувшином последовали щербатые кружки. Девушка, устало окинув Койона взглядом, наполнила их до краев.
- Господам еще что-нибудь надобно?
- Спасибо, Мила, иди. - заказчик махнул рукой. Затем осторожно взял свою кружку и сделал первый глоток. - Хорошее, с погреба. Не побрезгуйте, милсдарь, не откажите.
Незнакомец сделал еще пару глотков, отер рот рукавом и отставил кружку в сторону.
- Началось всё, милсдарь, с неделю назад. Мы и подумать ни о чем не успели, а из "Хромоножки" пропала девушка. Но оно всяк бывает: бабы народ разгульный, а среди гостей Новиграда всякие встречаются. Да вот только ни тела не нашли, ни даже следочка. Без следа испарилась, значится.

Таверна гудела, подобно большому улью, и никому не было дела до странного человека в черном дублете без узоров и ведьмака, что сидели за кувшином пива и говорили о чём-то своем. Никто не обращал на них внимания и не задавался вопросом, что может быть общего у хозяина "Довольного вилохвоста" и убийцы чудовищ.
Наниматель сделал очередной глоток и, задумавшись, уставился в кружку.
- Потом была Каська, девка из этой корчмы. Ладная, смышленая, боевая. Такая любому паразиту отпор даст - только держись. Затем Альва. Аэнлильвейнн, если быть точнее. Эльфка, вышивкой занималась. Волоокая и пугливая, словно серна.
Заказчик неожиданно замолчал, словно что-то перебирая и прикидывая в голове. Повертев кружку в руках, он отставил её ещё дальше.
- Видите, милсдарь ведьмак, мало у меня информации. Но есть деньги. А плачу я... потому что плачу. Потому что мне важно знать, что за сука это делает. И чтобы это прекратилось, понимаете?

Тридцатое июля, Новиград. "Зимородок".

Для неба и Вечного Огня нет разницы, кто стоит перед ним. Человек ли, эльф, краснолюд, северянин или нильфгаардец - все они равны перед очищающем светом Священного Пламени.
Доминик Кальтер был подобно Вечному Огню. Лишенный националистических предубеждений, служитель церкви коротко поклонился хирургу.
При этом он не преминул возможностью украдкой заглянуть за спину женщине, оценивая обстановку. Годы странствий, доля путника и воина оставили неизгладимый отпечаток в его душе и сознании. Иногда слова "доверяй, но проверяй" не только гарант успеха, но и жизни.
- Моё имя Доминик, мазель Инга. Мне велено сопроводить Вас на Храмовый остров.
Тяжелый взгляд уперся в переносицу врачевателя.
Если церкви будет угодно, то мазель Инга проследует с Домиником Кальтером. По своему желанию или же без оного.
- Сколько времени Вам потребуется на сборы?

Предместья Новиграда, улицы, чуть позже.

Говорят, что у бабы ум короток - так то завистники-мужланы брешут. Это ведь каждый знает!
Ум Настуси Бенджа был острее стилета, а о её веселом нраве знала, пожалуй, добрая половина Новиграда. Не исключено, что об этом нраве да уме знала и дурная часть Новиграда, но она это знание хранила в секрете.
В свои юные годы девушка отличилась тем, что своими забавами да проказами сумела поставить на уши всю городскую стражу. Всему виной было страстное увлечение девушки - скачки. А уж скачки в запрещенном месте и вовсе были для Настуси чем-то удивительным и притягательным.
- Значит, Бертрам... - протянула девушка, вышагивая по улице. - И чем же ты на жизнь промышляешь, Бертрам? Следишь за девицами? Так этим всякий парень промышляет и вовсе не за деньги. Или этих самых девиц крадешь? Но это вряд ли, за это тебе папенька голову оторвет.
Вечерело. Они повернули с торговой площади вниз, к портам. Девушка, шедшая чуть впереди, ответы наемника слушала, казалось, вполуха, но запоминать умудрялась каждое слово.
Настуся неожиданно остановилась, посмотрела по сторонам, а затем, отойдя в сторонку, поманила своего защитника.
- А как ты в седле сидишь, Бертрам? Лошадей не боишься? Как насчёт того, чтобы прокатиться за городом? - она подмигнула. - Ты не боись, папенька ничего не узнает... а вот если откажешься, то я буду грустной. Папенька не любит, когда я грустная.

Тридцатое июля, Новиград. Близ таверны "Наконечник пики".

Случайно ли то, что происходит вокруг?
Пожалуй, ответа на столь философский вопрос ученые не получат еще многие и многие сотни лет.
Благодаря череде событий, Сариэль оказалась в Новиграде. Повезло? Несомненное повезло.
Везение заканчивается.
Едва воровка оказалась в лавочки Идды Доймаер, как в нос её ударил запах горя, печали и слез. Все это, приправленное сдавленными стенаниями, вершила картина разрухи, перевернутых стеллажей и разбросанных всюду книг.
- Про-па-ла! - донеслось из дальнего угла.
Там, на груде книг поджав под себя ноги, сидела молоденькая полуэльфка.*
- Ми... ми... милсдарыня Сариэль! Идда... Идда пропала!
Спустя пару минут весть об исчезновении полуэльфки Идды Доймаер, хозяйки книжной лавки близ таверны "Наконечник пики" разлетелась по всей округе.

* Сариэль выслано личное сообщение, связанное с данным персонажем.
** Мадам Филиппа и Ахра действуют пока что свободно.

+6

15

Тридцатое июля 1265 года, Новиград. Улицы

Человеку свойственно везде и всюду искать виноватого. То боги гневаются, то соседи сглазили, то ведьма порчу навела... Нет, чтобы пораскинуть мозгами и вдумавшись, сообразить, что скирды хлеба чаще всего сгорают по вине удара шальной молнии, а молоко киснет не от того, что туда помочился домовой, а от кривых рук хозяйки и дрянной посуды.
Но нет. Коль своих мозгов нет, так чужие за них придумают и причину и виноватого и наказание ему...
Испокон веков у кметов, если не брать в расчёт нелюдей и чародеев, самыми зловещими и таинственными фигурами были мельники, кузнецы, сельские ведуны и ведуньи, да палачи.
Мельник просто по определению имел дело с нечистью. С водяными али с кем ещё, чтобы те ему крылья или водяное колесо вертели справно и вовремя.
Кузнец - знамо дело с чертями водился, так как постоянно с огнём и железом дело имел.
Ведуны али ведьмы деревенские - тут понятно, те без чертей и дьяволов никак не обойдутся.
А палач... Палач - это квинтессенция всех предыдущих ибо имеет дело и с огнём и с водой, и с железом. А самое-то главное - с самой смертью. "Кат со смертью в одном доме живёт" - как говорят в иных местах, наделяя молвой палачей умениями и способностями такими невероятными и одновременно глупыми, что лично Кёрза иногда аж оторопь брала.
Впрочем, сегодня Ротгер Кёрз заниматься своими прямыми обязанностями не собирался по нескольким причинам.
Во-первых, он находился довольно далековато от Лирии и формально даже не имел права заниматься в здешних местах своей профессией без особого на то приглашения и указа местных властей.
Во-вторых, сейчас Мастер Правосудия был, можно сказать, в служебной командировке, так как ему требовалось изготовить несколько весьма пугающих с виду и не менее пугающих по назначению инструментов, а Новиградские кузнецы имели в делах изготовления орудий дознавания довольно большой опыт.
В-третьих, палач свою работу не особо любил и с радостью сменил бы её на другую, если бы мог.
В общем, шедший среди кучи другого народа Ротгер, был весьма доволен тем, что подавляющее большинство местных и приезжих не знали о его профессии и в крупном человек в дорожном плаще с глубоким капюшоном видели всего лишь ещё одного приезжего, который ни хуже ни лучше их и окружающих.
О событиях, что взбудоражили весь Новиград: болезни высшего церковного иерарха, исчезновениях молодых девушек и так далее - Кёрз слышал краем уха и особо деталями не интересовался. Ему нужны были инструменты и только, а с остальным пусть разбираются местные. У него и дома хлопот, да дел невпроворот было, чтобы ещё и тут другими делами заниматься...

+4

16

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]30 июля. Таверна "Довольный Вилохвост"

Шум таверны увеличивался вместе с количеством посетителей. Никому не было дела до двух людей, что сидели в углу и обсуждали проблемы насущные. У всех своих забот полон рот.
Койон внимательно слушал подсевшего к нему мужчину, сопоставляя всевозможные факты, которые излагал сидящий напротив. Зеленоглазый плясал от общего к частному и от частного к общему. Откровенно говоря, анализ был не его сильнейшей стороной, но в данный момент, мутант перебирал абсолютно все. От драконов и до повсеместно запрещенного культа "Львиного Паука, что мог красть девушек во имя жертвы богам.
- Мне неважно, - начал ведьмак абсолютно равнодушным и холодным голосом, сглатывая слюну, что вязалась после ледяного напитка и так приятно остужала внутренности,- почему вы это делаете. Может быть из-за личных опасений. Мэтр, если у вас есть дочь, советую ее пока никуда не пускать. Ну, а может вы это делаете во благо общества. А я ведьмак. Есть проблема, значит надо ее найти и обезвредить. Ни больше ни меньше. Оплату вперед не буду требовать. Остановимся на семидесяти кронах. - Ведьмак из Цеха Кота сделал еще несколько глубоких глотков, осушая чашу. Пиво было действительно неплохим.
- И все же, мэтр. Где это происходит чаще всего? На окраине, возле леса? Или девушки сами по себе пропадают? Ушла из дома и все, п**дец, как будто ее и в жизни не было? - Его желто-зеленые глаза впились в глаза мужчины, требуя как можно больше фактов и информации. Коту не в первой было идти туда-не-знаю-куда, убить-то-не-знаю-что. И часто это могло закончиться весьма и весьма плачевно. Благо, выкручивался. И только шрамы были горькой памятью и тяжелым грузным опытом, что лежал на плечах, придавливая с каждым годом все сильнее к земле. А может просто меньше жрать надо?
Почему он сейчас не в таверне с эльфкой? Почему он должен расследовать это дрянное дело без какой-либо достоверности.
Мутант понятия не имел. Но ему платят, а значит надо.
- Меня зовут Койон. Койон из Повисса, - он протянул руку, Если есть возможность, я останусь у вас на одну ночь. И постарайтесь узнать, как можно больше у посетителей, кто, что слышал. Утром рано уйду, опрошу стражу, вечером приду к вам, мэтр, за подробностями и тогда окончательно двинусь избавлять вас от неприятностей. Идет? Да, и, деньги за комнату я отдам. - А голос его не менялся, ни на секунду. Ни на тон выше, ни ниже. Словно ручей он тек в одном медленном и спокойном ритме, держа собеседника как бы на расстоянии, но и как бы приближая к себе.

Отредактировано Койон (2015-07-13 01:43:43)

+3

17

Новиград. Храмовый остров.

- Не нужно, - кивнула Ахра, - я буду над этим работать.
Ахра осматривалась, стараясь обратить внимание на всевозможные детали, которые, в принципе, могут и не понадобиться. И вероятнее всего не понадобятся. Но это было неплохой тренировкой внимания и наблюдательности. Филиппу Ахра слушала внимательно, изредка кивая в знак согласия. Филиппа говорила мудрые вещи, и Ахра прекрасно это понимала. Оставалось только сделать соответствующие выводы и не наступать по нескольку раз на одни и те же грабли.
Топот копыт раздался совсем рядом. Ахра отпрянула назад, и очень вовремя. Под копыта, она, конечно, вряд ли бы попала (в первую очередь, благодаря Филиппе), но неприятных ощущений была бы масса. Ахра плотно поджала губы, укоряя себя за неловкость, которая сейчас казалась в корне неисправимой.
Возница буркнул что-то оскорбительное, но Ахра не расслышала его слов. Впрочем, суть была вполне понятна по тону и весьма недовольной гримасе. Но Ахру это не волновало. Пару-тройку месяцев назад  это могло бы серьезно ее задеть, но только не сейчас, когда ее внимание целиком сосредоточилось на словах Филиппы о короле. Ахра поняла, что догадки ее оказались в какой-то степени верны.
«Неужто все действительно так серьезно?» - подумала Ахра. В мыслях снова вспыхнули речи Филиппы о том, что Ахра есть фактор, который поможет сгладить углы персоны чародейки. Сейчас девушка иначе взглянула на слова наставницы.
Но Ахра молчала. Ей по-прежнему казалось, что она кожей чувствует напряжение, царящее вокруг. И что от слова, сказанному не к месту, все может вспыхнуть, как газовое облако. В любом случае, Ахра была уверена, что Филиппа знает, что делает. Потому  что Филиппа всегда это знала.
Дом Иерарха удивил Ахру. Она видела его не впервые, но так близко не подходила ни разу. Впрочем, долгим созерцанием величия архитектуры Ахра не занималась: красивый, ну и пусть будет красивым. Ведь все дома, по сути, одинаковые. Есть спальни, где спят, есть столовые, где едят. Дело только в количестве этих самых спален и столовых, да в богатстве  убранства. А уж богатство уже не производило на Ахру такого сильного впечатления после нескольких месяцев в замке Монтекальво, где роскоши было с достатком.
- Стоять!
На секунду Ахра растерялась. На ее памяти еще не было случая, чтобы перед Филиппой запирали двери. Но беспокойство не было написано на лице девушки. Она стояла чуть позади Филиппы, подняв голову и глядя вперед. Уверенность ее позы, походки, осанки, оставляло вполне презентабельное впечатление. И ничто не говорило о внутренней суматохе. Уроки Филиппы не проходили даром.
Ахра по-прежнему молчала. Сейчас, когда Филиппа явно была разозлена, Ахра не хотела испытывать судьбу. Сейчас у чародейки полно своих переживаний. И подливать масло в огонь – не самый  лучший выбор в данном положении. Поэтому Ахра кивнула снова и поспешила вслед за чародейкой.
- Другие пути? – все-таки переспросила Ахра. Она представила, как они с Филиппой ищут черные ходы или забираются в дом через окна кухонь. Возможно, раньше эти мысли вызвали бы улыбку, но сейчас Ахра только свела брови в задумчивости, - Мы по-прежнему собираемся пройти в дом? Обходными путями? Здесь есть другие двери?  Другие стражи? Те, которые не позволят себе такого неподобающего поведения?
«Хотя, с точки зрения служащих Иерарха, поведение было вполне подобающим. – подумала Ахра, - Они выполняли прямой его приказ. И ничего больше. Или…»
Ахра задумалась, спрашивать ли об этом Филиппу, и посчитала вопрос достойным. Ахре казалось, что она должна знать. Все-таки это имеет непосредственное отношение к ее  обучению.
- Кто прав в этой ситуации? – спросила Ахра, когда они удалились на почтительное расстояние от ушей стражи, - Они выполняли приказ Иерарха, но ведь они находятся на Реданской земле. И должны подчиняться воле короля этой местности. И его советнице. Или?...
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/CtsUG.jpg[/AVA]

+4

18

Тридцатое июля, Новиград. "Зимородок".

Ничего в скромной комнатушке, что снимала девица в данном заведении, чисто физически почти не могло нанести человеку вред, пара стульев, какие-то склянки, книга, концентрацией опасности в сравнении со всем этим была сама врачевательница, чуть ошарашенная подобной столь скорой реакцией со стороны церкви, но изо всех сил старавшаяся излучать какое-никакое обаяние и неподдельное дружелюбие, все-таки по не очень богатому на эмоции тону капеллана, казалось, что новости не иначе как хорошие.
- Очень приятно,- не без улыбки кивнула она в ответ,- я так понимаю, это не отказ... Право, я надеялась на скромное письмо в ответ... Впрочем, не важно,- она быстро оглядела свои хоромы,- буквально пару минут, у меня не столь много вещей.
Далее девица сделала пару шагов в сторону спального места, на котором с комфортом и удобством расположилась сумка с изображением посоха асклепия с медицинским инвентарем и снятая с любимой лошади седельная со всем остальным. Нильфгаардке не хотелось никого задерживать, себя в том числе, так что она быстро уложила все в свою поклажу, дабы предстать перед служителем церкви в практически полной готовности, нагруженная вещами и с легкой кожаной курткой, накинутой изящные женские плечики. И действительно много времени все не заняло, действия врачевательницы были более чем отлажены и аккуратны, в быстрых побегах со всем своим добром она по ходу дела что-то да смыслила, да и опыт жизни в дороге сказывался.
- А, разрешите поинтересоваться, мне место для ночлега предоставят, аль сказать хозяину, дабы придержал для меня комнату? Знаете, не хочется потом рыскать в темноте по городу в поисках свободной койки...- Инга надеялась на лучшее, ведь просто так бы ее не призвали на остров, не отправили бы провожатого, хотя будет очень и очень презабавно внезапно получить отказ на месте, из-за внешнего вида, из-за происхождения, ну или еще из-за каких-нибудь явно надуманных причин, хотя в таком случае ее и казнить на месте могут, благо тогда о пожитках и комнате волноваться не придется, только вот об этом девушка совершенно не задумывалась.

+2

19

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Новиград. Храмовый остров.

Разозлить Филиппу было легко. Она не считала, что обладает скверным характером. Просто за долгую жизнь внутреннее терпение сильно поисчерпалось, уступаю терпению внешнему. Поэтому увидеть ее злой было достаточно редким явлением, которое одновременно хочется увидеть из любопытства, но с другой стороны хочется бежать, чтобы не попасть под горячую руку. Или вообще магию, что куда уж не шло.
Вот и теперь Эйльхарт была готова рвать и метать. Это было заметно по мрачному лицу, по пламени в глазах. Тяжелому дыханию, что вырывалось через ноздри. Также Ахра могла почувствовать усилившийся магический фон.
Но вскоре чародейка взяла себя в руки, стоило проклятому дому оказаться где-то за углом. И уже теперь она вполне могла спокойно, не срываясь, ответить на вопросы своей ученицы.
- Нет, моя дорогая. Другие пути - это добиться своих целей, не предпринимая больше попытки уладить все наиболее мирным путем. Они сами выбрали этот путь. Мы пришли к ним сами, предоставили возможность говорить. Вместо этого они предпочли дать нам пощечину. И теперь у нас развязаны руки. Даже если весь Храмовый остров заполыхает, наша совесть чиста.
Филиппа говорила об этом спокойно, даже с заметной долей цинизма. Вскоре обе чародейки оказались на небольшой набережной, откуда открывался красивый вид. И Эйльхарт спокойно села на скамью, оправив перед этим платье, которое не было роскошным, словно она заранее знала, что соблазнить здесь кого-то не светит. Да и одеваться ради этих фанатиков красиво - это в высшей степени слишком много будет для них.
- Не верь тому, что тебе говорят. Все, даже непреложные истины, ставь под сомнения. Даже мои слова иногда. Это хорошая тренировка, которая в будущем поможет видеть истинную суть вещей. Видеть их такими, какими являются на самом деле, а не хотят казаться.
Филиппа устремила взор вперед, на водную гладь. Пока еще спокойную, но все может измениться в один момент, совершенно неожиданно.
- Нам сказали стражники, что это приказ Иерарха. Но когда Иерарх его отдал? Час назад? День? Неделю? Жив ли он еще? Или все это самодеятельность его ближайших помощников, что теперь делят власть? Нет, здесь все очень непросто...
И это сулило новые проблемы. Что было совершенно невыгодно в теперешней ситуации. Но ничего не поделать, придется играть по новым правилам.
- Ответ на этот вопрос прост. Что такое орден Вечного огня? Это не рыцарский орден, получивший всеобщее признание. На самом деле это как культ Львиноголового паука, что получил поддержку народа. Он не так почитаем, как храмы Мелители или других богов. А спеси у него хватит на них всех вместе взятых. Мы здесь в полном праве хоть снести этот дом без их ведома, заявив, что так спасаем Новиград от крыс или чумы.
Другое дело, что их поклонники есть среди дворян, вельмож, рыцарей. Слишком многочисленная организация, чтобы нельзя было с ней не считаться. Поэтому придется действовать более тонкими методами... но какими? Неужели придется обращаться к Дийкстре? Ох, как этого бы не хотелось...

+3

20

Новиград. Храмовый остров.

- Развязаны руки? – Ахра поджала губы, скрывая улыбку, - Храмовый остров запылает? Помнится, мы собирались не привлекать внимания. Да и слишком растратным удовольствием было бы восстановление… и растратным для казны, в первую очередь. Или нет?
Ахра часто переспрашивала. Не столько потому, что была не совсем уверена в своих чувствах и мыслях, сколько просто потому, что не хотела, чтобы они оказались в корне ошибочными. Ахра была уверена, что в случае чего Филиппа сможет с легкостью исправить ее неверные рассуждения. Особенно, если они казались политики, той сферы, в которой знания Ахры были еще очень слабы.
- Мы чего-то ждем? – спросила Ахра, смотря на Филиппу, которая устраивалась на скамье. Сама девушка ее примеру не последовала, осталась стоять рядом, смотря на воду. Она навевала воспоминания о Дорьяне и Вызиме. Ахре казалось, что все это было так давно, хотя на деле не прошло еще и полугода с тех пор, как Филиппа легким движением распахнула двери домика.
- Я запомню, - кивнула Ахра. Сейчас это казалось ей очень сложным. Но Ахра понимала, что слова эти мудры и правильны. Или их тоже следовало бы поставить под сомнения?
- Если иерарх умрет
или уже умер
к чему это приведет? Иерарх умер – да здравствует иерарх? Почему эта ситуация так важна для короны? Неужели новый иерарх может…
Ахра не знала, что он может. Слышала много, чаще всего дурного, про сожжения людей. Ахра благодарила Мелителе за то,  что уберегла ее от возможности видеть это, потому что от одних только рассказов по спине ее начинали бегать мурашки.  Ахра представила, что после смерти главы культа может начаться что-то подобное, в больших масштабах. Девушку передернуло. В переливе воды Ахра увидела всполохи огня. В легких волнах отражалось солнце.
- А Орден Белой Розы?
Ахра присела рядом с Филиппой. Руки девушка сложила на коленях. Ей хотелось начать нервно перебирать полы ткань, теребить пальцы, делать хоть что-то. Нервное напряжение давало о себе знать. Тем не менее, Ахра старалась контролировать свои чувства. Пыталась выглядеть как можно более расслабленной.
Не так почитаем?
Ахра удивилась. Она часто видела на улицах Редании приспешников Культа Вечного Огня. В отличие от представителей других религий. Впрочем, в Дорьяне она такого не припоминала, но спрашивать не стала. Решила, что все от места зависело. Все-таки Темерия – не Редания.
[AVA]http://sf.uploads.ru/t/CtsUG.jpg[/AVA]

Отредактировано Ахра Абильдгор (2015-07-14 13:38:22)

+4

21

Тридцатое июля, Новиград. Близ таверны «Наконечник пики».

- Про-па-ла!Ми... ми... милсдарыня Сариэль! Идда... Идда пропала!
Речь шла о полуэльфке Идде Доймаер, хозяйке книжной лавки и по совместительству подруге Сариэль Баильтиарны. Эксперт пропал, а это значило, что опознание потрепанной книги князя Раймунда откладывалось на неопределенный срок.
Вид разбросанных по помещению кладезей знаний, разрушенных полок и плачущей Деи, сестры Идды моментально привел Сару в ужас.
Эльфка подбежала к бедной девушке и присела рядом с ней, взяв ее за руку. Не зная как помочь и успокоить Дею, она просто сказала:
- Мы найдем ее, Дея. Найдем, – а затем спросила. - Что здесь произошло?
- Я не знаю, то есть… Они пропадают, милсдарыня Сариэль. Молодые девушки… Во всем Новиграде… И никто не знает, куда и почему…. - Дея по-прежнему не сдерживала слёз, всхлипывая почти после каждого слова. – И вот… Я пришла сюда, а здесь…
Сариэль встала с пола и попыталась в этом беспорядке найти хоть какие-то детали и улики, способные помочь в поиске хозяйки книжной лавки.*
- Успокойся, прошу тебя. Мне нужно сосредоточиться. – Сара не умела успокаивать, ей просто хотелось, чтобы сестра Идды поскорее заткнулась, ей, конечно, было жаль Дею, но воровка определенно испытывала раздражение, в том числе и от себя, когда она давала волю слезам, но к счастью, это происходило крайне редко.
Перебирая, оторванные страницы малоизвестной книги, вышедшей трудами типографии Иоахима Грока, Сариэль вдруг резко замерла.
«Кажется, я знаю, кто может помочь, не наверняка, но стоит попробовать», - подумала эльфка.
Нужно было действовать. И это первое, что пришло ей в голову.

Тридцатое июля, Новиград. Таверна «Наконечник пики».

Он сидел за столом, недалеко от входа и уничтожал похлёбку.
Она быстро подошла к столу, уверенно села рядом, готовая ко всем видам неодобрительных взглядов.
- Вы ведьмак?
Теперь ей удалось рассмотреть медальон ближе. Похоже на грифона.
Не дождавшись ответа, она перешла к сути, передав незнакомцу по виду довольно свежее объявление, только что сорванное со столба, поддерживающего козырек над входом в заведение.
- Девушки пропадают, знаешь может? Я слышала, что за подобные заказы ведьмаки берутся, – эльфка проигнорировала дочку корчмаря, поспешившую её обслужить, и продолжила, - Я не предлагаю найти их всех, мне нужно отыскать только одну.
На то, чтобы броситься на поиски Идды Доймаер у Сариэль было несколько причин. Во-первых, Идда была как-никак её подругой. Во-вторых, она была экспертом, так необходимым для опознания злополучной книги. В-третьих, Сара в какой-то мере тоже подходила под критерий молоденьких девушек, способных пропасть.
У ведьмака же на это была как минимум одна причина – пообедать чем-то получше скверной похлёбки.

* - попытка определить причину беспорядка, найти возможные следы борьбы, вещи Идды или злоумышленников.

+5

22

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Новиград. Храмовый остров.

- Мы? - хмыкнула Филиппа, поудобнее расположившись на скамье. - Думаешь, мы, чародейки, подпалим остров? Так хотят думать слуги Вечного Огня. Но на самом деле они же и будут причиной пожара. Если мы не сделаем ничего или не сможем  что-либо сделать. Король не понимает всей опасности, всех последствий. Это не эльфы, которые живут на свой территории в городе или же бегают по лесам. У них нет народной поддержки. А у ордена есть. В этом-то и главная проблема.
Которую можно было бы подавить в зародыше. Еще когда организация набирала силу, что Филиппа говорила, что агрессивное религиозное течение - это настоящая игра с огнем. Но разве предыдущие короли ее послушали? Ведь Вечный огонь отвлекал реданцев и не только реданцев от извечных проблем. Застилал глаза, позволяя не поднимать бунт. Разумеется, был и сговор с высшими дворянами и королями. Но теперь Вечный огонь отслужил свою функцию, он мешает. Теперь есть нильфгаард и белки, те, на кого можно обратить гнев людской. А служители Вечного огня - это змеи, которых они раскормили. И которые, если их попросят уйти, даже вежливо, устроят бурю напоследок. Плевать на Реданию, главное им уйти красиво... тупые фанатики.
- Чего-то да ждем. Но при этом торопимся. Однако поспешность здесь - это не то, что здесь требуется. Поэтому пока мы ждем. Колесо событий раскручивается все быстрее и быстрее. Наслаждайся последними минутами спокойствия и безмятежности.
Эйльхарт говорила серьезным тоном. Ибо считала ситуацию действительно серьезной. Все могло немедленно выйти из-под контроля. К счастью, остров соединен лишь мостом, который легко заблокировать намертво, и никто оттуда не выйдет. А флот перекроет тех, кто попытается уйти по воде. К счастью, он-то был всегда в полной готовности, готовясь отражать нападение нильфов на новиградскую гавань.
- Дело в том, что может и не быть нового иерарха. Обычно смерть предыдущего была тихой и достаточно открытой. Здесь же происходит что-то странное. И после магических событий в Редании я больше не собираюсь просто стоять в стороне и смотреть, как  все катится в бездну. Вся это может закончиться бойней. Раскол ордена - это раскол толп верующих по всем королевствам. Запылает одно - другие подхватят. Магам придется вмешаться. Жестко вмешаться. И из героев Соддена мы превратимся в массовых убийц. И Нильфгаард получает преимущество, потому что ни один король, который не хочет, чтобы от него не отвернулась армия и простой люд, не позовет на бой чародеев. И тогда Эмгыр победит в любом генеральном сражении. Возьмет любой город, пока люди будут нас вешать и сжигать. Вот поэтому тихая и открытая смерть иерарха, если он действительно собрался представиться, должна быть такой. Иначе все полетит в бездну, как я и говорила. Но даже если все это его уловка, я добьюсь снятия его с должности любыми способами. Он подшутит не только надо мной, королем, но и всей Реданией. А это непростительно.
На вопрос о другом ордене Филиппа усмехнулась.
- А что орден Белой Розы? Еще одна пешка в этой большой игре. И какую бы сторону он не принял, ситуации это нисколько не поможет.

+5

23

Заказ ожидать пришлось не долго. По крайней мере не на столько, что желудок начал поглощать сам себя. Эти минуты ожидания мужчина скоротал в раздумьях. Мысли на голодный желудок шли как не заведенные.
"Надо найти работу. Надо, где? Тут пропадают девушки, наверняка найдется контракт, а то и два. Где искать?", на этом ведьмак немного призадумался, но вскоре уже продолжил, "Да где угодно. На досках объявлений, у трактирщиков спрашивать, или ждать, что сами подойдут. Да, на том и порешим.", удовлетворившись своими рассуждениями мужчина немного успокоился. Всегда приятно знать, что и зачем ты делаешь. В этот момент подошла девушка с тарелкой похлебки. Поблагодарив чем-то вроде "Спасибо", мужчина набросился на пищу. Похлебка оказалась горячей и наваристой, самое то. Буквально пара ложек этой чудной жидкости "согрели" ведьмака.
Увы, трапеза была прервана. В таверну бодро и целеустремленной вошла девушка. Она двигалась именно к ведьмаку. Шаг у нее был легкий, это мужчина сразу заметил. Оглядев вошедшую полностью ведьмак сделал вывод - перед ним эльфка. Одета она была достаточно прилично и практично. Синяя приталенная туника, не стесняющая движений, штаны, кожаные, такие не порвутся, ну и сапоги за голенищем которого наверняка что-то есть. Это был основные детали на которые Ладвиг обратил внимание. Остальное было не столь важно. Когда она присела за стол ведьмак не шелохнулся, доедая похлебку. Ел он быстро, жадно. Как только девушка перестала говорить, мужчина положил ложку в уже пустую тарелку и поднял взгляд на эльфку.
- Да, я ведьмак,- спокойно начал мужчина, - Да, я слышал о том, что происходит. И то, что ты предлагаешь найти только одного человека меня неимоверно радует, - ведьмак говорил спокойным голосом, глядя девушке в глаза.
-Прежде всего, я хочу поговорить о награде, что ты хочешь мне дать в замен?- после некоторого раздумья ответил ведьмак. "Как там было? Помяни дьявола в суе, он и появиться?", в шутку подумал Ладвиг. Теперь вопрос стоял только о награде и о том, сумеет ли мы девушка предложить достаточно.

+3

24

Мы не забываем проставлять локации в начале поста.
Правда, Ладвиг?

Мастерский

"Зимородок", позднее улицы ночного города

Чего стоит правда? Всех земных благ? Всех сокровищ мира? Или, быть может, она бессмысленна и бесполезна, как опавшая по осени листва? Что отдала бы за правду хирург из Нильфгаарда, знай, что она не принесёт ей покоя? Что отдал бы за правду преподобный Доминик, зная заранее всю её горечь и привкус смерти?
Столь риторические вопросы внушали преступные сомнения. В вере, в городе, в самом себе. Доминик Кальтер не сомневался.
- Все расходы покроет церковь, милсдарыня. Вам не стоить беспокоиться ни об этой комнате, ни о своих вещах. Вы готовы? Тогда пойдемте.
Вопреки всем эдиктам, кодексам и нормам приличия Доминик первым покинул одну из лучших комнат "Зимородка". Служитель церкви не солгал нильфгаардке: все расходы, если таковые возникнут, церковь возьмет на себя. Умолчал он лишь о том, что эти расходы, а также и сохранность жизни будут зависеть от Инги ван Мейст.

Они прошли совсем недалеко, минуя пару кварталов и торговую площадь.
Засыпающий город обнял их, окутывая дымом запрещенных церковью, но одобренных борделями кальянов, убаюкивал греховным запахом цветущих роз и пением одинокого соловья.
Красиво.
Если бы Доминик Кальтер умел замечать красоту, то он обязательно бы остановился, завороженный картиной, позабыв о бедняках и попрошайках, сиротливо прижимающихся к сырым стенам и загаженным углам, о лужах из мочи и бытовых вод, которые стояли на торговой площади с весны до первых заморозков.
В одну из таких луж святой отец едва и не наступил. Тяжело вздохнув, Кальтер сделал шаг в сторону.
Некогда прекрасный и благородный город был проклят его же жителями, которые не хотели жить ни по совести, ни по чести, ни в сострадании. Новиград был потерян для Вечного Огня навсегда.
- Вы часто бываете в Новиграда, милсдарыня? Ранее ни один хирург не предлагал свои услуги.
"Раньше у них хватало ума не высовывать нос и не говорить о медицине в присутствии священников. - подумал Доминик. - Сейчас же алчность и гордыня всё изменили".
Неожиданно из-за поворота вынырнула долговязая фигура в плаще.* Несмотря на то, что подобное было в Новиграде привычным зрелищем, рука Доминика накрыла эфес короткого меча, сокрытого плащом.

Таверна "Довольный Вилохвост"

Заказчик пожал плечами и опустил взгляд.
Весь его сокрушенный вид говорил о том, что будь у него возможность, он бы выдал Койону всё то, что тот пожелает и даже чуть-чуть больше.
- Постараюсь, милсдарь, но люд напуган. Если кто что-то и знал... Новиград умеет хранить свои секреты. А девки... кто где, милсдарь ведьмак. Кто к женишку ушел, кто из дому до соседки вышел. И каждый раз разное место. И в городе, в обрезках, на пристани. Сука, словно издевается кто!
Наниматель затих. Затем, властным жестом подозвав к себе Милу, продолжил:
- Комната будет, девка Вас проводит. Вижу я, что Вы человек честный, чтобы про вашего брата люд да святоши не говорили. Я чувствую это, милсдарь ведьмак. А чутье меня еще не обманывало. Милка, проводи гостя в угловую!
- Будет исполнено, мэтр Губерт! - подавальщица сдула локон, упавший ей на лоб. - Идемте, милсдарь! Да вещи заберите, не разбрасывайтесь!

Храмовый остров

Случается так, что удача подстерегает нас там, где её совсем не ждешь. Много у этой своевольной госпожи личин и обликов, и не каждый сумеет его разгадать. Выходя из дома мы не можем знать о том, что по пути нас может поджидать чей-то оброненный кошель, полный золотых. Впрочем, вместо кошеля может встретиться и головорез, который этот самый кошель у Вас отберёт.
Удача поджидала Филиппу Эйльхарт и ей помощницу в виде попрошайки, сидящего на крыльце одного из домов.
Серый и неприметный, как мышь, он внимательно прислушивался к словам чародейки и её помощницы, а затем медленно и осторожно подошел к скамейке.
Медленно выйдя на свет, он поклонился так низко, как только мог.
- Смиренный червь стал невольным слушателем вашего разговора, сударыни. - глаза его, блестевшие лихорадкой, бессовестно скользнули по лицам и фигурам женщин, останавливаясь на местах интересных и не очень. - Если сударынь интересует, то... я знаю того, кто смог бы дать им необходимую информацию. Об иерархе, его приказах и болезни.
Попрошайка выпрямился, обеспокоенно оглянулся по сторонам. Словно опасаясь быть услышанным, он подошел ближе.
- Только эта информация будет стоить сударыням десять крон!

* Ротгер, это вы
** Сариэль и Ладвиг - у вас есть о чём играть

+7

25

Новиград, "Зимородок"

Риск - штука сложная и, что немаловажно, опасная, но так или иначе он сильно вклинивается в человеческую жизнь вне зависимости от непосредственного желания этого самого человека. Что до случая Инги, то в своей жизни она совершала много разных поступков, в том числе и из разряда безумных, так что слова о прямой зависимости сохранности ее жизни и ее действий в данном конкретном случае навряд ли бы выбили девицу из душевного равновесия. Но раз преподобный не стал нагружать девушку кровавыми подробностям, то так было даже лучше, без угроз и предупреждений на душе обычно спокойнее.
- Да, тогда я готова,- естественно о свои вещай девушка не могла не задумываться, ведь без них весь ее медицинский опыт и знания были просто набором советов и рекомендаций, для практики всегда необходимы какие-либо ресурсы, и если церковь в этот момент и покроет все расходы, то в будущем же никто не будет щедрой рукой спонсировать медицинские изыскания с целью выручки денег, так что свою драгоценную поклажу из виду Инга даже не думала терять даже во имя великой цели, как ни странно она планировала пожить еще какое-то время и не становиться при этом мученицей.

Ночные улицы Новиграда

Инга всегда любила темное время суток, не смотря от условий и погоды ночью по обычаю было гораздо тихо и комфортней нежели днем при таких же обстоятельствах, это позволяло либо сосредоточится работы, либо наоборот расслабиться для отдыха. Но вот красоту она не часто замечала, лишь в мгновения особого умиротворения и безмятежности, коми, конечно, нельзя назвать необходимость поспевать по темным грязным городским улочкам за широкими шагами своего спутника, не замарав при этом свои драгоценные сапожки. 
- Нет, не часто. Город слишком большой, здесь ты либо местный и имеешь собственное дело, либо приезжаешь по определенному, либо тебе здесь не рады и видеть не хотят,- именно такое мировоззрение хранила девица по отношению к крупным населенным пунктам, а Новиград, как известно, был в этом списке на первом месте,- Неужто никто не беспокоится за жизнь достопочтенного иерарха?- с искренним удивлением выдала она,- мне то казалось, что тут просто с врачебным ремеслом проблемы связанные... Ну... Даже и не знаю с чем...- на самом деле она прекрасно знала, все знали, да только не особо то говорили, особенно в присутствии служителей церкви, но Инга всю свою жизнь зарабатывает себе репутацию исключения из устоявшихся правил, и просто не хочет останавливаться,- так или иначе, должен быть кто-то первым, разве нет?
Впереди мелькнула фигура в плаще, сама девушка отставала от святого отца на шаг, в левой руке к мостовой тянула сумка с личными вещами, а правая, хоть и была свободна, не тянулась к клинкам на поясе, заместо этого девушка лишь сделала шаг за спину своего провожатого, но не из приступа паранойи, банально обступала очередную лужу. Да и так было безопаснее, не было лишней провокации.

+5

26

Тридцатое июля, где-то на улицах предместий Новиграда.
Бертрам на рассчитывал, что "подопечная" окажется такой охочей до трепотни. Она задавала и задавала вопросы, и, кажется, даже слушала ответы. Это было подозрительно - дети богачей такого типажа, как правило, не снисходили до разговоров с охраной. По крайней мере, так слыхал сам Хог, да и в бытность стражником его порою приставляли к сынку какого-нибудь купца в качестве личной охраны. По-хорошему, такого быть не должно было - стража, все же, не личная армия богачей... Но там, где замешаны деньги, редко что-то делается по-хорошему. Если, конечно, "хорошее" и "выгодное" не переплетаются. Конечно, бывала и противоположная ситуация - юные и наивные детишки порою искренне и с немалым рвением донимали расспросами - восхищались, просили рассказать историй, а некоторые - на полном серьезе хотели научиться биться на мечах и прочим воинским премудростям. Как будто реально было чему-то научить абсолютно нулевого в плане подготовки человека за пару недель - месяц. Однако же мазель Настуся к такому типу определенно не относилась, так что ее разговорчивость настораживала. "Зубы, значит, заговариваешь? Что же... Посмотрим, с какой же целью. Ох и не нравится же мне все это..."
- За девицами слежу? Ну, я бы назвал это "обеспечением безопасности". Охраной, стало быть. Тако же и прочих персон охраняю, ежели за это платят. Купцов там, скажем, или чиновников. Иногда крестьян. Целые села крестьян. Но это уже реже, и уж точно не в одиночку. - Про то, что иным "персонам" он так же, за деньги, порою головы отстригал, наемник благоразумно решил не упоминать. Да, такие ребята, собравшись в группу, частенько подряжались бандитов извести, скажем, и это не было секретом, но лишний раз не стоит акцентировать внимание на данном аспекте. В конце концов, упоминать о том, что ты, по сути, подрабатываешь наемным убийцей, хоть и законным и "благородным", да еще и при "юной и впечатлительной" девушке, было бы лишним.

Тем временем, дело шло к закату, и подопечная повернула в сторону доков Новиграда. И чем дальше, тем больше терзало наемничью душу предчувствие некоторого дерьма. И - ну кто бы мог подумать! - оно и случилось. Резко, стремительно, как ушат помоев, выплеснутый на голову из чьего-то окна. Разве что, далеко не так неожиданно...
- А как ты в седле сидишь, Бертрам? Лошадей не боишься? Как насчёт того, чтобы прокатиться за городом? - она подмигнула. - Ты не боись, папенька ничего не узнает... а вот если откажешься, то я буду грустной. Папенька не любит, когда я грустная.
"Ну вот, курва мать, приехали. Сука." - выругался про себя Берт. Последнее, справедливости ради, относилось не к Настусе, а скорее к ситуации в целом. На девку-то он зла не держал. Ну молодая, ну глупая... Как будто сам таким не был. Засунуть голову в самую адскую жопу (в переносном, ясное дело, смысле), рискуя шкурой? Запросто. Кто сказал, "идиотизм"?! Приключение! Итак, теперь предстояла самая трудная часть работы - убедить девушку, что затея со скачками тупа, неосуществима по техническим причинам, и банально слишком опасна, ибо представляла собой почти чистое самоубийство.
- В седле, милсдарыня, я сижу никак. В смысле, не сижу. Ни седла, ни лошади под это седло, ни навыков езды - проговорил наемник спокойно и вежливо. И только последнее было полуправдой - кое-как Бертрам все же научился сидеть на конике и не падать. Только вот первый конь пропал в лесу близ Марибора - когда Хог поймал болт в бочину, и выхаживался потом некоей пещерной целительницей. Второй, купленный вскоре, сбежал как-то во время привала (кто ж, черт возьми, знал, что эту паскуду надобно стреноживать?!) и уволок с собою седельные сумки со всем провиантом (кто ж, опять-таки, знал, что их нужно снимать?), чем заслужил немало слов нелестных от наемника, вынужденного всю неделю пешего пути до ближайшего города жрать подножный корм. А третий копытный отбросил свои копыта совсем недавно - поймал стрелу на тракте, и пошел на провиант всему каравану. Так что в вольный город Новиград задница Хога попала, продавливая повозку добросердечного торгаша, предоставившего бойцу место (и высчитавшего за это десять крон из гонорара).  В общем, на данный момент Бертрам был чистой породы пехотной единицей. Только вот сомнительно, что дочери купца, пусть и из предместий, будет затруднительно раздобыть лишнюю клячу ненадолго. Тут уж было б желание...
- Лошадей не боюсь, а вот они меня почему-то недолюбливают. Ну, это не важно... - Бертрам сделал паузу. А потом заговорил предельно серьезно.
- А важно то, милсдарыня, что я бы с удовольствием составил Вам компанию, хоть в седле держаться и не умею. Но в другое время. Нынче в окрестностях проще простого нарваться на бандитов, или, того хуже, "белок". Попади мы в засаду - лошади не спасут. А я... Максимум, убью двух-трех, и то если на меня пожалеют стрелы. Разбойники, конечно, могут Вас - но не меня - пощадить. Ради выкупа. Но более вероятно, что они просто используют Вас всем лагерем, и перережут горло. Или будут пытать, забавы ради. В одной шайке, например, главарь был из островитян - так он пленникам велел животы вспарывать, кишки на столб подвешивать, и пускать тех вокруг столба ходить. И мужчин, и женщин. Иной бандит любил рвать пленницам груди раскаленными щипцами - просто потому, что нравилось ему это. "Белки" же просто пустят стрелу в живот, и оставят умирать. Или пленят, а потом намажут медом и положат на муравейник. Их любимая казнь. Муравьи тогда заживо едят жертву... - наемник поморщился. Эта казнь была ему наиболее отвратительна. - Но не будем об этом. Впрочем, белки и бандиты - еще полбеды. Вы же знаете, милсдарыня, что нынче в Новиграде кто-то повадился девиц воровать. Молодых и красивых. Потому Ваш папенька меня и нанял. Давайте начистоту. Я здесь не для того, чтобы отбиться от похитителей. Один человек не сможет остановить спланированного нападения, если только нападающий не безумец. Я здесь для того, чтобы предотвратить попытку похищения вообще. Чтобы Вас посчитали невыгодной целью... И обратили внимание на других, - наемник опустил глаза на момент. Ему было не по себе от того, что защищая кого-то - он, возможно, подписывает приговор кому-то другому. Но всего не просчитаешь, и от Предназначения не уйдешь, так что Бертрам мог с этим жить.
- Пока мы в городе, среди людей - это работает. Потасовка с вооруженным человеком поднимет ненужную похитителям шумиху. А если они убьют меня первым - Вы сумеете позвать на помощь, или как минимум закричать. Тоже невыгодно для них. Но как только мы выйдем за город - это развяжет им руки. В общем, милсдарыня, грустной быть все же лучше, чем мертвой. К тому же, этот день - не последний для конной прогулки. - наемник взглянул на клонящееся к горизонту солнце.
- Нам лучше поторопиться. Мы должны быть дома до заката. Приказы Вашего батюшки были предельно ясны - Бертрам говорил вежливо, без тени дерзости или грубости в голосе. Да, приказы милсдаря Бенджа были ясны. "Ты, главное, запомни, что ты не ей подчиняешься, ты мне подчиняешься. А её ты токмо стережешь. Запомни хорошенько, забудешь - худо будет". И Бертрам помнил. Хорошо помнил. И надеялся, что девчонке хватит мозгов понять, во что она хочет втянуть их обоих, и откажется от безумной затеи. "В конце концов, если он и поведется на её грусть - максимум наорет, ну, может, выгонит. Всяко лучше, чем помереть ни за хрен собачий."

Отредактировано Бертрам Хог (2015-07-29 03:04:01)

+3

27

Тридцатое июля 1265 года, Новиград. Храмовый остров. Ночь. Улицы

  Прибыв в Новиград ещё до наступления полудня, Кёрз провозился дотемна со своим заказом у кузнечной лавки. Мастер был в запое уже неделю, чего за ним, как помнил Ротгер - обычно не водилось, но так или иначе, но принимать заказ пришлось ученику и младшему подмастерью. В результате - Кёрзу пришлось чуть-ли не самому браться за инструменты и вставать за наковальню и горн.
Окружающие тогда услышали много занятных выражений, эпитетов и метафор, благо, больше половины было произнесено Ротгером на лирийском, а не на общем.
Итогом стал уговор, что опарафинившийся ученик обещался сделать работу как надо завтра к полудню, что, в общем-то - палача не устраивало, но так как иного выбора не было, а другие кузнецы с палачами и их инструментарием дел не имели - пришлось соглашаться.
В результате, лириец шёл тёмными ночными Новиградскими улицами к таверне "Зимородок", которую избрал аварийным вариантом пристанища для проведения этой ночи.
Тёмно, кругом лужи, грязь и нечистоты...
Могут просто так грохнуть - за "красивые глаза", что называется. Хотя, в случае Кёрза - придётся повозиться, если только не использовать арбалет. Впрочем, толку от стрелкового оружия, если ни зги было не видно, наверняка было бы немного...
Беззвучно выругавшись, наступив в очередную лужу, невидимую из-за темноты, прочих луж и хренового расположения духа - Ротгер завернул за угол и нос к носу столкнулся с парочкой, видимо, решившей устроить романтическую прогулку по ночному Новиграду.
Среди грабителей, нищих, грязи, луж и помоев. Романтика, чёрт её дери...
Характерный жест шедшего впереди мужчины - моментально привлёк к себе всё внимание палача и шагнувшую за спину женщину тот успел рассмотреть только мельком. Что-то несла, сумку, вроде...
В другое время и в других обстоятельствах, Кёрз бы не стал рисковать и светить своё злодейское и проклятое по мнению всех остальных людей и нелюдей оружие-инструмент. Но сейчас, когда незнакомец явно положил руку на меч, спрятанный под плащом, а Ротгер не взял с собой в поездку ни крюков для переноски трупов ни фальшиона, которым обычно обезглавливал отловленных дворняг - зловещего виды кнут составлял его единственное оружие.
Пола плаща мгновенно была отброшена в сторону и правая рука палача легла поверх свёрнутого на поясе кнута, который являлся в руках человека опытного с ним в обращении - оружием гораздо более страшным, чем казался.
Из-под тени капюшона Кёрза выглядывали только кончик носа и подбородок, покрытый почти постоянной трёхдневной щетиной, но вопрос и мужчина с мечом и женщина с сумкой услышали чётко ибо лириец не привык мямлить даже в столь щекотливых и попахивающих дракой ситуациях.
Вопрос, конечно, был тот ещё, но каким бы он ни казался идиотским - именно но сейчас образовывал ту грань, относительно которой будут оцениваться последующие действия обеих сторон этими же сторонами, как бы это схоже с убогим каламбуром ни звучало:
- Прекрасная ночь сегодня, неправда-ли?

+3

28

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/140-1484095304.jpg[/AVA]Храмовый остров

Филиппа обычно брезговала общением с простым людом. И дело не в том, что она была выше их по положению. Или же по возможностям. Нет, скорее, в интеллектуальном плане, что было самым главным преимуществом чародейки. Зачем положение, если не знаешь, как им воспользоваться? И зачем сила, если даже не знаешь, как ее применить?
Все настолько просто, даже не нужно усложнять и придумывать сложные мотивы. Низший люд был практически неинтересен Эйльхарт. Разумеется, у нее были свои шпионы среди них. Но они все же, работая на нее, жили не тужили, лишь надевали нужную маску при работе.
И все же после появления попрошайки чародейка не отодвинулась. Не встала и ушла. И даже не прогнала прочь.
Порой судьбы может подкидывать интересные события. А в случае с иерархом появление человека низшего сословия и достатка вполне могло чем-нибудь обернуться. Орден Вечного огня поддерживает тесные связи с бедняками, ими легко управлять.
И когда кто-то неожиданно хочет помочь, пойдя против священной веры, есть повод задуматься. На дешевую провокацию не похоже. Да и на трюки Дийкстры непохоже. Может, это все же от него помощь? Как бы то ни было, чародейка, мельком взглянув на Ахру, решилась испытать судьбу.
Каждый в Редании знал, что обманешь чародейку – закончишь плохо. Тем или иным способом, но плохо.
Филиппа вытащила из малозаметного кармашка платья кошелек и бросила попрошайке, не давая ему подобраться ближе. Вид у него был слишком… нездоровый.
- Говори все, что знаешь, здесь двадцать пять крон. И ничего не утаивай.
Последствия обрисовывать без необходимости чародейка не собиралась. Нет времени, а дело слишком серьезное.

+5

29

[AVA]http://testforum.funbb.ru/img/avatars/000b/1c/c0/105-1484324834.jpg[/AVA]Таверна "Довольный Вилохвост"
Кошкоглазый встал из-за стола, подберая свои вещи.
- Доброй ночи, мэтр Губерт. - Мутант быстро развернулся на пятках и зачеканил невысоким каблуком вслед за девушкой, которую хозяин таверны, мягко говоря, любезно попросил провести Кота в комнату. Они поднялись на второй этаж, дошли до угла. Девушка отворила дверь, рукою преглашая посетителя войти внутрь. Мужчина учтиво кивнул, проходя внутрь.
- Благодарю, милсдарыня. - Из закромы одеж у ведьмака в руке появилась монета, котору он без сожаления отдал девушке. Любой труд нужно поощрять. Так он считал. Даже наемничий.
Комната не выделялась особыми удобствами. Как и сотни тысяч комнат до этого. Кровать у стены, одна тумба, стул с грубо тесаными и кривыми ножками, матрас с силой-силенной клопов и прекрасный вид из окошка на Новиград. Мужчина закрыл за собой дверь, скоро чертя Знак, дабы его не бепокоили посторонние и не входили без стука. Скинул вещи и увалился на кровать. Его одолели мысли о своей спутнице, которую он оставил саму, обещая в скором времени вернутся. Интересно, как она там, сама? Так же, как и до того момента, как они встретились? Прекрасно? Или же что-то не так? Но, прогоняя синтементальность прочь, Койон принялся размышлять, с какой стороны города ему лучше начать?
Несколько минут, плевания в потолок и томного умственного процесса, Кот решил, что отправится на пристань, а после пройдется по нескольким постам и опросит патруль. Может слышал кто что. Ну, а сейчас надо было ложится спать. Ибо будет день и будет пища. А подъем будет ранний.

Дамба.
Ведьмачье утро началось примерно на второй крик петуха. То есть, где-то часов в пять, когда солнце еще не успело показаться, но на дворе было достаточно светло, тем более для ведьмака. Закинув бастард на пояс, серебряный за спину, Койон быстрым, но тихим шагом спустиля вниз и отправился на дамбу. Шел он недолго, по крайней мере, так казалось мутанту. У ворот, что открывали выход к дамбе, стояли парочка стражей. Именно с них монстробой и решил начать. Оба сослуживца спали, оперевшись руками о древко алебард и уложив головы шальные на руки. Кот негромко кашлянул в кулак, привлекая внимание.
- Я прошу прощения, что отрываю вас от столь важного занятия, блюстители закона, - пробасил невысокого роста мужчина, вырывая сознания стражей из цепких рук сна,- Но Новиград полнится слухами. И если вы дорожите своими детьми, а в особенности дочерями, то расскажите, что вы знаете о пропаже девушек в округе и самом городе.
Тактичный ли ход? Черт его знает. Вроде бы и должен заставить говорить, но с другой стороны, бывают люди из которых хрен ты выбьешь что, а не нужные сведения.

+4

30

Ахра все смотрела и смотрела на воду, завороженная переливами воды. Раньше это времяпрепровождение могло увлекать ее непозволительно долгое время, но девушка даже подумать не могла, как не хватало ей этой легкой ряби да мягкого шуршания воды, смешанной с песком. Переливы эти расслабляли и умиротворяли. Они никуда не спешили, никуда не торопились. Их не волновала болезнь иерарха, не печалила судьба Редании, не интересовали чародейка и ее подопечная. Вода не беспокоилась. Вода не мельтешила. Вода, казалось,  знала, что в любом случае произойдет все то, что произойти должно. И благородное течение делилось и с Ахрой этой дикой умиротворенностью.
Ахра продолжала кивать, не глядя на Филиппу, но внимательно слушая ее. Девушка думала, что понимает сова чародейки об ожидании, колесе судьбы. иерархе. Ситуация, казавшаяся ей такой туманной и непонятной, начала понемногу проясняться. Ахра больше не чувствовала себя излишне встревоженной. Осталось только внимание к происходящему и логичная, не избыточная  настороженность, которая  дала о себе знать, когда в поле зрения появился незнакомый мужчина, выглядящий дурно.
Ахра заметно напряглась, глядя на него во все глаза. Что-то в его внешнем виде казалось ей удивительно знакомым. Он еще не начал говорить, когда Ахра поняла, что именно. Живо вспомнилась лечебница в Вызиме, где заканчивала жизнь матушка Ахры.
Он может быть заразным” - сказала Ахра Филиппе. Сказала молча, без слов, прилагая огромные усилия к созданию мысленной речи. Слушать ее у Ахры получалось легко, а вот говорить самостоятельно еще вызывало некоторые затруднения.  Девушка сильно сцепила пальцы в замок, между бровей ее пролегла еле заметная морщинка.
Мне не нравится, что он… подслушивал. Это нормально, что нас могут подслушать, когда мы говорим о таких вещах?”
Но Ахру пугало не только это. Ахра беспокоилась, что мужчина поведет их в место, где много больных, что зараза может добраться и до чародейки с ее ученицей. Конечно, магия сможет это излечить, но и на это нужно будет время, которого, как подозревала Ахра, было не так много.
“Вы доверяете ему, Филиппа? Это не может быть… еще одним приказом иерарха? Запереть где-то, не позволить Вам… ничего не позволить?..” [AVA]http://sf.uploads.ru/t/CtsUG.jpg[/AVA]

+6