Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бертрам Хог

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Полное имя: Бертрам Хог

2. Возраст | Дата рождения:На 1264 год - 26 лет | 1238

3. Раса: Человек

4. Род занятий: Наемный боец

5. Внешность:

Бертрам — относительно высокий человек даже по сравнению с другими северянами. Ростом шесть с половиной футов, широкоплечий, обладает развитой мускулатурой, подтянут, что обусловлено образом жизни. Цвет волос — черный, цвет глаз — серый, коротко подстрижен, дабы в драке не ухватили за волосы, хотя за время странствий может и обрасти немного, все же цирюльники встречаются не так уж и часто. Чистоплотен, в каждой корчме, где останавливается, старается раздобыть хотя бы бадью горячей воды, дабы смыть грязь и пот. Из растительности на лице (помимо ресниц и бровей) всегда имеется как минимум щетина, а то и полноценная, хоть и не сильно длинная, борода — опять-таки, в путешествиях как-то не до нее. Широкая челюсть, выступающий вперед подбородок, глубоко посаженные глаза, в уголках которых имеется сетка морщин. Так же весьма глубокие морщины присутствуют и на лбу, из-за привычки оный нещадно морщить по поводу и без. Брови не слишком густые, и все время нахмурены, из-за чего лицо может выглядеть несколько злобно — что, впрочем, почти всегда далеко от истины. под правым глазом имеется рваный шрам от виска до переносицы, нос — слегка приплюснут ударом деревянной палицы, нижняя губа была разорвана, от чего тоже остался шрам, и еще небольшой и относительно аккуратный шрам на лбу от левого глаза, уходящий в волосистую часть головы в середине лба. При ходьбе сутулится, из-за чего кажется чуточку ниже, чем есть, походка жесткая, чеканная, если обстоятельства не требуют иного. В одежде предпочитает черный и серый цвета (потому, что нравятся), а так же бежевый цвет неокрашенной ткани и коричневый цвет столь же неокрашенной кожи (просто потому, что такую одежду проще всего достать). Последние два цвета и носит на данный момент: кожаные штаны, свободную рубаху, кожаную кирасу, кожаные наручи с нашитым кольчужным полотном, подшлемник, поверх которого — стальной шапель. В ножнах на поясе — стальная зерриканская сабля, на спине — круглый щит и чехол с тремя дротиками, в руках — легкое копье с ясеневым древком и стальным наконечником. На теле имеется длинный поперечный шрам от случайного удара мечом на животе, а так же на правой части спины, параллельный позвоночнику, от лопатки до середины спины.

6. Характер:

"Может рассказать шутку и выпотрошить человека с одним и тем же выражением лица. Иногда — одновременно."

Такую краткую характеристику некогда дал Хогу его сержант, и она достаточно точна. Бертрам — очень сдержанный, спокойный человек. Считает контроль разума над эмоциональными порывами за добродетель, и воспитывает в себе это качество. Задача, надо сказать, не очень сложная — к этим самым порывам Хог утратил склонность по мере взросления и накопления жизненного опыта. Расчетлив, скрытен, мысли свои обычно держит при себе, если они не имеют непосредственного отношения к делу. В противостоянии — мирном или боевом — "играет от обороны". Разнообразными уловками он заставляет противника допустить ошибку, раскрыться — и затем делает свой ход, с неожиданной для такого человека точностью и стремительностью. Если же есть возможность ударить первым и застать оппонента врасплох, а конфликт все равно неизбежен — пользуется ей.

Говорит мало, слушает — много и внимательно. Считает, что "информация — тоже товар, чем меньше отдашь и чем больше получишь — тем лучше". Речь его спокойна, невозмутима и, как правило, вежлива. Даже будучи разгневан, голоса обыкновенно не повышает, однако может допустить появление "стальных", угрожающих интонаций. Иногда его пробивает на длинные монологи, но очень редко. Временами демонстрирует склонность к сложным словесным конструкциям, порою неуместную. Ничего не имеет против ругани, хотя использует редко. Говорить проще и грубее может, но не очень любит.

Политически индифферентен, поддерживает королевства Севера в целом, против нильфгаардской агрессии. Впрочем, о Нильфгаарде как таковом имеет мнение, в целом, положительное... Пока этот самый Нильфгаард остается в своих границах. К нелюдям относится точно так же, как к людям — то есть, судит по поступкам, их мотивам и целям, а не по слухам, росту и форме ушей. Презирает расистов по обе стороны. Уважает ведьмаков, считая их полезнейшими специалистами.

Не может назвать себя религиозным человеком. Тем не менее, испытывает глубочайшее уважение к культу Мелитэле, а также находит некоторые мысли из "Доброй Книги", что любила цитировать его матушка, весьма интересными. Настороженно относится к агрессии, амбициям и стремительно растущему влиянию церкви Вечного Огня.

Данные обещания старается держать, данные клятвы — держит всегда. Впрочем, и то, и другое, будучи дано под давлением, силы не имеет. Кроме того, как именно сдержать то или иное слово может решать сам.

Склонен к альтруизму и помощи нуждающимся — эти черты юных лет Бертрам сохранил. Пытается поступать правильно. Тем не менее, знает свой предел, и не пытается прыгнуть выше головы. Понимает, что в некоторых ситуациях пройти мимо — единственный разумный вариант, а бессмысленный героизм приведет лишь к еще одному трупу — его собственному. Потому к вопросу нанесения добра и причинения радости предпочитает подходить с холодной головой.

Равнодушно относится к убийству своих врагов и опасных преступников. Из всех методов в этом вопросе выбирает наиболее эффективные, игнорируя всяческий гуманизм. Не чурается подлости и вероломства, но только в том случае, если они направлены непосредственно на жертву и её сторонников, но не на посторонних людей. Вместе с тем, убийство вне боя видит не наказанием, но превентивной мерой. Считает, что сделанного не воротишь, и всё, что имеет значение — настоящие и будущие дела рассматриваемой персоны. И некоторые люди просто слишком опасны, чтобы жить. Рассуждения в духе "кто мы такие, чтобы судить?" считает одним из самых инфантильных оправданий своего бездействия за всю историю человечества.

Еще со времени службы в гарнизоне Флотзама очень трепетно относится к бремени командования. Считает себя ответственным за каждую вверенную ему жизнь, и гибель каждого подчиненного переносит очень тяжело. Потому их, жизни, старается понапрасну не расходовать, буде ему придется снова командовать людьми, и старается минимизировать всякий риск.

Ценит дружбу, но дружбы не ищет. В людях уважает более прочих качеств ум, верность, честность и, превыше всего, настоящую доброту. Последнюю считает признаком не слабости, но величайшей силы. Не видит ничего дурного в страхе и проявлениях слабости, потому как у каждого человека, по его мнению, свой предел. В целом не имеет склонности осуждать чей-либо характер. Питает слабость к человеческой открытости, искренности и доверию. Демонстрация оных к его персоне очень сильно подкупает Бертрама, и он начинает относиться к такому человеку куда лучше.

7. Цели:

Заработать денег и "выбиться в люди", стать влиятельным человеком, возможно - сделать карьеру командира наемников, либо же попытаться пробиться в какой-либо рыцарский орден - если, конечно, когда-нибудь найдется такой, который примет в свои ряды простолюдина. Побочная цель - став достаточно влиятельным, собрать большой отряд хорошо обученных людей, вернуться во Флотзам, и вымести оттуда к чертям скоя'таэльское отродье.

8. История персонажа:

В 1238 году, во Флозаме, что в долине Понтара, у четы Хог - темерского купца Адриана и ковирки Фелиции - родился сын. По счету третий, младший, стало быть. Тут сразу сделаю отступление, дабы поведать о семье персонажа, порядках в ней и отношениях героя с родственниками. Так вот, отец семейства, будучи купцом, часто отсутствует дома, предпочитая вести дела лично, в том числе и в других странах. Его доверенным лицом во Флотзаме сразу после совершеннолетия стал старший сын - Вильгельм, гордость семьи и главная надежда отца. Средний сын - Лотар Хог - на момент рождения младшего брата был в возрасте девяти лет, и обучался в академии Бан Арда, будучи из числа "одаренных". Младший так же обладает Даром, но об этом никто, включая его самого, не знает, так как Дар до сих пор никак себя не проявил, и, скорее всего, уже и не проявит. Мать семейства - Фелиция Хог - родилась в Ковире, но вышла замуж за Адриана и переехала во Флотзам еще в молодости. Брак был заключен, как это редко бывает в случае с купцами, "по любви". Обычно говорят, что младшие дети - самые любимые, но в этом случае это не так. В то время, как Вильгельм был окружен вниманием и заботой с самого начала, и из него активно лепили продолжателя семейного дела, его младший брат был по большей части предоставлен сам себе, что устраивало и его, и прочих членов семьи, кроме, пожалуй, матери. Впрочем, вернемся непосредственно к персонажу.
Сына назвали вполне себе типичным именем Бертрам, и он рос весьма здоровым и сильным парнем. С шести лет его начали обучать грамоте, а с восьми - хотя и очень нехотя - бою на мечах. Причем Адриан Хог, будучи человеком рациональным, решил, что ежели давать сыну бойцовские навыки - то пусть это будут навыки реального боя, которые могут спасти жизнь, а не показушных поединков, какими любило развлекаться столичное дворянство. Так что в учителя взяли старого наемного солдата, и учил он не только рубке на мечах и саблях, метанию копий и работе щитом - как в защите, так и в нападении - но и использованию подручных средств и т.н. "грязных приемов". Песок в глаза, удары в пах, и всякое подобное - в общем, все, что использовалось в реальных боевых условиях, чтобы и самому выжить, и врага зарубить. Солдат этот был учителем суровым - иначе просто не умел - но крайне эффективным. Грамоте Бертрам обучался вполне сносно, однако наибольшие успехи показывал именно в бойцовских тренировках (к некоторому неудовольствию отца и старшего брата). В свободное же время мальчик дома не засиживался, предпочитая проводить время на улице. Поначалу играл с другими ребятами Флотзама, однако это быстро наскучило. В войнушку с Хогом-младшим играть перестали очень скоро - больно уж он любил врезать палкой-"мечом" посильнее, и слишком хорошо у него это получалось - а другие игры Берта не шибко интересовали. Тогда мальчишка начал предпринимать регулярные вылазки в Биндюгу, что за воротами Флотзама. Там, конечно, была совершенно другая жизнь. Вони и грязи было куда больше, чем в самом Флотзаме, хижины выглядели куда беднее, однако Бертраму почему-то нравилось это место. Здесь же он познакомился с одним эльфом-охотником... Ну как, "познакомился..." Просто упорно доставал его расспросами обо всем, что приходило в голову, а бедный эльф со временем давал все больше ответов. Было что-то  располагающее в абсолютной наглости, назойливости, беспардонности и открытости малолетнего D'hoine, и со временем охотник даже перестал корчить недовольную рожу при его появлении... Почти. Тем временем, мальчишка рос, и получил начальное образование (научился читать-писать, да еще считать). На четырнадцатилетие отец подарил ему отличную тяжелую саблю, что привез из Зеррикании накануне, а в шестнадцать юноша был уже достаточно развит физически, чтобы записаться добровольцем в стражу. Отец был крайне раздосадован таким решением, старший брат стал презирать Бертрама еще сильнее (отношения между этими двумя были более, чем плохими), но спорить было бесполезно. Берт, во-первых, всегда хотел обеспечивать себя сам, а во-вторых - "бойцовская" карьера нравилась ему куда больше, чем должность какого-нибудь клерка-счетовода в отцовском деле. Большего ему все равно не светило - по крайней мере, пока был жив старший брат - да не очень-то и хотелось. И вот, наступил новый период в жизни Хога-младшего. Сначала были ежедневные тренировки с копьем, щитом и саблей. Так же Берт продолжал тренироваться в метании дротиков - какое-никакое, а преимущество в бою, порою даже весьма весомое. Не сказать, чтобы Хог был просто-таки божественным метателем, но с десяти-двадцати шагов в человеческую фигуру попадал. В тренировках с оружием Бертрам показывал хорошие результаты, как на манекенах, так и на живых оппонентах, и вскоре его допустили к непосредственному несению службы, и даже патрулям за городом. Первого человека Берт убил в 17. Патруль тогда наткнулся на засаду разбойников в лесу. Роб сбил лучника с дерева броском дротика, и вступил в рукопашную с двумя противниками. Ловко орудуя копьем, он смог удержать бандитов на расстоянии, но не более того - все-таки навыков для победы над сразу двумя неплохо вооруженными оппонентами у Бертрама не было. Так что этих двоих зарубили товарищи-стражники, разобравшиеся с остальными бандитами. Хог-младший не испытывал никаких угрызений совести по поводу первого убийства, напротив - он был чрезвычайно доволен и горд собой. И тем же вечером отправился в корчму - обмывать "первую кровь". Тогда-то Бертрам и познакомился с краснолюдом по имени Хаген Гримм, только прибывшим во Флотзам. На пьяную голову что люди, что нелюди становятся куда общительнее и дружелюбнее, а уж после последовавшего за попойкой мордобоя с местными пьяницами человек и краснолюд стали чуть ли не лучшими друзьями... И дружба эта продлилась не до утреннего похмелья, как это обычно бывает, а долгие десять лет, и длится и до сих пор. Однако, не будем забегать вперед. В целом, касательно службы Берта в страже можно выделить три вещи. Во-первых, от стражников постарше, предпочитавших пьянство и валяние дурака исполнению своих обязанностей, Хога отличала исполнительность (впрочем, в той или иной мере это применимо почти ко всем "молодым и наивным" новобранцам стражи). Он действительно старался выполнять свою работу как можно лучше, не брал взяток (да никто их ему и не давал, собственно), усердно тренировался и сохранял бдительность каждую секунду того времени, что был "при исполнении". Полученная таким образом репутация "честного стражника" играла бы ему на руку, если бы не следующий момент. Берт прослыл знатным другом нелюдей, а потому некоторые люди Флотзама его недолюбливали. Хотя  и не слишком, учитывая то, что скоя'таэлей тогда еще не было, и масла в огонь никто  особо не подливал. На самом деле, Хог просто одинаково защищал интересы ВСЕХ  граждан фактории, вне зависимости от расы и пола, однако кметам того не объяснить. Как-то раз он, будучи на службе, вступился за дочь того самого эльфа-охотника - звали его Каэль Мортис - которому любил докучать в детстве, чем окончательно завоевал расположение его и его семьи. Когда эльф хотел его наградить, человек попросил только, чтобы эльф брал его с собой на охоту. По привычке скорчив недовольную мину, скорее в шутку, чем всерьез, Каэль согласился, о чем потом, к слову, не пожалел... Хотя впоследствии это решение многого ему стоило, но об этом после. Вне службы же Бертрам занимался тремя вещами: пил и играл в карты с Хагеном,  участвовал в кулачных боях (причем вполне успешно), и охотился. Охотились, в основном, на кабанов - копье Берта тут приходилось как раз кстати. Так же эльф учил человека читать следы и  бесшумно передвигаться, чтоб не спугнуть дичь (и не привлечь внимание бандитов или чего похуже). Берт забирал себе лишь малую часть добытого мяса - в конце концов, эльфу оно было нужнее - хоть Каэль и пытался все время всучить побольше. Мол, гордость ему не позволяла забирать практически все. Но спорить с Бертом было бесполезно, так что остроухий со временем смирился. В общем, так и прошли следующие семь лет. В 1262 году Бертраму было 24, и он уже командовал десятком людей, после повышения. И в том же году началась война. Нильфы устроили резню в Цинтре, а Северные Королевства приняли этот вызов. И вот, когда родина позвала, Бертрам был в числе добровольцев из Флотзама. Всего их было три дюжины человек, и Берт был одним из самых старших... Не считая, конечно, Хагена. Краснолюд тоже пошел на войну, мотивируя это тем, что это болото ему осточертело, и он к черту на рога пойдет, чтоб хоть ненадолго из него выбраться. В общем, добровольцы ушли на войну. Вернулось их меньше четверти. Содден, прорыв правого фланга черных. Там большинство и полегло... В общем, зимой интервенция нильфов остановилась, и Бертрам с Хагеном и остатками добровольцев вернулись домой. С плохими новостями. Вернувшись, Берт продолжил службу в страже, и обнаружил две вещи: во-первых, появление в лесу нелюдских партизанских отрядов, скоя'таэлей, а во-вторых - обострившуюся в связи с этим неприязнь к нелюдям в народе, плавно перетекающую в ненависть. Надо сказать, что скоя'таэли вскоре загнали гарнизон Флотзама в город, ибо в стычках с ними люди на одну мертвую "белку" меняли двух-четырех стражников. А застать нелюдей врасплох, обладая численным преимуществом, было почти нереально. Однако Берт все еще продолжал охотиться с Каэлем, и на одной из охот они напоролись на скоя'таэльскую засаду. "Белки" хотели убить только Бертрама, и очень удивились, когда их главный осел на землю с эльфийской же стрелой в горле... В короткой, но яростной схватке эльф и человек прикончили оставшихся двух врагов, и поспешили ретироваться. Каэль сказал, что пока придется завязать с охотой... А когда Берт в следующий раз зашел в гости к эльфу, то обнаружил его, его жену и дочь мертвыми. По стреле на каждого. Разделяющиеся в теле наконечники, все как полагается... Такие применялись, наравне со срезнями, на войне, для обстрела бесдоспешной пехоты. И, помимо того, для показательных казней "белок", как в этот раз. Даже то, что в таком тесном пространстве стрелять было неудобно, их не остановило. И записка. "Смерть человечьим подстилкам!", гласила она. Что ж, еще один кровавый долг за "белками", и в этот раз он носил куда более личный характер. Иронично. Месть порождает месть. Похороны эльфу и его семье Берт оплатил из собственного кармана, и проследил, чтобы все прошло, как полагается. Некоторые люди смотрели на него с ненавистью только за то, что он проявлял хорошее отношение к нелюдям, но Бертрам как-то плевать хотел на их мнение. Тем более, таких было не так уж и много... До одного судьбоносного (по крайней мере, для Хога) момента. В 1264 году, во многом благодаря усилиям "белок", дерьмо расовой ненависти во Флотзаме вспучилось до критического уровня. Того, после которого идут открытые бунты и погромы. И вот, погром нелюдей начался и во Флотзаме. Сказать, что стража не обращала внимания - ничего не сказать. Многие из них присоединились бы к беспорядкам, да запрещено было. Бертрам, однако, собрал своих людей, и еще группу лояльных стражников, и направился усмирять беспорядки. Вид "людей в форме", с серьезными намерениями и вескими аргументами в виде мечей, дубин и алебард, быстро привел большинство "народных мстителей" в чувство... Но не всех. Группа особо разгоряченных - как хаосом, творившимся вокруг, так и изрядным количеством спиртного в желудках - никуда уходить не собиралась. Блеснула сталь, и один из стражников упал с перерезанным горлом... Воцарилась тишина. Казалось, даже сам убийца не мог поверить в то, что он только что сделал. Стражники смотрели на бунтовщиков, бунтовщики - на стражников, и все - на парня, которому не было, судя по виду, и двадцати, с окровавленным кухонным ножом в руках... Что ж, Берт хотел обойтись без крови. Он даже мог простить бунтовщикам пару жертв погрома, чего уж там, в конце концов, у них были поводы для ненависти, пусть и порожденные невежеством. А вот чего Хог простить не мог и не собирался - так это смерти своих людей. Что до остальных - если раньше они сюда пришли только потому, что их командир, которого они уважали, попросил об этом, и не одобряли этой операции, то теперь дело приняло личный характер.
- Ну, чего пялитесь? - обратился Берт к своим подчиненным. - Убийство стражника карается смертью. На копья ублюдков!
Два раза повторять не надо было. Все кончилось быстро и кроваво. Горстка бунтовщиков практически не оказала сопротивления. Хлынул дождь, смывающий кровь с улиц, и вносящий свою лепту в тушение небольшого пожара - крыша одного из нелюдских домов загорелась от брошенного факела (к слову, одного этого уже было достаточно, чтобы разогнать толпу быстро и жестко - малый пожар перерастает в большой за минуты, учитывая, что многие дома в фактории из дерева). А потом Лоредо, эта жирная свинота, назначенная во Флотзаме за главного, долго и громко орал. А под конец, прежде, чем выпереть Бертрама из стражи, посоветовал ему убраться вон из Флотзама, и как можно скорее. Причина была простой - некоторые люди собирались линчевать стражника за резню во время погрома. И до этого было лучше не доводить. В общем, Бертрам собрал самые необходимые вещи, попрощался с семьей и Хагеном, и покинул факторию, нанявшись в охрану купеческого каравана, идущего в Вызиму. С тех пор Хог-младший кочует по стране, промышляя охраной купцов да охотой за бандитскими головами (естественно, не в одиночку), в общем, наемничает, стало быть.

9. Навыки и умения:

— Владение длинным мечом на среднем уровне, саблей — на хорошем. Неплохо управляется со щитом, хорошо проработанная техника защиты и нанесения ударов оным. Копьем же орудует лучше всего — как в связке со щитом, так и обеими руками. Вполне сносно метает дротики. В человеческую фигуру шагов с десяти-пятнадцати попадет с неплохими шансами, но не более того.
— Умеет готовить еду, читать, писать и считать.
— Благодаря увлечению охотой умеет читать следы, не мастерски, но медведя от кабанчика, а того, в свою очередь, от отряда солдат, по следам отличит, и сможет даже выследить.
— Там же, на охоте, научился сравнительно тихо перемещаться по лесу.
— Достаточно ловок, по крайней мере в бою — удары умеет как парировать, так и уклоняться от них (а вот к мелкой моторике это не относится, ловкие пальцы — это не про него). Необходимый навык, учитывая легкость защитного снаряжения.
— Бегает довольно быстро.
— Навыки первой помощи ограничиваются дезинфекцией, прижиганием и перевязкой ран. Ну, и знанием того, что если не знаешь, что делать — не делай ничего.
— Имеет определенные познания в тактике и командовании людьми. Обусловлено это, во-первых, гарнизонной службой в чине десятника, во-вторых — живым интересом к военному ремеслу и внимательным его изучением на примере старших по званию.

10. Слабые стороны:

— Поскольку придерживается концепции легкого пехотинца, не носит средней и тяжелой брони, а потому если уж поймает удар — будет несладко.
— При сражении мечом без щита, очень страдает защита левой стороны. Этот недостаток он так и не исправил. — Слабое место в бою — ноги. Защиты на них меньше всего, а блокировать удары в нижней плоскости круглым щитом — проблематично. Что еще хуже, ранение в ногу лишает его столь необходимой подвижности, и резко снижает шансы на победу.
— Следующая слабость связана с огромным размером — такую тушу, как Хог, гораздо труднее спрятать, и по ней намного легче попасть, а в особо узком месте какой-нибудь, скажем, пещеры он может и застрять. А если вдруг Бертрам потеряет способность передвигаться — скажем, словит как следует по башке и отключится — вынести его из опасной зоны сможет только весьма сильный персонаж.
— Опасается знати, особенно мелкой, и чародеев. Это не значит, что при встрече с указанными он тотчас ударяется в паническое бегство, однако спорить и открыто конфликтовать с ними, вероятнее всего, не решится. Но если чародеев это касается больше враждебных, то дворян — любых, от них Бертрам старается находиться как можно дальше. Ничего странного, учитывая, что такие персоны обладают властью уничтожить простолюдина на месте.
— Легкая клаустрофобия, обусловленная не столько психологическими, сколько практическими причинами. Места для маневра в замкнутых пространствах не хватает, да и застрять можно запросто.
— Боязнь высоты, сугубо психологическая.

11. Имущество:

Оружие: Стальная зерриканская сабля, легкое копье с ясеневым древком, мешок с тремя дротиками, деревянный круглый щит с железным умбоном в центре.

Защитное снаряжение: кираса-кюри из вываренной кожи, кожаные наручи с нашитым кольчужным полотном, стальной шапель поверх подшлемника на голове.

Одежда: Свободная льняная рубаха, кожаные штаны, пара добротных сапог со стальными носами, поясной ремень.

Прочее: Моток ткани и бутыль краснолюдского спирта для дезинфекции и перевязки ран,  фляга с питьевой водой, шмат солонины да несколько сухарей в вещевом мешке. Охотничий нож.

Об игроке:
1. Планы на персонажа:  Непосредственное участие в сюжете, построение военной карьеры, нахождение друзей в этом жестоком мире. Или же, если мастера сочтут то нужным и интересным - был бы не против раскрытия у персонажа "спящего" Дара к магии, сложения оным персонажем оружия, и ухода в ученики к чародеям (не подумайте дурного, на становление супер-магом на рассчитываю даже, интересно поиграть именно учеником).
2. Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3. Знакомство с миром: Все книжки+3 игры. Правда, давно это было, мог и подзабыть чего, уж не серчайте...
4. Как Вы нас нашли?: Нагуглил.

Пробный пост:
(тема дается администрацией)

Бертрам бежал, выбивая подошвами сапог пыль из тракта под ногами, а позади него старался не отставать Адам Пайк - человек, с которым Берт нанялся охранять обоз некоего ушлого купца. А ведь этот торгаш казался честным человеком! Пока не отправил Хога и Пайка проверить ближайшие кусты, ссылаясь на то, что что-то там заметил. А как только те отошли - подстегнул лошадей, и теперь его повозка маячила впереди, удаляясь, а вместе с ней удалялись и надежды наемников получить свои деньги. Купцу ведь уже нечего было опасаться - до города было менее получаса пути, так почему б ему не избавиться от охраны уже сейчас... Но вот, повозка дернулась, донесся хруст, и одно из ее колес отлетело прочь. А следом в дорожную пыль полетел и сам купец, которого скинуло с облучка. Наемники, приободрившись, прибавили шагу, и вскоре настигли нерадивого работодателя.  Торгаш значительно побледнел, но бежать не пытался - возможно, понимал, что это бесполезно, а может быть просто повредил ногу при падении. Дочь купца просто застыла на месте, не шевелясь, и, казалось бы, даже не дыша.
- Милсдари, не гневайтесь! Пощадите! - залепетал купец, пятясь от обманутых охранников. Адам положил было руку на рукоять меча, но Хог жестом остановил его.
- Что ж... Потрудитесь-ка объяснить, милостивый господин, что это такое сейчас произошло? - спокойно спросил торговца Бертрам. Не то, чтобы произошедшее было такой уж загадкой, но наемнику было просто любопытно, что же сейчас наплетет купец. Спешить уже было некуда.
- П-произошло?.. Д-да лошади - проклятые клячи, будь они неладны - взяли, да и п-понеслись вперед со всей дури, представляете? В-в-волка, наверное, учуяли, или еще кого.. - запинаясь, сбивчиво поведал купец "свою версию событий".
- Да ты же стегал их со всей дури, ублюдок! Они от кнута твоего понеслись, скотина ты завшивленная!!! - лицо Адама, и так красное от бега, теперь и вовсе стало походить на перезревший помидор, а глаза как будто старались вылезти из орбит. Казалось, он сейчас просто живьем проглотит этого купца, и дочерью его закусит. Но Бертрам снова вмешался.
- Погоди, Адам, ну чего ты так горячишься? Как же можно ставить под сомнения слова столь честного, уважаемого человека? - тон Хога, как обычно, был ровным, спокойным, настолько, что можно было подумать, будто он говорит серьезно. - Милсдарь торговец, вы уж простите моего товарища. Просто мы уж было подумали, что вы просто пытались скрыться с нашими деньгами! Представляете? - Бертрам посмотрел на торговца так, будто реально ожидал ответа на этот вопрос. Торговец молча сглотнул. Его дочь что-то едва слышно пискнула. Пайк бросил на нее какой-то странный, не предвещавший ничего хорошего взгляд.
- Ну что ж, как хорошо, что все прояснилось! Раз уж мы ошибались на ваш счет - то Вы, должно быть, будете не против выдать нам нашу оплату прямо сейчас? До города ведь совсем близко, никакой опасности для Вас и Вашей прелестной дочурки - а вот это уже не звучало серьезно даже не смотря на тон Хога. Назвать дочь торговца "прелестной" мог, разве что, слепец: заячья губа, покрытая пухом усов, телосложение сильвана... В общем, надежд выгодно выдать дочь замуж у купца было маловато - больше нет, так что можно бы нам уже и заплатить... Думаю, Вы, как честный человек, так же захотите выдать нам моральную компенсацию за недостойное поведение своих животных - скажем, еще половину от нашей платы по договору. Ну так как, милсдарь купец, я ведь прав? - а вот теперь купцу предстояло ответить. Он открыл рот, закрыл его, потом снова открыл... И так несколько раз. В конце концов, он все же выдавил из себя:
- П-п-понимаете, милсдари... Я бы с радостью заплатил Вам, даже в двухкратном размере, н-н-но... У меня совершенно нет денег. Я потратил на товары все до последнего гроша...
А вот это были плохие новости. У Бертрама ведь тоже не было денег, даже на то, чтобы переночевать в корчме, не говоря уж про пополнение припасов. Кроме того, на голове Адама можно было кипятить воду. "И его можно понять... У бедняги и так была черная полоса. То за бесценок подрядился на простенькую, казалось бы, работу - посторожить знахаря на болотах, пока он травы свои соберет - и его чуть не сожрали утопцы, то "белки" напали на караван, который Пайк охранял, и он чудом выжил - единственный из всех солдат сопровождения - а теперь еще и чертов торгаш пытается его обдурить..." - подумал Берт, и сказал:
- Ну, тогда Вы не будете возражать, если мой друг вас обыщет. Адам, будь добр... - дважды повторять не надо было. Пайк одно время работал стражником на таможне, и собаку съел на поиске контрабанды. А теперь вместо нее нудно было найти звонких оренов малый мешочек, что было только приятнее. Бертрам искренне надеялся, что лживый купец врет и на этот раз. Перспектива черт знает сколько дней провести с пустым брюхом и матерью-сырой землицей в качестве койки его не радовала вообще. Однако надежды Хога рассыпались прахом, когда его товарищ отошел от купца с пустыми руками. Взгляд его был направлен на дочь торговца. Наемник глухо зарычал.
- Ну, сучий потрох, тогда я возьму свою плату иначе! - заорал он, и набросился на дочь купца, пытаясь сорвать с нее одежду. Его мысли были очевидны. Берт не хотел допускать насилия, но и убивать или калечить Пайка ради чести дочки какой-то лживой мрази не собирался. Он пытался как можно скорее придумать выход. "Так, одежда купца? Нет, он одет в какую-то жешевую дрянь, она ничего не стоит. Украшения... Украшений он не носит. А дочь?.." - С этой мыслью Бертрам быстро приблизился к Пайку, почти закончившему с завязками на платье рыдающей купеческой дочки.
- Адам, стой! Да стой ты, мать твою! - кое-как Берту удалось оттащить коллегу от девушки.
- Берт, какого черта?!! - заревел наемник. Он был явно рассержен вмешательством, хоть пока и не собирался поднимать руку на товарища.
- Да такого, что если ты ее отделаешь - то у тебя от этого ни жратвы в брюхе, ни оренов в кошеле не прибавится...
- Да ладно?! А то я не знаю!!! Но какого рыжего дьявола еще поделать, если у этого курвина сына ни хренища больше нету?
- Успокойся. Дай мне подумать. Так... - Бертрам заметил на пальце купцовой дочери золотое кольцо с изумрудом. Не церемонясь особо, он это кольцо сорвал с пальца обладательницы, слегка куснул... И чуть не сломал зуб. Из какого бы металла ни было это кольцо - это было НЕ золото, и даже не серебро. Ну, надеяться на то, что в кольце настоящий изумруд, было бы глупостью. Бросив кольцо под ноги девушке, Берт вернулся к размышленям. Терпение Пайка было на исходе, и думать надо было быстро. "Так, товар - полное дерьмо, если взять столько, сколько мы унесем - это принесет нам пару грошей максимум, украшений у них нет... Черт, хоть повозку чини и угоняй. И далась Пайку эта долбанная девка, она ж уродлива, как моя жизнь, кобыла - и та симпа... Так, погодите-ка!"
- Значит так, торгаш. В качестве платы мы забираем твоих лошадей. Обеих. Это не обсуждается. - Бертрам говорил тихо, с ледяным спокойствием, без всякой угрозы в голосе. Как будто факт констатировал. Лошади были идеальным вариантом оплаты. В лучшем случае пару тяговых можно было продать купцам, в худшем - сдать мяснику, но в любом случае это была уже хоть какая-то награда.
- Но...
- Иначе я и не подумаю мешать моему другу оттарабанить твою дочь. - в принципе, Берт и Адам могли бы и так забрать лошадей, не спрашивая согласия, но тогда это был бы просто-таки грабеж. А тут - некое подобие сделки. Купец ответил не сразу. "Черт возьми, он прикидывает выгодность предложения!" - Хог готов был побиться об заклад, что это так и было. "И как этот торгаш до мозга костей мог остаться с пустой мошной?"
- Ладно... Сказал, наконец, торговец. Только дочь не трожьте. - его голос больше не дрожал, он был мрачным и обреченным.
- Больно надо хрен марать! - прорычал чуть остывший Адам, и смачно сплюнул на землю.
- Мудрое решение. Да, и на твоем месте я бы прямо сейчас брал дочь и шел в город. Дотемна всяко успеешь, время еще есть. Пришли людей. Может, еще спасешь товар. - посоветовал Бертрам купцу, беря под уздцы одну из лошадей. Пайк взял себе вторую. Когда они чуть отошли от места происшествия, Хог сказал:
- На следующем повороте сворачиваем на проселочную. Селами обойдем город.
- Но зачем? - Адам непонимающе уставился на товарища.
- А затем, что эта свинья наверняка раструбит в городе, что мы его обокрали. Кому поверят - честному купцу, или паре наемных мечей? Ничтожеств, разбойников и убийц в глазах общественности?
- Хм... А ты прав. Ладно, будь по твоему. В принципе еды и воды хватит на переход до следующего большого города. А в случае чего, может, и в деревне работка какая подвернется. Или покупатель на кляч.
- О чем и говорю.
Над головой светило яркое весеннее солнце, времени до вечера было еще много, и Берт с Адамом могли рассчитывать на то, чтоб добраться до следующей деревни до захода солнца. Они свернули на проселочную дорогу, и вскоре исчезли из виду, оставив позади тракт, и нечистого на руку купца с его дочкой и разбитой повозкой.

Отредактировано Бертрам Хог (2015-06-15 21:32:26)

+11

2

Дополнения по следующим пунктам: Внешность, Характер, Цели, История персонажа, Навыки и умения, Слабые стороны, Имущество.

Данные изменения в персонаже действительны с 11 сентября 1265 года

Пункт 4, род занятий:

[indent=1,0]Капитан наемного отряда на службе Темерии.

Пункт 5, внешность:

[indent=1,0]В целом - всё тот же огромный, угрюмый мужик, но теперь в новой броне. Поверх рубахи носит толстый темно-зеленый (зимой - белый) льняной гамбезон до середины бедра с длинными рукавами, на теле - черная мелкопластинчатая бригантина (выглядит как-то так). На спине - круглый щит и мешок с тремя метательными сулицами. На поясе - ножны с саблей по левую руку, и рондельный кинжал - по правую, в руках, как правило, носит протазан семи футов в длину с замысловатой формы наконечником. Голову, кроме лица, шею, плечи и верхнюю часть груди прикрывает кольчужный капюшон, надетый под стальной шапель. На ногах поверх штанов носит стеганые шоссы под цвет гамбезона. Предплечья защищены кожаными наручами с продольными стальными полосами.

[indent=1,0]На правом плече повязана лента с гербом Темерии, определяющая принадлежность к темерским наемным войскам.

[indent=1,0]Также за время странствий получен еще один шрам - диагональный, от левой ключицы почти до нижних правых ребер.

Пункт 6, характер:

[indent=1,0]За время странствий по большой дороге стал более... Жестоким. Заметил за собой, что в некоторых случаях просто убить недостаточно. Потому, если обстоятельства позволяют, а персона кажется того заслуживающей, показывает склонность к особо кровавым и болезненным расправам. Впрочем, такие случаи больше сойдут за исключение, чем за правило.

[indent=1,0]Личная встреча с королем Фольтестом ощутимо сдвинула политические взгляды наемника, до того практически индифферентные, в темерскую сторону. Монарх произвел на Бертрама впечатление мудрого, харизматичного правителя и сильной личности. Таким образом, Хог укрепился в лояльности трону Темерии - до тех пор, пока на нем сидит один конкретный король.

[indent=1,0]Качества Бертрама как капитана стоит упомянуть отдельно. Он до мозга костей предан своим людям. Всякое свое решение отныне принимает руководствуясь интересами отряда в первую очередь. Дорожит каждой жизнью, и тяжело переносит каждую смерть, каждую потерю, хотя и осознает, что умирать - часть профессии наемника. Считает, что командир должен быть солдату примером во всех своих делах, а потому пехотную лямку тянет наравне со всеми. Ест ту же еду, что его люди, бьет тех же врагов, не отсиживаясь за спинами, живет в тех же условиях и подчиняется тем же правилам, что и всякий другой солдат. Уверен, что долг командира перед своими людьми значит не меньше, чем обратный. Вместе с тем, людей держит, что называется, "в ежовых рукавицах", потому как дисциплина - одно из неизменных условий выживания бойца. И панибратства не допускает, потому как это - первый шаг на пути к неподчинению, и гибели отряда как боевой единицы.

Пункт 7, цели:

[indent=1,0]С новым назначением Бертрам, наконец, обрел четкую цель в своей жизни: привести свою вольную компанию к процветанию, превратив в сплоченную, мощную боевую единицу. Железом и кровью отвоевать лучшую долю для каждого из своих людей... Каждого, кто до этого доживет. Ради этой новой цели он способен задвинуть на задний план всякое иное, личное свое устремление. Сие считает своей истинной волей и своим долгом.

Пункт 8, история персонажа:

[indent=1,0]В первые же недели наемничьего промысла Бертрам ощутил себя совершенно иным человеком. Он быстро адаптировался к новым условиям, и, не смотря на тоску по друзьям и товарищам юных лет, понял, что жалеет лишь об одном. О том, что не оставил Флотзам раньше. Впервые за долгие годы бывший десятник чувствовал себя... Свободным. Будто бы целый мир, во всем его великолепии и уродстве, заменил ему тесноту ставшей почти родной казармы, и множество путей раскинулось перед ним. Теперь он мог, наконец, выбирать. Выбирать свой путь, своих друзей и врагов, выбирать, кого убивать и кого защищать, за какую работу браться, а за какую нет... Никто, кроме Бертрама, больше не мог решить это за него. И ответственность за свой выбор тоже нес только он сам - никто боле. Некоторые люди боятся таких перемен, как огня. Бертрам считал их прекрасными.

[indent=1,0]Надо ли говорить, что в своё новоё ремесло Хог ушел с головой? Он работал с чародеями и торговцами, своими "коллегами" и официальными властями, людьми и нелюдями, работал один и в составе небольших сборных отрядов, сопровождал обозы и экспедиции, охранял людей и охотился на преступников, остерегаясь лишь трех категорий нанимателей - вельмож, преступников и нильфгаардцев. У своих он оставлял, как правило, хорошее впечатление честного профессионала. Но впечатление несколько противоречивое: весьма принципиальный и щепетильный человек в вопросах выбора работы вдруг становился хладнокровным, безжалостным и прагматичным до зубовного скрежета убийцей, едва контракт был принят. Первое некоторые наниматели впоследствии находили... Неудобным, что несколько тормозило карьерный рост наемника.

[indent=1,0]Помимо профессиональных успехов и неудач, большая дорога принесла новый опыт и новые знакомства. Так, для примера, Бертрам с первых месяцев вольной жизни неплохо сработался с чародейкой Лидией ван Бредевоорт, был спасен от смерти ни много ни мало высшей вампиршей, что назвалась Сельдой, с сомнительными успехами расследовал одно дело в Новиграде с ведьмаком Койоном... И одна из таких встреч в конечном итоге оказалась судьбоносной. Тринадцатого января тысяча двести шестьдесят пятого года темерский наёмник Бертрам Хог удостоился чести лично увидеть своего короля.

[indent=1,0]То была встреча при весьма опасных обстоятельствах - штурме крепости мятежного барона Этана Аттари, на поверку обернувшимся смертельной западней. В тот день Бертраму случилось проявить себя с наилучшей стороны, и монарх не обошел это своим вниманием. Темерская корона предложила вольному бойцу возвращение под свои знамена, в качестве капитана профессионального наемного отряда. От таких предложений не отказываются, а уж Хог об отказе и не думал. Ему надлежало собрать, для начала, не менее полутора десятков людей, и времени на это дали до осеннего войскового смотра в сентябре того же года. Едва оправившись от пережитого боя, Бертрам Хог снова отправился в путь.

[indent=1,0]Отряд было решено собрать и вооружить, что называется, "по образу и подобию своему". Дороговизна снаряжения и низкая маневренность тяжелой пехоты ставили крест на этой концепции, а кавалерия... Как может человек, едва умеющий ездить на лошади, вести в бой конных? Таким образом, выбор остановился на легкой пехоте, подкрепленной небольшим контингентом стрелков с большими луками.  Недостаток бронирования предполагалось компенсировать вооружением, мобильностью, тактической гибкостью, дисциплиной и выучкой бойцов, умением сражаться как в рассыпном, так и в плотном строю. Стандартная тактика при атаке - сильный, стремительный натиск, сопровождаемый залпами метательного оружия, с целью быстро рассеять врага и затем добить. Если это не удается, и противник перестраивается - отступить и повторить. Помимо этого активно применяются засады, ложные отступления, обходные маневры, ловушки вроде "волчьих ям" и "чеснока", ночные нападения и диверсии.

Подробнее про вооружение

Стандартный боец отряда вооружался копьем, щитом, фальшионом, тремя сулицами и рондельным кинжалом, а в качестве защитного снаряжения имел многослойный гамбезон с опциональными защитными элементами из вываренной кожи, при минимальном весе обеспечивающий хорошую защиту от стрел и рубящих ударов легкого оружия, и металлический шлем поверх стеганого подшлемника. Также в качестве защиты тела позволялось иметь бригантину, что, в отличие от всякого другого доспеха, не могла блеском выдать засаду - но сперва на неё еще накопить надо. Также каждый боец носит с собой мешочек "чеснока" - металлических колючек из проволоки, рассыпаемых на предположительном пути врага.

Вооружение лучника - длинный лук из тиса или вяза натяжением около ста фунтов, тридцать стрел (наконечники меняются от случая к случаю), малый круглый щит или баклер, легкое одноручное оружие на выбор. Защитное снаряжение аналогично пехотному.

[indent=1,0]Помимо вооружения, большую роль играли и моральные качества рекрутов. Бертрам старался набирать людей, не склонных к излишнему насилию и военным преступлениям, умеющих подчиняться приказам и поставить общее благо хотя бы наравне с собственным. Помимо этого возбранялись ярко выраженные религиозные, национальные (помимо ненависти к нильфгаардцам, от которой никуда не деться) и расовые предрассудки. То есть, рекрут мог одобрять и не одобрять что и кого угодно, но готовность принять любого, вступившего в отряд, за брата по оружию была необходимым условием. Теоретически, компания Хога принимает в свои ряды и нелюдей, но на практике... Есть некоторые сложности. Всякому кандидату из числа Старших Народов было необходимо вытерпеть изначальное - до первого боя - недоверие, а кроме того - не просто воевать против скоя'таэлей при случае, но мириться с крайне жестокими и кровавыми расправами над оными. Так, на одиннадцатое сентября тысяча двести шестьдесят пятого года в компании числится всего один нелюдь: низушек Зигги Иден. Хирург, "совесть" отряда и всеобщий любимец.

[indent=1,0]Основой первого состава компании стали, по большей части, бывшие участники цинтрийского сопротивления. Их навыки, полученные в ходе ожесточенной герильи против нильфгаардских захватчиков, пришлись как нельзя кстати для избранной тактики отряда.

[indent=1,0]Третьего сентября тысяча двести шестьдесят пятого года наемная компания отправилась на свое первое боевое задание. Продолжает свою деятельность и по сей день.

Пункт 9, навыки и умения:

[indent=1,0]- Приобрел базовые навыки верховой езды. Однако перемещаться все еще предпочитает на своих двоих.
[indent=1,0]- Роль командующего наемным отрядом дала толчок к развитию собственных лидерских качеств и углублению понимания тактики и стратегии.

Пункт 10, слабые стороны:

[indent=1,0]- Несмотря на в целом лучшую защищенность, конечности (в особенности - ноги) и лицо Бертрама все еще достаточно уязвимы, ввиду отсутствия на них металлической защиты. Даже учитывая, что прорубить рукав гамбезона - задача относительно трудная, энергию удара он совершенно не погасит, что может привести к ушибу или перелому кости. Ударам тяжелого древкового оружия противопоставить и вовсе нечего.
[indent=1,0]- Сильно выделяется на фоне своих товарищей - ростом, отчасти снаряжением, и тем, что отдает приказы. Из-за этого может стать приоритетной целью.

Пункт 11, имущество:

[indent=1,0]Оружие: Семифутовое копье-протазан, стальная зерриканская сабля, круглый щит с умбоном, мешок с тремя метательными сулицами, рондельный кинжал.

[indent=1,0]Защитное снаряжение: Мелкопластинчатая бригантина, льняной гамбезон  в двадцать два слоя ткани, кольчужный капюшон, стальной шапель, подшлемник, наручи из вываренной кожи, усиленные продольными стальными полосами, стёганые шоссы.

[indent=1,0]Одежда: без изменений.

[indent=1,0]Прочее: всё то же самое, что и в основной анкете, плюс пачка пергамента и чернильница с пером.

+5