Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Байки пьяных ведьмаков


Байки пьяных ведьмаков

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: зима, декабрь 1262 год 
Место: Каэр Морхен и его окрестности.
Действующие лица: Геральт, Эскель, Ламберт
Описание: очередная зимовка ведьмаков цеха Волка в обнимку с водкой, играми в гвинт и конечно же, свежими байками!

Отредактировано Лaмберт (2015-06-09 10:37:36)

0

2

- Тише, Василек... - ладонь ведьмака пригладила гриву лошади, пальцы сложились в Аксий. Мерин всегда нервничал, когда спускался по крутым склонам, но выхода не было, не так много дорог ведут через перевал, в Каэр Морхен. Благо, зима выдалась теплая, иначе уже в эту пору был бы риск, что через перевал Эскель не переберется. Виды, как всегда, завораживали: подножья гор были густо усыпаны хвойными деревьями, а верхушки украшали белые шапки снега, разрезающие облака. Солнце уже перевалилось на западную часть небосвода и стремительно двигалось к закату, нужно было добраться до замка до вечера, ночью на перевале царствует зверский холод. Ведьмак натянул поводья, еще сильнее замедляя лошадь, Васильку, понятное дело, хотелось преодолеть сей отрезок пути как можно быстрее, однако один неверный шаг мог закончится достаточно плачевно. Острый слух ведьмака уловил журчание ручья - первый признак того, что он уже близко. Скоро крутые склоны сменятся более пологими, потом он выйдет к реке, а там уже до замка рукой подать. Эта мысль не могла вселять оптимизм.

На относительно ровной земле Василек чувствовал себя куда увереннее. Несколько раз даже пытался порезвится с представителями местной фауны, которая то и дело выпрыгивала из близлежащих кустов. Но каждый раз ведьмак натягивал поводья, успокаивая мерина.
- А ну, стой ка, - ведьмак притормозил мерина, спрыгивая на землю. На берегу реки он заметил до боли знакомые следы, как будто бы оставленные огромной курицей. Когда он приблизился, сомнений не осталось - это были следы орнитозавра, совсем свежие. - Ну, Василек, придется тут немного задержаться, - решив, что мерин станет только лишней обузой, ведьмак привязал его к ветке ели, рядом с рекой, сам же двинулся по следу, который вел, вне сомнения, обратно к скалам. Сосчитать количество пещер, пронизывающих эти горы, было просто невозможно. Каждый год ведьмак приезжал в Каэр Морхен на зимовку, и каждый год находил все новые логова. Надо сказать, кое-какая польза в этих чудовищах была - они отлично отпугивали от перевала людей. Но внутренние ведьмачьи инстинкты говорили, что в целях безопасности эту дичь нужно ликвидировать. Вот и сейчас Эскель поднимался обратно в горы, чертыхаясь и матерясь себе под нос. Искать логово пришлось долго, дольше, чем он мог себе позволить, но оставлять монстров на потом мужчина не любил, по опыту знал, что это иногда плохо заканчивается. Наконец-то, следы привели его в нужную пещеру. Ведьмак достал из сумки на поясе небольшую склянку, вылил содержимое в рот. Поднял с земли камень и метнул его во тьму пещеры. В ответ послышался пронзительный вопль.
- Ну, вот я и дома.

Василька явно раздражало присутствие нового "друга", если можно было его так назвать. Голова кокатрикса висела позади седла, раздражая мерина все еще стекающей по ней кровью.
- Не бойся, дружок, приедем в замок и я тебя отмою, честное слово, - Эскель почесал Василька за ухом, что, кажется, немного его успокоило. Солнце уже практически скрылось за горным хребтом, но ведьмака это уже не беспокоило, он был почти на месте. Вот знакомый мост, открытые ворота. А вот и внешний двор, со всех сторон окруженный манекенами и стойками с деревянными мечами. Эскель невольно улыбнулся. Несмотря на то, что здесь когда-то с ним произошло, это было самое приятное место на всем белом свете.

Отредактировано Эскель (2015-06-20 01:04:08)

+1

3

Всё в этом мире имеет свои начало и конец.
Год уходящий, принесший раннюю весну и богатый урожай, был омрачён безжалостной войной. Нильфгаард мощными ударами стремительно продвинулся на север, взял Цинтру, побезобразничал в Заречье и подошел к Соддену.
Смрад от сожженных деревень ещё не пропал с трактов, зарево от пожаров ещё не успело погаснуть на небе, а год закончился. Империя была отброшена назад, но трофеев из пожелтевших клыков не выпустила - север навсегда лишился цинтрийских кораблей и спокойного моря: скеллигцы, узнав о кончине королевы Калантэ, объявили Нильфгаард своим врагом.
Ведьмакам до этого не было дело. Что им политика? Поля кровавых сражений послужили катализатором размножения трупоедов; десятки вдов и сирот, обездоленные и ущемленные, злые и обиженные на весь мир, нередко способствовали появлению призраков, полуденниц и полуночниц, проклятий и сглазов. Всё это, казалось, было на руку для любого ведьмака. Но Геральт этому был не рад. Поэтому белоголовый ведьмак спешил поскорее укрыться в Каэр Морхене.
Плотва, устало переставляя копыта, недовольно фыркнула. Кобыла не разделяла ни эмоций, ни планов своего хозяина. Война ей была важна так же, как важна для короля Визимира судьба слуги, выносящего его ночной горшок. Чудовищами животина не интересовалась, если те не интересовались её шкурой и мясом. Прозаичная и правдивая, Плотва любила лишь добрый фураж да чистку, а их в последнее время не хватало.
- Ну, всё-всё, - рука ведьмака прошлась по гриве животного, - не вредничай!
Кобыла, словно понимая слова белоголового, недовольно мотнула головой. А затем дернула в сторону, словно что-то подсказывая.
А в следующий момент Геральт увидел то, что тревожило кобылу. Кровяные пятна на девственно белом снегу, взрытом то здесь, то там копытами и сапогами. Ведьмак хмыкнул.
- А вот это, лошадка, может быть интересно.

Его находка не была интересной. След был новый, кровь еще не успела застыть. Учитывая количество, то Геральт сделал безошибочный вывод, что ему не о чем беспокоиться.
На Пути не бывает случайных всадников, которые убивают чудовищ.
А это значит, что друзья его уже ждут.
Ждут Дома.

Копыта Плотвы застучали по подъемному мосту, а цепкий ведьмачий взгляд уже различил впереди крепкую, слегка сутулую спину всадника.
- А я уж думал, что ты поймал нам что-нибудь на ужин.
Геральт спешился, взял кобылу под уздцы. Даже беглого взгляда хватило Белому Волку, чтобы узнать Эскеля.

+1

4

- Ты вполне можешь отужинать и этим, я уверен, тебе не впервой, - отвязав голову бестии от седла, ведьмак отбросил ее  к стене, позже нужно будет добыть из нее несколько ингредиентов. - Но я думаю, Ламберт уже позаботился об этом.
Эскель кивнул в сторону навеса, под которым располагались инструменты и охотничьи снасти. Обычно бережно разложенные Весимиром, сейчас они были разбросаны и перевернуты, что недвусмысленно указывало на недавнее присутствие здесь одного вспыльчивого ведьмака.
- Смотри, сундук с эликсирами открыт. Страшно подумать, что он там учудил, - мужчина усмехнулся, пожав протянутую беловолосым собратом руку. Что можно сказать о встрече двух старых друзей? Обошлось без слез радости, а вот желание откупорить несколько бутылочек Белой Чайки возросло до критического уровня. Но это еще успеется.
- Пойду, посмотрю, не успел ли Ламберт разнести пол замка, пока нас не было. В этом году он, видимо, добрался сюда первым. Не к добру это, не к добру...
Каэр Морхен практически не менялся. Во внутреннем дворе на отделке прибавилось трещин, несколько деревянных опор сломались или съехали вниз, шарнир на воротах проржавел и грозил отвалиться. Но Эскель почему-то никогда даже не сомневался, что замок этот будет стоять еще долго после него, возможно даже переживет сам Цех Волка. Эта нерушимая твердыня хоть и потеряла былое величие, все еще была неприступной. Жаль, что оборонять ее теперь было некому. Оказавшись внутри замка, мужчина невольно вздохнул. Каждый год он с болью в душе наблюдал, как все сильнее обсыпались настенные фрески, украшавшие интерьер обители ведьмаков. Искренне жалел, что не обладает талантом художника, дабы восстановить их. Увы, ведьмаки могли лишь уберегать крепость от полного уничтожения, что уж говорить об восстановлении. Где-то в глубине души Эскель мечтал, что когда-нибудь он сможет собрать достаточно денег, нанять несколько десятков краснолюдов-каменщиков и восстановить Каэр Морхен. Но этим мечтам если и судилось сбыться, то явно не скоро. Поглощенный подобными мыслями, Эскель не заметил, как добрался до кухни. Из раздумий его вытащили знакомые очертания и голос старого друга.
- Привет, Ламберт. Я вижу, зря времени ты не терял.

Отредактировано Эскель (2015-07-28 21:56:50)

+1

5

Зима в горах всегда наступает рано. Почти всегда. В этом году осень выдалась невероятно теплой и поэтому к началу декабря перевалы не завалило. И хотя было сухо, никто не отменял ледяной ветер, гуляющий на высоте. Одинокая фигура на коне уже давно минула перевал и спустилась в долину, однако до сих пор куталась в плащ, словно бы мороз пробирал ее до костей. Пожалуй, так и было. День стоял ясный, солнечный. Правда светоч небесный уже не грел, лишь светил. С деревьев давно облетели все листья, покрыв землю толстым ковром, а кое-где даже лежал первый снег, который, очевидно, когда-то шел и даже успел подтаять.
Ведьмак прибыл в Каэр Морхен первым. Хотя, что значит "первым"? Никакого соревнования не было, потому как соревноваться не с кем. Обычно, к этому времени в замке уже был Весемир, однако нынче его не было. Опять где-то старый хрыч валандается, подумал зло Ламберт, ставя коня в пустующей конюшне. По земле бегали крысы, много крыс. Надо будет с этими сволочами что-то сделать, подумал ведьмак, пиная одно из зазевавшихся животных. Крыса проделала стремительный перелет к дальней стене, но не долетела и рухнула где-то неподалеку. Ламберт сплюнул и, насыпав в торбу овса, оставил коня кормиться, похлопав того по шее.
Миновав внутренний двор, потом еще один, монстробой оказался в самом сердце крепости. Вернее, в главной зале самого сердца. Открыв одну створку массивных двойных дверей, он на мгновенье замер на пороге. Все было так, как оставили ведьмаки весной, только развелось больше пыли и крыс, которые спокойно разгуливали по полу. Дальше по коридору густел мрак, который вовсе не мешал ведьмаку. Вдохнув холодный пыльный воздух, мутант поежился, поправил на плечах плащ и шагнул внутрь, прикрыв за собой дверь. Поначалу он попытался разжечь старые факелы, оставшиеся в держателях с прошлой зимы, но из этого ничего не вышло. Пламя, вызванное Знаком, лишь ненадолго занималось обгоревшим деревом, а затем затухало, чем вызывало и ведьмака бешенство. Спустя несколько минут безуспешных попыток, Ламберт отбросил последний сломанный источник освещения и пошел так. В конце-концов, он же и без факелов все хорошо видел.
Остаток дня ведьмак провел в "домашних" хлопотах. Содержать замок в одиночку - занятие крайне трудное. И каждый раз, когда ведьмак приступал к какому-нибудь делу, будь то заготовка дров или приготовление пищи, он страшно матерился, проклиная Весемира за то, что он не приехал, и себя за то, что приехал первым. Собственно, кроме заготовки дров и факелов, проведения небольшой ревизии на кухне и приготовления рагу (во всяком случае, Ламберт был уверен что у него получилось рагу) он ничего не успел. Разве что, успел еще натаскать воды и попариться в бане. Лишь во время ужина перед камином, в котором он разжег небольшой костер, монстробой успел громко проклясть наглых крыс и летучих мышей. Для вящего спокойствия во время ужина, он откушал половину графина, заблаговременно наполненного "Белой чайкой". Вторую половину он откушал после ужина и, накрыв котел крышкой, отправился спать.
Второй день ведьмак провел с поисках рыболовецкой снасти. Вернее сказать, снасти-то он нашел, но увидев порядочный бардак учиненный Весемиром весной, взбесился и навел порядок. Правда, порыбачить ведьмаку толком так и не удалось: погода испортилась и повалил снег, меньше чем за час покрыв все приличными сугробами. Постояв во внутреннем дворе со снастями в руке и понаблюдав за падающими хлопьями, ведьмак грязно выругался, показал небу сколь популярный, столь и неприличный краснолюдский жест и пошел обратно, бросив снасти по пути. Единственное, что Ламберт заставил себя сделать полезного в этот день, - так это почистить конюшню и своего коня, ну и покормить его в придачу. Остаток дня он провел на кухне в мучительных размышлениях, как бы прищучить чертовых крыс в компании с парой бутылей "Белой Чайки". Ведьмак с удовольствием пил и периодически отправлял наглых грызунов в полет с помощью пинков. За этот чертов день ведьмак умудрился промерзнуть до костей, поэтому он притащил со двора побольше дров и развел большой костер из двух бревен и сомнительной конструкции, сооруженной при помощи поленьев.
Медленно наступал вечер. Опорожнив первую бутылку, ведьмак взялся за вторую, развалившись на столе и глядя на огонь. Поэтому он страшно удивился, когда его обдало холодом, а затем услышал шаги в коридоре. Ведьмак повернулся, расширил зрачки.
- То-то я чувствую, что кто-то холод запустил. А это ты, - проворчал Ламберт, медленно поднимаясь с табурета.
- Привет, Ламберт. Я вижу, зря времени ты не терял, - услышал он в ответ.
- Привет, Эскель. Я вижу, ты много времени потерял на дорогу. Конь захромал?
Несмотря на проявленную язвительность и злобу, за то, что пришлось все делать самому, Ламберт был рад видеть своего страшного старшего товарища. По-своему рад, ведь в глубине души он опасался, что зимовать ему придется в одиночку, а запасы алкоголя в замке, пусть были велики, но не безграничны. А до того момента, как озеро покроется крепким льдом и можно будет начать рыбачить, пройдет не меньше месяца.

Отредактировано Ламберт (2018-11-10 20:13:50)

+5

6

Дом.
Короткое. Тихое. Родное слово. Неповторимое, незабываемое. Единственное, куда стоит стремиться всю жизнь.
Дом.
Это было единственное место, где на ведьмачью натуру не посягал чужой нрав, где на них не смотрели косо, не плевались им вслед. Место, где никто не укорит тебя за то, что ты иной, за то, что ты был создан сделать этот мир чище и лучше за пригоршню монет.
Дом. Их дом. Их старая крепость. Их Каэр Морхен.
Геральт вошел вслед за однокашником. Ничего не изменилось: все те же стены, потрескавшиеся фрески, гуляющий в залах сквозняк и ехидная морда Ламберта - такая же паскудная и наглая, как и с прошлой зимы. Разве только что поправившаяся на пару килограмм - видимо, у кого-то выдался удачный год в военное время.
- А я уж думал, что тебя гули съели!
Геральт прищурился, зная, что в следующее мгновение младшенький отпустит одну из своих колких шуточек, за которую ему в любом другом месте пришлось бы несладко. Но только не здесь.
- Ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя, дубина.
Белый Волк потянул с плеча тяжелый мешок, осторожно опустил его на пол.
- Немного солонины, водки и простого провианта. Ехал со стороны Зяблицев, там еще помнят и Весемира, и то, как он, кхм, помог им с виверной. И, конечно, несколько престарелых мамзелей ждут его на пороге дома. Правда у них уже внуки подрастают, так что вряд ли старушки очень уж отчаивались.
Мешок послушно распустил бечеву. Белый Волк протянул ношу Ламберту.
- Давно приехал?
Они не были друзьями. Не такими, как с Эскелем.
Было у них разное детство, разные тревоги. Разные ожидания от выхода на Большак. Некоторые бы сказали, разные эпохи и поколения.
Но Ламберт был ведьмаком. Геральт был ведьмаком. Слишком мало их осталось в этом мире: изгоев, понимающих друг друга как никто другой.
Им предстояла долгая холодная зима. Так почему бы не начать ее с дружеской беседы?
И не взбодрить ее хорошей пьянкой?

+4

7

http://s9.uploads.ru/t/cz4CW.png

Существуют в мире вещи, которые не меняются не смотря ни на какие обстоятельства; хоть бы метель ревела, что тот чёрт, и забрасывала глаза бесконечным потоком снега, хоть бы с неба сыпался огненный град и лишал жизни тысячи людей вокруг, но встреча с ведьмаком Ламбертом в любую пору года или жизни никогда не обходилась без пары колких фраз со стороны монстроборца.
- Привет, Эскель. Я вижу, ты много времени потерял на дорогу. Конь захромал?
- Гы-гы, очень смешно, - с нескрываемым сарказмом в голосе ответил Эскель, попутно становясь в свою излюбленную позу, а именно опираясь на закоченелую каменную стену и скрещивая руки на груди. - Чтоб ты знал, на Пути Василёк меня ещё никогда в дороге не подводил. Не каждому Предназначение такого надёжного непарнокопытного друга преподносит. Не расскажешь, почему от тебя за милю перегаром разит?
Закончить свою мысль Эскелю не дал со скрипом отворивший дверь в кухню беловолосый ведьмак, в добавок ко всему занося добротный мешок нажитого добра и с первой секунды обмениваясь любезностями с язвительным младшеньким. Лишь после последней фразы Геральта ведьмак с уродливым шрамом на лице решил бесцеремонно вмешаться.
- А от чего бы ему приехать недавно? - поднял бровь монстроборец, преподнося свою мысль на максимально доброй ноте. - Так спешил у камина в замке погреться да бутылку-другую спиртного опустошить, что даже гнездо кокатрикса пропустил, по пути в Каэр-Морхен-то. Полагаю, не для кого уже и не секрет, что именно мне пришлось с ним возиться.
Пропустив очередной косяк язвительных фраз Ламберта мимо ушей, Эскель решил ловко развернуть разговор в другое, более интересное русло.
- Ладно, оставим эти маленькие недоразумения. Насколько я понимаю, в ближайшее время дядюшка Весемир не одарит нас своим тёплым присутствием. Вот чёрт, а я ведь его с прошлой зимовки не видал, - Эскель задумчиво почесал затылок, вспоминая все приятные моменты прошлого года, затем продолжил. - Ну что же, чувствую, холодная будет зима. Пока старик не приехал, можем навести порядок в оружейной и избежать его брюзжания. А можем откупорить старые запасы Белой Чайки и поделиться наверняка интересными рассказами о том, что случалось с вами на протяжении года. Если конечно Ламберт не успел сожрать всё до нашего приезда.

+4

8

- Потому что не хотел, чтобы ты принял меня за парнокопытного друга, - язвительно бросил ведьмак Эскелю, неторопливо приближаясь.
- Жив еще, - лицо Ламберта прорезала кривая усмешка. Только собратья по цеху знали все вариации его усмешек. Эта обозначала искреннюю радость, что подтвердило последующее крепкое рукопожатие и хлопок и плечу. Звук, приближающихся от входной двери шагов, заставил Ламберта бросить взгляд через плечо своего старшего товарища. На миг он испугался, - если можно так сказать, - что это идет Весемир. Но нет, это был Геральт.
- А я уж думал, что тебя гули съели! - услышал мутант.
- Ага, съели, - ответил он с нескрываемым сарказмом. - Но зато теперь от меня пахнет лучше, чем от вас двоих.
- Ты даже не представляешь, как я рад видеть тебя, дубина, - раздался ответ и на пол опустился тяжелый мешок. Ламберт лишь усмехнулся, правда еще шире, выдав пародию на улыбку.
- Давно приехал?
- А от чего бы ему приехать недавно? Так спешил у камина в замке погреться да бутылку-другую спиртного опустошить, что даже гнездо кокатрикса пропустил, по пути в Каэр-Морхен-то. Полагаю, не для кого уже и не секрет, что именно мне пришлось с ним возиться.
- Пару дней как. И чтоб ты, Эскель, знал: воняет от тебя и вправду как от гульего говна, - Ламберт делано сморщил нос, подошел, пожал Волку руку, а затем взялся за протянутую ношу, взвалил на плечо.
- Ух, - выдавил ведьмак. - Ты там, Геральт, кроме еды еще одну из старушек прихватил?
Он попрыгал, укладывая на спине мешок поудобнее и побрел в сторону склада, по ходу пнув одну из крыс, не успевшую убраться на безопасное расстояние.
- В бане еще есть дрова и вода, - сдавленно бросил ведьмак через плечо. - Лучше бы шли вы мыться, а то скоро крысы вас примут за своих.
Едва он добрался до лестницы на продуктовый склад, добавил:
- К черту оружейную. Один хрен, старикан, когда приедет, начнет брюзжать что там бардак и все сделает по-своему. Лучше подумайте, что нам делать с грызунами. Иначе они начнут жрать наши сапоги и гадить в остатки... Рагу в котле!
Последняя фраза уже вылетела из конца лестничного пролета и вряд ли новоприбывшие обратили на нее внимание. По опыту прошлых зим Ламберт знал, что остальные ведьмаки попытаются поскорее избавиться от его стряпни, выкинув ее к чертовой матери, пока он не видит. Или будут есть и давиться, если возможности тайно отделаться от пищи первым способом не представится.
Ведьмак довольно долго возился на складе, ворча под нос, что думает о старушках и их внуках, расставляя на полках бутылки, перекладывая еду в мешки и корзины поменьше и подвешивая к потолку, чтобы крысы не добрались. Когда дело было сделано, он собрал нехитрую закуску в корзинку, прихватил пузатую оплетенную бутыль с самогоном и вернулся на кухню. Когда-то давно, когда ведьмаков было больше, в замке горело множество печей и каминов, согревая его обитателей зимой. Теперь же большинство помещений не отапливалось и Ламберт, выпуская облака пара, беззвучно матерился на холод, отсутствие дров и отсутствие младших товарищей, которые бы занимались растопкой печей.

Отредактировано Ламберт (2018-11-19 17:53:04)

+3

9

Дом.
У каждого с этим словом свои ассоциации, запахи, звуки и вкусы. Кто-то вспоминает запах жаренных колбасок с луком, кому-то чудится тепло от печи и слышится потрескивание сухих поленьев. Кто-то думает о большой и уютной кровати и крыше над головой, что защитят в любую непогоду.
У Геральта из Ривии дом ассоциировался с людьми, которые его понимали. Которые не стремились вскрыть ему пузо, чтобы посмотреть строение его кишечного тракта. Которые не пялились на его волосы, глаза, не задавали глупые вопросы.
Которые были такими же, как он.
И в этот самый дом Геральт стремился каждую зиму.
Ламберт оставался таким же вредным, как старая моська, разве только, что морщинок у глаз прибавилось. А так всё такой же раздолбай.
И Геральт был безумно рад его присутствию.
Дом. Любимый дом. Пусть и разрушенный, пусть и зияющий дырами в стенах и крыше. Место, ради которого стоило жить.

Уже меньше чем через час гудела печь, жадно облизывая языками пламени сыроватые дрова. Жар при этом стоял такой, что позавидовали бы даже краснолюды.
Геральт, замочивший дубовые веники в широченном тазу, деловито проверил воду, сунул нос в парилку, а затем, стянув через голову нижнюю рубаху, вошел в парилку.
Баню они поставили года четыре назад, прихватив из Каэдвена одного из обязанных Эскелю жизнью краснолюдов. Никогда еще право неожиданности не было таким благом для всего ведьмачьего братства.
Бородач крякал, уверял, что без артели что-то делать – затея глупая, но в итоге, с матом и Хенсельтовой матерью, с горем пополам поставил сруб. А затем, пусть и не сразу, сложил простенькую печь.
Баня вышла славной, но вот испытывать её на себе краснолюд отказался. Зато не отказались ведьмаки.
Скрипнула дверь в предбанник. Геральт, потянувшись, прихватил ушат холодной воды с пола, приготовившись прыснуть ею в вошедшего.
- Ну! Заходи давай! Сейчас тебя мастер ведьмак так веником по заднице отходит, что спать на животе будешь!

+2

10

Время шло, ребят все не было. Можно было бы сказать, что Ламберт заволновался, но это было неправдой. Просто ему чертовски хотелось выпить, а самогон, который он притащил со склада, так и манил своим цветом. Открой ведьмак бутылку, - он бы точно не удержался. Но он сидел и терпел. Время шло.
- К черту все! - громко заявил он вслух, вставая с табурета. Он прихватил плащ и, поплотнее закутавшись, поплелся к выходу. На улице, тем временем, свирепствовала метель. Ругаясь как краснолюдский возница, Ламберт собрал охапку дров и поплелся в баню, ибо там было теплее, да и товарищей проведать ему захотелось. А потому, оказавшись в предбаннике, он стряхнул с плаща снег, чем вызвал череду ругательств со стороны Эскеля, который не успел до конца раздеться. И едва самый младший ведьмак цеха открыл дверь в парилку и сунул туда голову, как на его шею бурным потоком полилась холодная вода.
- Геральт, чтоб тебя и твою матушку... - взорвался Ламберт, бросив на пороге дрова и скрываясь обратно в предбаннике. - Ты вконец рехнулся? Голову тебе, что ли напекло?! Или тебе леший в мозг нагадил?! Ох, сука, как холодно!
Монстробой торопливо сбросил с себя плащ, а следом за плащом на пол полетела и куртка, и рубашка. А потом сапоги, штаны и подштанники. А потому он повторно полез в парилку с дровами уже без штанов.
- Я тебе покажу, как проказничать! - пародируя голос Весемира, заявил ведьмак. Он схватил черпак и плеснул воду на камни. Раздалось громкое шипение и в парилке, - без того очень жаркой, - стало еще жарче. Но Ламберту стало хорошо.
- А ну! - подражая пародировать старого ведьмака, он взял один из веников и от души хлестанул Геральта по ляжке. Следующий удар достался Эскелю, который успел-таки раздеться и даже занял место на полке. Будь в бане больше места, они бы наверняка, схватив веники, устроили бы очередной спарринг. Но это была баня, поэтому пришлось ограничиться обычным парингом.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Пролог » Байки пьяных ведьмаков