Наверх
Вниз

Ведьмак: Тень Предназначения

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Немного вина и много неприятностей


Немного вина и много неприятностей

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

• Время: 12 сентября 1264 г.
• Место: Туссент и окрестности
• Действующие лица: Артур Стомма, Кейра Мец
• Описание: В Туссенте праздник Сбора урожая, а это значит по всему княжеству вино льется рекой и проходят массовые гуляния, в честь отличного урожая винограда. Вскоре знаменитые винодельни вновь заработают в полную силу. Но во всей этой праздничной суете должно находиться время и делам. Юный купец из реданской столицы прибыл в Туссент как раз  ради этого, не планируя задерживаться на долго. Ведь, как не посмотри, он находился под покровительством Империи, но как известно, еще ни одному путнику в Туссенте не удавалось избежать его очарования и праздного настроения.

+1

2

Это, возможно, был первый раз, когда Артур отправлялся в путешествие в одиночку. Без сопровождения отца, который, даже по прошествии нескольких лет, неустанно следил за тем, чтобы его сын сгоряча не влез в какую-нибудь историю. Сказывалась та не приятная история с дочерью барона. Однако, в этот раз Артур был предоставлен сам себе и радовался, что ему, хоть не на долго, удалось выйти из под надзора отца.
Караван, состоящий из трех повозок, не спешно продвигался на территория княжества. Погода была, по истине изумительной, для этого времени года. На севере наверняка она уже наверняка начинала портиться, а здесь, не дать-не взять, бабье лето. По мере приближения к Боклеру, в воздухе уже начинало пахнуть подсолнухами и виноградом. Некоторые спутники Артура уже начинали расслабляться подставляя лица солнцу, некоторые даже тихо что-то напевали. Однако, песня вскоре заразила еще несколько человек и они запели немного насмешливую песню про славного рыцаря, потерявшего меч.
— Только бы рыцари Туссента не услышали – с усмешкой сказал Артур поющим – Вызовут на поединок и не отстанут, пока не получат эту...Сра... Сатисфакцию, во!
Кто-то рассмеялся. Повеселевшие купцы и наемники из сопровождения продолжали петь, все с большим задором, переходя на новую песню, про деву с коричневым блеском глаз. Может быть это атмосфера Туссента, может так действовало по летнему теплое солнце. На дорогах Темерии или Редании никто из его спутников не решался лишний раз проронить слово. Все разговаривали либо шепотом, либо очень тихо, чтобы не привлекать внимания, и постоянно шикали друг на друга, когда кто-нибудь повышал голос, но здесь разговоры и песни сами просились наружу. Кто-то достал колоду гвинта и несколько купцов собрались на одной телеге и уселись за бочкой, чтобы сыграть пару партий. А кое-кто вытащил из закромов хмельное и угощал всех желающих. Артур, ехавший рядом в сопровождении, на черном коне, Тени, достал из-за пояса флейту и принялся наигрывать на ней мелодию, которую пели его спутники, благо она была не сложной.
Когда вдали уже показались шпили резиденции князя Раймунда, все обратили свой взор на город. Весь край утопал в зелени и не залюбоваться на него было трудно. Купцы запели что-то про Туссент, а Артур продолжал наигрывать мелодию про деву, слегка отъехав в сторону, тоже любуясь городом. Он был по истине красив и величественен, как будто сошел с книжек со сказками. Аккуратные домики, с красными крышами из черепицы, широкие улочки, где уже было заметно оживление по случаю праздника урожая. А если в Туссенте праздник, значит будет много вина и много женщин.
«Как же здесь просто потеряться» — подумал он, продолжая наигрывать мелодию.
Неожиданно один из наёмников из тылового охранения крикнул «БЕРЕГИСЬ!». Артур едва успел обернуться, как рядом с ним промчалась кобыла, которой правил рыцарь, юноша не успел разглядеть, но выглядел он донельзя странно. Тень сразу заволновался и заржал, поднимаясь на дыбы. Юноше удалось удержать коня на месте, который продолжал фыркать и бурчать.
«Куда это он так спешит?» — подумал Артур, похлопывая Тень по шее, чтобы тот успокоился.
- Нет, ты видал, а? Чуть не зашиб! - воскликнул краснолюд Рудар, поправляя чуть не слетевшую с головы широкополую шляпу с пером дикого гуся, - Ты как Артур?
- Порядок, - сказал юноша, правя коня обратно к повозке, - Видимо что-то срочное.
- На стока срочное, что он дороги не разбират?! А ещо рыцарь! - Рудар сплюнул под повозку и повел караван дальше. Вскоре об этом инциденте забыли и до самого города все только предавались хорошему настроению и атмосфере предстоящего праздника.

Весь день до вечера прошел в делах и заботах, требовавшихся для подготовки к ярмарке и только ближе к вечеру Артур смог немного выдохнуть, хотя работа на этом была не окончена. Сидя за столом в своём номере в таверне с подходящим названием "Урожай" и занимаясь своей самой не любимой работой, расчетами, Артура позвал Рудар.
— Э, пойдем выпьем! — сказал он — За хорошую прибыль и за этот славный край... Мазельки у них тут, я тебе скажу, просто... ух!
Аж зажмурившись от нетерпения, краснолюд в своей привычной манере рассмеялся. Артур и сам был не против пропустить стаканчик туссентвого вина. Расчеты никуда не убегут, а пересчитать и потом можно. Он отложил перо, закрыл чернильницу и вместе с Рударом вышел на оживленную улицу. Повсюду горели огни, народ уже начинал праздновать и это празднование обещало затянуться очень на долго. Повсюду играла музыка и уже было много захмелевших и веселых людей, как мужчин так и женщин.
— Отличный будет завтра денек для торговли, я эт чую! — сказал он, передавая Артуру уже наполненный до верху бокал — За славныю торговлю!
— И за мазелек! — подхватил Артур, ухмыляясь. Рудар заржал и хлопнул его по предплечью. Вино било в голову не сразу, по этому Артур растягивал свой бокал дольше. Он не хотел завтра проснуться с похмельем в голове. По этому, только Рудар углубился в толпу празднующих, чтобы продолжить веселье, юноша отошел в сторонку и встал около перил на крыльце, наблюдая за гуляниями.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-09-20 13:55:20)

+1

3

[indent=1,0]- Перестань налегать на боклерское белое, дружок. - фыркнула Кейра, не прекращая манипуляций с амулетом из лунного камня. - Ты хорошо обдумал своё предложение? Ты приглашаешь меня, советницу короля Темерии, в Туссент. В Туссент, Эдерн! Вассальное княжество Нильфгаарда! Мы с ними воевали не так давно. Или ты не знал? Или ты забыл?
Эдерн из Рикверелина, её коллега по чародейскому мастерству, в Боклере находился по приглашению какого-то местного барона. Ковирскому магу было совершенно всё равно, где работать. Лишь бы хорошо платили.
- Да ладно тебе, Кейра. - его проекция зыбко колыхалась внутри мегаскопа. - Во-первых, вы заключили мир. Во-вторых, Туссент - это совсем не Нильфгаард, правда. Туссент - это совершенно отдельная история, я бы даже сказал "песня". В-третьих, никто ведь и не узнает, а значит - не осудит.
По голосу было слышно, что он улыбается. Мец со вздохом подняла голову, отрывая взгляд от пергамента, расчерченного магическими символами, над которыми раскачивался амулет, отбрасывающий переливающиеся блики.
- Ну же, хватит упрямится. Местные праздники - это что-то с чем-то. Ты должна увидеть своими глазами. К тому же, здесь очень тепло. А на Севере погода наверняка уже портится, не правда ли?
- Не правда. - женщина убрала амулет в шкатулку и повела плечами. - У нас тоже всё ещё тепло и солнечно. Так что раз уж ты настолько соскучился, вполне можешь почтить визитом наши края.
Она обошла стол и села в кресло, стоящее перед мегаскопом, закинув ногу на ногу.
- Я бы с удовольствием, дорогая, но сама понимаешь - работа... - Эдерн развёл руками.
- А я здесь в бирюльки играю, вестимо.
- Да что тебе стоит - откроешь портал, осмотришься, выпьешь вина. Не понравится - тут же откроешь другой и вернёшься. - скорее угадав, нежели различив на лице Кейры недовольство, мужчина поднял ладонь. - Я сам. Сам тебя верну, чтобы ты не растрачивала энергию попусту. Идёт?
- Знаю я твои телепорты. Кто потом меня из Ийсгита вылавливать будет? - чародейка услышала стук. Стучали во входную дверь, тяжело и требовательно. - А вот и мои бирюльки... Хорошо, я подумаю. Но ничего не обещаю.
- Жду твоего ответа, как соловей - лета. - елейно промолвил ковирец, сопровождая низкий поклон манерной жестикуляцией.
Мец нарушила круг, сдвинув один из держателей для кристаллов и поморщилась: "Пижон. Шаблонный, зашоренный пижон. И он ещё спрашивает, что он сделал не так. Мужику перевалило за семьдесят, а он ведёт себя как школяр." - она резко встала, кресло скрежетнуло ножками по полу. - "Но кое в чём он прав. Развеяться мне не помешает."
На лестнице были слышны шаги служанки, спешащей доложить о визите. Кейра вышла из комнаты прежде, чем та успела добраться до второго этажа.

[indent=1,0]Пять дней спустя, светловолосая магичка стояла в лучах ласкового южного солнца. Она тщательно соблюла все указания своего коллеги, но всё равно промахнулась метров на сто (хорошо, что не в высоту). И наделала много шума, появившись на людной улице вместо закрытого внутреннего дворика. Эдерн рассыпался в извинениях и, приветствуя, привычно облобызал каждый палец на её руке. Мец улыбалась ему благосклонно и терпеливо. У них случилась интрижка, когда она пребывала в Лан Эксетере с темерской дипломатической миссией, но надолго её не хватило. Альрауновский декокт "консервировал" организм, делая возраст смешной условностью, а магия успешно правила внешние недостатки, оставляя, однако, изъяны внутреннего мира на совести чародея. А чародеи и совесть, как известно, редко пересекаются.
- Тебе очень повезло, что я никуда не впечаталась.
- Ты признанная мастерица, я ни на мгновение в тебе не сомневался.
Однажды, где-то через полгода после выпуска из Аретузы, Кейра не слишком удачно открыла портал. Волосы и часть платья крепко застряли в каменной кладке, пришлось выстригать. Она тогда очень перепугалась и долгое время не телепортировалась вообще, только тренировалась и оттачивала это самое "мастерство". И, разумеется, никому никогда об этом не рассказывала.
- Ну, показывай, что тут у вас за празднество? - женщина вышла в город под руку со своим спутником.
И нужно было признать - Эдерн снова оказался прав. Посмотреть тут было на что. Боклер разительно отличался от Вызимы, да и от других столиц, известных Кейре. Она не без зависти замечала, что многое в этом городе сделано куда как с большим шиком и изяществом, нежели в её родных северных краях. Костюмы и платья горожан - нужно полагать, специально подобранные к празднику - пестрили разнообразием цвета и форм. Но даже среди этого цветника, на парочку магиков обращали внимание. Мец выбрала платье приглушённого винного оттенка, расшитое пряно-красным узором, напоминающим лепестки цветов. Держалось оно на шнуровке корсажа, не имея ни рукавов, ни бретелек. Подол, следуя новейшим модным веяниям, заканчивался на ладонь выше щиколоток. Туфельки из кожи виверны как бы совсем терялись в этом ансамбле. Образ дополнял лёгкий палантин в тон платью и небольшие серёжки из граната в виде гроздей винограда. Эдерн же вышагивал в дублете, сшитом на нильфгаардский манер, но тёмно-коричневого цвета, в едва заметную вертикальную полоску. На левой руке он носил перчатку, словно сам был каким-нибудь графом. При ходьбе помахивал тростью с резной костяной рукоятью в виде лягушки.
[indent=1,0]Откровенно говоря, Кейра лелеяла надежду на то, что под воздействием общей атмосферы и, конечно же, знаменитого на весь мир вина, Эдерн хотя бы не станет занудствовать. Но надежда эта развеялась, стоило только чародею начать рассказывать о своей работе. Праздник прельщал женщину. Лекция о тонкостях защитных заклинаний и дефенсивном регуляторе магии - нет. На её счастье, отвлекался ковирец так же легко, как начинал разглагольствовать. И когда им встретился какой-то его знакомый, с которым они тут же начали обсуждать выполнение заказа - чародейка не упустила возможности. Она отошла в сторону, словно бы заинтересовавшись ассортиментом ближайшего прилавка со снедью, а потом просто смешалась с толпой. "Я всегда смогу сказать, что заблудилась. Местность незнакомая, народу много, вино ударило в голову... К слову, о вине." - улыбнувшись своим мыслям и поправив палантин на плече, Мец прошла мимо фонтана и спустилась к какой-то таверне. На открытой террасе было особенно людно. Женщина ещё днём разменяла орены на флорены в банке Чианфанелли и могла себе позволить развлечься. Опустились сумерки, от Сансретура тянуло приятной прохладой, подавали сыр и вино, сладко пахло яблоками и мёдом. Удобно расположившись за крайним столиком, Кейра по-настоящему наслаждалась вечером. Эдерн пока её не нашёл. Больше никто её здесь не знал - и она никого здесь не знала. Никто не спрашивал её советов, не докучал светскими разговорами, не пытался как-либо извлечь выгоду из общения с ней. Такого давненько не случалось и, хотя Мец не была лишена честолюбия, в положении инкогнито она тоже находила своё очарование. Но после второго бокала Эст-Эста, она вдруг ощутила смутную тревогу. Словно чей-то чужой взгляд, неотрывно следящий за ней. Женщина тронула медальон, но не заметила какого-либо заметного колебания магического фона. Привыкшая доверять своей интуиции, она медленно и осторожно осмотрела окружающих. Ничего подозрительного. Несколько подвыпивших компаний, умеренно талантливый менестрель, хохочущий во всё горло краснолюд, молодой мужчина с бокалом чуть в стороне от входа в таверну, да парочка раскрасневшихся девиц на скамейке. Не похоже, чтобы кто-то из них обращал какое-то особое внимание на Кейру. По крайней мере, не больше, чем обычно. Качнув головой, чародейка жестом подозвала подавальщицу. "Третий бокал не повредит. Такое прекрасное вино вообще может только пойти на пользу." - решила Мец, стараясь отогнать взявшееся из ниоткуда странное чувство.

+1

4

Веселье не занимало юного Артура. Он почти всё время сидел на террасе, наблюдая за тем, как Рудар всё больше хмелея, отплясывает вместе с «туссентскими мазельками». Кубок Артура уже был пуст, но он не спешил наливать себе еще, хотя несколько бочек стояли прямо тут на террасе и многие подходили к ним и от души пополняли свои кружки, стаканы и бокалы. Юноша задумался. Не смотря на всё, что с ним случилось за всё то время, что он стал полноправным купцом, он ни разу не подумал о том, что хочет остановиться и оставаться в Третогоре, за городскими стенами или осесть где-нибудь в Вызиме под присмотром друга своего отца, Гая Ганника. Артур хотел только больше приключений, больше опасностей. Да, это было связано с риском для жизни, но он любил рисковать, если оно того стоило.
«А если в жизни нет риска, то в чем её смысл», — подумал Артур.
— Смыслс в том, чтобы веселиться! — сказал кто-то прямо над самым его ухом. Артур вздрогнул. Не от страха, а скорее от запаха перегара, который исходил от говорившего. Это была женщина средних лет, в зеленом платье, с очень откровенным вырезом в области декольте. Она держала бокал вина в одной руке, а в другой бутыль с поплескивающим содержимым, видимо тем самым вином. Она очень заметно покачивалась.
— Прошу прощения? — сказал Артур, не понимая, о чем говорит эта дама.
— Ну... ты спр'сил, в чем смысл жизни, — сказала она, почти не запинаясь, хотя судя по её заплывшему взгляду выпила она прилично — Я овтетила, смысл в весельи! Ведь, зачем жить, ежли в жзни нету вселья?
Видимо, Артур сам того не осознавая проговорил свои размышления в слух. Интересно, давно ли она тут стояла, рассматривая его?
— А если времени на то самое веселье, не остается? — спросил он, отставляя свой кубок подальше, чтобы она «случайно», не налила в него вина.
— Искать любые возможности, красавчик! — сказала она, стреляя глазками и подмигивая. Хотя со стороны казалось, что у неё начался нервный тик, — Кстати, г’воря о веселье... Не хочешь развлечься?
Она развязно села на стул около Артура и закинула ногу на ногу, так что вырез на бедре открывал всю ногу. Крайне не привлекательную, надо сказать. Юноша скривил уголок губы, так, чтобы эта дама, если её можно так назвать, не увидела. Но она, похоже, заметила.
— Что? Недостаточно хороша для тебя? — спросила она, вскидывая голову, да так резко, что часть вина из бокала пролилась на стол.
— Вы немного не в моем вкусе, мадам, — сказал Артур, бесцветным голосом, убирая руки со стола. Лужица вина уже подбиралась к его локтям.
— ЧТО?! — громыхнула она, вставая, так что несколько голов обернулись по направлению к Артуру и «даме» — Да как ты смеешь, мальчишка? Какая я тебе мадам! Я абслютно свободная женщина!
Артура тянуло смеяться, но он держал лицо непроницаемым, глядя на все больше распаляющуюся женщину.
— Оно и видно, по тому, что никто не рвется вас успокаивать, — сказал Артур, тоже поднимаясь со своего места и встречаясь глазами с нарушительницей спокойствия. Несколько человека засмеялись. Самый громкий ржачь исходил естественно от Рудара, который еще добавил «Так её!». Она только больше разозлилась. Артур приготовился к тому, что сейчас она бросит в него либо кубок, либо бутыль. Она выбрала кубок, но промахнулась. Бокал просвистел почти над самым ухом юноши и разбился о плитку на дорожке.
— Нахал! — воскликнула она, топнув своей крайне не привлекательной ножкой, — Тебе это с рук не сойдет!
Дама поспешила удалиться, провожаемая смехом окружающих. Рудар, продолжавший утробно ржать, подошел к нему и хлопнул по локтю.
— Как ты её, а! — сказал он — Она тут ко всем лезла, даж ко мне, подходит така и г'рит «А правда, что у маленьких мужшын большие... достоинства», ну ей и отв'чаю, что для краснолюда, я довольно высок, так она сразу удалилась... мож недолюбливает...
— Её явно кто-то недолюбил, — сказал Артур, рассмеявшись. Рудар засмеялся пуще прежнего, сгибаясь напополам и упал на стул, тяжело дыша и отдуваясь.
— Ну ты дал, паря! — сказал он, вытирая слезы — Смерти моей хошь?
Артур улыбнулся и тоже опустился на стул.
Они посидели еще, выпили, пообсуждали сальные шуточки, и причуды местных мазелек, как вдруг кто-то подошел к их столику.
— Это ты, каналья, оскорбил честь дамы сердца моего?
Артур и Рудар подняли головы. Это был рыцарь, в потертых, но начищенных до блеска, латах и гербом кувшина на груди. На его шлеме красовалось перо цапли. Выглядел он довольно странно, не таким напыщенным, как остальные рыцари, но говор, которым изъяснялись местные рыцари, делал его скорее комичным, нежели серьезным. Артуру показалось, что именно он промчался мимо него по дороге в Боклер днем ранее.
— О ком идет речь, о благороднейший странствующий рыцарь? — спросил Артур с наигранной вычурностью. Рудар опять завелся смехом.
— О, леди Миранде, конеЧно же! — ответил он, повышая голос — Ты осмелился оскорбить её! И за это ты ответишь!
Из-за спины рыцаря показалась та самая дама, которая приставала к Артуру с не двусмысленными предложениями. Она выглядела весьма довольной собой. Даже ухмылялась. Видимо комментарии Артура сильно задели её самолюбие.
— Каким же образом я отвечу, сэр рыцарь? — спросил Артур, чуть более серьезно, но всё равно улыбаясь.
— Кровью своей! — сказал рыцарь — Мы сразимся за леди Миранду! Я, Энтвар по прозвищу «Кувшин», вызываю тебя на дуэль!
Артур засмеялся, Рудар тоже, даже бил кулаком по столу. Кубок Артура опрокинулся и со звоном упал на пол террасы.
— Нет, вы меня в могилу сведете, — сказал он, сквозь смех — Артур, он просит эту... сратисфаХцию за... ЭТО! — он показал на Миранду пальцем и вновь завелся смехом, да так, что стул под ним задрожал. Некоторые из зевак тоже посмеивались.
— Благородный рыцарь, — сказал Артур, окончив смеяться — У меня нет ни малейшего желания сражаться с вами из-за этой, да простит меня Мелитэле, леди, — он откинулся на спинку стула, смотря на рыцаря снизу вверх, — Поэтому, вы можете преспокойно забрать её себе.
Рудар свалился со стула, буквально рыдая от смеха и стуча по полу кулаком.
— Забрать себе! Забрать... Я не могу, — приговаривал он смеясь.
— Вы изволите смеяться над леди Мирандой?! — в наигранном возмущении, сказал Энтвар, поднимая голову — Над... э... Самой прекрасной леди Туссента?!
Вот тут стало смешно не только Артуру но и окружающим. Все те, кто стоял рядом с террасой и слушали перепалку, завелись смехом. Рудар буквально катался по полу, а Артур оперся на руку и прикрывая ладонью глаза откинулся назад. Он и правда не могу поверить, что эта «леди» заставила этого беднягу сказать подобное. Либо у этого рыцаря совсем нет гордости, либо денег. Или и того и другого
— Хватит! — гаркнула Миранда, тихо, но грозно, дрожа всем телом от гнева — Осади этого нахала! Я желаю, чтобы он был опозорен перед честным народом за подобное унижение! Сразись с ним! Немедленно! Или можешь больше ни на что не рассчитывать!
«Вот оно как» — подумал Артур - «Значит, она держит этого бедного рыцаря при себе как шавку, раз имеет наглость заявлять подобное.»
— Э... да, госпожа, — сказал Кувшин, покладисто и менее вычурно — Что же... ээ... Сразись со мной, каналья! Я не позволю тебе оскорблять даму... сердца моего!
Последнее он сказал менее уверено. Видимо понимая, как нелепо сейчас выглядит перед всем народом. Артур с минуту подумал и поднялся.
— Ну, что же, сэр рыцарь, — сказал он спокойно — Раз вы столь непреклонны, я удовлетворю ваше желание и желание дамы... сердца вашего.
Рудар снова заржал.
— Дамы сердца... Курва~а!, — не унимался краснолюд, с трудом поднимаясь с пола.
Артур и рыцарь вышли с террасы. Толпа расступилась образуя полукруг, чтобы дать им место для драки. Кто-то из зевак тут же закричал «Дуэль! Дуэль!» и это слово волной передалось всей остальное толпе. Вскоре, рядом с террасой появились пара других рыцарей, которые выглядели на много более презентабельными чем оппонент Артура. Они быстро оглядели «арену» и попросили зевак отойти еще дальше, за прилавки первых лавочек. Видимо, дуэли в Туссенте были не редкостью.
— Правила просты, — сказал один из них, с гербом шахматной доски — Битва до первой крови, никакого метательного оружия, никакого магического оружия и подобного тому. Убиение запрещается! За убиение противника, убийца будет доставлен в тюрьму, не смотря на титулы и звания, и осужден, — он посмотрел на Артура и затем на его противника — Представьтесь же, господа!
— Энтвар «Кувшин»... из Лисьих Ям — сказал он, немного нехотя. Толпа снова рассмеялась. Лисьи Ямы славились своими мастерами глиняной посуды, но видимо никак не рыцарями.
— Артур Стомма из Третогора, — представился юноша. Рыцарь «Шахматной доски» кивнул и развел дуэлянтов на одинаковое расстояние в десять шагов. Затем, он и его спутник, встали позади них. Наверное, чтобы не дать им случайно рубануть по толпе. Рудар принес Артуру меч. Энтвар уже был готов, стоя с обнаженным оружием и переминаясь с ноги на ногу и нервно озираясь на «даму сердца». Как же низко он пал, подумал Артур, обнажая «Зарю» и отдавая ножны Рудару. Меч блеснул в свете фонарей холодной сталью. Артур размял шею и конечности, и поклонился своему оппоненту. Он поклонился в ответ, но как-то не ловко. Наверное, мешали неудобные латы.
«Напрямую я не смогу его ранить из-за доспехов», - подумал Артур, - «Придётся финтить!».
— У энтого меч на соплях держится, — сказал Рудар, тихо — Пара ударов твоей красавицей и он сломается!
Артур кивнул. Да уж, мастерство не пропьёшь. Юноша принял боевую стойку. Одну ногу выставил вперед, другую назад, делая опору на заднюю. Стоял он чуть боком и выставил меч перед собой.
— Начинайте! — возвестил рыцарь «Шахматной доски», отходя подальше.
Дуэль началась.

Отредактировано Артур Стoмма (2019-09-24 22:59:42)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Тень Предназначения » Глава I: Время перемен » Немного вина и много неприятностей